Половой вопрос в свете научного знания: Сб. — 1926

Половой вопрос в свете научного знания : Сб. ст. / В. М. Бехтерев [и др.] ; под ред. В. Ф. Зеленина. — М. : Л. : Гос. изд-во, 1926. — VI, 328 с. : ил.
Ссылка: http://elib.gnpbu.ru/text/behterev_polovoy-vopros_1926/

III

ПОЛОВОЙ ВОПРОС

В СВЕТЕ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

*

СБОРНИК СТАТЕЙ

АКАД. В. М. БЕХТЕРЕВА, ПРЕП. Д. А. ГУДИМ-ЛЕВКОВИЧА,
ПРОФ. М. М. ЗАВАДОВСКОГО, ПРОФ. В. Ф. ЗЕЛЕНИНА,
ПРОФ. В. В. ИВАНОВА, ПРЕП. Н. Ш. МЕЛИК-ПАШАЕВА, ПРОФ. Г. П. САХАРОВА, ПРЕП.
С. А. СЕЛИЦКОГО, ПРОФ. Е. К. СЕППА,
ПРОФ. Н. А. СЕМАШКО, ПРОФ.
Р. М. ФРОНШТЕЙНА.

ПОД РЕДАКЦИЕЙ
ПРОФ. В. Ф. ЗЕЛЕНИНА

Государственное Издательство
Москва
Ленинград

1926.

IV

1я ОБРАЗЦОВАЯ
ТИПОГРАФИЯ
ГОСУДАРСТВЕННОГО ИЗДАТЕЛЬСТВА
МОСКВА — ПЯТНИЦКАЯ. 74
Гиз 9462. Главлит 43397.
Тираж 5000 экз.

V

ОТ РЕДАКЦИИ.

„Половой вопрос“ в широкой его постановке представляет одну из самых обширных, можно сказать неисчерпаемых, тем. Это и вполне понятно, если принять во внимание его исключительную многогранность. Однако среди „граней“ наибольшей значительностью отличаются бесспорно две: грань биолого-медицинская и грань социально-экономическая. Влияние полового фактора на художественное творчество (в широком значении слова), его роль в религиозном культе, „половой букет“ многоразличных проявлений высоких форм психической деятельности культурного человека — намечают третью грань, в свою очередь распадающуюся на немалое количество пересекающихся поверхностей.

Половая проблема стара, как мир. Литература вопроса необозрима, и тем не менее приходится признать, что в условиях современной действительности жажда положительного, не фальсифицированного знания, ставшая законом для пытливого ума, производящего переоценку ценностей, не удовлетворена и в самой ничтожной степени.

Настоящий сборник, являющийся результатом коллективного труда ряда авторов, делает попытку осветить в соответствии с данными современной науки первую из отмеченных „гране“ — биолого-медицинскую.

В плане сборника проходят два переплетающихся течения: одно трактует вопрос в его широкой постановке как самостоятельную проблему безотносительно к практическому ее приложению в условиях жизни индивида и социальной среды; другое, — не теряя связи с биологической основой, — дает всей задаче, так сказать, практическую оправу. Эта часть — специально медицинская, в ней можно черпать ответы на вопросы, связанные с половой гигиеной.

Соответственно с этим читатель, комбинируя главы, сможет составить себе представление о проблеме как в ее обще-биологической, так и в чисто медицинской трактовке.

VI

Ввиду сложности всей проблемы, в настоящее время не поддающейся однородной трактовке, редакцией допущен некоторый перекрест в освещении отдельных сторон вопроса под несколько различными углами зрения: здесь, по нашему мнению, залог широты ответов и глубины анализа.

По характеру своего изложения главы чисто практически медицинские написаны вполне общедоступным языком, чего не удалось достигнуть при изложении проблем биологии пола.

Москва. 25 июня 1925.

В. Зеленин.

VII

ОГЛАВЛЕНИЕ.

В. Ф. Зеленин. — От редакции V

1. М. М. Завадовский. — Проблемы пола в биологической постановке 1

2. Н. Ш. Мелик-Пашаев. — Анатомический очерк строения мочеполовой системы человека 47

3. Г. П. Сахаров. — Физиологические предпосылки и общий взгляд на патологию половой жизни 105

4. В. М. Бехтерев. — Половая деятельность с точки зрения рефлексологии 142

5. С. А. Селицкий. — Половая жизнь женщины 182

6. Р. М. Фронштейн. — Перелой 203

7. Д. А. Гудим-Левкович. — Гоноррея у женщины 219

8. В. В. Иванов. — О сифилисе 227

9. Е. К. Сепп. — Влияние сифилиса на нервную систему 262

10. В. Ф. Зеленин. — Влияние „половых болезней“ и половых ненормальностей на внутренние органы 281

11. В. М. Бехтерев. — Об извращении и уклонении полового влечения с рефлексологической точки зрения 293

12. Н. А. Семашко. Мероприятия Наркомздрава по личной профилактике 326

1

ПРОБЛЕМЫ ПОЛА В БИОЛОГИЧЕСКОЙ ПОСТАНОВКЕ.
Проф. M. М. Завадовский.
Характерным признаком живых существ является их способность
размножения. У растения органом размножения служит цветок, у жи-
вотных — система половых органов. Аналогичные органы животных и
растений рождают, однако, далеко не аналогичные ассоциации. С обра-
зом цветка у нас связаны живые и ясные представления о красоте и изя-
ществе, легко напрашиваются воспоминания о цветных коврах весенних
лугов, и на-ряду с этим слова „половые органы животных“ у мно-
гих из нас вызывают краску смущения и не без труда идут с языка.
Совершенно очевидна условность ассоциаций указанного типа.
Нет сомнений, что человек научился стыдиться одной из основных
функций живых существ — функции размножения — и органов с нею
связанных, поскольку они напоминают ему самого себя. Своих же
половых функций и органов он научился стыдиться в долгий период
развития общества под давлением экономических факторов. Решаю-
щим моментом в истории развития „традиции стыда“ в отношении
функции размножения явилось, очевидно, то обстоятельство, что
инстинкт пола и функция воспроизведения созревают раньше, чем
молодой человек и молодая девушка могут экономически обеспечить
своего ребенка в условиях общественной жизни. Половой инстинкт
выявляется в 13—14 лет, когда подросток находится на руках роди-
телей и не только лишен способности обеспечить своего ребенка,
но и сам требует опеки. В долгие годы развития общественной
жизни родители и общество выравняли создавшуюся дисгармонию
путем создания „традиции стыда“. Традиция стыда половой функции
способствует тому, что брачный период и деторождение отодвигается
на более зрелый возраст, чего требует экономика, иногда вопреки
физиологии.

2

Естественно, что при подобных условиях возникновения „традиции
стыда“ последняя должна ослабевать с развитием мер по предупрежде-
нию деторождения, что фактически мы и наблюдаем в действительности.
В своем изложении мы забываем о „традиции стыда“ и о связан-
ном с ним цинизме. К вопросу о размножении и органах к тому
служащих мы подходим как натуралисты, пред которыми находится
интересное явление живой природы, требующее столь же спокойного
и простого исследования, как любая деятельность организма. Вни-
мание же учено-исследовательских кругов к проблеме пола есте-
ственно вытекает из того, что к функции размножения приковывает
интерес человека один из сильнейших факторов жизни — инстинкт
продолжения рода — и его дисгармония с укладом жизни общества.
К нему же привлекает внимание сознание, что в инстинкте находится
один из рычагов и двигателей животной и человеческой жизни.
Ребенок впервые сталкивается с загадкой размножения, когда
перед ним встает вопрос, откуда его мама или „тетя“ „взяли“ родив-
шегося младенца. Рассказ об аисте, приносящем младенцев, обык-
новенно лишь на некоторое время гасит законную любознательность,
чтобы затем дать ей возникнуть с новой силой и в иной плоскости,
созданной чаще всего „просвещенными“ товарищами. Увы, лишь
немногие из родителей могут в серьезной форме удовлетворить за-
прос ребенка, если бы того они и хотели.
Многие ли сумеют развитому в обществе цинизму противопо-
ставить здоровую логику природы и больные формы человеческой
мысли оздоровить наивной формой жизни природы.
Далеки ли те времена, когда опыт обывателя о возникновении
живых существ немногим превосходил опыт времен Аристотеля,
который был немногим совершеннее рассказов об аисте. Аристо-
тель полагал, что гусеницы возникают из гниющей садовой земли
или растений под влиянием росы, а угри — путем гниения тины рек.
В библии есть рассказ о возникновении пчел из трупа льва, а
Виргилий повествует о рождении роя пчел из внутренностей
павшего быка. Еще знаменитый алхимик XVI века ван-Гельмонт
давал рецепты получения мышей в сосуде с зерном и грязными
тряпками. Даже в 1687 году в сочинении „Micrographia curiosa“ фон-
Axен дает изображение лягушки, созданной из майской росы, а со-
временник Петра Великого Димитрий Ростовский писал:
„В корабле Ноевом не бяху такожде та животна, якоже от земные
влаги, от блата и согнития родятся, якоже мыши, жабы, скорпии и

3

прочая пресмыкающаяся по земли; и черви различные, жуки жи и
хрустцы и пруци; и яже от росы небесные зачинаются каморы
и мшицы и иная тем подобная, та вся потопом погибоша и паки
но потопе от таковых же веществ родишася“.
Лишь в половине XVII века итальянский ученый Реди поставил
простой опыт для исследования вопроса, каким образом зарождаются
животные: он прикрывал мясо в сосудах тонкой кисеей и убедился, что
в этом случае в мясе никогда не заводились черви, хотя мясо и
загнивало. Если же мясо оставалось непокрытым и на него могли
садиться мухи и откладывать на него свои беленькие яички, в мясе
заводились черви. Черви развивались из отложенных мухами яичек.
Позднее Валиснери и Сваммердам столь же простыми и
убедительными опытами показали, что нет никаких оснований утвер-
ждать, будто самопроизвольно из гниющей листвы, коры и земли,
или иного сора, могут возникать насекомые. Опытами указанных
ученых вера в возможность самозарождения сложных животных без
участия родителей была разрушена.
Рис. 1. Яйцо человека (сильно увеличено).

4

На-ряду с этим, уже в седые времена древних веков от наблю-
дательных глаз не ускользало, что молодь многих животных обра-
зуется из отложенных самкой (матерью) яиц, которые в боль-
шом скоплении называются икрой; из икринок (яиц) развиваются
рыбы, лягушки, змеи, черепахи, птицы, муравьи, мухи, пчелы,
черви и т. д., и т. д. У одних животных, как, например, у птиц,
яйца велики; у других же, как, например, у насекомых, они мелки,
но в существе происхождение животных несет следы общности.
В XVII веке было выяснено, что и у четвероногих животных, как
лошадь, корова, собака, кошка и т. д., и даже у человека зародыши
также развиваются из яичек очень малых размеров, едва видимых
простым глазом (рис. 1). Но яички человека и четвероногих не
откладываются наружу, а остаются в утробе матери в особом органе,
который получил название — матка; в нем-то и происходит развитие
плода (рис. 2).
Рис. 2. Зародыш человека в матке.

5

В связи с этими открытиями в науке утвердилась мысль: omne
vivum ex ovo, т.-е. все живое происходит из яйца. Утверждение это
сохраняет силу по сию пору.
Однако в связи с этим выводом неиз-
бежно возникают два недоуменных вопроса.
Первый из них — к чему сводится уча-
стие самца (который как будто необходим
для зарождения), если яйца, из которых
развивается зародыш, образует только сам-
ка; во-вторых, — как же из округлого слизи-
стого комочка — яичка — может возникнуть
сложно организованное животное, и почему
в одном случае из одного яичка матери
развивается самец, из другого — самка.
Еще в конце XVII века, казалось, ответ
на вопрос о смысле участия самца был
найден. В 1677 году голландский студент
Гамм, рассматривая в изобретенный неза-
долго перед тем микроскоп мужскую поло-
вую слизь, нашел в ней массу оживленных
копошащихся телец с длинными хвостиками.
Другой ученый, Горштекер, вскоре
за тем опубликовал, что он разглядел
в каждом из этих телец образ маленького
человечка с огромной головой, со сло-
женными на груди ручками и поджатыми
ножками, с волочащимся подвижным длин-
ным хвостиком (рис. 3). Отсюда казалось
ясным, что животное может развиваться
из яйца или икринок после того, как в него
проникает образующийся у самца микро-
скопический зародыш. Яйцо как бы дает
запас питательного материала — не более.
Вскоре, однако, сделалось очевидным, что
человеческие формы подвижных телец из
мужской половой слизи являются плодом
горячей фантазии молодого исследователя,
Горштекера, принявшего „чаемое и ожидаемое“ за „сущее“.
В хорошие микроскопы было видно, что нет ничего общего в орга-
Рис. 3. Сперматозоид чело-
века в представлении
Горштекера (1).

6

низании подвижных телец, т.-е. сперматозоидов, с организацией
взрослого организма (рис. 4).
В связи с последним часть ученых готова была думать, что
открытые в половой слизи мужчины и самцов животных тельца
попали туда случайно, как паразиты, подобные инфузориям.
В связи с горячими спорами итальянский ученый аббат Спал-
ланцани поставил в 1780 году опыт. Он получил искусственными
приемами у самца собаки половую слизь, отделил при помощи тон-
кой густой ткани жидкую часть половой слизи ОТ подвижных телец
и ввел при помощи шприца одной самке во влагалище только жид-
кую часть половой слизи самца, другой же — подвижные тельца.
Первая собака осталась бесплодной, вторая же, получившая по-
движные тельца, забеременела, и принесла 3 здоровых щенят. Сме-
лый опыт Спалланцани показал, что тельца из самцовой половой
слизи необходимы для оплодотворения.
„Я не могу оторвать своего умственного взора, полного изумле-
ния, когда думаю о будущем, которое предстоит тому, что мною
открыто и здесь описано“—пишет по поводу своего опыта
Спалланцани.
Лишь в 1875 году Оскар Гертвиг непосредственно под
микроскопом мог увидеть, как сперматозоид действительно проникает
в яйцо морского ежа, после чего яйцо начинает развиваться в заро-
дыш. Этими и последующими наблюдениями окончательно был
вскрыт смысл участия самца в деторождении: самка производит
яички, самец — подвижные сперматозоиды; после слияния половой
клетки самки — яйца — с половой клеткой самца — сперматозоидом —
развивается зародыш. В процессе слияния половых или зародышевых
клеток заключается сущность полового акта. Половой инстинкт,
сводящий самца и самку, и устройство всех остальных органов
приспособлены к основному заданию — к тому, чтобы могли встре-
титься сперматозоид с яйцеклеткой. У одних животных, как, например,
у рыб, яйцеклетки и сперматозоиды встречаются и сливаются в воде:
Рис. 4. Сперматозоиды человека.

7

самка в брачный период выпускает наружу, в воду, икру, а непо-
далеку плавающий самец выливает на эту икру молоки, т.-е. спер-
матозоиды. У лягушек слияние зародышевых клеток также совер-
шается в воде: сзади сидящий самец, удерживающий со спины
самку, выливает сперматозоиды на яйца в момент их выхода из
организма самки наружу, в воду.
У ряда же других животных, как у птиц, четвероногих млеко-
питающих (и у человека в том числе), слияние сперматозоида
с яичком совершается внутри организма самки; соответственно этому
приспособлен инстинкт и половые пути.
Животные, у которых слияние зародышевых клеток совершается
вне организма, называются животными с внеутробным оплодотворением;
те же, у которых слияние яичка со сперматозоидом протекает внутри
организма, называются животными с внутриутробным оплодотво-
рением.
Не следует, однако, думать, что участие самца с его зароды-
шевыми клетками — сперматозоидами — абсолютно необходимо для
размножения во всех случаях и в применении ко всем животным.
В свое время большое удивление вызвало открытие таких форм
среди насекомых, а затем червей и других, у которых яйцо может
развиваться без предшествующего оплодотворения. Подобное раз-
множение без участия самца получило название девственного
размножения или партеногенеза. Лучше всего он изучен
у тлей, у маленьких червеобразных организмов — коловороток — и
у прочих:
Еще замечательнее то, что у многих животных, у которых в нор-
мальных условиях развитие яйца происходит только после оплодо-
творения, можно вызвать развитие яйца и без участия сперматозоида,
путем воздействия на неоплодотворенное яйцо химическими реакти-
вами, как то показали Лёб, Делаж и др.
Итак, наиболее существенным актом в процессе размножения
является слияние зародышевых клеток — яйца и сперматозоида.
Яйцеклетки образуются у самки в специальных парных органах
железистого характера — в яичниках; сперматозоиды развиваются
у самцов также в специальных железах — семенниках, которые
в общежитии нередко называются яичками.
Яичники у самки и семенники у самца — наиболее существенные
признаки, по которым можно отличить самца от самки у любого
вида животных, даже если бы по внешнему виду они были совер-

8

шенно подобны друг другу. Вот почему анатомы охотно их назы-
вают основными или первичными половыми при-
знаками.
На-ряду с половыми железами, в которых образуются мужские и
женские зародышевые клетки, самец от самки характерно отличается
проводящими половыми путями, по которым у самки и у самца
половые продукты выводятся наружу; сюда относятся: яйцеводы,
матка и внешние половые части, как срамные губы, клитор и т. д.,—
у самки, и семяпротоки, семенные пузырьки, добавочные железы,
мужской половой член и т. д. — у самца.
Однако у многих животных, и у человека в том числе, самец
от самки отличается не только половыми железами и половыми
проводящими путями, но и рядом других признаков, не имеющих
ничего общего в анатомическом отношении с половыми железами и
проводящими путями. Так, например, у мужчины растут борода и
усы, которых нет у женщины, у мужчины голос низкий, у женщины
высокий, скелет и мускулатура у мужчины развиты лучше, чем
у женщины, у мужчины больше красных телец в крови, чем у жен-
щины, у женщины пульс чаще, чем у мужчины, и т. д. Раз-
личие в строении признаков доходит до мельчайших деталей их
организации и простирается на психику. У самца благородного оленя
развиты рога, в то время как у самки рогов нет, у петуха есть
серповидные перья в хвосте, которых нет у курицы, и т. д., и т. д.
Животные виды с ярким отличием в строении внешних форм
у самца и у самки принято называть диморфными, в отличие от
видов со сходными чертами организации самцов и самок, которые
называются мономорфными (ди означает двоякий, моно —
единый, морфа — форма).
Анатомы предлагают, вслед за Полем, принять следующую клас-
сификацию признаков, по которым мы отличаем полы, т.-е. самца
от самки и обратно:
1. Основные (essentiales).
2. Добавочные (accidentales).
a) Добавочные вспомогательные (accident. genitales subsidariae).
Внутренние (internae).
Внешние (externae).
b) Добавочные, несвязанные с половой системой (accident. extra
genitales).
Внутренние (internae).
Внешние (externae).

9

„Традиция стыда“ распространяется не на все так называемые
половые признаки, а лишь на часть их — главным образом на внешние
части проводящих путей, смежные с ними части тела, не имеющие
полового значения, как живот, ягодицы и пр., и на часть вторично-
половых признаков, не имеющих связи с половыми проводящими пу-
тями, как, например, грудные железы. Борода, усы мужчины и длин-
ные волосы на женской голове, хотя и относятся к числу вторично-
половых признаков, краски стыда не вызывают, и даже, наоборот, —
у части народов считаются украшением.
Прививаемая с юных лет „традиция стыда“ к определенным
частям тела, часто никакой связи с полом не имеющим, заставляет,
однако, ребенка, а затем подростка живо интересоваться именно
этими органами своего тела. Рост волосяного покрова на лобке,
развитие грудной железы или наступление менструаций обостряет
„интерес“ подростков к этим органам, а проблему о причинах их
развития, и притом развития неодинакового у особей мужского и
женского пола, ставит зачастую уже перед ребенком. Вопрос о раз-
витии признаков пола вплетается, таким образом, в круг других
половых проблем и требует своего разъяснения.
Вопрос о развитии признаков пола, зреющий уже в молодом
уме в связи с прочими проблемами пола, имеет, однако, гораздо
большее значение, чем может показаться с первого взгляда. Он вы-
ходит далеко за пределы проблем пола в область тех основных
загадок, которые природа поставила перед человеком, повидимому,
задолго до того, как он осознал проблему пола. Я имею в виду, что
вопрос о причинах развития признаков пола, напр. волос на лобке,
является лишь частным вопросом того огромного и загадочного в при-
роде, что мы находим вообще в развитии организма.
В силу каких причин развиваются у человека не только волосы
на лобке, на губе или подбородке, которые отличают мужской пол
от женского, но в силу каких причин развиваются волосы на го-
лове, или в зависимости от чего растут ногти на пальцах, зубы
в челюсти и т. д. В связи с чем развиваются сами пальцы, руки,
ноги; да и вообще, какие силы определяют развитие взрослого орга-
низма из маленькой округлой яйцеклетки — икринки?
Из яйца мухи развиваются мухи с тремя парами ног, крыльями,
фасеточными глазами и прочими признаками; из яичка рыбы разви-
вается рыба с глазами, лишенными век, плавнями вместо ног и рук,
с чешуями, покрывающими тело; из куриного яйца, из его желтка,

10

в 21 день формируется совсем непохожий на округлый желток
цыпленок, и т. д., и т. д.
Если бы мы овладели силами, которые определяют развитие
органов животных, и знали бы условия их применения, как физик
владеет силой тяжести, электромагнитными силами и т. д., мы
были бы тогда накануне создания огромной науки биотехники на-
ряду с техникой мертвых материалов.
И нужно сказать, что вопрос о причинах развития волос на лобке (го-
ворю в метафорическом смысле) сделал свое дело; он более, чем какой-
либо другой, способствовал анализу условий развития органов животных.
Уже с давних времен обращала на себя внимание связь, которая
существует между половыми железами и так называемыми вторично-
Рис. 5. Нормальный мужчина.
Рис. 6. Нормальная женщина.

11

половыми признаками. Так, например, в случае удаления в раннем
детском возрасте семенников, у мужчины не развиваются ни борода,
ни усы, голос сохраняет детски-женские интонации в связи с не-
доразвитием голосовых связок, психика
остается лишенной специфических муже-
ственных черт и т. д. (рис. 5, 6, 7).
Недостатка в человеческом материале
для подобных наблюдений не было,
так как Восток прибегал к кастрации,
чтобы иметь хранителей гаремов — евну-
хов, а в Европе прибегали к кастрации
ребят для сохранения звонких голосов
в папских хорах (сопранистов).
В старой России секта скопцов
уродовала себя, удаляя наружные поло-
вые части из религиозных мотивов.
У представителей этой секты, также
как у евнухов и сопранистов, наблю-
дается недоразвитие вторично-половых
признаков.
С неменьшей отчетливостью высту-
пает зависимость между половой желе-
зой и внешними признаками пола у жи-
вотных, к кастрации которых прибегали
уже издавна из практических соображе-
ний, то ради усмирения непокорного
нрава самца, предназначенного нести
ярмо (лошадь, бык, олень и пр.), то
ради получения убойного скота с хоро-
шим запасом жира (напр. у свиней,
баранов и пр.).
У самцов оленей и баранов в этом
случае не развиваются рога (рис. 8, 9).
присутствием которых нормальный самец отличается от самки,
и недоразвиваются другие вторично-половые признаки, как половой
инстинкт и проч.
Житейские наблюдения привели к мысли, что между половыми
железами и прочими половыми признаками существует какая-то ин-
тимная физиологическая связь, существо которой хорошо выявляется
Рис. 7. Кастрированный в
возрасте 5 лет мужчина.

12

из научных опытов на морских свинках и крысах (Штейнах,
Гармс, Занд) и особенно на курах, фазанах и утках (Гудель,
Завадовский, Пезар).
Достигнутые успехи позволили не только понять природу связи
между половой железой и прочими половыми признаками, но и овла-
деть явлением настолько, что мы можем самца снабдить признаками
самки и обратно — самку снабдить признаками самца.
Существо этих достижений несложно и может быть пере-
дано в немногих словах. Всего легче эти достижения иллюстриро-
вать на птицах, и прежде всего на курах, у которых самец отли-
чается от самки с исключительной отчетливостью (рис. 10, 11).
Самец несет на голове прекрасно развитый стоячий гребень,
длинные бородки и большие серьги; на ногах у петуха развиты
шпоры; в хвосте имеются серповидные перья, а корень хвоста кроют
часто ярко окрашенные ланцетовидные перья, образующие бахрому;
помимо того, петух поет и характерно „ухаживает“ за курами, пере-
бирая ногою опущенное книзу крыло или раздувая перья хвоста и
крыльев. Курица у большинства пород выглядит значительно скром-
нее. Примером могут служить куры итальянской породы. Гребень
у курицы этой породы, как и у других пород, значительно меньше
по размерам, чем гребень петуха; помимо того, ее гребень не стоячий,
а западает на бок; бородка и серьги значительно меньших разме-
Рис. 8. Каракульские бараны — нормальные.

13

ров, чем у петуха. Оперенье скромнее, чем у петуха, по окраске
и форме. У курицы нет серповидных перьев в хвосте, ланцетовид-
ных перьев в бахроме и синих перьев плеч, которые имеются
у петуха; спина и крылья окрашены в серовато-желтые тона, грудь же
розоватая, в то время как у петуха она черного цвета. К тому же
курица не поет и лишена шпор.
Таким образом у кур этой породы диморфизм выражен в исклю-
чительно яркой форме.
Характерно развиваются признаки петушка в случае удаления
его половых желез — семенников.
Кастрация петуха в раннем возрасте приводит к недоразвитию
у него ряда типичных признаков. Гребень, бородка и серьги остаются
малыми и бледными, как у малого цыпленка. Размеры этих признаков
меньше даже, чем у курицы. Петухи не поют и не преследуют кур.
Если кастрация произведена в зрелом возрасте, то развитый было
головной убор (гребень и пр.) мало-по-малу теряет свою яркую
окраску и сморщивается до цыплячьих размеров.
Однако на-ряду с потерей ряда петушьих признаков кастраты
сохраняют петушье оперенье и шпоры (рис. 11).
В случаях неполного удаления желез, когда в силу технической
неловкости хирурга в организме остается хотя бы минимальное
количество семенниковой ткани, после короткого периода восста-
Рис. 9. Каракульские бараны — кастраты.

14

Рис. 10. Нормальный петух.
Рис. 11. Кастрированный петух.
Рис. 12. Феминизированный петух.

15

Рис. 13. Нормальная курица.
Рис. 14. Кастрированная курица.
Рис. 15. Маскулинизированная курица.

16

навливается гребень с бородками, петух вновь начинает петь и уха-
живать за курами.
Из этих опытов совершенно очевидна связь в развитии ряда
вторично-половых признаков с половой железой. Есть железа —
признаки развиваются, нет ее — признаки не развиваются.
Еще очевиднее, однако, зависимость в развитии признаков пола
от присутствия семенника из следующего опыта. Если полностью
кастрированному петуху, лишенному развитого головного убора,
голоса и инстинкта, пересадить под кожу или в полость тела семен-
ник другого петуха, то у бывшего кастрата (в том случае, когда
пересаженный семенник привьется) начинают отрастать гребень и
бородка, восстанавливается голос и инстинкт.
Развитие половых признаков петуха можно символически выра-
зить так:
Заслуживает внимания то, что не все так называемые вторично-
половые признаки зависят в своем развитии от половой железы.
Так, напр., в то время как головной убор, голос и инстинкт разви-
ваются только в присутствии семенника, петушиный наряд с его
яркими красками и типичными серповидными и ланцетовидными
перьями, так же как и шпоры, могут развиваться и в отсутствии
семенников.
Нам казалось целесообразным те признаки, которые развиваются
под влиянием половой железы, назвать зависимыми половыми
признаками, те же признаки, которые развиваются без участия по-
ловой железы (петушье оперенье и шпоры),— независимыми
половыми признаками.
Более удивительные результаты получаются при кастрации ку-
рицы. Курица, лишенная ее единственного яичника, развивающегося
у левого надпочечника, в первую же смену пера надевает взамен
своего куриного наряда — наряд петушьего типа с яркими пигмен-
тами и с серповидными перьями в хвосте; на ногах отрастают шпоры.
Кастрированная курица становится похожа, однако, не на нормаль-
ного петуха, а на кастрированного петуха; у нее неразвит гребень,
бородки и серьги; она лишена голоса и инстинкта. Другими словами:

17

у кастрированной курицы, как и у кастрированного петуха, разви-
ваются независимые признаки (рис. 13).
В случае восстановления невполне удаленного яичника или
в случае приживления яичника, взятого из другой особи, кастриро-
ванная курица вновь надевает свой куриный наряд.
Зависимость в развитии куриного пера от яичника, таким обра-
зом, становится совершенно очевидной.
где X1 — ткани, F — женский морфогормон.
Сходство кастрированных особей мужского и женского типа,
необыкновенно отчетливо проявляющееся у птиц, дает основание
думать, что мужская и женская особь в своей основе, своими
соматическими тканями подобны друг другу (т.-е. X=X1); разли-
чие же, которое у них наблюдается, зависит от различия в деятель-
ности их половых желез.
Подобного рода вывод позволил предположить, что если кастри-
рованные самцы и самки подобны друг другу, а различие в призна-
ках нормальных самцов и самок зависит от их половых желез, то
путем пересадки семенника кастрированной курице можно вызвать
у последней развитие таких признаков, как гребень, бородка и серьги
петуха, петушьего голоса и инстинкта, путем же пересадки петуху
яичника можно вызвать развитие у него куриного пера и других куриных
признаков. Вывод этот напрашивается потому, что кастрированная
особь представляет собою нейтральную форму организации.
Опыт пересадки оправдал эти предположения. Кастрированный
петух с прижившимся яичником приобрел признаки самки, кастри-
рованная курица с привитыми семенниками приобрела признаки
петуха.
Сильное впечатление производит „курица“, украшенная пером
петуха, гордо стоящим гребнем, длинными бородками и вооруженная
петушьими шпорами, то поющая звонким голосом, то преследующая
кур, раздувши хвост и растопыря крылья, как заправский петух
(рис. 15).
Не менее характерен феминизированный „петух“ в скромном
курином наряде, мирно копающийся на-ряду с другими курами под
руководством петуха (рис. 12).
Зависимость в развитии половых признаков от половой железы,
как показали опыты, распространяется не только на кур, ,но и на

18

других птиц (на фазанов, уток и др.), а также и на млекопитаю-
щих, включая человека.
У млекопитающих, как и у птиц, можно установить две группы
вторично-половых признаков — зависимых в своем развитии от
половой железы и независимых.
Очень демонстративны для подобного рода опытов индийские
антилопы: нильгау (Portax picta) и олене-козы (Antilope cervicapra),
серо-украинские быки (Bos taurus), человек (Homo sapiens), олени,
бараны и пр.
У антилопы нильгау взрослый самец черно-серой масти с голу-
боватым оттенком; спереди на шее он несет черную кисть; самка же
рыжей масти, с белым пробором на шее взамен черной кисти.
У кастрированного самца нильгау развивается волосяной покров
рыжей масти, и спереди на шее образуется белый пробор, как
у самки. Очевидно, черно-серый пигмент самца образуется в зави-
симости от семенника и принадлежит к зависимым вторично-
половым признакам. Рыжий же пигмент, свойственный самке, раз-
вивается независимо от половых желез и должен быть отнесен
к числу независимых вторично-половых признаков.
Самцы олене-козы, серо-украинских быков, человека, оленей,
баранов, козлов после кастрации приобретают покровы, типичные
для самки, как и самцы нильгау; другими словами, у млекопитающие
существо, лишенное половых желез, по внешним признакам более
похоже на самку, чем на самца, обратно тому, что мы нашли у птиц,
у которых кастраты по своему перьевому наряду подобны самцам.
В самом деле, кастрированный бык серо-украинской породы
взамен своего наряда с черными пигментами на морде, шее и брюхе,
надевает бледно-серый наряд вола, подобный наряду коровы; кастри-
рованный мужчина лишен усов, бороды; на голове у него растут
более длинные волосы, на лобке обрез волосяного поля горизон-
тален, а не подымается дорожкой к пупку, как то имеет место
у нормального мужчины; растительность по телу очень скудна, чем
кастрат становится женоподобен; у оленей, баранов и козлов кастри-
рованные самцы не развивают рогов подобно самкам, и т. д., и т. д.
Итак, у млекопитающих развитие многих вторично-половых
признаков зависит от половых желез; к числу зависимых признаков
относятся: пигменты шерсти, форма и расположение волос — у анти-
лоп, быков, человека; рога — у антилоп, быков, оленей, козуль,
баранов и козлов; половой инстинкт—у всех млекопитающих, и т. д.

19

У самок млекопитающих от яичников зависит развитие: половою
инстинкта, менструаций, пышное развитие грудных желез, проводя-
щих половых путей и т. д. Покровы же, как то: окраска шерсти,
расположение волос по телу, форма рогов и т. д., которыми они
отличаются от самцов, должны быть отнесены к числу незави-
симых от яичника признаков, так как эти признаки развиваются
и в отсутствии яичника.
У млекопитающих, как и у птиц, кастрированные самцы подобны
кастрированным самкам.
Наиболее планомерные опыты по кастрации и пересадке половых
желез у млекопитающих ставил Штейнах на крысах и морских
свинках. Ввиду относительно слабо выраженного диморфизма
во внешних признаках у его подопытных животных, он остановился
главным образом на внутренних проводящих путях.
Кастрированные самцы и самки крыс и морских свинок подобны
друг другу по строению костяка, по густоте волосяного покрова и
положению волос; их половые проводящие пути показывают тенденцию
к недоразвитию. Из этих опытов очевидно, что проводящие половые
пути млекопитающих относятся по нашей номенклатуре к числу
зависимых половых признаков. Женские пути развиваются под
воздействием яичника, мужские — под воздействием семенника.
Кастрированные самцы, которым экспериментатор прививал яич-
ник, приобретали физический облик, инстинкт и повадки самки,
кастрированная же самка с привитым семенником уподоблялась
Рис. 16. Феминизированный самец, кормящий молоком чужих младенцев.

20

самцам. Некоторые феминизированные (снабженные яичником) самцы
морских свинок собственным молоком кормили подложенных им
свинят и проявляли материнские заботы, маскулинизированные же
самки (с привитым семенником), подобно нормальным самцам, уха-
живали за самками (рис. 16 и 17).
Вопрос об условиях развития признаков пола для позвоночных
животных может считаться разрешенным; не следует, однако, ду-
мать, что вопрос о превращении полов разрешен в практическом
(биотехническом) смысле. Затруднения заключаются, во-первых
в том, что далеко не во всех случаях удается при-
вивка половых желез; во-вторых, не все признаки, уже
получившие развитие, могут быть подвергнуты
изменению.
Правда, техника на этих страницах нас не интересует.
Естественно возникает вопрос, каким же путем семенник оказывает
влияние на развитие половых признаков. Лучше других нам из-
вестны воздействия одного органа на другой через посредство
нервной системы, но в нашем случае не может итти речь о влия-
нии через посредство нервных путей, потому, во-первых, что спе-
цифическое воздействие оказывает и та железа, естественные нерв-
Рис. 17. Рисунок показывает сильно развитые соски у феминизированного
самца.

21

ные связи которой решительным образом нарушены при пересадке
на несвойственное ей место; во-вторых, потому, что половую же-
лезу можно заменить выжатыми из нее соками.
Из последнего опыта, когда признаки пола развиваются под
влиянием водной вытяжки из половой железы, совершенно очевидно,
что половая железа, подобно ряду других желез, оказывает воздей-
ствие на ткани и органы при помощи вырабатывающихся в ней
особых химических
веществ, поступаю-
щих непосредствен-
но в кровь; кровь же
разносит эти веще-
ства по всему телу.
Вещества, отде-
ляемые железами
непосредственно в
кровь и регулирую-
щие деятельность
организма, получили
название гормонов.
Гормоны, или инкре-
ты, имеющие специ-
фическое формоген-
ное значение, мы
предложили назвать
морфогормона-
ми. Железы, отде-
ляющие гормоны или
инкреты, называются
железами внутренней секреции или инкреторными
железами.
Буэн и д’Ансельм в ряде остроумных опытов пытались
выяснить, каким клеточным тканям семенника и яичника следует
приписать инкреторную деятельность. Они пришли к выводу, что
половой гормон отделяют не те ткани, которые производят спер-
матозоиды и яйцеклетки, а так называемые межуточные или лейди-
говы клетки, лежащие группами между семенными канальцами
в семеннике и фолликулами в яичнике, в основной соединительно-
тканной строме половой железы (рис. 18). Вопрос нельзя считать
Рис. 18. Поперечный разрез четырех канальцев
семенника. J—интерстициальные или межуточные
клетки. Sp — сперматозоиды, а и b — стадии созре-
вания сперматозоидов. S — клетки Сертоли.

22

окончательно решенным. Одно совершенно ясно, что сами разви-
тые зародышевые клетки никакого отношения к образованию поло-
вых морфогормонов не имеют. Вывод этот вытекает из многочис-
ленных наблюдений, когда зависимые половые признаки, требую-
щие присутствия морфогормонов, были прекрасно развиты, не-
смотря на полное отсутствие развитых генеративных клеток.
Исходя из результатов изложенных выше исследований, есть
возможность истолковать происхождение ряда патологических слу-
чаев, которые хорошо известны в общежитии и неоднократно опи-
сывались в медицинской литературе. Я имею в виду случаи герма-
фродитизма, инфантилизма, преждевременной по-
ловой возмужалости, случаи роста бороды и усов и про-
явления других признаков мужского пола у женских особей и т. д.
Эти, на первый взгляд весьма редкие, уклонения от нормы у лю-
дей в действительности не так уж редки, и, что хуже всего,
они приносят немало горя подобным людям.
Нередки извращения в половых признаках и у животных:
петухоперость кур и фазанов или селезнеперость уток довольно
хорошо известны в больших хозяйствах. Столь же нередки случаи
петухоголосости кур. В деревнях существуют даже разнообразные
поверья, приуроченные к поющим курам. Запевшая петухом ку-
рица, говорят крестьяне, предвещает несчастье. Во избежание не-
счастья рекомендуется измерить курицей расстояние от порога своей
избы до порога соседской избы, и если на порог придется хвост —
рубят хвост, если же придется голова — рубят голову.
Нередки случаи гермафродитизма среди коз, свиней и других
домашних животных.
Под гермафродитами обыкновенно разумеют таких осо-
бей, у которых одновременно проявляются черты самцового и сам-
кового типа. Подобного рода уклонения от нормального строения
хорошо известны и в отношении человека и неоднократно описы-
вались в медицинской литературе. В широких медицинских кругах
и в обществе с понятием гермафродитизма связывается при этом,
главным образом, представление о двуснастности гениталий, т.-е.
об одновременном развитии мужских и женских внешних проводя-
щих половых путей. В качестве конкретного примера упомяну, что
совсем недавно мне пришлось исследовать интересный случай гер-
мафродита с слабо развитой половой щелью женского типа, веду-

23

щей в трудно проходимое (на несколько сантиметров) влагалище,
со слабо развитыми срамными губами и относительно хорошо раз-
витым, способным к эрекции, органом, похожим на мужской пенис.
Последний достигал 3—4 см. Говоря же в общей форме, внешнее
проявление гермафродитизма весьма разнообразно и не может быть
предметом рассмотрения этой статьи.
Под инфантилизмом мы разумеем случаи, когда взрослый
по годам индивидуум в действительности обладает детскими или
юношескими формами, с неразвитыми гениталиями, с неразвитым
волосяным покровом, с детскими интонациями голоса и т. д.
Из известных в литературе случаев преждевременной
половой зрелости, пожалуй, наиболее демонстративен случай,
описанный д-ром Сакчи. У мальчика 8 лет были хорошо раз-
виты борода и усы, огрубел голос, тело покрылось растительностью
мужского типа, пропорции тела и психика также приобрели муж-
ской характер. Известны случаи преждевременного развития дево-
чек, когда в 5-летнем возрасте были хорошо развиты молочные
железы, на лобке росли волосы, на пропорциях тела лежала печать
возмужалости.
Происхождение всех уклонений от нормы в развитии признаков
пола, некоторые типы которых коротко охарактеризованы в пред-
шествующих строках, требует осторожного и внимательного
анализа.
Проще всего, пожалуй, понять случаи преждевременной половой
зрелости и инфантилизма. Pubertas precox, или преждевременная по-
ловая зрелость, стоит в очевидной связи с ранней инкреторной
деятельностью тех отделов половой железы, которые в норме начи-
нают свою деятельность значительно позже. В пользу подобного
толкования говорят наблюдения над мальчиком доктора Сакчи
(рис. 19 и 20).
У этого мальчика врач обнаружил опухоль на одном из семен-
ников; когда опухоль вместе с пораженным семенником была
удалена, мальчик стал терять волосы из бороды, усов и по всему
телу; а психика возвратилась к норме. Очевидно, признаки возму-
жалости получили толчок к развитию со стороны переразвитого,
удаленного во время операции, семенника.
Почему в некоторых случаях половая железа начинает столь
рано функционировать, сказать в настоящее время трудно. Есть
указания, что ранняя половая зрелость стоит в связи с нарушением

24

деятельности другой инкреторной железы — верхней мозговой желез-
ки, или эпифиза, но детали этой связи остаются для нас неясными.
Случаи инфантилизма, т.-е. случаи недоразвития вторично-поло-
вых признаков, явно зависят от обратных причин. Половая железа
инфантиликов запаздывает в своем развитии или даже во всю жизнь
не проявляет той своей функции, которая свойственна возмужа-
лому возросту. Половые железы инфантиликов малы, дряблы и не-
доразвиты.
Рис. 19. Мальчик 9-ти лет до операции.

25

Сложнее происхождение случаев, когда у особей одного пола
проявляются признаки другого пола.
К числу подобных явлений относятся: появление у курицы
петушьего пера и шпор или петушьего голоса, рост у женщины
бороды и усов, развитие грудных желез у мужчины, или одновре-
менное проявление мужских и женских признаков в гениталиях,
рост рожек у самок козули и т. д., и т. д. Подобные случаи объ-
единялись под общим терминов — гермафродитизм.
Рис. 20. Тот же мальчик, что и на рис. 19, после опе-
рации удаления ненормально развитого семенника.

26

До недавнего времени очень многие исследователи допускали,
что случаи гермафродитизма в различных его проявлениях имеют
своим источником потенциальную гермафродитную природу любого
организма, хотя бы он в норме выглядел как раздельнополый.
Другими словами, любой мужчина, в этом представлении, за-
ключает в себе элементы мужских и женских особенностей,
с преобладанием мужских над женскими; у женщины же, которая
заключает в себе и мужские черты, преобладают женские признаки.
Гермафродитная основа организма с преобладанием самцовых при-
знаков у одних и преобладанием самковых признаков у других
нормальных особей в некоторых случаях, когда нарушается почему-
либо ход развития (в патологических случаях гермафродитизма),
выступает перед нами во всей своей отчетливости.
Представление о потенциальном гермафродитизме любой, даже
раздельнополой с виду, особи, казалось, находило себе оправдание
и в филогенетических построениях. Существо последних сводилось
к тому, что у низших форм животной организации, напр. у червей,
моллюсков и пр., очень распространен гермафродитизм, как норма.
Один и тот же организм несет яичник на-ряду с семенником и
функционирует то как самка, то как самец. Известны подобные же
гермафродитные виды и среди низших позвоночных — у рыб.
Такие случаи, как случай доктора Голлардо (рис. 21), когда
у молодой уже рожавшей женщины начали отрастать борода и усы,
грубеть голос и убывать в размерах грудные железы, казалось, на-
ходят себе прекрасное объяснение в представлении о гермафродит-
ной сущности любого индивида. Любому женскому индивидууму
присуще и мужское начало (но мужское начало находится в пода-
Рис. 21. Женщина из Рио-де-Женейро.
1. До роста бороды. 2. С бородою. 3. После удаления больного яичника.

27

вленном неразвитом состоянии), в редких же случаях подавленное
мужское начало дает знать о себе.
Приведенное представление о крипто-гермафродитной основе
любого организма, на почве которого и развивается внешне выра-
женный гермафродитизм, покоится, как видно, на ряде косвенных
данных и лишено точною экспериментального обоснования.
С своей стороны, мы должны отметить, что все случаи проявле-
ния у женских особей мужских признаков и, обратно, у мужских
особей женских признаков — требуют более углубленного анализа.
Остановимся для этого на наших исследованиях с курами и анти-
лопами.
Прежде всего напомню, что среди так называемых вторично-
половых признаков мы установили две группы признаков — зави-
симых и независимых в своем развитии от половых морфо-
гормонов. К зависимым признакам относятся: инстинкт, головной
убор, голос петуха, темные пигменты шерсти антилопы ниль-
гау и т. д.; к независимым признакам следует отнести перья сам-
цового типа у птиц, покровы женского типа у млекопитающих и т. п.
При этом независимые признаки по существу представляют собою
не половые, а псевдополовые признаки, которые развиваются
с одинаковым успехом как на почве самца, так и на почве самки
без участия половых морфогормонов.
Отсюда ясно, что случаи появления таких псевдополовых при-
знаков, как петушье перо у кур, фазанок, уток и других самок
птиц, ни в коей форме не может служить показателем присутствия
у них мужского начала на-ряду с женским. В такой же мере жен-
ственная внешность мужчины (как-то отсутствие растительности на
подбородке, верхней губе и теле или женственный голос), рыжая
«самковая» окраска шерсти взрослого самца антилопы нильгау или
олене-козы, вместо черно-седой и темно-бурой, как у нормальных
самцов, или недоразвитие рогов у баранов (рис. 22, 23), козлов
и оленей не могут свидетельствовать о наличии у этих особей жен-
ского начала. Все эти случаи могут быть поняты как продукт инкре-
торной недеятельности половой железы. Их целесообразно назвать
псевдогермафродитизмом, так как в них проявляются не
сексуальные признаки другого пола, а признаки псевдосексуальные.
В этих случаях проявляются признаки, характерные для беспо-
лого существа, без участия полового морфогормона другого пола.
Случаи эти могут быть названы еще точнее асексуализмом.

28

Итак, подобные случаи «псевдогермафродитизма» ни в какой
мере не могут служить основой для утверждения, что организм
самца и самки содержит в себе потенциально мужское и женское
начало, с превалирующим развитием в одном случае первого, в дру-
гом — второго.
Существо нашего расхождения с ранее высказываемыми взгля-
дами будет понятно, если мы подчеркнем, что ранее пол с его
Рис. 22. Волошский баран — нормальный.
признаками рассматривался как целое; мы же подчеркиваем, что
признаки пола (А, В, С и т. д.) являются продуктом двух реаги-
рующих между собою образований — соматических тканей (X) и
половых морфогормонов (M—у самца и F—у самки).
Из двух слагаемых (X и M или F) первое слагаемое у самца и
самки равнопотенциально (Х—Х1) в смысле способности произво-
дить подобные признаки, что видно из опытов удаления M и F
(тогда X и Х1 дают одни и те же формы признаков). Например
кастрированные петухи и кастрированные курочки будут нести
перо петушьего типа, шпоры и прочие общие обоим признаки.
Случаи, которые мы объединяем в понятии «асексуализм», явля-
ются лишними свидетелями того, что при выпадении M и F ткани
самца и самки могут давать сходные признаки (т.-е. что ткани
самца и самки равнопотенциальны).

29

Другое дело, когда у одного пола проявляются сексуальные
зависимые признаки другого пола, например петухоголосость
или петуший инстинкт у кур, борода и усы у женщин и т. д.
Эти случаи свидетельствуют, что присутствует морфогормон другого
пола.
Относительно редкие случаи подобного рода, описанные в пато-
логической литературе, могут быть истолкованы или в том смысле,
Рис. 23. Волошский баран — крипторх.
что любая нормальная особь содержит два морфогормона (M и F),
но в норме один из морфогормонов находится в строгом подчине-
нии у другого, в патологических же случаях это подчинение на-
рушено; или возможно, что зачатки, дающие половые гормоны,
в исключительных случаях могут неправильно распределяться при
образовании половых клеток.
Нам удалось прямым опытом доказать, что любая курица явля-
ется бисексуальной, т.-е. что любая курица содержит и F и М,
но M находится в скрытом состоянии, так что «формулу» курицы,
и, очевидно, птицы вообще, следует писать:
Вывод этот основывается на наблюдении кур, у которых, как
правило, после удаления их единственного левого яичника, че-
рез 4—5 месяцев после операции обнаруживается развитие пе-
тушьих признаков, как гребень, голос и инстинкт, которые могут
развиваться лишь под воздействием мужского полового гормона.

30

Развитие зависимых самцовых признаков стоит в связи с разви-
тием у таких оперированных кур правой половой железы, подоб-
ной в некоторых отношениях семеннику. (Недавно мне удалось по-
казать, что и левый яичник курицы способен производить семенни-
ковую ткань.)
Естественно, что на биксесуальной почве курицы не особенно
редки случаи развития петухоголосых кур или кур с петушьим по-
ведением, петушьим гребнем и пр.
Не следует, однако, думать, что и петух также должен быть
бисексуальным, с обратным взаимоотношением между M и F, т.-е.
У нас нет достаточных указаний на эту возможность. Ныне уже
довольно многочисленные случаи «гермафродитных» кур, описанных
в литературе и наблюденных нами, развиваются безусловно на би-
сексуальной почве самки — F(M), а не самцов.
Самца птиц мы должны понимать (по крайней мере на осно-
вании современных материалов) как
т.-е. как особь моносексуальную.
В отношении млекопитающих наши сведения не столь полны,
как в отношении птиц. Штейнах, Занд и др. полагают, что и
мужская и женская особь потенциально содержит M и F. Мы счи-
таем вероятным, что у млекопитающих самка X + F, са-
мец же X + M(F) 1).
Положение, что ткани могут производить равным образом при-
знаки самца и самки, что ткани самца и самки равнопотенциальны
(Х = Х1) и что различие между последними имеет в своей основе
различие в половых гормонах, неизбежно приводит к утвержде-
нию, что проблема происхождения пола сводится к проблеме диф-
ференцировки клеточных элементов, производящих половые гор-
моны.
У кур дифференцировка половой железы заметна уже на 5-й день
насиживания. У человеческого зародыша половая железа дифферен-
цируется на 5-й неделе развития. Но дифференциация ткани поло-
вой железы, я готов думать, сама является продуктом воздействия
на нее морфогормона. Когда же дифференцируются и начинают
1) Аргументацию см. М. Завадовский. «Пол и развитие его при-
знаков» и М. Завадовский. «Пол животных и его превращение».

31

функционировать специфические половые морфогормоны? Мы этого
до сих пор не знаем.
Тонкий цитологический анализ дает довольно убедительные
доводы в пользу того, что самец отличается от самки уже на
стадии оплодотворенной яйцеклетки (количеством, иногда и фор-
мой хромозом). Нет ничего неприемлемого в допущении, что спе-
цифическая половая секреция начинается с этой ранней стадии.
Позвольте мне несколько подробнее остановиться на аргумента-
ции того положения, что именно на стадии образования зародыше-
вых клеток следует ожидать половой дифференциации. Я указал,
что доказательства мы этому черпаем в науке, которая называется
цитологией.
Из материалов этой науки мы знаем, что любая клетка много-
клеточного организма заключает в себе протоплазму и ядро. Ядро
в свою очередь заключает в себе сильно красящееся вещество,
получившее название хроматина. Перед тем как клетка разделится
на две клеточки, этот сильно красящийся элемент ядра распадается
на зерна-хромозомы. Когда клетка делится пополам, каждое из зе-
рен делится на две равные части, и если в одну клетку отошло
пять или шесть зерен, то и в другую тоже отойдет пять или шесть
зерен, т.-е. в ту и другую клетку отходит равное количество хро-
мозом. Допускали, что подобное правильное распределение хромо-
зом происходит и при образовании зародышевых клеток (рис. 24).
Однако еще в конце XIX века один из исследователей, зани-
мавшийся вопросом деления зародышевых клеток, заметил, что деле-
ние последних происходит не совсем так, как до того предполагали.
Изучая деление клеток половой железы у клопа Pyrrocoris apterus,
Генкинг установил, что при делении материнских клеток спер-
матозоидов происходит неправильное распределение хромозом. Одна
из клеток получает 11, другая 12 хромозом. Мек-Кленг нашел
подобного же рода явление у сверчков и высказал мысль, что та-
ким путем формируются два типа сперматозоидов: один — на самца,
другой — на самку. Лишнюю хромозому Мек-Кленг предло-
жил назвать половой хромозомой; он думал, что эта хромо-
зома определяет мужской пол.
Идея Мек-Кленга нашла особенно блестящее развитие в ра-
ботах Вильсона, который установил присутствие непарных
хромозом у весьма разнообразных представителей насекомых.

32

Вильсон, однако, несколько видоизменил идею Мек-Кленга.
Он убедился на многих насекомых, что действительно при деле-
нии одна из образующихся клеток заключает в себе на одно зерно
больше, чем другая. На рис. 25 вы видите небольшое количество
зерен, которое легко сосчитать (изображено только ядро, прото-
плазмы нет). Дробление происходит таким образом, что из 13 хро-
мозомов материнской клетки верхняя дочерняя клетка получает 7,
а нижняя только 6 (в плоскости фиг. а видны лишь 5 и 4 хро-
мозомы).
Рис. 24. Схематическое изображение изменений в ядре до,
во время и после разделения клетки.

33

Замечательно, что, в противоположность неоднородности обра-
зовавшихся сперматозоидов, все яйцеклетки формируются с 7 хро-
мозомами.
В то время как Мек-Кленг думал, что сперматозоид с лиш-
ней хромозомой дает самца, Вильсон указал, что это толкова-
ние не совсем правильно.
Сперматозоид с 7 хромозомами, оплодотворяя яйцеклетку, дает
зиготу с 14 хромозомами.
Сперматозоид с 6 хромозомами, оплодотворяя яйцеклетку, дает
зиготу с 13 хромозомами.
Если бы Мек-Кленг был
прав, что сперматозоид с «по-
ловой» хромозомой (т.-е. с
7 хромозомами) производит
самцов, то ткани самца должны
были бы заключать 14 хромо-
зом, ткани же самки заключали
бы 13 хромозом.
Подсчет хромозом в тканях
показал обратное: ткани поло-
вой железы самки содержат
14 хромозом, у самца же —
13 хромозом.
Отсюда вывод, что сперматозоиды с лишней «половой» хромо-
зомой (которую Вильсон называет — x-хромозома) дают не сам-
цов, а самок.
В общей форме это положение можно выразить таким образом —
сперматозоиды образуются двух типов:
с (n+х) и n хромозомами;
яйцеклетки образуются одного типа:
с n+x хромозомами.
Сперматозоид (n+х) -\- яйцеклетка (n+х) дают самку (2n+2x).
Сперматозоид (n) -\- яйцеклетка (n+х) дают самца (2n+2х).
Отсюда естественно, почему самки дают все яйцеклетки одного
типа. Они содержат четное количество хромозом (2n+2х). Они
«симметричны». При делении родоначальницы половых клеток обра-
зуются яйцеклетки с половинным (гаплоидным) числом хромозом:
n+х.
Рис. 25. Распределение хромозом при
образовании зародышевых клеток у
насекомого Protentor.

34

Родоначальницы же сперматозоидов обладают нечетным количе-
ством хромозом 2n+x. Они несимметричны. При делении они дают
два типа сперматозоидов: n+x и n (рис. 25 и 26).
Вильсоном же были описаны случаи, когда сперматозоиды
и, соответственно этому, зиготы различаются не одной, а двумя,
тремя и даже целой группой хромозом (т.-е. у одних сперматозои-
дов n хромозом, а у других n+m, яйцеклетки же все имеют n+m).
Наконец, известны случаи, когда все сперматозоиды содержат оди-
наковое количество хромозом, но половина из них на-ряду с обык-
новенными, рядовыми хромозомами имеет непропорционально малую,
Рис. 26. Распределение хромозом при образовании заро-
дышевых клеток у насекомого Lygaeus.
другие же непропорционально большую хромозому (рис. 26)1).
Говоря в общей форме, мы в праве сказать, что в природе широко
распространено образование двух типов сперматозоидов, которое
имеет своим источником асимметрию материнских клеток спер-
матозоидов.
В противоположность только что сказанному, у некоторых жи-
вотных описаны яйцеклетки двух типов при однородности сперма-
тозоидов (напр. некоторые бабочки).
У млекопитающих, в том числе и у человека, обнаружены два
типа сперматозоидов. Пайнтер (1923) находит у человека спер-
матозоиды с 24 хромозомами, одни 23+X, другие 23+Y
(рис. 28); яйцеклетки же у млекопитающих одного типа. У птиц есть
1) Хромозому, соответствующую X-хромозоме, ее партнера при деле-
нии, Вильсон называет Y-хромозома.

35

Рис. 27. Схема распределения хромозом при образовании зародышевых
клеток у различных насекомых.

36

основания допускать два типа яйцеклеток при однородности спер-
матозоидов.
Не сомневаюсь, что у читателя, недостаточно подготовленного
в биологии, возникает вопрос, как можно себе представить, что все
разнообразие признаков мужского и женского полов может нахо-
диться в зависимости от того, есть ли или нет лишних хроматино-
вых зерен (хромозом) в ядре оплодотворенной яйцеклетки.
Рис. 28. Движение Х- и Y-хромозом к различным
полюсам при делении сперматоцита первого порядка
у человека (по Пайнтеру).

37

Эта парадоксальная на первый взгляд мысль кажется нам, однако,
приемлемой после исследований последних двух десятилетий
в области явлений наследования.
Нам хорошо известно из общежития, что от собак рождаются
собаки, от людей люди, от березы береза и т. д. Но попробуйте
ответить из опыта обыденной жизни, какое потомство дадут роди-
тели, один из которых имеет карие глаза, а другой голубые, или
из которых один брюнет, другой блондин, или один — высокого
роста, а другой низкого и т. д. Вы, конечно, припомните, что
в одном случае получается один результат, в другом другой. Бег-
лые наблюдения дают хаос, из которого проступили контуры зако-
номерности только после того, как в этой области был применен
строгий опыт и количественный учет.
В семидесятых годах прошлого столетия скромный молодой
исследователь Мендель опылил горохи, дающие желтые семена,
пыльцей горохов, дающих зеленые семена. В потомстве он полу-
чил горохи, производящие лишь желтые семена; другими словами,
в потомстве обнаружился признак лишь одного из родителей,
который Мендель назвал доминирующим, в отличие от
признака другого родителя (зеленого цвета), не проявившегося
в первом поколении и названного им признаком рецессивным.
Когда исследователь стал разводить горохи этого гибридного
происхождения дальше, он убедился, что в их потомстве боль-
шинство горохов давали желтые семена, но часть растений произ-
водила зеленые семена. Т.-е. исчезнувший было в первом поколе-
нии признак вновь проявился. Во втором поколении произошло
как бы расщепление слитых в первом поколении признаков, один
из которых был в скрытом (рецессивном) состоянии; из общего
числа 8023 растений 6022, т.-е. 3/4 общего числа, давали желтые
семена, 2001, т.-е. приблизительно 1/4 давали зеленые семена.
И другом случае Мендель опылил горохи с круглыми семе-
нами пыльцей горохов с морщинистыми семенами. В первом поко-
лении были горохи, дающие лишь круглые семена, т.-е. снова обна-
ружились признаки лишь одного из родителей. Во втором же по-
колении, из общего числа 7324 особей, 5474 давали круглые,
1850 давали морщинистые семена, т.-е., как и в предшествующем
случае, во втором поколении особи с доминирующим признаком

38

относились к особям с рецессивным признаком как 3/4:1/4 или,
проще, как 3:1.
Мендель брал горохи, отличающиеся в других признаках
(формой бобов, цветом бобов, длиной оси и т. д.), и во всех слу-
чаях получал то же замечательное соотношение: в первом поко-
лении один из признаков как бы исчезал, но во втором поколении
он снова проявлялся. И, что замечательнее всего, во втором поко-
лении особей с доминирующими признаками было в 3 раза больше,
чем особей с рецессивными признаками, т.-е. отношение одних
к другим было 3:1.
Устойчивое соотношение признаков во втором поколении неза-
висимо от того, с какими парами признаков исследователь оперирует,
позволило думать, что за этими явлениями таится закономерность, ко-
торой Мендель совершенно основательно придал алгебраическую
форму.
Доминирующий признак одного из родителей он обозначил
через А, соответственный рецессивный признак другого родителя он
обозначил через a. За этими символами может скрываться окраска
семян или бобов, форма семян или бобов, рост стебля растения,
положение цветов на побеге и прочие пары соответственных при-
знаков.
Самое скрещивание в общей алгебраической форме можно пе-
редать следующим образом:
Когда исследователь стал размножать горохи второго поколения
путем самоопыления, он убедился, что горохи с рецессивным при-
знаком a (напр. с зелеными семенами) давали только себе подоб-
ных потомков, горохи же с доминирующим признаком А (с жел-
тыми семенами) вели себя весьма своеобразно, но опять-таки за-
кономерно. 1/3 их давала только себе подобные доминирующие при-
знаки, как то характерно для чистопородных растений (Л), осталь-
ные же 2/3 из них обнаружили в 3-м поколении расщепление
на 3/4 доминирующих (желтых) и 1/4 рецессивных (зеленых), как
при размножении гибридных особей из первого поколения (Aa), т.-е.

39

из особей 2-го поколения с признаками А 1/3 была А,
а 2/3 Aa.
Это соотношение дает право несколько изменить алгебраиче-
скую формулу в таком направлении:
Указанное соотношение во 2-м поколении может быть легко
сведено к алгебраической формуле
(A+а)2 = АА + 2Аа + аа
Мендель пришел к выводу, что стойкая закономерность
в расщеплении должна базироваться на каком-то механизме распре-
деления зачатков признаков при образовании зародышевых клеток.
В основу он положил мысль, что зародышевая клетка должна
нести зачаток каждого признака, который выявляется у взрослой
особи.
Что особи первого поколения содержат зачатки Аа, вполне
понятно, так как они получаются путем слияния зародышевых кле-
ток А и а; когда же во втором поколении возникают особи а, это
должно служить указанием на то, что эти особи получились пу-
тем слияния зародышевых клеток а и а, но не Аа и Аа, или
А и А, или А и а, что возможно только в том случае, если особи
Аа из первого поколения образуют два типа зародышевых клеток
или гамет — А и а. Это допущение предполагает, что в каждую га-
мету попадает лишь один из пары соответствующих признаков.
При этом могут быть, очевидно, как яйцеклетки А и а, так и спер-
матозоиды А и а.
Свою гипотезу о том, что в зародышевой клетке находятся за-
чатки признаков и что в каждый сперматозоид или яйцо может по-
пасть лишь один из пары соответствующих зачатков отца и матери
(или А, или а), Мендель назвал гипотезой чистоты гамет.
При размножении особей 1-го гибридного поколения Аа, у ко-
торого, согласно гипотезе, образуются зародышевые клетки с А и
с a, теоретически могут получиться, таким образом, в потомстве сле-
дующие комбинации признаков:

40

т.-е.
АА + Аа + aA +aa
или
АА+ 2Aa + aa
или в упрощенной форме:
A +2Аа + а
что дает поразительное совпадение с опытом.
Дальше Мендель перешел к случаям, когда родители отли-
чаются не в одном (моногибридное скрещивание), а в двух призна-
ках (дигибридное скрещивание). Он скрещивал, например, горох
с желтыми и круглыми семенами с пыльцей горохов с зелеными и
рубчатыми семенами.
Символически можно обозначить: признак желтого цвета че-
рез Л, зеленого через а, круглой формы через В, рубчатой
через b.
В первом поколении получились все горохи одного типа с жел-
тыми и круглыми семенами, т.-е:
AB ×ab — зародышевые клетки родителей
AaBb —первое поколение,
где зачатки А доминируют над а, В над b.
При скрещивании же особей из первого поколения между со-
бою во втором поколении получилось расщепление на четыре типа
горохов:
1) с желтыми и круглыми семенами AB
2) » желтыми и рубчатыми » Ab
3) » зелеными и круглыми » aB
4) » зелеными и рубчатыми » ab
Численное отношение между указанными группами горохов можно
было выразить цифрами:
9:3:3:1
9AB : 3Аb : 3Ва : lab
Соотношение типов строения во втором поколении (9:3:3:1)
наблюдалось неукоснительно, независимо от того, какую пару при-

41

знаков исследовал Мендель, цвет ли и форму семян, рост ли
растений и окраску бобов, и т. д., и т. д.
Мендель показал, что полученное на опыте соотношение
легко предусмотреть, исходя из гипотезы чистоты гамет.
Действительно, первое гибридное поколение AaBb может дать
следующие типы зародышевых клеток, если исходить из гипотезы
чистоты гамет:
AB
Ab
аВ
ab
Подобных четырех типов могут быть как яйцеклетки, так и спер-
матозоиды, в силу чего при массовом оплодотворении могут полу-
чаться следующие комбинации:
Спермато-
зоиды.
Яйцеклетки.
AB
AABB
AB
Ab
AABb
аВ
AaBB
ab
AaBb
AB
AABb
Ab
Ab
AAbb
аВ
AaBb
ab
Aabb
AB
AaBB
Ab
AaBb
aB
aB
aaBB
ab
aaBb
AB
AaBb
ab
Ab
Aabb
aB
aaBb
ab
aabb
Всего 16 комбинаций
или по внешним признакам:
9AB, 3Ab, ЗаВ, 1ab.
Столь же простым путем можно предусмотреть результаты
скрещивания особей, отличающихся в трех, четырех, пяти и т. д.
признаках, если в своем расчете будем исходить из гипотезы
чистоты гамет, т.-е. из того положения, что в зародышевых клет-

42

ках имеются особые элементы (гены), определяющие развитие того
или иного признака; при этом у особей, происшедших от не подобных
друг другу по изучаемому признаку родителей (гетерозиготных),
при образовании зародышевых клеток, гены соответственных призна-
ков родителей (А и а) неизбежно попадают в разные гаметы.
Попытка провести параллель между теорией менделизма и
показаниями цитологии о развитии зародышевых клеток дала бле-
стящие результаты; современная наука пришла к выводу, что место-
положение генов нужно искать в хромозомах. В каждой хромозоме
можно предположить положение многих генов.
Мендель уже в свое время выражал мысль, что половые при-
знаки, подобно всем другим признакам, должны подчиняться откры-
тым закономерностям в наследовании признаков.
И действительно, мы видели, что многие так называемые вто-
рично-половые признаки, как, напр., самцовое перо у птиц, шпоры
петуха, покров самок млекопитающих и т. д., в своем происхожде-
нии ничем от простых видовых признаков не отличаются. Эти при-
знаки по существу псевдополовые. Потенциально они в равной
степени присущи самцу и самке.
Что касается собственно половых признаков, то они развиваются
в результате взаимодействия двух генов — X и Y, из которых X
(соматическая ткань) у самки и самца подобны друг другу. И по
существу отличие самца от самки можно свести у позвоночных
животных к различию в одном основном признаке, в половом мор-
фогормоне M и F, и тем самым скрещивание самца и самки можно
уподоблять моногибридному скрещиванию.
Первое впечатление таково, что в случае наследования призна-
ков пола мы должны говорить о подобии полигибридному скрещи-
ванию, так как самец отличается от самки многочисленными при-
знаками.
При ближайшем рассмотрении явления в пределах позвоночных
это, оказывается, однако, не совсем так.
Закономерности, установленные Менделем для передачи
признаков родителями их потомству, могут быть выражены следую-
щими символами в случае моногибридного скрещивания:
АА+аа
Р (зиготы)
А + а
(гаметы)
Аа
F1 (зигота)
АА+2Aa +аа
F2 (зиготы)

43

В первом поколении — F1 — все особи одинаковы (правило еди-
нообразия). Доминирует признак одного из родителей (правило до-
минирования). Во втором поколении происходит расщепление при-
знаков в отношении 3:1, т.-е. образуются на каждые 4 особи
второго поколения — F2—3 особи с доминирующими и 1 особь
с рецессивными признаками (правило расщепления).
Распространяя метод Менделя на половые признаки, мы
должны уподобить самца — особи одной разновидности, самку —
особи другой разновидности. Однако, если мы будем исходить из
допущения, что самец и самка гомозиготны в отношении полового
гена (скажем: АА — самец, аа — самка), т.-е. гены, образующие
пару, подобны друг другу, то мы сталкиваемся в первом же поко-
лении с непреодолимыми затруднениями.
Фактически в первом поколении — — возникают особи как
мужского, так и женского типа в отношении 50 : 50. Классический
же случай скрещивания предполагает, что в F1 возникают особи
только одного типа (правило единообразия) и что проявляются
признаки лишь одного из родителей (правило доминирования).
Неприменимо не только первое правило кодекса Менделя.
Неприменимо и второе положение того же кодекса — правило рас-
щепления в F2. В типичном случае в F2 имеется два типа органи-
зации, в отношении 3:1, или три генотипа в отношении 1:2:1
(в случае моногибридного скрещивания). В нашем же случае скре-
щивания и в F2 получается то же отношение, что и в F1, т.-е.
1 : 1 или 50 : 50.
Подобного рода соотношения в потомстве всех поколений —
1:1 — гибридологический анализ знает, однако, в случаях скрещи-
вания особи гетерозиготной (Аа) с особью гомозиготной (аа).
Aa × аа
Р (зиготы)
А, а × а, а
(гаметы)
2Аа+2aa
F1 (зиготы)
2Аа+2аа
F2 (зиготы).
Мы видим, что в этом случае количественное соотношение,
получаемое в F1 и F2 при скрещивании самцов и самок, — то же, что
и при простом скрещивании особей гетерозиготных с гомозиготными.
В пользу принятия допущения, что один из полов является ге-
терозиготным, другой гомозиготным, говорят, однако, не только
одинаковые количественные соотношения в F1 F2 и т. д.

44

Корренс первый дал результаты опытов, которые говорят
в пользу подобного же допущения, но с другой точки зрения. Кор-
ренс скрещивал два вида тыквенного растения: Bryonia dioica
и В. alba. Оба вида имеют раздельнополые цветы, т.-е. пестичные
и тычиночные. Но В. dioica растение двудомное, т.-е. пестичные
цветы находятся на одном растении, тычиночные — на другом;
В. alba — растение однодомное.
Скрещивание дало следующие результаты:
Допуская, что гаметы В. alba лишены определенной половой
тенденции, как носители гермафродитного начала, Корренс при-
ходит к выводу, на основании первого ряда скрещиваний, что жен-
ские растения В. dioica имеют только женскую тенденцию и в этом
смысле гомозиготны. Иначе получение 100% женских особей
было бы непонятно.
Второй ряд опытов показывает, что пыльца В. dioica вносит
Третий ряд опытов приводит к выводу, что мужские цветы
В. dioica образуют гаметы двух сортов — 50% на самок и 50%
на самцов (ведь В. alba индифферентна).
Женская особь В. dioica на основании этого ряда остроумных
опытов — гомозиготна, мужская особь — гетерозиготна.
Мужское начало доминирует в зиготе над женским, что видно
из второй серии скрещиваний, когда яйцеклетка, обладающая
только женской тенденцией у В. dioca, оплодотворяется то спер-
матозоидом на самца (50%), то сперматозоидом на самку (50%).
Во всех случаях, когда женского типа яйцеклетка В. dioica опло-
дотворяется сперматозоидом на самца (в 50%), формируется муж-
ское растение.
Положение, что один из полов гетерозиготен, а другой — гомо-
зиготен, находит дальнейшее оправдание в наблюдениях над слу-
чаями передачи по наследству признаков, приуроченных к опреде-
ленному полу. Я имею в виду явление, которое получило название —
наследование, сцепленное с полом. Суть явления в том,
что признак передается в потомство по преимуществу одному полу.
Например, у человека дальтонизм передается преимущественно по

45

мужской линии, гемофилия передается мужскому полу. Подобные
случаи наследования признаков описывались многократно для раз-
личных пород кур, бабочек и т. д.
Исследования Бетсона и Пеннета, Моргана и Гу-
даля, Донкастра и др. показали, что эти сложные случаи на-
следования не укладываются в классические формулы Менделя.
Однако получается прекрасное согласование теории и опыта, если
допустим, что один из полов гетерозиготен, другой гомозиготен.
Эксперимент физиологического типа дает конкретное содержание
гибридологическим формулам, дает оправдание и почву сделанным
выше допущениям. Наш опыт с курами конкретизирует эти допущения.
Во-первых, опыты с курами показали, что признаки мужского и
женского пола у кур являются продуктами воздействия на ткани
гормона-маскулинизина — у петухов, гормона-феминизина — у ку-
рочек. В этом смысле допустимо всю совокупность признаков
мужского и женского пола в гибридологической формуле обозна-
чать одним буквенным символом (F и f). Ткани у самца и самки
эквипотенциальны, и потому обозначение их в формуле (при скре-
щивании самца и самки в пределах того же вида или породы)
является излишним. Напомню, что эти наши выводы базируются
на опытах кастрации и трансплантации половых желез у кур. Са-
мец и самка, кастрированные в юном возрасте, до появления
вторично-половых признаков, бывают лишены части таковых. Вы-
глядят мужские и женские кастраты очень сходно. Кастрирован-
ному самцу можно придать вид самки путем прививки ему яичника,
самку можно снабдить признаками самца, прививши ей семенник.
Наши дальнейшие опыты показали, что яичник самки продуци-
рует как феминизин, так и маскулинизин, и в этом смысле жен-
ская особь является бисексуальной F(M).
Это наше утверждение базируется на опытах неполной кастра-
ции у курочек, когда, в результате восстановления правой половой
железы или регенерации оставшегося кусочка яичника, курочки
приобретают зависимые половые признаки самца (головной убор,
петушиное пение и даже инстинкт).
Семенник продуцирует только маскулинизин, и в этом смысле
самец моносексуален (ММ).
У самки (курицы) феминизин препятствует проявлению муж-
ского начала — маскулинизина, и в этом смысле феминизин (F)
доминирует над маскулинизином (М).

46

Особенно наглядно иллюстрируется это положение на искус-
ственных гермафродитах, когда петух после прививки ему яичника
надевает наряд курочки.
Положение это вытекает и из того, что курочка, неся в потен-
ции маскулинизин и феминизин, имеет внешность курочки.
Символы генетики приводят к тем же выводам, что и прямые
опыты физиологии, если скажем вместо бисексуальный — гетерози-
готный, вместо моносексуальный — гомозиготный, и вместо символа
F(M) и (ММ) поставим Ff и ff . Но генетика дает к тому же лишнее
указание в пользу положения, что зачатки или гены признаков
следует искать в зародышевых клетках, и притом в хромозомах.
Гены признаков пола естественно искать в половых хромо-
зомах.
Итак, наш анализ приводит к выводу, что источники происхо-
ждения признаков мужского и женского пола следует искать в мор-
фогормонах, которые и определяют облик самца и самки; источ-
ники же морфогормонов теряются в половых хромозомах.
К подобному выводу приводят нас три различных метода иссле-
дования: метод физиологии, цитологии и генетики, которые объеди-
няются в науке о механизме развития — в морфогенетике.

47

АНАТОМИЧЕСКИЙ ОЧЕРК СТРОЕНИЯ МОЧЕПОЛОВОЙ
СИСТЕМЫ.
Преподаватель II М. Г. У. H. Ш. Мелик-Пашаев
Несмотря на весьма различную роль органов мочевой системы,
предназначенных для выработки и выделения из организма много-
численных твердых и жидких продуктов в составе мочи, с одной
стороны, а с другой — органов половой системы, служащих интересам
продолжения рода и сохранения вида, обе системы еще издревле
описываются вместе как одна мочеполовая система. Для такого
описания помимо анатомо-топографической связи имеется ряд причин
физиологического и эмбриологического характера.
И действительно, орган мочевой системы, первичная почка (воль-
фово тело зародыша), функционируя в течение весьма короткого
периода во внутриутробной жизни зародыша в качестве выделитель-
ного органа, в позднейших стадиях переходит в половую систему,
где отныне играет роль выносящего протока яичка у мужчин и при-
датка яичника у женщин.
Далее конечные отрезки выводных путей почек и семенников
сливаются в один орган — мужской мочеиспускательный канал,
функционирующий то как конечный отрезок мочевыводящих путей,
то как продолжение семявыделительных протоков.
Таким образом связь между органами мочевой и половой систем
представляется более тесной в смысле анатомо-эмбриологическом,
а тем более физиологическом у мужчин.
Прежде, чем перейти к подробному ознакомлению со строением
мочеполовой системы человека, мы должны отметить, что только
мочевые органы, да и то лишь в отношении почек, мочеточников
и отчасти мочевого пузыря, имеют общее строение у представителей
обоих полов. Все остальные органы мочевой системы, а система

48

половых органов целиком, имеют различное строение, что находится
в связи с различным функциональным назначением половых органов
мужчины и женщины.
Последнее обусловлено, в свою очередь, так называемым „об-
особлением полов“, хотя необходимо отметить, что вся масса половых
органов в известный период эмбрионального развития заложена
в виде индифферентных зачатков, еще не позволяющих определить
половую принадлежность развивающегося внутриутробно зародыша.
Мочевые органы человека, что видно из прилагаемого рисунка 1,
состоят из двух парных железистых органов, называемых почками
(r), и протоков, предназначенных для выделения и выведения из
организма мочи.
Почки соединяются при помощи двух длинных трубочек, начи-
нающихся из ворот почек и называемых мочеточниками (u), с мо-
чевым пузырем (vu), представляющим собою запасный резервуар,
собирающий беспрерывно стекающую мочу, дабы воспрепятствовать
постоянному ее истечению наружу по каплям. Эта часть мочевых
органов имеет одинаковое строение у представителей обоих полов.
Конечный отрезок мочевой системы, представленный в виде различной
Рис. 1. Мочеполовой аппарат мужчины и женщины (по Соббота). Схема.

49

у мужчин и женщин по длине и по архитектурному строению
отводящей трубки, называется мочеиспускательным каналом (ur)
и функционирует у женщин в качестве чисто мочевого органа,
а у мужчин выполняет вместе с тем роль семявыделительного
канала.
Система половых органов мужчин и женщин, различных по
анатомическому строению и функциональному назначению, может
быть подразделена нами на две части — кардинальную, или
основную, и добавочную, или второстепенную. При-
надлежащие к кардинальной, или основной, части мужские яички
(t) и женские яичники (о) относятся к тем органам половой системы,
наличие которых определяет половую принадлежность индивидуума
и обусловливает развитие соответствующих вторичных половых
признаков.
Добавочная, или второстепенная, часть, различно представленная
у обоих полов, в свою очередь может быть подразделена нами на
две части — наружную и внутреннюю.
Наружные органы независимо от половой принадлежности
выполняют общую роль — способствования интимной близости полов
в акте совокупления.
Внутренние органы, непосредственно связанные с половой
железой, представляют собою сложные в архитектурном отношении
и различно устроенные выводящие пути, способствующие проведению
наружу продуктов половых желез.
Внутренние органы добавочной системы женщины могут быть
в свою очередь подразделены на две части, из которых одна,
ближайшая к яичникам, выполняет ту же роль выводных путей
половой железы, а другая, непосредственно связанная с наруж-
ными половыми органами, выполняет роль в процессе деторождения
в смысле предоставления надежной и богатой запасами питательного
материала полости, в которой плод в течение 9 месяцев проделы-
вает свое эмбриональное развитие. С эмбриологической точки зрения
наружные половые органы отделяются от внутренних при помощи
девственной плевы (см. рис. 4, h), в то время как физиоло-
гической границей служит отверстие наружного маточного зева
(см. рис. 7, oeu). Упомянутая выше часть, предназначенная для
деторождения, у мужчин представлена в виде зачаточных остатков,
что объясняется одновременной закладкой у зародыша, независимо
от пола, элементов как мужской, так и женской половой системы.

50

Отсутствие органов кардинальной системы — мужских семенников
или женских яичников — оказывает чрезвычайно глубокое влияние
на весь организм, ибо закладка той или иной половой железы пред-
определяет и направляет весь ход дальнейшего развития индифферент-
ных зачатков добавочной половой системы, обусловливая вместе с тем
и развитие соответствующих вторичных половых признаков, как раз-
витие скелета, отложение жировой ткани, развитие грудных желез,
голоса, распределение волос и пр.
С другой стороны, отсутствие или недоразвитие части, а в не-
которых случаях и всего добавочного аппарата, равно как и одно-
временное развитие элементов мужской и женской половой системы,
сопровождается ограничением, затруднением или полным уничтоже-
нием способности к совокуплению или к деторождению, нисколько
не отражаясь ни на половых особенностях, определяющих половую
принадлежность, ни на развитии вторичных половых признаков, харак-
тера и всего склада физических и психических особенностей человека.
Кардинальная часть половой системы мужчины представлена
семенником, или яичком (t), секрет которого состоит из высоко
специализированных клеток семенных нитей, или спермиев.
Рис. 2. Топография мужской мочеполовой системы. Сагиттальный разрез.

51

Добавочная часть заключает в себе две части, выполняющие
различные функции. Это — внутренние и наружные органы, из ко-
торых первые назначены для проведения по весьма сложному и длин-
ному пути секрета эпителия семявыделительных трубочек яичка —
сперматозоидов — и выработки жидкой белковой части семени, а вто-
рые— для облегчения интимной близости полов в акте совокупления.
Внутренняя часть добавочной половой системы мужчины пред-
ставлена так называемым придатком яичка (см. рис. 1 и 8, ер),
началом выводящих путей семенника; начавшись от хвостовой части
придатка, они сопровождаются сосудами, нервами и клетчаткой
в составе так называемых семенных канатиков (см. рис. 8,fs).
Пройдя паховой канал, семявыносящий проток яичка, у внутрен-
него отверстия, отделяясь от сосудисто-нервной части, самостоятельно
спускается под брюшинным покровом, выстилающим стенку малого
таза, ко дну мочевого пузыря. Здесь, в пространстве между пузырем
и прямой кишкой, он ответвляет от себя боковой слепой мешок,
называемый семенным пузырьком (см. рис. 1, vs), и, сближаясь
со своей парой, прободает вещество предстательной железы (рис. 1, pr)
и открывается в начальную часть мочеиспускательного канала
семявыбрасывающим протоком (рис. 2, de). От этого
пункта начинается общий путь для семени и мочи, представленный
перепончатой и кавернозной частями мочеиспускательного канала.
Итак, придаток яичка, семявыносящий проток с семенным кана-
тиком, семенные пузырьки, выбрасывающие семя протоки, наконец,
предстательная железа с заложенной в ней предстательной
частью мочеиспускательного канала — вот те элементы внутренней
половой системы мужчины, назначение которых проводить, сохра-
нять и выбрасывать наружу секрет половых желез мужчины —
семя.
Наружная часть половых органов мужчины представлена тремя
пещеристыми телами, образующими мужской детородный
член (р). Они заключают в себе конечный отрезок мочеиспуска-
тельного канала и благодаря связи с кровеносной системой обла-
дают способностью эрегироваться, наполняясь кровью, что облег-
чает проникновение их при акте совокупления в половые
органы женщины.
Далее к ним относятся куперовы железы (рис. 3, gc),
органы с загадочной функцией, и, наконец, образуемые рядом обо-
лочек — мышечной, серозной и кожной — мешковидные органы, назы-

52

ваемые мошонкой (рис 2, sc); в них заложены яички, спу-
скающиеся от места своего первоначального развития на задней
стенке брюшной полости с первым криком новорожденного ребенка.
Кардинальная часть жен-
ской половой системы пред-
ставлена яичниками
(рис. 4, o). В их корко-
вом слое заложены зачат-
ки яйцеклеток, из кото-
рых периодически, соответ-
ственно каждому лунному
месяцу, созревает по одной
яйцеклетке, способной к
оплодотворению.
Помимо этой чисто поло-
вой функции, яичники, равно
как и яички у мужчин, про-
дуцируют другое, еще мало
известное вещество, обусло-
вливающее развитие вторич-
ных половых признаков со
всеми особенностями строе-
ния костной, мышечной и
даже нервной системы.
Внутренние органы доба-
вочной части женской поло-
вой системы представлены
рядом органов, выполняющих
вспомогательную функцию
при половой железе и являю-
щихся, с одной стороны, ее
выносящими путями, а с дру-
гой — частями аппарата сово-
купления и внутриутробного
развития человеческого заро-
дыша. Таковыми являются влагалище, матка с ее связками и фалло-
пиевы трубы.
Влагалище (рис. 4, vg) расположено тотчас за наружной
срамной щелью и наружным своим концом отграничивается от сосед-
Рис. 3. Мочевой пузырь и мочеиспуска-
тельный канал мужчины с прилежащими
органами половой системы.

53

них частей девственной плевой (h), а внутренним — охватывает вла-
галищную часть шейки матки.
Эта последняя (ut) представляет собой полый мышечный орган,
различный по консистенции, размерам, форме и положению, что
зависит от возрастных и физиологических особенностей организма;
в ней совершается ряд волнообразных процессов, сопровождаемых
то явлениями предменструального набухания слизистой оболочки
с последующим кровотечением, то состоянием гипертрофии с об-
разованием грубой децидуальной ткани в процессе беременности.
К ним же относятся широкие маточные связки (U),
заключающие в себе ряд важных органов. Вдоль верхних краев
широких связок идут фаллопиевы трубы, или яйцепро-
воды, — трубкообразные органы (рис. 4, ov), одним концом
открывающиеся в брюшной полости невдалеке от яичника, а другим—
в полость матки отверстием микроскопической величины.
В толще маточных связок, между фаллопиевыми трубами и
яичником, расположены придатки яичников (рис. 4, po)—
Рис. 4. Наружные и внутренние половые органы женщины.

54

рудиментарные органы женской половой системы, представляющие
ряд продольных слепых трубочек, впадающих в одну горизонтальную,
также слепую трубку.
Сюда же относится связочный аппарат, представленный круглой
маточной связкой (lr), играющей огромную роль в фиксации
матки вообще и особенно матки беременной и оканчивающейся в
подкожно-жировой клетчатке больших срамных губ, куда связки
выходят из брюшной полости, пройдя паховой канал. Необходимо
упомянуть еще о собственной связке яичника (lo), небольшом мы-
шечном тяже, идущем от края матки к внутреннему концу яичника.
Наружные половые органы женщины представлены так назы-
ваемой срамной щелью, ограниченной рядом органов. Это — боль-
шие и малые губы (рис 4, lmj и lm), из которых первые наверху
незаметно сливаются с венериным холмом (mv), а внизу соеди-
няются над промежностью (per) при помощи передней и задней
спаек губ. Малые срамные губы, соединяясь вверху, образуют
крайнюю плоть и уздечку клитора (рис. 4, pcl), внизу же незаметно
сливаются с большими, окружая со всех сторон так называемое
преддверие влагалища.
Далее, за преддверием следует самый вход во влагалище (iv),
представляющий значительные индивидуальные колебания как по
размерам, так и по форме и огражденный у девственниц загадочным
образованием, называемым девственной плевой (h), а у за-
мужних женщин — их остатками, известными под названием мирто-
видных сосочков девственной плевы.
Тотчас выше входа во влагалище, за наружным отверстием
мочеиспускательного канала, между двумя ножками малых губ рас-
положен клитор —орган сладострастия женщины (рис. 4, cl).
К наружным же частям добавочной системы относятся барто-
линиевы железы, выводные протоки которых открываются
по бокам входа во влагалище (рис. 4, gB).
Познакомившись в общих чертах со строением мочеполовой
системы человека, перейдем к подробному ознакомлению с органами,
входящими в состав мужской и женской мочеполовой системы.
Почки — парные железистые органы мочевой системы — распо-
ложены на задней стенке брюшной полости, на уровне 12-го груд-
ного—3-го поясничного позвонков. Верхние концы их лежат к средней
линии ближе, чем нижние; правая почка несколько ниже левой, а та
и другая пересекаются на средине своего протяжения 12-м ребром.

55

Прикрытая частями толстой кишки — восходящей и нисходящей
ободочной — и отчасти брюшинным покровом, почка лежит в рыхлой
забрюшинной жировой клетчатке, образующей жировую капсулу
почки. Эта последняя на-ряду с сосудами почек является тем фи-
ксирующим аппаратом, который удерживает почки на месте.
Отсюда понятно происхождение так называемой блуждающей или
подвижной почки, что наблюдается чаще всего у лиц тучных, вне-
запно похудевших. Глубже упомянутых — брюшинного покрова почки
и жировой ее капсу-
лы—располагается сама
железа (рис. 5), имею-
щая бобовидную форму
с прямым, обращенным
внутрь краем, называе-
мым воротами почки
(рог); она покрыта сна-
ружи собственной или
белочной оболочкой.
Под этой последней
располагается уже па-
ренхима почки, сложное
строение которой мож-
но видеть на хороших
продольных разрезах
почек. На упомянутых
разрезах видно, что
вещество почек ясно
разграничено на два слоя — наружный корковый (sc) и внутренний
мозговой (sm).
Основанием для такого деления служит анатомо-гистологическое
строение и функциональное различие обоих слоев. Наружный корковый
слой, называемый по своему гистологическому строению также клу-
бочковым, состоит из так называемых мальпигиевых клубочков
и мальпигиевых телец, а также извитых канальцев, предста-
вляющих собой главную железистую часть почки, где совершается
сложный химический процесс выделения из ядовитых продуктов
крови жидких и твердых составных частей мочи.
Внутренний мозговой слой, или, по гистологическому строению,
трубочковый, состоит из 12—20 пирамид (руг), расположенных
Рис. 5. Почка в разрезе.

56

широким основанием к корковому слою, а верхушкой к воротам
почки. Пирамиды представляются отделенными друг от друга про-
слойками коркового вещества, внедряющимися под названием Бер-
тиниевых столбиков (сВ) между отдельными пирамидами. То и дру-
гое обусловлено дольчатым строением почек в зародышевой жизни.
Вещество мальпигиевых пирамид состоит из громадного
количества в большинстве прямых мочевых трубочек, начинающихся
в корковом слое расширенной чашечкой, называемой боуманов-
ской капсулой; другим концом трубочки открываются на верхушках
пирамид, на так называемых сосочках (р). Эти последние вставлены
в особые соединительнотканные трубочки, называемые малыми
лоханками; сливаясь постепенно друг с другом в большие
лоханки, они образуют почечный таз (pel), который, посте-
пенно суживаясь, переходит в воротах почки в мочеточник
(рис. 5, u).
Длина почек в среднем — 11,5 см; ширина — 5,5 см; толщина —
3,7 см. Вес от 120 до 200 гр.
В топографической связи с почками находятся так называемые
надпочечные железы, помещающиеся на верхнем конце соответ-
ствующих почек. Не имея никакого функционального отношения
к органам мочевой системы, они являются железами с внутренней
секрецией и вырабатывают адреналин, имеющий огромное
значение в экономии организма.
Мочеточник, представляющий таким образом непосред-
ственное продолжение почечного таза, есть цилиндрическая трубка
около 26—32 см длиной, спускающаяся под выстилающей заднюю
стенку брюшной полости брюшиной в полость малого таза, где
она впадает в заднюю стенку мочевого пузыря (рис 6, ur); при
этом мочеточники прободают стенки мочевого пузыря косо, проходя
в их толще на протяжении около 2 см.
Благодаря указанному косому положению и образованию слизи-
стой оболочкой складки, соответственно внутренним отверстиям
мочеточников, стекающая моча имеет возможность лишь поступать
в мочевой пузырь, но не возвращаться назад даже в случаях чрез-
мерного переполнения пузыря мочей.
Стенки мочеточников и почечного таза состоят из трех
слоев: наружного волокнисто-соединительнотканного, среднего —
мышечного и внутреннего слизистого, переходящего в таковой же
мочевого пузыря.

57

Мочевой пузырь (рис. 1 и 6, vu) представляет полый
мышечный орган, принимающий в себя мочу из мочеточников,
собирающий ее в течение известного времени (что возможно бла-
годаря способности к растягиванию всех слоев, образующих стенки
мочевого пузыря) и далее направляющий ее в мочеиспускательный канал.
Мочевой пузырь расположен в малом тазу тотчас за лобковым
сочленением, между ним и прямой кишкой у мужчин, а у женщин
между маткой и лобковым сочленением (рис. 2 и 6, vu).
Формы и размеры мочевого
пузыря меняются по возрастам
и имеют отчасти половые разли-
чия. У новорожденных детей он
имеет веретенообразную форму,
у мужчин — грушевидную, а у жен-
щин эта последняя представляется
еще сильно сдавленной в передне-
заднем направлении.
Емкость пузыря подвержена
значительным колебаниям — у муж-
чин от 180 до 1580 см3, а у жен-
щин от 240 до 1640 см3.
Укреплен мочевой пузырь на
месте брюшинным покровом, связ-
ками, клетчаткой и кроме того
мочеиспускательным каналом, моче-
точниками и сосудами мочевого пузыря. Однако, несмотря на обилие
фиксирующих органов, подвижность мочевого пузыря довольно
значительна, и в наполненном состоянии он, отслаивая покрываю-
щую его брюшину, приподнимается над лобковым сочленением.
Стенки мочевого пузыря состоят из трех слоев: верхнего соеди-
нительнотканного, среднего — мышечного, состоящего из трех слоев
гладких мышечных волокон, расположенных в беспорядке и взаимно
переплетающихся, и, наконец, внутреннего — слизистого.
Слизистая оболочка мочевого пузыря образует ряд складок по всей
внутренней поверхности мочевого пузыря, за исключением дна, где
отмечается гладкий участок слизистой, имеющий форму треуголь-
ника (рис. 3, tL).
Этот треугольный гладкий участок мочевого пузыря интересен
тем, что в трех углах его находятся отверстия. Вверху — парные
Рис. 6. Мочевой пузырь мужчины
с прилежащими органами половой
системы (вид сзади).

58

входные отверстия мочеточников, расположенные по обоим углам
основания треугольника; внизу у вершины — внутреннее отверстие
мочеиспускательного канала.
Мочеиспускательный канал представляется, как мы
видели, различно устроенным у мужчин и у женщин как в чисто
анатомическом, так и в функциональном отношениях. Так, у мужчин
мочеиспускательный канал, принимая в себя проток яичка и добавочных
желез полового аппарата, является скорее мочеполовым протоком.
Ввиду указанных особенностей, мужской и женский мочеиспу-
скательный канал требуют отдельного описания.
Мужской мочеиспускательный канал (рис. 2 и 3, ur) пред-
ставляет узкую трубку, длиной около 20 см, изогнутую в виде
буквы S и образующую впереди лобкового сочленения и под ним
две кривизны. Первая из них исчезает при выпрямлении члена,
а также в состоянии эрекции, благодаря чему изогнутость мочевого
канала принимает сходство с санным полозом, на чем основано
устройство металлических катетеров. Мочеиспускательный канал
мужчины заключает в себе три отдела.
Первый — начинающийся от дна мочевого пузыря и заложенный
в толщу. предстательной железы. Это — его предстательная
часть. Длина ее равняется 2—2,5 см; ширина представляется
наибольшей (рис. 3, ppu).
Слизистая оболочка этого отдела плотно сращена с веществом
предстательной железы; на задней ее стенке отмечается небольшой
бугорок, называемый семенным (cs), и на его верхушке слепое
отверстие рудиментарного органа, называемого мужской маткой
(рис. 3, um). По бокам от последней открываются отверстия
семявыбрасывающих протоков яичек и ряд многочисленных отверстий
выводных протоков самой предстательной железы.
Подойдя под лобковое сочленение, мочеиспускательный канал
прободает мочеполовую диафрагму. Этот средний, короткий отдел,
длиной 1,5—2 см, носит название перепончатой части
(pmu). Позади нее расположены в мышцах промежности ку-
перовы железы (gc), выводные протоки которых открываются
в луковичную часть следующего отдела мочеиспускательного канала.
Этот последний, заложенный в толщу пещеристого тела члена,
представляет трубку в 15—16 см длиной и называется пещери-
стой частью мочеиспускательного канала (pcu); заложенный
в массу пещеристой ткани полового члена, образующей для него

59

как бы чехол, он прилегает снизу и сзади к двум другим пещери-
стым телам более крупного диаметра и образует с ними массу
детородного члена мужчины (рис. 3, p).
Верхний и нижний концы пещеристого отдела мочеиспускатель-
ного канала представляют расширения соответственно расширениям
заключающего его пещеристого тела. Вверху — луковичное расши-
рение (b), соответствующее луковичному расширению пещеристого
тела, и внизу ладьеобразная ямка (fn), соответствующая утолщению
пещеристого тела, наз. головкой члена (gp); последняя,
в виде колпачка надвинута на заостренные передние концы двух
пещеристых тел члена. Впереди ладьеобразной ямки находится на-
ружное отверстие мочеиспускательного канала, открывающееся
на верхушке головки члена несколько эксцентрично в виде сагит-
тальной щели.
Стенки мочеиспускательного канала состоят из слизистой и мышеч-
ной оболочек; последняя отсутствует лишь в пещеристом отделе. Этот
последний снабжен довольно объемистым собственным пещери-
стым телом, снаружи одетым белочной оболочкой; от нее внутрь
отходят соединительнотканные перегородки, образующие пещерки,
или камеры, находящиеся в связи с кровеносными сосудами и на-
полняющиеся кровью. Ближе к самому каналу пещеристая ткань
заменяется сильно развитыми венами. Эти факты обусловливают
вздутие пещеристого тела мочеиспускательного канала и расширение
самой уретры в момент эрекции, благодаря чему все три пещеристые
тела играют одинаковую роль в напряжении полового
члена.
Женский мочеиспускательный канал (рис. 7, ur), в противопо-
ложность мужскому, представляет широкую и короткую трубку
длиной в 2,5—4 см, которая, начавшись от дна мочевого пузыря,
направляется вперед и вниз и, выйдя через мочеполовую диафрагму
под лобковое сочленение, открывается наружным отверстием звезд-
чатой формы в глубине половой щели впереди и выше отверстия
влагалища — между ним и клитором (рис. 4, ou).
На всем протяжении он вплотную прилежит к передней стенке
влагалища, плотно с ней соединенный. Строение стенок то же, что
и в мужском мочеиспускательном канале, за исключением
пещеристых тел, которые отсутствуют вовсе.
Кардинальная часть мужской половой системы представлена
яичком, которое имеет форму голубиного яйца, несколько
сдавленного с боков. Яичко нормально находится в полости

60

мошонки, будучи подвешено здесь несколько косо на семенном
канатике и отделяясь от своей пары вертикальной мышечной пере-
городкой (рис. 2 и 8, t). Продольный размер яичка равняется
4—5,5 см; ширина 1,8—2,4 см, толщина 2—2,5 см. Вес рав-
няется 25—30 г. К заднему краю яичка прилежит придаток
яичка, продолжающийся вверх в семенной канатик (рис. 8, ер).
Яичко покрыто двумя оболочками: наружной серозной и вну-
тренней — собственной, или белочной, оболочкой, плотно сращенной
с первой.
Вдоль заднего края соответственно придатку яичка белочная
оболочка, утолщаясь, образует так называемое гайморово тело
(рис. 9, cg), от которого внутрь железы отходят тончайшие соеди-
нительнотканные перегородки, образующие ряд конусовидных по-
лостей остова яичка, обращенных основанием к поверхности яичка.
На продольном разрезе вещество яичка имеет мелкозернистую
поверхность, что обусловлено присутствием громадного количества
Рис. 7. Топография женской мочеполовой системы (сагиттальный разрез).

61

семявыделительных трубочек, густо заполняющих полости стромы.
Эпителий семявыделительных трубочек обладает способностью выра-
батывать деятельную часть мужского
семени — семенные тельца или спер-
матозоиды (рис. 10). В эпителиаль-
ном покрове извитых трубочек в
стадии деятельности различают двоя-
кого рода клетки: половые и клетки
Сертоли.
Первые путем сложного и после-
довательного деления превращаются
в сперматозоидов, для которых клетки
Сертоли являются питательным
материалом, необходимым в сложном
процессе преобразования. Означенный
процесс образования сперматозоидов,
называемый сперматогенезом,
происходит в течение всего периода
половой деятельности мужчины, не-
редко до самой глубокой
старости.
На поперечных срезах яичка видны две ткани: во-первых,
срезы семенных каналь-
цев, выложенных клет-
ками Сертоли и вы-
полненных жизнедея-
тельными семенными
клетками всех степеней
зрелости, и, во-вторых,
так называемая проме-
жуточная или интер-
стициальная ткань, в
которую как бы погру-
жены семенные каналь-
цы. Картина, однако,
изменяется при рассма-
тривании срезов из пере-
саженного яичка. В указанном случае семенные канальцы уже, обкладка
из сертолиевых клеток беднее, внутренний просвет выполнен незна-
Рис. 8. Яичко с придатком
(оболочки вскрыты).
Рис. 9. Яичко и придаток в разрезе.
Рис. 10.
Сперматозо-
иды (сильно
увелич.).

62

чительным количеством отмерших семенных клеток, но зато интер-
стициальная ткань разрослась в густую сеть так называемых лей-
диговых промежуточных клеток. Этой-то промежуточной ткани
Штейнах приписывает внутрисекреторную функцию, называя
ее пубертатной железой; необходимо отметить, что целый
ряд авторов, как Штиве, Полль и др., отрицают приписываемое
интерстициальной ткани (пубертатной железе) значение железы
с внутренней секрецией.
Приближаясь к гайморову телу, извитые канальцы переходят
в прямые, образующие в этом последнем причудливую сеть; от нее
дальше отходят 10—15 выводных канальцев, впадающих в длинный
извилистый проток, называемый придатком яичка.
Придаток яичка представляет, таким образом, часть выно-
сящих путей и имеет вид колбовидного тела, прилежащего к верх-
нему концу и заднему краю яичка. Вследствие указанной формы
в нем различают головку, тело и хвост, хотя без достаточного
к тому основания, ибо, в распрепарованном виде, по удалении покры-
вающей его белочной оболочки, он представляет собою длинную
извитую трубку, которая начинается от выводных протоков гаймо-
рова тела и переходит в своем хвостовом отделе в семявыно-
сящий проток яичка. На верхнем конце яичка, впереди головки
придатка, отмечается привесок яичка, так называемая морганиева
гидатида (рис. 9, gm).
Семявыносящий проток, составляющий непосредственное
продолжение хвостовой части придатка, представляет собою частью
извитую и частью прямую трубочку, длиною около 40 см, которая
проходит через ряд полостей, то отдельно, то в составе семенного
канатика, прежде чем открыться на слизистой оболочке предста-
тельной части мочеиспускательного канала (рис. 1 и 6, vd).
Начавшись от хвоста придатка, семявыносящий проток восходит
кверху в составе семенного канатика и через наружное отверстие
пахового канала входит в этот последний; выйдя через внутреннее
устье пахового канала в брюшную полость, семявыносящий проток
отделяется от сосудов и нервов, спускаясь под брюшиной,
выстилающей стенки малого таза, вниз, пересекает мочеточники
и, сближаясь со своей парой у средней линии, подходит ко дну
мочевого пузыря.
В указанном положении, прилежа к стенкам мочевого пузыря, семя-
выносящий проток ответвляет от себя кнаружи особый слепой пузырек,

63

называемый семянным пузырьком, и, прободая вещество предста-
тельной железы, открывается в предстательной части мочеиспу-
скательного канала по бокам от семенного бугорка (рис. 6, vs).
Часть семявыносящего протока, заложенная в массу предстательной
железы, называется выбрасывающим семяпротоком
(рис. 2, de).
Стенки семявыносящего протока состоят из тех же трех слоев:
наружного — соединительнотканного, среднего — мышечного, располо-
женного в два слоя, и внутреннего — слизистого.
Семенной пузырек представляет продолговатой формы,
с верхним расширенным концом, бугристое выпячивание стенки
семявыносящего протока, длиною в 4—5 см; расположен он кна-
ружи от этого последнего и прилежит к телу мочевого пузыря
ниже впадения в него мочеточников (рис. 6, vd).
Нижний заостренный конец соприкасается с предстательной
железой и переходит в выносящий проток пузырька, сливающийся
с протоком яичка в выбрасывающий семя проток (рис. 2, de).
Последний проходит в массе предстательной железы в косом
направлении. Бугристость семенного пузырька обусловлена целым
лабиринтом извивов слепых мешковидных расширений, образуемых
его стенками. Толща стенок состоит из соединительнотканного, мы-
шечного и слизистого слоев. В слизистом слое расположены труб-
чатые железы, выделяющие составные части белковой субстанции
семени на-ряду с железами простаты.
Продукт мужской половой железы — семя — представляет
собою густую, клейкую зеленоватую жидкость щелочной ре-
акции, обладающую своеобразным запахом сырости, и состоит
из собственно форменных элементов, сперматозоидов, и приме-
шанной к ним семенной жидкости белкового характера. Таким
образом семя в том виде, в каком оно выбрасывается наружу,
представляет собою продукт совместной деятельности эпителия
семенников и железистых образований простаты и семенных пу-
зырьков.
При соприкосновении с воздухом семя принимает более жидкую
консистенцию и быстро высыхает.
Главными составными частями мужского семени являются семенные
тельца или нити, называемые спермиями, представляющиеся как
бы взвешенными в жидкой белковой субстанции добавочных половых
желез. В одном эйакуляте их насчитывается несколько милли-

64

онов; впрочем, при частой эйакуляции, а также с возрастом коли-
чество сперматозоидов значительно убывает.
Эти последние в состоянии покоя скопляются в прямых канальцах
яичка и по протяжению всех выводных путей, вопреки мнению
старых анатомов, считавших семенные пузырьки запасным резер-
вуаром для скопления продуцируемых эпителием семяотделительных
трубочек спермиев.
Под микроскопом сперматозоиды (рис. 10) представляются
нитевидными образованиями, длиною около 1/200 мм, в которых
ясно различают головку и хвост, имеющий форму длинного бича.
Последний вращательными движениями проталкивает все образование
вперед, благодаря чему поле зрения микроскопа усеяно тысячами
семенных нитей, как. бы намеренно устремляющихся в разные
стороны и то останавливающихся на мгновение, то вновь буравящими
движениями бросающихся вперед.
Благодаря сходству их с мельчайшими живыми существами они
получили свое название сперматозоидов, что в переводе с греческого
означает „ семенные животные“.
Что же касается семенных пузырьков, то они являются, пови-
димому, секреторными органами, продуцирующими жидкую белковую
часть семени, назначение которой — способствование наибольшему
распространению семени в женских половых частях и сохранению
их жизнеспособности постоянным содержанием их во влажной
среде.
Это наблюдается и в животном мире. Так, у морских свинок
и у некоторых мышей семенные пузырьки вырабатывают студенистый,
богатый фибриногеном секрет, изливаемый ими вслед за семенем
и застывающий в половых путях самки. Этим достигается, с одной
стороны, невозможность для выброшенного семени вылиться обратно,
а с другой — исключается возможность повторного оплодотворения
тем же или другим самцом.
Предстательная железа — этот сложный мышечно-желе-
зистый орган — представляет собою твердое тело, имеющее форму
и размеры каштана и расположенное тотчас под дном мочевого
пузыря (рис. 1, 2, 3 и 6, pr). Задняя ее поверхность при-
лежит к передней стенке прямой кишки, через которую введенным
указательным пальцем она может быть прощупана. Тело железы
прободается сверху вниз мочеиспускательным каналом и кроме того
косо сзади наперед выбрасывающим семяпротоком. Длина ее

65

3,2—4,5 см, ширина 2,5—3,5 см, толщина 1,4—2,2 см. Вес ее
12—18 г.
Консистенция вещества простаты плотная, на разрезе цвет ее
желто-красный. Эта плотность консистенции железы обусловлена
присутствием громадного количества мышечной ткани, как бы ком-
пактующей в одно целое отдельные альвеолярно-трубчатые железы,
число которых колеблется от 20 до 30. Главная масса мышечных
волокон относится к гладкой, непроизвольной мускулатуре, за
исключением участка под дном мочевого пузыря, где железа охва-
тывает начальный отрезок уретры. Здесь обнаруживается примесь
значительного количества произвольных, или поперечнополосатых,
мышц. Этому скоплению произвольной мускулатуры предстательная
железа обязана приписываемой ей функции сфинктера, то есть
сжимателя мочевого пузыря и мочеиспускательного канала.
Выводные протоки отдельных желез, компактующих массу органа,
открываются на слизистой мочеиспускательного канала многочислен-
ными отверстиями микроскопической величины. Железки эти выде-
ляют серозную жидкость своеобразного запаха, называемую проста-
тическим соком, который примешивается к семени. Таким образом
функциональное значение предстательной железы представляется
весьма сложным. Это прежде всего секреторная функция, заключаю-
щаяся в выделении простатического сока, далее мышечная функция
в смысле сфинктера мочевого пузыря и канала, и, наконец, ей
приписывается роль железы с внутренней секрецией.
Остается еще упомянуть о куперовых железах (рис. 3, gc),
представляющих собой бугристые, величиной с горошину, желе-
зистые образования, расположенные в жировой клетчатке на
мышцах промежности и изливающие свой секрет в луковичную
часть пещеристого отдела уретры; функция их представляется и по-
сейчас весьма неясной.
Мужской половой член (рис. 2 и 3, р), орган совоку-
пления мужчин, заключающий в себе отводящий проток моче-
вого пузыря, представляет пещеристый орган; он состоит из
трех цилиндрических тел—двух пещеристых тел члена, плотно
соединенных друг с другом наподобие ствола двуствольного ружья,
и третьего пещеристого тела мочеиспускательного канала, прилежа-
щего вплотную к бороздке на нижней поверхности двух первых.
Пещеристые тела члена в задней своей части, называемой корнем
пещеристых тел, расходятся и прикрепляются к нисходящим ветвям

66

лобковых костей. Передние заостренные концы пещеристых тел
члена прикрыты колоколообразной головкой, слегка сплющенной
сверху и снизу (gp). Все три пещеристых тела снаружи покрыты
плотной белочной оболочкой и кожей, представляющей продолжение
таковой с мошонки.
Дойдя до шейки головки, кожа поднимается в виде складки, назы-
ваемой крайней плотью, выступающей над головкой; внутренний
листок складки при эрекции органа растягивается, выравнивая
разницу в длине эрегированного органа и кожи. Переходя на
головку, кожа сильно истончается и, приобретая красноватый цвет,
напоминает слизистую оболочку, с которой вступает в непосред-
ственную связь у наружного отверстия мочеиспускательного канала.
От нижней поверхности головки отходит небольшая складка, назы-
ваемая уздечкой головки, которая продолжается в пигментирован-
ный шов, представляющий продолжение шва промежности и мошонки.
Кожа полового члена тонка, чрезвычайно подвижна, растяжима
и отличается темноватой окраской. Она лишена совершенно жировой
подкладки, заменяющейся легко растяжимой фасциозной тканью,
которая и обусловливает чрезвычайную растяжимость кожи в этой
области.
Внутренний листок крайней плоти и вся шейка полового члена
богато снабжены особого рода сальными железками, наз. тизо-
новыми. Отделяемое этих желез, смешиваясь со слущивающимся
эпидермисом кожи головки, образует так называемую препуциальную
смазку — густую массу специфического запаха. Истонченная кожа
головки, совершенно лишенная желез, представляется сплошь
усаженной нервными сосочками, которые и обусловливают чувстви-
тельность головки.
Под кожей располагается плотная белочная оболочка, соеди-
няющая все три пещеристых тела в один компактный орган. Впрочем,
плотность и толщина ее изменяются в напряженном и покойном
положениях члена; по наблюдениям, при эрекции она утончается
до четверти своей толщины.
Пещеристые тела члена представляют главную его массу и об-
условливают свойственные ему форму и плотность. Образующая
их губчатая ткань состоит из соединительнотканных перекладин,
содержащих пучки гладких мышц и образующих ряд пещеристых
лабиринтов, или каверн. Они находятся в сообщении друг
с другом и с кровеносными сосудами. Благодаря способности пеще-

67

ристого лабиринта к расширению и увеличению объема половой член
получает возможность, наполняясь кровью и становясь твердым
и упругим, проникать в наружные половые части женщин. Это
напряжение полового члена — эрекция — совершается путем усилен-
ного притока крови из артериальной системы, сообщающейся с пе-
щеристым лабиринтом, а также путем задержки и затруднения оттока
венозной крови специальными клапанообразными и сдавливающими
приспособлениями.
К наружным половым органам относится также мошонка,
представляющая собою кожно-мышечный мешок, заключающий
в себе яичко. Благодаря такому положению яичко представляется
покрытым шестью оболочками, из которых два принадлежат самому
яичку и четыре — мошонке. Это — кожная, мышечная, фасциозная
и серозная оболочки мошонки. Кожа мошонки тонка, морщи-
ниста, сильно пигментирована и богата волосами и сальными же-
лезками.
По средней линии хорошо заметен шов мошонки, свидетель-
ствующий об образовании ее из двух половин, соответствующих
половым валикам зародыша. Внутри мошонки шву соответствует
мышечная перегородка, отделяющая яички друг от друга.
Кардинальную часть половой системы женщины образуют яич-
ники (рис. 1, 4 и 7, о).
Яичники представляют собой овальные тела, морщинистые на
вид и значительно сплюснутые в передне-заднем направлении. Длина
их равняется 4—5 см; ширина 2—3 см; толщина 1—1,5 см;
вес 10—15 г.
Впрочем, величина яичника зависит в сильной степени от
возраста, физиологического состояния и индивидуальной способности
к развитию. Наибольших размеров они достигают в период расцвета
половой жизни женщины. К концу половой жизни уже наблюдается
атрофия, с климактерием переходящая в настоящую старческую
инволюцию.
Расположены яичники в малом тазу, в толще заднего листка
широких маточных связок.
Уплощенным прямым краем, наз. воротами, яичники прикрепляются
к широким маточным связкам, имея внутри от себя тело матки,
снаружи — расширенную ампуллярную часть фаллопиевой трубы,
сверху придаток яичника; свободным выпуклым краем, прилежащим
к прямой кишке, яичник обращен назад и вниз.

68

На разрезе яичника хорошо видно его внутреннее строение;
уже при слабом увеличении можно различить два слоя: наружный
корковый и внутренний медуллярный, или наружную железистую
часть и внутреннюю соединительнотканную строму. Соединительно-
тканные волокна, образующие всю массу мозгового слоя, оплетают
сосуды и нервы яичника и отсюда распространяются более редким
слоем в корковый слой, оплетая там фолликулы в различных стадиях
своего развития. Последние представляют собою эпителиальные
пузырчатые образования, заключающие в себе по яйцевой клетке.
Необходимо отметить, что яичники новорожденных уже содержат
заключенными в строму коркового слоя всю массу первичных
пузырьков. Число их Генле определяет в 72.000, а Саппей
даже в 400.000 для обоих яичников.
Таким образом увеличение в последующие годы яичников зависит
не от увеличения числа фолликулов, а от роста соединительнотканной
стромы, раздвигающей и распределяющей скученные первично
фолликулы в массе коркового слоя в несколько рядов.
Однако из бесчисленного количества первичных фолликулов,
которыми природа столь расточительно снабдила женщину, лишь
13 раз в год, соответственно лунным месяцам, и не более 500
в течение всей половой жизни женщины получают дальнейшее
развитие.
Вся остальная масса пребывает в зачаточном состоянии, под-
вергаясь обратному развитию с наступлением климактерического
возраста.
Изменения, наблюдаемые в развивающихся дальше фолликулах,
будут заключаться в следующем: окружающие яйцо фолликулярные
клетки начинают размножаться, заполняя всю полость фолликула;
в дальнейшем в них образуется небольшая щелевидная полость,
которая постепенно увеличивается жидкостью, выделяемой фолли-
кулярными клетками. Таким образом из плотного фолликула полу-
чается полый пузырек, наполненный жидким отделяемым фоллику-
лярных клеток, в котором яйцеклетка оказывается прижатой к какой-
либо стенке и располагается на особом скоплении клеточных
элементов фолликула, называемом плодоносным диском. Обра-
зовавшийся таким образом зрелый фолликул, по имени открывшего
его ученого, называется граафовым пузырьком.
В том месте, где фолликул располагается на скоплении клеток
плодоносного диска, впервые в 1827 г. фон Бером было усмотрено

69

яйцо, за каковое до того принималось все образование граафова
пузырька. Последний, получив от стромы яичника уплощенную на-
ружную оболочку, медленно подвигается к периферии коркового
слоя, раздвигая соседние незрелые фолликулы и истончая покры-
вающую яичник белочную оболочку. Когда же вследствие непре-
рывного расширения стенок граафова пузырька стенки последнего
растягиваются и, истончая белочную оболочку, лопаются, содер-
жимое выбрасывается в брюшную полость вместе с яйцеклеткой.
Последняя в большинстве случаев захватывается присасывающим
действием ампуллярной части фаллопиевой трубы и проводится
в полость матки (рис. 1, 4 и 7, ра).
Лопнувший фолликул в дальнейшем спадается, и освободившаяся
от яйцеклетки полость наполняется кровью из лопнувших сосудов
фолликула. Дальнейшая судьба лопнувшего фолликула заключается
в обильном разращении как рыхлой соединительной ткани, так
и пузырькового эпителия, окрашивающихся желтоватым пигментом.
Это так называемое желтое тело яичника имеет различную
судьбу в зависимости от наступающей вслед за процессом овуляции
менструации или же беременности. В случае наступившей менстру-
ации обратное развитие желтого тела совершается в 3—4 недели;
само желтое тело, называемое менструационным, постепенно теряется
в строме яичника, оставляя на поверхности его рубцы, число которых
с возрастом увеличивается.
В противоположность этому, желтое тело беременности имеет
весьма продолжительное существование, достигая наивысшего раз-
вития к концу 3-го месяца беременности, и сохраняется в течение
некоторого времени после родов. Несомненно и желтое тело мен-
струационное и желтое тело беременности играют в организме
женщины роль своего рода желез с внутренней секрецией, проду-
цируя в кровь особые вещества, обусловливающие как менструальное
набухание слизистой оболочки матки, так и ряд изменений в половой
сфере и во всем организме женщины, свойственных беременности.
Яйцеводы, или фаллопиевы трубы, представляют собой
парный трубчатый орган, длиной в 12—16 см, заложенный в
верхнем крае широких маточных связок (рис. 1, 4, 7, ov).
Одним своим концом соединяясь с полостью матки, яйцеводы
другим, наружным, прилежат близко к яичникам, начинаясь здесь
воронкообразным расширением, усеянным бахромчатыми образова-
ниями. Последние, повидимому, играют важную роль в процессе

70

проведения яиц, выделяемых лопнувшим граафовым пузырьком
в полость матки.
Стенки фаллопиевой трубы состоят из трех слоев: наружного
серозного покрова широких связок, среднего мышечного и вну-
треннего слизистого, покрытого мерцательным эпителием.
Ниже фаллопиевых труб, между ними и яичником, в толще
широких маточных связок располагаются придатки яичника. Соот-
ветствуя придатку яичка у мужчины, придатки яичника, однако, играют
роль рудиментарных органов, не выполняющих никакой роли в жен-
ском организме (рис. 1 и 4, ро).
Придатки яичника представлены рядом параллельных слепых
трубочек, впадающих в слепо оканчивающийся продольный канал,
идущий параллельно верхнему краю яичка.
Яйцеводы, сливаясь нижним концом, образуют матку (рис. 1, 4
и 7, ut). Последняя представляет собою полый мышечный орган
грушевидной формы, расположенный в малом тазу между прямой
кишкой и мочевым пузырем.
В матке различают: дно —часть, выступающую над местом
впадения фаллопиевых труб, тело — среднюю часть — и шейку —
часть, прилежащую к влагалищу и частично им охваченную.
На границе между шейкой и телом лежит внутреннее устье маточного
зева (рис. 7).
Приблизительно на уровне внутреннего маточного зева матка
перегибается и образует угол, открытый кпереди. Величина и форма
матки представляют ряд различий в зависимости от возраста и по-
ловой деятельности. Матка девственниц и нерожавших женщин
мала и узка, у рожавших — больше и шире. Длина у нерожавших
5—7 см, у рожавших 6—8 см; наибольшая ширина 3,5—5,5 см,
наибольшая толщина 2,5—3 см.
Во время беременности матка увеличивается до громадных раз-
меров и уменьшается в послеродовом периоде. Стенки матки состоят
из трех слоев: наружного серозного, называемого периметрием,
внутреннего мышечного, называемого миометрием и состоящего
из 4 слоев, и, наконец, внутреннего слизистого, называемого
эндометрием. Эндометрий плотно спаян с подлежащей мышечной
оболочкой и выстилает узкую щелевидную полость тела матки и ее
шейки.
Во время менструации слизистая оболочка набухает, сосуды
расширяются и, наконец, лопаясь, вызывают кровотечение.

71

Наоборот, во время беременности слизистая оболочка разраста-
ется, обрастая прикрепившееся яйцо, и, претерпевая ряд изменений,
превращается в грубую децидуальную ткань.
Матка фиксируется на месте рядом связок. Это прежде всего
широкие маточные связки, прикрепляющие ее к стенкам малого
таза (рис. 6, ll). Далее — круглая маточная связка (lr), играющая
важную роль в процессе фиксации матки, особенно беременной.
Наконец, ту же роль фиксационного аппарата матки играют так
называемые дугласовы связки, идущие от задней поверх-
ности матки к передней поверхности крестца.
Влагалище представляет уплощенную, с соприкасающимися
передней и задней стенками, мышечную трубку, которая тянется от
матки до наружных половых органов. Длина влагалища 7—8 см;
ширина 2—3 см. Охватывая маточную шейку (см. рис. 1, 4, 7 vg),
влагалище образует своды — передний и задний.
Передняя стенка влагалища соприкасается вверху с мочеточни-
ками и дном мочевого пузыря, а внизу с мочеиспускательным кана-
лом, образующим на передней стенке глубокое вдавление. Задняя
стенка, более длинная, чем передняя, прилежит к передней стенке
прямой кишки, соединяясь с ней при помощи жировой клетчатки.
Стенки влагалища состоят из трех слоев: наружного слоя —
клетчатки, среднего — мышечного и внутреннего — слизистого, пе-
реходящего вверху в слизистую оболочку полости матки, а внизу
продолжающегося в слизистую оболочку малых губ. Цвет ее
розовато-красный, переходящий во время беременности в фиоле-
товый цвет винных дрожжей. Вход во влагалище отграничен
от вульвы у девственниц складкой слизистой оболочки, исходящей
от задней стенки влагалища и называемой девственной плевой, верх-
ний вогнутый край которой оставляет открытой лишь небольшую
часть влагалищного отверстия, необходимую для стока месячных
очищений.
Форма девственной плевы чрезвычайно разнообразна. Наиболее
часто встречаемая форма девственной плевы имеет вид полулунной
заслонки (см. рис. 11, А). Встречаются также формы бахром-
чатой (В), в форме губ (C), с двумя (D) и со многими (Е) отвер-
стиями. Вследствие указанного многообразия форм дело судебно-
медицинской экспертизы сильно затрудняется. Судебным врачам уже
давно было известно, что недостаток девственной плевы не есть
несомненное доказательство утраты девственности, точно так же, как

72

существование ее не дает оснований для заключения о несомненном
сохранении девственности.
При первом совокуплении происходят надрывы краев девствен-
ной плевы, с разрушением целости которой остаются так называемые
миртовидные сосочки, или лоскутья девственной плевы.
Интересно отметить, что такая же складка имеется в основании
яйцевода девственных особей низших рыб, например у акул и
у скатов, в то время как у большинства остальных животных дев-
ственная плева отсутствует на протяжении всего многообразия
животных форм от рыб и до обезьян включительно, встречаясь, как
исключение, у высших антропоморфных обезьян, напр. у гориллы.
Наружные половые органы женщины (см. рис. 4), называемые
также вульвой, состоят из срамной щели, отграниченной двумя
парами складок; из них наружные губы составляют вместе с тем и
наружные границы вульвы.
Большие губы (lmj) представляют валикообразные массивные
кожные складки, богатые подкожным жировым слоем и покрытые
волосяной растительностью. По направлению книзу большие губы,
истончаясь, постепенно беднеют растительностью и в то же время,
утрачивая свой сухой кожистый вид, становятся более красными
и влажными, напоминая внешним видом слизистую оболочку, хотя
и не принимают вполне строение этой последней. Кнаружи от них
расположены кожные бороздки, отделяющие их от паховых областей.
Длина больших губ 7—8 см; ширина вверху 2—3 см.
Впереди задней спайки больших губ необходимо отметить так
называемую ладьеобразную ямку, отграниченную от входа во влагалище
Рис. 11. Различные формы девственной плевы.

73

девственной плевой. Кнутри от больших губ расположены малые
срамные губы, замыкающие со всех сторон вход во влагалище.
Малые срамные губы представляют более короткие, узкие и низкие,
по сравнению с большими губами, складки; они неровны, слегка
морщинисты и содержат в толще своей большое количество саль-
ных желез.
Вверху малые срамные губы, расщепляясь на две ножки, охва-
тывают головку клитора и образуют его крайнюю плоть (pcl).
Постепенно суживаясь книзу, малые губы незаметно сливаются
с уздечкой больших губ в области ладьеобразной ямки.
Кнаружи от этой последней, у места прикрепления девственной
плевы, на медиальной поверхности малых срамных губ, открываются
выводные протоки бартолиниевых желез (gB).
Последние представляют собой два красновато-желтых железистых
тела, величиной с горошину, соответствующих куперовым железам
мужской половой системы и расположенных в задней части влага-
лищного отверстия под задними концами пещеристых тел пред-
дверия.
Преддверием влагалища (iv) называется участок по-
ловой щели, ограниченный малыми срамными губами. Оно заключает
в себе вход во влагалище и выше — отверстие мочеиспускательного
канала.
Наружное отверстие женского мочеиспускательного канала (ou)
легко находится ощупыванием благодаря некоторой плотности и за-
метному на глаз звездообразному выпячиванию его стенки; распо-
ложено оно несколько выше входа во влагалище, отличающегося
большой мягкостью и значительной шириной.
Поверхность слизистой оболочки влагалищного входа богата
отверстиями заложенных в толще слизистой оболочки слизистых
железок.
Выше наружного отверстия мочеиспускательного канала сви-
сает, слабо выступая в полость срамной щели, похотник или
клитор (cl) — орган сладострастия женщин, соединенный с малыми
срамными губами двумя парами расходящихся складок. Две из них,
соединяясь дугообразно над клитором и одевая его сверху, образуют
его крайнюю плоть (см. рис. 4, pcl). Две другие, соединяясь
с нижней поверхностью клитора, образуют его уздечку.
Клитор состоит из двух тонких пещеристых тел, начинающихся
длинными ножками от нисходящих ветвей лобковых костей, анало-

74

гично с мужским членом. Поднимаясь кверху, они прилегают друг
к другу и образуют ствол или тело клитора, имеющего в длину
3—4 см и оканчивающегося закругленной, покрытой слизистой обо-
лочкой верхушкой, наз. головкой клитора. Слизистая оболочка
головки снабжена в большом количестве нервными сосочками,
обусловливающими чувствительность, и немногочисленными сальными
железами.
Эпидермис слизистой оболочки, слущиваясь, образует с секретом
упомянутых сальных желез беловатую массу, так называемую смегму
клитора. Пещеристые тела клитора окружены плотной фиброзной
оболочкой, которая при переходе ножек клитора в тело, где клитор
образует перегиб, переходит в так наз. подвешивающую связку клитора.
Кроме пещеристых тел клитора необходимо отметить также
пещеристые тела преддверия, соответствующие пещеристым телам
мужского мочеиспускательного канала. Они представляют большие
округленные венозные массы, расположенные по обеим сторонам
преддверия влагалища. Соединяясь с венозным сплетением клитора,
они образуют сплошную венозную сеть.
Познакомившись в общих чертах со строением мочеполовой
системы человека, на несколько мгновений остановимся на изучении
сложного процесса постепенного развития и усовершенствования
мочеполового аппарата в течение длинного ряда тысячелетий, в со-
ответствии с постепенным развитием самих животных форм, от
низших и до высших, по длинной лестнице постепенно усложняю-
щихся существ, замыкаемых венцом мироздания — человеком.
Означенный исторический процесс видового или племенного
развития называется филогенетическим, в отличие от инди-
видуального развития, называемого онтогенетическим.
Онтогенетическое развитие, под которым, таким образом, мы
разумеем процесс развития от эмбрионального и до половозрелого
состояния, дает нам ключ к пониманию различного рода аномалий
и уродств в строении мочеполовой системы.
Изучение индивидуального развития мочеполовой системы, отра-
жающего в различных этапах внутриутробного развития те или
иные стадии постепенного развития и совершенствования в процессе
филогенеза, может стать ясным лишь после предварительного зна-
комства с этим последним.
Ни в одной системе органов так, как это мы можем наблюдать
в системе органов мочеполовых, это взаимоотношение между видо-

75

вым и индивидуальным развитием не выступает так резко, так
рельефно и выпукло, как здесь. И действительно, ни одна система
органов не дает столь блестящего подтверждения тому биогенетиче-
скому закону, введенному в биологию знаменитым немецким био-
логом Геккелем, на котором основано учение о происхождении
и развитии животных форм вообще.
История развития отдельного животного, по Геккелю, является
как бы извлечением из истории развития его племени; другими
словами, ряд форм, которые проходит животное, от стадии оплодо-
творенного яйца и до половозрелого состояния, является кратким,
сжатым, правда, временами несколько искаженным, в силу приспо-
соблений к определенным условиям развития, повторением длинного
ряда форм, которые проделали его предки в течение бесконечного
ряда веков от поколения к поколению.
Таким образом онтогенез, под которым Геккель разумеет
индивидуальное развитие от стадии оплодотворенной яйцеклетки и
до взрослого состояния, является кратким, сжатым повторением
филогенеза, под которым следует разуметь видовое, историческое
развитие животного из первобытных форм. Другими словами, онто-
генетическое развитие мочеполовой системы человека являет собой
в сжатой и краткой форме его филогенетическое развитие.
Знакомство с историей индивидуального и племенного развития
мочеполовой системы дает нам ключ к уяснению общности ее строения
в царстве животных, с одной стороны, а с другой — проливает свет
на происхождение различного рода аномалий и уродств.
Рис. 12 пояснит нам весь сложный ход постепенного разви-
тия и усовершенствования органов мочеполовой системы по мере
развития самих животных форм.
И действительно, если мы отвлечемся от деталей и подробно-
стей строения у низших позвоночных, то, обращая внимание на
прилагаемый рисунок, мы можем проследить постепенный ход пре-
вращений от низших форм клоачных животных, с еще не дифферен-
цированными областями мочеполового синуса и прямой кишки, до
высших форм, с высоко специализированными в функциональном
отношении и анатомически разграниченными органами заднего от-
резка пищеварительной трубки и мочеполового синуса.
На рисунке 12 A, на котором схематически представлена
задняя часть сагиттально разрезанного тела, мы имеем отношения
наиболее простые, наблюдаемые и ныне у пресмыкающихся, зани-

76

мающих в родословной человека место вслед за рыбами и амфи-
биями.
На конце тела мы отмечаем отверстие клоаки (clo), в которую
впадает задний отрезок толстой кишки (rec) и спереди конечные
отрезки выводных путей мочевых (и) и половых желез (t).
Оба протока открываются рядом в общую полость клоаки, при
чем семявыносящий проток располагается ближе к хвостовому концу
животного, где возвышается, направляясь назад и вверх, валико-
образное тело, уже имеющее характерное строение пещеристого
тела (p). Это мужской копулятивный или совокупительный орган.
На спинной стороне этого органа отмечаются зачатки будущего
мочеиспускательного канала в виде небольшого желобка, по кото-
рому проходит выделяемое семенниками семя и в акте совокупления
вносится в клоаку самки. Переходных форм от описанной формы
рептилиеподобных предков человека к низшим млекопитающим
жизнь не сохранила, и потому таковую форму Боас создает пред-
положительно на основании целого ряда анатомических и эмбрио-
логических данных.
Рис. 12 В представляет схематическое изображение мочеполовых
органов этой гипотетической переходной формы, сохранившей еще
все особенности клоачных животных.
Клоака существует попрежнему; только на передней брюшной
стенке ее мы замечаем небольшое выпячивание на месте впадения
в клоаку мочеточников и семяпроводов. Это есть первые проблески
начинающегося обособления пищеварительных и мочеполовых орга-
нов, сопровождаемого исчезновением клоаки и вместе с тем обра-
зованием общего для обоих протоков концевого участка, называемого
мочеполовым синусом (sug).
Одновременно происходит замыкание первичного жолоба (ur),
с образованием замкнутой трубки, вызванное появлением островков
пещеристой ткани выше желобка. Половой член попрежнему пред-
ставляется обращенным назад, как и на предыдущих формах.
Однако уже и на этой форме мы можем отметить стремление
к разделению выводных путей мочевых и половых органов. Так,
мочевой проток, открываясь в выпятившуюся стенку мочеполового
синуса, позволяет моче поступать прямо в клоаку.
Проток половой железы, продолжаясь в канал, заложенный внутри
пещеристого тела, открывается на конце последнего, благодаря чему
семя выбрасывается наружу, будучи вполне изолированным от мочи.

77

Рис. 12 С представляет отношения, реально существующие
у низших форм млекопитающих, относящихся к группе однопро-
ходных, как ехидна и утконос. На указанном рисунке мы должны
отметить сильное выпячивание мочеполового синуса (sug), на конце
которого уже дифференцировался новый орган — мочевой пузырь (vu).
Мочевыносящие и семявыносящие протоки, благодаря удлинению
мочеполового синуса, отошедшего от клоачной полости, открываются
уже в стенку самого мочеполового синуса, и притом вместе. Благо-
даря тому, что мочеточники открываются еще не в самый мочевой
пузырь, моче приходится стекать обратно, чтобы попасть в приго-
товленный запасный резервуар, откуда попрежнему выводится
Рис. 12. Филогенетическое развитие мочеполовой системы (по Боасу).

78

в полость клоаки. Таково строение мочеполовой системы и сейчас
у ехидны.
Семя также проходит в мочеполовой синус, откуда по каналу поло-
вого члена (ur) выводится наружу, не сообщаясь с полостью клоаки.
Переходя от низших однопроходных к сумчатым, мы можем наблю-
дать у них переходную ступень к высшим млекопитающим и человеку.
Наметившееся уже в предыдущей схеме разобщение конечных
отрезков пищеварительных и мочевых органов достигает высшей
степени совершенства, что выражается в полной изолированности
мочеполового синуса от прямой кишки. Благодаря указанному раз-
общению моча и семя выводятся наружу по общему каналу поло-
вого члена, отошедшего несколько вниз и изменившего прежнее
направление. При этом можно отметить первые признаки развиваю-
щейся промежности (per). Необходимо отметить, что уже у сумча-
тых мочеточники вполне оттеснены от мочеполового синуса к моче-
вому пузырю, благодаря чему моча непосредственно стекает в полость
пузыря. Дальнейший путь ее, как мы видели, представляется общим
с семенем. Выносящие протоки семени попрежнему открываются
в мочеполовой синус, между тем как сами семенники (t) значи-
тельно изменили первоначальное свое положение, сместившись
с задней стенки брюшной полости в мошонку.
Следующая стадия в развитии мочеполовой системы будет
характеризовать высшие формы млекопитающих, включая человека.
Вся разница будет обусловлена незначительными анатомо-топогра-
фическими особенностями, зависящими от вертикального хождения
человекоподобных обезьян и человека.
И действительно, картина, представленная на рис. 12 Е, в оди-
наковой мере может быть приложена и к человеку и к любому
высшему млекопитающему. Чтобы уяснить себе схематическое изоб-
ражение рис. Е, мы должны представить, что полное разобщение
клоаки и мочеполового синуса достигает высших форм совершенства
посредством постепенного расширения промежности (per), то-есть
пространства между заднепроходным отверстием и половым членом.
Этот последний благодаря указанному фактору медленно, но неиз-
менно будет передвигаться вперед и вниз на брюхо таким образом,
что наружное отверстие мочеиспускательного канала будет обращено
уже не назад, как это мы наблюдали у предыдущих форм, а впе-
ред; при этом половой член прилежит уже к передней брюшной
стенке, будучи притянут к ней кожной складкой.

79

У высших человекоподобных обезьян и у человека наблюдается
дальнейшее видоизменение, обусловленное, повидимому, постоянным
вертикальным положением, при чем половой член обнаруживает
тенденцию к отделению от брюшной стенки. Процесс обособления
полового члена от кожи брюха, начавшийся у обезьян, у человека
простирается до корня пещеристых тел, так что член представляется
свободно висящим между ног.
Из приведенного краткого очерка филогенетического развития
мочеполовой системы ясно вырисовывается ход прогрессивного
развития и постепенного усовершенствования строения мочеполовой
системы в длинном ряду позвоночных животных от низших к выс-
шим. И действительно, образование выпячивания на передней стенке
клоаки в результате длинного ряда последовательных и постепенных
превращений приводит к образованию мочевого пузыря.
Углубление первичного желобка на поверхности полового члена
с последующим обрастанием пещеристой тканью приводит к замкну-
тому, заложенному внутри пещеристой ткани мочеиспускательному
каналу, соединяющему в себе конечные отрезки мочевых и половых
путей. Постепенное оттеснение полового члена растущей массой
промежности приводит нас к полному изолированию системы пище-
варительной и мочеполовой, что сопровождается исчезновением
клоаки, как таковой, и свидетельствует о высокой организации данного
животного.
Наконец, вызванное указанным процессом перемещение полового
члена сзади наперед с последующим освобождением его от кожи
передней брюшной стенки — к тому совершенному состоянию наруж-
ных половых органов мужчины, которое уже намечается у высших
антропоморфных обезьян и достигает совершенства у человека.
Остается еще упомянуть о процессе передвижения мужской по-
ловой железы от места своего эмбрионального развития на задней
стенке брюшной полости через паховой канал в полость мошонки,
где мы ее и находим у большинства высших позвоночных.
Интересно отметить ряд переходов от низших форм с семен-
никами, находящимися в брюшной полости, к высшим, у которых они
спустились в полость мошонки. Так, у грызунов и насекомоядных,
например у ежа, семенники находятся в полости тела до достиже-
ния ими половозрелого состояния, после чего начинают спускаться
в выпячивание стенки брюха в области задних конечностей, пре-
вращающееся в мошонку.

80

По прошествии периода течки и вызванного этим сильного поло-
вого возбуждения семенники вновь втягиваются специальной сокра-
тительной мыщцей в брюшную полость, а кожное выпячивание
мошонки постепенно сглаживается. Таким образом насекомоядные
и грызуны представляют интересные переходные формы: перемеще-
ние семенников из полости брюха в мошонку у них происходит
периодически, с последующим восстановлением их эмбрионального
положения. Однако у целого ряда млекопитающих, как птицезвери,
ленивцы и слоны, семенники остаются в течение всей жизни
в брюшной полости. Наконец, у некоторых млекопитающих, у ко-
торых семенники постоянно находятся в мошонке, благодаря сохра-
нению мышечных пучков, заведующих перемещением яичка, мы
можем отметить индивидуально различную и в общем довольно
слабую способность к произвольному втягиванию яичка в брюшную
полость.
Указанную функцию, в виде редкого исключения, можно наблю-
дать и у человека, утратившего способность к произвольному сокра-
щению мышечного пучка и втягиванию яичка. Однако рефлекторно,
без участия воли и сознания своего хозяина, мышца эта сокра-
щается под влиянием холода, щекотания кожи на внутренней по-
верхности бедра, что влечет за собой спадение стенок мошонки и
легкое приподнятие яичка. „При долговременном и упорном упраж-
нении воли мужчины, — говорит Гюнтер, — могут научиться по
команде поднимать яичко, сокращая мышцу“.
Означенное перемещение семенников в мошонку, представляю-
щее ряд невыгод для животного, преследовало, по мнению Гюнтера,
цель облегчения взаимного нахождения полов; мало вероятным пред-
ставляется мнение авторов, объясняющих указанный процесс необхо-
димостью освобождения в полости брюха больше места.
Приблизительно такой же ход в своем развитии претерпе-
вает женская мочеполовая система, с постепенным обособлением
мочевого пузыря от клоаки и полным отделением яйцепроводов
и родовых путей матки и влагалища от заднего отрезка прямой
кишки.
Переходя теперь к процессу индивидуального развития (онтоге-
нетического), мы можем проследить в течение эмбрионального раз-
вития ряд стадий, отражающих собой различные этапы филогенети-
ческого развития мочеполовой системы. Развитие половых органов
мужчины и женщины мы рассмотрим отдельно в отношении наружных

81

и внутренних частей, что удобно в смысле анатомическом и цели-
ком оправдывается способом эмбриональной закладки и развития.
Развитие наружных половых органов можно наблюдать лишь
с шестой недели беременности, до какового срока наружные части
половой системы отсутствуют вовсе. Начиная с шестой недели и
до пятнадцатой в развитии мочеполовых органов наблюдаются ста-
дии, общие для того и другого пола, и лишь с шестнадцатой недели
наружный вид зародыша дает возможность определить поло-
Рис. 13. Онтогенетическое развитие наружных половых
органов у человека (по Кольману).

82

вую его принадлежность. Так, на рис. 13 А мы видим задний
конец туловища четырех-пятинедельного человеческого зародыша.
Вверху видна пуповина (um), соединяющая зародыш с материнским
организмом; ниже симметрично возвышаются зачатки нижних конеч-
ностей (ex), еще не дифференцировавшиеся на свои составные части.
Все пространство ниже и позади них занято хвостовой частью
позвоночника, сильно развитой в этот период. Выше нее, между
основанием зачатков нижних конечностей, заметно небольшое воз-
вышение в виде холмика, на вершине которого можно различить
продольную щель, идущую спереди назад и отделяющуюся от внеш-
него мира тоненькой пленкой. Разрывая последнюю, мы можем
попасть в небольшую полость, в которой открываются протоки
почек, половых желез и задний отрезок прямой кишки, т.-е-
клоаку (cl). Таким образом указанная стадия клоаки отражает в себе
одну из стадий, которую мы отметили в филогенетическом развитии
человека.
В дальнейшем приблизительно около восьмой недели беремен-
ности в клоаке появляется поперечно стоящая перегородка, которая
делит полость клоаки на два отдела: передний и задний. Передний
назначен для вывода продуктов мочеполовых желез,
а задний — для содержимого кишечника. Приблизительно
в этот период происходит разрыв кожного покрова, прикрывавшего
наружное отверстие клоаки, и отделившиеся поперечной перегород-
кой отверстия открываются наружу независимо друг от друга. Перед-
нее из них теперь называется отверстием мочеполового синуса,
а заднее — заднепроходным. В дальнейшем развитии первичная пере-
городка постепенно утолщается и, увеличиваясь все более и более,
отодвигает друг от друга образовавшиеся отверстия мочеполового
синуса и заднего прохода, так что первое из них представляется
совершенно оттесненным из области половых зачатков. Эта бес-
прерывно растущая и утолщающаяся стенка называется промежностью.
В это время на переднем конце холмика, впереди образовавшегося
отверстия мочеполового синуса, появляется небольшое возвышение,
называемое половым бугорком (рис. 13, р).
Одновременно с этим боковые края мочеполового синуса резко
вздуваются, образуют циркулярные валикообразные возвышения,
называемые половыми складками (рис. 13 В, lm).
У основания полового бугорка, кнаружи от половых складок, обра-
зуются два новых, еще более значительных вздутия, распространяю-

83

щиеся параллельно первым и циркулярно охватывающие всю половую
область. Это так называемые половые валики (рис. 13 В, sc).
В указанный период зародыш представляется еще бесполым, и
лишь с двенадцатой недели начинается процесс дифференцировки
индифферентных половых зачатков по различным путям, продолжаю-
щийся больше месяца, и лишь у шестнадцатинедельного зародыша
можно с достоверностью утверждать по наружным признакам о
половой его принадлежности.
Внутренние половые органы, как мы это увидим ниже, предста-
вляются заложенными уже в очень ранний период. В дальнейшем
судьба индифферентных зачатков половой системы — бугорка, складок
и валиков — представляется различной в зависимости от развития
семенника или яичника, чем обусловливается столь несходное обра-
зование мужских и женских половых частей.
В случае закладки женских яичников дальнейшая судьба индиф-
ферентных половых зачатков представляется несложной, и к тому,
что уже имеется в 4 месяца, прибавляется очень немного, благодаря
чему самый процесс образования женских половых органов можно
рассматривать как остановку в развитии зародышевых зачатков.
Половой бугорок приподнимается еще немного, и в толще его раз-
вивается пещеристая ткань (рис. 13 С); половые складки достигают
весьма значительного развития, при чем пещеристая ткань продол-
жается в разросшиеся половые складки.
Еще сильнее вздуваются половые валики, не срастающиеся по
средней линии, равно как и половые складки, вследствие чего отвер-
стие первичного мочеполового синуса остается открытым во всю
длину и превращается в так называемое преддверие влагалища
(рис 13 Си D). Этими несложными процессами в сущности и закан-
чивается преобразование наружных половых органов у зародыша
женского пола.
Половые валики, циркулярно охватывающие всю остальную массу
наружных половых органов, образуют большие срамные губы (lmj)
с венериным холмом (рис. 13 D). Половые складки получают
название малых срамных губ (lm), пещеристая ткань, заложенная
в их толще, — луковиц преддверия.
Половой бугорок, охваченный передними краями половых скла-
док, образующих его крайнюю плоть, называется клитором (cl) и
содержит пещеристые тела. Продольно зияющее отверстие мочепо-
лового синуса представлено входом во влагалище (iv), которое

84

прикрыто у зародыша девственной плевой. В переднюю часть отвер-
стия сверху открывается мочеиспускательный канал (ou), а ниже
и несколько кзади — выводной канал половых путей, называемый вла-
галищем.
Дальнейшие изменения наружных половых органов относятся
главным образом к возрастным изменениям и касаются роста их
в величину, отложения жировой ткани, обильного развития воло-
сяной растительности и пр.
В случае закладки мужского семенника дальнейшие процессы
развития наружной половой системы идут гораздо интенсивнее,
при чем в конечном своем строении резко расходятся с той карти-
ной, которую мы наблюдаем у зародыша с еще не дифференцирован-
ными наружными половыми органами.
Однако, несмотря на энергичные процессы роста и значительное
расхождение, сопровождающие их процессы в общем до того
схожи, что их можно считать лишь дальнейшим усложнением тех
превращений, которые мы наблюдали у женского зародыша.
Половой бугорок, в отличие от женского, быстро и сильно растет
в длину; в массе его развиваются более объемистые пещеристые
тела, образующие главную массу мужского копулятивного органа
(рис Е и F, р). Подобно клитору он также представляется окру-
женным половыми складками, которые одевают головку полового
члена, заворачиваются назад, превращаясь в подвижную оболочку
головки.
Благодаря этому отверстие мочеполового синуса, открытого пер-
воначально книзу на всем своем протяжении, целиком переходит
на нижнюю поверхность разросшегося в копулятивный орган поло-
вого бугорка в виде узкой продольной борозды. В дальнейшем
вследствие приподнятия краев бороздок, срастающихся на всем
своем протяжении, образуется трубчатый канал, открывающийся на
верхушке органа наружным отверстием мочеиспускательного канала
(рис. F, ou). Одновременно наблюдается значительный рост поло-
вых валиков, растущих навстречу друг другу, до полного смыкания
их внутренних краев, что завершается полным их сращением.
Благодаря указанным процессам совершенно сглаживаются остатки
циркулярных валиков, и образуется новый мешковидный орган, на-
зываемый мошонкой (рис F, sc).
На мошонке, на коже полового члена и на промежности заметны
следы срастания половых складок и половых валиков, замыкающих

85

первичную полость мочеполового синуса в виде тоненькой, слегка
пигментированной дорожки, идущей от уздечки крайней плоти до
заднепроходного отверстия. Это шов мошонки и не совсем еще
сращенный мочеполовой синус (rsc).
Таким образом развитие наружных половых органов мужчины
мы можем представить как дальнейшее видоизменение и развитие
тех органов, которые мы отметили у женщин. Видоизменения эти
будут заключаться в дальнейшем энергичном росте всех частей, и
особенно полового бугорка, а также в полном заращении отвер-
стия мочеполового синуса.
Итак, одни и те же элементы индифферентной системы наруж-
ных половых органов человеческого зародыша путем процессов,
различных по интенсивности своего роста и характеру видоизмене-
ний, приводят к развитию то мужских, то женских органов; при
этом все три элемента зачаточной, индифферентной системы — поло-
вой бугорок, половые складки и валики—получают дальнейшее раз-
витие, видоизменяясь различно у представителей различных полов,
чего мы не видим в развитии столь же индифферентных вначале
зачатков внутренней половой системы.
Здесь развитие зачатков идет избирательным путем, и притом
таким образом, что одна часть зачатков получает дальнейшее раз-
витие, а другая атрофируется.
Развитие внутренних половых органов человеческого зародыша
предшествует развитию наружных частей, сохраняющих еще индиф-
ферентное строение в тот период, когда органы внутренней системы
вполне дифференцировались и выявили свою половую принадлежность.
И действительно, на восьмой неделе беременности, когда наружные
органы еще индифферентны во всех отношениях, зачатки органов
внутренних уже целиком заложены, будучи представлены в следую-
щем слегка схематическом виде.
По сторонам позвоночника, в поясничной его части, впереди
зачатков постоянной почки и надпочечной железы, расположены
особые тела, называемые вольфовыми телами (рис. 14,
cw), представляющие собой остатки второго поколения почек,
развивающихся вслед за предпочкой и функционирующие в качестве
органов мочевой системы весьма короткий срок, после чего они
переходят в половую систему. Указанные зачатки вольфовых тел
представляют собой удлиненные тела, пронизанные громадным коли-
чеством канальцев (рис. 14 А), идущих по всей длине органа

86

изнутри кнаружи и впадающих в общий канал, называемый воль-
фовым (dw).
Представляя собой зачаток выводящих путей первичной почки,
вольфов канал начинается от верхушки вольфова тела, постепенно
расширяется и, минуя нижний конец вольфова тела, направляется
в сходящемся направлении к средней линии, где, приблизившись
близко к своей паре, открывается двумя отверстиями в полость
мочеполового синуса (рис. 14, sug).
Рис. 14. Онтогенетическое развитие внутренних половых органов (схема).

87

Мочеполовой синус, который только что отшнуровался от общей
полости клоаки, вверху образует путем выпячивания мочевой пу-
зырь (рис. 14, wu), в верхний конец которого впадает заро-
дышевый мочевой ход. Еще ближе к средней линии, на внутренней
слегка вогнутой поверхности вольфова тела отмечаем зачатки самой
половой железы, еще сохранившие индифферентное строение (to).
В дальнейшем выявившееся гистологическое строение половой
железы предопределяет ход дальнейшего развития всех зачатков
наружных и внутренних половых органов.
От нижнего конца половой железы вниз, прилегая ко внутрен-
нему краю вольфова тела, спускается шнуровидный орган, назы-
ваемой гунтеровой возжой или тяжем (GH). Перекре-
щиваясь с вольфовым протоком, она проходит паховой канал и
теряется в области половых валиков.
Наконец, последний зачаток, который необходимо отметить, это
так называемая мюллерова нить или канал. Начинаясь на
уровне середины протяжения вольфова тела, кнаружи от него, мюл-
лерова нить направляется к средней линии, перекрещивая сверху
гунтерову возжу, и, подойдя к мочевому пузырю, оканчивается, сбли-
жаясь со своей парой (рис. 14, СМ).
В этот период все органы представляются развитыми в одина-
ковой мере, в виде индифферентных зачатков.
В случае развития мужского пола в паренхиме половой железы
образуются тончайшие сетевидные канальцы, называемые семенными
трубочками. Одновременно с дифференцированием паренхимы зачатка
половой железы наблюдаются соответственные изменения в осталь-
ных элементах зачатковой половой системы.
Изменения, наблюдаемые в вольфовом теле, различны в отрез-
ках, выстоящих над половой железой и соприкасающихся с ней.
Верхний и нижний отрезки вольфова тела постепенно атрофи-
руются и переходят в постоянную половую систему в качестве
рудиментарных органов.
Средний отрезок, прикасающийся к половой железе, превра-
щается в придаток яичка (рис. 14 В, ер); поперечные тру-
бочки этого отдела переходят в выносящие протоки придатка,
представляющие собой продолжение семяотделяющих трубочек
самого яичка.
Вольфов проток сохраняется целиком и превращается в вынося-
щий проток яичка (vd), который на месте впадения в мочеполовой

88

синус (к этому времени превратившийся, вследствие сращения
половых складок, в мужскую уретру) образует боковое ответвление
в форме слепого мешка, называемого семенным пузырьком (vs).
Мюллеровы каналы единственно из всех зачатков индифферент-
ной половой системы исчезают без следа на большей части своего
протяжения.
В постоянную половую систему мужчины переходят лишь два
конца мюллеровых каналов: верхний и нижний. Остатком верхнего
конца мюллерова канала считается непостоянный рудиментарный
орган, находящийся на головке придатка и называемый гидатидой (Н).
Нижние концы мюллеровых нитей срастаются друг с другом,
с последующим исчезновением стенок на месте соприкосновения, и
превращаются в непарный рудиментарный орган, расположенный
в начальной части уретры, между отверстиями семявыносящих
протоков.
Это уже известная нам мужская матка, или простатический пу-
зырек (um). Последнее название обусловлено положением пузырька
внутри предстательной железы вместе с заключающей его уретрой.
Сама предстательная железа (рг) развивается значительно позднее
и захватывает в себя начальный отрезок уретры с концами семя-
выводящих путей.
Такой же участи обратного развития у мужчин подвергается и
гунтерова возжа, которая, выполнив возложенную на нее функцию
по перемещению яичка от места развития в брюшной полости через
паховой канал в полость мошонки, атрофируется и как таковая
перестает существовать. Остатком гунтерова тяжа считают, однако,
небольшой пучок гладких мышечных волокон, заложенных в стенку
семенного канатика.
В случае противоположном, когда внутреннее гистологическое
строение паренхимы индифферентной половой железы идет по жен-
скому типу, она превращается в яичник (рис. 14 С, о).
Верхний и нижний концы вольфова тела атрофируются без следа;
средняя часть, прилежащая к яичнику, превращается в придаток
яичника, рудиментарный орган, не играющий в женском половом
аппарате никакой роли (рис. 14, ро).
Точно также бесследно исчезает и. вольфов проток, совершенно
не представленный в законченной половой системе женщины.
Наоборот, мюллеровы нити и гунтерова возжа, не получающие
в мужской половой системе дальнейшего развития и функционирую-

89

щие лишь в качестве рудиментарных образований, в женской поло-
вой системе получают необыкновенную способность к росту, давая
ряд чрезвычайно важных в функциональном отношении органов.
Так, средняя парная часть мюллеровых каналов превращается
в яйцепроводы, или фаллоппиевы трубы, которые посредством раз-
рыва боковой части трубы устанавливают связь с яичником (ov).
Нижний, непарный конец мюллеровых нитей и частью концы
парных каналов, мощно развиваясь, образуют влагалище и матку
(рис. 14, u и V).
Нижние концы их, слившись воедино, образуют своими отвер-
стиями вход во влагалище, открывающийся в мочеполовой синус.
Верхние же концы образуют рудиментарные органы, прикрепленные,
если они существуют, к концам фаллопиевых труб и называемые
морганиевыми гидатидами (H).
Столь же энергичные процессы роста наблюдаются в гунтеровой
возже. При этом часть ее, расположенная выше места перекреста
с мюллеровой нитью, с которой она срастается, превращается
в собственную связку яичника (см. рис. 14, lop). Другая часть,
расположенная ниже перекреста и выходящая за пределы брюшной
полости, дает так называемую круглую связку матки, переходящую
в паховой канал и теряющуюся в толще больших срамных губ
(рис. 14, lr).
Рассмотренная нами история развития наружных и внутренних
половых органов человеческого зародыша дает постепенно усложняю-
щийся ряд переходов от бесполой стадии, через стадию индиффе-
рентных зачатков половой системы, к раздельнополой, когда опре-
деленная группировка клеток половой железы дает нам возможность
определить половую принадлежность зародыша.
Изучение развития половых органов дает ключ к уразумению
различного рода аномалий и уродств в строении мочеполовой
системы и облегчает понимание явлений истинного и ложного гер-
мафродитизма, отражающих в себе известные стадии в филогене-
тическом развитии мочеполовой системы и представляющих как бы
остановку развития индифферентных зачатков зародышевой половой
системы.
Так, аномалия мужской половой системы — неспускание яичка
в мошонку — отражает в себе ту стадию филогенетического разви-
тия мочеполовой системы предков человека, когда яички находились
в брюшной полости, что и поныне мы наблюдаем у некоторых

90

животных. Или — аномалия несращения половин мужского моче-
испускательного канала представляет собой остановку в развитии
зачатковых органов зародыша — половых складок.
Понятие гермафродитизма, введенное в науку для обозна-
чения двуполости или двуснастия, заимствовано из поэмы римского
поэта Овидия Назона и происходит от имени героя этой поэмы,
сына бога Гермеса и богини Афродиты — Гермафродита,—
юноши необыкновенной красоты, в ком совмещались божественная
красота и нежность форм с мужеством и силой. Нимфа Сальмацис
влюбилась в него, восхищенная его красотой во время купания, и
молила богов соединить их друг с другом навсегда. В результате
исполнения богами ее мольбы явилось на свет первое двуполое
существо.
Различают двоякого рода гермафродитизм — истинный и
ложный. Под истинным гермафродитизмом мы разумеем случаи
одновременной закладки семенников и яичников у одного и того же
субъекта. При этом железы эти могут закладываться либо одно-
временно, вместе справа и слева, либо только справа, либо только
слева (двусторонний и односторонний истинный гермафродитизм);
наконец, наиболее часто встречаемые случаи — это закладка с одной
стороны мужской, а с другой стороны женской половой железы
(боковой истинный гермафродитизм). Первые два случая предста-
вляют у человека величайшее исключение и чаще наблюдаются
у животных;, обыкновенно же истинный гермафродитизм у человека
выражается в третьей форме, заключающейся в закладке с одной
стороны мужского семенника, а с другой — яичника. Более часты и
более важны в практическом отношении случаи так называемого
ложного гермафродитизма, заключающегося в несоответствии
типа наружных и внутренних половых органов с характером пола
индивидуума, определяемого наличием семенника или яичника.
Различают мужской и женский ложный гермафродитизм, в зави-
симости от, наличия семенников или яичников. При этом в зависи-
мости от несоответствия половой железе наружных или внутренних
органов, иногда тех и других вместе, различают случаи — внутрен-
него, наружного или комбинированного мужского и женского герма-
фродитизма.
В повседневной жизни внешний вид половых органов часто
вводит в заблуждение относительно действительного пола данного
индивидуума.

91

И действительно, истинная половая принадлежность, как мы
видели, определяется не строением внутренних и наружных органов
добавочной половой системы, а развитием половой железы в карди-
нальной системе; в зависимости
от развития семенников или
яичников развиваются все вто-
ричные половые признаки и
определяется развитие характе-
ра, наклонностей, словом — всех
психических и физических осо-
бенностей данного субъекта.
Этим объясняются нередкие
случаи воспитания детей с муж-
скими семенниками как девочек
и, наоборот, с яичниками — как
мальчиков, в зависимости от
ненормального развития доступ-
ных глазу наружных половых
органов.
Так было, например, с гермафродитом Мари-Мадлен Лефор,
которую по внешним признакам считали в течение всей шестидесяти-
летней жизни мужчиной, и только вскры-
тие обнаружило ее женскую природу
(рис. 15). Так было в случае, опи-
санном Бюффоном, когда по внеш-
ним признакам новорожденного крести-
ли как мальчика и так же воспитывали;
когда же по достижении двадцати одного
года его забрали в солдады, его женская
природа была обнаружена наступившей
беременностью. Подобного рода ненор-
мальности, встречаемые весьма часто,
объясняются у мужчин недоразвитием
полового бугорка, симулирующего кли-
тор (рис. 13); щелевидное разделение обеих половин мошонки
или расщепление пещеристого тела мочеиспускательного канала на
большем или меньшем протяжении объясняется несращением в пер-
вом случае половых валиков, а во втором — половых складок
(рис. 16). Определение пола в случае расщепления мочеиспускатель-
Рис. 15. Наружные и внутренние по-
ловые части гермафродита Мари-Мад-
лен Лефор (по Добнеру).
Рис. 16. Ложный наружный
мужской гермафродитизм
(по Таруффи).

92

ного канала и мошонки затрудняется еще и тем, что семенники
задерживаются где-либо по пути в брюшной полости или паховом
канале, и несращенные половины мошонки симулируют настоящие
большие срамные губы женщин.
У женщин к подобного рода заблуждениям ведут случаи уко-
рочения влагалища, объясняемые ненормальным для пола сращением
половых складок, или чрезмерного развития клитора, симулирующего
мужской половой орган.
Аномалии мужской половой сферы выражаются в це-
лом ряде случаев, из которых мы остановимся на наиболее важ-
нейших:
1.—Расщепление мочеиспускательного канала по задней стороне —
выражается в значительных размерах наружного отверстия мочеис-
пускательного канала, продолжающегося в виде щели нередко до
конца члена. Вызванные несращением половых складок, эти случаи
симулируют срамную щель женщины, особенно если сопровождаются
слабым развитием полового члена (рис. 15).
2.—Расщепление мошонки выражается в несращении и отсутствии
шва по средней линии вследствие остановки развития половых
бугорков на эмбриональной стадии. Симулируют образование боль-
ших срамных губ женщины, особенно если сопровождается несра-
щением также мочеиспускательного канала, недоразвитием полового
члена и нередко задержкой яичек в брюшной полости. Все вместе
взятое дает повод к определению мужского ложного гермафродитизма.
3.—Понятие о мужском ложном гермафродитизме понятно само
собой из предыдущего. На-ряду с несращением мошонки и расще-
плением мочеиспускательного канала на первый план выступает не-
доразвитие полового члена, помещающегося между обеими полови-
нами мошонки, наподобие клитора, превосходя его, однако, своими
размерами. Головки члена или нет, или она выражена слабо; крайняя
плоть имеется и напоминает таковую клитора. Вследствие отсут-
ствия пещеристой части мочеиспускательного канала последний
открывается наружным отверстием позади полового члена в щеле-
видное углубление между половинами мошонки.
4.—Аномалии в строении кардинальной части мужской половой
системы могут заключаться либо в полном отсутствии, вследствие
недоразвития, одного или обоих яичек, либо в задержке их в брюшной
полости или паховом канале вследствие неспускания. Случаи отсут-
ствия яичек называются анорхизмом, если отсутствуют оба яичка, или

93

монорхизмом, если отсутствует одно из них. Случаи неспускания яичек
в мошонку называются крипторхизмом.
5.—Аномалии во внутренней половой системе мужчины, обусло-
вленные несвойственным мужскому полу чрезмерным развитием про-
статического пузырька. Эти случаи могут колебаться от простото
увеличения простатического пузырька (мужская матка) вплоть до
полного развития открывающегося в мочеиспускательный канал более
или менее выраженного влагалища и матки. Последняя в некоторых
случаях представляется даже снабженной фаллопиевыми трубами
и круглыми связками. Указанные случаи представляют нормальное
для женского пола дальнейшее развитие зачатков мюллеровых
нитей и сопровождаются одновременной закладкой яичников и
яичек.
Аномалии в женской половой системе могут быть
сведены к трем формам:
1.—Чрезмерное развитие клитора, симулирующего мужской по-
ловой член, хотя различие между ними отмечается без особого
затруднения. Это прежде всего размеры. Увеличенный клитор, даже
в инъецированном состоянии, не превышает 4—5 см в длину и
0,5 см в ширину, т.-е. едва достигает одной трети размеров муж-
ского полового члена. Второе отличие — это слабое развитие или
полное отсутствие головки, при чем клитор не представляется
свободно висящим, а как бы притянут назад малыми губами.
Наконец, третье — это взаимоотношение с мочеиспускательным
каналом.
2.—Вторая форма выражается в более или менее плотном сраще-
нии малых срамных губ, простирающемся нередко до самого кли-
тора, на котором отмечается небольшое отверстие наподобие
наружного отверстия мужского мочеиспускательного канала; оно
служит как для выхода мочи, так и выведения менструальной крови.
Эта форма аномалии, легко поддающаяся оперативному лечению,
представляет собой нормальное для мужчин сращение зачатков поло-
вых складок.
3.—Аномалии в строении кардинальной части будут заклю-
чаться в недоразвитии или полном отсутствии одного из яичников
или в более или менее значительном их смещении, простирающемся
нередко до наружного отверстия пахового канала.
Все многообразные случаи аномалий внутренних половых орга-
нов женщины обусловлены неполным сращением и исчезновением

94

перегородок между лежащими рядом парными частями мюллеровых
нитей. Отсюда переходы от подразделения полости матки, при нор-
мальной внешней форме, на две половины — через двурогую матку
к высшей форме двойной матки. Последние два случая комбини-
руются с аномальным строением влагалища, подразделенного в пер-
вом случае перегородкой на две части на большем или меньшем
протяжении, à во втором состоящего как бы из двух половин, из
которых каждая может функционировать отдельно.
Заканчивая анатомический очерк мочеполовой системы, остано-
вимся на процессах, сопровождающих оплодотворение яйце-
клетки, и познакомимся с эмбриональным развитием
зародыша. После оплодотворения яйцеклетки проникшим внутрь
сперматозоидом яйцевая оболочка становится непроницаемой для
других сперматозоидов. Оплодотворение яйцеклетки заключается
в слиянии ядер смерматозоида и яйцеклетки. По завершении слож-
ного процесса слияния клеточных элементов образуются две новых
клетки, содержащие одинаковое количество хроматина яйца и спер-
матозоида. В этом равномерном распределении хроматиновой
субстанции кроется материальная сущность наследственной передачи
родительских качеств.
Вслед за первым делением следует ряд последовательных делений
вновь и вновь образующихся клеток, в чем заключается процесс
дробления оплодотворенного яйца. В результате дробления полу-
чается кучка мелких клеток, напоминающих малину или тутовую
ягоду. Эта стадия, называемая морулой, представляет одну из
ранних стадий развития зародышей всех животных.
Дальнейший ход развития заключается в появлении сегменталь-
ной полости, содержащей жидкость, и в раздвигании стенок обра-
зовавшейся морулы; в результате указанного явления клетки оказы-
ваются оттесненными к периферии, а образовавшаяся полость—.
окаймленной одним рядом клеток.
Описанная стадия называется бластулой, а образовавшаяся
клеточная каемка зародыша — наружным зародышевым
листком или эктодермой (рис. 17 A, ek).
На двух полюсах образовавшейся бластулы — верхнем, животном,
или анимальном (АР), и нижнем, растительном, или вегетатив-
ном (vp), клетки представляются неодинаково развитыми; животные
клетки верхнего полюса значительно меньше растительных, распо-
ложенных у нижнего полюса бластулы. Как показывают наблюдения,

95

из клеток животного полюса развиваются органы движения и чувств,
из клеток растительного полюса — органы питания и размножения.
Дальнейшие изменения развивающейся яйцеклетки будут заключаться
в том, что клетки вегетативного полюса начинают вдавливаться
внутрь шаровидной полости бластулы, наподобие того, если проды-
равленный резиновый мяч мы будем сдавливать пальцем до полного
соприкосновения его стенок. Точно также впячивающиеся внутрь
бластулы вегетативные клетки достигают анимальных клеток проти-
Рис. 17. Различные зародышевые стадии у ланцетника.
воположной стороны, что сопровождается исчезновением первичной
полости бластулы, переходящей в так называемую гаструлу
(рис. 17 В). Последняя, таким образом, характеризуется подково-
образной формой зародыша, при чем впятившаяся масса клеток
образует внутренний зародышевой листок, или эн-
тодерму (рис. 17 В, en).
Итак, экто- и энтодерма, прилежа друг к другу, окружают пер-
вичную кишечную полость (ud), сообщающуюся с внешним миром
через наружное отверстие, называемое первичным ртом или бласто-
пором (рис. 17 В, u). По краям бластопора энтодерма пере-

96

ходит в эктодерму, а сам он, постепенно суживаясь, превращается
в узкий проход.
В дальнейшем полость бластопора замыкается, и в энтодерме
появляются три карманообразных выпячивания — два боковых и
среднее. Боковые выпячивания превращаются в средний заро-
дышевый листок, или мезодерму, которая имеет вид
трубки и ограничивает первичную парную полость тела
(рис. 17 С, mes).
Среднее выпячивание образует зачаток так называемой спинной
струны, или хорды (ch). Последняя, идя под эктодермой, обра-
зующей нервную трубку, представляет собой зачаток осевого
скелета зародыша. Оставшаяся после образования боковых выпячи-
ваний мезодермы и спинной струны часть энтодермы образует пер-
вичную кишку, представляющую собой эпителиальный покров
кишечника взрослых особей. Одновременно с образованием мезо-
дермы и спинной хорды эктодерма, выпячиваясь, образует продоль-
ное углубление в виде бороздки. Это так наз. мозговая пла-
стинка, или бороздка, представляющая собой зачаток нервной
системы животного (n). В дальнейшем края бороздки приподнимаются
и, приближаясь к средней линии до полного смыкания, наконец,
сливаются; первичная бороздка превращается в полую нервную
трубку, которая путем сложных превращений образует массу голов-
ного и спинного мозга. Поверхностный листок эктодермы превра-
щается в наружные кожные покровы. Образовавшаяся нервная
трубка своим задним концом некоторое время сообщается с полостью
первичной кишки при посредстве канала, называемого кишечно-
нервным каналом.
Одновременно наблюдается весьма сложное изменение в мезодерме.
Последняя, расползаясь, теперь облекает снутри нервную трубку,
хорду и первичную кишку, прилежа снаружи к эктодерме. Парал-
лельно с этим увеличивается полость тела. Путем сложных преобра-
зований мезодерма дает три пластинки: внутреннюю, наружную и
среднюю. Внутренняя мышечная пластинка, распадаясь на ряд
частичек, называемых первичными сегментами или сомитами,
дает начало мышечной системе (наружно-спинная часть) и скелету
(брюшно-внутренняя часть). Это так наз. миотомы и склеро-
томы, образующие костномышечную систему зародыша.
Боковые пластинки, заключающие в себе парную вначале полость
тела (цёлома), продолжают расти навстречу друг другу и образуют

97

два листка — париэтальный, или пристенный, листок
(соматоплевра) и внутренностный, или висцеральный
(спланхноплевра).
От пристенного листка мезодермы отделяются особые клетки
с отростками, наз. мезенхимой. Благодаря способности мезен-
химальных клеток к амебовидным движениям они проникают на
значительное расстояние, окружая почти все органы.
Мезенхима образует соединительную ткань во всех ее видах,
как то: клетчатку, кровь, гладкую мускулатуру, лимфатические
железы и пр. Средняя пластинка образует зачатки временной и
постоянной мочеполовой системы. Три указанных нами зародышевых
листка дают начало всем тканям и органам животных; при этом
эктодерма дает начало эпителию кожи и ее производным, как ногти,
волосы, рога и проч., а также центральной нервной системе.
Энтодерма образует эпителиальную выстилку органов дыхания
и пищеварения, а также эпителий мочевых путей и спинную струну.
Мезодерма образует все виды соединительной ткани, как мышцы, сосу-
ды, костный скелет, серозные оболочки и органы мочеполовой системы.
Образование зародышевых листков и развитие органов в том
упрощенном виде, как мы описали, встречается у низших позво-
ночных. Приблизительно по той же схеме, но в более усложненной
форме происходят процессы дробления, образования зародышевых
тканей и развитие органов у человека. У животных с богатым за-
пасом питательного желтка протоплазма занимает незначительный
участок, наз. зародышевым диском, в котором происходят процессы
образования листков и развитие зародыша. Вся остальная масса
желтка является питательной средой для развивающегося зародыша.
У млекопитающих начальные процессы дробления бластулы сходны
с только что описанными, но в дальнейшем, вследствие свойствен-
ной им способности неравномерного дробления, у какого-либо
полюса образуется скопление клеток, свешивающихся в область
пузыря. Продолжая энергично дробиться, образующийся из первич-
ного клеточного скопления зародышевый диск образует энтодермаль-
ный листок путем простого разрастания клеточной массы, соста-
вляющей второй слой. Начавшись в области зародышевого диска,
энтодерма продвигается по всей внутренней поверхности пузыря.
Точно также и мезодерма образуется путем простого разрастания
клеточных масс между листками энто- и эктодермы, что начинается
от заднего полюса зародышевого диска и на поверхности зародыша

98

отмечается в виде полоски, соответствующей первичному рту низ-
ших животных.
Вслед за развитием мезодермы и образованием ею первичных
сегментов зародыш изгибается на брюшную сторону и обособляется
от зародышевого пузыря перетяжкой (рис. 18).
В результате продолжающейся перетяжки зародыш, обособляясь,
возвышается над остальной массой, наз. теперь желточным мешком
(bl). Последний сообщается с первичной кишкой зародыша широким
каналом, наз. желточным протоком (dv). По мере всасывания содер-
жимого мешка закрывается и атрофируется и желточный проток.
Яйцевые оболочки, одевающие дробящуюся яйцеклетку в началь-
ных стадиях ее развития, у млекопитающих дополняются вторич-
ными оболочками ― водной, или амнио-
ном, и серозной. В низших классах
оболочки эти имеют тесное отношение к
зародышевому организму, что объясняется
богатством яиц питательным желтком. У
млекопитающих при посредстве оболочек
устанавливается тесная связь плода с мате-
ринским организмом, что обусловлено не-
обходимостью для зародыша черпать пита-
тельный материал во внешней среде, како-
вая представлена половыми органами мате-
ринского организма.
Образование оболочек происходит вследствие того, что стенка
бластодермического пузыря поднимается над зародышем, который
полностью отделился от пузыря и, сходясь, замыкается над
спинной поверхностью плода (рис. 19 А). Образовавшийся вокруг
зародыша мешок состоит из двух слоев; при этом внутренний,
обращенный к зародышу, образует замкнутый мешок, наз. водной
оболочкой (am), а наружный образует серозную оболочку (Ser).
Одновременно с этим из заднего конца первичной кишки об-
особляется новый орган — мочевой мешок, или алантоис
(рис. 19 В, all), сообщающийся с телом зародыша посредством мо-
чевого протока. Желточный и мочевой протоки выходят из тела
зародыша через пупочное кольцо, в области которого кожа заро-
дыша переходит в стенку амниона и, удлиняясь по поверхности
протоков, принимает участие в образовании пупочного канатика,
заключающего в себе, помимо протоков, кровеносные сосуды.
Рис. 18. Отшнурование
тела зародыша от заро-
дышевого пузыря.

99

По мере увеличения зародыша амниотический мешок (sam), на-
полняясь белковой жидкостью, в которой плод плавает (так наз.
воды), растягивается и, наконец, сливается с наружными оболочками.
Параллельно с этим идет видоизменение строения серозной оболочки,
образующей кольцевидные выросты, наз. ворсинками. Серозная
оболочка называется теперь ворсинчатой или хорионом.
Рис. 19. Схема развития зародышевых оболочек в яйце млекопитающего
(по Келликеру).
Большая часть ворсин, диффузно покрывающих всю поверх-
ность хориона, с течением времени у человеческого зародыша
атрофируется, за исключением места, где к хориону прилежит раз-
росшийся алантоис. Разросшиеся ворсинки хорион-алантоиса сильно
разветвляются и разъедают стенки слизистой оболочки матки и ее
сосудов, устанавливая с материнским организмом тесную связь.
Таким образом при помощи хорион-алантоиса, образующего так
наз. послед, или плаценту, материнский организм представляется

100

ется связанным с зародышем, который при посредстве ворсин
хориона-алантоиса, обладающих разъедающими свойствами, устана-
вливает питание за счет материнского организма подобно паразиту
(рис. 20). Недаром целый ряд авторов рассматривает деторо-
ждение как частный случай общего для всего животного мира
биологического явления паразитизма. Наблюдая процесс эмбриоло-
гического развития зародышей животных и человека, нашли, что
зародыши их проходят ряд особых ста-
дий, имеющих у самых разнообразных
форм всегда одно и то же характерное
строение.
Так, известный зоолог Фриц Мюл-
лер, изучая развитие мелких ракооб-
разных, пришел к убеждению, что на-
блюдаемые в онтогенезе стадии развития
можно поставить в связь с различными
формами предков раков, из чего он
сделал заключение, что онтогенетическое
развитие в общих чертах проходит все
те стадии, какие проделывали ракооб-
разные в течение истории видового
развития. Эта вскользь брошенная Мюл-
лером мысль нашла яркое воплощение
в биогенетическом законе Геккеля,
о котором мы говорили и сущность кото-
рого заключается в том, что все высшие
животные в процессе своего индивиду-
ального развития проходят ряд стадий,
напоминающих законченные формы низ-
ших животных. И действительно, сравнивая начальные стадии челове-
ческого зародыша с развитием целого ряда животных, мы можем
видеть сходство, существующее между ними. При этом чем более
раннюю стадию развития мы будем брать, тем сильнее будет сход-
ство и тем больше будет сходных форм, и наоборот.
Поэтому родство двух форм должно быть признано тем более тес-
ным, чем старше та стадия развития, в которой мы можем просле-
дить соответствие между ними; другими словами: человек разделяет
с животным тем более стадий развития, чем в более близком родстве
с ними он состоит. Так, первое дробление человеческого яйца
Рис. 20. Матка с плодным
яйцом в конце 2-го месяца
беременности (по препарату
Базельской женск. клиники).

101

и образование человеческого диска вполне сходно с дисками любых
позвоночных, отражающих образы рыбообразных предков животных
и человека. Жаберные щели, закладывающиеся у человеческого
зародыша, есть не что иное, как результат повторения стадии рыбо-
Рис. 21. Человеческий плод в первые 4 месяца беременности (в натур. величину).

102

образных предков, дышавших жабрами, у которых закладка жабер-
ных щелей представлялась столь же необходимой, как у человеческого
зародыша закладка легких. Далее, зачатки верхних и нижних конеч-
ностей закладываются у всех позвоночных в виде зачаточных
обрубков, еще не дифференцированных на свои составные части.
Рис. 21 изображает человеческий зародыш в натуральную ве-
личину в различные моменты эмбрионального развития. Так, заро-
дыш 12 дней от зачатия имеет около 5 мм в длину, червеобразно
изогнутое тело и резко преобладающую по развитию голову. У
зародыша 21 дня закладываются уже зачатки конечностей в виде
индифферентных масс впереди от сомитов, верхние на уровне сердца,
нижние впереди алантоиса. У зародыша 30 дней уже ясно выделя-
ется пригнутая к груди голова, в которой можно различить отдель-
ные части. Зачатки конечностей хорошо выражены. Руки пригнуты
вниз вдоль тела, ноги вытянуты вперед параллельно пупочному
канатику.
Вскоре после этого плод, увеличиваясь почти вдвое, несет уже
зачатки пальцевых пластинок на конечностях. У зародыша 61/2 не-
дель отмечается сглаживание заметных вначале сегментов и при-
поднятие головы над грудью.
Во всех перечисленных стадиях развития зародыш в своем строении
не имеет ничего человеческого, походя на зародыша любого жи-
вотного, и лишь к концу второго месяца исчезает временная эмбри-
ональная членистость плода и яснее выступают человеческие формы.
С этого времени зародыш обозначается словом плод. Голова ясно
отграничивается от туловища наметившейся шеей; резко выделяются
части лица — глаза, нос, рот и уши; конечности обнаруживают
дифференцировку на свои составные части; хвостовый придаток
позвоночника исчезает, пупочное кольцо суживается. К этому вре-
мени наружные половые органы закладываются в виде индифферент-
ных зачатков.
Внутренняя половая система определила уже свою половую принад-
лежность. К концу третьего месяца величина плода увеличивается
в два раза. Человеческие черты выступают рельефнее, рост головы
начинает несколько отставать от роста туловища. Кожа тонка, гладка,
с просвечивающей сетью подкожных кровеносных сосудов; плод
представляется тощим, кости и мышцы резко выделяются из-под
тонкой кожи, лишенной еще подкожно-жирового слоя. Лишь с пя-
того месяца замечается отложение жировой клетчатки сперва на

103

ягодицах и на шее и постепенно распространяется на остальные
части тела, не затрагивая лица. Обусловленная этим морщинистость
кожи лица придает пятимесячному плоду угрюмый вид старичка,
и лишь в последние два месяца количество жирового слоя настолько
увеличивается, что кожа лица приобретает упругость, а члены —
округлость форм. Наблюдаемое шелушение эпидермиса кожи, с обра-
зованием беловатой первородной смазки, и появление пушка, покры-
вающего все тело тонкими мягкими волосками, дополняет общий вид
зародыша.
Параллельно с изменением внешней формы наблюдаются изме-
нения внутренних органов. Так, костный остов и мускулатура
к концу третьего месяца представляются выраженными настолько
хорошо, что позволяют плоду совершать движения, ощущаемые
матерью с конца четвертого месяца. Органы дыхания, пищеварения,
кровообращения, равно центральная и периферическая нервные
системы уже заложены и способны к функционированию.
Однако производство тепла и усвояющая способность кишеч-
ника выражены настолько слабо, что родившийся плод обречен на
смерть от охлаждения и истощения.
И лишь на сороковой неделе внутриутробного развития плод
представляется вполне жизнеспособным в условиях самостоятельного
существования, и материнский организм извергает его в родовом
акте. Средняя длина доношенного плода 48—52 см, наибольшая
58—60 см. Вес колеблется от 1600 до 5000 гр, при среднем весе
3200 гр; девочки несколько легче мальчиков. Зрелый плод характе-
ризуется хорошо выраженным подкожно-жировым слоем, округляю-
щим лицо, члены и расправляющим кожные морщины. Веки и рес-
ницы развиты хорошо. Волосы 2—3 см длиной, ногти ороговели;
кости черепной коробки тверды, грудная клетка выпукла, грудные
железы резко выступают. В сморщенной мошонке у мальчиков
прощупываются яички, а у девочек малые губы прикрываются боль-
шими.
В заключение приведу таблицу, определяющую нормальную
длину зародыша в различные периоды эмбрионального развития с
обозначением соответствующего веса. Длина тела в первые 5 меся-
цев определяется помножением месяца на то же число. Так:
1 месяц × на 1 — 1 см.
2 „ × на 2 — 4 см.
3 × на 3 — 9 см. (Вес 35 г.)

104

4 месяц × на 4 —16 см. (Вес 140 г.)
5 „ × на 5 — 25 см. (Вес 222 г.)
Начиная с шестого до конца беременности месяц зачатия постоянно
помножается на 5. Так:
6 месяцев × на 5 — 30 см. (Вес 658 г.)
7 „ × на 5 — 35 см. (Вес 1343 г.)
8 „ × на 5 — 40 см. (Вес 1609 г.)
9 „ × на 5 — 45 см. (Вес 1993 г.)
10 „ × на 5 — 50 см. (Вес 2450 г.)

105

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И ОБЩИЙ ВЗГЛЯД НА
ПАТОЛОГИЮ ПОЛОВОЙ ЖИЗНИ.
Проф. Г. П. Сахаров.
Выдвигая „физиологические предпосылки“, как естественный ба-
зис, необходимый для научного освещения ряда фактов из области
половой жизни, как в ее нормальных, так и патологических про-
явлениях, мы считаем необходимым сразу же резко очертить круг
вопросов, подлежащих здесь нашему рассмотрению. Нас интересует
здесь отнюдь не систематическое изложение элементов сексуальной
физиологии в ее целом, а нечто совершенно другое: нам хотелось бы,
ограничившись лишь самым существенным, представить последнее
в таком виде, чтобы читателю был как бы дан в руки ключ к пони-
манию многих явлений половой жизни, в некотором роде как бы воз-
вести его на высокий курган, с коего удобно было бы обозревать
„научные дали“. Вот почему некоторые вопросы, вроде, напр., во-
проса о функции известных мышечных групп, входящих в состав
половой системы, или, — говоря более обще, — вопроса о механизме
эрекции или эякуляции спермы и т. п., в настоящем очерке обой-
дены молчанием, взамен чего внимание сосредоточено преимуще-
ственно на выяснении химического субстрата половой жизни, на так
наз. внутренней секреции половых желез, как на моменте, как-раз,
по нашему мнению, и способном бросить свет на эту чрезвычайно
важную сторону как животного, так и человеческого существования.
Равным образом и в отношении патологии половой жизни для
нас важно было установить лишь общий взгляд, дать общую
схему уклонений от нормы, пожалуй, даже всего лишь наметить
исходные пункты ряда расстройств да кое-какие закономерности во
взаимоотношении различных частей полового аппарата, тем более,
что некоторым специальным расстройствам, как-то: венерическим болез-

106

ням и некоторым уклонениям в области женской половой сферы,
посвящены особые очерки.
Начнем с мужской половой системы.
С точки зрения внутренней секреции 1), в области мужской поло-
вой сферы внимание должно быть уделено яичкам-тестикулам и пред-
стательной железе. Весьма возможно, что и другие части мужского
полового аппарата, в особенности семенные пузырьки, не лишены вну-
треннесекреторной функции, но в этом отношении нам пока не-
известно еще ничего определенного, да и роль вышеупомянутых
желез, во всяком случае, неизмеримо более важная.
Для представления о природе химического субстрата мужской
половой жизни необходимо поэтому знать, во-первых, роль ка-
ждого из только что указанных отделов мужского полового аппарата
в отдельности в интересующем нас отношении и, во-вторых, их
внутреннесекреторное взаимоотношение.
Что, в частности, тестикулам присуща какая-то чрезвычайно
важная роль в экономии животного организма, помимо функции
в интересах рода, это факт, давно известный не только ученым, но
даже и диким народам: так, среди индейцев довольно распростра-
нен обычай жевать свеже-измельченные яички животных в целях
придания себе, как они думают, храбрости, а равно и вообще
физической и душевной крепости. Определенные, совершенно недву-
смысленные указания в разбираемом отношении дают наблюдения
над кастрированными.
Кастрация дает не совсем одинаковые результаты в зависимости
от того, в каком возрасте она производится.
Ранняя кастрация до периода половой зрелости ведет к недо-
развитию половых признаков, как первичных, так и вторичных:
малым, инфантильным размерам полового члена, предстательной
железы и семенных пузырьков, отсутствию усов и бороды, недораз-
витию гортани („женский“ или „детский голос“)2), особой, харак-
1) К внутреннесекреторным относятся органы, или железы, или вовсе
не имеющие протока (в отличие от других, обычных желез, напр. слюнных),
или же посылающие даже и при наличии такового (такова, напр., поджелу-
дочная железа) вырабатываемый ими продукт — секрет или гормон (от грече-
ского hormao — возбуждаю) непосредственно в лимфу или в кровь.
2) В погоне за „нежным сопрано“ в Италии одно время чрезвычайно
было в моде кастрировать мальчиков в раннем возрасте для пополнения
певческих капелл. Обычай этот, наконец, получил такое почти эпидемическое

107

терной диспропорциональности частей скелета на почве несоразмер-
ного удлинения конечностей (несоответственно длинные руки и ноги)
при относительно небольших размерах туловища и головы 1), наконец,
к утрате в дальнейшем всех типичных психических и психо-физиче-
ских черт самца: влечения к лицам другого пола (libido), предприимчи-
вости, энергии, мужества и т. п.
Более поздняя кастрация (по достижении половой зрелости
и окончании роста) не оказывает уже, конечно, влияния на форму
скелета, отражаясь главным образом на обмене веществ (наклонность
к ожирению) да на психических качествах (вышеуказанные психи-
ческие черты кастрата). Что же касается libido, то последнее при
поздней кастрации, наоборот, может и не претерпевать изменений,
по закону сохранения раз уже установившихся типов функций:
дело в том, что половая жизнь позднего кастрата не есть уже
tabula rasa—„нетронутый лист“; соответствующие нервные центры
могли зафиксировать пережитые уже ощущения и эмоции, а нервные
механизмы успели уже выработать тип определенных реакций.
Вот почему, между прочим, такого рода кастраты были даже
в особом почете одно время у римских матрон в качестве желанных
любовников, а в гаремах принято брать евнухов, кастрированных
в детстве. В ряде случаев при этом наблюдается как бы увеличение
грудных желез, наподобие женской груди, в зависимости по большей
части от избыточного отложения жира; однако бывает при таких
условиях, повидимому, и настоящая гипертрофия грудных желез
(разращение молочных ходов железы), с отделением жидкости,
похожей на молоко (так наз. молозиво), а по уверению Гаммонда,
якобы чуть ли даже не настоящего молока 2).
распространение, что папа Иннокентий IV вынужден был вмешаться
и положить предел злоупотреблению особой буллой.
1) Усиленный рост конечностей у кастратов зависит от более позднего
закрытия так наз. эпифизарных швов, т.-е. от более позднего окостенения
хрящевых концов длинных трубчатых костей. Наоборот, впрыскивание
экстракта семенных желез, по некоторым данным, способствует ускорению
оссификации (окостенения) и остановке роста конечностей. Тем же фактором,
т.-е деятельностью половых желез, кстати сказать, определяются, повидимому,
и такие антропологические факты, как более низкий рост южан и более
низкий рост женщин по сравнению с мужчинами (в том и другом случае —
более ранняя половая зрелость).
2) По крайней мере такого рода гинекомасты (мужчины с женской
рудью) в некоторых случаях, по словам Гаммонда, оказались, будто бы,

108

На важную роль половых желез в экономии животного орга-
низма особенное внимание обратил знаменитый Броун-Секар,
основываясь на своих опытах с впрыскиванием тестикулярной
эмульсии и вытяжек, хотя, надо сознаться, судьба его открытия
и производит довольно странное впечатление: дело в том, что как
на себе самом, так и на других Броун-Секар, в то время
находившийся в преклонном возрасте, как и его сотрудник К. Фогт,
получил от такого рода мероприятий блестящий эффект, граничивший
до некоторой степени как бы с омоложением (быстрый и резкий
подъем сил, легкость движений, умственная свежесть и т. п.);
последующие же исследователи не только не подтвердили наблю-
дений знаменитого физиолога, но определенно свели полученный
им результат к внушению и самовнушению, хотя не следует упускать
из вида того, что Броун-Секар и К. Фогт были большими
скептиками и, судя по их мемуарам, вполне учитывали возможность
подобной ошибки.
Сомнений нет, о настоящем омоложении в этих опытах не
может быть и речи, как равно приходится с большой осторожностью
в этом смысле высказаться и по поводу недавних опытов Штей-
наха, хотя эффект в последнем случае и был гораздо более дли-
тельным; с другой стороны, однако, известная стимуляция организма,
по нашему мнению, здесь все же была, и, быть может, было нечто
большее, нежели стимуляция неспецифического характера
Как бы то ни было, а тестикулы, бесспорно, вырабатывают
весьма активные химические субстанции, и ближайшие вопросы,
подлежащие, в связи со сказанным, здесь нашему рассмотрению,
заключаются в следующем: 1) где, в каком месте тестикул, проду-
способными вскормить ребенка. К подобному утверждению приходится
отнестись, впрочем, с известной осторожностью: сам Гаммонд таких слу-
чаев не наблюдал, а основывается на рассказах индейцев Пуэбло, среди
коих есть обычай такого рода: в религиозных целях выбирают здорового
юношу, усиленно его мастурбируют и вызывают таким путем в конце
концов атрофию половых желез. Один из такого рода субъектов, с развив-
шейся в результате последней гинекомастией, как оказывается, и уверял
Гаммонда в том, что он вскормил ребенка.
1) Говоря так, мы разумеем вот что. В настоящее время много говорят
о стимулирующем действии инородных белков, вводимых в организм парэн-
терально, т.-е. минуя желудочно-кишечный тракт (впрыскивание под кожу
или прямо в кровь). В тестикулярных вытяжках, приготовленных из яичек
животных, такие инородные для человека белки должны были быть.

109

цируются эти вещества? и 2) что это за вещества, т.-е. каково их
физиологическое действие?
Сам Броун-Секар, а за ним и все остальные исследователи
вплоть до 1904 г. го-
товы были отожествлять
искомые активные нача-
ла, определяющие сексу-
альный тип самца и столь
важные в интересах инди-
вида, с обычной спермой,
вырабатываемой в семен-
ных трубках тестикул
(tubuli seminiferi) и нуж-
ной для целей рода, для
оплодотворения и размно-
жения, при чем допуска-
лось, что сперма, застаи-
ваясь, всасывается лимфатическими сосудами и таким образом
и производит свой многообразный эффект.
В 1904 г., однако, французские исследователи Буэн и Ансель
обратили внимание на группу клеток, расположенных между семя-
вырабатывающими трубками и принимавшихся до того времени
за индифферентную ткань. Этим клеткам Буэн и Ансель, осно-
Рис. 1. Строение семенных желез человека
(по Штейнаху). A — семенные канальцы;
В— промежуточные, „интерстициальные“
клетки.
Рис. 2. Яичко кролика; обозначения те же, но благо-
даря большему увеличению как промежуточные,
так и клетки, вырабатывающие сперматозоиды, вид-
ны более отчетливо. В семенных трубках явствен-
ный сперматогенез.

110

вываясь как на данных морфологического (наличие в клетках особых,
так наз. липоидных зернышек, считаемых продуктом секреции),
так и еще более — экспериментально-физиологического характера,
приписали важную внутреннесекреторную функцию, определяющую
собой весь комплекс особенностей, характерных для сексуальной
психо-физической физиономии самца, и дали им название „интер-
стициальной“, „диастематической“ или „промежуточной“ железы
(рис. 1 и 2).
Но что же это за данные экспериментально-физиологического
характера, позволившие сделать такое заключение?
Они — двоякого рода: с одной стороны, опыты с действием
рентгеновских лучей на тестикулы, с другой, наблюдения над так
наз. крипторхическими свиньями.
Подвергая тестикулы воздействию рентгеновских лучей, можно
при известных условиях (лучи определенной силы и определенная
продолжительность действия) разрушить клетки, выстилающие се-
менные трубки и прекратить таким путем выработку сперматозоидов,
вследствие чего животное становится бесплодным, „промежуточные“
же клетки при этом, как более стойкие, не только не разрушаются,
но даже увеличиваются в объеме и числе 1), при чем индивид
сохраняет все сексуальные признаки самца.
Что касается крипторхизма, то эта аномалия заключается в том,
что яички, в эмбриональной жизни всегда помещающиеся в брюшной
полости и ко времени рождения спускающиеся в мошонку, в данном
случае застревают в паховом канале, при чем при односторонней
аномалии такого рода говорят о монорхизме, при двусторонней
же о крипторхизме. Застрявшее яичко, при этом, как оказы-
вается, подвергается атрофии, однако, не целиком, а лишь в части
семявырабатывающих трубок; „промежуточные“ же клетки и здесь
обычно не атрофируются, а, наоборот, разрастаются и увеличи-
ваются в объеме, в соответствии с чем и здесь, при наличии крип-
торхизма, индивид оказывается бесплодным, но сохранющим сексу-
альный тип.
1) Разрастание „промежуточных“ клеток, повидимому, следует рассма-
тривать как своего рода „гипертрофию ex vacuo“, т.-е. на почве утраты
противодействия со стороны окружающих тканей, что имело место в извест-
ных опытах Штейнаха с перевязкой семявыносящего протока; семенные
трубки здесь совершенно так же атрофировались и запустевали, а „проме-
жуточные“ клетки реагировали разрастанием.

111

1ll
В тестикулах, таким образом, судя по только что указанным
наблюдениям, следует различать двоякого рода образования: одно —
семенные трубки, вырабатывающие сперматозоиды и служащие,
стало быть, для целей рода, и другое—„промежуточная“, „интер-
стициальная“ железа Буэна и Анселя, в истинном значении —
внутреннесекреторная часть, определяющая собой половой тип
самца.
В самое последнее время некоторые авторы (Стиве, Рет-
тере, Воронов и др.), однако, вновь готовы стать на оста-
вленную было уже совсем точку зрения Броун-Секара, в оправ-
дание чего тоже приводятся соответствующие наблюдения.
Вопрос о месте выработки в тестикулах специфических гормонов,
определяющих половой тип самца, пока, таким образом, не может
еще считаться решенным; указания Буэна и Анселя, при всем
том, по нашему мнению, нельзя все же признать этими позднейшими
работами окончательно дискредитированными.
Что сказать теперь по второму из поставленных нами выше
вопросов — о природе тестикулярных гормонов и их физиологическом
действии?
П е л ь выделил из тестикул путем сложных химических процедур
особое вещество — спермин, который и отожествил с тестикулярным
гормоном.
Однако, если и считать спермин за гормон, то приходится
признать, что это гормон неспецифический, так как он имеется
не в одних тестикулах, а и в других местах организма, правда,
в гораздо меньшем, по сравнению с тестикулами, количестве.
О вероятной физиологической роли этого вещества мы скажем
несколько ниже, а сейчас необходимо указать, что помимо неспеци-
фического обнаружен был в тестикулах и специфический гормон,
хотя, к сожалению, не выделен пока еще в чистом виде.
По данным Серраллаха и Парэ, вытяжка из тестикул
действует: 1) на предстательную железу, вызывая в ней прилив
крови и, видимо, повышение деятельности; 2) на сфинктер мочевого
пузыря (мышца, запирающая выход из пузыря) тонизирующим,
повышающим напряжение, а на detrusor (мышца, способствующая
сокращению пузыря), наоборот, детонизирующим, расслабляющим
образом, что должно вести к уменьшению позывов к мочеиспусканию
и к задержке его; 3) на нервно-мышечную систему организма
стимулирующим образом.

112

Повидимому, насчет того же тестикулярного гормона следует
отнести и еще один, можно сказать, главнейший эффект — так наз.
либидогенное действие, т.-е. возбуждение полового желания, путем,
как выражаются, сенсибилизации или эротизации соответствующих
нервных центров. Гормон этот, по мнению указанных авторов, про-
дуцируется в течение всей жизни индивида, но далеко не в одина-
ковой степени: менее всего в детстве, до периода половой зрелости,
более всего — при половом возбуждении и особенно на высоте
его, в момент эякуляции.
Приведенные данные проливают свет на некоторые явления из
области физиологии и патологии половой жизни: так, понятными
становятся факт задержки мочеиспускания на высоте акта coitus’a
(расслабление стенок пузыря и максимальное сокращение его
сфинктера) и большой подъем сил при половом возбуждении,
заставляющий забывать усталость, лишения и даже боль. Кроме
того, возможно, что некоторые случае так наз. ночного недержания
мочи относятся сюда, т.-е. имеют внутреннесекреторное происхо-
ждение 1), точнее — обусловливаются недостаточным выделением спе-
цифического полового гормона, тонизирующего запирающую отвер-
ствие мочевого пузыря мышцу.
С другой стороны, гиперсекреция тестикул, т.-е. ненормальное
повышение их внутреннесекреторной функции, должна, как это
явствует из только что сказанного, сопровождаться усиленной про-
дукцией либидогенных субстанций, а следовательно и повышением
libido, на каковой почве легко могут развиться явления так наз.
сатириазиса — болезненного состояния, характеризующегося ненасыт-
ным половым желанием.
Но, спрашивается, как же понимать подъем сил при половом
возбуждении? Есть ли это выражение усиленной ассимиляции, т.-е.
усвоения питательных веществ, или более яркое жизнепроявление
индивида идет насчет усиленной траты веществ?
У нас не имеется точных специальных исследований по вопросу
об обмене веществ в указанном состоянии организма, данные же
относительно изменений в кровообращении хотя и могли бы быть
утилизированы в пользу последнего толкования (имеются экспери-
1) В целом ряде других случаев указанное патологическое явление
может быть вызвано другими причинами, чаще всего чисто нервными
моментами — повышенной нервной возбудимостью, ведущей к недостаточной
деятельности сфинктера.

113

ментальные указания на изменения в сторону ухудшения крово-
снабжения органов), однако настолько в общем еще сложны
и сбивчивы, что ими пока лучше в означенных целях вовсе не
пользоваться.
Остаются лишь косвенные клинически-житейские указания,
довольно, впрочем, как нам думается, вразумительные: усиленная
половая деятельность, как известно, ведет к похуданию и истощению,
что говорит о несомненно повышенной трате веществ. Подъем сил
при половом возбуждении, надо думать, вызывается насчет повы-
шенной не ассимиляции, а, наоборот, диссимиляции, и притом
не восполняемой усвоением питательных веществ. Организм расхо-
дует в это время скопленные за период полового покоя запасы.
Выражаясь образно, это житье не на проценты с капитала, а на
самый капитал 1).
Состояние депрессии, столь обычное при усиленной половой
деятельности, в особенности же при эксцессах, обусловливается,
впрочем, повидимому, не одной убылью накопленных запасов, как
таковой, хотя бы даже и в комбинации с известной усталостью
нервной системы в результате наиболее яркого жизнепроявления
индивида: здесь имеет место, надо думать, и аутоинтоксикация,
самоотравление организма промежуточными, а может быть и необыч-
ными продуктами обмена веществ, в пользу какового предположения
можно бы сослаться хотя бы на известный факт гибели самцов
у некоторых насекомых вскоре же вслед за актом coitus’a, ибо
никаких других причин смерти указать нельзя. И вот здесь-то, как
есть основание предполагать, и выступает значение спермина.
Последний, как было уже говорено, должен быть рассматриваем
как гормон неспецифический; неспецифический, добавим, не только
в том смысле, что он встречается не в одних тестикулах, а и в других
местах организма, но и по отсутствию способности у него выше-
указанного специфического воздействия на мочевой пузырь и пред-
стательную железу, присущей гормону Серраллаха и Парэ.
Иностранные авторы (Бидль) склонны умалять физиологическое
значение спермина; они ссылаются на якобы полную бездействен-
ность его в условиях эксперимента. С этим утверждением, однако,
1) Во избежание недоразумения необходимо пояснить, что вообще всякая
усиленная деятельность сопровождается повышением диссимиляции, но
в одних случаях такая трата с избытком компенсируется одновременным
повышением и ассимиляции, в других же, как в настоящем, последнего нет.

114

никоим образом согласиться нельзя: активность спермина, наоборот,
можно считать доказанной целым рядом исследований русских
авторов, при чем в числе его свойств, помимо воздействия на
сосудистую и нервную систему, можно бы указать на его оксиди-
рующую, окисляющую способность. Путем оксидации же спермин
мог бы довести все эти, образующиеся при половой деятельности,
небезразличные для организма промежуточные продукты обмена
до окончательных стадий их расщепления и таким образом восста-
новить status quo. В этом, как можно предполагать, и заключается
физиологическое значение спермина, а вместе с тем и таково
взаимодействие, такова синэргетика тестикулярных гормонов.
Роль предстательной железы следующая.
Прежде всего надо указать на некоторую неясность в вопросе
о внутренней секреции этого органа. В противоположность сказан-
ному относительно тестикул, экстракт из предстательной железы,
судя по данным физиологических экспериментов, оказывается наде-
ленным теми же свойствами, что и ее выделяемый наружу секрет,
так наз. простатический сок. Возможно поэтому, что у предста-
тельной железы и нет настоящей внутренней секреции, а имеется
так наз. факультативная внутренняя секреция, т.-е. вырабатываемый
ею и выделяемый наружу при акте coitus’a сок всасывается вместе
с тем и лимфатическими сосудами и, таким образом, играет роль
одновременно как внешнего, так и внутреннего секрета.
Как бы то ни было, а действие вырабатываемого предстательной
железой продукта рисуется в следующем виде.
Во-первых, заметим мимоходом, простатический сок играет
важную роль в акте оплодотворения, стимулируя сперматозоиды
и тем облегчая им встречу с яйцом. Вслед за удалением этого
органа, судя по данным Вишневского, у животных (крыс)
наступает бесплодие.
Большой интерес для нас в данном случае представляют другие
свойства простатических продуктов, важные в интересах не столько
рода, сколько самого индивида, а именно: 1) действие на нервно-
мышечную систему и психическую сферу в том же направлении,
как и тестикулярные гормоны, т.-е. в смысле стимуляции1), чем
1) По данным Серраллаха и Парэ, щенки, получающие с пищей про-
статический сок, худеют и теряют в весе, но становятся более подвижными
и смышлеными.

115

объясняется глубокая меланхолия, нередко доводящая даже до
самоубийства, в результате простатэктомии — операции удаления
предстательной железы (Румпель, Роусинг, Фольдкер и др.)
и более легкие формы душевной депрессии при атонии, т.-е. вялости
и дряблости, этой железы на почве хронического простатита, т.-е.
воспаления простаты, как последствия гонорреи, или же на почве
длительных эксцессов (мастурбация); 2) влияние на половую потент-
ность, в смысле поддержания ее на надлежащей высоте при нор-
мальной и понижения при атонии — ослабленной деятельности же-
лезы 1); случаи импотентности мастурбантов и опять-таки лиц,
страдающих последствиями хронической гонорреи, относятся сюда 2);
крайне интересно при этом, что понижению половой потентности
в случаях простатэктомии вовсе не соответствует libido, которое
не только не понижается, но, наоборот, повышается (Познер,
Манкцевич и др.); 3) своеобразное действие на семенные железы,
и притом в таком виде: малые дозы простатического экстракта
способствуют сперматогенезу, т.-е. формированию сперматозоидов,
большие, наоборот, задерживают (Хаберер, Познер, Роу-
синг, Серраллах и Парэ и др.); иными словами: малые дозы,
видимо, стимулируют, большие же тормозят деятельность тестикул.
На основании вышеизложенного, весь механизм взаимодействия
семенных желез и предстательной, или, иначе говоря, механизм
синэргетики тестикулярных и простатических гормонов, может быть
1) Это следует из наблюдений Валькера, констатировавшего факт
резкого понижения потентности вслед за удалением, и притом даже частич-
ным, предстательной железы. По этому поводу возражали, что дело здесь
якобы не в самой железе, а в нарушении целости нервных путей при
операции. Однако хронический простатит, т.-е. воспаление предстательной
железы, при коем нет повреждения нервных путей, точно также ведет за
собой импотенцию (Роусинг).
2) С вопросом о роли простаты в происхождении импотенции тесно
связан и важный вопрос о способах лечения этого страдания. Обычно
смотрят на импотенцию, по крайней мере мастурбационного происхождения
как на явление чисто нервное, как на частичное проявление общей нервной
слабости, сообразно с чем и лечат ее мерами общего воздействия на всю
нервную систему. Однако в недавнее время венгерским урологом Поро-
шом был высказан совершенно другой взгляд на природу упомянутого
страдания: импотенция, по мнению этого исследователя, есть чисто местное
страдание, зависящее от атонии предстательной железы, и, как таковое,
должно и лечиться чисто местными мероприятиями, а именно массажем
простаты, простым и электрическим.

116

представлен в виде ряда такого рода закономерностей: действие
со стороны семенных желез на предстательную может быть охарак-
теризовано как параллельно-стимулирующее, т.-е. при повышении
секреции первых повышается секреция и второй, и, наоборот, пони-
жение первой ведет к понижению и второй1); в обратном же
направлении, с предстательной железы на семенные идут импульсы
как бы в перекрестном направлении, в том смысле, что понижение
простатической секреции (малые дозы простатического гормона)
ведет к усилению деятельности тестикул, повышение же, наоборот,
тормозит последнюю.
Такого рода взаимоотношение органов можно бы охарактеризовать
в целом как параллельно-перекрестное сопряжение и, вместе
с Беловым, иллюстрировать следующей схемой.
С точки зрения этой схемы можно бы дать объяснение ряду
фактов из области как физиологии, так и патологии половой жизни.
Начнем с того момента, когда субъект достиг половой зрелости;
органы функционируют у него полным темпом, и половая система
готова к половому акту.
Здесь возможны два случая: за половым влечением последует
соответствующее действие, т.-е. coitus, или же субъект по каким-
либо соображениям и обстоятельствам воспротивится влечению и не
доведет его до удовлетворения. Последствия и процессы, развер-
тывающиеся в половой сфере в том и в другом случае, будут
различны. В первом случае вначале половое желание будет сопро-
вождаться усиленным приливом крови к половым органам вообще
и к предстательной железе в частности; последняя придет в со-
стояние напряжения и усиленной деятельности, что в свою очередь
1) Полное удаление тестикул ведет к относительно быстрой атрофии
простаты.
Рис. 3. Схема внутреннесекреторного взаимо-
отношения яичка и предстательной железы.

117

получит отражение в эрекции. Вслед за актом coitus, однако,
прилив крови уступит место отливу, напряжение, так сказать,
разрядится, и предстательная железа перейдет в состояние относи-
тельного покоя, когда секреция ее будет совершаться в минимальной
степени. Но минус на стороне простаты должен повести к плюсу
на стороне семенных желез (см. схему) по закону параллельно-
перекрестного сопряжения, т.-е. повысить деятельность тестикул:
выработка как сперматозоидов, так и либидогенных субстанций 1)
пойдет вновь усиленным темпом, и в результате — вновь половое
желание, вновь стремление к coitus’y.
Таким образом, последовательным, так сказать, „самозаряжением“
полового аппарата объясняется, между прочим, тот хорошо известный
факт, что вслед за удовлетворением полового желания сравнительно
скоро появляется вновь таковое, и т. д. все в том же роде, как бы
оправдывая французскую поговорку, что „аппетит приходит по
мере еды“.
В таком автоматическом „самозаряжении“, несомненно, есть биоло-
гический смысл, ибо таким путем к услугам индивида предлагается
все новый и новый нужный для размножения материал, но вместе
с тем здесь же сокрыта и опасность неумеренного пользования
половыми органами вплоть до полного истощения организма. Здесь же
и разгадка той цепкости, с коей половой „порок“ впивается в че-
ловеческую душу, обращается в привычку и становится „второй
натурой“ 2). Столь излюбленный моралистами в отношении мастур-
бантов афоризм: „ты стал на путь, откуда нет возврата!“,—звучит,
правда, слишком уже зловещей угрозой, — в действительности в по-
давляющем большинстве случаев дело обстоит далеко не так худо,—
тем не менее доля правды в таком заключении все же есть,
и вышеуказанная закономерность дает тому оправдание.
Представим теперь себе второй случай, когда половое желание
не получает удовлетворения. Напряжение предстательной железы
1) Строго говоря, в нашем распоряжении имеются пока эксперименталь-
ные данные в пользу повышения лишь сперматогенетической функции
тестикул при означенных условиях, но не выработки либидогенных суб-
станций, однако стимуляция тестикул одновременно в том и другом напра-
влении все же весьма вероятна, к тому же усиленный сперматогенез должен
вести к переполнению спермой семенных пузырьков, и уже от одного этого
должно повыситься libido.
2) Необходимая оговорка в сторону значения чисто психических моментов
в разбираемом отношении будет сделана ниже.

118

достигает тогда максимума; простата начинает посылать задержи-
вающие импульсы к семенным железам; деятельность тестикул
тормозится, и весь аппарат переходит в состояние как бы оцепенения
на неопределенное время.
Здесь — объяснение тому явлению, что борьба с половой страстью
там, где таковая по каким-либо соображениям предпринимается, —
особенно тяжела и мучительна первое время, в дальнейшем же,
при условии, конечно, если она проводится с над-
лежащей настойчивостью и последовательностью, —
она становится легче1).
Один и тот же механизм, таким образом, и поощряет как бы
стремление к удовлетворению половых желаний, и дает в то же
время известную физиологическую опору для полового воздер-
жания.
Вместе с тем дана возможность и известного рода ауторегуляции
упомянутых органов, ибо усиленная деятельность тестикул ведет
к повышению секреции предстательной железы, а это последнее
должно затормозить тестикулы. С другой стороны, понижение
деятельности тестикул вызовет понижение секреции и предстательной
железы, а в результате последнего тестикулы должны повысить
свою работу, и таким путем в дальнейшем наступит компенсация.
В такой регуляции и саморегуляции полового аппарата заклю-
чается внутреннесекреторная гармония половой жизни, но бывает
и дисгармония.
При взгляде на схему нетрудно представить себе, что должно
произойти при неисправности в том или ином пункте половой
системы. При атонии предстательной железы, например, должна
пострадать эрекционная функция, т.-е. половая потентность, но это
отнюдь не обязательно должно сопровождаться и понижением
libido, а в ряде случаев можно ждать даже как-раз обратного, что
действительно весьма нередко и наблюдается: всем хорошо известны
„старички“, уже вполне непотентные и тем не менее не только не
утратившие „вкуса“ к половым наслаждениям, но иногда прямо
снедаемые страстью, — „старички“, обычно подвергающиеся на-
смешкам, но в сущности заслуживающие сострадания, и тем
большего, чем труднее утолима их страсть, т.-е. чем глубже лежащая
в основе явления дисгармония.
1) О значении психических моментов опять-таки будет сказано ниже.

119

Это— дисгармония от возраста, но то же может иметь место
и в более молодом возрасте, на почве, например, половых эксцессов
или последствий хронической гонорреи.
С другой стороны, при длительно повышенной секреции пред-
стательной железы следует ожидать такого комплекса явлений:
сильные эрекции, повышение нервно-мышечной возбудимости; что же
касается libibo, то оно будет различным, в зависимости от того,
первично ли это исходное расстройство или же вторично: в первом
случае (что может быть вызвано, напр., распространением гоноррой-
ного процесса на так наз. простатическую часть мочеиспускательного
канала и раздражением предстательной железы гонококками) libido
будет, скорее, понижено, во втором же (плюс со стороны тестикул
ведет к плюсу же и на стороне предстательной железы) оно оста-
нется на нормальной высоте и будет в соответствии с эрекционной
деятельностью.
Случаи дисгармонии между той и другой, вообще говоря, тоже
не составляют редкости и не заключают в себе ничего непонятного:
известно ведь, что эрекция отнюдь не всегда сопровождается сла-
дострастным ощущением.
Вышеприведенная схема взаимоотношений семенных желез
и предстательной, как видно, дает ключ к пониманию ряда явлений
в области как физиологии, так и патологии половой жизни. Наш
очерк по вопросу о гармонии и дисгармонии половой жизни
страдает, однако, односторонностью, в том смысле, что здесь приняты
были во внимание лишь внутреннесекреторные отно-
шения, и, наоборот, до сих пор ничего не было сказано о нерв-
ных механизмах, а между тем последним здесь тоже не
может не быть отведена видная роль, ввиду их способности
к двоякому способу действия: с одной стороны, прямо и непосред-
ственно, а с другой — через те же внутреннесекреторные органы.
Дело в том, что в вопросах внутренней секреции в настоящее
время установился такой modus понимания физиологических соотно-
шений: существует circulus vitiosus: внутренняя секреция действует
на нервную систему, но в свою очередь находится под влиянием
нервной системы.
Кроме того, и внутреннесекреторные соотношения, можно
сказать, рассмотрены не в целом, а лишь в пределах одной половой
системы, а между тем помимо половых желез имеется еще и ряд
других внутреннесекреторных органов, и все они находятся в сложном

120

взаимодействии, образуя как бы замкнутый круг. В том и в другом
направлении, стало быть, должны быть даны еще дополнительные
указания.
В последнем отношении мы можем, впрочем, быть кратки, так
как хотя внутреннесекреторные органы, как только что было
указано, и представляют собой замкнутую систему, и ни один из
них в этом смысле не являет собой чего-либо изолированного,
однако последнее нельзя понимать так, что каждый из них действует
на каждый из остальных прямо и непосредственно; в частности,
с точки зрения физиологии и патологии половой жизни, некоторые
из упомянутых органов могут быть без ущерба для дела в данном
случае совсем игнорируемы, ввиду недоказанности прямого воз-
действия с их стороны на половую систему (околощитовидные
железы, поджелудочная железа)1), у других хотя, несомненно, такое
влияние и есть, последнее ограничивается главным образом Периодом
детства, ибо к моменту половой зрелости эти органы начинают
регрессировать и, хотя совсем и не сходят на нет, все же влияние их
становится незначительным (шишковидная железа, зобная железа 2);
третьи, бесспорно, стоят в самой интимной связи с половым аппа-
ратом в течение всей жизни, но здесь вопрос осложняется наличием
не менее резко выраженного воздействия и в обратном направлении,
т.-е. не только со стороны этих органов на половые, но и наобо-
рот— с последних на первые (мозговой придаток, щитовидная
железа, отчасти та же зобная железа) 3); наконец, существуют и такие
1) При сахарной болезни, в основе коей лежит обычно страдание подже-
лудочной железы, нередко фигурирует, правда, резкое понижение половой
потенции, и притом в качестве раннего симптома, до наступления еще
общего истощения; новейшие авторы не считают, однако, этот симптом
обязательным.
2) Шишковидная железа, видимо, имеет своим назначением „сдерживать“
половую систему, точнее — задерживать наступление половой зрелости до
достаточного сформирования индивида; при патологических процессах в ней
(сложные опухоли), отмечены такие любопытные явления, как, напр., насту-
пление менструаций у 1 1/2—2—3-летнего ребенка, как равно появление
и других признаков преждевременной половой зрелости у обоих полов,
обычно в комбинации с преждевременным и умственным развитием.
3) Впрочем, что касается первых двух из только что упомянутых желез,
то с их стороны влияние во всяком случае достаточно сильное: мозговой
придаток способствует росту и развитию полового аппарата в созревающем
организме; с другой стороны, атрофия щитовидной железы, в особенности
ранняя, угнетающим образом действует на половой аппарат.

121

железы с внутренней секрецией, роль коих в интересующем нас
отношении пока недостаточно еще выяснена.
Таков надпочечник, одна часть коего (так наз. корковый слой)
стоит, видимо, в особенно тесной связи с половой системой, живо
реагируя на все важнейшия события в сфере половой жизни (уве-
личение этой части в объеме вслед за кастрацией, также как
и при беременности; появление так наз. добавочных корковых
элементов надпочечника в определенных местах тела при врожденном
недоразвитити половых желез и т. д.).
Сказанное, впрочем, более относится к вопросу о воздействии
с половых желез на надпочечник, а вот и данные обратного харак-
тера: чрезмерным размерам полового члена, как отмечают, соот-
ветствует чрезмерное развите и коркового слоя надпочечника; под-
мечена точно также связь между несоразмерно большими размерами
корки надпочечника и так наз. гетеросексуализмом, т.-е.
уклонением сексуального типа в сторону другого пола, при чем,
странным образом, эта аномалия более резко дает себя знать, при
данном соотношении внутреннесекреторных желез, почему-то у жен-
ских индивидов.
Как правильное, нормальное функционирование полового аппарата,
так и ряд аномалий в сторону как понижения, так и повышения
его деятельности определяется, таким образом, не одними условиями,
лежащими в нем самом, но и влияниями извне, со стороны других
желез с внутренней секрецией, могущих при случае выводить его из
состояния равновесия, несмотря на наличие саморегулирующихся
механизмов.
В самом деле, допустим, напр., что какое-либо внутреннесекре-
торное влияние извне усиливает работу семенных желез. При
непродолжительном воздействии такое усиление секреции быстро
компенсировалось бы повышением секреции и предстательной железы,
с последующим, по вышеуказанному закону паралельно-перекрестного
сопряжения органов, заторможением тестикул. Такая компенсация
возможна, однако, лишь при условии именно не слишком сильного
и не слишком длительного воздействия извне: в противном случае,
в особенности при непрерывно длительных импульсах такого рода,
компенсирующий механизм не будет в состоянии, так сказать,
успевать привести органы в состояние равновесия, как они будут
терять таковое вновь.

122

Мыслима, кроме того, еще и иная возможность: за усиленной
работой может, в дальнейшем, последовать и противоположное
состояние — понижение работоспособности и даже атрофия; в по-
следнем случае речь идет уже о стойких изменениях, а следова-
тельно и о стойких нарушениях равновесия.
То же можно сказать и про импульсы со стороны нервной
системы.
Существует особый психо-сексуальный центр в мозговой
коре, заведующий высшей психо-сексуальной жизнью. Где в точ-
ности он находится, мы все еще недостаточно осведомлены; не-
сомненно, однако, одно — связь этого центра с другими, в частно-
сти с центром обоняния и зрения, при помощи так наз. ассоциа-
ционных волокон, чем объясняется в свою очередь связь между
сексуальными эмоциями и обонятельными и зрительными впечатле-
ниями 1).
Кроме того, имеется центр эякуляции, повидимому, в по-
ясничной части спинного мозга, и эрекционный центр, который
одно время помещали там же, в поясничной части, потом стали по-
мещать его несколько ниже, наконец определили для него место
у основания таза, в расположенных здесь симпатических узлах.
Все эти центры находятся в связи между собой и периферией
тела и могут быть приведены в возбуждение различным путем:
высший психо-сексуальный и эрекционный—как центральными, так
и периферическими раздражениями; центр эякуляции — рефлекторным
путем, при чем раздражителем здесь является сперма, рефлекторно
изливающаяся в перепончатую часть мочеиспускательного канала
при раздражении головки члена.
Психо-сексуальный центр, помимо возбуждения чисто психогенным
путем (соответствующие представления, воспоминания и образы),
может быть приведен в означенное состояние, таким образом, еще
и оптическими впечатлениями и осязательными (объятия, поцелуи),
реже обонятельными и слуховыми ощущениями, а также процессами
в органах воспроизведения через эрекционный центр (раздражение,
исходящее от переполненных семенных пузырьков; прилив крови
1) У человека в этом отношении большую роль играет зрение, у многих
животных, наоборот, обоняние: Шифф удалял у новорожденных щенят
обонятельные нервы и констатировал позднее у взрослых животных неспо-
собность самца находить самку; наоборот, удаление глаз у кроликов не
препятствовало акту coitus’a (опыт Мантегацца).

123

к половым частям, напр. в теплой постели; раздражение в окруж-
ности половых частей 1) и т. п.).
Эрекционный центр находится, с одной стороны, под влиянием
как возбуждающих, так и угнетающих импульсов со стороны боль-
шого мозга (эрекции при соответствующих представлениях, а также
у душевно-больных; наоборот, подавление эрекции под влиянием воли
и волнений, напр. страха перед неудачным coitus’oM); с другой — он ре-
флекторно возбуждается при раздражении чувствительных нервов на
периферии, как-то: половых и соседних частей, вследствие раздра-
жения, напр., в области мочеиспускательного канала (гоноррея),
мочевого пузыря (переполнение мочей), переполнения семенных
пузырьков спермой, прилива крови к половым органам при поло-
жении на спине и т. п.
Центр эякуляции, совершенно так же, как и эрекционный, может
быть подавлен центральным путем (нерасположение к coitus’y, же-
лание продлить половой акт, опасение зачатия и т. п.).
Наконец, существуют, добавим, особенно чувствительные, так
наз. эрогенные точки на коже и слизистых оболочках, с коих
(т.-е. путем раздражения этих мест) эрекции, оргазм и даже
эякуляция могут быть осуществлены особенно легко: у женщин-
девственниц таким местом является клитор, у живших половой
жизнью — влагалище и шейка матки. Чувствительны также и грудные
соски. У мужчин — повидимому только головка полового члена
(glans penis).
При свете приведенных физиологических фактов нетрудно дать
общую схему и патологических отношений. О последних, соб-
ственно говоря, речь была уже и выше, при изложении уклонений
на почве чисто внутреннесекреторных отношений; здесь же
имеются в виду расстройства как чисто нервного происхождения,
так и комбинированного характера.
Прежде всего, однако, необходимо еще раз подчеркнуть одну
закономерность, о коей нам приходилось упоминать мимоходом
и которая имеет немалое значение в патологии половой жизни,
1) Раздражение седалищных нервов в области ягодиц при сечении уже
не раз отмечалось как момент, способствующий преждевременному про-
буждению полового чувства и мастурбации, что должно быть принято во
внимание воспитателями.
К тому же средству прибегали и некоторые сластолюбцы в целях
возбуждения полового чувства при импотенции.

124

особенно, может быть, в происхождении некоторых сексуальных
психоневрозов.
Исходным пунктом заболевания могут быть как внутреннесекре-
торные, в тесном смысле слова, так и чисто нервные механизмы.
Вырабатываемые половыми железами либидогенные субстанции, как
было упомянуто, „эротизируют“ психо-сексуальный центр, делают
его способным к сексуальным эмоциям 1); аномалия же в этом на-
правлении, в смысле гиперпродукции либидогенных веществ, надо
думать, лежит в основе некоторых форм половой психопатии
с характером ненасытности полового желания — сатириазиса.
Как нормальная эротизация, так и патологически усиленное
такое химическое воздействие на психо-сексуальный центр осуще-
ствляются при этом прямо через кровь, гематогенным путем,
в отличие от передачи раздражения по нервным путям в только что
перечисленных случаях, вроде переполнения спермой семенных
пузырьков и т. п.
Но primum movens может лежать в нервном центре и обусло-
вливать сексуальную аномалию одновременно двояким путем: во-
первых, сам центр, под влиянием ненормального состояния больного
мозга, первично и самостоятельно может притти в состояние так
наз. гиперэстезии, т.-е. повышенной чувствительности, а во-вторых,
такое состояние центра благодаря наличию проводящих путей не
может не отозваться на работе половых желез путем импульса
к усиленной деятельности; гиперпродукция же либидогенных суб-
станций, в результате такой повышенной стимуляции в свою очередь
должна еще более обострить упомянутую гиперэстезию, так что
и здесь возникает circulus vitiosus 2).
1) Некоторыми из новейших исследователей допускается возможность
продукции либидогенных субстанций и в др. местах организма, но во всяком
случае, половые железы, нет сомнения, — главные генераторы этого рода
веществ.
1) Здесь уместно будет сделать дополнение к сказанному ранее относи-
тельно „цепкости“ полового порока и полового воздержания.
Не одни внутреннесекреторные, но и нервно-психические моменты, как
явствует из сказанного, имеют как в том, так и в другом случае большое
значение. В самом деле, „цепкость“ поддерживается непрекращающейся
работой половых желез, но импульсы к деятельности последние получают
не только от предстательной железы (чисто химическое влияние), но и со
стороны психо-сексуального центра; окрашенные же яркими эмоциями пред-
ставления сексуального характера легко заполняют сознание и как бы входят

125

Здесь, по связи с предыдущим, нам хотелось бы хотя бы только
поставить один, как нам кажется, небезынтересный и, насколько
нам известно, совсем еще незатронутый в науке вопрос, а именно:
нет ли гиперпродукции либидогенных субстанций, а следовательно
и гиперсекреции половых желез и при таких формах половой
психопатии, как садизм, мазохизм, фетишизм и пр., и если да, то
какова роль этого момента в патогенезе такого рода аномалий?
Не предрешая вопроса впредь до накопления соответствующего
материала, а главное — впредь до углубления психопатологического
анализа при свете неизвестных ранее новейших данных в учении
о внутренней секреции, равно как и не вдаваясь в тонкости пси-
хопатологии, что совершенно выходит из рамок предлагаемого очерка,
мы, как нам думается, могли бы наметить такой ответ: в согласии
с психопатологами, садистическим, мазохистическим, фетишистиче-
ским и т. п. наклонностям, как таковым, могло бы быть приписано
происхождение чисто психогенным путем, и толкование, данное
еще старой психопатологией в объяснение патогенеза этого рода
аномалий, толкование, слагающееся из элементов чисто психологи-
ческого порядка, заслуживало бы, как кажется, быть принято целиком.
Тот же подход является вполне законным и в применении
к объяснению импульсивности, неудержимости влечения, столь
обычной для этих аномалий, ибо существуют неудержимые вле-
чения и иного рода (по объекту желания), напр. клептомания (на-
клонность к похищению часто вовсе ненужных вещей), нарко-
мания (влечение к эфиру, морфию и т. п.), суицидомания (влечение
к самоубийству), где психоневрогенное происхождение несомненно,
и где апеллирование к внутренней секреции при объяснении пато-
генеза было бы прямо нелепо. Наоборот, в происхождении сати-
риазиса, ненасытности1) полового желания, мы в праве запо-
дозрить участие внутренней секреции, патологически измененной,
хотя, согласно сказанному выше, и гиперэстезию психо-сексуального
в привычку. Точно также и половое воздержание хотя по существу и пред-
ставляется вполне осуществимым благодаря особому внутреннесекреторному
механизму полового аппарата, однако на практике он легко может столк-
нуться с непреодолимыми преградами, раз в сознании беспрестанно будут
всплывать возбуждающие чувственность представления и образы.
1) Половые потребности в высокой степени подвержены индивидуальным
колебаниям в зависимости от темперамента, возраста, здоровья, образа жизни
и пр., но в норме половому желанию свойственна во всяком случае спо-
собность угасания на известный срок вслед за удовлетворением. Поэтому

126

центра следует признать способной вызвать тот же эффект 1). Точно
также уклонения в области внутренней секреции, бесспорно, могут
быть трактуемы как условия, создающие благоприятную почву для
развития такого рода аномалий, хотя бы, напр., таким отдаленным
образом: гиперсекреция половых желез ведет к гиперэстезии психо-
сексуального центра, последняя же, при наличии уже в пси-
хике соответствующих психологических элементов,
может пребывающую в скрытом виде, или потенции, наклонность
перевести в состояние активности.
Здесь же, по связи с той же проблемой альтернативы — психика
или тело, психопатология или патология внутренней секреции, — мы
позволим себе бегло затронуть еще и другой вопрос, а именно об
извращении полового чувства, о гомосексуализме в его различных
видах или на различных ступенях развития 2).
В этом пункте имеется расхождение между психопатологами
и физиологами. Психопатология, не только старая, но и новая,
повторяемость полового желания, близкая к непрерывности такового (субъект
почти все время находится во власти половых интересов и желаний), при
всей трудности, а пожалуй, и невозможности установить в этом отношении
какую-либо определенную норму, должна все же, особенно же при наличии
несомненных указаний на вредные последствия от такой интенсивной половой
жизни, заставить подумать о патологии.
Подробнее о роли внутренней секреции в создании в таких случаях
„порочного круга“ см. выше.
1) Говорим так, исходя из соображения, что одна простая гиперэстезия
церебрального центра, — без одновременного предрасположения, хотя бы даже
лишь общего характера, в виде психо-невропатической конституции, для коей
даже и случайные ассоциации могут стать роковыми (в происхождении
некоторых психо-сексуальных уклонений, вроде фетишизма, последние как-
раз играют решающую роль),— должна бы дать, по нашему мнению, лишь
расстройство количественного, но не качественного характера,
т.-е. повести к простому эксцессу.
2) Различают следующие виды гомосексуального извращения:
а) при наличии влечения к своему полу в известной степени сохра-
няется и нормальное влечение к другому полу (психическая гермафродизия);
в) имеется влечение только к лицам своего пола (гомосекуальность
в собственном смысле слова);
c) образ мышления, вкусы и вообще весь психический склад разви-
ваются в соответствии не с половыми железами индивида, а с другим полом
(напр. мужчина интересуется женскими занятиями и обратно (effeminatio,
virago);
d) имеются и физические черты, свойственные и другому полу (усы
и борода у женщин и т. п.) так наз. андрогиния и гинандрия).

127

видела и продолжает видеть в гомосексуализме именно ей принад-
лежащий объект для изучения, т.-е. явление чисто психопатологи-
ческого характера, в доказательство чего, на-ряду с некоторыми
другими соображениями в пользу известной автономности психо-
сексуального центра, ссылаются на якобы необязательность совпа-
дения высших половых ощущений, сознания пола и направления
полового влечения с состоянием и родом половых желез: указывают
именно на то, что, во-первых, у гомосексуалистов половой аппарат
находили в порядке, а во-вторых, по наблюдениям гинекологов,
несмотря на врожденный дефект и рудиментарное развитие яичников,
женский тип может сохраниться вполне.
В некоторых случаях якобы даже удается повлиять на гомо-
сексуальные наклонности в благоприятном смысле путем внушения
(Паппенгейм).
Означенная аномалия, по приведенному толкованию, находит себе
объяснение в первоначально-бисексуальном (двуполом) предраспо-
ложении психо-сексуального центра, в соответствии с первоначальной
бисексуальностью же и полового аппарта у всех индивидов1), но
тогда как в норме, с дальнейшим развитием организма, одна сексу-
альность подавляет другую, и бисексуальность переходит в моно-
сексуальность, а психо-сексуальный центр развивается в соответствии
с половыми железами, — здесь, при этой аномалии, такой замены
одного состояния другим в психо-сексуальной сфере в полной мере,
а то и вовсе не происходит.
Точка зрения психопатологов не может все же считаться дока-
занной: помимо сомнительности указания на благоприятный эффект
от психотерапевтического вмешательства, ввиду вообще небольшой
успешности такого рода мероприятий в борьбе с врожденными
психопатическими склонностями, первые два аргумента нельзя назвать
вполне убедительными, во-первых, потому, что, как мы знаем, обычно
и небольшого количества внутреннесекреторных элементов бывает
достаточно для компенсирования дефекта, а во-вторых, — до последнего
времени не производилось детального микроскопического исследо-
вания половых желез в таких случаях, или, вернее сказать, таковое
1) Следы бывшего ранее двуполого состояния в области перифериче-
ского аппарата остаются на всю жизнь. Таковы у мужчины так наз. „муж-
ская матка“ (utriculus masculinus) и грудные соски, у женщины — так наз.
paroophoron и epoophoron — образования, аналогичные рудиментарному при-
датку яичка у мужчины.

128

не могло было быть произведено с успехом по причине недоста-
точного знакомства с гистологией внутренней секреции.
Между тем Штейнах недавно опубликовал весьма интересный
случай гомосексуализма у козы, которая, несмотря на нормальную
женскую форму и на нормальные половые органы, не обнаруживала
явлений течки и не принимала козла, а коз, наоборот, пыталась
покрыть. Ее половая железа внешне походила на яичник, но под
микроскопом обнаружилось смешение тканей семенника и яичника.
В связи с этой находкой Штейнах исследовал вслед за тем
семенники пяти мужчин-гомосексуалистов и нашел в них на-ряду
с атрофией семенных канальцев, а отчасти и „промежуточных“
клеток (пубертатная железа—по Штейнаху), какие-то особые
образования, принятые им за женские половые элементы. В зави-
симости от того, будут ли такие, в мужской железе находящиеся,
женские клетки влиять только на головной мозг или же будут
подавлять секрецию мужской „промежуточной“ железы в периоде
развития, возможна, по Штейнаху, в той или иной степени
дифференцировка органов в сторону женского типа, и таким путем —
различные формы интерсексуальности.
Выводы Штейнаха в свою очередь приняты пока лишь
немногими исследователями, однако известное подтверждение их
находим в наблюдениях Лихтенштерна и Мюзама—с одной,
и Вейля, с другой стороны, при иной только постановке иссле-
дования, а именно: первые два кастрировали мужчин-гомосексуали-
стов и пересаживали им яички от нормальных мужчин, при чем
констатировано было изменение в направлении полового влечения,
последний же пытался подойти к разрешению вопроса с другой
стороны—путем сопоставления роста гомосексуалистов с ростом
нормальных мужчин, при чем у первых он оказался выше, при-
ближаясь к так наз. евнухоидному типу 1), что говорит, видимо, о
недостаточном функционировании у них „промежуточной“ железы.
Вопрос о природе гомосексуализма остается все же не вполне
выясненным. Тенденция свести психо-сексуальную аномалию к гер-
мафродитизму половых желез, при всем том, заслуживает полного
нашего внимания, как гармонирующая с современным воззрением
о связи полового влечения именно с этими органами 2).
1) См. выше об особенностях роста кастратов.
2) Не всегда, быть может, добавим, легко разобраться в микроскопиче-
ской картине: отличить фолликулы яичника от тканей семенника, конечно,

129

С той же точки зрения — зависимости от половых желез — есть
основание трактовать и гинекомастию1). Неясным остается
одно, лежит ли в основе и этой аномалии тоже в известной степени
гермафродитизм, или для нее достаточно и недоразвития яичек.
Во всяком случае кастрация обычно не ведет к гинекомастии 2).
С другой стороны, попытки психопатологов и здесь свести все
к общей, и в первую очередь опять-таки к мозговой дегенерации,
к нарушению эволюционного хода от бисексуальности к моносе-
ксуальности, с частичной заменой, в зависимости от этого, мужских
особенностей женскими, едва ли достаточны для полного уяснения
явления.
Вернемся к схеме сексуальных неврозов.
Раз речь идет о нервных механизмах, состоящих, с одной сто-
роны, из рефлекторных дуг (чувствующие нервы — спинальный центр—
двигательные, проводящие к мышцам пути), а с другой — высшего
центра в головном мозгу, могущего посылать как стимулирующие,
так и задерживающие импульсы, a priori мыслимы следующие
возможности, следующие расстройства, в зависимости от того,
где именно произошло нарушение анатомической или физиологи-
ческой целости механизма: оно может лежать где-либо на периферии,
в области спинномозговых центров и, наконец, в головном мозгу—
в области психо-сексуального центра. На этом основании можно
говорить о периферических, спинальных и церебральных неврозах.
Последние при вовлечении в процесс психики дадут картину
психоневрозов.
По характеру же функций можно бы означенные расстройства
расклассифицировать так: расстройства чувствительности (анэсте-
зия — потеря чувствительности и гиперэстезия — обострение чув-
ствительности; существуют и переходы от одного состояния к дру-
гому), движения [поллюции (сокращение) и сперматоррея — непроиз-
вольная потеря семени от паралитического, атонического состояния
семявыводящих путей], секреторные (расстройства отделения: аспер-
мия — прекращение выработки спермы и полиспермия — выра-
нетрудно, но дело в том, что и женский пол снабжен „интерстициальной“
железой, хотя и далеко не в одинаковой степени у различных видов животных
(см. об этом дальше).
1) См. сказанное вначале.
2) Ср., впрочем, случаи гинекомастии среди индейцев Пуэбло в зависи-
мости от искусственно вызванной атрофии яичек.

130

ботка в повышенном количестве; между тем и другим состоянием —
тоже переходы), расстройство эрекционной деятельности и эякуля-
ции; наконец, психопатические состояния (садизм, мазохизм, фе-
тишизм и пр.).
За невозможностью обстоятельной характеристики здесь ка-
ждого из только что намеченных уклонений, что составляет предмет,
с одной стороны, урологии, с другой — психиатрии и вывело бы
нас далеко за пределы предлагаемого очерка, остановимся бегло
лишь на некоторых, наиболее часто встречающихся, и в этом
смысле наиболее важных.
Раздражение эрекционного центра, как было уже указано, воз-
можно как с периферии рефлектор но, так и центральным (психи-
ческие влияния), а равно и гематогенным (через кровь; так дей-
ствуют известные яды) путем.
Это раздражение иногда может доходить почти до непрерывно-
сти (так называемый приапизм), что наблюдается, напр., иногда
при гоноррее или при состоянии ненормального психического воз-
буждения, при чем приапизм в последнем случае комбинируется
с сатириазисом (ненасытная похоть).
Практически важнее, однако, противоположные состояния — па-
рализации и угнетения—и своеобразная комбинация того и другого —
повышенной возбудимости и слабости (так называемая раздра-
жительная слабость).
Случаи паралитической импотенции на почве паралича центра
или проводников при болезнях спинного мозга нас при этом
здесь мало интересуют, как слишком специальные.
Значительно интереснее более слабые формы паралитической
импотенции, где речь идет не о параличе в собственном смысле
слова, а лишь о пониженной возбудимости центра вследствие пере-
раздражения последнего при половых излишествах, особенно от
онанизма. Эта форма импотенции может сопровождаться и мозго-
вой анэстезией, но значительно чаще встречается противоположная
комбинация — понижение возбудимости эрекционного центра с моз-
говой гиперэстезией (повышение похоти при наличии импо-
тенции) 1).
1) Обращаем внимание на совпадение явлений при указанных неврозах
с тем, что отмечено нами выше при описании внутреннесекреторных соот-
ношений [случаи гипосекреции (понижения деятельности) предстательной
железы с гиперсекрецией тестикул].

131

Любопытную разновидность разбираемого расстройства предста-
вляют случаи, когда эрекционный центр реагирует в достаточной
степени только на строго определенные раздражения. Половой акт
при этих условиях становится возможным, например, с какой-нибудь
проституткой, но не удается с женой (притягивающее действие
«блуждающих огоньков»), или для этого требуется какое-либо ухищ-
рение или извращение.
Угнетающее влияние на эрекционный центр производят извест-
ные эмоции или навязчивые идеи (страх перед заражением, отвра-
щение к партнеру, мысль о недостаточной потенции).
Наконец, для раздражительной слабости характерно сочетание
ненормально быстрой или сильной реакции с быстрым упадком
энергии центра. Эрекция тогда наступает быстро, но быстро же
и оканчивается.
Эрекция может оказаться недостаточной, добавим, и при преж-
девременной эякуляции.
В свою очередь, в отношении эякуляции возможны два важней-
ших расстройства: с одной стороны, ненормально легко, с другой —
ненормально трудно наступающее излияние спермы. Первое может
зависеть или от слишком сильного психического возбуждения
(недостаточное заторможение со стороны большого мозга) или от
раздражительной слабости самого центра эякуляции. В последнем
случае достаточно бывает легкого полового возбуждения, одного
приближения к женским половым частям, иногда даже одной мысли
о половом акте, чтобы центр пришел в деятельность (высокая сте-
пень спинальной неврастении, обычно на почве половых злоупо-
треблений).
Ненормально трудно наступающая эякуляция обусловливается
понижением возбудимости соответствующего центра, последняя же,
помимо органических страданий мозга, чаще всего зависит от по-
ловых излишеств и общего истощения 1), а также и от недостатка
похоти.
Сопутствующий эякуляции так наз. оргазм, т.-е. ощущение
максимального сладострастия, точно также подвержен патологиче-
ским изменениям. Не вдаваясь здесь в дискуссию по вопросу о са-
1) Случаи опьянения и морфинизма не принимаются здесь во внимание:
первые из-за их преходящности (разумеется о:трое опьянение; впрочем,
то же наблюдается и при хроническом алкоголизме), вторые по их относи-
тельной редкости.

132

мом механизме оргазма 1) и имея в виду опять-таки лишь самые
вульгарные случаи, можно бы, в качестве причины понижения и
даже исчезновения оргастических ощущений, указать, с одной сто-
роны, на такие, сопровождающиеся колебаниями чувствительности,
неврозы, как неврастения и истерия (анэстезия), с другой — на
перераздражение и обусловленное этим притупление.
Обращаемся к физиолого-патологическим данным относительно
женской половой жизни.
Здесь мы можем быть значительно более краткими, во-первых,
потому, что кое-что из сказанного нами относительно нервных
механизмов, заведующих мужским половым аппаратом, относится и
сюда (таковы данные, напр., относительно психо-сексуального центра;
эякуляции же у мужчин здесь соответствует перистальтическое со-
кращение фаллопиевых труб и матки, при чем выделяется слизь;
аналогичное же мужскому взаимоотношение существует и между
нервной системой и внутренней секрецией, с одной стороны, и по-
ловыми железами и остальными внутреннесекреторными органами,
с другой); во-вторых, ряд расстройств, встречающихся у мужчин,
здесь отсутствует (расстройства эрекционной деятельности; расстрой-
ства эякуляции); в-третьих, по причине более пассивной роли жен-
щины в половом акте многие уклонения бывают выражены здесь
гораздо менее резко и встречаются много реже (это относится
к половой психопатии); в четвертых, в основе некоторых уклоне-
ний лежат такие специальные причины (вроде, напр., неправиль-
ного положения матки и т. п.), которые, скорее, составляют пред-
мет гинекологии, в тесном смысле слова, а не общей физио-патоло-
гии, трактующей вопрос лишь с общей точки зрения, без углубле-
ния в подробности специального характера. Здесь будет поэтому
кое-что сказано о колебаниях женского libido, о менструациях,
о реакции со стороны грудных желез в известные периоды жизни
1) По мнению одних авторов, оргазм вызывается тем, что сперма во
время эякуляции раздражает на своем пути от семенных пузырьков к мо-
чеиспускательному каналу определенные чувствительные нервы, другие пе-
реносят центр тяжести на сокращение мышц, служащих эякуляции, третьи
предполагают существование в спинном мозгу особого центра вблизи от
центра эякуляции, при чем прохождение спермы через выводящие протоки
может, по их мнению, лишь усиливать ощущение оргазма, но для возбу-
ждения последнего не является необходимым, в доказательство чего приводят
случаи, с одной стороны, эякуляции без оргазма, с другой — оргазма без
эякуляции.

133

женщины, словом, об изменениях в состоянии женского организма
лишь постольку, поскольку все это определяется
именно внутренней секрецией, без учитывания влияния
со стороны других факторов. Таким образом, и здесь, как и в от-
ношении мужской половой жизни, в центре нашего внимания —
химический субстрат, с тем, однако, отличием, что в данном слу-
чае о химических основах половой жизни нам придется говорить
уже не преимущественно, как там, а исключительно.
Еще Вирхов сказал: «всем, чему мы поклоняемся в женщине,
она обязана яичнику». Это значит: все «das ewig Weibliche», все то,
что разумеется под именем женственности, все особенности как
физического, так и психического склада женщины берут свое на-
чало именно отсюда. Яичник, если можно так выразиться, в под-
линном смысле слова, — камертон, не только задающий тон всей
половой жизни женщины, но и дающий как бы лейтмотив всей
ее жизни вообще, поскольку сексуальность отражается на всем
облике индивида, на всем отношении его к окружающему, а у жен-
щины, добавим, это влияние гораздо глубже, нежели у мужчины,
проникает собой все ее существо.
Если мы теперь, подобно тому как и ранее в отношении яичек,
спросим, что же это за таинственные вещества или гормоны яич-
ника, столь могущественно действующие на женский организм, то
по вопросу о химической природе этих веществ, надо сознаться,
мы почти вовсе еще ничего не знаем; о месте же их выработки
можно сказать следующее.
В яичнике в настоящее время различают, с точки зрения вну-
треннесекреторной функции, двоякого рода образования: так наз.
желтые тела и промежуточную, «интерстициальную» же-
лезу. Кроме того, во время беременности вступает в действие еще
один орган, функционирующий, стало быть, только временно: это
так. наз. детское место, или плацента1).
Желтые тела гистологически представляют собой продукт свое-
образного превращения клеток, выстилающих яичниковые фолли-
кулы, и периодически образуются и начинают функционировать, по-
1) Неоднократно уже цитированные нами французские исследователи
Буэн и Ансель говорят еще об одной группе клеток, появляющихся
в стенке матки ко 2-й половине беременности и обусловливающих якобы
отделение молока грудными железами в послеродовом периоде. Вопрос
о роли этих образований, однако, — в стадии разработки.

134

видимому, в середине межменструального периода, с тем, чтобы
через некоторое время прекратить эту функцию 1).
Желтые тела играют чрезвычайно важную роль в экономике
женского организма: так, прежде всего, они, по всей видимости,
управляют циклической сменой явлений в области полового аппа-
рата, а вместе с тем и во всем организме 2), доставляя субстанции,
вызывающие, с одной стороны, прилив крови к половым органам,
с другой — изменения в слизистой оболочке матки, необходимые для
укрепления оплодотворенного яйца и образования детского места, а
при отсутствии оплодотворения ведущие к менструации путем раз-
рыва мелких сосудов; они же, на-ряду с плацентой, обусловливают,
1) Несколько подробнее процесс образования желтых тел таков. Яич-
ник заключает в себе особые образования, так наз. фолликулы, в коих
формируются яйца (см. рис. 4, а также рис. 5). Созревший и сильно уве-
личенный в размерах фолликул лопается, яйцо попадает в фаллопиеву
трубу и затем в матку, а в полость фолликула из расположенных на его
поверхности сосудов изливается кровь, выстилающие же его клетки транс-
формируются, что, вместе взятое, и дает образование, названное, по цвету,
желтым телом или желтой железой.
2) Менструальное истечение крови является не более, как лишь одним
из звеньев в целой цепи или комплексе явлений, периодически разыгрыва-
ющихся в женском организме (изменения в обмене веществ и составе
крови, колебания, хотя и весьма незначительные, t° тела, нервных и пси-
хических реакций).
Рис. 4. Яичник женщины в продольном разрезе:
А и В—группы клеток „интерстициальной“ железы,
образующихся вокруг запустевающих фолликулов
(А—фолликула уже нет, В—таковые еще сохране-
ны); С — желтое тело; D — первичные фолликулы;
Е—более развитой фолликул.

135

повидимому, рост грудных желез при беременности; наконец, быть
может, они обладают и еще одной функцией — тормозить овуля-
цию, т.-е. выработку и созревание яиц при беременности, так как
последние, как и менструация, на это время, как известно, зати-
хают и прекращаются.
При беременности желтое
тело функционирует гораздо
более длительно, нежели в
обычные менструальные пе-
риоды, начиная регрессиро-
вать лишь с конца третьего
или на четвертом месяце.
Что касается интерсти-
циальной железы яичника,
то как о ее роли вообще,
так и, в частности, по во-
просу об отношении ее к
желтому телу высказаться
гораздо труднее.
В общем, ее как будто бы можно считать соответствующей
интерстициальной железе яичка, и, как та между семенных трубок,
эта расположена местами среди фолликулов (см. рис. 4 и 6). Дело
в том, однако, что не всегда
и не у всех животных ее нахо-
дили достаточно ясно выражен-
ной. У человека она всего резче
бывает выражена при беремен-
ности (Валлар).
В чем же ее роль? Здесь
мнения расходятся: по одним
авторам (Белов), интерстици-
альная железа стоит в анта-
гонизме к желтому телу, по
другим (Бидль, Фельнер),
это — сходное с последним как по происхождению, так и по значе-
нию образование, способное при случае замещать его.
Если стать на первую точку зрения, то взаимоотношение яич-
никовых гормонов рисуется в таком виде.
Рис. 5. То же и с теми же обозначения-
ми (А, В и С; кроме D и Е), но без „ин-
терстициальной“ железы. Д—кровеносные
сосуды в разрезе; Е — нервные веточки.
Рис. 6. Группа „интерстициальных“
клеток яичника в большем увеличе-
нии (между двумя фолликулами).

136

Желтое тело влияет на обмен веществ в смысле преобладания
процессов усвоения питательных веществ над тратой, а так как
каждая функция, каждая работа сопряжены неизбежно с тратой ве-
ществ, то наличие только что указанного характера обмена равно-
сильно переходу организма в состояние пониженной жизнедеятель-
ности, своего рода как бы спячки.
Это и понятно: менструальный период знаменует собой приуго-
товление организма к зачатию, т.-е. к жизни для рода, а не для
индивида, не для себя лично. Требуется скопить материал для фор-
мирования и созревания плода.
В межменструальные периоды женский организм, наоборот, жи-
вет для себя, тратит запасы на блеск жизнепроявлений, находясь
под влиянием интерстициальной железы.
Желтое тело, таким образом, понижает, интерстициальная же
железа, наоборот, повышает обмен: первое дает синтетический, со-
зидающий, вторая—аналитический гормон; первое служит целям рода,
вторая — целям индивида, повышая курс жизнепроявлений орга-
низма. Есть основание думать при этом, что именно от интерсти-
циальной железы зависит высшая психо-сексуальная жизнь жен-
щины, точнее — здесь попреимуществу вырабатываются либидоген-
ные субстанции, «эротизирующие» психо-сексуальный центр.
С точки зрения гомологичности, т.-е. родственности желтого
тела интерстициальной железе, приходится представлять себе ме-
ханизм периодической смены «волн» в женском организме не-
сколько иначе: не потому организм выходит из состояния спячки и
блеск жизнепроявлений становится ярче в межменструальные пери-
оды, что вступает в деятельность интерстициальная железа, а про-
сто вследствие выхода организма из состояния перегрузки гормо-
нами желтого тела. Но даже и отрицающие существование антаго-
низма между двумя упомянутыми гормонообразовательными аппара-
тами яичника допускают значение интерстициальной железы, как
регулятора libido.
По вопросу о том, что делается с яичником при беременности,
до самого последнего времени господствовали далеко не отвечаю-
щие действительности представления, а именно: основываясь на
факте прекращения с наступлением беременности овуляции и мен-
струации, привыкли характеризовать состояние яичника в это время
как временное выпадение функции, а между тем факты говорят
как-раз обратное: деятельность желтого тела у беременных удли-

137

няется на несколько месяцев, а интерстициальная железа, как пока-
зывают микроскопические наблюдения, резко увеличивается в раз-
мерах. Этих фактов, к коим можно бы присоединить еще и не-
сколько других, достаточно для заключения, как-раз противополож-
ного принятой точке зрения, а именно: нельзя говорить о прекра-
щении деятельности яичника при беременности вообще, в целом,
так как в известном отношении она, наоборот, повышена, но по-
вышена своебразно и в одном направлении; точнее — повышена
внутреннесекреторная функция при одновременном заторможении
процесса выработки и созревания яиц 1).
Что касается плаценты, то вопрос о ее роли интересует нас
в данном случае очень мало. Ограничимся краткими сведениями:
помимо участия в питании плода, этот орган — тоже внутренне-
секреторный, и притом большой силы; в частности на грудные
железы плацента действует в том же направлении, как и яичник,
способствуя их росту и подготовляя их к отделению молока; но
действует она, и притом резко, и на все остальные железы с вну-
тренней секрецией (щитовидная железа, надпочечник и пр.), на весь
внутреннесекреторный аппарат организма, изменяя вместе с тем и
обмен, кровообращение и другие функции.
Приведенными физиологическими предпосылками без труда
устанавливается и связь некоторых патологических уклонений с ука-
занным химическим субстратом. Так, если желтые тела «заведуют»
менструальными фазами, то при повышенной деятельности этого
рода образований следует ждать усиленных менструаций, и наобо-
рот, пониженная деятельность их должна вести к скудным месяч-
ным, вплоть до полного их прекращения, до так наз. аменорреи 2).
С другой стороны, если «интерстициальная» железа дает тон
высшей психо-сексуальной жизни женщины, то при ненормально уси-
ленной работе именно этой части яичника налицо должна быть
повышенная похоть, вплоть до той ненасытности полового влечения,
1) Подробнее об этом, как и по ряду смежных вопросов, см. мою не-
сколько более специального характера статью под заглавием: «Беремен-
ность и внутренняя секреция» («Гинекология и акушерство», 1923 г., № 6).
Здесь же интересующиеся найдут и многое другое относительно женской
внутренней секреции.
1) Наблюдавшееся в голодные годы прекращение месячных у многих
женщин при отсутствии беременности должно быть отнесено как-раз
сюда, т.-е. это явление обусловлено было недостаточной деятельностью
яичника на почве недоедания.

138

которая известна под именем нимфомании и соответствует
сатириазису у мужчин. Наоборот, недостаточное функционирование
этого отдела яичника, на почве, например, недоразвития, должно
вести к понижению libido, вплоть до полного отвращения к поло-
вому акту, определяя собой так наз. „холодный темперамент“ 1).
Многим более или менее знакомы эти два типа женщин: с одной
стороны, как бы снедаемых половым инстинктом, большей частью
худых и нервных (влияние усиленного полового влечения на обмен
веществ), с другой — равнодушных и тупых к радостям и вообще
интенсивным переживаниям психо-сексуальной жизни.
Следуя намеченному плану — дать лишь общий взгляд
на патологию половой жизни, исходя из физиологических предпо-
сылок, мы привели здесь лишь некоторые из патологических укло-
нений женской половой жизни, правда, весьма существенные, нахо-
дящие себе прямое и естественное объяснение в указанных пред-
посылках.
Менее бросается в глаза, да и отчасти действительно значи-
тельно менее выражена, связь между очерченным здесь „химиче-
ским субстратом“ и некоторыми другими уклонениями, вроде, напр.,
опухолей матки (в особенности мышечных — так. наз. миом), бес-
плодия и так наз. дисменорреи (болезненно протекающие менстру-
ации). Однако нередко та же внутренняя секреция в известной сте-
пени дает себя знать и здесь. Так, менструация, как мы видели,
зависит от функции желтого тела, но обильное снабжение матки
кровью во время месячных создает, по Тейлхаберу, предраспо-
ложение к миоме. Точно также и бесплодие, хотя и обусловли-
вается наичаще такими, ничего общего с внутренней секрецией не
имеющими причинами, как загибы матки, так наз. „коническая
шейка“ матки, затрудняющая оплодотворение, или последствия го-
1) Сказанное не следует понимать так, что всякий случай нимфо-
мании — именно такого происхождения: женщина может быть приведена
в состояние ненасытного полового возбуждения и путем рефлекторных
раздражений с периферии полового аппарата, напр. при существовании
зуда в наружных половых частях (экзема, заползание глист); может она
быть и центрального происхождения (гиперэстезия психо-сексуального центра
самостоятельная, на почве нервных и душевных заболеваний; ср. сказан-
ное относительно подобного же явления у мужчин).
Нередко встречаются случаи и чисто временного понижения libido,
в зависимости, напр., опять-таки от недоедания, разного рода изнуритель-
ных болезней и т. п.

139

норреи, ведущие к абортам 1), однако все же нельзя забывать и
того, что, подобно яичкам, и яичники находятся во взаимодействии
с остальными, вне полового аппарата расположенными внутренне-
секреторными железами, и что в известной степени возможны вме-
шательства в половую жизнь и таким экстрагенитальным путем
(примеры: понижение плодовитости, вплоть до бесплодия, при недо-
статочности щитовидной железы; то же при некоторых поражениях
мозгового придатка).
Что касается, наконец, дисменорреи, то, не входя здесь в объ-
яснение этого уклонения, как такого, суждение о коем неизбежно
увлекло бы нас за пределы настоящего очерка, в область чистой ги-
некологии, уместно будет упомянуть о недавней попытке Лёвен-
фельда выделить особые сексуальные конституции, определяемые
не одной внутренней секрецией, а вообще всей совокупностью
известных особенностей организма, могущих здесь иметь то или
иное значение, и различающиеся между собой не только размерами
половых потребностей и длительностью половых функций, но и
степенью возбудимости, а равно и устойчивости полового аппарата,
с каковой точки зрения, важно отметить, становится возможным
уяснение целого ряда довольно прихотливых особенностей и раз-
личий, столь резко бросающихся в глаза в области половой жизни
в зависимости от индивидуальности.
Говоря кратко, предлагается различать как для мужчин, так и
для женщин следующие сексуальные конституции:
1) крепкую и слабую;
2) эротическую (возбудимую) и торпидную (вялую);
3) страстную и холодную;
4) плеторическую (полнокровную) и анемическую (малокровную).
В то время как вторая пара характеризуется, главным образом,
неодинаковой восприимчивостью к чувственно-возбуждающим впе-
чатлениям и вообще неодинаковой половой возбудимостью, третья —
разницей в силе полового влечения, а четвертая — разницей в количестве
вырабатываемой спермы у мужчин (более частые или более редкие,
более обильные или менее обильные поллюции) и в степени обиль-
ности выделений у женщин (обильные или скудные менструации),—
первая пара определяется следующими признаками: стойкость поло-
1) Здесь имеются в виду причины бесплодия исключительно со сто-
роны женщины, но заращение семявыводящих протоков на почве той же
гонорреи может обусловить бесплодие и со стороны мужчины.

140

вого аппарата против эксцессов и вообще разного рода вред-
ностей; сохранение как потенции, так и вообще способности к поло-
вой деятельности до глубокой старости у мужчин при крепкой
конституции (чрезмерное libido необязательно); противоположные
признаки— при слабой конституции; у женщин же, помимо устой-
чивости, еще и безболезненное протекание менструаций, почти не-
зависимо от влияний температурных колебаний, физических напря-
жений и душевных волнений, безболезненное течение беременности,
легкие роды, скорое поправление после родов и т. д. — в первом
случае; обратное — во втором.
С приведенной точки зрения, стало быть, болезненная менстру-
ация может обусловливаться в ряде случаев уже одной конститу-
цией женщины, помимо влияния каких-либо внешних моментов или
благоприобретенных уклонений в области полового аппарата; но, ко-
нечно, последним принадлежит здесь также чрезвычайно важная роль.
Затронутый здесь лишь бегло вопрос о половых конституциях
заслуживал бы глубокого внимания и серьезного изучения, как обе-
щающий— повторим еще раз — пролить свет на ряд любопытней-
ших колебаний и различий в области половой жизни, в зависимо-
сти от индивидуальности.
Почему, в самом деле, один, при крепком здоровье, отличается
лишь слабыми половыми запросами, а другой, несмотря на исто-
щение и слабость в иных отношениях, почти только и занят, что
удовлетворением своих половых потребностей?
Почему одному ничего не стоит совершать coitus каждый день,
а другому нужны недельные и даже месячные перерывы?
Почему один испытывает страдания и становится неспособным
к работе, будучи вынужден воздерживаться от половых сношений,
а другому именно и требуется половое воздержание?
Почему в одном случае половая жизнь затихает рано, а в дру-
гом, несмотря на большую интенсивность ее, гораздо позже?
Одни сохраняют способность к половой деятельности до пре-
клонного возраста, но даже в цветущие годы не испытывают по-
требности в частом coitus’e; другие отличаются последней, но их
сексуальная жизнь рано сходит на-нет; у третьих, наконец,
имеется и то и другое, т.-е. и значительные запросы и долговеч-
ность половой жизни.
У одних преобладает эротика (влюбчивость; в особенности это
относится к женщинам), но слаба чувственность, у других—обратное.

141

Страстный темперамент иногда легко принять за половую гиперсэте-
зию, т.-е. смешать нормальное с патологическим, и т. д.
Для понимания целого ряда фактов из области как физиологии,
так и патологии половой жизни приведенный в настоящем очерке
анализ дает опорные пункты и руководящую нить.
Трудно проводимая же грань между нормой и патологией, —
если не считать чисто эмпирического критерия — ощущения пользы
и вреда, — лежит в изучении половых конституций.

142

ПОЛОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ РЕФЛЕКСОЛОГИИ.
Акад. В. М. Бехтерев.
На-ряду с вопросами питания и самосохранения вряд ли могут
быть указаны в жизни отдельных индивидов и в жизни обществ
более важные вопросы, чем вопросы, связанные с половым влечением
и функцией размножения. Но сколь ни важны эти вопросы как
в жизни отдельных лиц, так и в жизни коллектива, наука стала
подходить к выяснению этих вопросов лишь в последний период
времени. Не более нескольких десятков лет назад серьезно рас-
сматривать их, хотя бы со строго научной точки зрения, грани-
чило с тем, что понимается под названием порнографии, прикры-
ваемой лишь научными тенденциями. Да и теперь далеко еще не
все отрешились от стыдливого отношения к самым серьезным вопро-
сам пола. „Когда в обществе темой разговора является половой
вопрос, чувствуешь какую-то странную неловкость, как будто,
говоря о столь естественном для человека, совершаешь что-то по-
стыдное. Тем непонятнее и тем страннее такое отношение, когда
глубже вдумаешься в этот вопрос. Ведь все, что мы ни видим жи-
вого, развивающегося, все это обязано своим возникновением одной
силе, движущей мир, — полу“. Так начинает свою небольшую книжку
А. Кашина-Евреинова („Подполье гения“, 1923 г.).
Такое недопустимое искажение общественного отношения к столь
важному биологическому фактору, служащему источником жизни
на земле, явилось результатом позднейшего периода цивилизации.
В самом деле, мы знаем, что древние народы, пред которыми совре-
менная общественность, наверное, может щегольнуть половой без-
нравственностью, возводили половую сферу человека, как источник
продолжения жизни в человеческом обществе, в обожествляемый культ.
Уже древние индусские мифы символизировали добывание огня в форме

143

полового акта между мужчиной и женщиной. Также и обработка
земли изображалась древними символически как половой акт мужчины
с женщиной.
Доказательством этому служит то, что слово „пахать“ в латин-
ском, греческом и некоторых восточных языках является синонимом
совершения полового акта 1).
С другой стороны, гроза представлялась как акт оплодотворения
земли, при чем молния приравнивалась к напряженному половому
органу мужчины, а дождь к его семени, тогда как орошенная земля
(„мать сыра-земля“) рассматривалась как женский орган. Этим
объясняются различные эротические игры и ритуалы на празднествах,
приуроченных к наиболее важным для сельского населения вре-
менам года, как зимний солнцеворот (возрождение земли), весна
(оплодотворение и цветение земли) и осень (обозначаемая сбором
плодов).
Обращаясь к временам древних греков, ближе нам известным,
мы не только встречаем в их мифологии рождение лучшей в мире
женщины по красоте, богини Афродиты, или Венеры, из морской
пены, в которую погрузился отрезанный член старого бога Кроноса,
и многое другое, что шокирует ухо современного ханжи и лице-
мера,— но и вполне выявленный и общепризнаваемый фаллический
культ (т.-е. культ мужского члена — фаллоса — как реального источника
продолжения жизни). При этом одним из существенных ритуалов
на сельских дионисиях было торжественное ношение специально изби-
раемыми людьми грандиозного фаллоса. На этих же празднествах,
посвященных богу плодородия Дионису, обязательно совершались
публичное выполнение полового акта в голом виде и разные другие
эротические акты2). В Греции создался культ Приапа, сына Диониса,
бога, оплодотворяющего скот, который всегда изображался голым,
с напряженным половым органом, что можно видеть на ходячих
греческих медалях и на камеях. Совершение полового акта голой
парой при засеивании пахотной земли будто бы и теперь осуще-
ствляется в некультурных странах 3).
Известно также, что фетишем, отгоняющим демонов у дикарей,
является тот же фаллос.
1) Kleinpaul. Ratsei d. Sprache.
2) А. Кашина-Евреинова. Подполье гения 1923, стр. 7.
3) Otto Rank и Sachs. Значение психоанализа в науке о духе.
Там же, стр. 21.

144

Остатки фаллического культа можно еще найти в современной
Японии, а в Индии в храмах дают целовать изображение фаллоса
женщинам, потерявшим надежду иметь потомство.
Что же, спрашивается, могло изменить институт половой любви
древних, их „ars amatoria“? Почему и как могло измениться в позд-
нейший период истории общественное отношение к вопросам пола
по сравнению с древними? Мы знаем из истории, что даже известные
гетеры, в сущности представлявшие собой настоящих куртизанок,
пользовались особым почетом даже во времена Перикла, а публика
нестесненно себя чувствовала в театре на комедиях Аристофана,
где все, что касалось пола, называлось своими именами. Кто бывал
на раскопках Помпеи, тот мог убедиться, что на улицах древних го-
родов Римской империи открыто вывешивались изображения мужского
органа в форме вывески, означавшей дом продажной любви, или
так называемый дом терпимости, а семейные спальни украшались
изображениями полового акта в самых разнообразных позах мужчины
и женщины.
Как же могло случиться, что на смену такого, может быть и
грубого, но во всяком случае неискаженного отношения к вопро-
сам пола, последние сделались предметом стыда, как нечто позор-
ное, не подходящее для публичного обсуждения, — предметом, окру-
женным ханжеством, лицемерием и ложью? Ведь можно было бы
ожидать, что, постепенно эволюционируя, человечество дойдет до
здоровых взглядов на естественные, самой природой предназначен-
ные для размножения, половые отношения между мужчиной и
женщиной.
На место этого мы видим, однако, совершенно иное. О половом
акте говорить стало непристойным даже в кругу близких знакомых.
При всем том нисколько не мешает в приличном обществе заниматься
самым недвусмысленным флиртом. А в холостых компаниях сма-
куются взасос самые скабрезные и неприличные анекдоты, один
другого грубее и безобразнее. Следствием такого лицемерия поло-
вой вопрос для юношей и девушек стал предметом запретной тайны,
скрываемым под вуалью, являясь на самом деле для них секретом
полишинеля, ибо развращение их товарищами и улицей начинается
много раньше, чем вообще думают.
Весь этот переворот в умах людей произошел под очевидным
влиянием церкви. Христианство хотя и благословляло брак („пло-
дитесь и множитесь“), но высшим идеалом ставило аскетизм, отре-

145

чение от жизни. Про брачную жизнь было сказано во время оно:
„могий вместити да вместит“, а в другой раз проповедывался прин-
цип: „да оставит жену свою и да последует за мной“. И вот цер-
ковь в течение веков стала проповедывать воздержание как идеал,
как нечто угодное богу, а половые отношения вместо обожествле-
ния, как было в древние времена, начали рассматривать как нечто
греховное, унижающее в человеке его духовную сторону, как его
падение, как непозволительное угождение своей плоти, вообще
как дело угодное дьяволу. Простой народ реагировал на это, поль-
зуясь обозначением половых органов и самого акта для своей наибо-
лее сильной брани. Такова эволюция вопросов пола, совершонная
церковью.
Тщетно гражданская жизнь в отношении вопросов пола выби-
валась из мрачных тисков церкви, как это было, например, в эпоху
ренессанса и затем позднее, в периоды революционного подъема
общественных сил.
Вот почему традиционные правила условной нравственности, под-
держиваемые церковной проповедью, живут еще и поныне в обще-
стве. Правда, эти правила нравственности, превратившиеся в без-
жизненные догмы, мало кого смущают, представляя собой в сущности
одно сплошное лицемерие. И потому „вместо отречения с неизбеж-
ными компромиссами, — говорит А. Кашина-Евреинова (там
же, стр. 11), — мы наследуем хороший тон порядочных людей, где
низкопробный разврат находит себе уютный уголок, но где простое
выражение, завернутое в бумажку научности,— „половые органы“ —
неизбежно вызывает недоумевающие взгляды в лучшем случае и
хихикающий огонек в худшем“.
Как реакция на это изуродованное миропонимание, при котором
являлось возможным всерьез рассказывать анекдоты о романтиче-
ских героях, выбрасывающих розовую вату вместо экскрементов, и
о героинях, находящих новорожденных детей под капустным листом,
уже в начале прошлого столетия раздался мощный крик. Он исхо-
дил из уст Шопенгауэра1).
Последний заявил, не боясь неизбежных для того времени напа-
док, что „всякая влюбленность, какой бы она эфирный вид себе ни
придавала, имеет свои корни в половом инстинкте“.
1) Шопенгауэр: „Мир как воля и представления“, перев. Айхен-
вальда, стр. 44.

146

Не только, однако, в философии, но и в науке по причине
укоренившегося в обществе под влиянием религиозных настроений
предубеждения признавалось непристойным заниматься половым
вопросом.
Лишь в последней половине истекшего столетия наука стала
подходить к вопросам пола и подвергать их соответствующему ана-
лизу. При этом чем дальше вглубь проникал этот анализ, тем больше
выяснялось и значение пола как в развитии нормальной личности,
так и в патологии ее (Крафт-Эбинг, Фрейд, Воронов,
Штейнах, Завадовский и многие другие).
Высказанное положение вещей не могло не отражаться самым
пагубным образом на правильном понимании вопросов пола, что
полностью не устранено еще и в настоящее время.
Скрываемые под покровом ложно понятой нравственности, не
позволявшей подвергать публичному обсуждению вопросы пола,
последние тем не менее выдвигались самой жизнью почти на каждом
шагу. И надо отдать справедливость, что судьба зло надсмеялась
над той условной, поддерживаемой зачастую услужниками церкви
нравственностью, которая даже рождение детей старалась скрыть
от подростка фантастической сказкой об аистах; ибо, с одной
стороны, самое бракосочетание наша церковь обратила в такую
кабалу, из тисков которой в дореволюционный период времени
нельзя было выбраться никакими средствами, несмотря даже на
заведомое заражение сифилисом и другими заразными болезнями,
передаваемыми от одного супруга к другому путем брачных сноше-
ний и отражающимися на производимом потомстве; с другой стороны,
полное замалчивание вопросов пола и дома и в школе не устра-
нило среди юношества почти повального онанизма, как показывает
в этом отношении известная статистика д-ра Членова, собранная
среди учащейся молодежи. Церковная же опека святости брачных уз
и охрана их путем сурового брачного закона не оградили обще-
ство ни от неимоверного развития внебрачных связей, ни от на-
стоящего разврата и развития проституции, принявшей прямо угро-
жающие размеры.
Все это вместе взятое заставляет нас отрешиться от ложного
взгляда в отношении гласного выяснения вопросов пола, которые
ввиду их социальной важности должны быть поставлены в условиях
современности на первую очередь. Но прежде чем трактовать во-
просы пола с точки зрения их важности в жизненной обстановке

147

современного общества, необходимо уяснить себе первичную основу
так называемого полового влечения.
Одно из наимощных течений в науке, стремящихся к более
полному раскрытию сексуальной стороны в человеке, это есть, без
сомнения, психоанализ, обоснованный Фрейдом и его школой.
Пользуясь психоанализом как методом исследования, эта школа во
главе с проф. Фрейдом осветила, между прочим, половое влечение
с точки зрения детской инфантильной сексуальности 1).
По этой теории, ребенок приносит с собой на свет зародыши
сексуальной деятельности и уже при приеме пищи получает сексу-
альное удовлетворение, которое старается снова испытать посред-
ством хорошо известных актов сосания.
Фрейд, как известно, стоит на почве инфантильной сексуаль-
ности и уже грудное сосание рассматривает как половой акт ребенка,
признавая за губами особую эрогенную зону: „Сначала, — гово-
рит он2), — удовлетворение от эрогенной зоны соединяется с удо-
влетворением потребности в пище, сексуальная деятельность при-
соединяется к функции, служащей сохранению жизни, и только
позднее становится независимой от нее. Кто видел, как ребенок,
насыщенный, отпадает от груди с раскрасневшимися щеками и с бла-
женной улыбкой погружается в сон, тот должен будет сознаться,
что эта картина имеет характер утонченного выражения сексуаль-
ного удовлетворения в последующей жизни. Затем потребность
в повторении сексуального удовлетворения отделяется от потребно-
сти в принятии пищи. Это отделение становится необходимым, когда
появляются зубы, и пища воспринимается не только посредством
сосания, но и требует пережевывания.
Однако сексуальная деятельность не развивается наравне с дру-
гими функциями, а после временного расцвета от 2 до 5 лет
снова регрессирует. Но при этом продукция сексуального возбужде-
ния все же продолжается и служит к образованию запаса энергии,
которая идет на другие, несексуальные цели, например на при-
соединение сексуальных элементов к социальным чувствам и затем
на создание „путем вытеснения и реактивного образования“ позд-
нейших ограничений в области сексуального влечения“.
1) S. Freud. „Очерки психологии сексуальности“. Психологическая и
психоаналитическая библиотека, вып. VIII.
2) Там же, стр. 57.

148

Тем не менее некоторая часть инфантильных сексуальных пере-
живаний, не находя такого применения, может выражаться как се-
ксуальная деятельность, исходя из различных источников. „Прежде
всего возникает удовлетворение благодаря соответствующему чувствен-
ному возбуждению так называемых эрогенных зон, в качестве ко-
торых могут функционировать, вероятно, любое место на коже и
любой орган чувства, между тем как существуют известные заме-
чательные эрогенные зоны, возбуждение которых, благодаря опреде-
ленным органическим механизмам, обеспечено с самого начала“. Это
мастурбаторные сексуальные проявления, сводящиеся к раздражению
генитальной эрогенной зоны (клитор, головка penis’a), имеющей отно-
шение к мочеиспусканию1). Затем задний проход, дающий при
прохождении скопившихся каловых масс вместе с ощущением боли
сладострастное ощущение. Отсюда будто бы „упорное нежелание
младенца очистить кишечник“. Таким образом имеются три фазы
детской мастурбации. Первая относится к младенческому возрасту,
вторая — к кратковременному расцвету сексуальных проявлений
в возрасте 4 лет, и лишь третья соответствует единственно только
принимаемому во внимание онанизму при наступлении половой зре-
лости. Далее развивается сексуальное возбуждение как побочный
продукт при целом ряде процессов в организме, как только они
возрастают до определенной интенсивности, как, например, при
душевных настроениях, хотя бы и мучительных по своей природе.
Но при всем том „половое влечение в детстве не сконцентри-
ровано и сначала не имеет объекта, авто-эротично“.
В связи с изучением невротических страданий автор убедился,
что в детской сексуальной жизни обнаруживаются „зачатки органи-
зации сексуальных компонентов влечений. В первой, очень ранней
стадии на первом плане находится оральная (ротовая) эротика, вто-
рая из этих прегенитальных организаций характеризуется преобла-
данием садизма и анальной эротики. Только в третьей фазе се-
ксуальная жизнь предопределяется участием собственно генитальной
зоны“.
Автор придает особенное значение тому, что „ранний расцвет
инфантильной жизни (до 5 лет) включает в себя также и выбор
объекта своих родителей или няни со всей его богатой душевной
1) Большинство болезней мочевого пузыря, по автору, в этот период
являются сексуальными заболеваниями. Ночное недержание мочи соответ-
ствует будто бы поллюции.

149

деятельностью“, а это является „самым значительным предтечей
позднейшей сексуальной организации“.
Немалое значение автор придает перерыву сексуального разви-
тия во время латентного периода. В нем автор видит „условия спо-
собности человека к развитию высшей культуры и также склонность
к неврозу“. У животных, по его мнению, ничего аналогичного не
существует.
Внешнее влияние соблазна может, конечно, привести к прежде-
временному нарушению латентного периода до его прекращения, но
половое влечение ребенка при этом оказывается полиморфным, пер-
верзным, иначе говоря, оно может быть обращено на какой угодно
объект.
В последующей стадии развития, с наступлением половой зре-
лости, происходят „подчинение всех других источников сексуаль-
ного возбуждения примату генитальной зоны и процесс выбора
объекта“.
При дифференциации полового существа на мужчину и женщину
„для того, чтобы превратиться в женщину, нужно проделать новое
вытеснение руководящей генитальной зоной, уничтожающее известную
часть инфантильной мужественности и подготовляющее женщину
к перемене“.
Выбором же полового объекта „руководит намечающаяся в ин-
фантильном возрасте, обновленная при наступлении половой зрелости
сексуальная склонность ребенка к его родителям и нянькам и, благо-
даря возникшему тем временем инцестуозному, т.-е. кровосмеситель
ному (автор) ограничению, направленная с этих лиц на сходных
с ним“ (1. с., стр. 105, 107). Психоанализ обнаруживает, собственно,
не один, а два пути нахождения объекта. Первый вышеописанный —
искание сходных с родителями лиц, а второй нарцистический,
при котором ищется собственное „я“ и отыскивается в другом
(прим. к стр. 97).
Автор признает при этом, что „сущность сексуального
возбуждения нам совершенно неизвестна“ (стр. 80).
С другой стороны, нельзя не обратить внимания на следующее
замечание автора: „самую большую силу, препятствующую тому,
чтобы инверсия сексуального объекта осталась навсегда, составляет
та притягательная сила, которую оказывают друг на друга противо-
положные половые признаки; для объяснения этого в нашем изло-
жении ничего не может быть указано“ (стр. 103).

150

Из этого ясно, что на самые важные вопросы психоанализ не
дает никакого ответа.
С одной стороны, необходимо иметь в виду, что выяснение раз-
ных сторон половых вопросов путем психоанализа осуществлялось
на невропатических лицах, главным образом психоневротиках, а это
не то самое, что должны представлять собою нормальные дети.
Даже при таких обобщающих выводах естественно возникает во-
прос, в какой мере данные психоанализа, получаемые в конце кон-
цов путем расспросов взрослых при сосредоточении внимания на
детских переживаниях, если даже допустить, что они не искажаются
и не преувеличиваются от истекшего времени, соответствуют действи-
тельности? А в этом случае чего бы проще обратиться к объектив-
ному исследованию поведения детей? Между тем этого-то и не сде-
лано автором.
Вот почему, не входя в рассмотрение и критику осторожных
догадок и разъяснений автора относительно разных сторон полового
развития, мы признаем необходимым в последующем изложении дер-
жаться объективного анализа половых процессов и полового развития.
Следя за нашим изложением, читатель сам увидит, в чем наше
расхождение с Фрейдом в вопросах пола.
Основой каждого пола или полового развития в строении орга-
низма и вместе с тем полового влечения являются, как известно,
половые железы — мужские железы в виде семенников и женские
железы в виде яичников. Каждая из этих желез, подобно другим
железам внутренней секреции, производит особый химический про-
дукт, выделяемый в кровь и называемый гормоном, которому
индивид обязан своим половым типом и характерологическими
признаками. Дело идет о том, что все вообще гормоны, отделяемые
внутренними железами, а таковых в организме имеется большое
количество (кроме половых — щитовидная, околощитовидная, вилоч-
ковая, шишковидная, мозговой придаток, надпочечник, поджелу-
дочная, печень и др.), и даже отделяемое, каждой тканью и каждой
клеткой, примешиваясь к составу крови и разносясь по сосудам
во все концы тела, является химическим раздражителем для тех
или других тканевых элементов, которые под влиянием этого
начинают усиленно расти. Эта морфогенетическая или тканеобра-
зовательная роль отделяемого желез и тканей является, таким
образом, в своей основе химическим раздражителем, возбуждаю-
щим определенную ткань к усиленному росту, как ответной с ее

151

стороны реакции. Так как при этом каждая ткань имеет свой
химический состав, который и составляет ее биологическую особен-
ность на-ряду с особенностями ее строения, то ясно отсюда, что
тот процесс, который приводит к усиленному росту тканей и кото-
рый мы называем морфогенезом, есть в сущности результат химиче-
ских рефлексов, или хеморефлексов. Но один и тот же гормон,
вызывая усиленный рост одних тканей, вовсе не действует на рост
других тканей или даже его ограничивает и подавляет. Здесь, сле-
довательно, сказывается избирательное начало, свойственное всем
химическим процессам. В таком многоклеточном теле, каким является
сложный организм, дело, конечно, усложняется тем, что химических
раздражителей в виде отделений или секрета различных желез и
тканей в кровь поступает ежесекундно многое множество, при чем
тканеобразовательная роль каждого такого раздражителя представляется
не только различной, но часто и противоположной или антагонисти-
ческой, а следовательно и нейтрализующей другие гормоны. И если
мы представим, что каждая железа и даже каждая ткань действуют
в качестве раздражителя на те или другие железы и ткани, в то
время как на другие железы и ткани действует в качестве угнета-
теля или тормоза, то мы поймем ту сложную игру взаимоотношений
химических рефлексов, которая происходит в организме и в резуль-
тате которой достигается развитие определенного полового антро-
пологического и расового типа.
Работами бывшего ассистента при моей кафедре, сотрудника
института по изучению мозга проф. А. В. Белова выяснен даже
основной закон воздействия одних желез на другие в форме па-
раллельно-перекрестного их взаимоотношения, благодаря которому
возбуждение деятельности одной железы, вызванное какими-либо
причинами, приводит к возбуждению деятельности другой взаимо-
действующей с первой железы, гормон же последней в свою очередь
угнетает деятельность первой железы, чем и восстанавливается
нарушенное равновесие между деятельностью взаимодействующих
желез внутренней секреции. О взаимоотношении желез при посред-
стве нервной системы — симпатической и парасимпатической — мы
здесь говорить не будем. Все необходимое в этом отношении будет
сказано позднее.
Для нас может иметь особый интерес взаимодействие половых
желез с другими железами организма, напр. с грудными железами
у женщин и предстательной железой у мужчин, взаимодействие,

152

устанавливающееся по вышеуказанному принципу. Так, мы знаем,
что возбуждение половых желез приводит к усилению деятельности
грудных желез, и, обратно, угнетение деятельности половых желез
приводит к понижению деятельности грудных желез, но в свою
очередь повышение деятельности грудных желез, напр. при кор-
млении младенца, вызывает понижение деятельности яичников,
а уменьшение деятельности первых повышает деятельность вторых 1).
Подобное же параллельно-перекрестное взаимоотношение имеется
и между семенными железами и предстательной железой у мужчин.
По Белову2), от семенных желез исходят к предстательной
железе при посредстве гормона параллельные импульсы, т.-е. воз-
буждение или угнетение первых вызывает возбуждение или угне-
тение второй, тогда как от предстательной железы к семенным
железам исходят перекрестные импульсы в виде возбуждающих при
ее угнетении и угнетающих при ее возбуждении. Так как повышение
функциональной деятельности семенных желез повышает и половое
влечение (libido sexualis), а усиление функции предстательной же-
лезы вызывает повышение эрекционной способности, то очевидно,
что совместное повышение деятельности и того и другого органа
приведет к повышению половой деятельности вообще. При обратном
случае будут обратные явления.
Но возможны случаи повышения деятельности предстательной
железы при понижении функции семенных желез. В этом случае мы
будем иметь склонность к приапизму без полового влечения. В дру-
гих случаях может быть повышение деятельности семенных желез при
недостаточной функции предстательной железы. В этих случаях
имеется повышенное половое влечение при негодных средствах,
а это, по моим наблюдениям, и лежит в основе так называемой поло-
вой неврастении.
В условиях нормальной жизни дело идет о взаимоотношении
предстательной железы и семенников, благодаря которому повыше-
ние секрета первой железы тормозит деятельность семенных желез,
а торможение последних оказывает угнетающее влияние на пред-
стательную железу. При скоплении секрета семенных желез по-
является эрекция вследствие возбуждения предстательной железы.
1) В половых железах женщины мы имеем в сущности две железы —
собственно яичник и желтые тела, при чем вышеуказанное взаимодействие
имеется между грудными железами и желтыми телами.
2) Новое в медицине, 1912.

153

Этот первичный рефлекс вызывает прибретенный путем жизненного
опыта сочетательный рефлекс в отношении отыскивания полового
объекта, а вслед за половым актом наступает истощение семенной
железы, и благодаря этому функция предстательной железы осла-
бевает, а это приводит к половому покою на то или другое время.
Долгое воздержание, приводящее к накоплению семенных желез
готовыми продуктами и переполнению предстательной железы секре-
том, вызывает вновь эрекцию, которая приводит к сочетательному
половому рефлексу, направленному к определенной цели, т.-е. на
половой объект, и это продолжается до тех пор, пока предстатель-
ная железа не истощится.
При более или менее постоянном повышении функции семенных
желез получаются и повышение влечения (libido) и повышение
эрекции; в противоположном случае получается обратное, т.-е. пони-
жение влечения и отсутствие способности к половому акту вслед-
ствие недостатка эрекции. В старческом возрасте и в патологиче-
ских случаях могут быть импотенция или ослабление половой
функции от старческих изменений предстательной железы. Но гипо-
простатизм (ослабление функции предстательной железы) влечет
за собою гипертестикулизм (повышение функции семенных
желез), что приводит к повышению похотливости. А это в свою
очередь приводит к разнообразным способам удовлетворения libido
без возможности осуществления нормального полового акта, а потому
обусловливает склонность к скабрезности, к преследованию женщин,
к так называемым непотребствам разного рода и т. п.
Если имеется поражение высших центров, то импотенция и по-
нижение libido идут параллельно, и получается половое безразличие —
гипосексуализм. При гиперпростатизме, или возбужде-
нии предстательной железы, обнаруживается повышенная способность
к выполнению полового акта, но нет повышенного полового вле-
чения, вследствие чего гормоны предстательной железы приводят
к общему нервно-мышечному возбуждению.
Броун-Секар доказал, что впрыскивание вытяжки семенных
желез действует повышающим образом на нервно-мышечный аппарат,
по Белову же, действие этой вытяжки может осуществляться не
иначе, как через посредство предстательной железы, ибо сами по
себе продукты половых желез понижают работу сердца, повышают
диссимиляцию и понижают ассимиляцию („Краткий очерк внутренней
секреции семенных желез“. Новое в медицине, 1912 г., № 2).

154

Отсюда ясно, что угнетение деятельности семенных желез при
гиперпростатизме не является критическим моментом. Поэтому гипер-
простатизм и не выявляется губительно на состоянии высших ре-
флексов.
Иначе дело обстоит с гиперпростатизмом, когда имеется повы-
шение гормона семенных желез. Последнее способствует диссимиляции,
но не усилению окислительной деятельности, ибо она в значительной
мере зависит от предстательной железы, содержащей большое ко-
личество спермина — вещества, повышающего окислительную
деятельность (Репрев и др.). Отсюда продукты распада не окис-
ляются до степени легко выводимых углекислоты и мочевины, а не-
докисленные вещества, скопляясь, отравляют организм, вследствие
чего умственная и физическая трудоспособность под влиянием
молочной кислоты понижается, и появляется астения, характеризую-
щаяся склонностью к утомлению. При этом, по М. Фишеру,
избыток молочной и щавелевой кислот понижают почечную деятель-
ность, а это еще более задерживает выведение продуктов распада.
Отсюда депрессивное неврастеническое состояние, которое при
большем развитии тех же явлений может достигнуть степени мелан-
холии.
Обращаясь к половому типу, необходимо заметить прежде всего,
что он исключительно связывается с деятельностью половых желез,
иначе говоря, все особенности пола, или так называемые вторичные
половые признаки (рост и расположение волос на лице, над лобком
и на теле, мужское строение гортани, преобладание мышечной сис-
темы и мышечной силы, недоразвитие грудных желез и особенности
в области высших рефлексов, свойственные мужчинам, и, наоборот,
недоразвитие волос на лице и на теле женщин, женское строение
гортани, соответственное развитие грудных желез и большее развитие
подкожного жира при меньшем развитии мышечной ткани и мышеч-
ной силы и особенности реагирования в области высших рефлексов
у женщин), являются результатом внутренней секреции семенников
у мужчин и яичников у женщин, при чем самое развитие мужских
половых органов в одном случае и женских половых органов в другом
случае является в свою очередь следствием неодинакового коли-
чества хромозом в зародышевой клетке того и другого пола,
а возможно, и неодинакового химического состава ее протоплазмы.
Зависимость полового типа от деятельности половых желез дока-
зывается случаями кастрации у человека и животных и опытами

155

с пересадкой половых желез, производившимися в последнее время
Штейнахом, Вороновым и др.
Особенно поучительными являются в этом отношении опыты
проф. Завадовского над куриными. Кастрированный петух дает
нечто среднее в морфологическом отношении между петухом и ку-
рицей, а если пришить петуху-кастрату женскую железу, то полу-
чается настоящая курица. Аналогичным образом можно получить из
курицы петуха.
Надо, однако, заметить, что если женская половая железа (яич-
ник) кроме образования желтых тел и овуляции служит для отде-
ления внутренней секреции, то мужская половая железа (семенник)
имеет в этом отношении двоякую функцию: в виде внутреннего
отделяемого, производимого так называемыми пубертатными железами
(Штейнах), содержащими лейдиговские клетки, и внешнего
отделения в форме так называемой спермы, или мужского семени,
которое, постепенно накопляясь, выходит из соответствующих вме-
стилищ полового органа во время полового сношения и, смешиваясь
со слизью, выбрасывается в конце последнего во влагалище женщины.
Вышеуказанное мнение Штейнаха, по которому внешняя
и внутренняя секреция мужских половых желез выполняется различ-
ными клеточными элементами, не пользуется, однако, всеобщим при-
знанием, ибо взгляды некоторых французских авторов выдвигают
в этом отношении монистическую точку зрения, допускающую, что
одни и те же клеточные элементы мужских половых желез служат
как для продукции внешней секреции с образованием сперматозоидов,
так и для продукции внутренней секреции. Эта точка зрения, между
прочим, находит опору в том факте, что и в других железах, имеющих
внешнюю и внутреннюю секрецию (напр. в поджелудочной железе),
нет разделения форменных элементов на такие, которые служат для
выполнения одной внутренней секреции, и на такие, которые служат
дла выполнения одной внешней секреции. Правильное разрешение
этого вопроса, очевидно, еще дело будущего.
Следует иметь в виду, что и так называемая овуляция, происхо-
дящая у женского пола периодически и характеризующаяся выходом
созревшего яйца в матку вместе с усиленным приливом крови к половым
органам, сопровождающимся так называемой течкой у животных и мен-
струацией у женщин, представляет в сущности внешнюю функцию
половой железы. Вместе с тем и каждый половой акт у женщин
сопровождается отделением бартолиниевых желез, имеющим

156

известное значение как для самого полового акта, так и для про-
движения мужских сперматозоидов в целях сближения их с яйцом
женщины.
Но и вне половых сношений по разным причинам возбуждается
усиленная деятельность половых желез в связи с приливом к ним
крови, приводящая к усиленному же накоплению секреторных про-
дуктов. При этом продукты внутренней секреции семенников, посту-
пая в общее кровообращение, действуют соответствующим образом
на нервную систему, возбуждая последнюю. Это доказано впервые
Броун-Секаром, а позднее рядом других авторов, включая
Штейнаха, Воронова и Завадовского. В животном
царстве в период спаривания это усиление внутренней секреции
семенников сказывается резким повышением драчливости.
Что и у человека усиленная секреторная деятельность половых
органов приводит к повышению энергии, доказывается тем, что
развитие физической мощи проявляется здесь в период половой
зрелости организма, а ослабление ее в период увядания. С другой
стороны, кастрирование, как известно, сопровождается всегда неко-
торым понижением физической мощи. Очень интересным в этом
отношении является исторический пример рыцарства, от которого
требовалось по условиям боевой деятельности развитие возможно
большей физической мощи, и, как известно, для рыцаря считалось
правилом иметь даму сердца, а платоническая любовь к ней несо-
мненно должна была сопровождаться усилением внутренней секреции
половых желез.
Другой пример: известные борцы всегда отличаются половым
воздержанием. Это должно усиливать внутреннюю секрецию.
На-ряду с поднятием энергии внутренняя секреторная деятель-
ность половых желез отражается и на сердечно-сосудистой системе
что выражается при половом возбуждении усиленным сердцебиением
покраснением щек и особым блеском глаз, а также резким прили-
вом крови к половым органам, приводящим последние в состояние
так называемой эрекции1).
Сказанным до известной степени уже предопределяется и раз-
витие потребности к половому общению, что и называется половым
влечением.
1) У обезьян, как известно, в периоде полового возбуждения краснеют
голые зады, что обратило особое внимание еще Дарвина.

157

Что касается развития самого полового акта, связанного с на-
коплением в половых органах продуктов секреции, то он осуще-
ствляется при участии рефлексов полового характера, к рассмотрению
которых мы и перейдем.
Здесь мы имеем в сущности два взаимно связанных друг с дру-
гом рефлекса—эрекционный и секреторный. Вызываемый первично
механическими раздражениями половых органов эрекционный рефлекс
состоит в развитии активного прилива крови к последним, вызываю-
щего состояние эрекции этих органов. Этот прилив крови происхо-
дит чисто рефлекторным путем при посредстве симпатических узлов
тазовой области (plexus hypogastricus) и особого эрекционного нерва
(n. erigens), выходящего из нижних отделов спинного мозга, до ко-
торого доносится раздражение по центростремительным проводни-
кам, идущим от самих половых органов. Здесь происходит сосу-
дистый рефлекс, аналогичный тому, какой происходит и при
механическом раздражении зудящей части кожной поверхности. Как
известно, достаточно немного почесать зудящую кожную поверх-
ность, чтобы этим путем вызвать резкий прилив крови, приводящий
к ее покраснению. Эрекционный рефлекс осуществляется также
и при условии задержки со стороны кишечника и пузыря, ибо этим
самым уже обусловливается общий прилив крови к тазовой области,
а следовательно и к половым органам.
Как бы то ни было, эрекция половых органов, обусловленная
чисто механическим путем и осуществляемая также при условиях
прилива крови к тазовым органам, представляет собою простой,
или обыкновенный, иначе говоря, унаследованный рефлекс, который,
по моим наблюдениям, может быть обнаружен уже по истечении
немногих месяцов после рождения. За этим эрекционным рефлексом,
развивающимся позднее не только в виде простого, но и в виде со-
четательного рефлекса (напр. при виде обнаженного тела женщины),
в период полового созревания (в возрасте обычно не ранее 12—14
лет), при длительном механическом раздражении половых органов
в форме трения, неизбежно развивается секреторно-двигательный
рефлекс в половых органах, сопровождающийся резким приливом
крови, заканчивающийся у мужчин выбрасыванием семени из моче-
испускательного канала 1).
1) Подробности этого физиологического механизма можно найти в моих
„Основах учения о функциях мозга“. Вып. 2.

158

И тот и другой рефлекс, последовательно развиваясь один за
другим во время полового акта, являются независимыми друг от
друга в такой мере, что могут проявляться один без другого. Мы уже
видели, что эрекционный рефлекс может развиваться под влиянием
механических и других раздражений у детей в раннем возрасте до
периода половой зрелости, и не сопровождаясь выделением семени.
С другой стороны, известно, что не только эрекция, но даже
и половые отношения возможны и у кастратов, если операция кастри-
рования произведена после половой зрелости и после бывшего
осуществления половых актов, что, между прочим, известно и отно-
сительно животных 1).
Далее известны такого рода болезненные состояния, при кото-
рых как выработка, так и выделение семени возможны без эрекции,
как это часто бывает в результате сильного полового истощения,
напр. в результате длительного онанизма.
Возможны обратные случаи, когда эрекция половых органов не
сопровождается выбрасыванием семени.
Однако в процессе нормальной половой деятельности оба ре-
флекса взаимно связаны друг с другом не одной только последо-
вательностью развития, ибо эрекция полового органа, сопровождаясь
приливом крови к половым органам, вызывает и усиленную выра-
ботку семени, а накопление последнего само собою содействует
развитию эрекционного рефлекса, который во время полового акта
достигает наивысшей степени своего развития и приводит у мужчин
при передвижении скопившегося семени в мочеиспускательный канал
к раздражению его стенок и к сокращению рефлекторным путем
бульбо-кавернозных мышц, что и обусловливает выбрасывание семени
наружу.
Но и этим дело не ограничивается. „Не подлежит сомнению, —
говорю я в своей статье „Развитие полового влечения с точки зрения
рефлексивности“ (Русский врач, № 33—36, 1918, стр. 193), — что
как половое возбуждение, так еще в большей мере сам половой
акт даже и при пассивном к нему отношении, как, напр., у жен-
щин, не ограничивается одним рефлекторным эффектом в самих
половых органах, но отражается и на общем состоянии сердечно-
4) Кастрированный жеребец, имевший уже до кастрации coitus, способен
покрывать кобылу. Факт этот объясняется тем, что возбудителем здесь
являются раздражители, передающие свое влияние на половую сферу в форме
сочетательного рефлекса через головной мозг (вид, запах).

159

сосудистой системы, выражаясь ускорением сердечной деятельности
(и дыхания) и расширением сосудов мозга, как было доказано
в заведываемой мною лаборатории особыми опытами, а также и
кожных сосудов, что выявляется на лице в виде покраснения щек
и своеобразного блеска глаз. Но этот обобщенный половой рефлекс,
выражающийся кроме эрекции полового органа еще и эмоциональ-
ным (мимико-соматическим) состоянием полового характера, совер-
шенно не наблюдается в раннем детском возрасте, ибо впервые и
самое покраснение лица как выражение эмоции появляется не ранее
конца первого детства, очевидно в связи с подготовкой всего физио-
логического процесса, характеризующего половое возбуждение.
Этот общий сердечно-сосудистый половой рефлекс, являясь со-
ставной частью полового возбуждения, развивается лишь современем,
а не с самого начала появления эрекционного рефлекса, и достигает
полного своего развития лишь под влиянием усиленной напряжен-
ности секреторных процессов в половых железах. Роль этих процес-
сов не ограничивается, однако, лишь рефлекторным действием,
отражающимся особо резким образом на сердечно-сосудистой системе.
Сопровождаясь особым эмоциональным (мимико-соматическим) со-
стоянием, они характеризуются еще стремлением к освобождению
от излишних секреторных продуктов в форме физиологических
поллюций1).
Следует также иметь в виду, что усиленная выработка продуктов
половыми железами, связанная с их усиленной внутренней секре-
цией, действуя на кровообращение и обмен веществ, приводит
к повышению нервной энергии, тогда как освобождение от половых
продуктов при coitus приводит к временному развитию общей
вялости.
В настоящее время имеются уже и физиологические данные,
которые уясняют нам иннервацию половой функции. Так, мы знаем,
что симпатическим узлом геморроидального сплетения тазовой по-
лости поддерживаются путем рефлекса первичный тонус и напряжение
половых органов. Через крестцовые спиномозговые центры осуще-
ствляются как процесс эякуляции, так и те рефлекторные влияния
1) По исследованиям Л. М. Пуссепа в моей лаборатории, особым
методом (метод Гюртле) было доказано, что в период полового сношения
у суки, остающейся по условиям опыта совершенно пассивной при этом
акте (в станке), происходит вместе с учащением сердечной деятельности ясное
расширение и мозговых сосудов.

160

на половые органы, которые исходят из других областей тела.
Имеются и патологические данные, которые заставляют признать,
что в крестцовой части спинного мозга существуют особый центр
для напряжения половых органов (сосудистый) и особый центр для
эякуляции семени или собственно для рефлекторного сокращения
соответствующего мышечного прибора.
Мы знаем, однако, что более нежные, а именно тактильные
кожные раздражения передаются не исключительно через спин-
ной мозг, но и через вышележащие центры, особенно центры зри-
тельных бугров и мозговой коры (центральные извилины gyrus
centralis у человека и у собак). Сообразно этому исследования
в моей лаборатории проф. Л. Пуссепа показали существование
половых эрекционных центров как в зрительных буграх, так и
в мозговой коре собак в области верхней части сигмовидной
извилины. Мне удалось убедиться в существовании эрекционного
центра и в мозговой коре человека вблизи центра бедра. Мною
же совместно с Н. Миславским еще много ранее было дока-
зано существование в двигательной области мозговой коры особых
центров для движений влагалища 1). Бошфонтеном было ука-
зано влияние мозговой коры и на движения матки, а в моей
лаборатории это влияние коры исследованиями д-ра Плохин-
ского2) было поставлено вне сомнения, при чем эффект на дви-
жения матки наблюдался приблизительно с областей, соседних тем,
с которых получался и эффект на движения влагалища. Далее ис-
следования, осуществляемые в моей лаборатории Л. М. Пуссепом3),
показали, что раздражение переднего отдела мозговой коры кролика,
а также раздражение заднего отдела сигмовидной извилины вблизи
крестовидной борозды у собак (что соответствует двигательной части
передней центральной извилины мозговой коры у человека) вызы-
вает с двух соседних точек ясное изменение состояния сосудов
семенных желез, преимущественно на своей стороне, — в одном
случае расширение их, в другом случае сужение, при чем в первом
случае усиливается секреция железы, в другом случае она тормо-
зится. Этими же исследованиями было выяснено, что имеются особые
1) В. Бехтерев и Н. Миславский. Arch. f. Anatomie u. Physio-
logie, 1891.
2) Д-р Плохинский. Обозрение Психиатрии, 1902 г.
3) Петербургская дисс. См. также В. Бехтерев. Основы учения
о функции мозга. Вып. V и VI.

161

центры для эрекции и для отделения и выбрасывания семени не
только в крестцовой области спинного мозга, о чем речь была
выше, но также и в области зрительных бугров, тогда как в моз-
говой коре в указанной ранее области можно было обнаружить
центры для эрекции полового органа и для отделения семени в же-
лезах, но центра для выбрасывания семени не обнаружено. Иссле-
дования того же автора, осуществленные в моей лаборатории позднее
над предстательной железой, показали, что и этот важный в половой
функции орган иннервируется со стороны спинного мозга и под-
корковых узлов на основании мозга, и, кроме того, имеются по сосед-
ству с предыдущим центром особые корковые центры, влияющие на
сокоотделение этой железы1).
Что касается значения мозговых полушарий в половой функции,
то оно доказывалось уже опытом Гольца, по которому удаление
мозговых полушарий у лягушки устраняет половое влечение. Этими
исследованиями, однако, вовсе не затрагивался вопрос, какие области
мозговых полушарий здесь играют особую роль, тогда как исследо-
вания, произведенные в моей лаборатории д-ром Пуссепом, пока-
зали, что кобель, возбуждавшийся в периоде течки сукой, становился
совершенно безразличным к ней, после того как были у него уда-
лены вышеуказанные корковые половые центры в обоих полушариях
мозга2). „Что касается двигательных компонентов полового акта,
то имеются основания заключать, что первичная координация этих
движений возможна уже в симпатических узлах тазовой области,
при чем импульсы, приводящие этот координированный механизм
в действие, передаются в одних случаях чрез нижний отдел спин-
ного мозга, в других случаях чрез зрительные бугры и в третьих
случаях чрез мозговую кору, смотря по характеру импульсов и источ-
нику их происхождения“.
Эта двигательная часть полового акта может быть уподоблена
акту чесания зудящей кожной поверхности. Как с механическим
трением при чесании наступает прилив крови к зудящей поверхно-
сти, что должно увеличивать кожное отделение, а этим облегчается
самый зуд, так и в половом акте прилив крови к половым органам,
достигаемый трением, приводит к усиленному отделению половых
желез и последовательному выделению мужского семени, что облег-
чает напряжение в этих органах.
1) См. В. Бехтерев. Основы учения о функциях мозга, вып. VI.
2) См. В. Бехтерев. Половое влечение. Русский. Врач, 1918, стр. 195.

162

Как мы знаем, на почве обыкновенного рефлекса, осуществляе-
мого при посредстве спинномозговых центров, развивается высший,
или сочетательный, рефлекс коркового происхождения (у высших
животных и человека) при условии, если на-ряду с появлением основ-
ного рефлекторного раздражения будет действовать сторонний раз-
дражитель хотя бы и индифферентного характера1). Так, младенец,
отдернувший рефлекторно руку от горячего предмета, который он
имел перед своими глазами, во второй раз, увидав тот же предмет,
отдернет руку от него и без вторичного ожога. То же явление
может случиться и при уколе руки или ноги. Подобным же образом
развивается высший, или сочетательный, рефлекс с характером эрек-
ции половых органов. Если эрекция органа, вызванная механически,
напр. при онанизме, сопровождается зрительным сосредоточением на
самом половом органе во время онанизма, то затем достаточно уже
одного зрительного сосредоточения на половом органе, т.-е. одной
мысли, чтобы вызывать эрекцию, которая может быть разрешена
онанистическим же актом. Да и не нужно даже самого зрительного
акта, а достаточно одного мысленного (т.-е. воспроизведенного
путем сочетательной деятельности центров) сосредоточения на том
же акте, чтобы вызвать эрекцию органа, а затем и онанизм.
С другой стороны, у людей, имевших половой акт с противополож-
ным полом, уже одного зрительного сосредоточения на объекте
противоположного пола достаточно, чтобы вызвать эрекцию органа,
побуждающего снова и снова искать осуществления полового акта.
В этом, как и в предыдущем случае, мы имеем высший, или
сочетательный, рефлекс, выполняемый при посредстве коркового
полового центра, открытого в моей лаборатории и у животных
(д-р Пуссеп) и у человека (В. Бехтерев)2). Так как мысль,
как учит рефлексология, есть тот же рефлекс, но только невыявляе-
мый в своей двигательной части, то естественно, что в таких
случаях даже одно представление объекта противоположного пола
вызовет эрекцию полового органа.
Что касается другой части половой функции, так называемой
секреторной, то она, как мы видели, также происходит в форме
рефлекса, вызываемого трением полового органа, находящегося
в состоянии эрекции, будет ли это трение происходить при нор-
1) См. В. Бехтерев. Общие основы рефлексологии, 1923.
2) См. В. Бехтерев. Основы учения о функциях мозга, вып. VI.

163

мальном половом акте или рукой при онанизме. Не входя в физио-
логические подробности, относящиеся к этому рефлексу, которые
можно найти в цитированной выше моей работе „О развитии поло-
вого влечения“ 1), заметим, что мы имеем здесь опять тот же
обыкновенный, или унаследованный, секреторнодвигательный ре-
флекс, передающийся чрез крестцовую часть спинного мозга и закан-
чивающийся выбрасыванием семени. И на почве этого обыкновенного,
или унаследованного, рефлекса может развиться высший рефлекс,
который иногда в период эрекции при одном зрительном раздражении
без полового сношения может привести к выделению семени, как
это получается, между прочим, при сладострастных сновидениях
в виде так называемой поллюции.
Таким образом ясно, что как эрекционный сосудодвигательный
рефлекс, так и секреторнодвигательный рефлекс, завершающийся вы-
брасыванием мужского семени, может осуществляться не только
в форме обыкновенного, или унаследованного, рефлекса, вызываемого
с помощью трения при половых сношениях и иных условиях, но
и в форме сочетательного, или высшего, рефлекса, развивающегося
в естественных условиях первоначально под влиянием механического
и совместного с ним зрительного раздражения, а затем уже и при
одном зрительном воздействии.
То, что мы проследили для мужчин, имеет значение и для жен-
щин, с теми изменениями, которые обусловливаются особой структу-
рой их половых органов и особой биологической функцией. Чтобы
в полной мере выяснить половую функцию, необходимо иметь в виду,
что самый половой акт представляет собою доминанту в настоящем
смысле слова, или такой акт, при котором возбужденный центр не
только сопровождается торможением других центров, но и тем
характерным явлением, что всякое стороннее раздражение еще более
усиливает возбуждение центра. Поэтому во время совершения поло-
вого акта всякое стороннее раздражение обыкновенно только уско-
ряет осуществление акта, если только раздражение не достигает
такой силы, что преодолевает самую доминанту, подавляя ее пол-
ностью.
Выше мы уже говорили, что, руководясь наблюдениями, прихо-
дится признать, что унаследованный низший эрекционный рефлекс
развивается очень рано.
1) См. Русский Врач, 1918, стр. 194—195.

164

По Гроссу, у многих детей уже очень рано появляются сексуаль-
ные возбуждения. Белль отмечает, как исключительный, случай
раннего проявления сексуальной любви (sex love) у ребенка 21/2 лет.
При всем том нет основания признавать обоснованным мнение
Фрейда, что сосание ребенком груди матери возбуждает его
в половом отношении, а самая грудь является для него половым
объектом. В этом отношении Фрейд не мог привести самого суще-
ственного объективного доказательства, что сосание груди матери
вызывает у младенца эрекционный рефлекс в половых органах, кото-
рого, по моим наблюдениям, при этих условиях и не бывает. Допу-
скаемые же Фрейдом рассуждения о том, как внешний вид личика
насыщенного молоком младенца будто бы напоминает вид взрослого,
удовлетворяемого в половом отношении, не могут быть признаны
доказательными. Равным образом не имеется данных и в пользу
того, что эрекция полового органа у детей, которая, как я упомянул
выше, по моим наблюдениям, может вызываться механическими влия-
ниями уже в очень раннем возрасте (спустя немного месяцев после
рождения), сопровождалась бы сосательным рефлексом, что неизбежно
должно бы проявиться при связи одного явления с другим. Хотя
сосательный рефлекс я наблюдал у спящих детей даже и в семилетнем
возрасте, я не мог констатировать, чтобы этот сосательный процесс,
очевидно возникающий в связи с раздражениями со стороны желу-
дочно-кишечного канала, сопровождался эрекцией полового органа.
Появление последней в младенческом возрасте во всяком случае
является чисто местным рефлексом, вызываемым местным приливом
крови к тазовой области и сопровождающимся общим мимико-сома-
тическим (эмоциональным) состоянием, характеризующимся покрасне-
нием лица. У ребенка покраснение лица под влиянием смущения
и стыда можно наблюдать лишь не ранее нескольких лет по рожде-
нии (по моим наблюдениям, около 6—7 лет), а периодическое семя-
извержение во время сна в виде поллюций появляется не ранее
наступления половой зрелости. Все это говорит против того, чтобы
признать, что половое влечение могло развиваться у детей в мла-
денческом возрасте. Исключительные случаи вроде приводимого
Беллем не могут быть приняты в качестве общего правила. Но,
само собой разумеется, частое половое раздражение, вызывающее
у ребенка местный эрекционный рефлекс, приводит к привычному
его возобновлению при соответствующих условиях, а это в свою
очередь может повести и к раннему половому созреванию.

165

Последнее характеризуется у мальчиков появлением секреторно-
двигательного рефлекса, сопровождающегося выбрасыванием семени,
что наблюдается приблизительно к 12—14 годами жизни; у девочек же
овуляционный рефлекс, характеризующийся ко времени их полового
созревания появлением менструаций, развивается еще позднее. Но
эрекционный половой рефлекс, как мы знаем, появляется очень рано,
и даже можно наблюдать развитие онанизма как у мальчиков, так
и у девочек иногда уже на 3-м году жизни.
Но вот что особенно важно. Это то, что не только местный
эрекционный, но и высший, или сочетательный, эрекционный ре-
флекс развивается много раньше полового созревания, что вполне
естественно, ибо для него необходимо только сочетание зрительного
или какого-либо иного внешнего раздражения с непосредственным
раздражением самих половых органов, приводящим к эрекции.
Отсюда очевидно, что явление, известное под названием полового
возбуждения, связывается с развитием эрекционного, а не эякулятор-
ного у мужчин или овуляционного у женщин рефлекса. Последний
факт приводит к тому, что половое возбуждение может существо-
вать у детей задолго до периода их полового созревания. Сюда
относится и ранний детский онанизм и всем известное детское
или так называемое институтское „обожание“, названное так по-
тому, что оно часто имело место в прежних закрытых женских
учебных заведениях. Это детское „обожание“ не лишено полового
характера, а потому не без основания может быть названо любов-
ным обожанием. Оно может быть уподоблено тому, что мы знаем
у взрослых людей под названием платонической любви, которая
не допускает физической связи, а между тем несомненно сопрово-
ждается соответственным сексуальным возбуждением. Есть даже
основание полагать, что половое возбуждение при платонических
отношениях между мужчиной и женщиной до времени физической
связи проявляется более сильно, нежели после установления половой
связи. Это половое возбуждение обнаруживается, как известно, и
соответственными внешними чертами. Дело идет здесь о таком
состоянии, которое характеризуется мимикой влюбленности и кото-
рое еще поэтом в свое время было выражено словами:
Узнаем парфян кичливых
По высоким клобукам,
Узнаем коней ретивых
Мы по выжженным таврам,

166

Я любовников счастливых
Узнаю по их глазам.
В них сияет пламень томный,
Наслаждений знак нескромный.
Мы уже говорили, что половые железы имеют не одну только
внешнюю секрецию, необходимую для продуктивных половых сно-
шений, но и внутреннюю секрецию, которая поступает в кровь
более или менее постоянно. Но несомненно, что внутренняя секре-
ция нарастает в особенно резкой степени в те периоды, когда
возникает эрекционный рефлекс, связанный с приливом крови
к половым железам. Эта-то внутренняя секреция и обусловливает то
мимико-соматическое состояние, которое может быть названо любов-
ным порывом, связанным с половой функцией. Поэтому встреча
с половым объектом является сильным возбудителем положительного
мимико-соматического тонуса, характеризующегося увлажнением и
блеском глаз, их томностью, покраснением щек и сопутствующей
этим проявлениям эротической установкой, тогда как разлука с тем
же объектом сопровождается противоположными внешними явле-
ниями и отрицательным мимико-соматическим состоянием, обозна-
чаемым томлением и тоской. Любовное обожание у девушек, назы-
ваемое институтским, проявляется нередко еще в возрасте, когда не
может быть речи о так называемом половом влечении в прямом
смысле, возникающем со времени полового созревания, а дело идет
лишь о развитии детской или юношеской привязанности, являющейся
подобием так наз. платонической любви взрослых.
Что касается позднее развивающегося полового влечения, то оно
связывается не только с эрекционным, но и с секреторнодвигатель-
ным половым рефлексом, приводящим к освобождению от накопив-
шихся половых продуктов, а это создает внутренний импульс
к отыскиванию полового объекта. Таким образом настоящее половое
влечение в виде потребности полового акта может проявляться
в нормальных случаях не ранее полового созревания, т.-е. не ранее
10—14 лет у мальчиков и несколько позднее у девочек. Во всяком
случае нельзя согласиться с Фрейдом (см. его „Половое влече-
ние“), который, признавая раннее развитие полового влечения, уже
сосание младенцем груди матери без достаточных оснований уподо-
бляет половому акту.
В чем же, спрашивается, состоит половое влечение? Прежде
всего влечение есть устремление, направленное к сближению

167

в целях освобождения от напряжения в половых органах, обусло-
вленного накоплением продуктов половых желез. Надо заметить, что
стремление к освобождению от половых продуктов неотъемлемо
связано с физическим сближением и осуществляющимся при этом
сближении самим половым актом у всех вообще животных с поло-
вым размножением, за исключением рыб, мечущих икру, где осво-
бождение от половых продуктов самцом осуществляется в сущности
при посредстве приближения последнего к самке и преследования
ее с последующим выбрасыванием на икру своих молок.
В какой мере у некоторых животных физическое сближение
является длительным во время полового акта, доказывает пример
земноводных (жаб), у которых самец обнимает самку по целым неде-
лям. Что этот обнимательный рефлекс зависит исключительно от
раздражения в половых органах, доказывается специальными опы-
тами. Достаточно удалить или опорожнить у самца семенные
пузырьки, как обнимательный рефлекс тотчас же прекращается.
С другой стороны, те же пузырьки могут быть наполнены теплова-
тым молоком, как делал проф. И. Тарханов, и обнимательный
рефлекс развивается в полной силе. Ясно, что обнимательный
рефлекс у земноводных животных стоит в тесной связи с раздра-
жением семенных пузырьков. Но и у высших животных стре-
мление к половому сближению характеризуется предварительной
физической лаской и непосредственным раздражением половых орга-
нов (лизание у собак и т. п.), а у человека мы имеем ласку в виде
поглаживания, объятий и поцелуев у влюбленных, объясняемых пер-
вичными раздражениями, исходящими из половых органов, с отделе-
нием ими соответствующих продуктов в кровь, и возникающими
затем под влиянием одних зрительных, звуковых и осязательных
раздражений сочетательными рефлексами. Эти последние, однако,
отражаются на половых органах так, как действует и непосредствен-
ное раздражение половых органов, ибо они вызывают к ним в той
или иной мере прилив крови и, следовательно, развивают и поддер-
живают тем самым половое возбуждение и эрекцию полового органа,
что в свою очередь усиливает стремление к сближению, вызывая те
или другие действия, предваряющие осуществление полового акта.
Дело идет и здесь о доминанте, но доминанте высшего порядка,
состоящей в сосредоточении на половом объекте.
Следует при этом принять во внимание, что каждый прилив
крови к половым органам сопровождается повышением внутренней

168

секреции половых желез в виде гормонов, которые, поступая в боль-
шом количестве в кровь, вызывают путем возбуждения симпатической
системы более или менее резкое учащение сердцебиения и связанное
с ним изменение дыхания, покраснение щек, увлажнение глаз и т. п.
В общем дело идет здесь о положительном мимико-соматическом то-
нусе, который сопровождается и своеобразным субъективным состоя-
нием в виде состояния неопределенного томления, которое так хорошо
известно всем влюбленным. Такого рода общая реакция с установкой
на определенный половой объект благодаря его индивидуальным
характерологическим особенностям, обусловленная приливом крови
к половым органам и зависящим от него отделением внутренних
гормонов, обычно называется любовью. Это состояние еще более
усиливает склонность к таким действиям, как ласка, объятия и по-
целуи, которые уж сами по себе сопровождаются приливом крови
к половым органам, а следовательно и отделением половых гормонов.
Отсюда и возникает постоянное стремление к сближению двух
существ с характером полового влечения, а раз такое стремление
к сближению установилось, то естественно, что недостача его,
являющаяся в результате разлуки двух любящих существ или при
невозможности по каким-либо причинам достигнуть сближения,
приводит к неудовлетворенности вследствие отсутствия объекта сбли-
жения. Эта неудовлетворенность сопровождается уже отрицательным
мимико-соматическим тонусом, с изменением сердцебиения и дыха-
ния, с нередкими вздохами, при заявлениях о тоске и неудовлетво-
ренности.
Мы уже говорили выше, что в половом влечении, как и вообще
в инстинктивных актах, необходимо принять во внимание еще
и условия возникновения того процесса, который обозначается
физиологами школы проф. H. Е. Введенского (проф. Ухтом-
ский1) и др.) доминантой, являющейся общим рабочим прин-
ципом нервных центров. Дело идет о том, что как под влиянием
гормонов, так и под влиянием рефлексов, возбуждаемых извне,
в нервной системе образуются очаги повышенной возбуждаемости,
которые вследствие этого реагируют облегченным образом на самые
разнообразные и отдаленные раздражения организма. На-ряду с этим
при возбуждении определенного центра происходит торможение
1) Проф. А. А. Ухтомский. Инстинкт и доминанта. Государственный
Смоленский Университет. Научные известия. Смоленск, 1923.

169

других неработающих центров, и вместе с тем все сторонние раздра-
жения только усиливают действие возбужденного центра в области
высших рефлексов. Такое явление, как я показал еще в своей „Объек-
тивной психологии“ (1907—1912), может наблюдаться при усиленном
сосредоточении, когда все движения останавливаются и когда всякое
стороннее раздражение заставляет еще более усилить сосредоточение.
В рассматриваемом нами вопросе доминанта возникает в резуль-
тате того органического раздражения, которое и возбуждает разви-
тие инстинктивного акта. И это может быть доказано эксперимен-
тально. Так, напр., у кошки в период течки любой раздражитель,
в виде, напр., стука тарелок, призыва к чашке с пищей, вызывает
не обычные проявления пищевого устремления, а лишь усиление
самой течки. Это аналогично тому, что в период голода возбуди-
телем пищевой реакции могут быть разнообразные несъедобные
вещества. Этим процессом доминанты объясняется и тот факт, что
всякий вообще раздражитель, исходящий от любимого человека,
хотя бы он непосредственно и не относился ни к половой сфере,
ни к вторичным половым признакам, усиливает половое влечение
у влюбленного. Отсюда всем известная переоценка качеств любящих
друг друга.
Наконец, в инстинктивных актах проявляется еще и механизм
сочетательных рефлексов, развивающихся на почве прирожденных
рефлексов, что было выдвинуто мною как основной принцип при
выявлении инстинктивных актов в той же „Объективной психологии“
(см. мои „Общие основы рефлексологии“) и о чем речь уже была
выше. Будет ли инстинктивный акт возникать под влиянием соматиче-
ского раздражителя (напр. голодная кровь) или под влиянием рефлек-
торного раздражителя (половая эрекция), он неизбежно сопутствуется
побочными раздражителями, а это приводит к тому, что последние
сами по себе становятся рефлексогенными раздражителями и даже
могут их замещать полностью. Этим объясняется, напр., что жеребец,
кастрированный после того как он в то или другое время покры-
вал кобылу, может и после кастрации обнаружить половое возбу-
ждение и будет даже вновь покрывать кобылу, хотя он уже лишен
поступления в кровь гормонов половых желез, чего, напр., не может
быть с мерином, кастрированным в возрасте до наступления половой
зрелости и, следовательно, не имевшим ни одного полового акта1).
1) Проф. Ухтомский. Русский физиолог. журнал, т. 6, 1923.

170

Итак, этапы полового развития, как мы их могли проследить
в объективном изучении, представляются: первоначально в местном
половом эрекционом рефлексе, затем в развитии на его почве по-
лового сочетательного рефлекса, создающего условия для полового
возбуждения; частые же половые возбуждения могут приводить
к развитию онанизма и влюбления, а с половым созреванием половые
возбуждения, проявляясь в форме доминанты, переходят в настоящее
половое влечение, которое лежит в основе той установки сочета-
тельных рефлексов на определенном половом объекте, которая
обозначается любовью.
Но роль сочетательных рефлексов может проявляться и в другом
направлении. Всем известно, что не всегда влечение бывает поло-
вым. Таковы любовь родителей к детям, так называемая братская
любовь и т. п. И хотя здесь мы имеем дело с теми же проявле-
ниями стремления к сближению в форме ласки, объятий и поцелуев,
которые воспроизводятся при половом влечении, но в этих случаях
подобного рода рефлексы воспроизводятся по сочетанию, вследствие
родственной близости; половое же возбуждение при этом вследствие
социальных условий подавлено в такой степени, что вышеуказан-
ные действия ни в какой мере не возбуждают половой функции и
полового влечения. Так же и привязанность детей к своим родите-
лям, где ласка, объятия и поцелуи детьми родителей, с нашей точки
зрения, не могут и не должны быть понимаемы как прямой результат
раздражений, исходящих из половых органов. Детская привязанность
к родителям возникает на почве социальных отношений, в особен-
ности под влиянием родительских забот о детях, и если выражается
лаской, объятиями и поцелуями, то лишь как действиями, подра-
жающими таким же действиям родителей по отношению к детям.
При этом, конечно, особые случаи физических ласк нянями детей,
а равно и дегенеративные дети с ранними половыми влечениями
в счет не идут. Тем не менее не должно упускать из виду, что
даже скромная родительская ласка в форме поглаживаний по поверх-
ности тела, особенно живота, спины и ягодиц, у ребенка не может
не отражаться возбуждающим образом и на его сексуальной сфере
путем рефлекса, передаваемого через симпатическую нервную си-
стему. Можно определенно сказать, что, напр., поглаживание по
животу или по спине очень легко вызывает эрекционный рефлекс;
поцелуи в губы, особенно в засос, имеют в этом отношении также
известное значение; наконец, и шлепанье по заду, к которому

171

часто прибегают матери и няни, оказывает в этом отношении по-
добное же влияние.
Но особенно сечение, как форма наказания часто практиковав-
шееся в прежнее время и не изжитое в некультурных слоях насе-
ления еще и теперь, имеет чрезвычайно резкое возбуждающее
влияние на половую сферу. В прежнее время, когда часто прибе-
гали к порке в закрытых учебных заведениях, нередко из детей
создавались настоящие флягелянты, т.-е. дети, которые намеренно
подставляли себя под розги с целью испытать соответствующее
половое возбуждение. Короткая выдержка из одной порнографиче-
ской поэмы николаевских времен, относящихся к пажам того вре-
мени, может хорошо иллюстрировать этот факт.
И так приятно на пуховой
Подушке было мне лежать
И неги сладостной и новой
Все удовольствие вкушать.
Свист розог раздавался мерно,
Но мне уже не страшен он.
Я похотью горел безмерно...
Нет сомнения, что и современные Сечинские являются в резуль-
тате той „березовой каши“, которая была в таком распространении
в прежних школах закрытого типа.
Таким образом ясно, что матери и няни своей излишней лаской
в виде поцелуев, поглаживаний и похлопываний, а при случае
шлепаньем по заду и в более исключительных случаях сечением,
несомненно содействуют более раннему развитию половых рефлексов
и полового влечения у своих детей.
Теперь мы можем подойти к вопросу о том, чем обусловливается
с рефлексологической точки зрения так называемое гетеросе-
ксуальное влечение, т.-е. влечение, направленное на противо-
положный пол. Как известно, у низших животных ранее появления
в филогенетическом ряду полового общения мы имеем так назы-
ваемую конъюргацию, которая признается фактором существенного
значения в смысле обновления старейших особей. Половое размно-
жение в биологическом отношении, повидимому, имеет еще более
преимуществ для обновления жизнеспособности особей, а также
и для развития индивидуальных особенностей в потомстве. Но нас
должен здесь особенно интересовать вопрос, чем обусловливается

172

факт, что объектом полового влечения обычно является противо-
положный пол.
В этом отношении мы встречаемся с большими разногласиями
в науке. Сущность этих разногласий состоит в том, что по одним
мы имеем прирожденную склонность к противоположному полу, по
другим эта склонность определяется внешними условиями и является
результатом социального жизненного опыта. Войдем по этому пред-
мету в некоторые подробности.
По Крафт-Эбингу гетеросексуальное влечение стоит в связи
с образованием в мозгу соответствующих центров. Таковых центров
в мозгу от природы два: мужской и женский, при чем лишь один
из них развивается ко времени половой зрелости в зависимости от
характера половой железы. Эта так называемая бисексуальная
теория признает в то же время гетеросексуальное влечение при-
рожденным наравне с вторичными половыми признаками. Последние
первоначально имеются одни и те же у каждого человека в скрытом
состоянии, с определением же пола развиваются одни и подавляются
другие. Таким образом развитие яичников, препятствуя развитию
бороды и содействуя развитию грудных желез, в то же время
подавляет половое влечение к женщине, а развитие семенников,
задерживая развитие грудных желез и содействуя развитию бороды
и волос вообще, подавляет в то же время половое влечение
к мужчине.
Молль также стоит за врожденность гетеросексуального поло-
вого влечения, но в ином направлении. Он признает врожденность
способности сексуально реагировать на раздражения, исходящие от
противоположного пола. При этом половое влечение локализуется
не в половых органах, а в мозгу. Поэтому и могут существовать
извращения при сохранении’ внешних форм полового типа.
Надо заметить, что на основании новейших исследований Гирш-
берг, Штейнах и другие авторы высказываются за то, что
главным источником полового влечения являются половые железы,
а не мозг. Гиршберг даже создает гипотезу о мужском составе
полигляндулярной системы организма,который он обозначает андри-
ном и который создает мужской склад тела, и о женском составе —
гинекине, создающем женский склад тела1).
1) См. Münch. med. Woch., № 5, 1918 г, где имеются относящиеся
этому предмету работа Гиршберга и ответ на нее Крепелина.

173

В последнее время вопрос о половом различии мужчины и жен-
щины независимо от различия в весе мозга, что стоит главным
образом в соотношении с различием в размерах и весе тела, был
углублен еще и другими научными данными, показывающими, что
дело здесь не в мозге, а в половых железах, отделяющих внутрен-
нюю секрецию. Что эти железы являются первичными определите-
лями пола, вытекает уже из целого ряда исследований, доказывающих
роль так называемых хромозом, т.-е. красящихся образований в ядре
яйцевой клетки и являющихся носителями наследственных свойств.
Хотя и не имеется в этом отношении еще полного согласия между
авторами, однако большинство таких исследователей, как Гертвиг,
Страсбургер, Рабль, Бовери, Гекер, Флик, Люнде-
гард, Демокль, Годлевский, Гербет, Корренс и др.,
придают выдающуюся, если не исключительную, роль хромозомам,
как определителям пола. Задатки будущего индивида наследуются,
как надо думать, целыми половыми клетками, включая, весьма ве-
роятно, и их плазму, но те вещества, которые содействуют полному
развитию этих задатков наподобие гормонов, приносятся хромо-
зомами.
Следует при этом иметь в виду, что число хромозом для жен-
ского и мужского зародыша оказывается неодинаковым, а именно
у женского зародыша на одну хромозому их больше, чем и опре-
деляется развитие вторичных половых органов, различающих жен-
щину от мужчины, и наоборот. А это в свою очередь заставляет
признать, что кровь мужская и кровь женская, эта носительница
всех продуктов отделения желез или гормонов, не должны быть
одинаковыми по своему химическому составу.
В соответствии с указанными данными стоят и новейшие инте-
ресные открытия относительно крови мужчины и женщины, которые,
как ныне доказано д-ром Мануйловым, имеют неодинаковую
реакцию на определенные красящие вещества. Дело в том, что если
к крови примешать пять веществ, из которых главной составной частью
является особая краска Байли, то в результате раствор этих красок
при смешении с кровью мужчины остается бесцветным, тогда как при
смешении с кровью женщины приобретет фиолетовую окраску, и
чем старше женщина, тем окраска окажется сильнее1).
1) Более простая реакция для определения кола была недавно опубли-
кована также д-ром Бернацким.

174

Ясно, что это различие может зависеть только от неодинако-
вости внутренних отделений, или секреции, половых желез мужчины
и женщины, т.-е. семенников у мужчины и яичников у женщины.
Но еще замечательнее то, что пол ребенка может быть опреде-
лен уже в утробе матери по реакциям ее крови, что указывает на
то, что еще в зачаточном организме происходит отделение в кровь
матери, различное при мужском зародыше по сравнению с женским
зародышем.
Все вышесказанное, однако, нам объясняет развитие вторичных
половых признаков, а не гетеросексуальное влечение, и ошибочно
было бы видеть нечто убедительное в этом отношении в опытах
Штейнаха, как в аналогичных опытах Воронова и Зава-
довского. Самое большее, о чем здесь можно говорить, это—
о прирожденной характерологической особенности в виде наклон-
ности одного пола, как более активного в половом отношении,
отыскивать половой объект среди объектов того пола, который
отличается большей склонностью подчиняться, как тип более пас-
сивный в половом отношении, не более того. Но даже и при до-
пущении такого предположения все же должен быть какой-то
экзогенный раздражитель, исходящий из другого пола, который бы
привлекал и возбуждал противоположный пол, ибо отношения
между полами в человеческом обществе не основаны на насилии.
Таким раздражителем можно признать в животном царстве, между
прочим, запах, исходящий непосредственно из половых органов.
Этот факт является бесспорным для некоторых насекомых (напр.
бабочка). По крайней мере имеются экспериментальные факты, что
бабочки-самцы отыскивают себе самку при посредстве издаваемого
последнею запаха, который, повидимому, является непосредственным
руководителем в отыскании самцом самки, даже если она скрывается
под листьями.
Несомненно также, что и самцы млекопитающих в период спа-
ривания преследуют самку по запаху, исходящему из ее половых
органов во время течки, и опять можно допустить, что запах может
явиться непосредственным стимулом для развития полового возбужде-
ния, а оно уже определяет тем самым и объект полового влечения
и даже указывает на орган, способный разрешить половой рефлекс
самца при физическом сближении. Для вызывания же полового воз-
буждения у самки служит непосредственное раздражение ее половой
сферы (напр. лизание, обнюхивание, а также щипки у птицы,

175

механические раздражения, как, напр., удар рогом со стороны быка
в половые органы коровы, и т. п.). Кроме того, в форме сочета-
тельных раздражителей могут действовать разные демонстрационные
признаки, которые выявляются у самцов в форме покрашения задов
у обезьян, изменения цвета мясистых придатков у куриных, издавания
особых звуков и даже пения (у птиц), стрекотания у некоторых
насекомых, появления фонаря у светляков и т. п., а также в форме
особенностей поведения самцов (токование и другие виды ухаживания
за самкой у тетеревов, повышенная драчливость и т. п.).
Надо, однако, заметить, что непосредственный раздражитель в виде
запаха у человека не может играть роли ввиду того, что обоняние
у человека чрезвычайно атрофировано по сравнению с большинством
животных; культура же, как мы знаем, совершенно маскирует вся-
кие запахи тела и скрывает формы его одеждой. Ясно, что теория
прирожденного гетеросексуального полового влечения в человеческом
обществе не может указать того непосредственного раздражителя,
который уже от природы вызывал бы эрекционный рефлекс у дру-
гого пола.
Этой теории противоречит и то обстоятельство, что если бы
признавать прирожденным гетеросексуальное половое влечение, то
оно должно бы проявляться с тех пор, когда у ребенка начинает
обнаруживаться эрекционный рефлекс, что бывает очень рано,
а между тем мы знаем, что ребенок первоначально проявляет привя-
занность как к тому, так и к другому полу безразлично, или, точнее
говоря, к тем лицам, которые оказывают ему ласку.
Вот почему приходится признать более обоснованным взгляд,
что гетеросексуальное половое влечение у человека возникает не
как прирожденное влечение, а как влечение, развивающееся под
влиянием социальных факторов в период детства и юношества. Оно
обусловливается упрочивающимся сочетательным, или высшим, ре-
флексом, направляющим пробуждающееся вместе с половым созрева-
нием стремление к освобождению половых продуктов путем сбли-
жения с противоположным полом. „Правильное направление полового
влечения,—говорю я в вышецитированной работе (Русский Врач, 1918,
№ 33—36, стр. 197), —отыскивается, конечно, постепенно и дается
опытом жизни. Если нет кругом ребенка прямых и очевидных при-
меров из жизни домашних животных, которые определяют цель
для разрешения половых эрекций, то он путем иного наблюдения
приходит к выяснению происхождения животного мира от себе

176

подобных. Он убеждается, что собака происходит от собаки же,
курица от курицы и т. д. Дальнейшим ходом рассуждений, обычно
подкрепляемых личными наблюдениями над домашними животными,
он приходит к выводу о половом размножении при участии пары
животных мужского и женского пола, иначе говоря, приходит
к выводу, что щенята появляются на свет как приплод после поло-
вой связи кобеля и суки, что теленок родится после такой же связи
быка с коровой, и т. д. Когда решение этой задачи достигнуто,
тогда, естественно, то же самое суждение переносится на папу
с мамой и на собственное рождение. Само собой разумеется, что
эти вопросы возбуждают у ребенка большое любопытство к строе-
нию мужского и женского тела, которое так или иначе удовлетво-
ряется путем личного подсматривания и наблюдения. Весь этот
процесс уяснения половых отношений в большинстве случаев про-
исходит еще много раньше полового созревания или по крайней
мере до периода его развития, и когда, наконец, начинает обнару-
живаться в подрастающем организме половое влечение, общая
схема для исхода этого влечения в голове ребенка уже готова.
Остается лишь ближе разобраться в этом вопросе, что опять же
дается жизненным опытом, почерпаемым из разговоров, рассказов,
из чтения книг, из примеров ухаживания и т. п.
В самом деле, вся культура и все социальные условия в челове-
ческом обществе возбуждают сосредоточение подростка в напра-
влении противоположного пола. Еще задолго до полового созревания
няня говорит девочке о будущем женихе, а мальчику о его
будущей невесте. Почти все сказки и детские рассказы полны
описания либо умыкания невесты, либо героизма жениха, спасаю-
щего свою невесту от хищника, а о любви между подростками
в виде мальчика и девочки или между взрослыми мужчиной и жен-
щиной говорят почти все книги, которые усердно читаются детьми
или передаются им в форме бесед взрослыми. Наконец, личные на-
блюдения детей над половым актом домашних животных создают
окончательную установку для эрекционного полового рефлекса на
противоположный пол, а это уже предопределяет направление поло-
вого влечения, развивающегося вслед за половым созреванием по
определенному руслу в смысле гетеросексуального влечения, которое
и приводит в то или другое время к отысканию сексуального объ-
екта другого пола“.

177

Из вышеизложенного ясно, что чтение современной литературы,
особенно романов, действует возбуждающим образом на половое
влечение тем, что поддерживает сосредоточение на половых взаимо-
отношениях между мужчиной и женщиной и развивает мысли, кото-
рые, как мы знаем, являются теми же сочетательными рефлексами,
но лишь без выявления их в форме произносимых в сторону поло-
вых отправлений слов. Наоборот, серьезные умственные занятия
в форме умственного труда и широкая общественная деятельность
действуют угнетающим образом на половую сферу, направляя со-
средоточение на внеполовые вопросы и вызывая прилив крови
к голове, а это сопровождается обыкновенно сжатием периферических
сосудов тела, а следовательно и половых органов. В этом отноше-
шении имеются и статистические данные, собранные путем анкеты
Сельманом, из которых видно отражение революции на половой
сфере мужчин и женщин. Оказалось по этим данным, что в 33,6%
у мужчин революция осталась без последствий на половое вличение,
в 13,4% она усилила, а в 53% ослабила. У женщин в 59% ре-
волюция осталась без последствий, в 9,5% усилила, а ослабила
в 31,5%. Таким образом очевидно, что революционный процесс,
несмотря на освобождение от цепей брака, подействовал на моло-
дежь в большинстве ослабляющим или тормозящим образом. В таком
же направлении, но может быть еще в большей мере, действуют
физический труд и в особенности спорт (за исключением, однако,
верховой езды), который не только направляет сосредоточение на
внеполовые объекты и вызывает прилив крови к работающим органам,
но еще и приводит к накоплению молочной кислоты, подавляющей
функцию нервной системы.
Заслуживает внимания еще следующее (см. мою работу в Рус-
ском Враче, 1918, стр. 197): обычно с возникающим половым вле-
чением, как новым явлением, вначале происходит как бы известная
борьба, приводящая к временному торможению полового влечения,
а так как оно до известного времени не получает удовлетворения,
то заглушается путем отвлечения или в сторону религиозных раз-
мышлений, или в сторону того или иного вида художественного
творчества, особенно поэзии, или в сторону каких-либо иных заня-
тий, напр. страстных игр, спорта, умственных работ и т. п. Этот
процесс отвлечения не совсем точно обозначают „сублими-
рованием“, ибо сущность его заключается именно в отвлечении,
которое в одних условиях может быть действительным сублимиро-

178

ванием, а в других нет, — напр. при отвлечении внимания в сторону
страстных игр, спорта и т. п., как это нередко бывает с мальчи-
ками-подростками.
По Крафт-Эбингу, с развитием полового влечения новые
настроения сопровождает:
„повышенная душевная возбудимость, стремление выразить в той
или другой форме, так сказать, перенести на известный объект
новое, своеобразное содержание своего настроения. Ближайшими
объектами служат религия и поэзия, которые даже по миновании
периода полового развития получают могучие импульсы от полового
центра. Кто в этом сомневается, пусть вспомнит, как часто в пе-
риоде возмужалости наблюдаются религиозные мечтания, как часто
в жизни святых описываются половые искушения, какими отврати-
тельными сценами и оргиями завершались религиозные празднества
древних, а в наше время собрания известных новейших сект, если
уж не говорить о чувственной мистике, которою запечатлены культы
древних народов. И обратно, мы видим, что чувственность, не на-
шедшая себе удовлетворения иным порядком, ищет и находит себе
эквивалент в религиозной мечтательности“.
Это установленное соотношение религиозного настроения с по-
ловой сферой надо понимать именно с той точки зрения, что
заторможение неудовлетворенного полового влечения достигается не
иначе, как путем отвлечения внимания, но это последнее должно
происходить с большей силой в том случае, если оно производится
введением понятий противоположного свойства, т.-е. нравственной
чистоты, непорочности и „святости“.
Нет надобности говорить, что, когда религия окончательно пере-
станет быть необходимостью для общества, та же сублимация должна
будет выливаться в сторону идеалов служения обществу, общече-
ловеческих устремлений и т. п.
С другой стороны, особенно частое отвлечение внимания
в сторону художественного творчества объясняется тем, что
эта деятельность, связанная одной своей стороной с процессом
любви, вырастает на почве полового влечения и оказывается
в одно и то же время и более привлекательной и более успешно
осуществляемой 1).
1) Следует иметь в виду, что эти процессы сублимации несомненно
могут и должны быть использованы в педагогических целях, на что, как
известно, уже обращено внимание в литературе; см., напр., статью Залкинда:

179

Несмотря на торможение, достигаемое путем отвлечения, половое
влечение, сначала неопределенное и еще невполне обрисовавшееся,
постепенно подстегиваемое и поддерживаемое внешними воздей-
ствиями, все более и более дифференцируется и, растормаживаясь,
выливается, наконец, в сторону влечения к определенному лицу
противоположного пола. Если со стороны этого лица сочувствия не
встречается, влечение остается неудовлетворенным, и требуется
много усилий и благоприятных условий, чтобы достигнуть отвлече-
ния и тем совершенно затормозить влечение; в противном случае
наступает частое возникновение эрекционного сочетательного ре-
флекса, сопровождающегося приливом крови к половым органам,
набуханием их и усиленной секреторной деятельностью, приводящей
к развитию состояния неудовлетворенности.
Возникновение полового влечения, ничем не воспрепятство-
ванного, обычно уже само по себе сопровождается возбуждением
эрекционного рефлекса в половых органах. Когда же путем диф-
ференцировки оно найдет для себя вполне определенный объект,
эрекционный рефлекс по закону развития сочетательных рефлексов
связывается со всею внешностью избранного лица; сближение с ним
путем словесного обмена и физического соприкосновения, и в част-
ности поцелуев, еще более усиливает развитие эрекционных ре-
флексов, вызывающих вместе с приливом крови к половым органам
одновременное повышение внутренней секреторной деятельности
половых желез. А это приводит к возбуждению и усилению любов-
ного экстаза, сопровождающегося определенными явлениями в сер-
дечно-сосудистой системе и в других отправлениях организма
и характеризующегося определенными же изменениями в деятельности
высших центров нервной системы.
Вот почему с учащением свиданий с избранным лицом и вызы-
ваемым этим путем повышением любовной привязанности устана-
„Половое воспитание в школьном возрасте“ (Голос работника просвещения,
№ 4, 1923),статью Кременского: „Еще о половом воспитании“ (там же,
№ 9—10) и др. Первый автор выставляет, между прочим, как одно из своих
основных положений, что рациональная половая педагогика есть рациональ-
ное использование половой жизни организма для наиболее пышного физи-
ческого и творческого его расцвета. Второй автор, между прочим, указы-
вает, что „принцип должен быть принят во внимание при разрешении
религиозной проблемы в школе“ в смысле перевода ее на социально-твор-
ческие потенции.

180

вливается потребность в свиданиях, вследствие которой отсутствие
встреч создает неудовлетворенность и становится тягостным. Словом,
наступает то состояние, которое на обыденном языке называется
любовью и которое в сущности представляет собой не что иное,
как привязанность, развивающуюся на почве полового инстинкта
и подкрепляемую установившимися взаимоотношениями между двумя
лицами при посредстве высших, или сочетательных, рефлексов. Частое
возобновление эрекционных рефлексов, о котором я говорил, подни-
мает в значительной мере и выработку внутреннего секрета половых
желез благодаря сопутственному приливу крови к половым органам,
а это в свою очередь сопровождается при отсутствии встреч
с любимым лицом общим состоянием неудовлетворенности, которая
лишь временно устраняется или облегчается при встречах с любимым
человеком. В этом и заключается процесс половой любви, которая
находит разрешение в половых сношениях; усиленная же потребность
этих последних в пору любви вызывается тем, что любовное состо-
яние, направляя сосредоточение на половую сферу, тем самым
поддерживает развитие эрекционных рефлексов, приводящих к уси-
ленному отделению секрета половых желез. С многократным вы-
полнением половых актов любовное состояние благодаря своему
разрешению несомненно перестает быть напряженным; но вместе
с тем приходит на помощь установившаяся привязанность, которая
поддерживает узы любви, особенно если возникают общие заботы
о новом существе, являющемся плодом счастливой любви.
В заключение замечу, что так как в исключительных случаях
можно встретиться с ранним наступлением полового созревания, то
нетрудно объяснить себе и случай раннего развития полового вле-
чения, которое, однако, не наблюдалось ранее 5 — 8- или даже
9-летнего возраста.
Такова картина развития полового влечения в нормальных
условиях. Дело идет здесь о явлении, коренящемся в развитии
половых желез, которые, накопляя отделение и выводя его в кровь,
составляют первооснову эрекционного рефлекса, сопровождающегося
общим мимико-соматическим (эмоциональным) состоянием стениче-
ского характера; но способ полового удовлетворения и путь, которым
оно достигается, определяются не прирожденными условиями, а при-
обретаются условиями воспитания и жизненной обстановки, к ко-
торым присоединяется еще влияние культуры, независимо от того,
что и самое воспитание ребенка представляет собою продукт

181

культуры. Ясно, что направление полового влечения, стоящее
в зависимости от ухода, воспитания, социальных условий и культуры,
может вообще подвергаться соответствующим изменениям под
влиянием тех или иных условий; первооснова же полового инстинкта,
состоящая в органических условиях полового развития, может пре-
терпевать те или иные изменения под влиянием иных причин, отра-
жающихся на органической природе половой сферы.

182

ПОЛОВАЯ ЖИЗНЬ ЖЕНЩИНЫ.
С. А. Селицкий.
(Преподаватель I Московск. Госуд. Университета.)
Жизнь женщины и цели, предназначенные природой ее полу,
периодические и циклические функции ее органов и связанные
с ними значительные колебания в ее организме сами уже указывают,
какую роль играет она в природе и какое значение имеет правиль-
ное развитие девочки, общая и местная ее профилактика для
выполнения основной своей функции — рождения будущего человека,
рождения будущих поколений.
Всю жизнь женщины можно разделить на несколько обособлен-
ных, следуемых друг за другом периодов: период полового со-
зревания, начало половой зрелости, полного развития организма
и, наконец, период постепенного, а нередко и весьма быстрого его
угасания и увядания.
К этим периодам необходимо добавить еще один, так сказать,
период подготовительный к половой зрелости, который, несо-
мненно, оказывает немалое влияние не только на время появле-
ния первой менструации, но и способствует постепенному разви-
тию девочки.
Влияние это преимущественно исходит из женской половой
железы — яичника, заключается не только в местном воздействии
в смысле равномерного и гармоничного развития половых органов
в целом, но и в воздействии на весь организм в смысле пропорцио-
нального развития его отдельных частей и органов, в смысле влияния
на обмен веществ; ко всему этому необходимо добавить и ряд вто-
ричных половых признаков (строение грудной клетки, развитие
грудных желез, округлость форм, тип растительности, более широкий
таз, тембр голоса и др.).

183

Столь разнообразное значение яичников основывается в настоящее
время на достаточно проверенных биологических, химических, кли-
нических и экспериментальных данных.
Так, недоразвитие их или недостаточная функция влечет за
собой не только так называемый инфантилизм (детская недораз-
витость) половой сферы, но и общую отсталость в развитии всего
организма, общий инфантилизм с частичным выпадением, изменением
или полным отсутствием тех или иных указанных выше вторичных
половых признаков.
В дальнейшем этот инфантилизм в зависимости от степени его
проявления сказывается на отсутствии менструации, ее отклонениях,
на образовании женской яйцевой клетки, что в свою очередь может
стоять в непосредственной связи с отсутствием возможности опло-
дотворения и наступления беременности.
Циклические изменения женского полового аппарата заключаются
в созревании яйца и выделении его яичником (овуляция) и в пе-
риодических кровотечениях из полости матки (менструация).
В настоящее время яичник, как и некоторые другие железы
организма (например, мозговой придаток, щитовидная железа, надпо-
чечники), не имеющие выводного протока, носят название желез
с внутренней секрецией (эндокринные железы).
Все физиологические процессы, совершающиеся в этих железах,
и те взаимоотношения, которые отмечаются в них, рассматриваются
Рис. 1, а — тело матки, б — яйцепровод, в — яичник, г — отверстие яйце-
провода, д — шейка матки, е — отверстие матки, ж — влагалище.

184

теперь не с точки зрения рефлекторной, или нервной, а объясняются
сложными химическими процессами. Роль нервной системы только
дополнительная, она регулирует правильные взаимоотношения в ка-
ждой отдельной железе и во всех железах в целом. Сложный процесс
созревания клетки и выделения яичником созревшего яйца предста-
вляет собой процесс не только механический, но и химический
в смысле общего влияния и воздействия на организм. И влияние это
в зависимости от различных фаз развития яйца и процессов,
следующих за его выделением, крайне разнообразно.
Вслед за выделившимся яйцом происходит образование так
называемого желтого тела, которому многими приписывается
наибольшее внутрисекреторное значение и способность к секретор-
ной функции. Желтое тело развивается в течение последующих
трех недель, в конечном итоге подвергается обратному метаморфозу,
Рубцовым изменениям и превращается в белое (гиалинизированное)
тело и сменяется при вновь наступающей овуляции другим вновь
образующимся желтым телом.
Менструация представляет собой один из первоначальных при-
знаков наступления половой зрелости и помимо появления ежемесяч-
ных периодических кровотечений способствует и более резкому
выражению вторичных половых признаков.
Если механизм и условия появления менструации в наше время
являются более или менее выясненными, то ближайшее значение и
Рис. 2.

185

цель этой существенной функции женщины остаются еще далеко
непонятными.
В нашем климате в средней полосе республики наступление
менструации приблизительно совершается между 12—14 годами.
В данный момент определенно известно, что менструация нахо-
дится в прямой и непосредственной связи с функциональной дея-
тельностью яичника и что другой основной физиологический
процесс женщины — овуляция (выделение яичником зрелой половой
клетки), — с своей стороны, связан с менструацией и обычно со-
вершается между двумя менструальными периодами (на 12—14-ый
день).
Периодические ежемесячные истечения крови из матки в боль-
шинстве случаев продолжаются от 3 до 5 дней через 3 — 4 недели
и обусловливаются внутренней секрецией яичника. Они заключаются
в периодическом предварительном набухании (гиперемии) слизистой
оболочки матки, в ее утолщении
в 2—3 раза, в расширении и из-
вилистости маточных желез, в уве-
личении и расширении самых ма-
леньких ее сосудов.
Это физиологическое набухание
слизистой преследует существен-
ную цель подготовки ее к вос-
приятию оплодотворенного яйца;
в случае же ненаступления оплодо-
творения возникает менструация, которая заключает в себе удаление
вновь образованной слизистой, иначе говоря, по выражению неко-
торых, происходит выкидыш неоплодотворенного яйца.
Рис. 3. Продольный разрез яичника (Polano).
Рис. 4. Желтое тело.

186

Полано говорит, что менструация — это те кровавые слезы, ко-
торые природа проливает по поводу бесплодной гибели яйца.
Преждевременное, раннее наступление половой зрелости пред-
ставляется фактически нежелательным, носит на себе следы каких-
либо аномалий и очень часто сопряжено с неправильным образом
жизни, неправильным воспитанием и другими вредно влияющими
факторами, усиливающими и способствующими раннему половому
развитию.
Все это указывает на то, какую громадную роль имеют для
будущего женщины, особенно в начальных степенях проблеска
полового чувства, рациональный образ жизни (пища, костюм, уме-
ренные физические упражнения) и отсутствие моментов, влияющих
раздражающим образом на половой аппарат.
Своевременное наступление менструации в первый раз, своевре-
менные появления ее впоследствии служат наглядным показателем
нормального функционирования половых органов. Далеко нередко,
однако, могут наблюдаться разнообразные расстройства, которые
выражаются или в повышенных болевых ощущениях, иной раз
резко проявляющихся (болезненные месячные — дисменоррея), или
в усилении по количеству и продолжительности (меноррагия) мен-
струаций, или же, наконец, в полном их отсутствии (аменоррея).
Появление этих симптомов почти всегда служит указанием на ту
или другую дисгармонию — неправильную секреторную функцию
яичников.
Здесь же необходимо отметить, что как отсутствие менструации,
так и некоторое усиление ее против обычного типа может наблю-
даться как явление физиологическое. Таковой, например, является
аменоррея при беременности и несколько более усиленная менструа-
ция—первая после родов, особенно после аборта, и, наконец, за-
ключительные менструации в климактерическом периоде.
Все указанные выше 3 типа аномалий менструации могут иметь
в своей основе или одну общую причину — именно общую недо-
развитость, гипоплазию, инфантилизм, или причины могут быть
различными. Причины последнего типа представляются или врожден-
ными или приобретенными (последние возникают чаще всего на
почве воспалительных заболеваний, частых абортов и внутриматочных
манипуляций с целью предотвращения или прерывания беременности).
Правильные, периодические менструации знаменуют собой начало
половой зрелости, говорят за нормальное строение женской половой

187

сферы, но далеко еще не указывают на возможность начала половой
жизни в буквальном смысле этого слова и выполнения женщиной
главной биологической ее функции — деторождения.
Ранняя половая жизнь, очень ранние браки, имеющие место
обычно как исключение, у некоторых же народов как правило,
представляют много опасностей для молодого в этом отношении
женского организма. Хотя по законам некоторых стран брак допу-
скается в относительно ранние годы (с 16 лет), и известны
случаи не только начала половой жизни ранее этого возраста, но
и случаи беременности и родов, — все же с гигиенической и меди-
цинской точек зрения надо признать это явление в высшей степени
вредным и нерациональным. Менструация и овуляция на-ряду
с вторичными половыми признаками не являются еще полным пока-
зателем закончившегося созревания девочки, и рано начинающаяся
половая жизнь, отвлекая силы и энергию организма в другую сто-
рону, несомненно отзывается на правильном заключительном довер-
шении окончательного развития. Помимо неподготовленности поло-
вых путей к брачному сожительству, неподготовленности вообще
всего организма, можно указать и на единогласное мнение акушеров,
на многочисленные статистики, красноречиво гласящие о том, что
беременность, роды, да и послеродовой период дают в таких случаях
значительно больший процент осложнений. Не остается в стороне,
конечно, и психика молодой женщины, которая, являясь также
неподготовленной, тяжело травматизируется, и травма эта остается
на долгие годы, а может быть и на всю жизнь. Все это приобре-
тает еще больший смысл и значение, если учесть и принять в со-
ображение, какой переворот в душе и теле девушки производят
первое половое общение и начало половой жизни.
Попадающее во влагалище при сношении семя мужчины, помимо
своего прямого назначения — соединения с женской половой клет-
кой, производит и ряд химических воздействий на женщину. Это
воздействие происходит благодаря всасыванию семени в кровь
и сказывается в исчезновении ряда патологических явлений, наблю-
давшихся до супружеской жизни. К числу таковых можно отнести
излечение хлороза и дисменорреи, доразвитие всего организма
вообще и исчезновение инфантилизма половых органов в частности.
Половая жизнь, половые сношения и впоследствии играют гро-
мадную роль, иногда очень дурную, так как различного рода ано-
малии в этом направлении, излишества служат нередко причиной

188

многих заболеваний женских половых органов, заболеваний, уро-
дующих, калечащих женщину, делающих ее инвалидом на всю жизнь.
Все эти последствия могут наблюдаться при совершенно здоровой
половой сфере, без какой-либо инфекции. (Здесь мы не касаемся
другой, не менее важной опасности полового общения — заражения
гонорреей, сифилисом, так как об этом говорится в других статьях.)
Хотя ни о каком основном обобщающем законе, о каких-либо
узаконенных нормах половой жизни говорить не приходится, так
как эти нормы в каждом отдельном случае представляются крайне
условными, индивидуальными, находятся в зависимости от ряда
и случайных причин и привходящих обстоятельств, от расы, кли-
мата, темперамента, — все же о некоторых общих гигиенических
правилах современная наука может говорить.
Основным руководящим мотивом в этом отношении является тот
факт, что половой акт, как таковой, является актом не местным,
а всего организма. Следовательно, первый вывод из этого —
тот, что отклонения в сложном механизме этого процесса, заклю-
чающего в себе ряд весьма тонких ощущений, регулируемых нервной
системой, ведут к патологическим явлениям, имеющим в данное
время почти определенную классификацию и группировку.
Точно также и частые половые сношения, даже совершаемые
нормально, могут вести к вполне обособленным и законченным за-
болеваниям. Глава о патологии женской половой сферы, связанная
с только что сказанным, очень велика, и, можно смело сказать, соста-
вляет один из ее немаловажных отделов.
Из сказанного выше ясно, что есть такие периоды в жизни
женщины, — это периоды циклических изменений не только в ее
половых органах, но и во всем организме, — когда излишняя перегру-
женность новыми ощущениями, которые могут иметь своими послед-
ствиями чисто анатомические изменения в виде прилива крови
к тазовым органам, оказывают свое пагубное действие, сначала, мо-
жет быть, и неуловимое.
Это — периоды менструации, овуляции, время беременности
и послеродового периода, а может быть даже и первые месяцы
кормления.
Сюда можно отнести, как совершенно справедливо предлагает
Эмануэла Мейер, дни тяжелых физических страданий и душев-
ных переживаний. И если та же женщина-врач указывает, что поло-
вое общение во время беременности для очень чувствительных

189

женщин, с тонкой психической организацией, оставляет их на всю
жизнь с совершенно расшатанными нервами, то мы позволим себе
это значительно расширить и сказать, что аналогичные последствия
могут наблюдаться и при всех вышесказанных периодических
и физиологических состояниях женщины.
Неправильные половые сношения могут иметь в своей основе
две причины — или это есть проявление сексуальной патологии, или,
что наблюдается значительно чаще, они являются следствием необ-
ходимости ограничения деторождения, следовательно представляют
в сущности почти исключительно следствие социальных условий.
Вопрос об ограничении детей и мерах предотвращения беремен-
ности — вопрос не новый, вопрос вековой и далеко не всегда заключал
в себе исключительно социальную базу. Вопрос этот и поныне
является больным и неразрешенным вопросом научного акушерства,
так как фактически верных, действительных предохранительных
средств нет. Средства же более или менее действительные
являются в большинстве случаев не только не безразличными, но
и вредными и служат источником всевозможных женских болезней.
Не приводя многих примеров, я укажу только на последние
данные известного германского гинеколога Керера, который в своей
интересной монографии о причинах и лечении бесплодия приводит
сто случаев опухолей (фибромы различной величины), в которых была
установлена неправильность половой жизни в той или другой
степени.
Как индивидуальна женщина сама по себе, как индивидуальны
вообще ее темперамент, половое влечение, возбуждение и удовле-
творение, так же индивидуальны по своему действию в каждом
отдельном случае те или другие предохранительные средства.
Из всех многочисленных предохранительных средств наиболее
распространенными надо признать два: прерванное половое сноше-
ние (coitus interruptus) и внутриматочные смазывания, впрыскива-
ния и вливания. Эти же два способа являются в то же время наи-
более вредными.
Что касается первого, то сравнительно недавно даже и среди
врачей было распространено убеждение, что прерванное половое
сношение вредно только для мужчины, для женщины же оно совер-
шенно безразлично. В данное же время благодаря ряду клиниче-
ских наблюдений и накопившихся фактов точно установлено, что
прерванное половое сношение так же вредно и для женщины. По-

190

следствием его могут быть не только различные расстройства поло-
вой сферы — появление и усиление белей, катарры и воспаления
шейки матки, воспалительные заболевания матки, придатков, рас-
стройства менструации, неправильные положения матки, неопреде-
ленные болевые ощущения в области малого таза и др., — но и серь-
езные заболевания общего характера, главным образом со стороны
нервной системы и психики женщины.
Аналогичные расстройства, но несколько иного типа, могут про-
изводить и профилактические ежемесячные впрыскивания в матку
различного рода прижигающих веществ. Особенно вредным пред-
ставляется их действие при наличии уже существующей беремен-
ности. И здесь также можно различать местное вредное влияние
и общее — на весь организм.
Отрицательный результат может быть непосредственным, бли-
жайшим вслед за произведенной манипуляцией (шок, внесение за-
разного начала, кровотечение), или же результат является более
отдаленным. Как последствия при этом способе, мы фактически
можем наблюдать всю патологию женской половой сферы, среди
которой наибольшее значение приобретают функциональные рас-
стройства яичника, прекращение месячных, бесплодие женщины,
ряд воспалительных и других процессов. При возможности же на-
ступления беременности она может прерываться преждевременно, дает
ряд серьезных осложнений, которые, конечно, не исключены и во
время родов и в послеродовом периоде.
Комиссии, учрежденные при здравотделах Москвы и Ленин-
града, изучавшие все имеющиеся в данное время предохранитель-
ные средства с точки зрения их целесообразности, действитель-
ности и вреда, пришли к тому определенному выводу, что два
указанных способа совершенно недопустимы, как вредные и опас-
ные для здоровья.
Из всего бесчисленного арсенала предлагавшихся и предлагаемых
средств с противозачаточной целью надо признать наиболее без-
вредными различного рода спринцевания, шарики (в состав кото-
рых входит хинин, борная кислота, сулема) и мужские предохрани-
тели — кондомы.
Но и по поводу этих средств и некоторых других, не влияющих
так пагубно на женщину, как прерванное половое сношение и внутри-
маточные манипуляции, надо заметить, что все они, в конечном
итоге, при длительном употреблении не являются абсолютно безраз-

191

личными для организма и могут быть причиной тех или других
отклонений в женской половой сфере.
Что же касается норм половой жизни, то частота половых сно-
шений рассматривалась не только с гигиенической и медицинской
точек зрения, но и с религиозной; и еще в законах Солона
и Магомета мы находим соответствующие предписания в этом
направлении.
Суммируя мнения больших авторитетов полового вопроса за
последние 25 лет, суммируя все новейшие научные данные, прини-
мая во внимание и нередкие последствия частых сношений, в осо-
бенности медового месяца, можно вывести то заключение, что
максимумом нормальной половой жизни являются два-три сношения
в неделю.
Заключительным аккордом развития женского организма и след-
ствием полового общения является беременность.
Встреча и соединение женской половой клетки с мужской про-
исходит в трубах — в яйцепроводе (в его воронке). После их со-
единения вновь образовавшаяся клетка начинает размножаться путем
деления. Первоначально, в первые дни, эта новая клетка — будущий
человек — питается самостоятельно, после перехода же в полость
матки и внедрения в ее слизистую благодаря ворсинкам она вхо-
дит в непосредственную связь с материнскою кровью, находя все
благоприятные условия для питания.
Изменения, связанные с наступившей беременностью, крайне
разнообразны и заключаются не только в изменении половой сферы,
но и всего организма. Беременность, почти как правило, является
выражением полного благополучия и здоровья женщины и в то же
время служит дальнейшим и последним этапом ее созревания.
При беременности не только происходит мобилизация всех налич-
ных сил организма для способствования укреплению оплодотворен-
ного яйца и дальнейшего развития зародыша, но под влиянием
беременности в свою очередь начинают функционировать новые
элементы, новые клетки и ткани, которые до нее находились в за-
родышевом, зачаточном состоянии.
Начинается и новая химическая жизнь, измененный обмен ве-
ществ, преследующий в конечном итоге две цели — вспомогатель-
ную мобилизацию не функционировавших сил для правильного
развития человека и установление новых химических соотношений

192

для завершения общей зрелости женского организма. Изменения,
совершаемые в женском организме на почве наступившей беремен-
ности, могут быть разделены на изменения первичного и вторич-
ного характера.
К первичным относятся изменения полового аппарата, к вто-
ричным изменения во всем организме — реакция организма на вне-
дрившееся яйцо. Изменения половой сферы касаются главным
образом матки и яичников. В плодовместилище (матке) при насту-
пившей беременности на-ряду с его постепенным увеличением про-
исходят дальнейшие превращения указанных выше изменений слизи-
стой оболочки и образование из предбеременной отпадающей
оболочки так называемой отпадающей оболочки беременности,
в которую внедряется оплодотворившееся яйцо.
Выше мы уже указали, что плодное яйцо укрепляется под сли-
зистой оболочкой при помощи многочисленных корешков — вор-
синок, которые соединяются с обильной кровеносной сетью и при
содействии которых происходит дальнейшее питание яйца материн-
ской кровью.
По мере развития зародыша и увеличивающейся его потреб-
ности в большем питании увеличивается и тот первоначальный
участок матки, который давал ему вначале все питательные
вещества, необходимые для жизни и роста. В ближайшие же ме-
сяцы те корешки — ворсы, которые прилежат к маточной слизистой
оболочке, образуют массовый, в последующем все увеличивающийся
орган — детское место — плаценту, берущий на себя все
функции доставки питательного материала плоду.
Плацента принимает на себя сложную многообразную работу,
работу, напоминающую собой процессы, совершающиеся в желу-
дочно-кишечном тракте во время пищеварения.
Работа эта представляется еще более сложной, так как, помимо
периодической прогрессирующей переработки — в зависимости от
срока беременности — питательного материала, поступающего от ма-
тери, его дифференцировки, плацента воспринимает и удаляет от плода
все то, что им уже использовано, ненужно или вредно. Но и этим
не ограничивается функция плаценты — у нее есть еще дополни-
тельные и не менее существенные функции.
Исследования последнего времени выяснили, что плацента
является, кроме того, и железистым органом, внутрисекреторной
железой, влияние которой можно представить себе в виде побуждаю-

193

щего действия на всю секреторную систему в целом и на отдель-
ные секреторные железы в частности.
Ослабленная функция одних (гипофункция), повышенная деятель-
ность других (гиперфункция) и, наконец, изменяемая работа третьих
(дисфункция) преследуют в конечном итоге ту же общую цель
мобилизации резервных сил организма, лучшей ассимиляции, обра-
ботки вновь поступающих сил для питания, развития и окончатель-
ного созревания внутриутробного человека.
Из ряда многочисленных изменений в этом отношении мы оста-
новимся только на некоторых. Так, в мозговом придатке на-
чинают развиваться и качественно и количественно так называемые
клетки беременности, бывшие до нее только в зачаточном состоя-
нии. Повышается деятельность надпочечных желез, которой
объясняются большое отложение пигмента (красящего вещества),
изменения окраски кожи в определенных ее местах, окраска белой
линии живота, околососкового диска и, наконец, лица, принимаю-
щего вид, известный под именем „маски беременности“. Значитель-
ное изменение происходит также и в грудных железах — на-
бухание, увеличение в размерах благодаря развитию железистой
ткани и выделение — иной раз в очень ранние месяцы — жидкости,
известной под названием молозива и напоминающего собой молоко.
В яичниках также происходят существенные изменения
в связи с пышным ростом желтого тела беременности, с последую-
щими его превращениями и с развитием в более позднее время
беременности других его составных секреторных частей, наделенных
вне беременного состояния совершенно иными функциями.
Все вышеуказанные изменения, являясь показателем повышен-
ной функции всего организма, повышенного тонуса всех его тканей
и клеточных элементов, фактически являются изменениями физиоло-
гического характера и при нормальном течении беременности в по-
давляющем большинстве случаев всегда поддерживаются на одном
определенном уровне, не вызывая каких-либо патологических явлений.
В крови матери чуть ли не с первых дней наступившего зача-
тия вырабатываются специфические защитительные (химические)
тела, которые все время находятся на страже и обезвреживают,
нейтрализируют поступающие в нее, не свойственные организму
матери чуждые элементы, непрерывно притекающие благодаря тес-
ной интимной связи прикрепившегося плодного яйца с материн-
ским кровеносным руслом.

194

Но не всегда, однако, в организме имеется в достаточной степени
этих оборонительных защитительных элементов, и, как следствие
этой недостаточности, является появление сначала отдельных сим-
птомов начинающейся перегрузки ядами организма, переходящих
в заключение в ту или другую патологическую форму процессов,
носящих в последнее время общее собирательное имя токсикозов,
токсемии беременности (т.-е. самоотравления организма).
Как разнообразны вновь образующиеся взаимоотношения между
матерью и плодом у каждой отдельной женщины, при каждой от-
дельной беременности, так же могут быть разнообразны и пато-
логические виды, формы осложнений при тех или иных наруше-
ниях новых содружественных отношений.
В этих отклонениях, кроме того, можно отметить известную
закономерность, стройность, находящуюся в непосредственной зави-
симости от срока беременности.
К числу наиболее типических токсикозов относится неукротимая
рвота беременных, эклямпсия (судороги), ряд дерматозов (заболева-
ния кожи), различные градации изменения почек и печени, заболе-
вания психики, нервной системы и др.
Сумма всего только что сказанного еще раз подчеркивает, на-
сколько важны при наступлении беременности достаточное развитие
организма и полная подготовленность его к новым запросам и но-
вой химической жизни.
Но все указанные расстройства могут наблюдаться не только
при недоразвитии или при некоторых патологических процессах,
стоящих вне зависимости от беременности, но и у совершенно
здоровой женщины.
И поэтому если гигиена, диэтетика, образ жизни и профилак-
тика играют существенную роль в деле созидания женщины, в деле
правильного и рационального развития ее половой сферы, то тем
больший смысл приобретают эти факторы в деле созидания, рожде-
ния человека и обратного возвращения к норме после круговых,
циклических, физиологических процессов, связанных с беремен-
ностью.
Не зная окончательно еще природы и сущности токсического
начала, вызывающего специфические болезни беременной женщины,
корень борьбы с ними нужно углубить в сторону профи-
лактики. Профилактика эта крайне разнообразна и в общем пре-
следует одну цель — помогать женщине, облегчать ее жизнь в связи

195

с предъявляемыми запросами и ограждать от всего того, что может
случайно служить толчком к ослаблению ее физических и душев-
ных сил. Рациональная профилактика, проводимая у беременных
женщин, кроме того, является лучшей профилактикой родового про-
цесса, в то же время профилактикой тяжелых отклонений в после-
родовом периоде.
Профилактические же меры, предпринимаемые во время состоя-
ния женщины, приуроченного к акту рождения человека, в свою
очередь являются лучшей профилактикой целого ряда женских
заболеваний, связанных с неправильным течением беременности
и с осложнениями во время и после родов.
Профилактика во время беременности заключается в строгом
соблюдении гигиенических и диэтетических мер, предписанных вра-
чом, в уходе за телом, в рациональных физических упражнениях,
в соответствующей пище, в устранении всевозможных эксцессов,
в избежании излишеств половой жизни и многом другом.
Беременность в среднем продолжается около 270 дней, и по
окончании этого срока начинаются родовые боли.
Ближайшая причина начала родовой деятельности до сих пор
неизвестна, и дело ограничивается только догадками и предполо-
жениями.
Усматривать эту причину только в раздражении известных моз-
говых центров, конечно, не приходится, так как против этого
могут говорить и опыты с полным исключением всех нервов, соеди-
няющих нервную систему с маткой, и случаи совершенно нормаль-
ных родов при тяжелых ее заболеваниях. Несомненно, что суще-
ствует определенное раздражение маточной нервной и мышечной
систем, но раздражение это более сложного характера, и есть
много данных, позволяющих если не всецело, то в некоторой
степени относить это раздражающее действие на те же внутри-
секреторные железы. Не очень гипотетичным представляется трак-
тование начала родового процесса действием секретов (гормонов)
отдельных желез общей внутрисекреторной сети; иначе говоря,
можно трактовать это начало переполнением, перегрузкой организма
гормонами, способствующими и стимулирующими работу мышц матки.
За это говорят клинические факты — возможность ускорения
родовой деятельности, борьба со слабостью родовых болей при
помощи вытяжек из ряда этих желез (мозговой придаток, плацента,
щитовидная железа).

196

Привычное прерывание беременности в различные сроки без вся-
кого анатомического субстрата, патологической подкладки, без ви-
димой инфекции могут быть также введены в эту рубрику и могут
в то же время говорить против старых толкований о механическом
влиянии, о перерастяжении матки, давлении на ее нервные сплете-
ния, участии в этом самого плода.
Этим можно объяснить и крайнюю разнообразность в продолжи-
тельности родов, в темпе родовой деятельности, в силе, слабости
и тетаническом характере отдельных схваток.
Еще до начала родов наблюдается ряд предвестников,
неясных болевых ощущений внизу живота, в пояснице, в крестце;
не так уже редко в последние недели встречаются и небольшие
схватки, связанные с большей чувствительностью и раздражимостью
матки, носящие название ложных схваток беременности.
Все эти симптомы отнюдь не носят какого-либо патологического
характера, это — симптомы подготовительные, имеющие особый смысл
и значение у первобеременных для подготовки мягких половых
частей к родовому акту.
Сам родовой акт складывается из трех основных моментов —
периода раскрытия шейки матки, периода изгнания плода и периода
изгнания последа.
Первый период — период раскрытия шейки матки, — самый
продолжительный (от 8 до 10 часов у повторнобеременных и от 18 до
20 часов у первобеременных), заключается в периодических, регу-
лярных сокращениях мышц матки. Эти схватки — работа мускула-
туры матки, — наступая через определенные промежутки времени,
способствуют утолщению верхнего отдела матки и стремятся вы-
толкнуть плодное яйцо, представляющее к концу беременности не-
сколько сплющенный шар в оболочках, внутри которого находится
плод с околоплодной жидкостью (или водами).
Моменты, связанные с первым периодом, преследующие основ-
ную цель — раскрыть матку, складываются из последовательного
отделения яйцевых оболочек от стенки матки и образования так
называемого плодного пузыря. Плодный пузырь, заключающий
в себе передние воды, образуется вследствие уменьшения емкости
полости матки и увеличения давления внутри ее, благодаря тому, что
жидкость стремится вниз, кнаружи, к месту меньшего сопротивления.
По окончании первого периода родов — раскрытия шейки матки —
плодный пузырь, игравший значительную роль в нем, лопается,

197

отходят околоплодные воды, и непосредственно или после некоторого
небольшого перерыва наступает следующий, второй период — период
изгнания плода.
Сущность второго периода родов, значительно менее продолжи-
тельного, чем первый период, складывается из ряда дополнительных
факторов, и в нем участвует не только мускулатура матки, но
и всего тела, участвует также, может быть, главным образом
брюшной пресс (продолжительность этого периода у первородящих
2—4 часа, у повторнородящих от 1/2 до одного часа).
Вслед за рождением человека наступает кратковременная физио-
логическая пауза, от 3 до 5 минут, после которой вновь начинаются
боли в связи с возникшими сокращениями матки, связанными с на-
чавшимся отделением детского места.
Этот третий, заключительный, период акта родов, последовый
период, тянется от 20—30 минут до 1—2 часов и имеет и для
самого родового процесса и в смысле ближайших и отдаленных
результатов для женщины такое же существенное, если даже и не
большее значение, чем два предыдущих.
По выделении детского места наступает послеродовой
период, индивидуальная продолжительность которого колеблется
от 6 до 8 недель.
Ближайшей целью этого периода является обратное развитие
организма и возвращение его к нормальному состоянию.
Процессы обратного развития заключаются в заживлении ране-
вых поверхностей, постепенном уменьшении половых органов,
главным образом матки, и в последовательном изменении ее внутрен-
ней поверхности; восстанавливаются также и брюшные стенки
и покровы живота, стремясь к своей прежней податливости и эла-
стичности. Внутренняя поверхность матки, представляющая собою
раневую поверхность, выделяет секрет, носящий название после-
родовых очищений или лохий, которые, будучи в течение первых
дней кровянистыми, в последующем все более и более обесцвечи-
ваются, делаются бледными и в нормальных случаях по истечении
2—3 недель прекращаются совсем.
Не менее существенные изменения происходят и в химическом
балансе организма, изменения, которые в свою очередь в известной
степени могут принимать непосредственное участие и в самом про-
цессе обратного развития женской половой сферы.

198

Рождение плода и исключение из организма временно пребывав-
шего в нем органа — плаценты, питавшего его и регулировавшего
сложные взаимоотношения между ним и матерью, создают ряд новых
содружественных отношений, которым на-ряду с изменениями ви-
димого характера можно придать характер специфический, свой-
ственный этому новому периоду в жизни женщины.
Необходимо указать, что как правильно и идеально ни происхо-
дила бы эта инволюция, все же никогда организм как в своей
химической жизни, так в жизни и анатомической не возвращается
полностью к тому состоянию, в котором он находился до родов.
Это в равной мере относится и к функции некоторых тканей
и органов, которая видоизменяется благодаря перенесенной бере-
менности и связанному с ней измененному обмену веществ и со-
стоявшемуся стойкому физиологическому изменению в определенных
клетках, — иначе говоря, начинается новая жизнь.
Относительно половой сферы, а также и стенок живота необ-
ходимо упомянуть, что благодаря происходившим значительным их
растяжениям стенки эти даже и у вполне здоровой и нормально,
хорошо сложенной женщины никогда не достигают своего добере-
менного состояния.
Это в равной степени относится и к мускулатуре матки, незна-
чительная и определенная часть которой фактически все-таки по-
гибает и заменяется далеко не равноценной и не равнозначущей со-
единительной тканью.
На-ряду с указанными изменениями в организме в послеродовом
периоде, на-ряду с уменьшением некоторых органов в буквальном
смысле этого слова, на-ряду с пониженной функцией других и во-
обще с пониженными затратами и энергией всего организма, в не-
которых органах, наоборот, начинается более интенсивная жизнь, по-
вышенная функция, приуроченная именно и только к этому периоду.
Это касается грудных желез, которые проделывают ряд пре-
вращений (отчасти еще и при менструации, главным образом при
беременности) еще при беременности и подготовляются к своей
основной функции—продукции молока для первого питания родив-
шегося человека.
Не подлежит, конечно, никакому сомнению, что функция эта
необходима для каждой женщины ввиду того, что эта новая функ-
ция служит последним этапом, завершительным аккордом полного
развития и расцвета женщины. Кормление имеет, кроме того,

199

и то значение для самой женщины, что в значительной степени
способствует более рациональному и лучшему обратному развитию
половой сферы.
В отношении же плода можно определенно сказать, что на
первом месте стоит именно вскармливание матерью, так как ни
одна, самая лучшая, питательная смесь, даже при наличии самых
лучших условий, не заменит ребенку материнского молока.
И в этом отношении вечно юным будет изречение некоторых
французских акушеров, что не та — мать, которая родила, а та, кото-
рая вскормила своего ребенка. Да и статистические данные красно-
речиво указывают нам, как велик еще и в наше время % детской
смертности при искусственном вскармливании и насколько превы-
шает таковой вскармливаемых грудью матери.
Из всего вышесказанного ясно, насколько сложны, многогранны,
многообразны физиологические функции женского организма, на-
сколько они необходимы для женщины, какая нужна забота при
ее различных функциональных стадиях, и, с другой стороны,
насколько пагубны могут быть последствия при различного рода
неправильностях, осложнениях или отклонениях.
Все это также, с другой стороны, указывает и на то, как от-
ражается на женщине отсутствие возможности, при наличии всех
вспомогательных и дополнительных функций, выполнения ею ее
основной, всеобъемлющей функции — деторождения.
И если бесплодие, как таковое, будучи пороком врожденным,
обрекает женщину навсегда на недостаточное и неполное ее раз-
витие благодаря невозможности использовать находящиеся в ее
организме в дремлющем состоянии силы и новые составные жи-
зненные элементы, то к аналогичным последствиям, может быть
несколько измененного типа, ведет как вынужденное, искусственное
бесплодие, так и насильственное прерывание беременности. Пре-
рывание беременности, аборт, будучи актом насильственным над
природой женщины, является, конечно, далеко не механической
операцией удаления из полости матки плодного яйца, а операцией
грубого вмешательства, операцией, вторгающейся в новые создав-
шиеся химические процессы и в корне подрывающей и нарушаю-
щей их. Нарушение определенного, закономерного физиологического
цикла в фазе, может быть, наибольшего напряжения организма, на-
рушение циклического течения основной женской функции несо-
мненно должно отзываться в дальнейшем на женщине главным обра-

200

зом благодаря необычному, несвойственному в норме, какому-то
чуждому циклу, циклу преждевременного обратного развития, связан-
ному с искусственным преждевременным удалением плода.
Нарушения эти, помимо целого ряда случайных возможных
осложнений (поранений, прободения матки, инфекции), следовательно,
являются преимущественно нарушениями более сложного порядка,
приносящими еще больший вред при методических и периодиче-
ских их повторениях.
И как периодические беременности (конечно, не непрерывно и бес-
конечно следующие одна за другой) являются в наше время един-
ственным жизненным элементом, способствующим „омоложению“
женщины, так, с другой стороны, периодические ее прерывания
являются, в свою очередь, разлагающим элементом, способ-
ствующим и более быстрому увяданию организма и, кроме того,
элементом, служащим причиной ряда серьезных расстройств, в осно-
ве своей имеющих преимущественно функциональную внутри-
секреторную базу.
Вся сложность и многогранность физиологических процессов
женщины — овуляция, менструация, беременность, роды, послеродо-
вой период, кормление, — периодические колебания, быстрая и по-
стоянная смена явлений, разнообразный их темп и интенсивность
явлений, часто, если не всегда, стоящих на грани патологии, и обу-
словливают собой то, что половая ее жизнь угасает в значительно
более раннем возрасте, чем у мужчины. И если он способен иметь
потомство в весьма пожилом возрасте, то женщина теряет таковую
значительно раньше. После 45 лет случаи беременности относи-
тельно редки, да и, кроме того, в годы, близкие или приближаю-
щиеся к прекращению менструации и овуляции, плодовитость жен-
щины значительно понижается. Прекращение физиологических
функций женщины, прекращение деятельности половых желез (кли-
мактерический период) крайне индивидуальны и иной раз бывают
резко выражены, чаще же всего деятельность эта угасает посте-
пенно и тянется от нескольких месяцев до 2—3 лет.
Нарисовать картину постепенного замирания и прекращения
менструаций крайне трудно, так как иной раз менструации по-
являются ежемесячно, делаются только все более и более скудными,
или, наоборот, при окончании их делаются более продолжительными
и более обильными, давая только большие интервалы (от одного
до нескольких месяцев) по сравнению с нормой.

201

Почти одновременно с этим наступает и прекращение овуляции
и в конечном итоге постепенное и полное исчезание фолли-
кулов.
На-ряду с этим наступают и общая атрофия (уменьшение) всей
половой сферы, значительное уменьшение ее в размере, уменьшение
матки, наружных половых органов, облитерация (запустение) крове-
носных сосудов.
Совершенно естественно, что вновь совершающиеся физиоло-
гические процессы, наступающий климакс не ограничиваются
только изменениями половой сферы, но отражаются и на всем
организме.
Фактически эти процессы увядания суть начальные стадии на-
ступающей старости.
Это общее влияние на весь организм может быть значительно
более разнообразным, более индивидуальным, чем типы и виды
прекращающейся и заканчивающейся менструальной функции. Но
все же в большинстве случаев вся совокупность этих общих явле-
ний-симптомов представляется настолько типической и характер-
ной, что носит даже общее собирательное название—„явлений
выпадения“, различающихся у разных женщин только своей интен-
сивностью.
Явление выпадения есть прямое и непосредственное действие
выключения привычного для женского организма влияния яичника
и постоянного и близкого его участия в химических процессах
организма.
Явления выпадения слагаются из ряда субъективных и объек-
тивных симптомов. Под влиянием резко видоизменяемого обмена
веществ наступает значительное ожирение, повышается чувстви-
тельность, раздражимость, возбудимость, изменяется психика, на-
блюдаются нередко непонятная и беспричинная тоска, плохое на-
строение.
Наиболее же постоянным спутником климактерия является игра
вазомоторов (сосудистых нервов). Постоянные мучительные при-
ливы крови, сильные поты, шум в ушах, головокружение и сердце-
биение— вот те самые частые жалобы, которые приходится слы-
шать врачу в этом периоде.
Весь этот симптомокомплекс преимущественно основывается
на изменении и нарушении правильного кровообращения. После
этого периода, иногда кратковременного, иногда более продолжи-

202

тельного, периода довольно неприятных ощущений и довольно му-
чительных явлений, наступает эра значительного успокоения, являю-
щаяся показателем завершения переходного момента.
Нельзя в заключение не указать на то, что этот период, период
окончания циклических колебаний у женщины, является в то же
время периодом, дающим наибольший % различного рода пато-
логических кровотечений, иной раз наступающих вслед за оконча-
нием менструальной фазы, и, кроме того, периодом, дающим и наи-
больший % новообразований, опухолей женской половой сферы,
особенно злокачественных. Дифференцировать эти патологические
кровотечения от спутанных менструаций климактерического периода
в большинстве случаев не представляет особых затруднений.
Так, после этих последних физиологических вспышек заканчи-
вается половая жизнь женщины.

203

ПЕРЕЛОЙ.
Проф. Р. М. Фронштейн.
Перелоем, триппером мы называем болезнь, начинаю-
щуюся главным образом с половых органов и характеризующуюся
появлением гнойного отделяемого (течи, белей) и рядом разнообраз-
ных болевых ощущений.
Следует считать правилом, что в течение брачной жизни, пони-
мая под таковой не обряд, освященный церковью или узаконенный
в комиссариате, а длительное сожительство двух здоровых лиц раз-
ного пола, не может возникнуть перелоя, при условии если обе
стороны не имеют внебрачных половых сношений. Несмотря на
половые излишества, несмотря на половые сношения во время месячных
очищений, не наблюдается симптомов болезни. Врачи, практикующие
в маленьких местечках, в поселках, лежащих в стороне от оживленных
местностей, годами не наблюдают перелоя, и те случаи, которые ими от-
мечаются, обычно бывают занесенными извне. Это обстоятельство,
являющееся наилучшим доказательством того, что перелой — бо-
лезнь заразная, передающаяся от одного лица, больного,
другому, здоровому, — было известно еще в самом отдаленном периоде
истории рода человеческого.
Будет не преувеличением сказать, что перелой был известен
еще в доисторические времена. У большинства культурных народов
древности, греческих и римских авторов, арабских ученых, индей-
цев, японцев, в библии мы встречаем ясные описания симптомов
болезни, осложнений ее, гигиенические в терапевтические указания.
Правильное понятие сущности болезни держалось до конца XV века,
когда с открытием Америки в Европе впервые появился сифилис,
который своим колоссальным, исключительным разрушительным
действием на организм привлек все внимание врачей. Перелойные
заболевания, часто сопровождавшие проявления сифилиса на поло-

204

вых органах, стали смешиваться, нередко отождествляться с послед-
ним. Появилась школа врачей, которые рассматривали перелой как один
из симптомов сифилитической инфекции. Это учение о единстве си-
филитической и перелойной заразы господствовало почти два сто-
летия, и только в сороковых годах истекшего века Рикорд тео-
ретически доказал различие между сифилитической и перелойной
инфекциями. Но лишь в 1879 году под учение о перелое, болезни
столь же старой, как стара человеческая раса, был подведен впер-
вые научный фундамент профессором Бреславльского Университета
Нейссером, которому удалось доказать, что перелой — это есть
болезнь, вызываемая проникновением в тело особого микроорганизма,
названного им „гонококком“.
Связь симптомов перелоя с гонококком, постоянная находка гонокок-
ков в гнойном отделяемом половых
органов лиц, больных этой болезнью,
были подтверждены рядом дальнейших
исследований, и теперь мы опреде-
ленно знаем, что сифилис, и перелой
суть две самостоятельные болезни.
Перехода одной в другую, сифилиса
в перелой, перелоя в сифилис, совер-
шаться не может. Единственное, что
есть между ними общего, это то,
что обе инфекции чаще всего пере-
даются путем половых сношений и
первые симптомы болезни, —это симп-
томы заболеваний со стороны одних и тех же половых органов.
Только с момента открытия Нейссером гонококка все уче-
ние о перелойных заболеваниях стало на научную почву. Врачи,
зная, с чем они имеют дело, зная, чем вызвана болезнь, получили
критерий для оценки правильности своих лечебных мероприятий,
и в настоящее время мы стремимся не к тому, чтобы уничтожить
симптомы болезни, как бы они временами и ни были тягостны для
больных, а к изгнанию возбудителя болезни — гонококка—из орга-
низма. Наша борьба с гонококком крайне затрудняется тем обстоя-
тельством, что он является привилегированным обитателем челове-
ческого организма. Ни одному экспериментатору ни разу не уда-
лось привить ни одному животному, даже столь близко стоящей
к человеку обезьяне, гонококка. И эта специфичность гонококка
Рис. 1. Гонококк из триппер-
ного гноя.

205

для человеческой расы затрудняет изучение его, так как для про-
изводства наблюдений и опытов мы имеем объекты лишь в лице
наших больных, на которых, естественно, эксперименты совершаться
не могут совсем или допустимы лишь в крайне узких границах.
С другой стороны, если гонококк поражает только человеческую
расу, то ни пол, ни возраст, ни социальное положение не гаранти-
руют от заражения. Как лица преклонного возраста, так и ново-
рожденные младенцы могут заболевать перелоем. Есть, повидимому,
лица, индивидуально невосприимчивые к болезни, но таковые явля-
ются исключением из общего правила.
Для возникновения болезни необходима непосредственная пере-
дача гонококка от больного здоровому. Без таковой передачи, само-
произвольно, возникнуть перелой не может, и всякие рассказы
о заболевании триппером в результате незаконченного полового акта,
мочеиспускания „против ветра“ или ночной поллюции предста-
вляют собою не что иное, как злостную выдумку больных. Главный
источник болезни — это перенесение непосредственно гноя, содержа-
щего гонококков, с половых органов мужчины — женщине, или на-
оборот. Половое общение здоровой женщины с больным перелоем
мужчиной или, наоборот, больной триппером женщины с здоровым
мужчиной ведет за собой, как правило, заболевание перелоем здо-
рового до тех пор лица. Нам хорошо, однако, известны такие слу-
чаи из повседневной практики, когда двое мужчин имели сношения
с одной и той же женщиной, и из них один заболел, другой остался
здоровым. Очевидно, что кроме наличия заразного начала, гонокок-
ков, необходимы еще другие условия, благоприятствующие инфек-
ции. Таковыми являются продолжительные и повторные половые
акты, особенно совершаемые в состоянии опьянения, так как
последнее замедляет выбрасывание семени и удлиняет период
возбуждения. Благодаря длительности полового акта происхо-
дит более продолжительное соприкосновение здоровых половых
органов с больными, и в результате этого облегчается проникнове-
ние инфекции от больного лица здоровому. Далее, при наличии
незначительного количества гнойного отделяемого из половых орга-
нов таковое может случайно не попасть на органы партнера
и позволить ему выйти сухим из воды. В тот период времени, когда
у женщины только что кончились месячные очищения, обычно об-
остряется скрыто, вяло протекающая инфекция, и женщина стано-
вится особенно опасной в смысле заражения. Этим объясняется то

206

обстоятельство, что мужчина, имевший ряд половых актов с одной
и той же особой и не заразившийся, внезапно заболевает от нее
же перелоем.
Женщины, которые имеют половые сношения с многими муж-
чинами, как наиболее подверженные опасности приобретения пере-
лоя, чаще других женщин являются переносчицами заразы.
По старой (1866 г.) статистике Фурнье, в 387 случаях пере-
лоя у мужчин источниками заражения явились:
Из этого сопоставления цифр ясно, что те женщины, которые
занимаются проституцией бесконтрольно, наиболее способствуют
распространению перелоя. Проститутки явные заражаются, конечно,
не реже тайных, но наличие контроля и большая доступность для
первых лечебной помощи являются причиной большей их безопас-
ности. Замужние женщины реже передают инфекцию, так как
и заражаются реже.
Главным посредником передачи инфекции является половой акт,
но, несомненно, возможна передача гонококка и другими путями.
Для возникновения болезни требуется только непосредственное со-
прикосновение слизистых оболочек с гноем, содержащим гонокок-
ков. Таким образом нельзя совершенно исключать возможности
передачи инфекции через белье, запачканное гноем, инструменты
(наконечник от кружки Эсмарха), пользование общественной
уборной, одной губкой или полотенцем, ванной при туалете поло-
вых органов. Однако случаи передачи гонорреи таким внеполовым
путем наблюдаются главным образом у девочек, живущих в интер-
натах. У взрослых такой способ заразы крайне редок, он должен
считаться исключением, хотя в публике и существует удивитель-
ная склонность именно подобное заражение считать особенно ча-
стым и охотнее допускать самые невозможные способы передачи инфек-
ции, нежели обвинять в этом возлюбленную или даже проститутку.
Что касается частоты заболевания гонорреей, то отнюдь не
преувеличением будет сказать, что таковая является самой распро-
страненной болезнью во всем мире.
По статистике Нейссера оказалось, что в Бреславле в одном
1896 году наблюдалось 3284 свежих заболеваний гонорреей среди
1.
Проститутки явные
12
раз.
2.
Замужние женщины
26
3.
Проститутки тайные
349

207

только гражданского населения, что составляло 0,9 процентов всего
населения. Из этого числа—женщин заболело 591. По статистике
Бляшко, в Берлине на каждую тысячу молодых людей в возрасте
от 20 до 30 лет ежегодно заболевает почти 200 человек, что со-
ставляет одну пятую. Среди военной части общества, оторванной
обычно от семейного очага в период расцвета половой жизни
и принужденной искать случайной „любви“ на стороне, количество
заболеваний перелоем, конечно, ничуть не меньше. Если к этому
мы прибавим, что 60% всех женских заболеваний имеют в своей
основе гоноррею, то дальше доказывать широкое распространение
гонорреи нечего.
Как у мужчин, так и у женщин гоноррея протекает крайне раз-
нообразно. Бывают случаи, где все явления слабо выражены, болезнь
захватывает небольшой участок слизистой и быстро проходит, не
оставляя следов. Этим случаям можно противопоставить другие,
где день зарождения является в то же время днем начала страда-
ний, длящихся месяцами, нередко, особенно у женщин, годами.
В этих случаях гонококк не только влечет за собой неизлечимые
расстройства половых функций, но и разрушает здоровье всего
организма. Между этими крайностями располагается ряд средних
форм. В краткой статье невозможно представить исчерпывающую
картину болезни, и я попытаюсь лишь схематично обрисовать
основные формы местных проявлений гонорреи.
Для болезни характерно наличие гнойного отделяемого
из половых органов. С, другой стороны, не всякое гнойное отделе-
ние есть триппер. В результате различных женских заболеваний,
нередко даже врожденных неправильностей развития половых орга-
нов, могут существовать гнойные выделения из влагалища — „бели“,
ничего общего с триппером не имеющие. Точно также и у муж-
чины в результате раздражения слизистой мочеиспускательного ка-
нала от излишне выпитого вина или половых злоупотреблений,
наконец, от попадания вышеупомянутых „белей“, иногда наблю-
дается скудное гноетечение из половых органов, не являющееся
перелоем. Решение вопроса, чем вызвано отделение, может быть
только путем исследования этого отделяемого под микроскопом.
В случаях наличия триппера оказывается, что, кроме отдельных
гнойных шариков — лейкоцитов, в отделяемом половых органов
удается обнаружить гонококков. При рассматривании гонококков под
микроскопом в окрашенных препаратах при большом увеличении

208

последние представляются в виде небольших точек, расположенных
попарно и кучками.
На слизистой оболочке половых органов женщины и мочеиспу-
скательного канала мужчины обычно даже у лиц, никогда не стра-
давших половыми болезнями, находится значительное количество
разнообразных микроорганизмов — сапрофитов, т.-е. безвредных для
здоровья. Некоторые из них (диплококки) точно так же, как и го-
нококки, располагаются кучками и попарно, имеют при рассматри-
вании их под микроскопом такой же вид, как и гонококки, и для
разрешения вопроса, с чем же имеется в данном случае дело, мы
прибегаем к различным методам окраски. Диплококки при окраске
их по методу Грама окрашиваются, гонококки же не окраши-
ваются, обесцвечиваются. Таким образом, получив из лаборатории
ответ: обнаружены диплококки, обесцвечивающиеся по способу
Грама, мы знаем, что имеем дело с триппером. Наоборот, ответ:
найдены диплококки, красящиеся по Граму, укажет нам, что
причину гнойных выделений надо искать не в перелое.
Гной, выделяющийся из половых органов во время болезни,
состоит из отдельных гнойных клеток—лейкоцитов. Некоторые из
них оказываются при рассматривании под микроскопом сплошь на-
полненными гонококками. Это внутриклеточное расположение гоно-
кокков является вторым отличительным, характерным для них
симптомом. Если придерживаться фагоцитарной теории Мечни-
кова, т.-е. считать, что лейкоциты пожирают микробов и выносят
их на поверхность, то в этом нахождении гонококков в лейкоцитах
мы имеем симптом борьбы организма с проникшей в него инфек-
цией. Действительно, если триппер течет благоприятно для больного,
то количество внутриклеточно расположенных гонококков увеличи-
вается. Наоборот, в случаях запущенных, трудно поддающихся
лечению, наблюдается внеклеточное расположение гонококков.
Гонококк имеет специфическую способность развиваться только
на слизистых оболочках, да и то преимущественно там, где имеется
многослойный плоский эпителий. Этой его особенностью и объ-
ясняется, почему он развивается главным образом в половых орга-
нах. В противоположность другим микробам, он гнездится не только
на поверхности слизистой, но очень быстро проникает через щели
между отдельными клетками вглубь тканей и там продолжает раз-
множаться. Эта способность гонококка проникать в глубокие слои
тканей крайне затрудняет борьбу с ним.

209

Для успешной жизни гонококку необходима известная темпе-
ратура — именно температура тела. При охлаждении гонококк
быстро гибнет, еще скорее он погибает при повышении темпера-
туры. Этим и объясняются те случаи выздоровления от гонор-
реи, которые наблюдаются и без лечения, если больной трип-
пером случайно заболеет другой острой инфекционной болезнью
(напр. тифом).
Далее, для развития гонококка необходима известная влаж-
ность. Хорошо высохшая гнойная капля, содержащая гонококков,
теряет свою заразительность. Но еще хуже гонококк относится
к воде. Простая теплая вода уничтожает, растворяет гонококков.
Поэтому вполне достаточно хорошо вымыть и просушить все пред-
меты (платье, белье, руки), бывшие в соприкосновении с заражен-
ными органами, чтобы предотвратить дальнейшее распространение
инфекции.
Как только гонококк попал на подходящую для его жизни
среду — слизистые оболочки, так, с одной стороны, он быстро на-
чинает размножаться, а организм, с другой стороны, стремится
защитить себя. В результате этого двойного действия появляется
ряд симптомов болезни, привлекающих к себе внимание больного.
Защита организма заключается в том, что он мобилизует
в крови лейкоциты, последние устремляются к месту нахождения
гонококка — слизистой оболочке, пожирают гонококков и вместе
с ними выносятся на поверхность — образуется гнойное отделяемое.
Количество последнего в виде „белей“ из влагалища женщины,
в виде течи из мочеиспускательного канала мужчины бывает в ка-
ждом отдельном случае различно. Иногда отделяемого бывает
много, иногда мало. Если смотреть на течь, бели как на проявле-
ние защитительной реакции со стороны организма, то не следует
огорчаться обильным их количеством. Действительно, практика по-
казывает, что те случаи гонорреи, где отделяемого с самого начала
было много, протекали благополучнее и кончались выздоровлением
ранее случаев с небольшим гнойным отделяемым.
Переполнение слизистых оболочек лейкоцитами возможно лишь
в том случае, если будет усиленный к этому месту приток крови,
будет местное расширение сосудов, т.-е. те явления со стороны
кровеносной системы, которые в общей патологии носят название
воспаления. И воспаление, развивающееся в результате внедрения
гонококка как защитительная реакция организма, не отличается по

210

своим симптомам от других видов воспаления. Переполнение кровью
слизистой оболочки вызывает отек ее, вызывает болезненность.
Этим объясняются те болезненные ощущения, которые
наблюдаются в остром периоде триппера во время мочеиспу-
скания. Моча, проходя по отекшей, воспаленной слизистой, ме-
ханически раздражает ее, растягивает, и слизистая реагирует на это
болевыми ощущениями. Больные жалуются на боль во время самого
акта мочеиспускания. Гной не только вытекает наружу, но он вы-
мывается и мочей, и последняя в зависимости от количества гноя
может или помутнеть или содержать отдельные гнойные комочки,
нити.
Первые дни заболевания болезнь гнездится у мужчин только
в передней части канала, у женщин в складках слизистой у входа
во влагалище. Если болезнь предоставить своему собственному
течению, то обычно одних защитительных сил организма бывает
недостаточно, и гонококк распространяется все дальше и глубже.
У мужчины он переходит в заднюю часть мочеиспускательного ка-
нала и вызывает воспаление слизистой оболочки последнего. Ввиду
того, что в слизистой этой части канала заложены нервные окон-
чания центров, заведующих актом мочеиспускания, воспаление зад-
ней уретры характеризуется раздражением этих нервов и появле-
нием частого и болезненного мочеиспускания.
Проникая из задней части канала в мочевой пузырь, гонококки
обычно не вызывают изменений в последнем. Поражение мочевого
пузыря чисто гонококкового характера встречается крайне редко,
и объяснение этому, я думаю, следует искать в том, что длительное
соприкосновение гонококков с мочей в резервуаре для последней,
в пузыре, действует на них разрушающе.
Значительно чаще наблюдается переход гонококков непосред-
ственно из задней части мочеиспускательного канала, минуя пузырь
и мочеточники, в почки. Здесь поражается не вся почечная ткань,
а лишь выстланная слизистой оболочкой лоханка. Больные
в это время жалуются на наличие болей в пояснице, на значитель-
ное повышение температуры постоянного (утром и вечером) харак-
тера и на уменьшение количества мочи, в которой микроскоп
открывает клетки оболочки почечной лоханки — хвостатые клетки.
Дотрагивание до области почек в это время резко болезненно.
Любопытно, что гонококковое воспаление почечных лоханок (пи-
элит) чаще наблюдается у женщин, чем у мужчин. Я объясняю это

211

явление тем, что мочевой канал у женщины значительно короче,
чем у мужчины, а это в свою очередь облегчает проникновение
инфекции снаружи вглубь.
Кроме поражения мочевой сферы, поражаются гонококком и
половые органы. У мужчин инфекция проникает в них обычно
из заднего отрезка мочеиспускательного канала, где открываются
выводные протоки семенных желез (яичек) и предстательной же-
лезы. Попав в эти протоки, гонококк вызывает там те же воспа-
лительные явления, что и в мочеиспукательном канале. В результате
воспаления протоки яичек (канатики и придатки) отекают и увели-
чиваются в размерах. Это увеличение органов в объеме вызывает на-
пряжение покрывающих их оболочек, содержащих большое количество
нервных окончаний, и причиняет резкие боли, заставляющие нередко
ложиться в постель. Гной, образующийся здесь в узких ходах, не
имеет того свободного оттока наружу, как это наблюдается в моче-
испускательном канале; он задерживается, отравляет организм и вы-
зывает значительное повышение температуры. Последнее в свою
очередь вызывает неблагоприятные, как мною уже указано выше,
условия для жизнедеятельности гонококка, и обычно в течение
этого периода болезни прекращается гнойное отделение из канала.
Прекращение течи, однако, бывает лишь временного характера.
Повышение температуры не убивает гонококков, они только зами-
рают и после падения температуры снова усиленно начинают раз-
множаться, появляется снова течь.
Если из задней уретры гонококки проникнут в протоки
предстательной железы, то в зависимости от активности
их могут наблюдаться различные картины болезни. При поражении
одиночных долек железы больные обычно ничего не чувствуют,
и только врач при исследовании железы может констатировать
некоторое увеличение и болезненность ее и обнаружить в секрете
железы гонококков. В других случаях больные жалуются на не-
большую неловкость в глубине таза в области заднего про-
хода или на некоторое безболезненное учащение акта мочеиспуска-
ния, особенно по ночам, что объясняется увеличением железы в ре-
зультате ее воспаления и механическим раздражением в области
выхода из мочевого пузыря. При разлитом заболевании про-
статы скопление гноя в ней может быть настолько велико, что она
является механическим препятствием для свободного оттока мочи
из пузыря. Вольные не только жалуются на чувство тяжести в про-

212

межности и учащение позывов к мочеиспусканию, но и нередко на
полную невозможность помочиться. Одновременно с этим в резуль-
тате задержки гноя повышается температура и, как результат по-
следнего, уменьшается или временно совсем исчезает гнойное отде-
ление из канала.
Если у мужчин гонококком поражается прежде всего слизистая
мочеиспускательного канала и уже отсюда инфекция распростра-
няется выше, то это потому, что у них мочевой канал принимает
совершенно непосредственное участие в половом акте, служа про-
водником для изливающегося наружу семени. Совсем иначе обстоит
дело у женщин: у них мочеиспускательный канал расположен лишь
в близком соседстве с половыми органами и в непосредственной
связи с ними не состоит. Поэтому, если и происходит заражение
мочеиспускательного канала у женщины, то не как правило, и на
первый план не выступают, как у мужчины, жалобы на боли и
расстройство акта мочеиспускания.
Основная и первая жалоба больных женщин — это гнойные от-
деления из влагалища. Молодые женщины, никогда не страдавшие
истечениями, скорее обращают на это внимание, чем женщины, уже
рожавшие или еще до заражения страдавшие выделениями из поло-
вых частей. Так как боли обычно отсутствуют, то первое время
больная и не обращает никакого внимания на усилившиеся или при-
нявшие зеленоватый гнойный вид „бели“. Этим и объясняется то
обстоятельство, что некоторые женщины служат распространителями
заразы, не подозревая, что они больны триппером.
С другой стороны, болезнь неуклонно развивается вперед
и с входа во влагалище переходит на шейку матки. Тут уже по-
являются неприятные ощущения тяжести внизу живота, боли тяну-
щего книзу характера, болезненность во время менструаций и не-
правильности в их наступлении. И обычно после одной из менстру-
аций или сильного полового возбуждения у больной повышается
температура, появляются резкие боли внизу живота, нередко маточное
кровотечение, рвоты: гонококк проник через полость мат-
ки в трубы, яичники, вызвал местное воспаление брю-
шины, образовались гнойные скопления в трубах.
Кроме органов мочевой и половой системы, могут поражаться
триппером и другие органы — и по частоте на первом месте стоит
прямая кишка, особенно часто поражающаяся у женщин. До-
ступ гонококкам в слизистую последней у женщины очень легок

213

благодаря непосредственной близости гноящегося влагалища и задне-
проходного отверстия. Симптомами заболевания являются боли при
испражнениях и учащенные позывы к таковым.
Далее поражается слизистая оболочка глаз и век; осо-
бенно часто это наблюдается у новорожденных, заражающихся во
время прохождения плода через инфицированное влагалище роженицы.
У взрослых также может наблюдаться это заболевание в виде осложне-
ния основного процесса в половых органах, когда нечистоплотный
больной невымытыми руками переносит заразу с последних на глаза.
Наконец, в течении перелоя могут наблюдаться заболевания
сухожилий и суставов — то, что в общежитии носит назва-
ние — трипперный ревматизм. Вызывается последний проникновением
в них гонококка через общий ток крови.
Как мною уже выше указано, каждый отдельный случай гонор-
реи разнится от другого. И если в одном случае одно осложнение
процесса следует за другим, то это является не правилом, и болезнь
может и не осложняться, а ограничиться лишь поражением незначи-
тельного участка слизистой.
Мы различаем обычно две формы болезни — острую и хрони-
ческую. Под острой гонорреей подразумевается форма, про-
текающая с обильным отделяемым и болезненными ощущениями,
под хронической — та же картина болезни, но выраженная
в более слабой форме. Мы наблюдаем в этих случаях лишь скуд-
ное отделение в виде гнойной капли по утрам или гнойных нитей
в моче, содержащих гонококки.
У большинства больных, однако, с понятием „хроническая гонор-
рея“ связано понятие как о неизлечимой форме болезни. В настоя-
щее время мы на основании большого ряда клинических наблюде-
ний стоим упорно на той точке зрения, что триппер — это болезнь
излечимая, вне зависимости от того, с какой формой мы имеем дело,
с острой или хронической. Излечение острой гонорреи, однако,
значительно легче и требует затраты меньшего времени, чем изле-
чение хронической.
Под излечением гонорреи следует понимать стойкое (на-
всегда) исчезновение гонококков из отделяемого мочеполовых орга-
нов. Однако исчезновение гнойных отделений недостаточно для
того, чтобы считать больного выздоровевшим от триппера. Под
влиянием лечения отделяемое обычно исчезает раньше, чем удается
уничтожить гонококков, и последние, притаившись в глубине тка-

214

ней и желез, временно не проявляют ничем своего присутствия.
Стоит больному нарушить диэту, иметь сношение, чтобы снова
гонококки стали усиленно размножаться, чтобы нагноительный про-
цесс вспыхнул с прежней силой. Решение вопроса о том, стойко ли
исчезли гонококки, можно ли считать больного окончательно выздо-
ровевшим, следует ли ему оставить лечение, является трудной за-
дачей и требует ряда повторных исследований как лабораторных,
так и клинических и значительной опытности со стороны леча-
щего врача. Так или иначе, но добиться того, чтобы гонококки
исчезли окончательно из организма больного и он стал безопасным
в смысле передачи другим инфекции, можно. Исцеление при гонор-
рее происходит путем обратного развития воспалительных явлений,
вызванных гонококками. Как воспалительный процесс, обусловлен-
ный другими микроорганизмами, заживает путем образования со-
единительной ткани — рубца, так и здесь происходит рубцевание.
Последнее вызывает иногда глубокие изменения в пораженных тка-
нях, особенно если болезнь длилась долго, если воспалительные
явления были очень бурны. Эти изменения оказывают в свою оче-
редь влияние на функции тех органов, где рубцы образовались.
Так, образование плотных рубцов в слизистой мочеиспускательного
канала влечет за собой видоизменение его просвета, стягивание его —
стриктуру — и отражается на свободе мочеиспускания. Образо-
вание рубцов в толще предстательной железы может вести за собой
изменение ее функции и отражается в половом акте в том напра-
влении, что половая сила падает. Образование, наконец,
рубцов в придатках яичка вызывает зарастание их, непроходимость
их для сперматозоидов, активной составной части семени, и служит
причиной мужского бесплодия.
Чем легче протекала болезнь, чем меньше была предоставлена
гонококку возможность свободно развиваться, тем меньше обра-
зуется рубцов, тем они будут нежнее и меньше отразятся на функ-
циях мочеполовых органов. Поэтому следует как можно скорее
приступать к лечению гонорреи и проводить последнее по возмож-
ности так, чтобы, стремясь уничтожить гонококков, не нарушить
целости тканей. И нужно сказать, что за последнее время, когда
лечение гонорреи приняло совершенно другой характер, развитие
глубоких рубцов в пораженных органах наблюдается значительно
реже, чем прежде, и, следовательно, вред, приносимый организму
гонококками, сильно уменьшился.

215

Лечение острой гонорреи в прежнее время заключалось в том,
что больному давались в руки спринцовка Тарновского и то
или иное лекарство для впрыскивания в канал (протаргол, ляпис,
сулема). Полагали, что введенная в канал жидкость уничтожит,
убьет гонококков, и этим будет уничтожена болезнь. Это был пе-
риод антисептического лечения гонорреи. Принцип, несо-
мненно, правильный. Но если мы вспомним, что уже через 24 часа
после попадания на слизистую гонококка его можно найти не
только на поверхности последней, но и в глубоких слоях, то ста-
нет ясным, что непосредственно воздействовать, убить гонококка
может лишь такая жидкость, которая будет проникать так же глу-
боко и так же быстро, как гонококк. Пока мы не имеем в нашем
распоряжении такой жидкости, а следовательно и не должны при-
менять такого метода лечения. В результате лечения гонорреи путем
впрыскивания в мочевой канал дезинфицирующих, бактерии убиваю-
щих растворов обычно наблюдается быстрое уменьшение отделения,
иногда и полное исчезновение его. Это обусловливается тем, что
уничтожаются находящиеся на поверхности слизистой гонококки,
и гноящаяся поверхность слизистой заживает. Те же гонококки,
которые успели проникнуть вглубь тканей, не находя себе выхода
наружу, спокойно продолжают жить, и достаточно небольшого при-
тока крови к половым органам в результате выпитого вина или
незначительного нарушения их целости, в результате полового акта
или даже возбуждения, чтобы снова проявилась в полности картина
болезни. Вот почему и укоренилась за триппером слава неизлечи-
мой болезни. Виноват в неизлечимости не триппер, а то, что мы
неправильно его лечили.
В настоящее время применяется другой, — можно его назвать
асептическим, — метод лечения, и результаты его значительно
лучше — триппер перешел в разряд болезней излечимых. Этот ме-
тод заключается в том, что мы стремимся не убить гонококков,
так как еще не знаем, чем это сделать, а стараемся поставить его
в такие условия, чтобы сделать для него невозможным развитие
в организме; тогда последний путем воздействия на гонококков
лейкоцитами сам их уничтожит. Мы стремимся вынести наружу го-
нококков, удалить их из организма, и с этой целью мы промы-
ваем большими количествами жидкости гноящуюся
поверхность слизистой. При этом для промывания берется раствор
марганцевокислого кали, который обладает способностью вызывать

216

местный отек тканей. Благодаря этому отеку усиливается секреция
слизистой, гонококки из глубины выносятся наружу током кровя-
ной сыворотки и удаляются из организма промыванием или мочей.
При проникновении гонококка в органы, укрытые от нашего непо-
средственного воздействия, — простату, придатки яичек, суставы, —
мы стремимся воздействовать на гонококков через кровь, обладаю-
щую способностью убивать гонококков, и с этой целью вводим
под кожу вакцину. Вакцина сама по себе не убивает гоно-
кокков, но, введенная под кожу, вызывает усиление защитительных
сил крови. Для того, чтобы большее количество крови притекло
к пораженному органу и воздействовало на гонококков, мы усили-
ваем местное кровенаполнение путем применения тепла в виде горя-
чих ванн, клизм, компрессов.
Прижигания, применяемые обычно в том периоде болезни,
который носит название хронической стадии, также имеют своей
целью не непосредственно убить гонококков, а вызвать к месту их
нахождения усиленный приток крови, которая в свою очередь бу-
дет действовать на гонококков.
Течение перелоя, как я уже указал выше, чрезвычайно
разнообразно не только у разных лиц, но даже у одного и того же
индивидуума. Перенесенная и вылеченная болезнь не является, од-
нако, гарантией от нового заболевания. Бесконечное количество раз
болезнь может быть снова заполучена, и нередко больные ставят
на разрешение вопрос: свежее ли это заболевание или вспышка
невылеченного, заглохшего процесса. Решить этот вопрос не всегда
легко, и мы руководствуемся тем клиническим наблюдением, кото-
рое говорит, что новая свежая инфекция дает себя обычно знать
лишь на пятый, шестой день после подозрительного полового акта.
При вспышках невылеченного процесса обильное гнойное выде-
ление появляется гораздо раньше, уже на другой день. Далее, све-
жее заболевание дает более резкие болевые ощущения, чем старая
инфекция.
Нет ничего легче, как заболеть гонорреей, и значительно труд-
нее от нее излечиться. В то же время практика показывает, что
достаточно принять незначительные предосторожности, чтобы резко
ослабить опасность заражения. Эти предосторожности заклю-
чаются в следующем: половой акт не должен затягиваться искус-
ственно, и одно сношение не должно следовать за другим. Умень-
шая время соприкосновения слизистых здоровых оболочек с зара-

217

женными, уменьшаем, следовательно, возможность заражения. Непо-
средственно после подозрительного полового акта следует помочиться
и теплой водой с мылом вымыть половой орган. Этим будет
механически удалена инфекция с слизистых, раньше чем таковая
успеет упрочиться. Некоторые авторы рекомендуют впрыснуть после
сношения и последовательного мочеиспускания в мочевой канал
несколько капель 5% раствора протаргола, который должен
убить попавших на слизистую гонококков. Наиболее же надежным
предохранительным средством против гонорреи является презерва-
тив — кондом — при непременном только условии его целости.
Непосредственно потомству, в противоположность сифилису,
гоноррея не передается; это значит, что как у больного перелоем
мужчины, так и у больной гонорреей женщины могут родиться дети
совершенно здоровые. Косвенное влияние на деторождение гонор-
ройные заболевания мужчины, однако, оказывают. Если в течение
гонорреи болели оба придатка яичка, то в подавляющем большин-
стве случаев образовавшиеся рубцы настолько стягивают просвет
выносных протоков, что сперматозоиды не имеют выхода наружу
и не могут оплодотворить женщину. Одностороннее же заболевание
на деторождении не отражается, так как другого яичка вполне
достаточно для этого. У мужчины, болевшего двусторонним воспале-
нием придатков яичка, не может быть детей. Далее, в результате
глубоких поражений предстательной железы может нарушиться та
функция ее, которая заключается в придании сперматозоидам жизне-
деятельного состояния. Семя, изливающееся наружу, в этих случаях
мертво, и детей у такого мужчины не может быть.
Мне осталось коснуться еще одного вопроса. Это — когда лицо,
болевшее гонорреей, может вступить в брак. Гинекологи
указывают, что 80% всех женских заболеваний имеют в своей
основе триппер мужчины. Далее, бесплодие женщины обусловли-
вается также почти исключительно гонорройными заболеваниями ее
половых органов или их последствиями. Таким образом этот вопрос
не только имеет индивидуальный интерес, но и значительное обще-
ственное значение. Сознание опасности для женщины заполучить
гоноррею проникает постепенно все в большие круги общества,
и с каждым днем все большее количество мужчин обращается за
разрешением вопроса, могут ли они вступить в брак, не рискуя
заразить будущую супругу. Разрешение этого вопроса, как я указы-
вал уже выше, не всегда легко удается и может быть, как обоснованное

218

на ряде клинических и лабораторных исследований, предоставлено
лишь врачу-специалисту.
В заключение я должен сказать одно: на основании много-
численных длительных наблюдений следует считать гоноррею бо-
лезнью излечимой. Если это так, то мы должны всеми имеющимися
в нашем распоряжении средствами стремиться к ее излечению.
Последнее возможно лишь в том случае, если пациент исполняет
все предписания врача, и тем легче, чем ранее больной прибегает
к врачебной помощи. Гоноррея является страшным бичом человека,
поражая его в период расцвета его жизни, и борьба с ней должна
быть не только путем лечения, но и путем просвещения — путем
внедрения в массы правильных понятий о сущности заболевания
и мерах предохранения от такового.

219

ГОНОРРЕЯ У ЖЕНЩИНЫ.
Д. А. Гудим-Левкович.
(Преподаватель I Московск. Госуд. Университета.)
Гоноррея у женщин принадлежит к одному из самых коварных и
опасных заболеваний полового аппарата с целым рядом тяжелых и про-
должительных в своем течении местных, а иногда и общих страданий.
Как показывают клинические наблюдении, разнообразные воспа-
лительные процессы со стороны женских половых органов обязаны
своим происхождением в большинстве случаев гонококковой инфек-
ции, и то, что среди широких масс населения обозначалось не-
определенным термином „женские болезни“, в основе своей имеет
заражение гонорреей.
Такое широкое распространение гонорреи и ее губительные для
женского организма последствия обязывают быть знакомым как
с путями проникновения этой инфекции у женщины, так и с теми
симптомами, которыми она сопровождается.
Нужно считать, что занесение инфекции в женские половые
органы в подавляющем большинстве случаев почти исключительно
происходит путем полового общения.
Внеполовое внесение инфекции (через загрязненное белье, ирри-
гатором и пр.) у взрослых более чем сомнительно, так как гонококк
представляет собой весьма неустойчивый микроорганизм, который
сравнительно быстро погибает вне организма и в неподходящей
для него среде. Установлено, что гонококк погибает от высыхания
на белье в течение нескольких часов и, правда, сравнительно дольше
сохраняет свою вирулентность во влажной среде.
Внеполовому заражению у взрослых, вероятно, препятствует
также то обстоятельство, что гонококк при этом попадает на много-

220

слойный эпителий наружных половых органов, который представляет
собой довольно значительное препятствие к его дальнейшему
распространению.
Только у беременных, а также у детей, у которых эпителий наруж-
ных половых органов отличается сочностью и нежностью, развитие
воспаления наружных половых органов и влагалища происходит сравни-
тельно легко. Наблюдения действительно показывают, что заражения
сравнительно часто наблюдаются у детей при совместном их спанье
с матерями, страдающими гонорреей, при пользовании одной и той же
губкой, ночной посудой и пр. Легкость передачи гонорреи у детей дока-
зывается случаями эпидемического появления гонорреи половых органов
у девочек в приютах, воспитательных домах, где раз занесенная
инфекция передается совместным пользованием бельем, посудой
и тому подобными предметами.
Что касается симптомов и течения гонорройного воспале-
ния, то они представляют собой большое разнообразие. В типичных
случаях уже спустя 1—2 дня развиваются характерные симптомы
поражения мочеиспускательного канала, который приблизительно
в 90% вовлекается в процесс. У молодых женщин, только
что вступивших в половую жизнь, заражение уретры происходит
как правило; у женщин с широким входом во влагалище, особенно
у рожавших, чаще сначала поражается шейка матки и только затем
уж, вторично,—уретра.
В случаях острой гонорреи появляются боли в области моче-
вого пузыря, частое и болезненное мочеиспускание, сильное жжение.
Эти симптомы становятся особенно чувствительными, когда вслед-
ствие обильных гнойных выделений воспалению подвергаются и на-
ружные половые органы. Это встречается довольно часто и служит
причиной того зуда, на появление которого при гоноррее так
часто жалуются больные. Все эти симптомы в значительной степени
усиливаются, когда, правда — в исключительных случаях, присоеди-
няется и воспаление влагалища с обильными гнойными выделениями.
На-ряду с уретрой почти также часто поражается и шейка матки.
Обычно все симптомы воспаления так называемого нижнего
отдела полового аппарата спустя 2—3 недели, а иногда и раньше,
исчезают, притом в некоторых случаях настолько основательно,
что возникает даже вопрос о самопроизвольном излечении гонорреи
мочеиспускательного канала у женщины, что, однако, не всегда
имеет достаточные основания, если принять во внимание, как легко

221

возобновляются жалобы на болезненное мочеиспускание при малей-
ших к тому благоприятствующих поводах (перед менструацией, во
время беременности и пр.).
Часто воспаление принимает хроническое течение с не-
значительными явлениями и жалобами. В этих случаях нередко можно
отметить покраснение устьев бартолиниевых желез (т. наз. maculae
gonorrhoicae), припухлость железистых ходов около уретры, где
в течение долгого времени могут находиться настоящие скопления
вирулентных кокков, не дающих о себе знать никакими внешними
проявлениями. Поэтому больная может и не знать о своем заболе-
вании, и присутствие его обнаруживается только при свежем зара-
жении мужчины или в связи с обострением прежнего процесса.
В этих случаях мучительные симптомы появляются вновь, упорно
рецидивирует воспаление бартолиниевых желез, которое обычно
завершается образованием гнойника и причиняет тяжкие страдания.
Из нижнего отдела полового аппарата гоноррея проникает выше,
приобретая характер так наз. „восходящей гонорреи“, захва-
тывая матку, ее придатки — фаллопиевы трубы, яичники — и тазовую
брюшину.
Внутренний маточный зев служит весьма относительным барь-
ером, препятствующим проникновению гонококка, и довольно скоро,
особенно при внесении свежей инфекции, процесс быстро охваты-
вает весь половой аппарат женщины, проявляясь в тяжелой и бурной
по своим симптомам картине заболевания. Этот переход инфекции
тесно связан с некоторыми моментами, особенно тому благоприят-
ствующими и потому заслуживающими особого внимания, как-то:
менструация и послеродовой период, когда маточный зев открыт
и проникновение гонококков кверху происходит при колебаниях
внутрибрюшного давления и сильных движениях. Сюда нужно отнести
также половые эксцессы, вследствие чего в матке происходят анти-
перистальтические сокращения, втягивающие в ее полость инфициро-
ванный секрет шейки. Этот момент имеет большое значение особенно,
повидимому, перед и вскоре после менструации, когда вследствие
имеющегося кровенаполнения гонококки вновь начинают проявлять
свою агрессивность. Зондирование, введение в полость матки различ-
ных инструментов, слишком энергично произведенное спринцевание
также нередко способствуют заносу гонококков в полость матки.
Известно также, как опасны бывают охлаждение ног, низа жи-
вота, напряжение, резкие движения (спорт и т. п.).

222

Проникновение инфекции в полость матки, таким образом, про-
исходит иногда совершенно внезапно; женщина и не подозревает
часто, что ее „новая“ болезнь есть результат ее прежнего забо-
левания, о котором она, может быть, даже успела и забыть. Проник-
нув в полость матки, инфекция в подавляющем большинстве случаев
сопровождается характерными симптомами и довольно быстро, кроме
того, захватывает трубы, яичники и тазовую брюшину. С этого
момента почти всегда и начинаются все тяжелые
последствия гонорройного заболевания.
Само по себе воспаление труб сопровождается резкими
болезненными явлениями, повышениями температуры, которые и по
прекращении острых явлений сохраняют упорную наклонность
к постоянным обострениям и создают тот контингент больных, которые
так настойчиво принуждены искать врачебной помощи. Терзаемые
постоянными болями, отравляемые токсинами гнойных скоплений
в трубах, с разбитой нервной системой, при упадке питания, исто-
щаемые к тому же частыми и обильными кровопотерями, — эти
женщины приковываются к постели: им в тягость даже легкая ра-
бота. Эти больные заполняют курорты и часто, не получив желае-
мого облегчения, принуждены подвергаться тяжелым операциям,
вплоть до полного удаления половых органов — матки, труб, яични-
ков, что служит нередко источником новых страданий и мучений.
Но столь тяжелая картина гонорройного заболевания у женщины,
к счастью, выявляется не всегда так значительно, и процесс, огра-
ничиваясь на долгое время только нижним отделом полового тракта,
протекает более доброкачественно.
Нередко все симптомы после кратковременного острого начала
проявляются в виде длительного и хронического воспалительного
процесса, характеризующего собой общеизвестный тип „вечно“
больной женщины с постоянными жалобами на бели, которые так
упорно не поддаются лечению.
Здесь трудно изложить все то разнообразие симптомов в тече-
нии хронического гонорройного процесса, который то часто об-
остряется, то быстро сходит на-нет в своих проявлениях, то, наобо-
рот, заставляет женщину настойчиво и долго лечиться.
С большой долей вероятности все это в некоторых случаях
объясняется различными свойствами гонококка, который не всегда,
повидимому, отличается одинаковой вирулентностью. Это предполо-
жение находит себе подтверждение в том, что при продолжитель-

223

ном лечении гонорреи мужа, если процесс не излечен совершенно,
заражение у женщины дает преимущественно (не всегда, впрочем)
вялые формы воспаления. В некоторых случаях у супругов, нахо-
дящихся в длительном сожительстве и имеющих гоноррею, создается
даже своего рода привыкание к имеющимся у них гонококкам.
Правда, эта „малая вирулентность“ довольно относительна, так как
нередко проникновение такой, казалось бы, ослабленной инфекции
дает яркую вспышку воспалительного процесса у третьего лица.
Здесь трудно провести какие-либо строго определенные границы.
Известны, например, случаи, когда такого „привыкания“ не проис-
ходит, и каждое новое внесение супругом того же гонококка вызы-
вает новое обострение воспалительного процесса у женщины. По-
этому так необходимо при лечении больной женщины прекратить
половые сношения и лечить также и мужа.
Чтобы подойти к разрешению вопроса о различных свойствах
гонококка и изменений, им вызываемых, надо принять во внимание,
что гонококк не всегда, повидимому, находит благоприятную почву
для того, чтобы иметь возможность в полной мере обнаружить свое
разрушительное действие. Слизистая девственницы на внедрившийся
гонококк реагирует иначе, нежели слизистая, видоизмененная под
влиянием частых половых сношений. Замечено, что гонор-
ройный процесс у блондинок с нежными тканями распространяется
легче, чем у брюнеток. Влияние в этом отношении также изменен-
ной вследствие менструации, беременности, послеродового периода
среды, в которую попадает гонококк, на проявление его виру-
лентности в настоящее время не представляет сомнений. Насколько
„капризны“, однако, все эти условия, видно хотя бы из того, что
при благоприятных моментах для его распространения кверху, после
родов например, это происходит в одних случаях на 6—7—9 день
а нередко и значительно позднее — через 2—6—8 недель.
Учесть все подобные условия не представляется возможным. Это
вполне ясно обнаруживается при бактериологическом обследовании
женщины, страдающей гонорреей.
Нужно отметить, что в хронической стадии и при „латентной“
(скрытой) форме обнаружить гонококков часто представляется делом
чрезвычайно трудным, и для нахождения их приходится прибегать
к механическим и химическим раздражителям с целью усилить вы-
деления слизистой. Необходимо помнить, что и повторные отрица-
тельные исследования, в сущности говоря, мало доказательны.

224

Насколько относительна ценность отрицательного результата иссле-
дования, можно заключить из того, что в одном и том же случае
сегодня в выделениях гонококки могут отсутствовать, а на следую-
щий день их можно обнаружить в единичном числе, а то и в боль-
шом количестве, а через день еще в большем изобилии. Все это
объясняет также, почему не всякое половое сношение с женщиной,
страдающей гонорреей, ведет к заражению.
Как различно протекает гонококковая инфекция, видно из того,
что существует немало женщин, которые при гонорройном заболе-
вании не испытывают почти никаких неприятных симптомов, выпол-
няя свои обязанности, и, казалось бы, они не имеют необходимости
беречь себя от разного рода напряжений, усилий и таких случай-
ностей, как промачивание ног, охлаждение низа живота и пр.
Это именно те случаи, которые при отрицательных данных бакте-
риоскопии, при недостаточно длительном наблюдении их в дальней-
шем давали повод к ошибочным выводам об их излечении. С дру-
гой стороны, в связи с этим возникло убеждение, разделяемое
далеко не всеми, что внутренний зев служит достаточно прочным
барьером против распространения гонорреи в матку и трубы.
Несомненно, однако, такой взгляд не соответствует действительности.
Известно, что и совершенно бессимптомно протекающая, каза-
лось бы, инфекция может дать обострение воспалительного про-
цесса с тяжелыми изменениями со стороны матки, труб и яичников.
С другой стороны, наблюдения показывают, что изменения со сто-
роны этих органов не всегда протекают бурно, и восходящее раз-
витие воспалительного процесса происходит довольно медленно,
прокладывая себе дорогу постепенно. Это — одна из особенностей
гонорройного процесса, который у женщины вообще протекает
чрезвычайно разнообразно. В одних случаях симптомы — боли, по-
вышение температуры — выявляются в тяжелой картине, в других
они мало останавливают внимание больной.
Различны также последствия в зависимости от степени
повреждения слизистой, а в некоторых случаях и мышцы матки.
Здесь на-ряду с нормальным межменструальным циклом можно
встретить расстройство менструальной функции — значительные
кровопотери, бели, бесплодие, наклонность к выкидышам и пр.
Только современное развитие хирургии полости живота позволило
нам убедиться в том, что случаи гонорройного поражения матки,
труб и окружающей брюшины имеются даже там, где этого, каза-

225

лось бы, и не должно было бы ожидать. Это часто обнаруживается
при исправлениях положения так наз. „подвижной“, кзади запрокинутой
матки, где болезненные симптомы ошибочно приписываются непра-
вильному положению матки; также при внематочной беременности,
когда при чревосечении находят старые сращения и заболевание
другой не беременной трубы, что вполне ясно объясняет происхо-
ждение так нередко предшествующего при этом мало объяснимого
бесплодия у больной.
Считаясь с подобными фактами, нужно заключить, что восходя-
щая гоноррея нередко прокрадывается очень незаметно и, обнару-
живаясь только впоследствии рядом симптомов, дает тем самым
большой простор для произвольного толкования существующего
заболевания; с другой стороны, нужно признать, что не половина
женщин, имеющих гоноррею, страдает заболеванием придатков матки,
как это утверждает Зенгер, а значительно большая их часть.
Чтобы закончить вопрос о скрыто протекающей гоноррее, нужно
обратить внимание, что и при этой форме заболевания часто про-
исходят обострения воспалительного процесса с тяжелым пораже-
нием фаллопиевых труб, которые таким образом становятся непрохо-
димыми, и женщина страдает бесплодием и другими заболеваниями:
воспалением придатков матки, брюшины и пр. Это прекрасно
иллюстрируется часто встречающимися случаями, когда гоноррея
впервые проявляется после первых родов и женщина лишена воз-
можности иметь больше чем одного ребенка (Einkindsterilität). Не-
редко такое состояние развивается и после первого же произведен-
ного аборта у женщины, казалось бы, до того совершенно здоровой.
Одно это уже достаточно ярко свидетельствует о том, какое серьез-
ное и тяжелое заболевание представляет собой гоноррея. Нет осно-
ваний при этом утешаться, что не всякое заражение сопровождается
такими тяжелыми последствиями, так как мы никогда не можем
установить, какой оборот примет гоноррея и к чему воспалитель-
ный процесс в конце концов приведет. В этом и заключается
„коварство“ гонорройной инфекции, которая может обнаружиться
много лет спустя после заболевания, когда больная успела уже
основательно забыть о нем. Нередко, несмотря на тяжелые повре-
ждения фаллопиевых труб, женщины сохраняют прекрасное само-
чувствие и полную работоспособность.
Однако значительно чаще, и притом независимо от характера
распространения инфекции, хроническое гонорройное заболевание

226

придатков в течение многих лет тяжело отзывается на общем со-
стоянии здоровья, работоспособности и самочувствии больных
вследствие постоянных обострений воспалительного процесса, про-
исходящих иногда под влиянием самых ничтожных и незначитель-
ных причин.
Уже из этого краткого очерка видно, что борьба с гонорреей
представляет собой задачу, которую необходимо проводить с особой
настойчивостью. Поэтому необходимо тщательное лечение,
которое должно быть достаточно длительно и упорно. В общем же
рассчитывать, на успех лечения можно только в тех случаях, когда
оно производится своевременно. Если лечение начато, пока процесс
не перешел еще в матку, то можно иметь надежду на полное
излечение, а следовательно и добиваться его с наибольшей настой-
чивостью.
Это особенно относится к тем формам заболевания, где гоно-
кокк только временно не дает опасных для здоровья женщины
изменений и где терапия может предупредить внезапное обострение
процесса и таким образом избавить больную от разрушительного
действия гонорройной инфекции.
Все это возможно только при сознательном отношений к тем
опасностям, которые кроются в заболевании гонорреей. Поэтому
так необходима широкая популяризация сведений о сущности этого
тяжелого страдания и о тех опасностях, которые с ним связаны.

227

О СИФИЛИСЕ.
Проф. В. В. Иванов.
Вместе с перелоем и мягким шанкром сифилис, или люэс,
относится к так наз. венерическим болезням, т.-е. заболеваниям,
которые развиваются на половых органах вследствие заражения при
половых сношениях.
Если в прежнее время, когда еще только создавалось учение
о венерических болезнях, включение сифилиса в эту группу имело
свои основания, то в настоящее время сифилис рассматривается
как венерическая болезнь, пожалуй, лишь по старой привычке.
На самом деле: 1) сифилис — это не заболевание только поло-
вых органов, а заболевание всего организма; 2) заражение им про-
исходит не только при половых сношениях, но много чаще, по край-
ней мере у нас, среди деревенского населения, так наз. внеполовым
путем, а также путем врожденной передачи болезни.
Тем не менее, когда рассматриваются вопросы половой жизни
человека, никоим образом нельзя обойти молчанием вопрос о сифи-
лисе, и вот почему: 1) в городах сифилисом заражаются главным
образом при внебрачных половых сношениях, чаще всего с прости-
тутками; 2) проституция — это великое социальное зло — есть глав-
ным образом порождение неправильной половой жизни, которую
вынуждено вести человечество при капиталистическом строе.
Таким образом неправильная половая жизнь в распространении
сифилиса играет огромную и даже довлеющую роль. Ведь в деревню
и село, где сифилис передается от больного здоровому преимуще-
ственно внеполовым путем, он заносится, как правило, из городов;
следовательно, последствия неправильной половой жизни города,
порождающие культ Венеры, сказываются пагубным образом и на
деревне. Причина того, что сифилис в городах попреимуществу
распространяется половым путем, лежит в проституции; причина,

228

по которой он в деревнях распространяется попреимуществу внепо-
ловым путем — в темноте и невежестве. И проституция, и темнота,
и невежество обусловливаются условиями капиталистического строя,
и с этой точки зрения сифилис по справедливости можно назвать скорее
социальной, чем половой болезнью и еще менее венерической.
Если теперь учесть только что сказанное, и если вместе с тем
дать для сифилиса строго научно-медицинское определение как
хронического заразного заболевания всего организма, то этим можно
уже наметить главнейшие пути, по которым надо итти на борьбу
с распространением этой тяжелой болезни. Эти пути следующие:
1) коренное изменение условий социальной жизни человечества;
2) применение к сифилису тех мер общественной профилактики,
которые применяются по отношению к заразным болезням вообще
сообразно условиям и способам их распространения и их индиви-
дуальным особенностям;
3) обезвреживание всех носителей заразы, что по отношению
к сифилису равносильно применению энергичного, настойчивого
и правильного лечения всех сифилитиков, а это связано, между
прочим, с осуществлением принципа бесплатности лечения венери-
ческих болезней.
Так как не подлежит сомнению, что для проведения всех меро-
приятий, могущих дать хорошие плоды в сложном деле борьбы
с сифилисом, необходимым условием является участие в этой борьбе
всех и каждого, то ясно, что необходимо санитарное просве-
щение широких масс в этом вопросе. С этою целью и пишется
настоящая статья в расчете на то, что она даст знания о сифилисе,
между прочим, и тем, которым придется вносить просвещение
в. широкие слои общества.
Объять в этой популярной статье весь вопрос о сифилисе,
конечно, и нецелесообразно и непроизводительно. Здесь должны
быть изложены лишь главные данные из учения о сифилисе и отте-
нены наиболее важные факты.
Так как статья эта пишется не для студентов-медиков, а пред-
назначена для лиц, имеющих лишь среднее образование, а следова-
тельно профанов в медицине, то было бы не только бесполезно,
но даже вредно подробнее останавливаться на признаках болезни
и на лечении ее. Я говорю „вредно“ потому, что это дало бы
основание некоторым, как свидетельствует мой врачебный опыт,
упорно отыскивать у себя признаки воображаемого сифилиса, а не-

229

229
которым сифилитикам заниматься самолечением или искать врачей,
которые согласны лечить больных по программе последних. И то
и другое отразилось бы неблагоприятно — на первых потому, что они
могли бы заболеть так называемой „сифилофобией“, т.-е. болезнью
боязни сифилиса (см. ниже), а на вторых потому, что неумелым
лечением они нанесли бы вред своему здоровью.
Исторические данные. Венерические болезни предста-
вляют собою такие болезни, начало которых теряется в глубокой
древности. В сочинениях китайской литературы более чем за 2500 лет
до современного летосчисления есть описания поражений, похожие
на описания мягкого шанкра и сифилитических сыпей. В библии
за 1600 лет до с. л. есть описание признаков перелоя; Моисей
предписывает уже меры против заражения. У греческих писателей
Геродота и Гиппократа за 400 лет до современного летосчис-
ления, у римских в I и II веках современного летосчисления
(у Цельзия, Галена) также есть описание сифилиса.
О времени появления сифилиса в Европе мнения, однако, расхо-
дятся. По наиболее распространенному мнению, сифилис был ввезен
в Европу из Америки при ее открытии Христофором Колумбом.
За существование сифилиса в Америке до ее открытия свидетель-
ствуют многие данные и, между прочим, нахождение челове-
ческих костей с изменениями, свойственными сифилису. И вот
по возвращении своем из первого путешествия спутники Христо-
фора Колумба в 1493 году завезли сифилис в Испанию, а затем
последовало эпидемическое распространение этой болезни в 1494 г.
по Европе благодаря тому, что зараза прежде всего развилась среди
французских войск, осаждавших с Карлом VIII Неаполь; при посред-
стве этих войск эпидемия перешла в Италию, Францию и другие
государства Европы, в том числе и в Россию в 1499 г. По другому
мнению, это эпидемическое распространение сифилиса по Европе
только совпало с датой, близкой к открытию Америки: на костях,
находимых при археологических раскопках во Франции и Италии
и принадлежащих людям доисторического периода, были обнару-
жены изменения, которые в большой мере соответствуют сифили-
тическим. Таким образом, по этому мнению, эпидемическое распро-
странение сифилиса по Европе приписывается тоже войскам Карла VIII,
но уже носившим в себе самих заразу.
Как бы там ни было, в указанную эпоху свирепствовала сильная
эпидемия сифилиса, при чем эта болезнь в то время протекала

230

очень тяжело и уже с самого начала сказывалась тяжелым заболе-
ванием всего организма, гнойниковыми и язвенными поражениями
кожи, тяжелыми изменениями костей и внутренних органов и нередко
вскоре приводила к смертельному исходу. До половины следующего
столетия, благодаря ли особой ядовитости возбудителя болезни или
благодаря тому, что этот возбудитель попал на совершенно дев-
ственную восприимчивую почву, среди населения, которое до того
не болело сифилисом, зараза уносила массу жертв. В дальнейшем
болезнь постепенно приняла более легкое течение, что некоторые
объясняют более энергичным лечением ртутью — лечебным средством,
которое также известно из глубокой древности.
Врачи указанной эпохи, будучи сначала незнакомы, как следует,
с этой болезнью, обозначали ее различными названиями с нацио-
нальной окраской: так, французы, считавшие, что эта болезнь вывезена
из Неаполя, называли ее „неаполитанской болезнью“, немцы и англи-
чане— „французской болезнью“, голландцы—„испанской оспой“,
русские — „польской болезнью“ и т. д. В это же время появилось
название „венерическая болезнь“, „люэс венерический“. Наиболее
употребительное теперь название „сифилис“ происходит от имени
мифического пастуха Сифилуса, который, согласно дидактической
поэме Фракастора, за хулу Аполлона был последним наказан
этой болезнью. Конечно, ни в эпоху эпидемии сифилиса в Европе,
ни позднее не имелось каких-нибудь определенных статистических
цифр, указывающих на степень распространения сифилиса, и это
легко понятно; в старину о самых проявлениях сифилиса имели
смутное представление, и его часто смешивали с другими венери-
ческими болезнями. Современная статистика сифилиса также очень
неточна; это объясняется, между прочим, тем, что болезнь эта среди
населения любой страны считается позорной, а потому все попытки
собрать более точные цифры до сих пор не увенчиваются успехом.
Возбудитель сифилиса, его свойства и условия
заражения. Как уже было сказано, сифилис представляет собою
хроническую заразную болезнь. Хронической эта болезнь
называется потому, что, если оставить ее без лечения, она тянется
много лет, иногда 40—50—60 лет, и в конце концов сводит чело-
века в могилу.
Заразной болезнью сифилис называется потому, что у нее есть
свой возбудитель — микроорганизм, который передается от больного
к здоровому чаще всего через непосредственное соприкосновение,

231

например при половых сношениях, при поцелуе, или, реже, через
посредство каких-либо предметов, которыми до того пользовался
больной и на которые попал возбудитель сифилиса. Этот возбуди-
тель есть маленький живой организм — микроорганизм, которому
немецкие ученые Шаудин и Гофман, открывшие его в 1905 г.,
дали название бледной спирохеты.
Под микроскопом (см. рис.) бледная спирохета, или, как ее назы-
вают французы, бледная трепонема, выглядит в виде спирали
или штопора с крутыми завитками; в живом состоянии она обладает
характерными для нее движениями, которыми и отличается от других
многочисленных спирохет, напр. спирохеты возвратного тифа, спи-
рохеты, встречающейся иногда при раке, и других спирохет, из кото-
рых некоторые по своему наружному
виду имеют с ней большое сходство.
Всякий знает, что в природе су-
ществует, например, много разновид-
ностей грибов, отличить которые друг
от друга не так легко; еще труднее,
конечно, отличить под микроскопом
один микроорганизм от другого; для
этого нужны и знание и опыт, а потому
не всякий, кто обладает микроскопом
и умеет смотреть в него, сможет рас-
познать бледную спирохету; необхо-
димо иметь большой навык.
Бледная спирохета содержится во всех сифилитических продук-
тах и живет попреимуществу в тканях организма; она сравнительно
редко и в небольшом количестве попадает в кровь. В моче, слезах,
в молоке женщины она обыкновенно не живет, и если иногда мо-
жет встречаться в этих секретах и экскретах, то лишь в том слу-
чае, когда на слизистой оболочке органов, выделяющих эти жидко-
сти, имеются сифилитические поражения, и бледные спирохеты
из этих поражений могут примешаться к указанным жидкостям.
В слюне возбудитель сифилиса встречается очень часто, ибо сифи-
литические поражения ротовой полости, особенно в первые 2 года
болезни, у тех больных, которые не лечатся, наблюдаются почти
постоянно. Понятно, все эти продукты, а также и кровь сифили-
тиков могут служить и иногда служат источником заражения. Особ-
няком стоит слюна сифилитика — она в силу сказанного очень
Рис 1. Бледная спирохета.

232

заразительна; этим и объясняется, почему в жизни так часто
наблюдается внеполовое заражение сифилисом при поцелуях, при еде
из общей посуды, при питье из одного стакана и т. д.
Слизь половых органов, особенно у женщин, также может
содержать в себе бледные спирохеты, даже тогда, когда на наруж-
ных половых органах нет никаких заметных сифилитических пора-
жений; эти поражения могут находиться на внутренних половых
органах, например на шейке матки или в канале шейки, и спиро-
хеты отсюда могут примешаться к слизи. Этим и объясняется, почему
при половых сношениях с женщиной нередко наблюдается зараже-
ние, несмотря на то, что на наружных половых органах нельзя
найти никаких сифилитических высыпаний. Если теперь прибавить,
что сифилитические высыпания встречаются на половых органах
одинаково часто с высыпаниями ротовой полости, то понятно, почему
сифилис легко передается при половых сношениях.
Что касается тех сифилитических сыпей, которые располагаются
на коже, т.-е. пятен (розеола), так называемых папул и даже пры-
щиков, то они в общем мало заразительны, так как спирохеты не
выходят на поверхность кожи, если целость наружного покрова
кожи, т.-е. так наз. надкожицы, или эпидермиса, не нарушена.
Конечно, если целость надкожицы нарушена, то спирохеты из
глубины легко выходят на поверхность и могут заразить здоро-
вого человека. Поэтому чрезвычайно заразительны те высыпания,
которые располагаются на наружных половых органах и у заднего
прохода как у мужчин, так и у женщин и которые носят название
мокнущих папул или широких кондилом; здесь под влия-
нием пота, слизи и других выделений из половых органов, особенно
у субъектов нечистоплотных, надкожица размягчается, осадняется,
и спирохеты легко выходят на поверхность — вот еще причина,
почему сифилис легко передается при половых сношениях.
На вопрос, может ли сифилитик, у которого нет никаких замет-
ных высыпаний на коже или на слизистых оболочках, т.-е. болезнь
которого находится в скрытом состоянии, заразить другого субъекта,
следует ответить утвердительно. На практике, однако, при подобных
условиях заражение происходит сравнительно редко. Надо еще знать,
что различные сыпи на коже и слизистых не сифилитического
характера, имеющиеся у сифилитиков, могут содержать в себе блед-
ные спирохеты и, следовательно, служить источником заражения.
Вот почему в прежнее время нередко наблюдалось заражение сифи-

233

лисом при прививке оспы, когда для прививок собирали оспенную
лимфу от людей, т.-е. прививки делали от человека к человеку.
В настоящее время этого не должно наблюдаться, так как теперь
пользуются оспенным детритом от телят, у которых, как известно,
сифилиса не бывает.
Таким образом, как мы видим, весьма заразительными являются
слюна сифилитиков, слизь и выделения из половых органов и так
называемые мокнущие папулы на половых частях. Все другие про-
дукты сифилиса, а также кровь и такие выделения, как моча,
семенная жидкость и т. п., могут также быть заразными. Заразитель-
ным может быть и сифилитик, у которого даже нет никаких заметных
проявлений болезни. При таких условиях можно было бы удивляться,
что до сих пор не все перезаразились друг от друга. Удивительного,
однако, в этом ничего нет. Для заражения требуется, чтобы бледные
спирохеты попали от больного к здоровому в относительно большом
числе и чтобы на том месте, куда попадает заразная материя, име-
лось хотя бы и мало заметное повреждение верхних слоев кожи
или слизистых оболочек. В силу этого не всякое соприкосновение
с сифилитическими спирохетами вызывает неминуемо заражение;
поэтому-то не всякий раз половое сношение или поцелуи с сифи-
литиком, у которого имеются даже обильные сифилитические вы-
сыпания во рту или на половых частях, неизбежно ведут к зараже-
нию; поэтому-то сифилитик без проявлений сифилиса в сущности
мало заразителен. Жизнь дает этому много примеров. Так, например,
наблюдается, что несколько субъектов один за другим имеют по-
ловое сношение с сифилитичкой с заразными проявлениями сифи-
лиса, а заражаются далеко не все из них. Наблюдается, что субъект,
имеющий заразные проявления сифилиса на половых органах и
не ведающий о своей болезни, как ни в чем не бывало, продол-
жает долгое время вести совместную брачную жизнь, имеет с женой
половые сношения, и тем не менее жена остается здоровой. Конечно,
бывает и наоборот: сифилитик, у которого нет заметных проявлений
сифилиса на половых частях, знающий о своей болезни и, не следуя
советам врачей, все же имеющий „изредка“ сношения с женой
и даже прибегающий при этом к некоторым предосторожностям,
все же в конце концов заражает ее половым путем.
С другой стороны, указанными условиями легко объясняется, между
прочим, причина, почему внеполовое заражение происходит чаще
всего через рот и почему так часто происходит заражение при

234

половых сношениях. Дело в следующем: на губах нередко наблю-
даются маленькие трещины, а в ротовой полости при еде, особенно
при испорченных зубах, легко образуются маленькие ссадины, через
которые легко могут проникнуть спирохеты; при половых сноше-
ниях в силу трения естественно нередко происходят небольшие
повреждения и порезы, например волосами, и к тому же заразное
начало как бы втирается в такую ссадину. Поэтому ничего нет
удивительного, что заражение особенно легко при половых сноше-
ниях происходит в пьяном или полупьяном виде, когда похотли-
вость повышается, а самый акт совокупления затягивается. Здесь
вовсе не нужно, чтобы на половых органах было большое количе-
ство сифилитических высыпаний, здесь даже при отсутствии высы-
паний и без того есть благоприятные условия для заражения.
Выше было указано, что заражение от сифилитика может про-
изойти не непосредственно через соприкосновение, а через посред-
ство различных предметов, которыми пользовался сифилитик с за-
разными проявлениями болезни. По счастью для человечества, такой
способ зараженяя в жизни встречается относительно редко и про-
исходит лишь при особых благоприятных условиях. Это объясняется
свойством сифилитической спирохеты: она очень чувствительна к t°
внешней среды и легко погибает при высыхании. Поэтому во внеш-
ней среде заразный материал сохраняется недолго. Может ли блед-
ная спирохета после высыхания вновь при смачивании приобретать
способность к жизни и к заражению, как это свойственно другим
микроорганизмам, — вопрос этот теоретически остается еще не совсем
разрешенным. Повидимому, к счастью для человечества, как говорят
по настоящее время исследования и наблюдения, при высыхании
гноя или слюны бледная спирохета гибнет окончательно, а потому
предметы, которыми пользуется сифилитик, особенно у которого
к тому же нет видимых проявлений болезни, большинство не
считает заразительными при условии, если они пролежали без упо-
требления несколько дней.
Сообщенные выше факты о заразительности были известны
частью уже давно, но более научное освещение вопроса о способах
и условиях заражения сифилисом получилось за последние 2 десяти-
летия, после того как наш соотечественник, великий и талантливей-
ший ученый Илья Ильич Мечников († в 1916 г.) доказал
возможность прививки сифилиса обезьянам. Таким путем была дана
возможность изучать эту болезнь на животных опытным путем.

235

В известной связи с этим открытием немецкие ученые Шаудин
и Гофман нашли в 1905 г. возбудителя сифилиса — бледную
спирохету. В последующие годы было доказано, что эта спиро-
хета может расти вне организма в чистой разводке на искусствен-
ных питательных средах, а также было доказано, что сифилис
прививается не только обезьянам, но и другим животным, особенно
легко кроликам. Последние в настоящее время и служат излюблен-
ными лабораторными животными, на которых изучают сифилис опыт-
ным путем.
В естественных условиях бледная спирохета вне человеческого
организма, насколько мы это по сие время знаем, не живет. У жи-
вотных сифилис в природе также не известен. Так наз. случная
болезнь лошадей, как теперь доказано, с сифилисом ничего общего
не имеет. У кроликов, как установлено в последнее время, встре-
чается заразная болезнь на половых органах, которая вызывается
также спирохетой, и притом по внешнему своему виду очень сходной
с сифилитической бледной спирохетой; эта болезнь, однако, во мно-
гом отличается от человеческого сифилиса.
Течение болезни и признаки ее. Прежде чем иллюстри-
ровать приведенные сведения об условиях заражения сифилисом не-
сколькими примерами, а также несколько подробнее остановиться
на изложении способов заражения, посмотрим, как проявляет себя
болезнь, раз произошло заражение, или, другими словами, бледная
спирохета попала в организм до того здорового субъекта, или, точнее,
субъекта, у которого раньше не было сифилиса.
Если заражение происходит при половых сношениях, то на по-
ловых органах или где-нибудь по соседству с ними, например
на лобке, в паху, у заднего прохода, через 2—3 недели после
полового сношения обнаруживается обыкновенно безболезненная
или мало болезненная поверхностная язва или ссадина, кругом
которой можно прощупать затвердение. Эта язва или ссадина
называется твердым шанкром. При внеполовом способе зара-
жения такой твердый шанкр располагается не на половых частях,
а, например, на губе, языке, подбородке, пальце. Спустя 1—2 недели
поблизости от твердого шанкра припухают подкожные (лимфатиче-
ские) железы, которые при ощупывании отличаются плотностью
и почти всегда безболезненны. Обыкновенно в течение дальнейших
3—4 недель других проявлений болезни не замечается, и заразившийся
в общем чувствует себя здоровым. Это не значит, что зараза еще не

236

разошлась по всему организму. Исследования последних лет показали,
что бледная спирохета проникает в различные органы уже вскоре
после заражения по лимфатическим и кровеносным сосудам и даже
иногда по нервным стволам. Первое время, однако, зараженный орга-
низм справляется с ней еще довольно легко — спирохета еще не
успевает приспособиться к новым тканям и сокам, почему и не вызывает
заметных признаков заболевания других органов. И в течение сле-
дующих 2 недель часто не наблюдается других признаков болезни,
все ограничивается только твердым шанкром и припуханием соседних
лимфатических желез. Нередко, однако, больные, особенно женщи-
ны, на 4—6 неделе от появления твердого шанкра начинают чув-
ствовать себя нездоровыми: у них появляются общая разбитость,
ломота в костях, боли в мышцах, головные боли, небольшая лихо-
радка, они бледнеют, худеют, и все это сами они объясняют
обыкновенно простудой, особенно если не замечают у себя на по-
ловых органах или где-либо в другом месте твердого шанкра;
последний ведь может быть очень маленьким, безболезненным и,
следовательно, мало заметным. Женщины, если твердый шанкр
имеет и большие размеры, часто даже не подозревают о его суще-
ствовании, так как им трудно осмотреть, как следует, свои половые
части, особенно если он располагается глубже, например на шейке
матки и в канале ее. Так проявляется сифилис в его первом
(первичном) периоде, который тянется 4—6 недель, считая
от появления твердого шанкра, или 6—9 недель, считая от заражения.
Но вот проходит этот срок. Теперь начинают появляться ясные,
характерные признаки заболевания всего организма — наступает
второй (вторичный), или кондиломатозный, период
болезни, который тянется в среднем 3 года. У больного припухают
в различных местах подкожные (лимфатические) железы, появляются
розовые пятна — розеолы, сухие и мокрые прыщи — папулы,
кондиломы, струпья, язвы — пустулы: по телу, во рту, на по-
ловых органах, у заднего прохода. Иной раз бывает лихорадка, болят
и припухают кости, суставы, мучительно болит голова, особенно
по вечерам, падают волосы с образованием множественных мелких
плешинок; другой раз заболевают глаза, болит горло, сипнет голос,
развивается тугость слуха, или даже больные глохнут, появляется
желтуха, появляется воспаление почек; иногда происходит паралич
глазных мышц, отчего развивается опущение века или косоглазие,
паралич лицевого нерва, паралич нижних конечностей (воспаление

237

спинного мозга) и т. п. Нередко заболевший худеет, становится
слабым, бледным, малокровным и т. д. Некоторые болезненные явления
могут проходить при слабом лечении и даже сами собой, затем
появляются вновь, снова проходят, и так может повторяться не-
сколько раз.
Надо знать, что не у каждого больного наблюдаются все эти
признаки болезни; часто сифилис во втором периоде обнаруживается
лишь очень немногими признаками, которые легко просмотреть.
Так, например, бывает, что заразившийся сифилисом во все время
второго периода болезни чувствует себя совершенно здоровым, и
вся болезнь выражается лишь мало заметной сыпью, состоящей
из розовых пятнышек, разбросанных по телу. Так как эта сыпь
не чешется, не болит, то больной может ее и не заметить. Точно
также больной может легко просмотреть и те язвочки, которые
часто наблюдаются во рту, так как и здесь они по большей части
не вызывают болезненных ощущений.
Наблюдается, однако, изредка очень тяжелое и быстрое течение
болезни со многими тяжелыми проявлениями, при чем иногда уже
во втором периоде сифилис может закончиться смертью, или через
]/2—1 год наступает следующий период болезни; такой сифилис
носит название злокачественного. Такое тяжелое течение
болезни иногда наблюдается у лиц, до того совершенно как будто
здоровых, чаще же у алкоголиков и у лиц, которые заразились
в старческом возрасте.
Как бы ни протекал сифилис во втором периоде, — со многими
признаками болезни или с немногими, — этот период тянется обыкно-
венно около 3 лет, редко дольше.
Затем болезнь как бы скрывается и может переходить в тре-
тий (третичный), или гуммозный, период; теперь болезнь то дол-
гое время не дает себя знать ничем, находится как бы в скрытом
состоянии, то через 3—4—5 лет после заражения или еще позд-
нее проявляется более или менее глубокими язвами кожи или болез-
ненными явлениями в костях, в носу, в глотке, при чем могут
провалиться нос, обезобразиться лицо, распухнуть суставы, обра-
зоваться опухоли в костях, загнить кости, появиться разъедающие
язвы, особенно на ногах, и т. п. Эти болезненные явления обыкно-
венно сами собой не залечиваются, но уступают довольно легко,
иной раз даже слабому лечению, могут повторяться и опять за-
лечиваться. Сама болезнь, однако, не проходит, а скрытно таится

238

внутри тела и обнаруживается спустя несколько лет сифилитиче-
скими заболеваниями важных для жизни внутренних частей тела
(органов), как сердце, кровеносные сосуды, головной и спинной
мозг, печень, почки и т. д. Иной раз поражаются горло, глаза,
ухо. Нет ни одного органа в теле человека, который бы не мог
пострадать от сифилиса; от этой жестокой болезни можно и оглох-
нуть, и ослепнуть, и потерять голос, и сойти с ума (прогрессив-
ный паралич), и получить паралич или одной половины тела или
нижних конечностей (удар), и спинную сухотку, и грудную жабу,
и водянку, и т. д., и т. д. Теперь лечить становится гораздо труд-
нее, а иной раз вылечить уже совсем нельзя. Вот как коварно
и как долго гложет эта болезнь человека, чтобы в конце концов
свести его в могилу, если больной не погибнет раньше от какой-либо
другой болезни или причины. Нередко, однако, бывает, что смерть
сифилитика от какой-либо другой болезни в сущности именно и на-
ступает потому, что важные для жизни органы и системы, как
сердце, кровеносные сосуды, нервная система, почки и т. д., сильно
пострадали, или, другими словами, были повреждены сифилисом.
Из сказанного мы видим, какими разнообразными проявлениями
выражается эта тяжелая болезнь; но так тяжело сифилис
протекает только у больных, которые или не ле-
чатся вовсе или лечатся плохо. Если же начать лечить
болезнь как можно раньше, в первом периоде ее, то очень часто
с ней можно справиться в самом начале, т.-е., как говорят, обо-
рвать или абортировать её; тогда сифилис не переходит ни во вто-
рой, ни в третий период, а вылечивается совсем. Если лечение начато
во втором периоде, то и тогда очень часто наблюдается полное
излечение, и самый опасный период болезни — третий — не наступает.
Если больной обращается к врачу лишь тогда, когда у него
появляются признаки третьего периода сифилиса, то излечить бо-
лезнь уже значительно труднее, но нередко и в этом периоде
при настойчивом лечении можно добиться полного успеха. Еще
более трудно поддаются излечению прогрессивный паралич и спин-
ная сухотка, которые некоторыми рассматриваются как проявления
четвертого периода сифилиса, или как метасифилити-
ческие или парасифилитические заболевания.
Врожденный или наследственный сифилис. Мы уже
знаем, какие тяжелые расстройства вызывает сифилис у нелеченных
или плохо леченных сифилитиков, все равно заразились ли они

239

половым или внеполовым путем, в младенчестве, в детстве, в юно-
сти, в зрелом или старческом возрастах; этот сифилис носит на-
звание приобретенного сифилиса. Но этим великое зло,
причиняемое этой болезнью, еще не ограничивается. От сифилиса
страдает не только сам больной, но весьма нередко и его потом-
ство, так как родители, больные сифилисом, могут передать свою
болезнь детям еще до их появления на свет. Такой сифилис, пере-
данный ребенку еще в утробе матери, носит название врожден-
ного сифилиса.
По современным взглядам, врожденный сифилис может пере-
даться в утробе матери только в том случае, если сама мать зара-
жена сифилисом.
По большей части больной плод погибает еще до рождения
и беременность, следовательно, кончается выкидышем или рожде-
нием мертвого ребенка.
Иной раз плод выживает и родится на свет живым, но настолько
истощенным и худым — без кровинки в лице, без капельки жира
в теле, с морщинистой старческой кожей, — что умирает через не-
сколько часов или дней. Бывает и так, что ребенок рождается
с явными признаками наследственного сифилиса, с различными за-
разными поражениями кожи, сифилитическим насморком, с сифили-
тическими поражениями костей и суставов, а также внутренних
органов; такой ребенок обыкновенно родится очень истощенным
и слабым и, даже несмотря на лечение, часто вскоре умирает.
Иной раз ребенок родится на вид здоровым, но недели через
3—4 или несколько позднее у него развивается насморк, который
постепенно все становится сильнее: из носу течет гной, ребенку
трудно дышать, и он задыхается, когда берет грудь; в это же
время на коже показываются такие же сыпи (пятна, сухие и мокрые
прыщи, язвочки, коросты), как и у взрослых во втором периоде
болезни; сильно мокрые прыщи (мокнущие папулы) выступают осо-
бенно у заднего прохода, вокруг рта, под мышками, в паху; на
ладонях и подошвах нередко появляются пузыри. Все эти проявле-
ния болезни сильно беспокоят ребенка, он падает в весе, но все
же при лечении может поправиться; однако впоследствии болезнь
у него обыкновенно повторяется и может привести ко всем тяже-
лым последствиям, как и у взрослых.
Случается и так, что от больных сифилисом родителей ро-
ждается как будто здоровый ребенок, у которого ни вскоре после

240

рождения, ни в течение нескольких лет не замечается никаких яв-
ных признаков болезни, и лишь на 8—10 году жизни, а то и позд-
нее, появляются признаки болезни, соответствующие третичному
периоду ее; такой сифилис в медицине носит название позднего
врожденного сифилиса.
Особенно характерным для такого сифилиса считается тот при-
знак, который носит название триады Гутчинсона — знамени-
того талантливого английского врача; эта триада состоит в свое-
образном изменении зубов-резцов, поражении роговой оболочки
глаза и органа слуха (глухота).
Вот как разнообразно дает себя знать врожденный сифилис.
Если мы теперь вспомним, какие тяжелые последствия влечет за
собой сифилис у взрослых, нам не придется удивляться, что на
зародыше и на ребенке, подобно тому как на семени и на моло-
дом растущем деревце, эта коварная болезнь скажется еще тяжелее,
чем на взрослом. Поэтому понятно, что врожденный сифилис не-
редко служит причиною различных телесных и умственных недо-
статков: сколько уродов, карликов, идиотов, падучных, параличных,
слепых, глухих, немых и т. п. производят на свет родители-сифи-
литики! В общем можно сказать, что потомство родителей-сифили-
тиков очень немногочисленно и недолговечно, нередко оно бывает
низкого роста, хилого сложения, с тонкой, сухой, грязной на вид
кожей, со скудными волосами на бороде, усах и на половых
частях. Конечно, такие люди редко доживают до старости и легко
погибают от различных болезней в сравнительно молодом возрасте.
Надо еще знать, что сифилис может отразиться вредно на по-
томстве не только характерными для него признаками, т.-е. измене-
ниями, свойственными только самому сифилису и вызываемыми воз-
будителем этой болезни — бледной спирохетой, но, как и всякая
другая тяжелая болезнь, общим недостатком развития всего орга-
низма или отдельных его частей. От этого у потомства сифилитиков
также наблюдаются различные признаки вырождения физиче-
ского и психического.
Передается ли врожденный сифилис дальше, из поколения в по-
коление, т.-е. от бабки к матери и затем внуку,—этого мы еще
с полной достоверностью не знаем, но по теоретическим сообра-
жениям должны допустить такую возможность, тем более, что
имеются в небольшом количестве наблюдения, которые свидетель-
ствуют как будто о такой передаче.

241

Всякий, кто усвоил эти краткие сведения о врожденном или на-
следственном сифилисе, конечно, поймет, какое несчастье вносит
эта болезнь не только в семью, но и дальше в потомство, и как
она тяжело отражается на здоровьи всего народа, на его телесных
и духовных силах.
Нужно, однако, знать, что все, что мы говорили о потомстве
родителей, больных сифилисом, касается тех родителей, которые
вовсе не лечили своей болезни или лечили ее недостаточно хорошо.
Имеет также значение и то, в каком периоде болезни — во вто-
ричном или третичном — находилась мать во время беременности.
Чаще всего врожденный сифилис передается ма-
терью во вторичном периоде, в третичном же пе-
риоде эта передача происходит гораздо реже. По-
этому-то люди, заразившиеся сифилисом, будь то
мужчина или женщина, не должны вступать в брак
и иметь детей по крайней мере в течение первых
3 лет болезни, даже если они лечатся хорошо.
Хорошее же лечение сифилиса родителей, как это показали много-
летние наблюдения опытнейших врачей, в огромном большинстве
случаев, особенно у мужчин, по истечении 3 лет болезни устра-
няет опасность передачи сифилиса детям. Также очень много можно
сделать при правильном лечении и для поправления здоровья детей,
которые получили врожденный сифилис, конечно, если начать лече-
ние во-время и если болезнь с самаго начала не сказалась очень
тяжелыми признаками.
Вообще же надо знать, что врожденный сифилис грозит более
тяжелыми последствиями и труднее уступает лечению, чем сифилис
приобретенный; поэтому тот, кто имел несчастье заразиться сифи-
лисом, даже и при хорошем лечении, не должен иметь детей по
крайней мере в течение первых трех лет своей болезни.
Особенно это должна знать женщина, которой следует рекомен-
довать не иметь детей несколько более долгий срок, и во время
беременности, во избежание всякого риска родить больного ребенка,
проделать курс лечения. На вопрос, который часто задается больными,
да могут ли они иметь вообще здоровых детей, следует ответить
совершенно утвердительно, но лишь при условии хорошего предвари-
тельного лечения и исследования состояния здоровья матери и отца.
Как происходит заражение сифилисом? Половой
и внеполовой способ заражения. Мы уже знаем, что

242

сифилис есть заразная болезнь, вызываемая особым микробом —
бледной спирохетой. Для заражения необходимо, чтобы
бледная спирохета попала от больного человека к здоровому через
какую-нибудь царапину или ссадину на коже или на слизистой
оболочке. Вовсе не нужно при этом, чтобы ссадина или царапина
была велика; она может быть очень маленькой, даже незаметной,
и все же спирохета может проникнуть через такую маленькую сса-
дину или царапинку и вызвать на месте ее твердый шанкр, т.-е., дру-
гими словами, произвести заражение сифилисом. Твердый шанкр мо-
жет образоваться на самых различных участках кожи и слизистой обо-
лочки: и на половых частях, и на бедрах, и у заднего прохода, и на
животе, и на подбородке, и на веке, и на губах, и во рту и т. д.
Спрашивается теперь, откуда же попадает на ссадину бледная
спирохета? Нам уже известно, что при сифилисе на различных
местах тела, особенно на половых частях, у заднего прохода, во рту,
появляются различные мокрые прыщи, болячки, язвочки, отделяю-
щие гной или сукровицу. Вот в этой-то сукровице и содержится
очень много бледных спирохет; понятно, если такая сукровица или
гной попадут на ссадину, — вместе с ними попадут и спирохеты,
а значит и произойдет заражение. Поясним сказанное несколькими
примерами, которые чаще всего наблюдаются в жизни.
Первый пример. Здоровый человек, будь то мужчина или жен-
щина, имеет половое сношение с больным, у которого на половых частях
есть сифилитические язвочки или прыщики; во время сношения, конечно,
на половых частях могут легко образоваться ссадины, и на эти ссадины
попадут сукровица или гной с сифилитических прыщиков или язвочек
вот и произошло заражение, вследствие чего через 2—3 недели на половых
частях появится твердый шанкр.
Второй пример. Разумеется, при половых сношениях может про-
изойти заражение через ссадину не на половых частят, а, напр., на губе,
на грудном соске и т. п., если больной субъект с сифилитическими папу-
лами во рту будет в припадке сладострастия целовать или даже кусать
своего партнера. Хотя здесь твердый шанкр появится на губах или соске
или где-нибудь не на половых органах, все же заражение в данном случае
произойдет половым путем вследствие потового сношения. Поэтому не
всякий твердый шанкр, который располагается не на половых органах,
а, напр., на пальце, на языке, на губах рта, грудном соске, происходит от
внеполового заражения. Надо учитывать и неестественные способы половых
сношений. Обратно, не всякий твердый шанкр, который локализуется на
половых органах, свидетельствует о половом заражений.
Третий пример. Раввин, больной сифилисом, с проявлениями его
во рту, при ритуальном обрезании крайней плоти высасывает кровь с поло-

243

вого члена ребенка и, конечно, что неоднократно случалось, прививает
твердый шанкр на половом члене.
Четвертый пример. Нянька, у которой имеются на половых
частях сифилитические папулы, подтирает свои половые части полотенцем
и затем по небрежности или невежеству подтирает тем же полотенцем
половые части маленькой девочки, в результате чего у последней на половых
частях появляется твердый шанкр.
Пятый пример. Здоровая женщина кормит грудью чужого ребенка,
родившегося от родителей, больных сифилисом; у такого ребенка во рту
имеются сифилитические болячки, гной с этих болячек смешивается со слю-
ной, и вот слюна, содержащая спирохеты, попадает на какую-нибудь сса-
динку на соске кормящей женщины и вызывает здесь образование твердого
шанкра, а следовательно и заражение сифилисом.
Шестой пример. Больной с сифилитическими болячками во рту
целует своего отца или мать; в слюне такого больного всегда содержатся
бледные спирохеты, и вот слюна, попав на какую-нибудь царапинку или
ссадинку на губе отца или матери, производит заражение, вследствие чего
на губе здорового человека через 2—3 недели появится твердый шанкр.
Седьмой пример. Больной с сифилитическими болячками во рту,
пообедав, оставляет не вымытыми ложку или чашку; и на ложке и на
чашке легко могут остаться слюна или гной, содержащие спирохеты;
вскоре после этого здоровый человек берет немытую посуду и садится
за еду; понятно, что при этом с ложки или чашки слюна или гной могут
попасть на какую-нибудь ссадинку во рту здорового человека, и вот опять
произошло заражение, при чем твердый шанкр развивается теперь где-ни-
будь во рту, напр. на языке или щеке.
Восьмой пример. Больной сифилисом сапожник с сифилитиче-
скими болячками во рту, работая в мастерской, набирает в рот деревянные
гвозди для подбивки подошвы; окончив работу, он бросает обратно остав-
шиеся гвозди в общую коробку; другой, здоровый сапожник вскоре после
этого набирает себе в рот гвозди, побывавшие во рту у больного и, конечно,
смоченные заразной слюной; и вот у здорового до того человека через не-
сколько времени где-нибудь во рту развивается твердый шанкр.
Первый и второй примеры объясняют, почему и как происходит
заражение сифилисом при половых сношениях, или, как говорят,
половым путем; остальные примеры показывают, что зараже-
ние сифилисом часто происходит и без половых сношений, как
говорят, — внеполовым путем.
Можно было бы привести еще очень много примеров тому,
как происходит заражение сифилисом внеполовым путем, но пере-
числить все способы заражения очень трудно, да это и не нужно.
Уже из приведенных примеров каждый, поразмыслив, поймет, при
каких разнообразных условиях происходит заражение сифилисом
в жизни.

244

Каждому теперь должно быть ясно, почему сифилисом можно
заразиться, напр., при поцелуе или через брызги слюны, попадаю-
щие от больного на какую-нибудь царапинку у здорового чело-
века, через общую посуду, через недокуренную папиросу, через
трубку, через общее полотенце и вообще через всякий предмет,
которым незадолго до того пользовался заразный сифилитик; по-
нятно также, почему больные сифилисом кормилицы или няньки
передают свою болезнь здоровым детям, и, наоборот, больные
дети — здоровым кормилицам или няням. Неудивительно также, что
в мастерских, ремесленных заведениях, на фабриках и заводах не-
редко наблюдается внеполовой способ заражения; ведь здоровые
и больные работают вместе одними и теми же инструментами или
пользуются при работе одними и теми же вещами (пуговицами,
крючками, нитками, дратвой, гвоздями и пр.) и при этом по привычке
и для удобства работы берут как инструменты, так и вещи в рот.
Мы уже знаем, что в городах сифилис передается чаще всего
при половых сношениях, в деревнях же чаще наблюдается внеполо-
вой способ заражения. Происходит это главным образом оттого,
что в городах значительно чаще, чем в деревнях, молодые люди
имеют внебрачные сношения; при этом лечение сифилиса в горо-
дах ведется лучше, чем в деревнях, и больные сифилисом полу-
чают чаще от врачей наставления, как нужно вести себя, чтобы
не передать заразу внеполовым путем. Кроме того, городские жи-
тели лучше, чем деревенские, осведомлены о том, что заражение
всякими болезнями чаще происходит там, где люди живут скученно
и тесно, где люди не соблюдают правил опрятности и простой
чистоты. В деревнях, даже в зажиточных семьях, люди едят из об-
щей посуды, спят на общих постелях, утираются общим полотен-
цем, кормят нескольких грудных детей одной и той же соской,
зализывают раны языком, вылизывают соринки из глаз, редко моют
руки и т. д. Если знать, что на всех этих предметах может на-
ходиться яд, попавший от заразного сифилитика, — станет понятным,
почему в деревнях сифилис попреимуществу распространяется
внеполовым путем и почему у нас попадались деревни, где все
население больно сифилисом. Как это происходит, лучше всего
можно уяснить себе следующим примером. Положим, что в де-
ревню возвращается с военной службы солдат, больной сифилисом;
он заражает половым путем свою жену или внеполовым путем мать
или отца; те, не подозревая о болезни, передают ее своим детям;

245

дети во время игры заражают соседских детей, от детей заража-
ются взрослые, и вот сифилис переходит из одной избы в другую,
и в конце концов заражается поголовно все население деревни.
В приведенном примере заносчиком заразы в деревню был солдат,
вернувшийся с военной службы; в другой деревне заражение может
начаться от фабричного работника или работницы, приехавших на по-
бывку в деревню и успевших в городе заразиться сифилисом; бывает,
что зараза в деревне начинается от больного сифилисом питомца, взя-
того на воспитание из воспитательного дома или из чужой семьи.
Сифилис — болезнь не позорная. Итак, мы теперь уже
знаем, что заражение сифилисом у нас по большей части происхо-
дит внеполовым путем, а потому совсем неправильно считать сифи-
лис дурною, позорною болезнью. Между тем взгляд на сифилис
как на позорную болезнь очень распространен, а потому люди,
имевшие несчастье заразиться сифилисом, всячески стараются
скрыть свою болезнь От этого происходит очень большое зло:
скрывающий свою болезнь обыкновенно лечится кое-как, испод-
тишка, а то и совсем не лечится, боясь, чтобы как-нибудь не
проведали о его болезни родные и знакомые. Скрывая свою болезнь,
больной лишает возможности здоровых принимать те или другие
меры предосторожности против заражения. Между тем, если знать,
что в семье имеется больной сифилисом, и остерегаться этого боль-
ного, т.-е. не есть с ним из одной посуды, не утираться общим
утиральником, не целоваться с ним и т. д., — нетрудно избежать
заражения; сифилитическая зараза ведь не передается через воздух,
как это бывает, напр., при скарлатине или кори, а только при
близком соприкосновении с больным или с теми вещами, которыми
незадолго до того пользовался сифилитик. Если не стыдиться своей
болезни, — незачем уже лечиться исподтишка, кое-как, а можно
проводить лечение, как следует. А ведь у тех, кто лечится хорошо,
обыкновенно возвраты болезни наблюдаются редко, а то и вовсе
их не бывает, и, следовательно, такие сифилитики становятся далеко
не столь опасными для окружающих, как те, которые лечатся кое-
как. К тому же лечащий врач растолкует больному те меры пред-
осторожности, которые должен выполнять сифилитик, чтобы не
заразить окружающих. Пусть и те, которые заболели сифилисом
при половых сношениях, также не скрывают своей болезни. Если
заражение произошло при внебрачном половом сношении, то лучше
покаяться перед теми, с которыми живешь вместе, в своей беде,

246

чем брать на себя тяжелую ответственность — передачу заразы ни
в чем неповинным людям. Здоровые в свою очередь должны по-
нимать, что скрывающий свою болезнь гораздо более опасен для
них, чем тот, который лечится без утайки. Давно пора сознать,
что сифилис не позор, а несчастье. Поэтому совершенно недо-
пустимо в брошюрах для народа употреблять название „дурная
болезнь“. С этим названием народ связывает понятие о чем-то по-
зорном, и этот позор испытывают на себе не только те, которые
заразились половым путем, но и те, которые страдают так наз.
сифилисом невинных.
Следует оттенить, что этот взгляд на сифилис как на позор-
ную болезнь распространен в большой мере даже среди образован-
ной части населения; в некоторых кругах считается еще и до
сих пор неприличным говорить о сифилисе, особенно если при-
сутствуют женщины. Последние-то именно и страдают больше
всего от такого взгляда. Многие из них, даже вступивши в брак,
не имеют ни малейшего понятия или лишь очень смутное о сифи-
лисе и других венерических болезнях. Если такая женщина зара-
зится от мужа путем полового общения, все же такой сифилис
надо назвать сифилисом невинных. При этом даже после совер-
шившегося факта заражения в большинстве случаев такая женщина,
когда уже приобретет понятие о том, что такое сифилис, будет
значительно больше страдать от сознания факта измены мужа, чем
от сознания факта заражения, и будет всячески скрывать свою бо-
лезнь даже от своей родной матери и отца. Нередко родители
ребенка, заразившегося, напр., от няньки, всячески стараются скрыть
болезнь от самых близких родственников, с одной стороны, чтобы
„спасти“ ребенка от позора, а с другой — из опасения, что люди не
поверят, что сами родители не являются виновниками заражения.
Даже от самого ребенка, если он заразится в раннем детстве,
когда он вырастет, весьма часто стараются скрыть этот факт, со-
вершенно не отдавая себе отчета в том, как тяжело это может отра-
зиться в дальнейшем на его здоровьи и какими тяжелыми послед-
ствиями чреват такой способ действия; и здесь опять причина,
почему стараются утаить от сына или дочери факт заражения, ле-
жит или в безрассудном опасении, что сознание о случившемся
в детстве заражении вредно отзовется на психике имевшего не-
счастье заразиться, или гораздо чаще в опасении, что сын или дочь
не поверят во внеполовой способ передачи заразы. Случается

247

что родители приводят к врачу уже взрослую дочь с явлениями
наследственного сифилиса и упрашивают врача лечить ее от сифи-
лиса под видом какой-либо другой болезни. Чаще бывает, что
с подобной просьбой обращается муж, приводя к врачу жену с про-
явлениями сифилиса. При таком взгляде на сифилис, конечно,
взрослые дети, получившие сифилис половым путем, будучи даже
уже студентами, живущие или не живущие с родителями, в свою
очередь нередко скрывают это от родителей и, конечно, к ущербу
для своего здоровья; не имея материальных средств, они лечатся очень
плохо, опасаясь обращаться за врачебной помощью в бесплатные
амбулатории или больницы из-за боязни встретиться со знако-
мыми и придать дело огласке. Даже и в том случае, если они за-
ражаются внеполовым путем, то и тогда нередко они утаивают
свою болезнь от родителей, опять-таки из опасения, что те им
не поверят и будут думать о половом заражении, так как сифилис —
„венерическая“ болезнь. Когда кто-нибудь говорит о себе, что он
заражен внеполовым путем, многие относятся к этому с большим недо-
верием. При всем сказанном для холостого мужчины считается не
позорным и даже естественным иметь половые сношения вообще
и с проститутками в частности, но заразиться при этом сифилисом—
это уже большой позор.
Искоренить взгляд на сифилис как на болезнь позорную — это
задача первостепенной важности с точки зрения общественной про-
филактики. С искоренением этого взгляда должно исчезнуть само
собою самолечение, лечение у знахарей и лечение у тех, весьма
часто невежественных, врачей, которые заполняют своими объявле-
ниями четвертые страницы газет или заборы, а в других странах,
как, напр., во Франции, общественные писсуары. Ведь такие объ-
явления, если вдуматься, именно и призывают лечиться от венери-
ческих болезней в утайку и много способствуют укоренению взгляда
на сифилис как на „дурную болезнь“. На этот невежественный
предрассудок они и рассчитаны.
Конечно, искоренить этот глубоко вросший предрассудок очень
нелегко. Главным средством для этого является широкое санитар-
ное просвещение народных масс. Впрочем, в этом отношении мы
за последние годы ушли значительно вперед от некоторых евро-
пейских государств. Можно, напр., с уверенностью сказать, что у нас
имеется теперь значительно большее количество женщин, со-
знательно относящихся к сифилису, чем, напр., во Франции, где

248

лишь за последнее время на санитарное просвещение женщин
о венерических болезнях начинают обращать должное внимание.
Только когда большинство женщин будет иметь здоровое понятие
о венерических болезнях, можно рассчитывать покончить с указан-
ным предрассудком; иначе его изжить нельзя.
Когда сифилитик заразителен? Сифилитики зарази-
тельны не всегда и не во все периоды болезни. Наиболее за-
разителен больной во втором периоде болезни,
когда у него появляются сифилитические прыщи, язвы и болячки
во рту, на половых частях, у заднего прохода. Вот в этом-то пе-
риоде обыкновенно больной и передает свою заразу как половым,
так и внеполовым путем. Конечно, если в этом периоде больной
лечится аккуратно и находится под наблюдением врача, он ста-
новится уже гораздо менее заразительным, а то и вовсе незарази-
тельным, и вот почему: хорошее и аккуратное лечение быстро за-
лечивает болячки, прыщи и язвочки и в большинстве случаев
предохраняет от появления их вновь и вообще от возврата болезни.
Однако первые 2—3 года болезни никогда нельзя быть уверенным
в невозможности появления хотя бы и мало заметного возврата даже
и при хорошем лечении, а потому половые сношения и вообще близкое
общение со здоровыми в этот период представляют опасность.
В первом периоде болезни сифилитик также за-
разителен, но меньше, чем во втором, так как в этом пе-
риоде болезни яд сифилиса, т.-е. бледная спирохета, не проявляет
своего действия во всем организме, а гнездится главным образом
поблизости от места заражения — в твердом шанкре и ближай-
ших с ним лимфатических железах. Следовательно, в этом периоде
у больного имеется значительно меньше заразительных очагов,
а значит и шансов заразиться от такого больного много меньше.
Нужно быть очень небрежным, чтобы в этом периоде передать
свою болезнь другому человеку; здесь зараза по большей части
передается при половых сношениях. Конечно, если твердый шанкр
сидит, напр., на губе, то можно передать заразу и при поцелуе,
или если шанкр располагается на грудном соске у кормилицы,
она может при кормлении заразить здорового ребенка; точно так же
если твердый шанкр находится у больного во рту, то такой боль-
ной может передать свою болезнь через посуду, смоченную слю-
ной. В жизни, однако, такие заражения внеполовым путем от боль-
ного в первом периоде болезни встречаются не часто.

249

В третьем, т.-е. гуммозном, периоде больной почти
никогда не передает своей болезни другим, не-
смотря на то, что в этом периоде болезнь проявляется более круп-
ными и более глубокими язвами. Объясняется это тем, что в этих
язвах в третичном периоде находится очень немного спирохет, по-
чему заразиться от такого сифилитика можно лишь очень редко
даже и при тесном сожительстве.
Между тем в жизни именно гуммозных сифилитиков часто
очень остерегаются, сторонятся, не хотят жить с ними в одной
комнате, гонят от себя, в мастерских и на фабриках не хотят ра-
ботать с ними вместе. Происходит это оттого, что их болезнь
бросается в глаза; действительно, если у таких больных провалился
нос или гниют кости, болезнь становится легко заметной для окру-
жающих. На самом же деле бояться таких больных нет оснований,
так как они почти никогда не передают своей болезни здоровым.
Конечно, покуда такие больные не залечили своих язв, не следует
приходить с ними в более тесное общение, но жить и работать
с ними вместе не опасно.
На основании сказанного каждый, заразившийся сифилисом,
должен знать, что первые 3—4 года болезни он очень заразителен
и может легко передать свою болезнь не только половым, но
и внеполовым путем. Поэтому он должен быть очень осторожным
при совместной жизни с другими. Если такой больной лечится
хорошо и добросовестно, то заразительность сильно понижается,
и во многих случаях уже через год после начала болезни хорошо
леченный сифилитик становится незаразительным. Пусть в этом
благотворном влиянии лечения имевшие несчастье заразиться сифи-
лисом найдут себе утешение, и пусть они не считают себя погиб-
шими, отверженными людьми. Если больной лечится хорошо и ак-
куратно, не скрывает своей болезни и соблюдает меры предосто-
рожности,— он может жить вместе с другими без боязни передать
заразу окружающим.
Можно ли вылечиться от сифилиса? Многие думают,
что вылечиться от сифилиса без всяких последствий нельзя. Дру-
гие, наоборот, смотрят на сифилис очень легкомысленно и думают,
что от этой болезни можно избавиться в короткий срок. И тот
и другой взгляды совершенно неправильны.
Наука знает очень хорошие лекарства против сифилиса. Эту
болезнь можно вылечить без всяких последствий, но лечить ее

250

надо долго и хорошо. Полечиться один месяц и считать себя здо-
ровым— нельзя. Лечение надо время от времени повторять, конечно,
тогда, когда это нужно по указанию врача. При этом больной не
должен пить спиртных напитков, должен отучить себя от курения;
особенно в первое время болезни надо себя не переутомлять, не
проводить бессонных ночей, и вообще следует вести правильный
образ жизни. Чем раньше начать лечение, тем легче справиться
с болезнью, а потому, как только проявится болезнь, нужно без
промедления обратиться к врачу. Если начать лечить болезнь рано,
то можно не только сократить продолжительность болезни, но
и быстро устранить заразные проявления ее, а следовательно
сделать себя мало опасным для окружающих.
При раннем начале лечения сокращается и срок, потребный для
излечения. Поэтому в настоящее время, особенно в Германии,
ведется усиленная пропаганда, которая преследует задачу внушить
всем и каждому, чтобы тот, кто после внебрачного полового сно-
шения заметит у себя на половых органах какую-либо ссадинку или
язвочку, даже самую незначительную по размерам, без промедления
обращался к специалисту-врачу; таким путем с помощью лабо-
раторного исследования на бледную спирохету подозрительной
ссадины нередко удается установить заражение сифилиом в первые
дни болезни и с успехом применить так наз. абортивное, т.-е.
обрывающее болезнь лечение, которое имеет целью спра-
виться с бледной спирохетой, пока она еще не приспособилась
к организму заразившегося.
Для лечения сифилиса медицина располагает многими хорошими
лекарственными средствами, и в этом отношении сифилис принад-
лежит к числу тех немногих болезней, для лечения которых при-
меняется так наз. специфический метод лечения, т.-е-
такой, который направлен на уничтожение самой причины болезни,
в данном случае, значит, возбудителя болезни — бледной спирохеты.
Почти также старо лечение сифилиса ртутью, как и сам сифи-
лис, и это средство во многих случаях приводит действительно
к полному выздоровлению, однако далеко не всегда. Причина этой
ненадежности лечения ртутью кроется главным образом в том, что
при лечении этим средством надо лечиться очень долго, а это
весьма затруднительно для больных, и не у всех хватает на это
терпения. Кроме того, ртуть, повидимому, не убивает в организме
самих спирохет, а лишь придает силы клеткам организма спра-

251

вляться, т.-е. уничтожать спирохеты. Такое невполне надежное дей-
ствие ртути заставляло уже давно искать лучшего средства, убиваю-
щего самих спирохет.
Средств, которыми можно убить микробов в пробирке, т.-е.
в разводке (культуре), выращенной вне организма на той или дру-
гой питательной среде, существует множество, но внутри организма
они не могут убить микроба потому, что с этой целью их надо
вводить в больной организм в таких дозах, которые вредны для
клеток человеческого тела, т.-е. этими дозами можно убить вместе
с микробами, а может быть и раньше, самый организм человека.
Поэтому-то знаменитый немецкий ученый Эрлих путем испытания
на животных различных многочисленных средств, старался найти
такое средство, которое было бы способно убить сифилитических
спирохет в организме больного человека, не нанося ему вреда или
нанося лишь незначительный временный вред; и вот путем многих
сотен опытов он нашел мышьяковое соединение, удовлетворявшее
этим требованиям. Это соединение он назвал 606, так как это был
606-й исследованный им препарат; этому препарату впоследствии
он дал название сальварсан.
Опыты на белых мышах, зараженных паразитами, так наз. три-
панозомами, и опыты на кроликах, зараженных сифилитической
спирохетой, показали, что в организм животных можно ввести такую
дозу сальварсана, которая убивает этих микробов и, следовательно,
излечивает от болезни, не нанося вреда животному; при этом ока-
залось, что доза сальварсана, которая может убить бледную спиро-
хету в организме кролика, значительно меньше дозы, убивающей
самого кролика.
Эрлиху казалось, что и у людей „606“ путем однократного
введения в большой дозе может убить сифилитических спирохет,
и таким образом однократным введением этого лекарства можно
легко справиться с сифилисом. Однако при испытании на людях
вскоре же оказалось: 1) что однократное вливание в кровь раствора
сальварсана в огромном большинстве случаев не приводит к изле-
чению сифилиса, 2) для этого требуется значительно большее
число вливаний и 3) само лекарство не столь уже безвредно для
организма, как это представлял себе Эрлих.
Несмотря на это разочарование, все же в настоящее время,
когда уже прошло 15 лет изучения этого средства на людях, со-
вершенно определенно можно сказать, что „606“ является весьма

252

энергичным и очень ценным средством против сифилиса и при
осторожном умелом применении совместно со ртутью ведет к из-
лечению, не нанося при этом в огромном большинстве случаев ни-
какого вреда организму.
Так как, однако, применение „606“ требует довольно сложной
техники, которой не может овладеть быстро каждый врач, Эрлих
вскоре видоизменил сальварсан таким образом, что его можно
вводить в организм более просто, путем вливания из простого
шприца; этот видоизмененный препарат Эрлих и назвал „914“ или
„неосальварсан“. Последний и получил теперь весьма широкое
распространение, и его выделывают теперь под разными названиями
не только в Германии, но и в других странах: во Франции, Аме-
рике, Англии, Японии и у нас. У нас этот препарат изготовляется
под названием новарсола и новарсолана.
Итак, после открытия Эрлихом „606“ и „914“ лечение си-
филиса стало делом значительно более легким и более успешным
по сравнению с тем временем, когда лечение велось только ртутью
и иодом. Тем не менее и при применении для лечения ртути
и сальварсана иногда, особенно если лечение начато поздно, не
удается вылечить больного, а главное для выздоровления требуется
всегда довольно длительное и настойчивое лечение, на что у мно-
гих больных нехватает терпения.
Вот эта длительность лечения и заставляет искать более энер-
гичных и более быстро действующих средств; в этом отношении
всюду ведутся испытания различных средств, частью уже раньше,
в старину предлагавшихся для лечения сифилиса, частью различных
новых сложных химических соединений, получаемых синтетическим
путем. За период в 15 лет предложено много таких средств, кото-
рые, если, может быть, и имеют некоторое преимущество перед
„914“, но в общем не превосходят первоначального препарата „606“.
По той дороге, по которой шел Эрлих к открытию „606“, идут
и другие: Эрлихом проложен путь, выработана методика иссле-
дования, создано учение о так наз. химиотерапии, которая
дала блестящие и благотворные результаты не только при лечении
сифилиса, но и других заразных болезней, как, напр., возвратного
тифа, некоторых форм малярии и т. д. Есть полное основание рас-
считывать, что, идя по этой дороге и пользуясь современными
успехами химии, и для лечения сифилиса в недалеком будущем
найдут еще лучшие средства, чем мы располагаем в настоящее время.

253

4 года тому назад в институте великого Пастера, в Париже,
румынский ученый Левадити и французский ученый Сазерак
произвели соответствующие опыты на животных и предложили для
лечения сифилиса употреблять соли висмута, которые действи-
тельно оказывают хорошее лечебное действие и в этом отношении,
может быть, не уступают ртути. Однако это средство само по себе
не может заменить пока ни ртуть, ни сальварсана. В настоящее
время, — насколько можно в такой короткий срок, как 4 года, вы-
сказать заключение о значении лечения висмутом такой длительной
и тяжелой болезни, как сифилис, который может давать возвраты
через много лет, — надо полагать, что висмут займет почетное
место среди других ценных средств для лечения сифилиса. Висму-
том теперь пользуются в качестве подспорья к сальварсану, а более
осторожные врачи применяют его в качестве подспорья к ртутно-
сальварсанному лечению.
Все эти средства как ртуть, висмут, „914“, „606“ и другие
многочисленные мышьяковые препараты, скомбинированные с другими
металлами и химическими соединениями, вводятся или под кожу,
или в мышцы, или в кровь через вены, а ртуть и путем втираний;
конечно, такой способ введения несколько сложен, а потому ищут
таких средств, которые можно было бы вводить через рот, т.-е.
в желудок, и которые при таком способе введения давали бы такие
же результаты, как и при введении прямо в кровь или под
кожу. В этих поисках, конечно, нет никакой новой идеи; ртуть
давным давно вводили через рот, в виде порошков, различных пи-
люль и различных микстур, но многовековой опыт показал, что при
таком способе введения ртути действие ее значительно слабее. То
же можно сказать и про те новые средства, которые предлагаются
теперь с той же целью и о которых время от времени попадаются,
по меньшей мере преждевременные, сообщения в общей печати.
Всем и каждому, а особенно больным, следует знать, что всякое
сообщение об изобретении нового средства, излечивающего быстро
сифилис, представляет собою или рекламу или сплошное недоразу-
мение. Дело в том, что сифилис по самому существу есть такая
затяжная болезнь, которая может давать возвраты через 20—30
и даже через 60 лет после кажущегося выздоровления. Поэтому
для того, чтобы высказаться о том, что такое-то средство излечивает
сифилис не только быстро, но и вполне, требуется многолетнее
изучение нового средства. Современная наука не дала нам еще

254

в руки достоверных способов быстро решать вопрос о том, выздо-
ровел ли тот или другой субъект от сифилиса; пока еще лишь
всестороннее исследование и длительное наблюдение за больным
позволяет отвечать на этот вопрос утвердительно. Поэтому про-
вести известное число наблюдений на больных на протяжении
1 — 3 лет, сделать несколько экспериментов на животных и при
получении благоприятных результатов утверждать, что найдено сред-
ство, быстро излечивающее сифилис, более чем неосторожно. Если
это утверждает профан в медицине, то это понятно, если же это
утверждает врач, то он или делает это для рекламы или сильно
увлекается.
Чтобы не возвращаться к этому вопросу еще раз, укажем здесь
же следующее: встречающиеся в общей печати сообщения о сред-
ствах, которые при приеме внутрь или при введении в вену
гарантируют субъекту, имевшему половое сношение с подозритель-
ным субъектом и применившему эти средства вскоре после сноше-
ния предосторожности ради, незаражение сифилисом, по тем же
соображениям, какие были приведены по поводу сообщений об
изобретении новых быстро излечивающих средств, также неоснова-
тельны. Допускать вероятность нахождения и существования таких
средств, конечно, можно, но утверждать и давать гарантию — по
меньшей мере преждевременно.
Здесь же должно быть разъяснено всем и каждому, что начинать
лечение сифилиса в самом начале в том случае, если не установлено
совершенно точно распознавание, т.-е. если с полной достовер-
ностью не определено, что тот или другой субъект действительно
заразился сифилисом, по меньшей мере неосмотрительно. Те врачи,
которые, не установив точного распознавания болезни, предлагают
больным начать противосифилитическое лечение „на всякий случай“,
совершают большую ошибку, ибо они или не желают ведать или просто
не ведают, что такое лечение „на всякий случай“ может сделать чело-
века несчастным на всю жизнь: 1) такой больной в случае дей-
ствительного заражения сифилисом может считать, что он проделал
лечение лишь предосторожности ради, скоро бросит лечение, уте-
шая себя тем, что, быть может, а то и весьма вероятно, он сифи-
лисом не заразился, и в результате через много лет, когда уже,
положим, обзаведется семьей, совершенно неожиданно обнаружит
у себя признаки какой-либо болезни, которая при врачебном иссле-
довании окажется сифилисом; в дальнейшем может оказаться, что

255

и жена и дети такого субъекта больны сифилисом; 2) в случае
если лечение было начато, а сифилиса на самом деле не было,
больной первые годы чувствует себя хорошо, а затем через не-
сколько лет, под влиянием ли прочитанной книжки, или под влия-
нием прогрессивного паралича у одного из товарищей, или под
впечатлением смерти кого-нибудь из знакомых от сифилиса сердца,
вспоминает о давно минувшем случае и лечении „на всякий слу-
чай“, начинает задумываться, путешествовать от одного врача
к другому и превращается в тяжелого неврастеника или, в лучшем
случае, вечно терзается угрызениями совести и страхом за свое
здоровье и за здоровье своей семьи. Вот примеры из жизни, а они
попадаются на каждом шагу и будут попадаться до тех пор, покуда
существуют на свете люди, мало осведомленные или вовсе неосве-
домленные о сущности сифилиса, и легкомысленные или недобро-
совестные врачи-„специалисты“.
Из того, что было сказано о трудности в каждом отдельном
случае решить с полной достоверностью вопрос об излечении от
сифилиса того или другого субъекта, некоторые могут сделать
и делают нелогический вывод, что сифилис неизлечим вообще.
Это также совершенно неправильно, о чем свидетельствуют следую-
щие доказательства: 1) существуют наблюдения над сифилитиками
и их семьями за период времени на протяжении 30—40—50 лет,
произведенные некоторыми врачами, которым довелось дожить до
старости, и в частности нашим крупнейшим сифилидологом покой-
ным проф. В. М. Тарновским, т.-е. наблюдения, которые говорят,
что у многих больных, лечившихся только ртутью, за все время
их жизни не было никаких признаков болезни, и они умерли от
другой причины, а члены их семейств также не имели сифилиса;
2) еще в то время, когда для лечения употреблялись только ртуть
и иод, неоднократно наблюдались повторные заражения сифилисом,
т.-е. так наз. реинфекции, а, согласно современным нашим знаниям,
второе заражение новым сифилисом возможно лишь в том случае,
если произошло выздоровление от прежнего сифилиса, — об этом
свидетельствуют соответственные опыты на животных и наблюдения
и опыты на сифилитиках, которым делались прививки продуктов от
других сифилитиков. Со времени введения в качестве лечебного
средства сальварсана в комбинации со ртутью такие повторные за-
ражения сделались заурядным явлением, особенно у тех субъектов,
которые приступали рано к лечению. Есть даже недавние наблюде-

256

ния, которые свидетельствуют о том, что некоторые субъекты
успели уже настолько использовать прогресс современного лечения
сифилиса, что заражались сифилисом по 3 раза.
Вот в кратких словах, что нужно знать и тем, которые не за-
ражались сифилисом, и тем, которые заразились им, о средствах,
употребляемых для лечения сифилиса, о самом лечении и о шансах
на выздоровление от сифилиса. Как видно из изложенного, глав-
ными лечебными средствами при лечении этой болезни надо счи-
тать ртуть и сальварсан; между тем среди малосведущих людей
распространено мнение, что ртуть — лекарство не только не надеж-
ное, но даже вредно действующее на здоровье; наоборот, некоторые
думают, что 606 и 914 вылечивают сразу, и достаточно де влить
в кровь эти лекарства 1 или 2 раза, и можно сразу вылечиться. И тот
и другой взгляды совершенно неправильны.
В настоящее время научно установлено, что наилучшие резуль-
таты лечения получаются тогда, когда и 606, или 914, и ртуть при-
меняются для лечения вместе. Лечение только одним сальварсаном
или неосальварсаном без ртути не очень надежно и нередко даже
вредно отзывается на здоровьи. Есть больные, которых вовсе не-
льзя лечить этими новыми лекарствами, и их приходится лечить
одной ртутью; ртуть при умелом применении безвредна для здоровья
и нередко приводит больных к выздоровлению, хотя и медленнее,
чем если лечение проводится одновременно и ртутью и сальварсаном.
Не только ртуть и сальварсан применяются для лечения сифи-
лиса, но в подмогу им дают еще и другие лекарства и лечебные
средства; какие это средства и когда их нужно давать, мы об этом
говорить не будем, так как объяснить это в коротких словах
нельзя, да человеку, незнакомому с врачебной наукой, будет и не-
понятно. Чтоб уметь лечить сифилис, надо многому поучиться,
надо знать различные врачебные науки. Недостаточно знать, что
против болезни применяются такие-то и такие-то лекарства, — надо
знать, когда и как их применять, кому какое лекарство может
лучше помочь, когда надо начать лечение, когда прекратить, когда
повторить, сколько надо ввести лекарства, какие нужно употребить
подсобные мероприятия и т. д., и т. д.
Поэтому заболевшим сифилисом отнюдь не следует лечиться
у знахаря или у бабки или по указанию приятелей, которые не
изучали врачебной науки и только вводят в заблуждение темных
людей, доверивших им свое здоровье. Недаром пословица говорит,

257

что „дело мастера боится“, а ведь чтобы стать мастером, надо
сперва, как следует, поучиться, а это ведь для мастера медицины
не так просто; на это требуются прежде всего время, предваритель-
ная научная подготовка и опыт.
Не следует также верить различным шарлатанам, которые объ-
явлениями в газетах или другими рекламными способами обещают
быстрое и верное излечение сифилиса различными декоктами, тра-
вами или другими лекарствами. Эти шарлатаны своими заманчивыми
обещаниями лишь ловят на удочку доверчивых и невежествен-
ных людей в целях наживы. Надо твердо помнить, что против си-
филиса нет лекарств, которые могли бы излечить болезнь в корот-
кий срок; в короткий срок можно лишь залечить болезнь, но, что-
бы сифилис был вылечен совершенно, лечение должно быть про-
должительным и умелым.
Как обнаружить у себя заболевание сифили-
сом? Мы уже знаем, что сифилис проявляется очень разнообраз-
ными признаками. Уметь распознавать эти признаки и отличать
проявления сифилиса от проявлений других болезней —дело не
легкое. Для этого нужны и знание и опыт, которые, конечно,
могут быть только у тех, кто основательно изучил разные болезни,
следовательно — у врачей.
Возьмем для примера очень отчетливый, бросающийся в глаза,
признак гуммозного сифилиса — запавший или, как говорят, „седло-
образный“ нос; между тем такое западение носа не всегда зависит
от сифилиса, но может иногда происходить и от других причин;
разобраться же — от сифилиса или от других причин произошло
западение носа у того или другого человека, конечно, сможет
только врач. Даже и врачи не всегда сразу могут распознать
сифилис; нередко им приходится некоторое время понаблюдать
за болезнью и дополнить осмотр больного некоторыми исследова-
ниями в лаборатории. Особенно трудно бывает для врача решить
вопрос о том, болен ли тот или другой человек сифилисом, если
от начала предполагаемого заражения прошло несколько лет и если
нет ясных наружных признаков или следов болезни.
Многие слышали, что сифилис можно распознать при помощи
особого способа исследования крови, т.-е. при помощи так наз.
реакции Вассермана. Некоторые думают, что достаточно
исследовать кровь, и можно узнать, болен ли человек сифилисом
или нет. К сожалению, дело обстоит не так просто. Нередко на-

258

блюдается, что человек несомненно болен сифилисом, у него даже
имеются ясные признаки этой болезни, а исследование крови по
способу Вассермана не обнаруживает в ней признаков сифи-
лиса, т.-е., как говорят, „реакция Вассермана дает отрицательный
результат“; значит, не всегда при помощи исследования крови,
другими словами — по отрицательному результату реакции Вассер-
мана, можно решить, что у того или иного человека нет сифи-
лиса. Бывает и наоборот: у человека несомненно нет сифилиса,
а по исследованию крови выходит, что он как будто болен сифи-
лисом, т.-е., как говорят, у него „реакция Вассермана дает поло-
жительный результат“. Объясняется такой положительный резуль-
тат реакции у несифилитика тем, что некоторые другие болезни
иногда производят в крови изменения, похожие на те, которые
чаще всего вызывает сифилис. Кроме того, надо знать, что тех-
ника самой реакции очень сложна и тонка, а потому возможны
и сравнительно нередки лабораторные ошибки при этой реакции.
Вот и выходит, что исследование крови по способу Вассер-
мана не всегда может решить, болен ли человек сифилисом или
нет. Следовательно, разобраться, что показывает исследование крови,
сможет опять-таки лишь врач, который произведет осмотр и исследова-
ние всего больного, а не только крови.
Поэтому если у кого-нибудь после полового сношения, осо-
бенно внебрачного, появится какая-нибудь ссадинка или язва на
половых частях или где-нибудь по соседству с ними, — он должен
без всякого промедления показаться врачу для того, чтобы узнать,
не произошло ли заражение сифилисом. Точно также следует об-
ратиться к врачу и в том случае, если кто-нибудь заметит у себя
какую-нибудь сыпь на теле или какие-нибудь язвы, болячки, прыщи
на половых частях, у заднего прохода, во рту или обнаружит
у себя припухание подкожных желез, беспричинное выпадение
волос или начнет страдать ежедневными головными болями, болями
в костях, особенно по ночам. При этом надо помнить, что зара-
зиться сифилисом можно и внеполовым путем; поэтому следует
следить за собой не только некоторое время после полового сно-
шения, но и вообще всегда надо быть внимательным к своему
здоровью. Хорошо было бы вообще приобрести привычку показы-
ваться время от времени врачам для освидетельствования состояния
своего здоровья, независимо от того, чувствуешь ли себя вполне
здоровым или. нет.

259

Боязнь сифилиса (сифилофобия). Есть немало нерв-
ных, мнительных людей, которые, прочитав книжку о венерических
болезнях или послушав беседу об этих болезнях, начинают опа-
саться, не больны ли они сифилисом. Всякие, даже незначительные
болезненные или просто неприятные ощущения, напр. сухость
в горле, в носу, ломоту в теле, небольшие головные боли и т. п.,
которые могут зависеть от разнообразных причин, они приписывают
сифилису. Если при этом они имели внебрачные половые сношения
или приходили в более или менее тесное общение с больными
венерическими болезнями, — их опасения переходят в уверенность;
такие люди начинают искать у себя все новых и новых признаков
воображаемого сифилиса. Жизнь таких людей поистине несчастна,
они ходят от одного врача к другому, и, несмотря на то, что врачи
не находят у них никаких признаков сифилиса, они не успокаи-
ваются и думают, что врачи ошибаются. В конце концов они
попадают или к какому-нибудь знахарю, шарлатану, или к недобро-
совестному врачу, и вот начинается лечение от воображаемого
сифилиса. Первое время после лечения такие больные иногда
успокаиваются; им кажется, что их болезненные ощущения прошли,
но через некоторое время они опять начинают беспокоиться, опять
у них появляются различные болезненные ощущения, опять начина-
ется лечение и т. д. Такие люди очень страдают, они действи-
тельно больны, но не сифилисом, а больны душевно; их болезнь
называется в медицине сифилофобией, т.-е. боязнью сифилиса.
Есть и такие люди, которые действительно были заражены
сифилисом, лечились от него хорошо и больше лечиться им не-
нужно. Несмотря на это, их все время беспокоит мысль о сифилисе,
они постоянно считают себя больными, всякие случайные заболе-
вания и всякие неприятные ощущения они ставят в зависимость от
сифилиса и по своему собственному почину сами, вопреки советам
врачей, постоянно лечат себя от него. Конечно, такое самолечение,
когда без всякой нужды такие люди принимают постоянно лекар-
ства против сифилиса, вредно отзывается на их здоровье.
Что же можно посоветовать таким людям? Прежде всего, по-
больше доверия к тем врачам, которые определенно заявляют, что
никакого сифилиса в данном случае нет и никакого противосифи-
литического лечения не требуется, и поменьше веры в свои зна-
ния по медицине, а затем лечиться, но не от сифилиса, а от сифи-
лофобии.

260

Как должен вести себя заболевший сифилисом?
Всякий заболевший сифилисом должен знать, как вести себя не
только для того, чтобы вылечить свою болезнь, но и для того,
чтобы не передать своей болезни здоровым людям. Те сведения
о сифилисе, с которыми мы уже познакомились выше, позволяют
вдумчивому читателю самому выработать меры предосторожности.
Чтобы облегчить эту задачу читателю и дать ему возможность
твердо запомнить главные правила, полезно будет составить эти
правила здесь же.
1. Всякий заразившийся сифилисом должен немедленно обра-
титься к врачу и лечиться старательно и так долго, как это будет
указано врачом. Хорошее и правильное лечение не только излечи-
вает больного от сифилиса, но и быстро устраняет заразные про-
явления болезни, а следовательно делает больного незаразительным
или малозаразительным при совместной жизни с другими.
2. Вылечиться от сифилиса в короткий срок нельзя, а потому
лечение надо повторять время от времени, тогда, когда это нужно
по указанию врача.
3. Так как болезнь излечивается не сразу и может возвращаться,
необходимо время от времени показываться врачу для проверки
состояния здоровья и для повторения лечения.
4. Особенно тщательно надо следить за собой первые 2—3 года
от начала заражения, а поэтому надо показываться врачу не только,
когда чувствуешь себя больным или замечаешь у себя какие-нибудь
проявления болезни, но и тогда, когда чувствуешь себя совершенно
здоровым, — ведь болезнь может протекать скрытно.
5. Для первого лечения после заражения лучше всего лечь
в больницу. В больнице легче проделать хорошее лечение и легче
обезопасить себя в самом заразном периоде болезни от передачи
заразы здоровым людям.
6. Повторные курсы лечения обыкновенно можно проделывать
амбулаторно (на ходу).
7. Заразившийся сифилисом должен вести умеренный образ жизни,
совершенно не употреблять спиртных напитков, избегать бессонных
ночей и не переутомляться. Курение табаку также вредно.
8. Чтобы не передать заразы половым путем, больной, все
равно, есть ли у него какие-нибудь проявления болезни или нет,
должен воздерживаться от половых сношений и отнюдь не вступать
в брак ранее 3—4 лет от начала болезни.

261

9. Чтобы не передать сифилиса наследственным путем, вступать
в брак спустя 3—4 года от начала болезни возможно лишь после
хорошего лечения и только после совета с врачом.
10. Чтобы не передать своей болезни внеполовым путем, боль-
ной не должен целоваться с кем бы то ни было, спать на общей
постели, давать докуривать после себя папиросу или трубку; ему
необходимо иметь отдельную посуду для еды и питья, отдельную
ложку, нож и вилку, отдельное полотенце, салфетку, отдельную
бритву и т. п.; в отхожем месте он не должен загрязнять стульчака,
нельзя ходить в общую баню; в отдельной бане или ванне больному
следует хорошенько вымыть после себя скамейку и ванну горячей во-
дой с мылом. При работе на фабриках, заводах и в мастерских боль-
ному не следует брать в рот никаких инструментов или других вещей
(пуговицы, дратвы, гвозди, крючки, булавки, нитки и пр.), которыми
пользуются другие рабочие. Если больному случится пить из общего
ковша или стакана, — он должен после себя эту посуду хорошенько
сполоснуть; если ему случится пользоваться чужой посудой, он
должен позаботиться, чтобы посуда после этого была хорошо вы-
мыта. После перевязки своих ран и после прикосновения к больным
местам, больному необходимо старательно вымыть руки мылом.
11. Перечислить все другие способы передачи внеполовым
путем нельзя; их очень много, а потому больной должен не забы-
вать, что заразные микробы сифилиса находятся главным образом
в слюне и в гною или в сукровице сифилитических прыщей и бо-
лячек, а следовательно все вещи, загрязненные слюной, гноем
и сукровицей, могут передать заразу.
12. При старательном лечении больной скоро становится малоза-
разным и часто даже вовсе незаразным; однако он должен остерегаться
передать заразу по крайней мере в течение 2—3 лет от начала бо-
лезни, хотя бы у него и не было никаких наружных признаков болезни.
13. Больному не следует считать сифилис позорной болезнью
и скрывать свою болезнь от людей, с которыми приходится вести
тесную совместную жизнь; от этого происходит большое зло: боль-
ной, лечащийся в утайку, обыкновенно лечится худо и потому
может легко передать заразу окружающим.
14. Лечение разными средствами по газетным и другим рекла-
мам, а также по совету товарищей, знахарей, бабок и других не-
вежественных людей, крайне опасно и ведет в конце концов
к ухудшению болезни.

262

ВЛИЯНИЕ СИФИЛИСА НА НЕРВНУЮ СИСТЕМУ.
Проф. Е. Сепп.
1. СПИННАЯ СУХОТКА.
Читатели, может быть, вам приходилось видеть человека, не-
уверенно идущего по улице, крепко опирающегося на палку
и пристально смотрящего себе под ноги, а вернее на ноги, кото-
рые производят неестественные движения: вместо плавной смены
движений одной ноги движениями другой, до того плавной, что по-
стороннему наблюдателю не удается расчленить всю сумму движе-
ний, вместо этого в данном случае вы видите последовательные
движения то одной, то другой ноги. При этом каждое движение
происходит в виде броска, который усилием воли с трудом удается
превратить в движение шага. Эта своеобразная походка, лишенная
правильного сочетания всех многочисленных составляющих ее дви-
жений, носит название атактической. Врач, видя такого боль-
ного, подумает: „вот идет табетик“ (больной спинной сухоткой), и
в 999 случаях из 1.000 он не ошибется. Вглядитесь внимательно
в его лицо и здесь вы увидите печать той же болезни: черты его
очень тонки, тонкая кожа слишком плотно облегает кости и мышцы
и казалась бы прозрачно-восковой, если бы не определенно серый
колорит, ее покрывающий. В то же время ее поверхность слишком
ровна и имеет матовый блеск. Посмотрите ему на руки и здесь вы
увидите те же характерные черты. Пальцы кажутся излишне длин-
ными и тонкими, четко выступают узлы суставов, кожа на руках
также тонка, и через нее просвечивает нежная, истонченная сетка
кровеносных сосудов.
Если вам случится видеть, как действуют эти тонко очерченные
кисти рук, если при вас больной станет, напр., застегивать пуго-
вицу или завязывать узел на веревочке, то вы увидите, что дви-

263

жения пальцев неестественны: в движении пальцы будут казаться
еще длиннее; подобно тому, что мы видели в ногах, отдельные
движения пальцев плохо согласованы между собою (атактические
движения рук). Эти движения напоминают движения ног паука,
когда он плетет паутину.
Вам было бы интересно посмотреть и остальное его тело, но
сделать это довольно трудно. Вы его не встретите голым на берегу
реки, так как он очень чувствителен к холоду, часто носит по
нескольку фуфаек и при раздевании сейчас же начинает дрожать, все
тело покрывается „гусиной кожей“. Впрочем, гусиная кожа очень
легко появляется у табетика при легком поглаживании ладонью по
спине. Вы не встретите его и в бане, так как он очень чувстви-
телен к горячему. Но если бы вам удалось увидеть его голым, то
вы тотчас убедились бы в том, что особенности, отмеченные вами
на лице и руках, в равной мере выражены и в остальных частях
тела. Такое же общее утончение частей, их миниатюрность, тон-
кость, гладкость, полупрозрачность кожи и матовый серый блеск ее.
Подойдите к нему, когда он сядет на скамью на бульваре, и
расспросите о его болезни. Зная его характер, я могу уверить,
что в большинстве случаев он довольно охотно расскажет о своих
страданиях, и вы узнаете много интересного. Однако свой рассказ
чаще всего он начнет не сначала. Он утаит, что за 10—12—15 лет
до настоящей болезни у него была ничтожная язвочка на половом
члене, которая, может быть, определялась врачами как „мягкий
шанкр“ и скоро прошла, так что он совершенно забыл об этом
эпизоде, считал себя здоровым, женился, имеет, повидимому, со-
вершенно здоровых детей. Если дело было не совсем так, если за
10 лет до начала спинной сухотки он перенес заболевание сифилисом
в яркой форме, лечился от него у специалистов и даже получил
уверение в излеченности его, все же об этом он расскажет — и то
не всегда охотно — только врачу на его прямой вопрос.
Вы же от него узнаете, что первые признаки болезни появи-
лись несколько лет назад. Дело началось с неопределенных ломя-
щих болей в различных частях тела, которые больной считал за
„летучий ревматизм“. Затем появились боли в ногах, очень острые,
но чрезвычайно кратковременные—„молниеносные“ или „стреляю-
щие“. Эти боли стали повторяться все чаще и чаще, особенно при
перемене погоды. Больной стал чувствительным барометром, хорошо
предсказывающим снег и дождь. К этому вскоре присоединилось

264

временами наступающее ощущение опоясывающего давления, как
будто живот чем-то перетянут. С течением времени понемногу
симптомы все более умножались, а те, которые существовали, все
усиливались. Так появилось растройство мочеиспускания: приходи-
лось долго выжидать, пока пойдет моча, а потом это задержание
мочи сменилось недержанием, так что теперь, когда появляется по-
зыв на мочеиспускание, больной должен тотчас же опоражнивать
свой мочевой пузырь; удержать мочу в течение сколько-нибудь
значительного времени больной уже не может.
Он мог бы рассказать, что приблизительно в это же время он
стал замечать половую слабость, слабость напряжения полового
члена (эрекции) и понижение половых стремлений, чему иногда
предшествует обратное состояние: повышенная половая возбуди-
мость и излишества в половых сношениях. Но, в противоположность
неврастеникам, эта тема его занимает обыкновенно мало, и врачу
он об этом лишь упоминает.
Затем появилась неустойчивость при ходьбе, которая началась
с того, что больной стал неуверенно ходить в сумерках или в тем-
ноте, стал пошатываться при закрывании глаз во время умывания.
Постепенно стала проявляться неуверенность при ходьбе и днем
с открытыми глазами. Ноги начали плохо слушаться, становиться
не туда, куда нужно.
Вот средняя степень развития спинной сухотки, возникающей
у больных сифилисом спустя 10—15 лет после заражения.
Но что в дальнейшем ожидает нашего больного, какие еще но-
вые страдания могут появиться в дальнейшем и до какой степени
могут усилиться уже имеющиеся?
Стреляющие боли могут достигнуть величайшей интен-
сивности и составлять ужасные пытки в течение всей остающейся
жизни больного. Страдания достигают иногда такой степени, Что,
несмотря на применение наркотических средств, без которых боль-
ные, начавшие их применение, уже не могут обходиться, — они
умоляют врачей прекратить их невыносимо мучительную жизнь.
Нарушение правильности в сочетании элементов движения в но-
гах — атаксия — может достигнуть такой степени, что больной
не только не может самостоятельно или с поддержкой ходить, но
он не может ни на одну минуту встать на ноги: они перестают
служить опорой. Даже лежа в постели больной не в состоянии пра-

265

вильно сделать относительно простые движения ногами: напр. не
может провести пяткой одной ноги по голени другой от стопы до
колена, не может поднять ногу без того, чтобы она не колебалась
сильно из стороны в сторону.
В то же время мышцы ног остаются сами по себе достаточно
сильными для того, чтобы больной мог ходить. Следовательно,
больной не может ходить не из-за паралича ног, а только вслед-
ствие сильной атаксии.
Правда, в дальнейшем иногда наступает и исхудание мышц —
атрофия их, когда они становятся совершенно бессильными. Та-
кая стадия болезни называется в таком случае паралитической,
в отличие от атаксической, при которой у больного сильно выра-
жена атаксия, и преатаксической, при которой имеется целый ряд
начальных симптомов табеса, но атаксии еще нет.
Растройство мочеиспускания может дойти до пол-
ного недержания мочи, что вынуждает больного пользоваться моче-
приемником, в который моча по каплям стекает из пузыря, почти
не задерживаясь в нем, при чем больной не чувствует ни позывов
на мочеиспускание, ни самого течения мочи.
Точно так же без каких-либо ощущений могут выделяться испраж-
нения.
Очень часто довольно рано на-ряду с болями начинает по-
являться нечувствительность в разных частях тела. Раньше
всего и больше всего поражается тот вид чувствительности, благо-
даря которому мы сознаем положение своих членов в пространстве.
Если при закрытых глазах мы можем безошибочно сказать, нахо-
дятся ли наши пальцы в согнутом или разогнутом положении, то
только благодаря тому, что наши суставы и мышцы снабжены
чувствующими нервами, воспринимающими каждое изменение в на-
тяжении наших мышц и суставных связок. Эта так называемая
глубокая чувствительность поражается прежде и больше
всего; именно благодаря ее отсутствию получается атаксия.
Недостаток глубокой чувствительности отчасти компенсируется зре-
нием; поэтому врачи, желая исследовать ее состояние, просят боль-
ных закрыть глаза и после того, изменяя положение той или дру-
гой конечности в суставе, предлагают определить произведенное
перемещение части конечности в пространстве, руководствуясь
исключительно глубокой чувствительностью. Недостаток глубокой
чувствительности вызывает упомянутое выше пошатывание больного

266

в темноте, при закрывании глаз во время умывания, при закрывании
глаз в то время, когда больной стоит со сдвинутыми ногами (сим-
птом Ромберга).
Когда испытывают, нет ли табетической атаксии в начальных
стадиях болезни, заставляют больного поставить с закрытыми гла-
зами кончик указательного пальца на кончик носа или пятку одной
ноги на колено другой. При нарушении глубокой чувствительности
этого больному сделать не удается.
Кроме понижения глубокой чувствительности наблюдается при
спинной сухотке поражение также и кожной чувствитель-
ности. Так, очень рано иногда больной перестает правильно вос-
принимать прикосновения к подошвам ног. Здесь он имеет кажу-
щееся преимущество перед здоровым: по какому бы твердому полу
он ни шел, ему кажется, что он идет по мягкому ковру.
Табетик может чрезвычайно мучиться от болей, держащих его
как в клещах, может быть прикован к постели вследствие сильней-
шего расстройства глубокой чувствительности, может иметь совер-
шенное недержание мочи и быть обреченным никогда не расста-
ваться с мочеприемником, но это еще далеко не значит, что чаша
его страданий при этом испивается им до дна. Во-первых, он мо-
жет ослепнуть, во-вторых, у него могут появиться так назы-
ваемые кризы и, наконец, в-третьих, его суставы могут
превратиться в безобразные объемистые мешки, наполненные кост-
ными обломками, кости могут легко ломаться, а на коже стоп мо-
гут появиться глубоко прободающие язвы.
Небольшие изменения зрительного нерва при табесе встречаются
весьма часто и обнаруживаются при рассматривании дна глаза
через глазное зеркало. Часто при этом больные начинают видеть
как через сетку или в тумане. Иногда понижение зрения вдруг
начинает быстро развиваться и в течение нескольких месяцев боль-
ной может совершенно ослепнуть.
Из кризов наичаще встречаются желудочные, и они относятся
к наиболее мучительным симптомам табеса. Состоят они в том, что
у больного периодически появляются тянущие боли в области же-
лудка, сопровождающиеся чувством стягивания в нижней части груд-
ной клетки, упорной тошнотой и неукротимой рвотой. Больной во
время криза, длящегося 1—2—3 недели, не может ничего есть
и даже без еды страдает от мучительных рвотных движений. По-
нятно, что за этот период он сильно истощается, слабеет. Потом

267

криз сам собой прекращается, и больной начинает усиленно пи-
таться, быстро нарастать в весе. Забывает о перенесенных муче-
ниях, а через несколько месяцев вновь наступает очередной криз.
Само собой разумеется, что как продолжительность кризов,
так и продолжительность периодов между кризами в отдельных
случаях различны, и бывают такие несчастные, которые находятся
в состоянии почти непрекращающихся кризов в течение несколь-
ких месяцев, если не лет.
Помимо желудочных кризов встречаются кризы и в других орга-
нах, подчиненных симпатической нервной системе: кризы кишечные,
сосудодвигательные, кожные и др.
Я не буду далее утомлять читателя перечнем огромного числа
болезненных проявлений спинной сухотки.
Если мы теперь попробуем привести к какому-либо единству
столь большое разнообразие симптомов, то почувствуем необходи-
мость узнать, какова патологическая анатомия данной болезни, т.-е.
какие изменения происходят при этой болезни в строении тканей,
какие из этих изменений являются первичными и какие вторичными.
Зная эти изменения, мы сумеем объяснить происхождение каждого
отдельного симптома и их взаимоотношения, мы сумеем установить
сущность болезни.
Хотя современное положение учения о спинной сухотке да