Бехтерев В. М. Основы учения о функциях мозга. Вып. 4. — 1905

Бехтерев В. М. Основы учения о функциях мозга: [в 7 вып.]. — СПб. : Изд. Брокгауз и Ефрон, 1903-1907.
Вып. 4. — 1905. — 330 с.
Ссылка: http://elib.gnpbu.ru/text/behterev_osnovy-ucheniya-o_vypusk4_1905/

1

ОСНОВЫ УЧЕНІЯ

о

ФУНКЦІЯХЪ МОЗГА.

Акад. В. Бехтерева,

Профессора Императорской Военно-Медицинской Академіи, директора Клиники душевныхъ и нервныхъ болѣзней.

Выпускъ IV.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ. 1905.

2

Типографія П. П. Сойкина, Спб., Стремянная, 12.

3

ОСНОВЫ УЧЕНІЯ О ФУНКЦІЯХЪ МОЗГА.

4 пустая

5

Мозжечекъ.
Обращаясь къ разсмотрѣнію функцій мозжечка, мы должны
прежде всего выяснить роль тѣхъ периферическихъ органовъ,
которые, находясь въ тѣсной анатомической связи съ мозжеч-
комъ, служатъ какъ бы воспринимающими для него аппаратами
въ томъ смыслѣ, что они приносятъ къ мозжечку опредѣлен-
ные центростремительные импульсы. Всѣ имѣющіяся данныя гово-
рятъ въ пользу того, что эти импульсы лежатъ въ основѣ осо-
баго такъ называемаго статическаго чувства, о которомъ частью
уже была рѣчь выше при разсмотрѣніи функцій спинного
мозга и которое служитъ для регулированія т. наз. стати-
ческой координаціи.
Для удобства изложенія интересующаго насъ предмета мы
войдемъ съ самого начала въ нѣкоторыя подробности отно-
сительно статическаго чувства и статической координаціи.
О статическомъ чувствѣ.
Кромѣ обычныхъ формъ чувствительности мы должны имѣть
въ виду еще чувство, дающее намъ возможность непо-
средственно опредѣлять положеніе головы и тѣла въ про-
странствѣ. Если мы спокойно сидимъ въ качалкѣ, не двигая
ни однимъ членомъ, и закроемъ глаза, то всякому извѣстно,
что малѣйшее смѣщеніе качалки, производимое безъ всякихъ
толчковъ въ томъ или другомъ направленіи, ощущается нами
совершенно явственно.
Равнымъ образомъ, сидя на обыкновенной качели съ закры-
тыми глазами, мы чувствуемъ малѣйшее пассивное смѣщеніе
тѣла въ томъ или другомъ направленіи. Мы чувствуемъ при
этомъ не только направленіе самого смѣщенія, но и ускореніе
или замедленіе этого смѣщенія. Такъ какъ зрѣніе въ обоихъ

6

случаяхъ исключено, то для опредѣленія упомянутаго смѣще-
нія возможно принимать въ соображеніе лишь измѣненіе ося-
зательныхъ и мышечныхъ ощущеній; но и то, и другое въ дан-
ныхъ условіяхъ опыта въ сущности также бездѣйствуетъ, какъ
бездѣйствуютъ оба чувства и при пассивномъ погруженіи въ
воду съ закрытыми глазами, когда наши члены остаются въ пол-
номъ покоѣ; а между тѣмъ и въ этомъ случаѣ мы чувствуемъ ма-
лѣйшее отклоненіе нашего тѣла въ томъ или иномъ на-
правленіи.
Если во всѣхъ вышеуказанныхъ случаяхъ не могутъ слу-
жить для опредѣленія направленія смѣщенія тѣла ни зрѣніе,
ни осязаніе и мышечное чувство, ни вообще какой-либо изъ
извѣстныхъ намъ органовъ чувствъ, то очевидно, что въ нашей
нервной системѣ должны существовать особыя приспособле-
нія resp. особые органы, которые и предназначены спеціально
для воспріятія смѣщенія тѣла въ пространствѣ.
Дальнѣйшій опытъ показываетъ, что при пассивномъ смѣ-
щеніи тѣла, мы чувствуемъ собственно не самое движеніе, а
ускореніе или замедленіе этого движенія. Всякій, ѣздившій на
пароходѣ, безъ труда можетъ припомнить, что, сидя въ каютѣ,
человѣкъ не чувствуетъ своего движенія, хотя оно происхо-
дитъ иногда со скоростью отъ 20 до 30 верстъ въ часъ, но,
какъ только пароходъ начинаетъ приближаться къ пристани
убавляя ходъ, такъ сейчасъ же чувствуется это замедленіе
движенія, какъ чувствуется и ускореніе движенія во время
отхода парохода отъ пристани. Равнымъ образомъ при ѣздѣ
въ вагонѣ желѣзной дороги ясно чувствуется ускореніе дви-
женія при отходѣ поѣзда отъ станціи и замедленіе движенія
при приближеніи къ станціи, самое же движеніе во время
хода поѣзда остается безъ яснаго ощущенія. Нѣтъ надобности
говорить, что предметомъ воспріятія служитъ и выведеніе
тѣла изъ покойнаго положенія и обратно остановка начатаго
движенія.
Съ другой стороны опытъ показываетъ, что мы легко опре-
дѣляемъ любое положеніе тѣла въ пространствѣ съ достаточ-
ною точностью и это опредѣленіе возможно даже въ томъ слу-
чаѣ, если мы пассивно погружаемся въ воду съ закрытыми
глазами. Равнымъ образомъ оно не страдаетъ и у лицъ съ
болѣе или менѣе полной анэстезіей тѣла, гдѣ можетъ быть
исключено чувство давленія. Отсюда очевидно, что воспріятіемъ
въ этомъ случаѣ служитъ собственно положеніе тѣла въ про-
странствѣ, причемъ нами опредѣляется съ точностью какъ

7

всякое смѣщеніе тѣла въ пространствѣ, такъ и ускореніе этого
смѣщенія; самое же движеніе, если оно происходитъ равно-
мѣрно, для насъ неощутимо.
Эту нашу способность воспринимать положеніе тѣла въ
пространствѣ и пассивное смѣщеніе его въ томъ или другомъ
направленіи мы и называемъ статическимъ чувствомъ.
Послѣднее можетъ быть изслѣдовано съ помощью особыхъ
аппаратовъ, приспособленныхъ для пассивнаго смѣщенія тѣла,
каковые въ новѣйшее время стали примѣняться съ указанною
цѣлью въ нашей1) и въ Московской ушной клиникѣ2).
Опыты съ вращеніемъ тѣла.
Мы сказали выше, что равномѣрное движеніе нашего тѣла
неощутимо, но при этомъ заслуживаетъ вниманія то обстоя-
тельство, что послѣ движенія тѣла въ томъ или другомъ на-
правленіи мы всегда подвергаемся своеобразной иллюзіи.
Всѣмъ извѣстно, что, если мы быстро мчимся на поѣздѣ или
двигаемся въ лодкѣ по водѣ, намъ кажется, что мы стоимъ на
мѣстѣ, двигаются же въ обратномъ направленіи окружающіе
предметы.
Эта иллюзія не зависитъ отъ недостатковъ нашего зри-
тельнаго органа, такъ какъ извѣстно, что и при томъ условіи,
если мы двигаемся съ закрытыми глазами и откроемъ послѣд-
ніе лишь съ момента остановки, то и въ этомъ случаѣ мы
испытываемъ въ сущности ту же иллюзію кажущагося движенія
предметовъ въ обратномъ направленіи.
Только что указанная иллюзія получается еще легче при
вращеніи тѣла вокругъ продольной оси — безразлично, будетъ ли
оно производится пассивно или активно.
Въ моментъ остановки послѣ такого вращенія получается
всѣмъ извѣстное головокруженіе, выражающееся ощущеніемъ
движенія собственнаго тѣла въ сторону бывшаго вращенія и
кажущимся движеніемъ окружающихъ предметовъ въ обрат-
номъ направленіи.
Явленія головокруженія уже давно служили предметомъ
изученія со стороны различныхъ авторовъ, начиная съ Dar-
win'a старшаго. Особенно подробныя изслѣдованія были про-
1) См. статью д-ра Ильина, Обозр. Псих. за 1903.
2) Ф. Штейнъ, Медиц. Обозр. 1903.

8

изведены въ этомъ отношеніи Purkinjè, Mach'омъ, Ives-Delage'омъ
Breuer'омъ и нѣкоторыми другими. Purkinjè1) убѣдился, что
при вращеніи тѣла вокругъ его продольной оси окружаю-
щіе предметы двигаются въ противоположномъ направленіи
и что это явленіе происходитъ одинаково даже и въ томъ
случаѣ, если во время вращенія держать глаза закрытыми,
а открыть ихъ лишь послѣ вращенія. Если затѣмъ по окон-
чаніи вращенія въ одномъ направленіи начать производить
вращеніе въ противоположномъ направленіи, то для появле-
нія головокруженія требуется уже болѣе времени, нежели въ
первомъ случаѣ. Авторъ производилъ кромѣ того вращеніе
при различномъ положеніи головы: лицомъ кверху, внизъ, къ
правому или лѣвому плечу, и убѣдился, что измѣненіе поло-
женія головы измѣняетъ и направленіе кажущагося движенія
предметовъ.
Наблюдете это такимъ образомъ даетъ основаніе пола-
гать, что основная причина головокружения при данныхъ усло-
віяхъ находится въ головѣ, хотя самъ Purkinjè недостаточно
оцѣнилъ этотъ фактъ, признавъ въ головокруженіи сложное
явленіе, обусловленное участіемъ зрѣнія, осязанія и крове-
носной системы.
Mach2) предпринялъ опыты съ пассивнымъ вращеніемъ,
производя вращеніе изслѣдуемыхъ лицъ на особо устроенной
центрофугѣ. На основаніи этихъ изслѣдованій онъ пришелъ
къ выводу, что при вращеніи ощущается собственно не самое
вращеніе, a ускореніе и замедленіе этого вращенія, что согла-
суется и съ повседневнымъ наблюденіемъ. При остановкѣ же
цеятрофуги получается чувство противовращенія, которое исче-
заетъ подъ вліяніемъ вращенія въ противоположномъ направ-
леніи. Mach также убѣдился въ томъ, что положеніе головы
вращаемаго оказываетъ существенное вліяніе на направленіе
кажущагося движенія.
Въ заключеніе своихъ изслѣдованій Mach пришелъ къ
выводу, что мы воспринимаемъ ускореніе или замедленіе
движенія тѣла и что въ образованіи этихъ ощущеній, хотя
1) Purkinjè. Beiträge z. naturw. Kenntiss des Schwindels etc. Med. Iahrb.
d. Oest. Staates. Bd. VI, 2 se. 1820 стр 89—125.
2) Mach. Physik. Versuch, über d. Gleichgewichtsinn d. Menschen. Sitzb. d.
Wien. Acad. d. Wiss. Bd. LXVIII, 3. 1873. Его же. Ueber den Gleichgewichtsinn.
Ibid. Bd. LXIX, 3, 1874. Его же. Grundlinien d. Lehre v. d. Beweggusempfin-
dungen. Leipzig. 1875.

9

и нельзя вполнѣ исключить значеніе соединительной ткани
съ костями, а также кожи, мышцъ, крови, глазъ и мозга,
но ихъ во всякомъ случаѣ недостаточно для воспріятія упо-
мянутыхъ ощущеній и потому должно признать существо-
ваніе особаго периферическаго органа для этихъ ощущеній, ко-
торый, руководясь изслѣдованіями Goltz'a, онъ находитъ въ
ампуллахъ полукружныхъ каналовъ.
Что касается до прямолинейныхъ движеній, то по Mach'y
они должны восприниматься utriculus'омъ.
Мы увидимъ впослѣдствіи, что Goltz призналъ въ преддверіи
и полукружныхъ каналахъ спеціальный органъ равновѣсія,
который при всякомъ смѣщеніи тѣла въ пространствѣ поддер-
живаетъ равновѣсіе тѣла рефлекторнымъ путемъ, благодаря
измѣняющемуся при этомъ смѣщеніи давленію эндолимфы на
ампуллярныя окончанія нервовъ.
Въ пользу значенія въ развитіи головокруженія полукруж-
ныхъ каналовъ говорило между прочимъ и сходство объектив-
ныхъ явленій, какъ отклоненіе глазъ, головы и нистагма,
наблюдаемыхъ при вращеніи тѣла и при поврежденіи ушного
лабиринта.
Ives-Delage1) въ общемъ подтвердилъ результаты изслѣдо-
ваній Mach'a, производя опыты съ ящикомъ, прикрѣпленнымъ
на веревкѣ къ потолку, которая такимъ образомъ могла быть
закручиваема и раскручиваема. По его мнѣнію ощущенія вра-
щенія также возникаютъ въ головѣ и что органомъ, который
въ этомъ отношеніи долженъ быть принятъ въ соображеніе,
являются полукружные каналы и utriculus.
Благодаря этимъ органамъ, мы освѣдомляемся о вращатель-
ныхъ движеніяхъ, производимыхъ одной головой или головой
вмѣстѣ съ тѣломъ, и, благодаря имъ же, мы производимъ рефлек-
торнымъ путемъ компенсирующія движенія глазъ.
Сходственные результаты были получены также Breuer'омъ2),
производившимъ опыты съ активнымъ вращеніемъ, послѣ ко-
тораго изслѣдующій бросался въ кресло, наблюдая явленія
головокруженія.
Гипотеза о значеніи въ развитіи головокруженія въ выше-
указанныхъ случаяхъ полукружныхъ каналовъ подкрѣпляется
1) I. Delage. Études expérim. sur les illusions statiques etc. Arch. de Zool.
expér. et gen. 2 Serie. VI. 1886.
2) Breuer. Beiträge z. Lehre von stat. Sinne. Jahrb. d. k. k. Gesellsch. d.
Aerzte zu Wien. 1875.

10

между прочимъ рядомъ изслѣдованій съ вращеніемъ живот-
ныхъ, у которыхъ были разрушены полукружные каналы, при-
чемъ наблюденія Breuer'a, Ewald'a, Högyes'a и друг, привели къ
выводу, что въ этомъ случаѣ не происходитъ объектив-
ныхъ симптомовъ головокруженія, наблюдаемыхъ у всѣхъ во-
обще нормальныхъ животныхъ до ракообразныхъ включительно.
Съ другой стороны оказалось, что глухонѣмые отъ рож-
денія въ извѣстномъ процентѣ случаевъ не подвергаются
при вращеніи явленіямъ головокруженія, что также говоритъ
въ пользу отношенія полукружныхъ каналовъ къ явленіямъ
головокруженія.
О тѣхъ и другихъ изслѣдованіяхъ мы еще будемъ говорить
впослѣдствіи и потому нѣтъ надобности здѣсь останавливаться
на нихъ подробно. Замѣтимъ лишь, что, хотя предыдущими
изслѣдованіями и выяснена роль полукружныхъ каналовъ въ
развитіи явленій головокруженія, но все же ничуть не дока-
зано, чтобы явленія головокруженія во всѣхъ случаяхъ должны
быть всецѣло сведены на нарушеніе функціи полукружныхъ
каналовъ.
Противъ такого предположенія говорятъ, напр., явленія такъ
называемаго зрительнаго головокруженія, развивающагося при
вращеніи предметовъ вокругъ человѣка, въ то время какъ его
голова остается въ покоѣ.
Не смотря на то, что существуетъ поразительное сходство
развивающихся при этомъ субъективныхъ и объективныхъ яв-
леній съ головокруженіемъ, происходящимъ при вращеніи тѣла
вокругъ вертикальной его оси, здѣсь не можетъ быть и рѣчи
по самымъ условіямъ опыта о нарушеніи функціи полукруж-
ныхъ каналовъ.
Отсюда очевидно, что. не смотря на всю важность полукруж-
ныхъ каналовъ въ развитіи явленій головокруженія, наруше-
ніемъ ихъ функціи всѣ явленія головокруженія не исчерпы-
ваются.
Анализъ явленій. наблюдаемыхъ при вращеніи тѣла.
Спрашивается теперь, какъ понимать самое головокруженіе,
представляющееся очевидно довольно сложнымъ явленіемъ.
Если мы возьмемъ пассивное или даже активное вращеніе
вокругъ продольной оси тѣла, которое мною изслѣдовалось не-
однократно на себѣ самомъ, то оказывается, что послѣ нѣ-
сколькихъ вращеній вокругъ продольной оси при остановкѣ

11

послѣдняго мы испытываемъ обыкновенно чувство вращенія
собственнаго тѣла въ сторону бывшаго вращенія съ кажущимся
движеніемъ всѣхъ вообще зрительныхъ, осязательныхъ и слухо-
выхъ образовъ въ обратномъ направленіи.
Одновременно съ этимъ мы получаемъ наклонность падать
въ сторону кажущагося движенія предметовъ и вмѣстѣ съ
тѣмъ происходитъ соотвѣтственное боковое отклоненіе глазъ и
нистагмъ въ сторону бывшаго вращенія1).
Такимъ образомъ, что касается субъективныхъ явленій голо-
вокруженія, то необходимо принять во вниманіе, что при немъ
имѣются собственно два порядка явленій противоположнаго
характера: 1) ложное ощущеніе движенія собственнаго тѣла въ
сторону бывшаго вращенія и 2) кажущееся движеніе въ обрат-
номъ направленіи всѣхъ вообще окружающихъ предметовъ, ко-
торые мы видимъ, осязаемъ и звуки которыхъ мы слышимъ.
Въ одной изъ своихъ работъ2) я уже доказывалъ, что основ-
нымъ явленіемъ здѣсь служитъ ложное ощущеніе движенія
собственнаго тѣла въ сторону бывшаго вращенія, тогда какъ
кажущееся движеніе окружающихъ предметовъ есть явленіе
вторичное, происхожденіе котораго обусловливается тѣмъ, что
ложное ощущеніе движенія тѣла мы переносимъ на окружаю-
щіе предметы. Въ самомъ дѣлѣ, если мы исключимъ зрѣ-
ніе изъ явленій головокруженія, оставаясь съ закрытыми гла-
зами не только все время вращенія, но и по прекращеніи по-
слѣдняго, то оказывается, что ложное чувство движенія соб-
ственнаго тѣла въ сторону бывшаго вращенія рѣзко усили-
вается. Точно также во время развитія вышеуказаннаго голово-
круженія послѣ окончанія вращенія закрытіе глазъ всегда
усиливаетъ вращеніе кажущагося движенія тѣла.
Отсюда очевидно, что кажущееся движеніе предметовъ есть
ничто иное, какъ явленіе вторичное, обусловленное ложнымъ
ощущеніемъ движенія собственнаго тѣла въ сторону бывшаго
вращенія и, какъ явленіе компенсаторное, ослабляетъ ложное
ощущеніе движенія тѣла.
1) Нистагмъ представляется обыкновенно состоящимъ изъ медленнаго
движенія глазъ въ одномъ направленіи и быстрыхъ дергающихъ движеній
глазъ, происходящихъ въ другую сторону. Направленіе нистагма мы опре-
дѣляемъ по той сторонѣ, въ которую происходятъ быстрыя дергающія дви-
женія глазъ.
2) В. Бехтеревъ. Значеніе органовъ равновѣсія въ отношеніи нашихъ
представленій о пространствѣ. СПБ. 1898. См. также Невр. Вѣстн. 1897,
вып. 4 и Arch. f. Anat. u. Phys. Phys. Abth. 1897.

12

Такимъ образомъ основное явленіе въ головокруженіи есть
ничто иное, какъ ложное чувство движенія тѣла, и потому,
какіе бы органы не принимались нами во вниманіе при объ-
ясненіи явленій головокруженія, мы должны имѣть въ виду, что
нарушеніе функціи этихъ органовъ приводитъ къ развитію
ложнаго ощущенія движенія.
Но если это такъ, то, очевидно мы должны признать, что
въ вышеуказанномъ случаѣ дѣло идетъ о постоянномъ нару-
шеніи въ теченіе нѣкотораго времени ощущеній положенія го-
ловы и тѣла, которыя, какъ мы уже ранѣе говорили, восприни-
маются нами съ большою точностью.
Такимъ образомъ мы пришли къ выводу, что явленія голово-
круженія, наблюдаемыя при вращеніи тѣла, должны быть отне-
сены на счетъ нарушенія дѣятельности тѣхъ именно органовъ,
которыя служатъ къ воспріятію положенія головы и тѣла въ
пространствѣ, иначе говоря, на счетъ нарушенія функціи орга-
новъ статическаго чувства.
Въ числѣ этихъ органовъ статическаго чувства на основа-
ніи вышеприведенныхъ соображеній мы должны признать прежде
всего полукружные каналы ушного лабиринта.
Далѣе, руководясь своими экспериментальными и клиниче-
скими изслѣдованіями, мы должны призвать аналогичное зна-
ченіе подобнаго же органа и за воронкообразной областью
третьяго желудочка съ ея центральнымъ сѣрымъ веществомъ,
находящейся въ извѣстномъ соотношеніи съ органомъ зрѣнія.
Такимъ образомъ мы имѣемъ два внутричерепныхъ органа
для опредѣленія собственнаго положенія головы, изъ которыхъ
одинъ расположенъ на периферіи головы, другой въ централь-
ной ея части.
Но ощущеніе положенія головы по отношенію къ отвѣсу
еще не даетъ опредѣленія положенія всего тѣла, которое ста-
новится возможнымъ лишь при участіи тѣхъ ощущеній, кото-
рыя мы получаемъ съ кожи, отъ мышцъ и суставовъ.
Имѣя ощущенія положенія головы, мы при посредствѣ мы-
шечно-суставного и осязательнаго чувства, дающихъ намъ ощу-
щенія положенія отдѣльныхъ органовъ по отношенію къ дру-
гимъ частямъ тѣла, естественно получаемъ возможность опре-
дѣлять и положеніе тѣла. Съ другой стороны импульсы, полу-
чаемые нами отъ кожно-мышечно-суставныхъ областей тѣла,
даютъ намъ возможность имѣть ощущенія о положеніи на-
шихъ точекъ опоры въ подошвахъ и слѣдовательно, благо-
даря существованію мышечно-суставного чувства и чувства

13

давленія, мы получаемъ возможность опредѣлять косвеннымъ
образомъ и положеніе нашего тѣла.
Такимъ образомъ лишь совмѣстное воспріятіе ощущеній
положенія головы и мышечно-суставнаго чувства и чувства
давленія отъ другихъ частей тѣла, даетъ намъ возможность
получить точныя ощущенія о положеніи головы и тѣла въ его
цѣломъ.
Не предрѣшая вопроса, имѣются ли для ощущеній положе-
нія членовъ особые нервные приборы въ кожѣ, мышцахъ и
суставахъ или дѣло идетъ здѣсь о тѣхъ же нервныхъ прибо-
рахъ, которые служатъ и для воспріятія мышечно-составнаго
чувства и чувства давленія, мы условно назовемъ эти приборы
для удобства изложенія кожно-мышечными органами статиче-
скаго чувства.
Такимъ образомъ опредѣленіе положенія головы и тѣла
достигается въ насъ, благодаря существованію трехъ органовъ:
1) полукружныхъ каналовъ, связанныхъ съ органомъ слуха,
2) воронкообразной части третьяго желудочка съ ея централь-
нымъ сѣрымъ веществомъ, имѣющей отношеніе къ органу зрѣ-
нія и 3) кожно-мышечныхъ органовъ статическаго чувства свя-
занныхъ съ чувствомъ мышечно-суставнымъ чувствомъ и чув-
ствомъ давленія.
Находящіяся въ тѣсной связи съ этими органами статиче-
скаго чувства слуховыя, зрительныя и кожно-мышечныя ощу-
щенія являются, какъ извѣстно, важнѣйшими руководителями
при нашемъ оріентированіи въ окружающемъ пространствѣ, что
очевидно и обусловливается прямымъ соотношеніемъ этихъ
ощущеній съ ощущеніями положенія головы и тѣла въ про-
странствѣ.
Вмѣстѣ съ тѣмъ чувство положенія тѣла, которое возни-
каетъ благодаря передачѣ къ корѣ полушарій соотвѣтствую-
щихъ импульсовъ, первично развивающихся въ периферическихъ
органахъ статическаго чувства, въ свою очередь лежитъ въ
основѣ локализаціи ощущеній въ пространствѣ, такъ какъ ни
о какой локализаціи ощущеній не можетъ быть рѣчи безъ пра-
вильныхъ ощущеній положенія тѣла. Уже кажущееся движеніе
окружающихъ предметовъ, которое мы имѣемъ при головокру-
женіи указываетъ на тѣсную зависимость между ощущеніемъ
положенія тѣла, обусловленнымъ функціей органовъ статиче-
скаго чувства, и локализаціей въ пространствѣ спеціальныхъ
ощущеній. Но мы не будемъ здѣсь входить въ подробности этого
предмета и всѣхъ интересующихся имъ отсылаемъ къ своей

14

работѣ: „Значеніе органовъ равновѣсія въ отношеніи нашихъ
представленій о пространствѣ“ (СПБ. 1898)1), гдѣ этотъ важный
вопросъ разобранъ съ достаточной полнотой.
Здѣсь мы замѣтимъ лишь, что Ціонъ2) въ одной изъ
позднѣйшихъ своихъ работъ находитъ, что будто бы нашъ
взглядъ на этотъ предметъ имѣетъ близкое сходство съ его
взглядами.
На это мы замѣтимъ, что исходною точкою нашихъ воззрѣній
по отношенію къ полукружнымъ каналамъ является гипотеза
о значеніи эндолимфы, противъ чего возставалъ Ціонъ въ цѣ-
ломъ рядѣ своихъ экспериментальныхъ изслѣдованій. Съ дру-
гой стороны мы признаемъ, что къ образованію пространствен-
ныхъ представленій служатъ не одни полукружные каналы, а
всѣ вообще органы статическаго чувства въ своей сово-
купности, доставляя намъ ощущенія положенія тѣла, ко-
торый даютъ возможность локализировать ощущенія въ про-
странствѣ, тогда какъ Ціонъ останавливается въ своихъ из-
слѣдованіяхъ лишь на полукружныхъ каналахъ, причемъ по
взгляду Ціона3) полукружные каналы суть органы, которые
помимо сознанія приводятъ къ заключенію о положеніи головы
въ пространствѣ. По его взгляду они суть периферическіе
органы пространственнаго чувства, причемъ ощущенію каждаго
канала соотвѣтствуетъ одно изъ трехъ измѣреній; на основаніи
же совокупности всѣхъ ощущеній отъ каналовъ по Ціону мы
создаемъ представленіе объ идеальномъ пространствѣ, въ ко-
торомъ и распредѣляются ощущенія. При этомъ разстрой-
ства движенія, обусловленныя перерѣзкой каналовъ, объ-
ясняются нарушеніемъ пространственныхъ ощущеній, а также
нарушеніемъ регуляціи силы мышечной иннерваціи.
Въ то же время каналы по Ціону являются органами оріен-
тировки въ окружающемъ пространствѣ, причемъ здѣсь пони-
мается способность быстро оріентироваться и передвигаться въ
извѣстной плоскости. Къ этому надо замѣтить, что авторъ не
находитъ разстройствъ равновѣсія у животныхъ съ пораженіемъ
полукружныхъ каналовъ.
Этихъ указаній, полагаемъ, достаточно для того, чтобы чита-
тель могъ убѣдиться, какъ мало общаго между воззрѣніями
1) См. также Невралогич. Вѣстникъ 1897 и Arch. f. Anat. и Phys. phys
Abth. 1897.
2) Ціонъ. Bogengänge und Raumsinn. Pflüger's Arch. III. 1897.
3) Ціонъ. Ueber Function der halbzirkelförm. Kanäle. Pflüger's Arch. Bd. 8. 1874.

15

Ціона на роль полукружныхъ каналовъ и нашими взглядами
относительно органовъ статическаго чувства.
Мы не говоримъ уже о томъ, что значеніе кожныхъ и мы-
шечныхъ ощущеній Ціономъ вовсе не принимается во внима-
ніе при возникновеніи идеи о пространствѣ; равнымъ образомъ
и значеніе органа зрѣнія и связанной съ нимъ области треть-
яго желудочка, какъ доказаннаго нашими изслѣдованіями ор-
гана статическаго чувства, Ціономъ вовсе не принимается въ
расчетъ въ вопросѣ о созданіи идеальнаго пространства. Съ
другой стороны Ціономъ не былъ затронуть и вопросъ объ от-
ношеніи къ мозжечку полукружныхъ каналовъ, какъ и дру-
гихъ органовъ статическаго чувства, — вопросъ, имѣющій по
нашему мнѣнію существенное значеніе въ выясненіи ихъ
функціи.
На ряду съ субъективными явленіями въ формѣ головокру-
женія, которыя сопровождаютъ нарушеніе функціи разсмотрѣн-
ныхъ нами органовъ статическаго чувства, особенно полукруж-
ныхъ каналовъ, которое мы имѣемъ напримѣръ при вращеніи
тѣла вокругъ продольной оси, происходятъ, какъ мы видѣли,
и объективныя разстройства, выражающіяся наклонностью па-
дать и отклоненіемъ головы и глазъ съ явленіями нистагма.
Такъ какъ и разрушеніе упомянутыхъ органовъ даетъ въ
результатѣ также своеобразныя разстройства движенія, кото-
рыя по нашему мнѣнію могутъ быть ближе всего подве-
дены подъ понятіе нарушенія статической координаціи, то прежде
подробнаго разсмотрѣнія значенія упомянутыхъ органовъ въ
отношеніи двигательной сферы мы разсмотримъ еще вопросъ,
что слѣдуетъ понимать подъ названіемъ статической координаціи.
О статической координаціи.
Подъ названіемъ статической координаціи мы понимаемъ
тотъ сложный рефлекторный механизмъ, который обезпечиваетъ
правильное согласованіе мышечныхъ сокращеній съ положе-
ніемъ тѣла въ цѣляхъ устойчивости послѣдняго при всевоз-
можныхъ условіяхъ.
Статическая координація представляетъ собою въ высшей
степени сложную функцію, выполняемую почти исключитель-
но рефлекторнымъ путемъ. Существенное условіе заключает-
ся въ томъ, чтобы въ каждый данный моментъ дѣйствію
центра тяжести тѣла была противопоставлена сила, которая мѣ-
шала бы естественному проявленію дѣйствія тяжести тѣла, т. е. на-

16

клонности падать. Условія равновѣсія тѣла, покоющагося на
ровной поверхности и опирающагося на нее нѣсколькими
точками, сравнительно просты. Достаточно, чтобы направленіе
дѣйствія тяжести тѣла падало въ этомъ случаѣ на плос-
кость, лежащую впутри точекъ опоры. Но дѣло значительно
осложняется, если мы имѣемъ тѣло составное, отдѣльныя ча-
сти котораго связаны между собою сочлененіями. Въ этомъ
случаѣ необходимо опредѣлить отдѣльно условія равновѣсія
каждой части, считая, что для удержанія каждой изъ нихъ не-
обходимо опредѣленное количество силы сообразно дѣйствію,
какое каждая изъ этихъ частей производитъ на свою систему.
На этомъ физическомъ законѣ именно и покоится стати-
ческая координація животныхъ и человѣка. При этомъ главными
силами, удерживающими въ опредѣленномъ положеніи равно-
вѣсія тѣло животныхъ и человѣка, находящихся въ покоѣ,
является сопротивленіе костей и сочлененій съ ихъ связками
и напряженіе мышцъ, удерживающихъ кости и сочлененія въ
опредѣленномъ положеніи. Во время движенія мышечныя со-
кращенія и мышечное напряженіе принимаютъ на себя главную
роль въ выполненіи статической координаціи, такъ какъ, благо-
даря этимъ мышечнымъ сокращеніямъ, во всякомъ положеніи
тѣла устанавливается равновѣсіе, измѣняющееся при передви-
женіи животнаго.
Представимъ себѣ, что четвероногое животное находится
въ стоячемъ положеніи. Очевидно, что отвѣсная линія тяже-
сти его тѣла должна падать внутрь четырехугольника, образуе-
маго его конечностями. Средствомъ поддержанія тѣла въ равно-
вѣсіи въ данномъ случаѣ являются кости и сочлененія конеч-
ностей животнаго съ ихъ мышцами, удерживающими конеч-
ности въ опредѣленномъ положеніи. При этомъ силы, развивае-
мыя мышечнымъ напряженіемъ одной стороны, должны уравно-
вѣшиваться силами, развиваемыми мышечнымъ напряженіемъ
другой стороны, и равнымъ образомъ мышечное напряженіе въ
переднихъ конечностяхъ должно уравновѣшиваться мышеч-
нымъ напряженіемъ заднихъ конечностей. Въ противномъ слу-
чаѣ равновѣсіе тѣла нарушается паденіемъ въ направленіи
болѣе слабой стороны.
Нельзя не принять, во вниманіе, что туловище животнаго,
благодаря напряженію мышцъ, представляетъ какъ бы одно
цѣлое, которое удерживаетъ позвоночникъ животнаго въ го-
ризонтальномъ положеніи. Независимо отъ того центръ тяже-
сти туловища, поддерживаемаго конечностями, долженъ дѣй-

17

ствовать на послѣднія въ косвенномъ направленіи сверху внизъ
и кнаружи, иначе говоря, дѣйствіе его, будучи разложено на
двѣ силы, изъ которыхъ одна дѣйствуетъ отвѣсно, другая
горизонтально, должно приводить въ напряженіе не только
всѣ мышцы, которыя удерживаютъ конечности въ вертикаль-
номъ положеніи, но между ними съ большею силою именно тѣ
мышечныя группы, которыя не даютъ конечностямъ раздви-
гаться въ стороны, следовательно главнымъ образомъ при-
водящія мышцы той и другой стороны, разгибатели перед-
нихъ и разгибатели заднихъ конечностей.
Что касается головы, то, будучи подвижно прикрѣплена къ
передней части туловища, она удерживается въ опредѣлен-
номъ положеніи съ помощью шейныхъ мышцъ, благодаря
чему она можетъ быть разсматриваема, какъ сильно выстоящая
кпереди часть туловища. Вмѣстѣ съ этимъ центръ тяжести
послѣдняго сильно смѣщенъ кпереди, въ силу чего перед-
нія конечности должны выдерживать большую тяжесть тѣла,
а потому и мышечное напряженіе въ нихъ при стоячемъ поло-
женіи должно отличаться большею силою, нежели мышечное
напряженіе въ заднихъ конечностяхъ.
Допустимъ теперь, что животное опускается на задъ своего
тѣла. Въ этомъ случаѣ дѣло сводится къ тому, что, благодаря
соотвѣтствующимъ мышечнымъ напряженіямъ, центръ тяже-
сти тѣла падаетъ на плоскость, заключенную между двумя пе-
редними конечностями и третьей точкой опоры, образуемой
задомъ тѣла.
Если животное ложится на полъ, то, безъ сомнѣнія, статиче-
ская координація въ этомъ положеніи представляется наи-
болеѣ облегченной и даже почти не требуетъ мышечныхъ
усилій при условіи, если животное остается въ покоѣ, под-
даваясь естественной тяжести своего тѣла, и кладетъ свою
голову на почву. Въ противномъ случаѣ поддержка головы и
туловища при полулежачемъ положеніи въ условіяхъ равновѣсія
требуетъ опять-таки соотвѣтствующихъ мышечныхъ усилій.
Точно также и на водѣ при плаваніи, благодаря тому, что туло-
вище паи своей относительно малой удѣльной тяжести под-
держивается на поверхности лишь относительно слабымъ на-
пряженіемъ мышцъ условія для статической координаціи пред-
ставляются весьма благопріятными, особенно если принять во
вниманіе относительную плотность водяной среды по сравне-
нію съ воздухомъ.
Допустимъ затѣмъ, что животное, напр. собака, „служить“

18

усаживаясь на задъ своего тѣла. Въ этомъ случаѣ выполненіе
статической координаціи тѣла требуетъ наибольшихъ усилій,
благодаря меньшей устойчивости центра тяжести тѣла. И въ
этомъ случаѣ равновѣсіе поддерживается, благодаря тому, что
центръ тяжести устанавливается такъ, что поддержкой его
служитъ задъ тѣла и обѣ заднія конечности, но при этомъ въ
дѣйствіе приходятъ мышцы туловища, шеи и заднихъ конеч-
ностей, благодаря чему центръ тяжести тѣла удерживается въ
указанныхъ выше предѣлахъ.
Если животное, стоя на четырехъ конечностяхъ находится
на подвижной плоскости, то наклонъ плоскости вправо вмѣстѣ
съ перемѣщеніемъ центра тяжести въ томъ же направленіи
вызываетъ сильное напряженіе мышцъ правыхъ конечностей,
особенно отводящихъ, тогда какъ отводящія мышцы лѣвыхъ
конечностей ослабѣваютъ и лишь приводящія мышцы обнару-
живаютъ совмѣстное сокращеніе съ отводящими мышцами пра-
выхъ конечностей. При наклоненіи плоскости влѣво происхо-
дитъ тотъ же эффектъ, но въ иномъ направленіи, при чемъ
отношеніе мышцъ конечностей представляется одинаковымъ съ
тѣмъ различіемъ, что дѣло въ этомъ случаѣ идетъ о противо-
положныхъ конечностяхъ.
Если плоскость наклоняется кпереди, то, вслѣдствіе пере-
мѣщенія въ томъ же направленіи центра тяжести тѣла, про-
исходитъ сильное напряженіе мышцъ переднихъ конечностей,
особенно разгибателей, тогда какъ сокращеніе разгибательныхъ
мышцъ заднихъ конечностей ослабѣваетъ, сгибатели же при-
водятся въ сокращеніе, вслѣдствіе чего животное присѣдаетъ
задомъ своего туловища.
При наклоненіи плоскости кзади происходятъ совершенно
обратныя движенія. Разгибатели заднихъ конечностей напря-
гаются, тогда какъ разгибатели переднихъ конечностей осла-
бѣваютъ и сокращаются лишь сгибатели ихъ, вслѣдствіе чего
животное припадаетъ на свои переднія конечности. Въ случаѣ,
если наклонъ плоскости достигнетъ такой степени, что центръ
тяжести даже и при вышеуказанныхъ приспособленіяхъ мышцъ
выводится за четыреугольникъ конечностей, служащихъ опо-
рой для туловища, животное приводитъ въ дѣйствіе свои когти
и удерживается еще ими до извѣстной степени, а, когда на-
клонъ еще болѣе усиливается, то оно неизбѣжнымъ образомъ
падаетъ, если только не въ состояніи перелѣзть на верхній
край плоскости, что дѣлаютъ хорошо лазающія животныя, какъ
напр. кошки, лягушки и др.

19

При неподвижной плоскости, по которой помѣщается живот-
ное, малѣйшій внѣшній толчекъ, направленный на туловище съ
одной его стороны, приводитъ въ сильное напряженіе мышцы про-
тивоположныхъ конечностей, особенно отводящія, въ то время
какъ напряженіе отводящихъ мышцъ конечностей соотвѣт-
ствующей стороны ослабѣваетъ и лишь приводящія ихъ мышцы
могутъ обнаруживать совмѣстное напряженіе. Эти мышечныя
сокращенія конечностей противодѣйствуютъ вынесенію центра
тяжести тѣла кнаружи отъ конечностей. Если при этомъ дѣй-
ствіе тѣхъ и другихъ мышцъ оказывается недостаточнымъ, то
происходитъ въ результатѣ перемѣщеніе конечностей вмѣстѣ
съ туловищемъ (скачекъ въ сторону), благодаря чему тол-
чекъ, данный послѣднему, встрѣчаетъ снова сопротивленіе въ
напряженіи упомянутыхъ мышцъ конечностей и такимъ обра-
зомъ равновѣсіе опять устанавливается; въ противномъ слу-
чаѣ животное подъ дѣйствіемъ смѣщеннаго центра тяжести
своего тѣла падаетъ на сторону.
Совершенно аналогичныя явленія происходятъ въ томъ
случаѣ, если туловищу животнаго даютъ толчекъ въ напра-
вленіи кпереди или кзади. Въ первомъ случаѣ для противо-
дѣйствія смѣщенію тяжести тѣла приходятъ въ сильное сокра-
щеніе разгибающія мышцы переднихъ конечностей, тогда какъ
бывшія ранѣе въ напряженіи разгибающія мышцы заднихъ
конечностей разслабѣваютъ и лишь слабо обнаруживаютъ
сокращеніе, вслѣдствіе чего животное инстинктивно садится
на задъ своего тѣла. Во второмъ случаѣ усиливается напря-
женіе мышцъ заднихъ лапъ, особенно разгибателей, тогда какъ
напряжете разгибающихъ мышцъ переднихъ лапъ ослабѣ-
ваетъ, при чемъ обнаруживается сокращеніе сгибателей перед-
нихъ лапъ, вслѣдствіе чего животное припадаетъ передней
частью туловища.
Статическая координація при активныхъ движеніяхъ.
Аналогичныя условія для статической координаціи наблю-
даются и при активныхъ движеніяхъ тѣла.
Представимъ себѣ, что животное, находящееся въ стоя-
чемъ положеніи, поднимаетъ одну изъ своихъ переднихъ конеч-
ностей, напр. правую. Благодаря этому движенію, центръ тяже-
сти тѣла смѣщается впередъ и вправо и для удержанія тѣла
въ равновѣсіи мышцы остальныхъ трехъ конечностей не только
должны принять на себя тяжесть всего туловища, раздѣляе-

20

мую ранѣе четырьмя конечностями, но еще и смѣстить туло-
вище такимъ образомъ, чтобы центръ его тяжести пришелся
внутрь треугольника, образуемаго тремя его конечностями, опи-
рающимися на почву. Для этой цѣли производится наклонъ
туловища кзади и въ сторону, противоположную поднятой
конечности.
Если съ другой стороны животное, остающееся въ стоя-
чемъ положеніи, поднимаетъ одну изъ своихъ заднихъ конеч-
ностей, напр. лѣвую, то въ результатѣ произойдетъ не только
большее напряженіе мышцъ трехъ остальныхъ конечностей,
вслѣдствіе того, что вся тяжесть тѣла теперь распредѣляется
на эти три конечности; но вмѣстѣ съ тѣмъ напряженіе мышцъ
этихъ конечностей измѣняется такъ, что центръ тяжести тѣла
смѣщается впередъ и вправо падая на пространство, располо-
женное между тремя упомянутыми конечностями
При активныхъ движеніяхъ головы происходитъ также соот-
вѣтствующее смѣщеніе центра тяжести тѣла и, вслѣдствіе
этого, если только движеніе головы значительно, происходитъ
измѣненіе въ напряженіи мышцъ конечностей и туловища,
которое имѣетъ цѣлью привести вновь въ устойчивое поло-
женіе центръ тяжести тѣла.
Теперь нетрудно представить себѣ тѣ условія статической
координаціи тѣла, которыя должны наступить при активномъ
передвиженіи животнаго.
Для того, чтобы изслѣдовать статическую координацію во
время движенія, необходимо прежде всего отдать отчетъ въ
томъ, что происходитъ съ центромъ тяжести тѣла во время
передвиженія.
Извѣстно, что, начиная ходить, животное первоначально
приподнимаетъ, передвигая кпереди, одну изъ своихъ пе-
реднихъ лапъ и почти тотчасъ же производить движеніе от-
талкиванія противоположной задней конечностью, перемѣ-
щая ее также кпереди. Вслѣдъ затѣмъ, когда обѣ конеч-
ности поставятся на почву, тоже самое происходитъ и съ обѣ-
ими другими конечностями. При этомъ въ то время, когда
животное, поднявъ переднюю конечность, отталкивается впе-
редъ противоположною заднею конечностью, центръ тяжести его
тѣла смѣщается кпереди и въ сторону поднятой передней
конечности.
Чтобы поддержать равновѣсіе тѣла, животное въ этотъ мо-
ментъ, опускаетъ на почву свою поднятую переднюю конеч-
ность, a затѣмъ и противоположную ей заднюю конечность и,

21

опираясь на нихъ и на другую заднюю конечность, подни-
маетъ вторую переднюю конечность, послѣ чего производитъ
отталкиваніе противоположной ей задней конечностью, вслѣд-
ствіе чего центръ тяжести вновь переносится кпереди и въ
сторону поднятой конечности и опять для поддержанія нару-
шеннаго равновѣсія животное ставитъ на полъ поднятую перед-
нюю конечность и за нею заднюю конечность. Такъ дѣло про-
должается все время, пока животное ходитъ.
При этомъ повороты его въ стороны обусловливаются смѣ-
щеніемъ головы и передней части туловища въ боковомъ на-
правленіи, благодаря чему центръ тяжести смѣщается въ
томъ же направленіи и вынуждаетъ ставить поднятую перед-
нюю конечность не прямо кпереди, а въ боковомъ направленіи.
Что касается бѣга, то онъ отличается отъ обыкновенной
ходьбы лишь тѣмъ, что въ извѣстный моментъ у животнаго
въ воздухѣ оказываются не двѣ, а три конечности, а при бѣгѣ
вскачь всѣ четыре конечности оказываются въ извѣстное время
въ воздухѣ, при чемъ животное производить движеніе оттал-
киванія заразъ обѣими задними конечностями, поднимая тѣло
на воздухъ и затѣмъ при паденіи тѣла, опершись на мгнове-
ніе обѣими передними лапами и сблизивъ съ ними обѣ зад-
нія конечности, вновь производитъ движеніе отталкиванія по-
слѣдними. Во всѣхъ этихъ случаяхъ происходитъ постоянное
перемѣщеніе центра тяжести тѣла. которое поддерживается въ
равновѣсіи соотвѣтствующими перемѣщеніями конечностей,
туловища и головы, обусловливаемыми опредѣленными мышеч-
ными сокращеніями.
Такимъ образомъ при активномъ передвиженіи статическая
координація выполняется при посредствѣ крайне сложной игры
мышцъ конечностей, туловища и головы, конечной цѣлью ко-
торой является дать въ каждый моментъ возможно прочную
точку опоры для тѣла животнаго.
Статическая координація у человѣка.
Что касается человѣка, то условія статической координаціи
здѣсь остаются въ сущности тѣми же, но нельзя не принять во вни-
маніе, что они при этомъ осложняются тѣмъ, что линія тяжести
тѣла должна падать на болѣе узкую опору, образуемую пло-
щадью обѣихъ подошвъ и пространства, заключеннаго между
ними. Независимо отъ того вертикальное положеніе туловища
и головы приводитъ къ тому, что мышцы туловища, шеи и

22

отчасти рукъ играютъ выдающуюся роль въ развитіи компен-
саторныхъ движеній.
Поэтому при стояніи наклонъ туловища и головы въ ту
или другую сторону возможенъ лишь въ той мѣрѣ, въ какой
этотъ наклонъ не выводитъ линію тяжести тѣла за предѣлы
опорной площади ногъ.
Сообразно этому большіе наклоны верхней части туловища
и головы въ ту или другую сторону всегда сопровождаются
уравновѣшивающимъ изгибомъ нижней части туловища и ко-
нечностей въ другую сторону, а когда это уравновѣшиваніе
становится недостаточнымъ, то присоединяются еще компенса-
торныя дѣйствія рукъ.
Допустимъ теперь, что плоскость, на которой стоить чело-
вѣкъ наклоняется въ одну сторону. Результатомъ этого тот-
часъ же явится соотвѣтственное измѣненіе въ напряженіи
мышцъ нижнихъ конечностей и перегибаніе туловища въ сто-
рону противоположную плоскости; при наклоненіи впередъ или
назадъ произойдутъ также компенсаторныя отклоненія осталь-
ной части туловища и ногъ въ противоположномъ направленіи
и, если эти отклоненія окажутся недостаточными, уравновѣ-
шиванію тѣла помогаетъ перемѣщеніе рукъ.
Если человѣкъ подниметъ одну ногу и тѣмъ еще болѣе
съузитъ площадь опоры своего тѣла, то равновѣсіе тѣла стано-
вится уже крайне неустойчивымъ, благодаря чему почти тотчасъ
же происходитъ энергичное отклоненіе туловища въ сторону
противоположную поднятой ногѣ и въ тоже время производятся
балансирующія движенія рукъ и поднятой ноги. При всемъ
томъ, благодаря сравнительной малости остающейся площади
опоры, поддерживаніе равновѣсія въ этомъ случаѣ оказывается
настолько затруднительнымъ, что далеко на всѣ люди могутъ
удерживаться на одной ногѣ.
Во всякомъ случаѣ при попыткахъ встать на одну ногу у
всѣхъ и каждаго неизбѣжно обнаруживаются крайне рѣзкія
уравновѣшивающія движенія туловища и конечностей, которыя
производятся совершенно непроизвольно и подавлять которыя
человѣку представляется почти невозможнымъ.
Эти движенія очевидно лучше многихъ другихъ случаевъ
могутъ иллюстрировать дѣйствіе рефлекторнаго механизма ста-
тической координаціи въ случаяхъ, когда равновѣсіе тѣла ста-
новится неустойчивымъ или подвергается нарушенію.
Равнымъ образомъ при ходьбѣ или бѣгѣ туловище для
поддержанія наиболѣе благопріятнаго положенія должно про-

23

изводить соотвѣтствующія движенія въ формѣ наклоновъ
и поворотовъ. Съ каждымъ шагомъ туловище наклоняется
впередъ и въ сторону опирающейся ноги; при этомъ для
облегченія переноса центра тяжести впередъ и для уравно-
вѣшенія бокового наклона туловища производятся маятнико-
образныя поперемѣнныя движенія рукъ синхроничныя съ
движеніемъ ногъ, но противоположныя по направленію. Въ
этомъ отношеніи движете членовъ человѣка напоминаетъ со-
бою движеніе при ходьбѣ членовъ четвероногихъ.
Если напротивъ того руки фиксированы при туловищѣ, то
одна изъ сторонъ таза и соотвѣтствующее плечо производятъ
движеніе поворота въ томъ же смыслѣ. При свободныхъ ру-
кахъ по Beaunis соотвѣтствующее плечо и половина таза про-
изводятъ движеніе въ противоположномъ смыслѣ. По Marey
и Demeny кромѣ того движеніе плечей по оси происходитъ въ
направленіи обратномъ движенію таза, благодаря чему произ-
водится вращеніе туловища вокругъ горизонтальной оси. Все
это суть движенія компенсаторныя, необходимыя для под-
держки тѣла въ условіяхъ, наиболѣе благопріятныхъ для дан-
наго случая.
Повороты въ сторону мы производимъ съ помощью враще-
нія туловища и ногъ вокругъ продольной оси.
При движеніи бѣга имѣются тѣ же самыя движенія, произ-
водимыя впрочемъ съ большей силой и болѣе скорымъ тем-
птомъ, при чемъ въ одинъ изъ моментовъ обѣ ноги представ-
ляются отдѣленными отъ почвы.
При прыжкахъ обѣ ноги все время прыжка находятся въ
воздухѣ, при чемъ движеніе тѣла обусловливается толчкомъ,
сообщеннымъ ему быстрымъ разгибательнымъ движеніемъ ногъ,
послѣ предварительнаго ихъ сгибанія и наклона туловища
впередъ.
Надо замѣтить, что и глаза при передвиженіи тѣла, какъ
я убѣдился, играютъ далеко не безразличную роль. Фиксируя
пространство, лежащее впереди отъ туловища, они позволяютъ
точнѣе сообразовать движеніе ногъ съ прямолинейнымъ на-
правленіемъ передвиженія. Участіе глазъ въ этомъ случаѣ
выступаетъ съ полною ясностью, если мы намѣренно во время
ходьбы повернемъ ихъ въ сторону. Тотчасъ же этотъ поворотъ
глазъ скажется тѣмъ, что линія передвиженія тѣла будетъ
отклоняться въ противоположномъ направленіи. Равнымъ об-
разомъ закрытіе глазъ при поднятой ногѣ, какъ извѣстно, тот-
часъ же отражается усиленіемъ колебаній туловища. Съ дру-

24

гой стороны извѣстно, что при tabes dorsalis больные съ по-
мощью фиксаціи глазъ въ направленіи пола, лежащаго впе-
реди отъ нихъ, достигаютъ улучшенія равновѣсія тѣла при
ходьбѣ.
Спрашивается, какіе же импульсы руководятъ всѣми упо-
мянутыми, въ общемъ очень сложными, какъ мы видѣли, дви-
женіями? Не подлежитъ никакому сомнѣнію, что эти движенія
носятъ почти исключительно рефлекторный характеръ. Хотя
воля и можетъ вмѣшиваться въ механизмъ статической коор-
динаціи; но во всякомъ случаѣ при обычныхъ условіяхъ всѣ
вышеуказанныя движенія мало зависятъ отъ воли, выполняясь
по преимуществу рефлекторнымъ путемъ.
Когда мы говорили о стояніи и передвиженіи, то мы уже
упоминали о томъ, что для выполненія того и другого тре-
буется очень сложная координація мышечныхъ сокращеній.
Часть этихъ мышечныхъ сокращеній идетъ на поддержаніе тя-
жести тѣла на конечностяхъ, служащихъ ему опорою, другая
часть мышечныхъ сокращеній служитъ для перемѣщенія ко-
нечностей и перенесенія центра тяжести тѣла съ одной конеч-
ности на другую, чѣмъ достигается передвиженіе тѣла въ про-
странствѣ. Но сверхъ того какъ для стоянія, такъ и для ходьбы
требуется еще цѣлый рядъ мышечныхъ сокращеній, которыя
предназначены собственно для поддержанія равновѣсія тѣла.
Мы знаемъ, что центръ тяжести тѣла при непринужденномъ
стояніи не совпадаетъ съ среднею частью нашихъ подошвъ, а
падаетъ по линіи, проходящей вблизи задней поверхности пятокъ.
Уже это обстоятельство заставляетъ въ стоячемъ положеніи
сокращаться извѣстную группу мышцъ, чтобы удержать чело-
вѣка отъ паденія назадъ. Но независимо отъ того нужно имѣть
въ виду, что стоячее положеніе человѣка представляется въ
высшей степени неустойчивымъ и при малѣйшемъ выведет и
центра тяжести тѣла изъ его обычнаго положенія въ томъ или
другомъ направленіи, какъ это случается почти при всякомъ
болѣе или менѣе энергичномъ движеніи, наше тѣло получаетъ
наклонность падать въ сторону перемѣщенія центра тяжести
тѣла.
Для удержанія послѣдняго отъ паденія и приводятся въ
дѣло опредѣленныя группы мышцъ, которыя частью, дѣйствуя,
какъ антогонисты, удерживаютъ туловище отъ дальнѣйшаго
наклона, частью имѣютъ цѣлью перенесете центра тяжести
тѣла при новомъ его положеніи на прежнюю линію отвѣса. Все
это достигается соразмѣрнымъ участіемъ въ сокращеніи самыхъ

25

различныхъ мышечныхъ группъ, управляющихъ передвиже-
ніемъ головы туловища и членовъ. Хотя упомянутыя выше ста-
тическія движенія, какъ уже ясно изъ предыдущаго, про-
являются при всякомъ стояніи и передвиженіи, но они высту-
паютъ, какъ упомянуто, съ особенною рѣзкостью при выведеніи
центра тяжести тѣла изъ его обычнаго положенія и въ осо-
бенности, когда опорныя части тѣла подъ ногами оказываются
очень малыми или непрочными, какъ напр. при ходьбѣ по тон-
кому шесту или по канату.
Опытъ показываетъ, что чѣмъ сильнѣе выводится центръ
тяжести тѣла за плоскость его опоры, тѣмъ сильнѣе и упомя-
нутыя статическія движенія
Отсюда ясно, что послѣднія сочетаны съ тѣми импульсами
которые непроизвольно возникаютъ при наклонахъ п вообще
при смѣщеніяхъ тѣла въ томъ или другомъ направленіи.
Хотя и волевые импульсы до нѣкоторой степени участвуютъ
въ статикѣ тѣла, но лишь въ слабой мѣрѣ. Поэтому живот-
ныя съ удаленными мозговыми полушаріями, какъ напр. ля-
гушки, птицы и даже млекопитающія (по крайней мѣрѣ при
удаленіи мозгового вещества полушарій въ нѣсколько пріемовъ,
какъ дѣлалъ Goltz) отлично выполняютъ статику тѣла и под-
держиваютъ его равновѣсіе.
Отсюда очевидно, что возникающіе при смѣщеніяхъ тѣла
центростремительные импульсы для поддержанія стастики тѣла
передаются большею частью рефлекторнымъ путемъ помимо
мозговыхъ полушарій на двигательные нервные проводники,
приводящіе въ сокращеніе опредѣленныя мышцы тѣла.
Кожно-мышечные органы статическаго чувства.
При разборѣ вышеуказанныхъ явленій прежде всего напра-
шивается вопросъ, гдѣ же возникаютъ центростремительные
импульсы для правильнаго выполненія статической координаціи,
Опытъ показываетъ, что для этой цѣли имѣются совер-
шенно особые органы статическаго чувства, которые, какъ уже
ранѣе упоминалось, называютъ иногда, хотя и неправильно,
„периферическими органами равновѣсія“.
Одинъ изъ важныхъ органовъ статическаго чувства зало-
женъ въ т. называемыхъ полукружныхъ каналахъ ушного ла-
биринта, значеніе котораго въ указанномъ отношеніи опре-
дѣлилось уже классическими опытами знаменитаго француз-
скаго физіолога Flourens'a.

26

Кромѣ полукружныхъ каналовъ роль такихъ же органовъ
статическаго чувства, какъ я убѣдился на основаніи своихъ
опытовъ, играетъ глубокая часть третьяго желудочка. Наконецъ
для той же цѣли служатъ и особые нервные приборы, заклю-
ченные въ кожѣ и мышцахъ, которымъ можно присвоить на-
званіе кожно-мышечныхъ органовъ статическаго чувства.
Такимъ образомъ мы имѣемъ съ одной стороны: 1) череп-
ные периферическіе органы статическаго чувства, къ которымъ
слѣдуетъ отнести полукружные каналы и область третьяго
желудочка и 2) внѣ-черепные кожно-мышечные органы стати-
ческаго чувства.
Мы начнемъ разсмотрѣніе предмета съ кожно-мышечныхъ
органовъ.
Подъ этимъ названіемъ мы понимаемъ тѣ чувствительные
нервные приборы, заложенные въ кожѣ и мышцахъ, раздраже-
ніе которыхъ при стояніи, движеніи и ходьбѣ даетъ особые
импульсы, рефлекторно возбуждающіе движенія, служащія для
статической координаціи тѣла.
Что кожа содержитъ особые нервные приборы, которые имѣ-
ютъ извѣстное значеніе въ отношеніи статическаго чувства
доказываетъ то обстоятельство, что, если у лягушки снять
кожу съ лапокъ, то она утрачиваетъ въ значительной мѣрѣ
способность поддерживать равновѣсіе своего тѣла и выпол-
нять статическую координацію.
Совершенно подобные же результаты даетъ, какъ я убѣдился,
тотъ же опытъ и надъ голубемъ, которому осторожно сняты
кожные покровы съ лапокъ.
Если мы искусственно произведемъ анэстезію подошвъ у
совершенно здороваго человѣка, то онъ уже не совсѣмъ прочно
будетъ удерживаться на ногахъ, обнаруживая совершенно ясное
пошатываніе (Vierordt).
Только что приведенныхъ данныхъ достаточно, чтобы убѣ-
диться, что кожа содержитъ въ себѣ очень важныя нервные
приборы, служащіе для статическаго чувства.
Точно также и мышцы содержатъ подобные же нервные
приборы, служащіе для статическаго чувства.
Это доказывается тѣмъ обстоятельствомъ, что нарушеніе мы-
шечнаго или точнѣе мышечно-суставного чувства въ конечно-
стяхъ, сопровождающее периферическія и спинно-мозговыя по-
раженія нервной системы, отражается всегда въ высшей сте-
пени рѣзкимъ образомъ на статической координаціи и под-
держаніи равновѣсія тѣла.

27

Что на периферіи тѣла въ кожѣ и мышцахъ содер-
жатся особые нервные приборы, служащіе мѣстомъ возникно-
венія импульсовъ, рефлекторно передающихся на органы ста-
тической координаціи, доказывается также тѣмъ, что перерѣзка
заднихъ корешковъ, какъ у лягушекъ, такъ и у другихъ жи-
вотныхъ, тотчасъ же отражается рѣзкимъ образомъ на равно-
вѣсіи тѣла и статической координаціи. Равнымъ образомъ и
пораженія заднихъ корешковъ вмѣстѣ съ задними столбами
у человѣка, какъ мы наблюдаемъ напр. при tabes dorsalis, со-
провождается крайне ясными разстройствами равновѣсія и ста-
тической координаціи, выражающимися рѣзкимъ пошатыва-
ніемъ тѣла и нерѣдко даже полной невозможностью стоянія
и ходьбы.
Весьма вѣроятно, что для статическаго чувства мы имѣемъ
совершенно особые нервные аппараты, отличные отъ тѣхъ при-
боровъ, которые служатъ напр. для воспріятія осязательнаго
раздраженія, на что я уже указалъ въ одной изъ своихъ преж-
нихъ работъ
Есть однако нѣкоторыя основанія въ пользу того, что нер-
вные приборы, предназначенные для чувства давленія и для
воспріятія мышечнаго или мышечно-суставного чувства, яв-
ляются въ то же время и органами статическаго чувства.
Возможно, что въ этомъ случаѣ нужно имѣть въ виду
гаавнымъ образомъ такъ наз. Vater-Pacini'евы тѣльца, разбро-
санныя въ разныхъ частяхъ тѣла, но содержащіяся въ боль-
шомъ изобиліи между прочимъ въ подкожныхъ слояхъ, осо-
бенно подошвъ и ладоней, въ мышцахъ и въ суставныхъ связ-
кахъ. (Фиг. 1). Тѣмъ не менѣе окончательное выясненіе вопроса
о нервныхъ приборахъ, принимающихъ на себя роль кожно-
мышечныхъ органовъ статическаго чувства должно предоста-
вить будущему времени.
Какъ бы однако не разрѣшался вопросъ о природѣ тѣхъ
нервныхъ приборовъ, которые служатъ кожно-мышечными
органами статическаго чувства, мы должны имѣть въ виду,
что раздражителями этихъ органовъ по всей вѣроятно-
сти служатъ внѣшнее давленіе и растяженіе, дѣйствующія
на кожу съ подкожной клѣтчаткой, а также на мышцы и
связки, слѣдовательно въ сущности тѣ же самыя раздраже-
нія, которыя возбуждаютъ въ насъ чувство давленія, а равно
1) См. В. Бехтеревъ. Значеніе органовъ равновѣсія для образованія на-
шихъ представленій о пространствѣ. Невр. Вѣстн. 1893. Pflüger's Arch. 1893.
Отд. изд. Спб., 1894.

28

и мышечно-суставное чувство. По крайней мѣрѣ въ пользу
этого говоритъ то вліяніе, которое оказываютъ чувство давле-
нія, а равно и мышечно-суставное чувство на равновѣсіе на-
шего тѣла.
Въ этомъ отношеніи роль кожно-мышечныхъ органовъ сво-
дится къ тому, что давленіе, испытываемое нашими подошвами
вмѣстѣ съ давленіемъ на суставы и соотвѣтствующимъ мышеч-
нымъ напряженіемъ, путемъ рефлекса передается чрезъ цент-
ральные органы и приводитъ въ сокра-
щеніе тѣ именно мышечныя группы,
сокращеніе которыхъ необходимо для
удержанія тѣла въ равновѣсіи при
данныхъ условіяхъ.
Въ заключеніе замѣтимъ, что раз-
стройства равновѣсія, наблюдаемыя
при устраненіи кожно-мышечныхъ
органовъ компенсируются зритель-
ными импульсами и импульсами,
исходящими изъ полукружныхъ ка-
наловъ. Первый фактъ давно извѣ-
стенъ изъ клиническихъ наблюденій
надъ tabes dorsalis, при которой закры-
тіе глазъ усиливаетъ существующее
нарушеніе равновѣсія (симптомъ Rom-
berg'a), что, какъ я убѣдился, можно
наблюдать также и у животныхъ съ
перерѣзкой заднихъ столбовъ спинного
мозга. Что же касается отношенія функ-
ціи кожно-мышечныхъ органовъ къ
полукружнымъ каналамъ то это вытекаетъ изъ опытовъ Bi-
ckel'а, который показалъ, что компенсація разстройствъ движе-
нія у собакъ послѣ перерѣзки заднихъ корешковъ происходитъ
частью при посредствѣ ушнаго лабиринта, частью при по-
средствѣ двигательной области мозговой коры.
Связи кожно-мышечныхъ органовъ статическаго чувства
съ мозжечкомъ.
Что касается центральнаго органа, при посредствѣ котораго
кожно-мышечные органы статическаго чувства передаютъ свое
Фиг. 1. Fater-Pacini'ево тѣльце.
1 — мякотное волокно, 2 — регі-
nervium, 3 — осевой цилиндръ,
4 — конечная пуговка, 5 — ligam.
interlamellare, 6, 7 — наруж-
ный и внутреннія капсулярныя
линіи.
1) Bickel. Exper. Untcrs. über die Compensation de sensor. Ataxie. D. Med.
Woch. № 12, 1901.

29

вліяніе на двигательные приводы, идущіе къ мышцамъ тѣла,
то уже тотъ фактъ, что при перерѣзкѣ на уровнѣ шейной обла-
сти спинного мозга всѣ вообще животныя лишаются статиче-
ской координаціи, показываетъ что такой органъ лежитъ
выше спинного мозга. Дальнѣйшіе опыты приводятъ къ выводу,
что центральнымъ органомъ статической координаціи, при по-
средствѣ котораго пе-
редаются импульсы,
какъ отъ кожно-мы-
шечныхъ органовъ,
такъ и отъ другихъ пе-
риферическихъ орга-
новъ статическаго чув-
ства, является мозже-
чокъ, поврежденія ко-
тораго, какъ увидимъ
ниже, всегда отража-
ются въ высшей сте-
пени рѣзкимъ образомъ
на статической коорди-
націи.
Очевидно, что связь
кожно-мышечныхъ ор-
гановъ статическаго
чувства съ мозжечкомъ
происходитъ при по-
средствѣ тѣхъ центро-
стремительныхъ спин-
но-мозговыхъ провод-
никовъ, которые подни-
маются къ мозжечку,
(фиг. 2). Изъ этихъ про-
водниковъ мы знаемъ:
1) волокна заднихъ
столбовъ, стоящія въ
связи съ мозжечкомъ
частью при посредствѣ
ядеръ заднихъ столбовъ, частью же и непосредственно чрезъ
corp. restiforme; 2) волокна мозжечковыхъ пучковъ боковыхъ
столбовъ — тыльнаго и брюшного, входящаго въ составъ пучка
Gowers'a, изъ которыхъ первый проникаетъ чрезъ заднюю ножку
мозжечка къ верхнему червю своей стороны, второй же, подни-
Фиг. 2. Схема центростремительныхъ связей спинного
мозга съ мозжечкомъ, служащихъ для передачи импуль-
совъ отъ кожно-мышечныхъ органовъ къ мозжечку,
гр — задніе корешки, fp — задніе пучки Goll'а,
fvc — брюшной мозжечковый пучекъ, fpc — тыльный
мозжечковый пучекъ, fce — волокна отъ ядра Burdach'a
къ мозжечку, служащія продолженіемъ пучковъ Bur-
dach'a, fgc — волокна отъ ядра Goll'a къ мозжечку,
служащіе продолженіемъ волоконъ пучковъ Goll'a.

30

маясь до уровня передней ножки, огибаетъ ее снаружи и сверху
и, проходя чрезъ vel. med. ant., уходитъ въ область нижняго
червя и передней части червя той же стороны.
Изъ опытовъ надъ спиннымъ мозгомъ мы знаемъ, что пере-
рѣзка заднихъ столбовъ, а равно и перерѣзка мозжечковыхъ
пучковъ боковыхъ столбовъ приводитъ къ развитію двига-
тельныхъ разстройствъ съ характеромъ нарушенія статической
координаціи, a раздраженіе центральнаго конца мозжечковыхъ
пучковъ боковыхъ столбовъ по моимъ опытамъ приводитъ даже
къ развитію своеобразнаго вынужденнаго наклоненія головы1).
При своихъ опытахъ я убѣдился также, что перерѣзка въ
области мозжечковаго пучка на уровнѣ нижней части продол-
говатаго мозга приводитъ къ развитію вынужденныхъ враща-
тельныхъ движеній въ сторону поврежденія.1).
Къ сожалѣнію, мы не можемъ пока рѣшить вопроса, какой
изъ вышеуказанныхъ проводниковъ передаетъ импульсы отъ
мышцъ и суставовъ и какой отъ кожныхъ органовъ стати-
ческаго чувства. Возможно думать, что содержащіяся въ зад-
нихъ столбахъ волокна рефлекторно передаютъ къ мозжечку
импульсы отъ мышечной системы; на мозжечковые же пучки
боковыхъ столбовъ въ такомъ случаѣ должна бы выпадать
передача къ мозжечку импульсовъ оть кожныхъ органовъ ста-
тическаго чувства. Однако нельзя не признать, что мы не имѣемъ
пока фактическихъ основаній въ пользу такого рѣшенія во-
проса, который пока слѣдуетъ считать открытымъ.
Полукружные каналы ушного лабиринта.
Перейдемъ теперь къ разсмотрѣнію другого периферическаго
органа статическаго чувства, который въ отношеніи своего вліянія
на функцію статической координаціи представляется наиболѣе
изученнымъ. Мы говоримъ о полукружныхъ каналахъ ушного
лабиринта.
Еще P. Autenrieth2) далъ первыя, частью основанныя на опы-
тахъ, указанія относительно функціи полукружныхъ каналовъ.
Имѣя въ виду положеніе полукружныхъ каналовъ въ трехъ пер-
пендикулярныхъ другъ къ другу плоскостяхъ, онъ впервые
указалъ на роль этихъ органовъ въ проведеніи направленія звука
Впослѣдствіи авторъ развилъ подробнѣе свои взгляды въ
1) В. Бехтеревъ. Неврол. Вѣстн. т. III, вып. I, 1895 и Neurol. Centralbl
1895, № 16.
2) F. Autenrieth. Handb. d. empir. mensch. Physiol. III Theil, стр. 245, 1802.

31

особой работѣ, опубликованной совмѣстно съ Körner'омъ1), но
несомнѣнно, что наиболѣе важными экспериментальными изслѣ-
дованіями въ отношенію полукружныхъ каналовъ, составив-
шими эпоху въ развитіи этого вопроса, мы обязаны француз-
скому физіологу Flonrens'y.
Въ кнцѣ первой четверти настоящаго столѣтія Flourens
своими по истинѣ классическими опытами надъ полукружными
каналами уха обогатилъ науку столь точными свѣдѣніями въ
отношеніи разстройствъ, наступающихъ у животныхъ вмѣстѣ съ
разрушеніемъ этихъ каналовъ, что и по настоящее время они
могутъ считаться въ общемъ вполнѣ соотвѣтствующими дѣй-
ствительности.
На основаніи своихъ опытовъ Flonrens приходитъ къ выводу,
что полукружные каналы служатъ для регуляціи движеній въ
трехъ измѣреніяхъ пространства, что нормальное животное не
производитъ массы безпорядочныхъ движеній, благодаря ла-
биринту, и что улитковый и преддверный нервы служатъ для
различныхъ функцій.
Первоначально эти изслѣдованія не встрѣтили большой под-
держки, такъ какъ, хотя нѣкоторые изъ позднѣйшихъ авторовъ
и подтвердили результаты изслѣдованій Flourens'a (напр., Czer-
mak2)); другіе же объясняли ихъ не раздраженіемъ, какъ предпо-
лагалъ Flonrens, a угнетеніемъ (Chevreul3)). Harles4) лишь от-
части подтверждаетъ изслѣдованія Flonrens'a. Brown-Sequard,
производя опыты надъ лягушками, признаетъ, что простая пе-
рерѣзка полукружныхъ каналовъ остается безъ эффектовъ
и лишь поврежденіе ствола слухового нерва вызываетъ соот-
вѣтствующія разстройства движенія. Schiff5) однако и при
перерѣзкѣ слухового нерва не нашелъ никакихъ разстройствъ
движенія ни у кроликовъ, ни у лягушекъ, чѣмъ было подор-
вано основаніе о вліяніи полукружныхъ каналовъ на дви-
женіе. Goltz'a6) напротивъ того убѣдился на лягушкахъ, что
1) Autenrieth und Körner. Beobachtungen über die Functionen einzelner
Theile des Gehörs. Reil's. Arch. Bd. 9, стр. 313, 1809.
2) Czermak. Resultats de la section des can. semicirc. Comptes rendus heb-
dom. des seances de l'Acad. des sciences. T. II, стр. 823, 1860.
3) Chevreul. Expér. sur le can. semicirc. de l'oreille. etc. Journal de savants,
1831, стр. 9—11.
4) Harless. Wagner's Handwörterbuch der Physiologie etc. Bd. IV, 1846,
стр. 422.
5) Schiff. Lehrb. d. Muskel- u. Nervenphysiologie, 1858, стр. 399.
6) Goltz. Ueber die physiol. Bedeutung d. Bogengängen d. Ohrlabyrintes.
Pflüger's Arch. Bd. III, 1870, стр. 172.

32

перерѣзка полукружныхъ каналовъ приводитъ къ нарушенію
равновѣсія (опытъ съ дощечкою) и потому онъ признаетъ ла-
биринтъ за органъ равновѣсія и представилъ новую теорію для
объясненія получаемыхъ разстройствъ.
Но и послѣ работы Goltz'a появился цѣлый рядъ работъ,
подвергавшихъ результаты изслѣдованій Flourens'a сомнѣнію
главнымъ образомъ въ томъ отношеніи, что перерѣзка кана-
ловъ прежними авторами производилась нечисто, что не могло
не отражаться на функціи подлежащихъ частей мозга и что
осторожное перерѣзываніе полукружныхъ каналовъ не вызы-
ваетъ рѣзкихъ разстройствъ движенія.
Къ этимъ работамъ относятся изслѣдованія Böetcher'a1),
Шкляревскаго2), Блоха3) и др.
Само собою разумѣется, что эти работы привели къ улуч-
шенію техники оперированія, достигшей совершенства съ работой
Ewald'a4), но при этомъ оказалось согласно съ Flourens'омъ,
что поврежденіе самихъ полукружныхъ каналовъ приводитъ
къ двигательнымъ разстройствамъ и что эти разстройства раз-
личествуютъ въ зависимости отъ поврежденія того или другого
изъ каналовъ (Ціонъ5) и др.).
Далѣе, имѣетъ значеніе цѣлый рядъ работъ съ раздраже-
ніемъ каналовъ, напр. Löwenberg'a6), Curschmann'a7), Борнгардта8),
Breuer'a9), Ціона10) и др.
1) Boetcher. Ueber die Durchschneidung d. Bogengänge d. Gehörlabyrinthes etc.
Arch. f. Ohrenh. IX 1875, стр. 1—91.
2) Шкляревскій. Мозжечекъ и полукружные каналы птицъ. Журн. для
норм, и патол. гистологіи Руднева 1872, стр. 305.
3) Блохъ. Функція полукружныхъ каналовъ. Дисс. Спб. 1873.
4) Ewald. Phys. Untersuch. über d. Endorgan, d. N. octavus. Wiesbaden. 1892.
5) Ціонъ. Ueber die Function d. halbzirkelförm Kanäle. Pfluger's Arch.
Bd. 8, 1874.
6) Loewenberg. Ueber die nach Durchschneidung d. Bogengänge d. Ohrlaby-
rintes aufretenden Bewegungsstörungen. Arch. f. Augen-und Ohrenh. Bd. III. 1873.
7) Curschmann. Ueber das Verhältniss d. Halbzirkelkanäle etc. Arch. f.
Psych. Bd. V. 1875, стр. 458.
8) Борнгардтъ. Experim. Beiträge zur Physiologie d. Bogengänge d. Ohr-
labyrintes. Pflüger's Arch. Bd. XII. 1876, стр. 471.
9) Breuer. Neue Versuche an den Ohrbogengänge. Pflüger's Arch. Bd. 44.
1888, стр. 135. Его же. Ueber die Functionen des Otolithenapparate. Pflüger's
Arch. Bd. 48, стр. 195. 1891. Его же. Ueber Bogengänge und Raumsinn. Pflü-
gers Arch. Bd. 48. 1891, стр. 195. См. также его сообщенія въ Jahrb. d. k.
u. k. Gesellsch. d. Aerzte zu Wien, за 1873, 1874, 1875.
10) Ціонъ. Ueber die Function d. halbcirkelförmigen Kanal. Pfiuger's Arch.
Bd. 8, стр. 300. Его же: Recherches sur les fonctions des can. semicirc. Thése
pour le doctorat en médicine. Paris. 1878.

33

За ними слѣдовалъ рядъ другихъ изслѣдованій относительно
полукружныхъ каналовъ, въ томъ числѣ мои1) на счетъ слу-
хового нерва и каналовъ, Ціона2), Ewald'a и Emanuel'а3) на
счетъ вліянія каналовъ
на тонусъ мышцъ, за-
тѣмъ фонъ Штейна4),
Засѣдателева5) и др.
Анатомическія
отношенія
Прежде изложенія
результатовъ опытовъ
надъ каналами, уяснимъ
себѣ нѣкоторыя анато-
мическія отношенія.
Такъ называемый,
лабиринтъ, помѣщаю-
щійся внутри камени-
стой кости, состоитъ,
какъ извѣстно, изъ
преддверія (vestibulum),
которое впереди соеди-
няется съ улиткой, сза-
ди съ полукружными
каналами (фиг. 3), снаружи съ барабанной полостью.
У всѣхъ позвоночныхъ животныхъ, за исключеніемъ миноги,
существуютъ съ каждой стороны слѣдующіе три костныхъ
полукружныхъ канала, заключающихъ внутри себя еще такъ
наз. перепончатые каналы: 1) горизонтальные каналы, которые,
располагаясь въ горизонтальной плоскости, имѣютъ раструбъ
Фиг. 3. Открытые путемъ удаленія костнаго покрова
полукружные каналы въ височной кости человѣка
(съ препарата хранящагося въ музеѣ клиники душ.
и нервн. болѣзней). г — чешуя височной кости, р —
пирамидка височной кости, с — вскрытые полукруж-
ные каналы, ma — внутреннее слуховое отверстіе.
1) Бехтеревъ. Ergebnisse d. Durchschneidung d. N. acusticus. Pflüger's
Arch. 3. 1883. Его же. Значеніе органовъ равновѣсія въ образованіи пред-
ставленій о пространствѣ. Спб. 1896.
2) Ціонъ. Bogengänge und Raumsinn. Arch. f. Phys. 1897. Его же. L'orien-
tation chez les pigeons voyagers. Revue scient. XIII. 1901. Его же. Beiträge z
Physiologie d. Raumsinns. Pflüger's Arch. Bd. 89. 1902.
3) Emanuel. Ueber die Wirkung des Labyrints etc. Pllüger's Arch. Bd. 99.
4) Фонъ-Штейнъ. Ученіе о функціи отдѣльныхъ частей ушного лаби-
ринта. Дисс. Москва. 1899. См. его же. Zeitschr. f. Ohrenh. Bd. 27. 1895. Мед.
Обозр. 1900 г. стр. 768.
5) Ф. Засѣдателевъ. Къ вопросу о функціи ушного лабиринта на осно-
ваніи изслѣдованія глухонѣмыхъ, Москва. 1904.

34

или ампуллу на переднемъ своемъ концѣ; 2) передніе верти-
кальные каналы, которые, направляясь сзади напередъ и на-
ружу и находясь подъ острымъ угломъ съ продольной верти-
кальной плоскостью, имѣютъ ампуллу на переднемъ концѣ,
и наконецъ 3) задніе вертикальные каналы, которые, напра-
вляясь спереди назадъ и наружу и образуя такой же уголъ
съ продольной вертикальной плоскостью, какъ и предыдущіе,
имѣютъ ампуллу на заднемъ своемъ концѣ (фиг. 4).
Всѣ перепончатые каналы содержатъ жидкость, такъ наз.
эндолимфу, и имѣютъ выходъ въ преддверіе пятью отверстіями,
такъ какъ два канала при одномъ изъ концовъ соединяются
въ одинъ. Снаружи перепончатые каналы
отдѣляются отъ стѣнокъ костныхъ кана-
ловъ также слоемъ жидкости, называе-
мой перилимфой. Въ самой ткани пере-
пончатыхъ каналовъ развѣтвляются нерв-
ныя волокна, идущія отъ одной изъ вѣ-
твей ушного нерва, именно pars vestibularis.
Уже Flourens пришелъ къ заключенію,
что pars. vestibularis n. acustici по своей
функціи не имѣетъ ничего общаго съ
остальною частью слухового нерва, такъ
наз. pars cochlearis. Его опыты съ изоли-
рованными перерѣзками вѣтвей слухо-
вого нерва доказали, что перерѣзка partis
vestibularis n. acustici влечетъ за собою
рядъ двигательныхъ разстройствъ, не
вызывая никакого измѣненія со стороны
слуха, тогда какъ перерѣзка partis coch-
learis вызываетъ полную глухоту безъ всякихъ явленій со сто-
роны двигательной сферы. Онъ убѣдился, что первая посы-
лаетъ свои нервныя волокна къ полукружнымъ каналамъ, въ
особенности къ ихъ ампулламъ, гдѣ легко удается прослѣдить
периферическія окончанія этихъ волоконъ.
Въ первый разъ Scarpa, a впослѣдствіи и другіе авторы
описали особаго рода утолщенія и завороты ампуллъ, назван-
ные Schultze cristae acusticae; эти послѣднія покрыты на своей
внутренней поверхности цилиндрическимъ эпителіемъ, клѣтки
котораго вдвое и даже втрое больше по сравненію съ эпите-
ліальными клѣтками въ другихъ частяхъ каналовъ. Особая
основная каемка отдѣляетъ этотъ слой эпителіальныхъ клѣтокъ
отъ подлежащей ткани tunicae propriae ампуллъ. Нервныя во-
Фиг. 4. Схематическое изобра-
женіе перепончатыхъ полу-
круглыхъ, каналовъ съ под-
ходящимъ къ нимъ предвер-
нымъ нервомъ. ch — n. co-
chlearis, vst — n. vestibu-
laris, omp — ампулла канала,
ot, ot — отолиты.

35

локна, проникая чрезъ эту послѣднюю почти въ прямомъ на-
правленіи и вблизи crista, уже теряютъ свои двойные контуры
и, вслѣдствіе того, представляются здѣсь весьма тонкими. Не
прерываясь нервными клѣтками, эти волокна проходятъ черезъ
основную каемку, распадаются затѣмъ на множество тончай-
шихъ волоконецъ, которыя, переплетаясь другъ съ другомъ
образуютъ собою густую сѣть изолированныхъ осевыхъ цилинд-
ровъ и переходятъ наконецъ въ веретенообразныя клѣтки;
послѣднія, будучи расположены боль-
шею частью между эпителіальными
элементами, посылаютъ отъ себя къ
периферіи тонкій палочковидный отро-
стокъ, неправильно названный слухо-
вымъ волокномъ, который свободно
погруженъ въ жидкость канала (фиг. 5).
Что касается центральнаго пути
волоконъ слухового нерва, то эмбріо-
логическимъ путемъ мною было дока-
зано, вопреки прежнимъ взглядамъ,
что такъ наз. pars vestibularis, развѣт-
вляющаяся въ полукружныхъ кана-
лахъ и остающаяся на всемъ своемъ
пути по направленію къ центру совер-
шенно раздѣльной отъ остальной ча-
сти нерва, переходитъ въ передній ко-
решокъ слухового нерва и оканчи-
вается частью въ описанномъ мною
ядрѣ n. vestibularis, частью въ ядрѣ
Deiters'a; улитковый же нервъ, пере-
ходящій въ задній корешокъ, имѣетъ
совершенно другой ходъ и другія
окончанія1).
Что касается дальнѣйшей связи вышеуказанныхъ ядеръ пред-
двернаго корешка, то извѣстно, что при посредствѣ внутренняго
отдѣла задней ножки они посылаютъ свои волокна въ мозжечекъ
къ такъ наз. центральнымъ ядрамъ послѣдняго и къ корѣ червя.
Явленія, слѣдующія за перерѣзкой каналовъ.
Переходя къ описанію явленій, слѣдующихъ за перерѣз-
кой и разрушеніемъ полукружныхъ каналовъ, мы ограничимся
Фиг. 5. Схема нервныхъ оконча-
ній въ ампуллахъ. а — хрящевая
часть стѣнки ампуллы, b — основ-
ная каемка, f, f, — нервныя мя-
котныя волокна, с, с — цилиндры
волоконъ, г — сѣтеобразное со-
единеніе коллятералей осевыхъ
цилиндровъ, d — слуховыя клѣт-
ки, е — опорныя клѣтки, g — слу-
ховыя рѣснички.
1) В. Бехтеревъ. Neur. Centr. 1885.

36

только самымъ сжатымъ изложеніемъ данныхъ, относящихся
къ области экспериментальныхъ изслѣдованій. Литература
этого предмета въ послѣднее время значительно разрослась и
здѣсь было бы излишнимъ повторять все то, что писалось по
поводу полукружныхъ каналовъ вообще.
Для нашей цѣли достаточно передать только наиболѣе об-
щія данныя, составляющія основные результаты всѣхъ суще-
ствующихъ до настоящаго времени изслѣдованій относительно
значенія полукружныхъ каналовъ, какъ органовъ статическаго
чувства.
Явленія, получаемыя при опытахъ съ разрушеніемъ или
перерѣзкой полукружныхъ каналовъ различны, смотря по тому,
какой изъ этихъ каналовъ подвергается перерѣзкѣ.
Такого рода опыты могутъ быть произведены надъ различ-
ными животными, напр. лягушками, птицами и млекопитаю-
щими. Мы ограничимся здѣсь описаніемъ явленій у птицъ и
млекопитающихъ.
Если у голубя перерѣзываютъ горизонтальный каналъ, то
непосредственно вслѣдъ за перерѣзкой наступаютъ движенія
головой въ горизонтальной плоскости съ одной стороны на
другую вмѣстѣ съ вращательными движеніями глазъ. При
этомъ птица обнаруживаетъ стремленіе къ вращенію тѣла
вокругъ оси на сторону пораженія1). Если перерѣзываютъ зад-
ніе или нижніе вертикальные каналы, то она начинаетъ
двигать головою въ направленіи спереди назадъ и при этомъ
обнаруживаетъ наклонность кувыркаться по направленію кзади.
Если напротивъ того повреждаютъ верхніе вертикальные ка-
налы, то голова голубя двигается впередъ и назадъ и
онъ кувыркается въ направленіи кпереди. Наконецъ комби-
нированный поврежденія полукружныхъ каналовъ производятъ
вообще крайне странныя движенія головы и туловища птицы;
а при одностороннихъ и обширныхъ поврежденіяхъ насту-
паютъ симптомы вращательныхъ движеній вокругъ продольной
оси тѣла и вынужденныя положенія головы, шеи и туловища
въ сторону поврежденія. Ціонъ между прочимъ обратилъ вни-
маніе на тотъ фактъ, что нерѣдко у оперированныхъ голубей
въ спокойномъ ихъ состояніи на сторонѣ перерѣзки каналовъ
замѣчается особенное подгибаніе ноги, производящее впеча-
тлѣніе, какъ будто-бы нога была сломана.
1) Здѣсь, какъ и во всѣхъ другихъ случаяхъ, направленіемъ вращенія
животнаго, опредѣляется соотвѣтственно той сторонѣ, на которую оно прежде
всего валится при началѣ вращенія

37

Само собою разумѣется, что летаніе оперированныхъ птицъ
нарушается въ высшей степени рѣзкимъ образомъ и при бро-
саніи на воздухъ они производятъ крайне своеобразныя кувыр-
канія, объясняемыя разстройствомъ статическаго чувства.
Всѣ вышеуказанныя своеобразныя разстройства статиче-
ской координаціи, какъ то: вынужденныя движенія и позы
вмѣстѣ съ болѣе или менѣе значительнымъ разстройствомъ
рѣзче всего обнаруживаются въ первое время послѣ операціи.
Спустя нѣсколько дней разстройства движенія обыкновенно
мало-по-малу стихаютъ или даже на время какъ будто пре-
кращаются вовсе, но каждый разъ, когда птица будетъ чѣмъ-
нибудь потревожена и такъ или иначе выведена изъ сво-
его покоя, у нея снова съ прежней стереотипностью обнаружи-
ваются вынужденныя движенія вмѣстѣ съ разстройствомъ въ
равновѣсіи тѣла. Оперированные такимъ образомъ голуби, бу-
дучи подброшены на воздухъ не могутъ летать и обыкновенно
послѣ нѣсколькихъ взмаховъ быстро падаютъ на полъ. Нерѣдко
впрочемъ такіе голуби могутъ оставаться довольно продолжи-
тельное время въ покойномъ положеніи, стоя на одномъ мѣстѣ,
но какъ только внѣшними раздраженіями ихъ выводятъ изъ
обычнаго покойнаго состоянія, они снова быстро теряютъ равно-
вѣсіе и всѣ движенія ихъ становятся въ высшей степени не-
правильными.
Если произведено незначительное поврежденіе какого-либо
изъ каналовъ и притомъ на одной сторонѣ, то почти всѣ упомяну-
тыя явленія спустя нѣкоторое время, иногда даже спустя два — три
дня, исчезаютъ почти совершенно и птица снова получаетъ
возможность правильно выполнять статическую координацію. При
двухсторонней операціи напротивъ того всѣ явленія стано-
вятся болѣе продолжительными. Не смотря на то, оперирован-
ныя птицы могутъ быть сохранены для жизни въ теченіе не-
ограниченнаго времени.
Что касается млекопитающихъ, то вотъ какъ описываетъ
Ціонъ явленія, наблюдаемыя у кроликовъ съ перерѣзанными
полукружными каналами:
Разстройство движеній сильно и длится довольно долго,
даже если перерѣзка коснулась одного полукружнаго канала.
Это разстройство особенно выражается на движеніяхъ мышцъ
глазного яблока, оно менѣе выражено на мышцахъ туловища
и почти совершенно отсутствуетъ въ мышцахъ головы.
Движенія туловища состоятъ въ манежномъ вращеніи, когда
поврежденъ горизонтальный каналъ и во вращеніи около продольной

38

дольной оси тѣла (на сторону раненія), когда поврежденъ
одинъ изъ вертикальныхъ каналовъ. Голова немного наклонена
въ сторону и приближена къ заднимъ конечностямъ, такъ что
всякое передвиженіе туловища вызываетъ вращеніе его около
длинной оси.
Въ первые часы послѣ поврежденія полукружнаго канала
кроликъ не въ состояніи сдѣлать никакого сложнаго движе-
нія. Оставаясь на мѣстѣ, онъ не въ состояніи держаться на
ногахъ въ нормальномъ состояніи и принужденъ лежать на
животѣ. Ходьба для него совершенно не возможна.
Со стороны глазъ у оперированныхъ кроликовъ наблюдается
рѣзкій нистагмъ, который обыкновенно еще болѣе усиливается
при фиксаціи головы и напротивъ того замѣтно ослабѣваетъ
въ то время, когда голова остается свободною. Нистагмъ въ
этихъ случаяхъ является въ видѣ приступовъ, продолжаю-
щихся нѣсколько секундъ ИЛИ минутъ и сопровождается рас-
ширеніемъ зрачка здоровой стороны. При этомъ направленіе
движенія глазъ бываетъ различно и находится въ зависимости
отъ того, какой изъ каналовъ поврежденъ.
Что касается явленій, слѣдующихъ за разрушеніемъ полу-
кружныхъ каналовъ у собакъ, то произведенные мною опыты надъ
этими животными даютъ результаты въ общемъ совершенно сход-
ные съ тѣмъ, что извѣстно относительно явленій, слѣдующихъ за
разрушеніемъ полукружныхъ каналовъ у кроликовъ. Каждый разъ
при разрушеніи каналовъ одной стороны у животнаго обнаружи-
ваются вынужденныя движенія вокругъ продольной оси тѣла съ
поворотомъ головы и туловища и характернымъ отведеніемъ
глазъ (одного книзу и кнутри, другого — кверху и кнаружи)
вмѣстѣ съ явленіями нистагма. Вращательныя движенія въ
этомъ случаѣ всегда происходитъ въ сторону поврежденія и
появляются въ видѣ приступовъ, раздѣляемыхъ спокойными
промежутками. Во время послѣднихъ животное обыкновенно
сохраняетъ вынужденное положеніе на боку, соотвѣтствующемъ
сторонѣ вращенія, при чемъ кромѣ обычнаго бокового положенія
головы и отведенія глазъ у него всегда замѣчается еще особое
положеніе конечностей, изъ которыхъ конечности противопо-
ложныя перерѣзаннымъ каналамъ обращены кнаружи, вытянуты
и напряжены, тогда какъ конечности, соотвѣтствующія сторонѣ
перерѣзки, наоборотъ полусогнуты, приведены къ туловищу и
легко подчиняются пассивнымъ сгибаніямъ и разгибаніямъ.
Приступы вращенія въ этомъ случаѣ легко вызываются
всякимъ неожиданнымъ стукомъ или шумомъ и вообще всѣмъ,

39

что можетъ неожиданно встревожить животное. Со временемъ
однако же приступы вращенія мало по малу ослабѣваютъ и
обыкновенно послѣ нѣсколькихъ дней животное наконецъ
оправляется настолько, что за исключеніемъ незначительного
отшатыванія и наклонности падать на сторону поврежденія не
представляетъ почти никакихъ патологическихъ явленій.
При частичныхъ поврежденіяхъ полукружныхъ каналовъ
также обнаруживаются вынужденныя движенія и позы, но они
представляются уже слабѣе выраженными и исчезаютъ въ об-
щемъ много скорѣе, нежели при разрушеніи всѣхъ каналовъ.
Въ дополненіе къ вышеуказаннымъ даннымъ замѣтимъ, что
Koenig1) и Gaglio2) получили явленія вращенія послѣ кокаи-
низированія каналовъ такъ же, какъ и послѣ ихъ перерѣзки.
Съ другой стороны въ опытахъ Matte'a, вынужденныя дви-
женія, появлявшіяся послѣ перерѣзки каналовъ, успокоивались
подъ вліяніемъ ихъ кокаинизаціи.
Итакъ, всѣ вышеприведенные опыты съ разрушеніемъ полу-
кружныхъ каналовъ приводятъ къ слѣдующимъ общимъ вы-
водамъ у оперированныхъ животныхъ вслѣдъ за перерѣзкой
каналовъ одной стороны обнаруживаются разнообразныя вы-
нужденныя движенія, смотря по тому, какой изъ каналовъ по-
вреждается; эти вынужденный движенія происходятъ на сто-
рону поврежденія и сопровождаются явленіями нистагма глазъ
и отведеніемъ ихъ, различнаго рода вынужденными положе-
ніями головы и туловища вмѣстѣ съ разстройствомъ въ равно-
вѣсіи тѣла; одностороннее же разрушеніе нѣсколькихъ кана-
ловъ вызываетъ вынужденное вращеніе животныхъ на опе-
рированную сторону.
При двустороннихъ поврежденіяхъ каналовъ у голубей,
если операція произведена надъ парными каналами, всѣ упо-
мянутыя явленія обнаруживаются еще въ болѣе рѣзкой степени
и бываютъ гораздо продолжительнѣе. Наконецъ, при разрушеніи
всѣхъ шести каналовъ у животнаго обнаруживаются симптомы
общаго разстройства статической координаціи въ видѣ полной
безпорядочности движеній.
Всѣ вообще вынужденныя движенія у оперированныхъ жи-
вотныхъ обнаруживаются рѣзче всего въ первое время послѣ
операціи и обыкновенно наступаютъ въ видѣ приступовъ, въ
промежуткахъ между которыми животное нѣкоторое время
1) Koenig. Contrib. a l'étude expér. des canaux semic. Thése de Paris. 1897.
2) G. Gaglio. Expér. sur l'anaesthesie des canaux semic. de l'oreille. Arch.
ital. de Biol. XXXI, 3. 1899.

40

остается спокойнымъ, но при этомъ сохраняетъ своеобразныя
положенія головы и туловища.
Продолжительность указанныхъ явленій въ значитель-
ной степени зависитъ отъ величины поврежденія: при пере-
рѣзкѣ одного изъ каналовъ и на одной только сторонѣ яв-
ленія бываютъ довольно кратковременны и нерѣдко исчезаютъ
по прошествіи двухъ, трехъ дней, тогда какъ при болѣе зна-
чительныхъ и двухстороннихъ поврежденіяхъ они наблюдаются
болѣе продолжительное время, хотя современемъ также мало-
по-малу ослабѣваютъ и животное наконецъ оправляется почти
совершенно.
Что касается опытовъ съ непосредственнымъ механическимъ
и электрическимъ раздраженіемъ полукружныхъ каналовъ, то
вообще говоря, они представляютъ еще столь большія техни-
ческія трудности, что до настоящаго времени въ этомъ отно-
шеніи мы не имѣемъ пока достаточнаго количества точныхъ
наблюденій, чтобы сдѣлать окончательные выводы. Впрочемъ,
достаточно извѣстно, что при раздраженіи полукружныхъ ка-
наловъ у животныхъ также наблюдается отведеніе и нистагмъ
глазъ вмѣстѣ съ различнаго рода движеніями головы и туло-
вища, по направленію своему большею частью прямо противо-
положными тѣмъ, которыя обнаруживаются при разрушеніи
тѣхъ же самыхъ каналовъ. Hitzig1), укрѣпляя электроды при
помощи papier-maché въ обоихъ наружныхъ слуховыхъ отвер-
стіяхъ кролика, при пропусканіи постояннаго тока наблюдалъ
наклонность къ паденію и даже вращеніе вокругъ продольной
оси тѣла въ сторону анода, сопровождаемое сильнымъ нистаг-
момъ глазъ въ противоположномъ направленіи. Такъ какъ раз-
драженіе въ этомъ случаѣ слѣдуетъ признать на сторонѣ ка-
тода, то очевидно, что направленіе вращенія при этомъ прямо
противоположно тому, которое наблюдается при разрушеніи
каналовъ.
Патологическія наблюденія надъ людьми.
Прежде, чѣмъ перейти къ разбору явленій, относящихся къ
опытамъ съ полукружными каналами, необходимо еще сказать
нѣсколько словъ о патологическихъ наблюденіяхъ надъ людьми
съ пораженіемъ ушного лабиринта.
Сюда принадлежатъ случаи такъ наз. болѣзни Ménier'a.
Какъ извѣстно, при этой болѣзни, имѣющей въ основ ѣ забо-
1) Hitzig. Untersuchungen über das Gehirn. Berlin. 1874, стр. 264.

41

лѣваніе ушного лабиринта, являются приступы головокруженія,
сопровождаемые шумомъ въ ушахъ и субъективными ощуще-
ніями паденія въ ту или другую сторону, доказывающими на-
рушеніе статическаго чувства. Обыкновенно вмѣстѣ съ разви-
тіемъ этихъ явленій у больныхъ дѣйствительно наблюдаются раз-
стройства статической координаціи, большею частью въ видѣ
паденія на сторону пораженнаго уха, сопровождаемаго нистаг-
момъ глазъ и вынужденными движеніями нерѣдко въ формѣ
такъ наз. манежныхъ движеній. Послѣднія большею частью на-
ступаютъ временно вмѣстѣ съ приступами головокруженія, тогда
какъ разстройства въ равновѣсіи тѣла представляютъ болѣе дли-
тельныя, иногда даже болѣе или менѣе постоянныя явленія, хотя
они также несомнѣнно усиливаются во время приступовъ голо-
вокруженія.
Bramwel1) приводитъ случай Меньеровой болѣзни, при кото-
рой больной совершенно отказывался отъ ходьбы, вслѣдствіе того,
что онъ чувствовалъ сильнѣйшее головокруженіе, во время
котораго всѣ предметы вращались вокругъ него и вмѣстѣ съ
тѣмъ онъ испытывалъ субъективное ощущеніе паденія на здо-
ровую сторону.
Наблюденіе, приводимое Duffin'омъ2), заключается въ слѣ-
дующемъ: больной вмѣстѣ съ головокруженіемъ постоянно испы-
тывалъ особенное стремленіе къ движенію въ лѣвую сторону,
даже въ постели, и при ходьбѣ падалъ большею частью вправо.
Урбанчичъ упоминаетъ также о нѣсколькихъ интересныхъ
случаяхъ: у одной больной съ полипозными разростаніями въ
области овальнаго окна правой стороны происходилъ родъ ма-
нежнаго движенія влѣво и внизъ каждый разъ, когда авторъ
слегка касался зондомъ грануляціонной ткани. При этомъ боли
вовсе не ощущалось, а появлялось только особенное ощущеніе
въ головѣ.
Другая больная, страдающая хроническимъ каттаромъ обѣихъ
барабанныхъ полостей, при вдуваніи воздуха катетеромъ въ
лѣвое среднее ухо, каждый разъ обнаруживала родъ манеж-
наго движенія кзади и влѣво вмѣстѣ съ развитіемъ быстро
исчезающаго пареза обѣихъ нижнихъ конечностей3). У третьей
больной каждое утро обнаруживалась краснота, ушные шумы,
притупленіе слуха и столь сильныя колебанія головы, что боль-
ная должна оставаться въ лежачемъ положеніи до конца припадка.
1) Bramwel. Edinb. Med. journal, Febr. 1876.
2) Duffin. Lancet. March, 4, 1876.
3) Урбанчичъ. Ушныя болѣзни. Пер. д-ра Потѣхина. СПБ. 1882, стр. 600.

42

Наконецъ, были также наблюдаемы случаи съ пораженіемъ ла-
биринта, когда больные при существованіи ненормальныхъ субъ-
ективныхъ ощущеній принимали особыя вынужденныя позы1).
Къ той же категоріи явленій относятся хорошо извѣстный
отіатрамъ фактъ, что лица, лишенныя барабанной перепонки,
легко получаютъ головокруженіе при всякомъ неосторожномъ
спринцованіи уха2).
Вообще относительно болѣзни Méniér'a извѣстно, что, чѣмъ
быстрѣе развилось пораженіе лабиринта, тѣмъ сильнѣе обна-
руживаются приступы головокруженія и вынужденныя движе-
нія. Напротивъ того при хроническомъ заболѣваніи тѣ и
другія явленія значительно слабѣе выражены и могутъ даже
отсутствовать совершенно. Кромѣ того слѣдуетъ замѣтить, что
въ нѣкоторыхъ случаяхъ слухъ можетъ оставаться почти все
время болѣзни непораженнымъ.
Иногда при несомнѣнномъ заболѣваніи внутренняго уха и
каналовъ головокруженіе со временемъ исчезаетъ, не смотря
на то, что двигательныя явленія въ видѣ нарушенія статиче-
ской координаціи могутъ еще продолжаться въ теченіе нѣко-
тораго времени.
Въ литературѣ описанъ особенно интересный въ этомъ от-
ношеніи случай3): больной долгое время страдалъ оторреей,
головными болями и сильнымъ головокруженіемъ. Спустя
мѣсяцъ всѣ эти явленія и между прочимъ головокруженіе
прекратились вмѣстѣ съ выпаденіемъ изъ наружнаго ушного
отверстія всего некротическаго внутренняго уха.
Далѣе, Herzfeld4) приводитъ случай двусторонняго не-
кроза лабиринта съ обоюдостороннимъ параличемъ лице-
вого и слухового нервовъ. Авторъ обращаетъ вниманіе на
тотъ фактъ, что въ его случаѣ головокруженія за все время
болѣзни не наблюдалось. Изъ этого авторъ заключаетъ, что
кромѣ полукружныхъ каналовъ равновѣсіе тѣла поддержи-
вается, благодаря существованію какихъ-то другихъ приспо-
собленій. Полукружные каналы по автору вѣроятно только
воспринимаютъ раздраженіе, являясь исходной точкой реф-
лекса, направляющагося черезъ мозгъ, вслѣдствіе чего пол-
ное разрушеніе ихъ и не даетъ вовсе головокруженія. Я съ
1) Charcot. Leçons etc, 1877, p. 315.
2) См. ВЪ ЭТОМЪ отношеніи наблюденія д-ра Ларіонова, Неврол. Вѣстн.
т. III, вып. IV.
3) Цит. y Spamer'а.Pllüger's Arch. Bd. 21. 1880 с. 584.
4) Herzfeld. Berlin. Klin. Woch. 1904. № 35.

43

своей стороны самъ имѣлъ возможность наблюдать некрозъ
обоихъ лабиринтовъ, при чемъ у больного обнаруживалось ясное
нарушеніе статической координаціи, выражающееся шаткой,
колеблющейся походкой. Головокруженія въ этомъ случаѣ въ
періодъ моего наблюденія также не было, но оно обнаружи-
валось ранѣе, во время первоначальнаго развитія болѣзнен-
наго процесса во внутреннемъ ухѣ той или другой стороны.
Въ другомъ случаѣ двусторонней глухоты лабиринтнаго про-
исхожденія наблюдавшемся въ нашей клиникѣ, обнаруживалось
ясное нарушеніе статической координаціи, выразившееся шат-
кой походкой безъ всякихъ явленій головокруженія за весь пе-
ріодъ болѣзни.
Случаи эти доказываюсь очевидно, что кромѣ полукруж-
ныхъ каналовъ имѣются и другіе органы статическаго чувства
и что головокруженіе является результатомъ дисгармоніи въ
импульсахъ отъ органовъ статическаго чувства при ихъ частич-
номъ пораженіи, а не при полномъ устраненіи послѣднихъ.
На основаніи вышеуказанныхъ данныхъ нетрудно убѣ-
диться, что объективныя явленія при болѣзни Ménièr'a пред-
ставляютъ полную аналогію съ тѣмъ, что наблюдается у живот-
ныхъ съ перерѣзанными полукружными каналами уха. Рядомъ
съ этими явленіями у больныхъ съ Меньеровымъ головокруже-
ніемъ большею частью замѣчаются еще субъективные симптомы
въ видѣ головокруженія и чувства паденія въ ту или другую
сторону, которые современемъ ослабѣваютъ и наконецъ исчезаютъ
совершенно: вмѣстѣ съ тѣмъ и двигательныя разстройства,
являющияся послѣдствіемъ пораженія лабиринта, современемъ
постепенно ослабѣваютъ, что можетъ быть объяснено только
компенсаціей со стороны другихъ органовъ статическаго чувства.
Заслуживаетъ вниманія тотъ фактъ, что вынужденныя дви-
женія и нистагмъ глазъ у больныхъ появляются преимуще-
ственно во время приступовъ головокруженія, тогда какъ другія
разстройства статической координаціи въ рѣзко выраженныхъ
случаяхъ представляютъ явленія болѣе или менѣе длительныя
и даже стаціонарныя.
Изслѣдованіе надъ статическимъ чувствомъ у глухо-
нѣмыхъ.
Для выясненія вліянія ушного лабиринта на правиль-
ность движенія, а также на развитіе головокруженія за-
служивають особаго вниманія изслѣдованія надъ глухо-

44

нѣмыми. Въ этомъ отношеніи первыя наблюденія принад-
лежатъ James'y1), вслѣдъ за которыми появился рядъ изслѣ-
дованій, принадлежащихъ Kreidl'ю2), Pollak'y3), Bruck'y4), Stern'y5),
Sthrel'ю6), Wanner'y7), Засѣдателеву8) и др.
Если принять во вниманіе, что при этихъ изслѣдова-
ніяхъ имѣетъ огромную важность точное изученіе слуховой
способности, оказавшееся возможнымъ со времени работъ
Bezold'a, то очевидно, что въ указанномъ отношеніи получаютъ
большее значеніе позднѣйшія работы, въ которыхъ произво-
дилось тщательное изслѣдованіе слуха.
Изъ этихъ работъ заслуживаютъ особаго вниманія недавно
появившаяся работа Засѣдателева, въ которой тщательно соб-
рана и литература предмета.
Кромѣ подробнаго физическаго изслѣдованія своихъ боль-
ныхъ, авторъ производилъ тщательное изслѣдованіе слуховыхъ
органовъ глухонѣмыхъ и измѣреніе остатковъ слуховой спо-
собности съ помощью камертоновъ Edelmann'a — Bezold'a; затѣмъ
оцѣнку статики изслѣдовалъ съ помощью гоніометра фонъ-
Штейна и наконецъ изслѣдованіе нистагма при вращеніи въ
разныя стороны и въ разныхъ положеніяхъ изслѣдовалъ на
центрофугѣ фонъ-ПІтейна.
Результаты д-ра Засѣдателева существенно отличаются отъ
результатовъ работы Bezold'a9), который, хотя и наблюдалъ
цѣлый рядъ уклоненій въ отношеніи движенія при ходьбѣ и
вращеніи у нѣкоторыхъ изъ глухонѣмыхъ, но въ то же время не
находилъ соотвѣтствія между степенью глухоты и степенью
разстройства равновѣсія; Засѣдателевъ же, примѣняя выше-
указанные методы изслѣдованія, пришелъ къ слѣдующимъ за-
ключеніямъ:
1) James. The sense of dizzines in deax-mutes. Amer. Journ. of otofogie. IV. 1882.
2) Kreidl. Beiträge z. Physiologie des Labyrinthes auf Grund von Versuhen
an Taubstummen. Pflüger's Arch. Bd. 151, 1892.
3) Pollak. Ueber d. galvanischen Schwindel bei Taubstummen. Pflüger's
Arch. Bd. 54. 1893.
4) A. Bruck. Ueber die Beziehungen der Taubstummheit zum sog. statischen
Sinn. Pflüges Arch. Bd. 59. 1894.
5) Stern. Taubstummenfrage und Bogengangsfunction. Pflüger's Arch.
Bd. 68. 1895.
6) Sthrel. Beitrag z. Physiol d. inneren Ohres. Pflüger's Arch. Bd. 61. 1895.
7) Wanner. Ueber die Erscheinungen von Nystagmus ctc. Habilitations
schrift. München 190. Цит. по Засѣдателеву.
8) Ф. Засѣдателевъ. Къ вопросу о функціи ушного лабиринта на осно-
ваніи изслѣдованія глухонѣмыхъ. 1904.
9) Bezold. Das Hörvermögen der Taubstummen. Wiesbaden. 1896

45

1) Въ стояніи съ закрытыми глазами на обѣихъ ногахъ нѣтъ
никакой разницы между нормально слышащими и глухо-
нѣмыми.
2) При стояніи на одной ногѣ, какъ при открытыхъ, такъ и
при закрытыхъ глазахъ, замѣтно нарушеніе статики у глухо-
нѣмыхъ.
3) Нарушеніе статики у глухонѣмыхъ особенно рѣзко об-
наруживается при изслѣдованіи гоніометромъ параллельно
двухъ группъ — нормально слышащихъ и глухонѣмыхъ.
4) Неустойчивость свою глухонѣмые особенно рѣзко обна-
руживаютъ при закрытыхъ глазахъ.
5) Между степенью глухоты и силою разстройства равно-
вѣсія существуетъ обратная зависимость: чѣмъ меньше ос-
татки слуха, тѣмъ больше степень разстройства.
6) Нарушеніе равновѣсія у глухонѣмыхъ зависитъ отъ по-
раженія у нихъ лабиринта.
Изслѣдуя затѣмъ динамику, авторъ нашелъ, что:
1) При хожденіи съ открытыми глазами глухонѣмые дер-
жатся точно такъ же, какъ и нормально слышащіе.
2) При хожденіи съ закрытыми глазами почти въ половинѣ
случаевъ — 45,7% — у глухонѣмыхъ наблюдаются разстройства
равновѣсія.
3) У глухонѣмыхъ, потерявшихъ слухъ отъ менингита, на-
блюдаются самыя рѣзкія разстройства равновѣсія.
4) Разстройства въ походкѣ сильнѣе выражены у глухо-
нѣмыхъ съ пріобрѣтенной глухонѣмотой, чѣмъ съ вро-
жденной.
5) Среди абсолютно глухихъ и среди глухонѣмыхъ 1 и 2
группъ (т. е. съ болѣе тяжелыми разстройствами слуха) го-
раздо чаще встрѣчаются разстройства динамики, чѣмъ среди
слышащихъ глухонѣмыхъ.
Въ заключеніе слѣдуетъ отмѣтить, что пріобрѣтенная глухо-
немота, сопровождаясь болѣе рѣзкимъ пораженіемъ лабиринта,
чаще, чѣмъ врожденная глухонѣмота, сопровождается и раз-
стройствами равновѣсія, на что было обращено вниманіе еще
Mygind'омъ.
Опыты съ вращеніемъ людей и животныхъ.
Здѣсь слѣдуетъ отмѣтить, что искусственно вызванное
головокруженіе при вращеніи тѣла въ томъ или другомъ на-

46

правленіи многими авторами также связывалось съ наруше-
ніемъ функціи каналовъ, въ виду чего былъ произведенъ
цѣлый рядъ изслѣдованій съ изученіемъ явленій головокру-
женія при вращеніи и сопутствующихъ ему объективныхъ сим-
птомовъ, какъ у животныхъ съ поврежденіемъ каналовъ. такъ
и у глухонѣмыхъ.
Мы не будемъ входить здѣсь въ разсмотрѣніе литературы
вопроса объ искусственномъ вызываніи путемъ вращенія
явленій головокруженія и тѣхъ объективныхъ симптомовъ,
которые при этомъ обнаруживаются. Достаточно замѣтить, что
работами цѣлаго ряда авторовъ, между которыми мы назо-
вемъ: Purkinje1), Mach'a2), Ives Delage'a3), Breuer'a4), Ціона и
нѣкоторыхъ другихъ установлено, что получаемыя при этомъ
объективныя явленія представляются сходственными съ тѣми,
которыя наблюдаются при перерѣзкѣ полукружныхъ каналовъ,
а потому со времени изслѣдованій Goltz'a объективныя и субъ-
ективныя явленія, наблюдаемыя при вращеніи, нѣкоторые авторы
стали объяснять нарушеніемъ функціи каналовъ, тогда какъ
другіе обвиняли въ происхожденіи этихъ явленій не только
нарушеніе функціи каналовъ, но и соотвѣтствующія измѣненія
мозгового кровеобращенія.
Большой интересъ въ занимающемъ насъ вопросѣ имѣютъ
также опыты съ вращеніемъ животныхъ, особенно тѣхъ, у ко-
торыхъ была произведена перерѣзка полукружныхъ каналовъ.
Опыты съ вращеніемъ неоперированныхъ животныхъ произ-
водились Breuer'омъ5) и Ewald'омъ, Mach'омъ и Schäfer'омъ6),
Dreyfus'омъ7), Mach'омъ и Koráyi8), Tomaschewitsch,емъ
1) Purkinjè. Beiträge z. näheren Kenntniss des Schwindels etc. Med. Jahrb. d
Oest. Staates. Bd. VI, 2 Цит. по Засѣдателеву.
2) Mach. Grundlinien etc. (loco cit).
3) Ives Delage. Etudes expérim. Sur les illusion statiques et dynamiques
etc. Arch. de zool expérîm. et gen. 2 Séria, VI, 1886.
4) Breuer. Beiträge zur Lehre von statischen Sinne. Jahrb. d. k. u. k. Gesell-
schaft d. Aerzte zu Wien, 1875.
5) Breuer. Beiträge z. Lehre vom statisch. Sinne. Jahrb. d. k. u. k. Gesellsch
J. Aerzte zu Wien. 1895.
б) Schäfer. Natur. Wochenschr. № 25. IV.
7) Dreyfus. Exper. Beiträg. z. Lehre v. d. nicht acust. Functionen des Ohrla-
byrinthes. Pflügers Arch. 81. 1900.
8) Korâyi. Zur Theorie d. Coordination etc. Orvosi Het.lap. 1887, № 41, 42.
dahrb. f. d. Fortschr. d. Anat. u. Phys XVI, 2.
9) Tomaschewitsch. Beitr. z. Phys. d. Ohrlabyrinths. Diss. Zürich. 1887.

47

Kreidl'емъ1), Steiner'омъ2), Schräder'омъ3), Schiff'омъ4), Hö-
gyes'омъ6), Goltz'емъ и др.
Общій результатъ ихъ сводится къ тому, что у самыхъ
разнообразныхъ животныхъ, начиная отъ млекопитающихъ до
ракообразныхъ и даже улитокъ, при вращеніи обнаруживаются
объективныя двигательныя явленія, которыя у птицъ напр. вы-
ражаются маятникообразными движеніями головы въ сторону,
противоположную вращенію, усиливающимися вмѣстѣ съ уско-
реніемъ вращенія, по прекращеніи же вращенія получаются
реактивныя движенія головы и тѣла въ обратномъ направленіи
съ отведеніемъ и нистагмомъ глазъ.
Эти явленія не зависятъ отъ зрѣнія, такъ какъ закрытіе
глазъ не измѣняетъ общей картины явленій. По Schräder'y ко-
каинизація лягушекъ для устраненія вліянія осязанія не устра-
няла вышеуказанныхъ явленій, равно какъ и удаленіе перед-
нихъ частей мозговыхъ полушарій. Напротивъ того разрушеніе
лабиринта или перерѣзка слухового нерва приводила къ тому,
что вращеніе уже не сопровождалось вышеуказанными явле-
ніями. Отсюда очевидно, что вышеуказанныя явленія главнѣй-
шимъ образомъ обусловливаются участіемъ лабиринта.
Ewald также удалялъ полушарія большого мозга у голубей
и оказалось, что при этомъ явленія, наступающія при вращеніи
лишь ослаблялись, но не прекращались совершенно.
Напротивъ того разрушеніе лабиринта съ обѣихъ сторонъ,
приводило къ устраненію реакціи на вращеніе. Равнымъ обра-
зомъ и въ опытахъ Breuer'a удаленіе лабиринта приводило къ
прекращенію реакціи отъ вращенія. Högyes удалилъ у кролика
преддверіе и, разрушивъ азотной кислотой остальныя части
лабиринта, также не могъ получить характерныхъ разстройствъ
при вращеніи животныхъ. Особый интересъ имѣетъ также на-
блюдете, по которому головастики лишь съ развитіемъ полу-
кружныхъ каналовъ начинаютъ обнаруживать явленія при вра-
щеніи тѣла.
Мы уже выше упоминали, что всѣ эти опыты говорятъ въ
1) Kreidl. Weitere Beiträge z. Phys. d. Ohrlabyrinthes. Sitzb. d. Wien. Akad.
d. Wise. Abth. Naturw. Kl. II, 1892.
2) Steiner. Die Functionen d. Centrainervensystems, etc. Il Abth. Die Fische.
Braunschweig. 1888.
3) Schräder. Zur Physilogie des Froschgehirns. Pflügers Arch. 1887.
4) Schiff. Sur le rôle des rameaux non auditifs du nerve acoustique. Arch des
Sc. phys. et natur. XXV. 1891.
5) Högyes. Ueber den Nervenmechanismus der uvwillkürlichen associat.
Augenbewegungen etc. Jahrb. über d. Fortsch. d. Anat. и Phys. XVI (см. также
Orvosi Hetilap № 17—19 1880 г.).

48

пользу отношенія полукружныхъ каналовъ къ явленіямъ, со-
путствующимъ вращенію, причемъ по Mach'y и Breuer'y при-
чина этихъ явленій лежитъ въ механическомъ вліяніи дав-
ленія на нервныя окончанія ампуллъ того канала, вокругъ оси
котораго происходитъ вращеніе, причемъ ощущеніе вращенія
зависитъ отъ сгибанія волосковъ концевого прибора, послѣдо-
вательное же головокруженіе съ сопровождающими его объек-
тивными явленіями объясняется тѣмъ, что при внезапной оста-
новкѣ вращенія эндолимфа каналовъ по закону инерціи не тот-
часъ же приходитъ въ покойное состояніе, а обнаруживаетъ
въ теченіе нѣкотораго времени стремленіе къ движенію въ
прежнемъ направленіи.
Опыты съ вращеніемъ глухонѣмыхъ и гальванизаціей
затылочной области.
Въ соотвѣтствіи съ опытами на животныхъ производились
также и опыты съ вращеніемъ глухонѣмыхъ.
Особонно интересны въ этомъ отношеніи изслѣдованія Wan-
ner'a (loco cit.) и доктора Засѣдателева. Послѣдній производилъ
эти опыты съ центрофугой фонъ-Штейна; по выполненіи 15 обо-
ротовъ отъ изслѣдуемаго требовалось пройти по дорожкѣ шири-
ной въ 1/2 метра, намѣченной заранѣе мѣломъ. О присутствіи
или отсутствіи головокруженія авторъ судилъ потому, шелъ-
ли изслѣдуемый увѣренно или пошатываясь, или совер-
шенно не могъ встать съ мѣста, или же неоднократно сходилъ
съ дороги. Первый случай признавался за отсутствіе голово-
круженія, второй случай за умѣренное головокруженіе, а тре-
тій и четвертый случаи за силное головокруженіе.
Оказалось, что тѣ группы изслѣдованныхъ больныхъ, у ко-
торыхъ возможно было предполагать болѣе или менѣе полное
разрушеніе лабиринта не обнаруживали вовсе головокруженія
при вращеніи. Напротивъ того лучше слышавшіе глухонѣмые,
у которыхъ можно было предполагать въ основѣ глухонѣмоты
мозговое пораженіе, головокруженіе въ большинствѣ случаевъ
обнаруживалось. Равнымъ образомъ и при изслѣдованіяхъ,
произведенныхъ въ нашей клиникѣ надъ пріобрѣтенной глу-
хотой лабиринтнаго происхожденія, оказалось, что явленія голо-
вокруженія при вращеніи тѣла отсутствуютъ1).
Сходные результаты получились у глухонѣмыхъ и относи-
1) Д-ръ Боровиковъ. Научн. собранія клиники душ. и нервн. бол. Фе-
враль 1905.

49

тельно явленій нистагма1). Но при активномъ вращеніи оказа-
лось, что нистагмъ представлялся и болѣе рѣзко выраженнымъ,
и чаще встрѣчающимся, нежели при пассивномъ вращеніи. Эту
разницу авторъ объясняетъ различной скоростью того и дру-
гого вращенія и способомъ наблюденія нистагма въ обоихъ
случаяхъ.
Намъ кажется однако, что и по существу активное враще-
ніе отличается отъ пассивнаго большимъ участіемъ мышечно-
суставного чувства, а это само по себѣ не можетъ не имѣть
вліянія на головокруженіе и нистагмъ глазъ. По нашему мнѣ-
нію явленія головокруженія при пассивномъ вращеніи, хотя и
зависятъ главнымъ образомъ отъ нарушенія полукружныхъ
каналовъ, но не могутъ быть вполнѣ и исключительно сведены
на нарушеніе дѣятельности этихъ каналовъ.
Что же касается активнаго вращенія, то здѣсь въ развитіи
общей картины явленій немаловажную роль должно играть
еще и мышечно-суставное чувство.
Извѣстно, что и гальванизація черезъ голову съ приложе-
ніемъ электродовъ сзади ушей къ мостовиднымъ отросткамъ,
производимая для изученія явленій головокруженія многими
авторами, вызываетъ явленія въ общемъ такого же рода, какъ и
вращеніе тѣла, вслѣдствіе чего и эти явленія относились многими
авторами къ полукружнымъ каналамъ, тогда какъ другими
принималось въ этомъ случаѣ участіе мозжечка (W. Wundt).
Мы полагаемъ съ своей стороны, что явленія, наблюдаемыя
при гальванизаціи затылочной области, зависятъ главнѣйшимъ
образомъ отъ раздраженія полукружныхъ каналовъ, хотя и
не могутъ быть относимы исключительно на ихъ возбужденіе,
такъ какъ въ этомъ случаѣ нельзя совершенно исключить
распространенія тока и на мозжечекъ.
Взгляды авторовъ на природу явленій, слѣдующихъ
за перерѣзкой каналовъ.
Спрашивается теперь, какъ мы должны понимать явленія,
наблюдаемыя при пораженіи полукружныхъ каналовъ у живот-
ныхъ и человѣка. Мнѣніе нѣкоторыхъ авторовъ (Boettcher)2)
относительно зависимости указанныхъ явленій отъ совмѣстнаго
механическаго раздраженія мозжечковыхъ полушарій въ на-
1) Въ случаѣ лабиринтной глухоты, изслѣдованной у насъ при от-
сутствіи головокруженія не наблюдалось и нистагма.
2) Boettcher. Arch. f. Ohrenheilkunde T. III 1874.

50

стоящее время уже не можетъ быть принимаемо въ расчетъ
послѣ того, какъ новѣйшими работами оперативные методы
разрушенія полукружныхъ каналовъ доведены почти до совер-
шенства. Въ данномъ случаѣ слѣдоветельно рѣчь можетъ идти
только относительно непосредственнаго вліянія перерѣзки са-
михъ каналовъ на движенія животнаго. Къ сожалѣнію въ этомъ
отношеніи до настоящаго времени не только остается еще не
вполнѣ выясненною непосредственная причина вызываемыхъ
перерѣзкой явленій, но, какъ увидимъ далѣе, авторы не со-
гласны между собою во взглядахъ даже относительно самаго
характера этихъ явленій.
Нужно впрочемъ замѣтить, что и въ послѣднее время еще
раздаются голоса, объясняющія явленія Flourens'a побочными
причинами. Такъ, Boutan1) на основаніи своихъ опытовъ прихо-
дитъ къ выводу, что искривленіе головы на поврежденную сто-
рону при пораженіи полукружныхъ каналовъ относится соб-
ственно къ раздраженію оболочекъ, а не полукружныхъ каналовъ.
Какъ мы знаемъ, уже со времени Flourens'a было извѣстно,
что наблюдаемыя при разрушеніи полукружныхъ каналовъ дви-
гательныя разстройства могутъ не сопровождаться никакими
замѣтными измѣненіями въ отношеніи слуховаго воспріятія
животнаго. Съ другой стороны, какъ экспериментальная физіо-
логія, такъ и патологія, одинаково подтверждаютъ фактъ, что
потеря слуха, наступающая при разрушеніи улитки, сама по
себѣ не въ состояніи вызвать никакихъ разстройствъ въ равно-
вѣсіи тѣла. Эти два основныя положенія уже достаточны,
чтобы исключить всякое предположеніе о томъ, что разсматри-
ваемыя двигательныя разстройства могутъ зависѣть отъ какихъ
нибудь ненормальныхъ слуховыхъ ощущеній, какъ предпола-
галъ Vulpian2) и въ первое время также Ціонъ3) вмѣстѣ съ
Солухою.
Далѣе извѣстно, что разстройства статической координаціи
вызываемыя разрушеніемъ полукружныхъ каналовъ, вообще не
находятся въ исключительной зависимости отъ какихъ-либо
нарушеній психической сферы.
Flourens показалъ, что эти разстройства наблюдаются вслѣдъ
1) Boutan. La contracture permanente chez le pigeon. Compt. rend. hebd.
dé Acad. des sciences № 24, 1902 стр. 1447.
2) Vulpian. Leçons sur la physiol. général et comp. du syst. nerv. Paris 1866.
3) Ціонъ. Die Function der halbkreisf. Kan. Pflüger's Arch. VIII p. 306.
Его-же. Работы сдѣлан. въ физіол. лабор. B.-Мед. Хирург. Акад. за
1873 г.

51

за разрушеніемъ полукружныхъ каналовъ также у птицъ, ко-
торымъ предварительно были удалены мозговыя полушарія.
Впослѣдствіи тоже самое было подтверждено Löwenberg'омъ1)
и мною какъ для каналовъ, такъ и для слухового нерва 2). Эти
данныя заставляютъ прийти къ заключенію, что передача влія-
нія перерѣзки каналовъ на движенія животнаго происходитъ
рефлекторнымъ образомъ помимо участія высшихъ центровъ,
заложенныхъ въ большихъ полушаріяхъ мозга.
Что касается самаго характера разстройствъ, вызываемыхъ
пораженіемъ полукружныхъ каналовъ, то различными авто-
рами онъ понимался неодинаково. Въ этомъ отношеніи одни
авторы держались теоріи выпаденія или угнетенія, высказанной
впервые Chevreul'емъ. По его взгляду двигательныя разстрой-
ства объясняются устраненіемъ постоянной регуляціи движе-
ній со стороны лабиринта. Къ этому взгляду присоединился за-
тѣмъ Goltz, руководясь тѣмъ, что разстройства равновѣсія при
поврежденіи полукружныхъ каналовъ наблюдаются не только
въ первое время, но и по заживленіи раны. Тотъ же взглядъ
раздѣляли Curschmann, Ewald и нѣкоторые другіе.
Большинство другихъ авторовъ въ объясненіи двигатель-
ныхъ разстройствъ, слѣдующихъ за перерѣзкой каналовъ, при-
держивалось однако теоріи раздраженія, которую впервые вы-
сказалъ Brown-Sequard.
Къ этой теоріи затѣмъ примкнули Vulpian, Löwenberg3), Mach4),
Berthold5) Шкляревскій, Ціонъ, Борнгардтъ, Spamer6) и другіе.
Въ пользу этой теоріи приводилось прежде всего то обстоя-
тельство, что большинство явленій, слѣдующихъ за разруше-
ніемъ каналовъ, развивается припадочнымъ образомъ, что они
имѣютъ явно рефлекторный характеръ и что дѣйствительное
раздраженіе каналовъ вызываетъ совершенно аналогичныя дви-
гательныя разстройства.
1) Löwenberg. Ueber die nach durchschneidung der Bogengänge etc. Arch.
f. Augen-und Ohrenheilkunde III. 1873.
2) В. Бехтеревъ. Ergebnisse der Durchschneidung d. N. acusticus etc.
Pflüger's Arch. 3. 1883. См. также: Медиц. Библіотека, дек. 1882 „Значеніе
органовъ равновѣсія“ и пр. СПБ. 1896.
3) Löwenberg. Ueber die nach Dnrchschneidung der Bogengänge etc. Arch. f.
Augen-und Ohrenheilkunde III. 1873.
4) Mach. Vorl. Mitth. Arch. f. Ohr. Bd. VIII 1899.
5) Berthold. Ueber die Function, d. Bogengänge d. Ohrlabyrinths. Arch.
f. Ohrenh. Bd. IX. J875.
6) Spanier. Exper. u. krit. Beitrag z. Phys. d. halbcirk. Canäle. Pfluger's
Arch. Bd. 21. 1880, стр. 479.

52

Критика вышеприведенныхъ взглядовъ.
Противъ каждой изъ этихъ теорій противниками выставля-
лись соотвѣтствующія возраженія, раскрывавшія ихъ слабыя
стороны.
Такъ, противъ теоріи раздраженія приводились весьма вѣскія
соображенія. Прежде всего уже теоретически трудно согла-
ситься съ тѣмъ, чтобы уничтоженіе извѣстнаго органа сопро-
вождалось исключительно только явленіями раздраженія и не
давало бы никакихъ явленій, отвѣчающихъ устраненію этого
органа. Для меня вообще представляется непонятнымъ, какимъ
образомъ можно говорить о длительномъ состояніи раздраже-
нія при полномъ удаленіи перепончатыхъ и полукружныхъ ка-
наловъ или при перерѣзкѣ n. acustici? Но помимо всего этого
противъ теоріи раздраженія могутъ быть выставлены многія
изъ фактическихъ данныхъ:
1) Явленія, наступающія вслѣдъ за разрушеніемъ полу-
кружныхъ каналовъ, наблюдаются продолжительное время даже
и послѣ заживленія краевъ раны, когда уже не можетъ быть и
рѣчи о какомъ-либо раздраженіи въ мѣстѣ разрѣза.
Чтобы уяснить себѣ особое значеніе этого указанія, доста-
точно напомнить, что голуби, которымъ сдѣлано разрушеніе
всѣхъ шести каналовъ, только по истеченіи нѣсколькихъ мѣ-
сяцевъ снова пріобрѣтаютъ возможность стоять и ходить; спо-
собность же летать совершенно не возстановляется; при этомъ
даже и по истеченіи столь продолжительнаго времени всѣ
движенія животнаго сохраняютъ еще нѣкоторую неувѣренность;
такой голубь „ходитъ весьма медленно; на каждомъ шагу, онъ
какъ бы испытываетъ почву. Охотнѣе всего голубь остается
неподвижнымъ въ какомъ-нибудь темномъ углу и только съ
трудомъ рѣшается перемѣнить мѣсто. Онъ какъ бы не довѣ-
ряетъ собственнымъ силамъ. Достаточно однако сообщить тол-
чекъ ему, чтобы немедленно же вызвать припадокъ непроиз-
вольныхъ движеній, которыя онъ преодолѣваетъ не безъ за-
трудненія. Въ другихъ случаяхъ буйность движеній остается
весьма долго и голубь не научается больше ни стоять, ни
ходить“1)
Такъ описываетъ явленія, слѣдующіе за разрушеніемъ ка-
наловъ, одинъ изъ защитниковъ теоріи раздраженія полукруж-
1) Ціонъ. Объ отправленіи полукружныхъ каналовъ. Военно-Мед. Жур-
налъ, іюнь, 1879.

53

ныхъ каналовъ, вслѣдствіе разрѣза ихъ стѣнокъ. Но спраши-
ваемъ мы, если способность къ сложнымъ движеніямъ, которыя
напр. необходимы для полета, никогда не возстановляются у
оперированныхъ голубей, то какимъ образомъ можно говорить
только о раздраженіи каналовъ самимъ разрѣзомъ, которое
должно остаться навсегда.
2) Явленія, слѣдующія за перерѣзкой полукружныхъ кана-
ловъ, заставляютъ заключить, что впослѣдствіи опериро-
ванныя животныя снова пріобрѣтаютъ возможность движе-
нія только при содѣйствіи другихъ органовъ чувствъ въ
особенности зрѣнія. Достаточно, говорить Ціонъ про опе-
рированнаго голубя, закрыть ему глаза помощью малень-
каго мѣшечка, надѣваемаго ему на голову, чтобы онъ
сразу потерялъ всѣ плоды своего новаго обученія, онъ воз-
вращается къ тому состоянію, въ которомъ находился нѣ-
сколько дней послѣ операціи. Съ точки зрѣнія теоріи раз-
драженія этотъ фактъ трудно объяснить, между тѣмъ какъ
онъ можетъ быть объясненъ вполѣ естественнымъ образомъ
путемъ компенсаціи утраченной функціи, такъ какъ изъ пато-
логіи мы знаемъ, что недостатокъ одного изъ органовъ вос-
полняется до нѣкоторой степени дѣятельностью остающихся
въ цѣлости другихъ органовъ.
3) Явленія, наблюдаемыя при непосредственномъ раздраже-
ніи полукружныхъ каналовъ, прямо противоположны тѣмъ
явленіямъ, которыя наступаютъ вслѣдъ за разрушеніемъ тѣхъ
же самыхъ каналовъ. Такъ напр. въ то время, какъ при раз-
драженіи горизонтальнаго канала наступаетъ отклоненіе головы
въ противоположную сторону, разрушеніе того же самаго ка-
нала, сопровождается движеніями головы въ сторону раненія
и манежными движеніями въ томъ же направленіи. При ме-
ханическомъ раздраженіи праваго задняго вертикальнаго ка-
нала у голубя наступаетъ продолжительное отклоненіе головы
влѣво и внизъ (Борнгардъ); послѣ же разрушенія этого канала
наступаютъ движенія головы вверхъ и вправо.
Соотвѣтственно съ предыдущими данными Spamer въ пос-
лѣднее время нашелъ, что при одностороннемъ раздраженіи
каналовъ фарадическимъ токомъ наблюдается вращеніе въ
противоположную сторону, тогда какъ разрушеніе ихъ, какъ
извѣстно, вызываетъ вращеніе тѣла на сторону поврежденія.
Онъ убѣдился также, что простое прикосновеніе раскаленной
проволокой къ каналамъ вызываетъ наклонность животныхъ
къ вращенію въ противоположномъ направленіи. Самъ авторъ

54

придерживаясь теоріи раздраженія, не даетъ удовлетворитель-
наго объясненія этому факту. Между тѣмъ въ своей работѣ
онъ приводить рядъ опытовъ съ примѣненіемъ хлористаго
желѣза и выжиганія каналовъ при помощи термокаутера и
раскаленныхъ проволокъ. Такъ какъ въ обоихъ этихъ случаяхъ
кратковременныя движенія происходили въ томъ же напра-
вленіи, какъ и при перерѣзкѣ каналовъ, то авторъ считаетъ
результаты этихъ опытовъ однимъ изъ фактовъ, подтверждаю-
щихъ теорію раздраженія1).
Сущность послѣдняго возраженія однако легко устра-
няется съ одной стороны тѣмъ, что до сихъ поръ для насъ
остается еще совершенно неизвѣстной чувствительность полу-
кружныхъ каналовъ къ различнаго рода раздражающимъ мо-
ментамъ, и съ другой стороны тѣмъ, что вышеуказанныя влія-
нія являются быть можетъ не столько раздражителями, сколько
разрушителями тканей.
Далѣе, опыты съ гальванизаціей горизонтальнаго канала,
привели автора къ слѣдующему интересному выводу: если
токъ проходитъ въ направленіи спереди назадъ, то наблю-
дается наклонность къ паденію и вращенію на соотвѣт-
ственную сторону, при обратномъ направленіи тока на сто-
рону противоположную (Loco cit. стр. 524). Такъ какъ гори-
зонтальные каналы имѣютъ ампуллы на переднихъ своихъ
концахъ, то направленіе тока, примѣняемое въ первомъ слу-
чаѣ, должно быть названо восходящимъ (отъ периферіи къ
центру), во второмъ случаѣ напротивъ того нисходящимъ (отъ
центра къ периферіи), а изъ общей физіологіи мы знаемъ, что
возбудимость нервныхъ волоконъ усиливается только при нис-
ходящемъ направленіи тока, тогда какъ при восходящемъ на-
правленіи наблюдается противоположный эффектъ, т. е. угне-
теніе ея.
Такимъ образомъ и здѣсь мы наблюдаемъ тотъ фактъ, что
при условіи, когда необходимо предполагать ослабленіе возбу-
димости полукружныхъ каналовъ (при пропусканіи тока въ
1) По мнѣнію Spamer'a этотъ фактъ остается необъясненнымъ, если не
принять въ данномъ случаѣ предположеніе о возможномъ раздраженіи со-
сѣднихъ образованій (Loco cit. 579). Здѣсь однако проглядываетъ внутреннее
противорѣчіе автора. Почему раздраженіе сосѣднихъ областей слѣдуетъ пред-
полагать при простомъ прикосновеніи къ каналамъ раскаленной проволокой,
тогда какъ при операціяхъ съ выжиганіемъ всѣхъ каналовъ такого раз-
драженія не можетъ быть или по крайней мѣрѣ авторъ объ немъ не гово-
ритъ ни слова.

55

восходящемъ направленіи) наступаетъ наклонность къ враще-
нію тѣла на соотвѣтственную сторону такъ же, какъ и при пе-
рерѣзкѣ каналовъ.
Наконецъ въ томъ же смыслѣ говорятъ извѣстные опыты
Hitzig'a съ пропусканіемъ постояннаго тока чрезъ голову, ко-
торые въ послѣднее время были подтверждены Spamer'омъ 1).
При этихъ опытахъ въ моментъ замыканія тока у живот-
ныхъ всегда наблюдается наклонность къ паденію и даже вра-
щенію на сторону анода; размыканіе же тока сопровождается
обратнымъ эффектомъ. Такъ какъ однако въ этихъ опытахъ
раздраженіе слѣдуетъ признать на сторонѣ катода, то слѣдо-
вательно и здѣсь раздраженіе вызываетъ эффектъ противопо-
ложный по направленію тому, что наблюдается при разрушеніи
каналовъ.
Хотя всѣ вышеприведенныя данныя съ очевидностью гово-
рятъ за то, что перерѣзка полукружныхъ каналовъ сопрово-
ждается по крайней мѣрѣ частью явленіями, соотвѣтствующими
выпаденію ихъ функціи, тѣмъ не менѣе защитники теоріи
раздраженія съ своей стороны выставляютъ возраженія, кло-
нящіяся къ тому, чтобы указанный взглядъ на явленія Flourens'a
сдѣлать совершенно невозможнымъ.
Одна часть этихъ возраженій направлена противъ теоріи
выпаденія вообще; другая по преимуществу противъ гипотезы
Goltz'a и Mach'a, основанной на теоріи выпаденія. Разсмотримъ
здѣсь послѣдовательно тотъ и другой родъ возраженій.
Одно изъ болѣе важныхъ возраженій противъ теоріи выпа-
денія состоитъ въ томъ, что явленія, наступающія вслѣдъ за
перерѣзкой полукружныхъ каналовъ, а также слуховыхъ нер-
вовъ, современемъ исчезаютъ почти совершенно. Это возраже-
ніе однако утрачиваетъ свое значеніе въ виду того, что кромѣ
полукружныхъ каналовъ подобную же роль въ отношеніи ста-
тическаго чувства играютъ и другіе органы, о чемъ рѣчь
будетъ позднѣе.
Поэтому естественно, что животное постепенно компенсируетъ
нарушенія статической координаціи съ помощью другихъ орга-
новъ, служащихъ для той же цѣли.
Дѣйствительно, внимательное наблюденіе надъ оперирован-
ными животными показываетъ, что послѣднія со временемъ
пріобрѣтаютъ снова правильность статической координаціи
1) Послѣднему удалось прикладывать электроды при такого рода опытахъ
непосредственно на обнаженные каналы.

56

при посредствѣ другихъ органовъ. Достаточно, говоритъ Ці-
онъ1) про оперированнаго голубя, завязать ему глаза с по-
мощью маленькаго мѣшечка, надѣваемаго на голову, чтобы онъ
сразу потерялъ всѣ плоды своего новаго обученія. Онъ возвра-
щается къ тому состоянію, въ которомъ находился нѣсколько
дней послѣ операціи.
При своихъ опытахъ, мы сами могли нѣсколько разъ убѣ-
ждаться, что достаточно бываетъ собакѣ съ перерѣзанными
каналами или слуховымъ нервомъ закрыть глаза, устраняя
этимъ зрѣніе, чтобы существовавшее разстройство движенія
снова значительно усилилось.
Наконецъ сила и значеніе выставленнаго возраженія въ зна-
чительной степени ослабляются тѣмъ обстоятельствомъ, что,
какъ извѣстно, даже разстройства въ равновѣсіи тѣла, слѣ-
дующія за болѣе или менѣе значительными разрушеніями моз-
жечка современемъ также ослабѣваютъ и наконецъ исчезаютъ
почти совершенно.
Это возстановленіе до извѣстной степени можетъ быть объ-
яснено участіемъ волевыхъ импульсовъ животнаго, направля-
емыхъ къ цѣли исправленія имѣющихся двигательныхъ раз-
стройствъ и никто не можетъ отрицать подобнаго же участія
воли въ исправленіи нарушенныхъ движеній вслѣдъ за пере-
рѣзкой полукружныхъ каналовъ.
Далѣе, противъ теоріи выпаденія выставляли на видъ то
обстоятельство, что всѣ указанныя явленія рѣзче всего быва-
ютъ выражены непосредственно вслѣдъ за операціей или послѣ
повторенія разрѣзовъ и при томъ многіе изъ относящихся
сюда явленій носятъ весьма нерѣдко отчетливый характеръ
приступовъ или припадковъ, которые легче объяснить суще-
ствованіемъ временно наступающаго раздраженія, нежели при-
нимать ихъ за эффектъ выпаденія функціи органа.
Дальнѣйше немаловажное основаніе противъ теоріи выпа-
денія видѣли въ томъ обстоятельствѣ, что двигательныя раз-
стройства всегда рѣзко усиливаются вмѣстѣ съ каждымъ но-
вымъ разрѣзомъ, а также при тѣхъ или другихъ внѣшнихъ
раздраженіяхъ. При этомъ самыя явленія, поскольку дѣло
касается вынужденныхъ движеній, носятъ судорожный ха-
рактеръ.
1) Ціонъ. Объ отправленіяхъ полукружныхъ каналовъ. Военно-Медиц.
Журналъ 1879. Іюнь, стр. 8.

57

Точка зрѣнія автора
Очевидно, что какъ противъ теоріи раздраженія, такъ и
противъ теоріи выпаденія могутъ быть сдѣланы совершенно
неустранимыя возраженія и потому на нашъ взглядъ ни та, ни
другая теорія не можетъ быть признана вполнѣ удовлетвори-
тельной. Въ виду этого я уже давно высказался въ пользу
особой теоріи, примиряющей оба противорѣчивыхъ взгляда на
функцію полукружныхъ каналовъ, къ которой затѣмъ прим-
кнули Ewald 1), Spamer2). Засѣдателевъ3) и нѣк. др.
Мы полагаемъ, что причины двигательныхъ разстройствъ,
наблюдаемыхъ при разрушеніи или перерѣзкѣ полукружныхъ
каналовъ, представляются болѣе сложными. Нельзя забывать
въ особенности того обстоятельства, что въ полукружныхъ ка-
налахъ мы имѣемъ дѣло съ органомъ, который при нормаль-
номъ состояніи находится въ постоянномъ возбужденіи подъ
вліяніемъ давленія эндолимфы. Признать, что это давленіе эндо-
лимфы, становясь привычнымъ, перестаетъ дѣйствовать при
покойномъ положеніи тѣла, нельзя уже потому, что мы соб-
ственно не имѣемъ какого-либо постояннаго привычнаго поло-
женія тѣла и, если мы исключимъ время сна, то окажется, что
мы находимся почти постоянно въ движеніи. Даже, оставаясь
долго на одномъ мѣстѣ въ стоячемъ или сидячемъ положеніи,
мы въ сущности не остаемся вполнѣ неподвижными.
Притомъ же неустойчивость положенія нашего тѣла по-
стоянно требуетъ дѣйствія рефлекторнаго механизма для под-
держанія тѣла въ равновѣсіи. Все это заставляетъ насъ придти
къ выводу, что въ нормальномъ состояніи такой органъ, какъ
полукружные каналы, уже по самой природѣ своей находится
почти постоянно въ дѣятельномъ состояніи.
При этомъ возбужденіе полукружныхъ каналовъ поддержи-
вается давленіемъ эндолимфы на содержащіяся въ нихъ оконча-
нія нервовъ, но самый результатъ ихъ дѣйствія на органы движе-
нія опредѣляется разностью въ давленіи парныхъ каналовъ той
и другой стороны. Поэтому и разстройства движенія при одно-
1) Ewald. Physiol. Untesuchungen über das Endorgan d. N. octavus. Wies-
baden. 1892.
2) Spamer. Exper. u. krit. Beitrag. z. Physiol. d. halbcirk. Kanäle. Pflüger's
Arch. Bd. 21, 1880.
3) Засѣдателевъ. Къ вопросу о функціи ушного лабиринта. Москва 1904 г.
Стр. 27.

58

стороннемъ разрушеніи полукружныхъ каналовъ не могутъ
быть результатомъ одного только выпаденія функціи разру-
шенныхъ каналовъ, но обязательно должны быть вмѣстѣ съ
тѣмъ и результатомъ оставшагося безъ достаточного уравно-
вѣшиванія нормальнаго возбужденія парныхъ по дѣйствію по-
лукружныхъ каналовъ другой стороны, которое еще должна
болѣе усиливаться въ силу уже происшедшихъ отъ разру-
шенія каналовъ разстройствъ движенія.
Такимъ образомъ при одностороннемъ разрушеніи каналовъ
мы должны имѣть эффектъ, обусловливаемый не одной только
недостачей или уменьшеніемъ нормальнаго возбужденія со
стороны разрушенныхъ каналовъ, но и возбужденіемъ парныхъ
каналовъ другой стороны, оставшимся безъ компенсаціи. Въ
результатѣ происходитъ дисгармонія въ импульсахъ, идущихъ
отъ каналовъ той и другой стороны, которая и опредѣляетъ
характеръ двигательнаго разстройства.
Такъ какъ выпаденіе и возбужденіе функціи по природѣ
своей противоположны, то естественно, что недостатокъ им-
пульсовъ, исходящихъ отъ разрушенныхъ каналовъ одной сто-
роны, и нормальное возбужденіе, исходящее отъ сохранившихся
неповрежденныхъ каналовъ другой стороны, должны дѣйство-
вать въ одномъ и томъ же направленіи.
Въ случаяхъ, если операція производится на обѣихъ сто-
ронахъ и при томъ съ разными (непарными) каналами, то
эффектъ долженъ обусловливаться не только выпаденіемъ
функціи разрушенныхъ или перерѣзанныхъ каналовъ, но и
нормальнымъ возбужденіемъ каналовъ той и другой стороны,
оставшихся неуравновѣшенными, вслѣдствіе разрушенія выше-
указанныхъ каналовъ; здѣсь, слѣдовательно, двигательныя раз-
стройства съ одной стороны обусловливаются выпаденіемъ
функціи перерѣзанныхъ каналовъ и съ другой стороны нор-
мальнымъ возбужденіемъ неповрежденныхъ каналовъ той и
другой стороны, оставшихся безъ соотвѣтствующаго уравно-
вѣшиванія со стороны импульсовъ, исходящихъ изъ разру-
шенныхъ каналовъ, иначе говоря, зависятъ отъ дисгармоніи въ
импульсахъ, исходящихъ изъ каналовъ той и другой стороны.
Точно также и въ томъ случаѣ, если двусторонняя опера-
ція производится надъ парными каналами и при томъ одина-
ковымъ образомъ, двигательныя разстройства обусловливаются
какъ выпаденіемъ функціи разрушенныхъ каналовъ, такъ и
возбужденіемъ остальныхъ каналовъ той и другой стороны,
оставшихся неуравновѣшенными.

59

Лишь при полномъ удаленіи всѣхъ вообще каналовъ той
или другой стороны двигательныя разстройства должны быть
объяснены однимъ выпаденіемъ функціи удаленныхъ органовъ.
И дѣйствительно, изъ опытовъ извѣстно, что въ этомъ слу-
чаѣ двигательныя разстройства, выражающіяся простымъ раз-
стройствомъ равновѣсія, представляются въ общемъ слабѣе
выраженными, нежели при односторонней перерѣзкѣ или при
двусторонней неравномѣрной перерѣзкѣ каналовъ.
Возникаетъ поэтому вопросъ, какія изъ явленій, наблю-
даемыхъ у животныхъ съ перерѣзкой или разрушеніемъ кана-
ловъ, должны быть отнесены на счетъ выпаденія функціи раз-
рушенныхъ полукружныхъ каналовъ и какія на счетъ неуравно-
вѣшеннаго нормальнаго возбужденія сохранившихся каналовъ.
Такъ какъ полное удаленіе каналовъ съ обѣихъ сторонъ,
при которомъ можетъ быть рѣчь только объ эффектѣ выпа-
денія, приводитъ къ нарушенію равновѣсія безъ вынужденныхъ
движеній, то очевидно, что чистому эффекту выпаденія функціи
каналовъ должно соотвѣтствовать нарушеніе равновѣсія, тогда
какъ дисгармонія въ импульсахъ, обусловливаемая односторон-
нимъ или неполнымъ двустороннимъ разрушеніемъ каналовъ,
обыкновенно выражается вынужденными движеніями того или
иного рода; послѣднія, какъ извѣстно, со временемъ исчезаютъ
вмѣстѣ съ тѣмъ, какъ дисгармонія въ импульсахъ, исходя-
щихъ изъ каналовъ, постепенно выравнивается и у животнаго
останутся одни явленія выпаденія, выражающіяся простымъ
нарушеніемъ равновѣсія, которое со временемъ также можетъ
постепенно ослабѣть, благодаря компенсаціи со стороны другихъ
органовъ статическаго чувства, хотя оно и отличается въ об-
щемъ значительно большей стойкостью, нежели вынужденныя
движенія.
Нужно однако имѣть въ виду, что, какъ вынужденныя дви-
женія, такъ и разстройства равновѣсія происходитъ въ одномъ
и томъ же направленіи, а потому они взаимно дополняютъ
другъ друга и въ сущности нельзя въ первое время вполнѣ
строго разграничить одни явленія отъ другихъ. Правда, такія
движенія, какъ вращеніе вокругъ оси тѣла, могутъ быть
разсматриваемы безспорно, какъ вынужденныя, но напр. на-
клонность падать и отшатываться въ одномъ направленіи
можетъ быть и выраженіемъ простого разстройства въ равно-
вѣсіи тѣла и вынужденнымъ движеніемъ. Въ такихъ случаяхъ
безъ сомнѣнія рѣшенію вопроса помогаетъ проявленіе этихъ
разстройствъ во времени. Болѣе или менѣе постоянный ха-

60

рактеръ этихъ разстройствъ говоритъ за то, что мы имѣемъ
дѣло съ разстройствомъ равновѣсія, тогда какъ припадочный
характеръ тѣхъ же разстройствъ говоритъ въ пользу того, что
мы имѣемъ дѣло съ вынужденнымъ движеніемъ. Послѣдніе
при этомъ всегда сопровождаются сильнымъ нистагмомъ глазъ,
который обыкновенно не наблюдается въ такой рѣзкой степени
при простыхъ разстройствахъ равновѣсія, не осложненныхъ
вынужденными движеніями.
Далѣе, важнѣйшимъ отличіемъ тѣхъ и другихъ слу-
житъ то обстоятельство, что всѣ вообще вынужденныя дви-
женія происходятъ при активномъ участіи мышцъ, а потому
и выполняются съ извѣстною силою, которую легко опредѣлить
путемъ сопротивленія, тогда какъ разстройства въ равновѣсіи
почти не сопровождаются активнымъ участіемъ мышечной си-
стемы кромѣ развивающихся при этомъ компенсаторныхъ дви-
женій. Сверхъ того можно указать на тотъ фактъ, что выну-
жденныя движенія въ общемъ представляются значительно
болѣе кратковременными, нежели разстройства въ равновѣсіи
тѣла, которыя лишь въ исключительныхъ случаяхъ при незна-
чительности поврежденія каналовъ длятся въ теченіе нѣсколь-
кихъ дней, обычно же наблюдаются недѣлями, мѣсяцами и
даже болѣе того.
Вышеизложенный взглядъ въ достаточной мѣрѣ примиряетъ
оба вышеуказанныхъ воззрѣнія на природу двигательныхъ
разстройствъ, слѣдующихъ за поврежденіемъ каналовъ, такъ
какъ всѣ фактическія данныя, которыя лежатъ въ основѣ теоріи
выпаденія и теоріи возбужденія получаютъ свое объясненіе въ
томъ, что явленія, наблюдаемыя у животныхъ съ перерѣзкой
каналовъ, обусловливаются дисгармоніей въ импульсахъ, исхо-
дящихъ отъ каналовъ той и другой стороны, оставшихся не-
поврежденными.
Вмѣстѣ съ тѣмъ нашъ взглядъ примиряетъ и тѣ на пер-
выхъ порахъ необъяснимыя противорѣчія, въ которыя впадали
защитники двухъ различныхъ теорій, т. е. теоріи раздраженія
и теоріи выпаденія.
Такъ напр., съ точки зрѣнія защитниковъ теоріи раздра-
женія нельзя понять, какимъ образомъ электрическое, ме-
ханическое и термическое раздраженіе (напр. раскаленной
проволокой) вызывало двигательный эффектъ противополож-
наго направленія по сравненію съ тѣмъ, что наблюдается при
перерѣзкѣ каналовъ, тогда какъ съ разсматриваемой нами точки
зрѣнія этотъ фактъ при его объясненіи не встрѣчаетъ ника-

61

кихъ вообще затрудненій. Съ другой стороны теорія выпа-
денія не могла удовлетворительно объяснить нѣкоторыя изъ
выставляемыхъ противъ нея возраженій. Такъ. между про-
чимъ приводили противъ этой теоріи тотъ фактъ, что при
двухстороннемъ разрушеніи полукружныхъ каналовъ разстрой-
ства движенія, какъ было замѣчено многими наблюдателями,
почти всегда наступаютъ въ болѣе рѣзкой степени, нежели
при двухсторонней перерѣзкѣ слуховыхъ нервовъ. Но это
возраженіе можетъ быть вполнѣ устранено съ помощью на-
шего взгляда. Дѣло въ томъ, что при двухстороннемъ раз-
рушеніи полукружныхъ каналовъ, мы никогда не можемъ ру-
чаться за то, что перерѣзка каналовъ произведена вполнѣ
симметрично на обѣихъ сторонахъ, а въ отношеніи полукруж-
ныхъ каналовъ мы знаемъ, что несимметричныя поврежденія
кромѣ разстройства равновѣсія тѣла всегда сопровождаются
еще различнаго рода вынужденными движеніями, которыя
еще болѣе усиливаютъ существующую безпорядочность дви-
женій.
Между тѣмъ при двухсторонней перерѣзкѣ слуховыхъ нер-
вовъ въ сущности мы имѣемъ вполнѣ симметричное повреж-
деніе въ видѣ прерыванія центростремительнаго пути, иду-
щаго отъ каналовъ къ мозжечку, и потому у животныхъ
обнаруживаются только симптомы общаго разстройства въ равно-
вѣсіи тѣла безъ всякой наклонности къ кувырканію въ томъ
или другомъ направленіи, что замѣчается у голубей съ двух-
стороннимъ разрушеніемъ полукружныхъ каналовъ.
Вмѣстѣ съ этимъ мы не исключаемъ того, что нѣкоторыя
изъ быстро преходящихъ явленій, наблюдаемыхъ при перерѣзкѣ
каналовъ, дѣйствительно могутъ зависѣть отъ раздраженія
послѣднихъ, но эти явленія въ случаѣ, если они существуютъ,
всегда отличаются мимолетнымъ характеромъ, обнаруживаясь
лишь въ моментъ самой перерѣзки и непосредственно вслѣдъ
за нею. Ихъ нетрудно отличить отъ прочихъ явленій тѣмъ,
что они оказываются противоположными по направленію сравни-
тельно съ тѣми, которыя являются дальнѣйшимъ слѣдствіемъ
операціи надъ каналами.
Замѣтимъ здѣсь еще, что специальное испытаніе мышечной
силы и мышечнаго тонуса у оперированныхъ животныхъ по-
казываетъ, что на сторонѣ, въ направленіи которой происхо-
дитъ вращеніе животныхъ, мышечная сила, а равно и мышеч-
ный тонусъ представляются ясно ослабленными, тогда какъ на
противоположной сторонѣ напротивъ того замѣтно крайне

62

рѣзкое напряжете мышечной силы, свидѣтельствующее о
подъемѣ какъ мышечной силы, такъ и мышечнаго тонуса.
Въ согласіи съ этимъ стоятъ и наблюденія Ewald'a, который
спеціальными опытами показалъ, что лабиринтъ имѣетъ вліяніе
на тонусъ мышцъ. Послѣдній, какъ извѣстно, прекращается у
лягушки вмѣстѣ съ удаленіемъ головного и спинного мозга,
но тоже самое можно наблюдать и у нормальныхъ лягушекъ
по удаленіи лишь лабиринта.
Въ послѣднее время эти опыты съ тонусомъ мышцъ были
повторены Emanuel'емъ, который подтвердилъ наблюдете Ewald'a.
Отсюда очевидно, что, хотя тонусъ мышцъ несомнѣнно реф-
лекторной природы и зависитъ отъ спинного мозга, но центры
послѣдняго находятся подъ извѣстнымъ вліяніемъ и со сто-
роны лабиринта.
Теоріи относительно функціональнаго значенія каналовъ.
Если мы обратимся теперь къ разсмотрѣнію непосредствен-
ной причины, обусловливающей вліяніе полукружныхъ кана-
ловъ на сферу движенія, то мы увидимъ, что и здѣсь не
имѣется недостатка въ разнообразныхъ теоріяхъ, часто проти-
ворѣчащихъ одна другой.
Прежде всего Goltz'y принадлежитъ заслуга созданія осо-
бой гипотезы по отношенію къ функціи полукружныхъ ка-
наловъ, которая послужила исходнымъ пунктомъ и для нѣ-
которыхъ изъ позднѣйшихъ теорій. На основаніи своихъ опы-
товъ Goltz прежде всего пришелъ къ заключенію, что полу-
кружные каналы уха въ нормальномъ состояніи животнаго
должны служить источникомъ особаго рода безсознательныхъ
ощущеній, которые оказываютъ вліяніе на состояніе чувства
равновѣсія головы и посредственно всего тѣла.
Ощущенія, идущія отъ полукружныхъ каналовъ по мнѣнію
Goltz'a зависятъ отъ колебанія въ давленіи эндолимфы на
ампуллярныя окончанія нервовъ. При покойномъ положеніи
головы жидкость или эндолимфа должна оказывать опредѣ-
ленное давленіе на нервныя окончанія въ ампуллахъ; но какъ
только голова выводится изъ своего покойнаго положенія дав-
леніе жидкости на стѣнки каналовъ или ихъ ампуллы измѣ-
няется соотвѣтствующимъ образомъ.
Такъ, при боковомъ наклоненіи головы наибольшее коле-
баніе давленія происходитъ въ горизонтальномъ каналѣ и при

63

томъ съ той стороны, къ которой дѣлается движеніе. Когда
жидкость ослабляетъ свое давленіе на расширеніе одного
изъ горизонтальныхъ каналовъ, тогда расширеніе того же
канала другой стороны одновременно испытываетъ болѣе
сильное давленіе, вслѣдствіе притока эндолимфы. При дру-
гихъ движеніяхъ головы происходятъ подобныя же колеба-
нія давленія въ остальныхъ каналахъ. Такъ какъ существуютъ
три пары каналовъ, расположенныхъ подъ прямыми другъ къ
другу углами, то очевидно, что всякое положеніе головы должно
соотвѣтствовать колебанію давленія въ той или другой парѣ
каналовъ. Эти колебанія въ давленіи эндолимфы и должны слу-
жить источникомъ, такъ называемыхъ ампуллярныхъ ощущеній.
Послѣднія по теоріи Goltz'a входятъ въ основу нашего чув-
ства равновѣсія. Поэтому разрушеніе того или другого канала,
сопровождаемое уничтоженіемъ извѣстной части получаемыхъ
отъ каналовъ ощущеній, должно вызывать своимъ послѣдствіемъ
нарушеніе равновѣсія тѣла въ томъ или другомъ направленіи,
такъ какъ оставшіеся въ цѣлости остальные органы чувствъ —
зрѣніе и осязаніе, служащіе къ той же цѣли, становятся уже
недостаточными для правильнаго поддержанія равновѣсія тѣла.
Послѣдующія работы Mach'a1), Crum-Broun'a2), Breuer'a3)
и др. относятся главнымъ образомъ къ болѣе подробному вы-
ясненію причины самаго характера „ампуллярныхъ ощущеній“.
Mach въ сущности только развилъ ту же гипотезу, признавъ,
что моментомъ для раздраженія каналовъ служитъ движеніе
или, точнѣе говоря, стремленіе къ движенію эндолимфы не
только при нарушеніи равновѣсія, но и при всякомъ вообще
вращательномъ или прямолинейномъ движеніи, если оно бу-
детъ ускорительнымъ или замедляющимся.
При ускореніи движенія нашего тѣла, вмѣстѣ съ которымъ
движутся и наши каналы, эндолимфа должна стремиться къ
перемѣщенію въ противоположномъ направленіи, вслѣдствіе
чего измѣняется какъ величина давленія, такъ и область стѣ-
нокъ канала, подвергаемая давленію.
При вращеніи тѣла вокругъ его длинной оси должно обна-
руживаться стремленіе къ движенію эндолимфы полукруж-
ныхъ каналовъ въ противоположномъ направленіи, чѣмъ обу-
1) Mach, Physikalische Versuche über den Gleichgewichtsinn des Menschen.
Sitz. b. d. k. Academie d. Wissensch. zu Wien. Bd. 68 u. 69.
2) Crum-Brown. Journ. of. Anatomie and Physiologie, 1874.
3) Breuer. Ueber die Function der Bogengänge des Ohrlabyrintes. Jahrb.
d. Gesellsch. d. Aertzte zu Wien. 1874.

64

словливается опредѣленное измѣненіе въ давленіи эндо-
лимфы, приводящее къ раздраженію ампуллярныхъ нервныхъ
окончаній, что и лежитъ въ основѣ головокруженія.
Breuer, исходя изъ той же основной точки зрѣнія относи-
тельно давленія эндолимфы при передвиженіяхъ и вращеніи
тѣла для объясненія ускорительнаго движенія и статиче-
скаго равновѣсія предложилъ еще особую отолитную гипотезу.
Послѣдняя заключается въ томъ, что отолиты, лежащіе на
нервныхъ окончаніяхъ sacculus'a и utriculus'a, своимъ давленіемъ
раздражаютъ нервныя окончанія и тѣмъ самымъ служатъ къ
созданію представленій о положеніи головы относительно ли-
ніи отвѣса. При ускорительномъ движеніи отолиты также смѣ-
щаются относительно нервныхъ окончаній, вызывая тѣмъ са-
мымъ представленіе объ ускорительномъ движеніи.
Къ развитію упомянутыхъ теорій въ особенности послу-
жили опыты съ вращеніемъ тѣла, которыми особенно много
занимался физикъ Mach, Crum-Brown и др.
Оказалось, что при пассивномъ вращеніи тѣла на гори-
зонтальной плоскости, когда всѣ другія (зрительныя, осяза-
тельныя и мышечныя) ощущенія не могутъ намъ дать ника-
кихъ указаній относительно перемѣны нашего положенія, по
заявленію Crum-Brown'a мы еще въ состояніи опредѣлить съ
приблизительной точностью даже тотъ уголъ, на который пере-
двигается наше тѣло.
Но если вращеніе продолжается, то мало-по-малу чувстви-
тельность къ воспріятію вращенія ослабѣваетъ и наконецъ
прекращается вовсе. Если теперь вращеніе внезапно пріоста-
навливается, то субъектъ вмѣстѣ съ чувствомъ головокруже-
нія испытываетъ ощущеніе, какъ будто бы тѣло его вращается
въ противоположномъ направленіи. Съ другой стороны изслѣ-
дованія Mach'a привели къ тому выводу, что нами ощущается
лишь ускореніе вращенія, самое же вращеніе, если оно про-
изводится равномѣрно, остается для насъ неуловимымъ во-
время самого вращенія и лишь по прекращеніи его обнаружи-
ваются всѣмъ извѣстныя явленія головокруженія съ кажу-
щимся движеніемъ предметовъ въ противоположномъ направ-
леніи.
Вотъ какъ старались объяснить эти явленія сообразно съ
вышеприведенной теоріей: такъ какъ всѣ три пары каналовъ
расположены въ направленіи пересѣкающихся перпендикуля-
ровъ и такъ какъ каждые два парные каналы имѣютъ ампуллы
на противоположныхъ концахъ, то при всякомъ положеніи го-

65

ловы колебанія въ давленіи эндолимфы должны быть различны
въ различныхъ каналахъ, что намъ даетъ возможность опре-
дѣлять какъ направленіе вращенія, такъ и величину его угла.
Во время самаго вращенія жидкость, вслѣдствіе инерціи, должна
оказывать давленіе на ампуллы въ противоположномъ напра-
вленіи. Если однако вращеніе продолжается, то это давленіе
мало-по-малу выравнивается, вслѣдствіе того, что жидкость
пріобрѣтаетъ такую же скорость движенія, какъ и вращеніе
тѣла. Но при быстрой остановкѣ вращенія жидкость еще про-
должаетъ свое стремленіе къ движенію и вызываетъ тѣмъ самымъ
субъективное ощущеніе вращенія въ противоположномъ направ-
леніи. Если въ это время открываютъ глаза, то несоотвѣтствіе, обна-
руживающееся между зрительными ощущеніями и ощущеніями
въ полукружныхъ каналахъ, тотчасъ вызываетъ симптомъ го-
ловокруженія, которое прекращается только послѣ того, какъ
жидкость снова придетъ въ состояніе покоя.
За болѣе подробнымъ выясненіемъ этой теоріи мы отсы-
лаемъ читателя къ оригинальнымъ трудамъ упомянутыхъ ав-
торовъ.
Критика существующихъ теорій.
Выше было уже упомянуто, что противъ гипотезы Goltz'a —
Mach'a нѣкоторыми авторами представлены возраженія. Löwen-
berg, Vulpian, Brown-Sequard1), Шкляревскій2) Ціонъ и др. вы-
сказались даже противъ основного принципа этой гипотезы,
состоящаго въ томъ, что явленія, наблюдаемыя вслѣдъ за пе-
рерѣзкой полукружныхъ каналовъ, соотвѣтствуютъ прекращенію
или выпаденію ихъ функціи. По мнѣнію этихъ авторовъ, эффектъ
перерѣзки полукружныхъ каналовъ зависитъ не отъ прекра-
щенія нормальныхъ ампуллярныхъ ощущеній, a соотвѣтствуетъ
состоянію раздраженія каналовъ, производимаго разрѣзомъ.
Однако, высказанная мною теорія, сводящаяся къ дисгар-
моніи исходящихъ отъ оставшихся неповрежденными каналовъ
устраняетъ въ корнѣ всѣ вышеуказанныя разногласія.
Boetcher указывалъ на воспалительныя явленія, какъ на источ-
никъ развитія Flourens'ова симптомокомплекса. Но противъ
этого говоритъ то обстоятельство, что, хотя и не можетъ
быть исключено вліяніе воспаленія на развитіе вышеука-
1) Brown-Séquard. Course of lectures. Philadelphia 1860.
2) Шкляревскій. Nachrichten von d. k. ges. d. Wissensch. zu Gottingen
1872, 12 Juin.

66

занныхъ явленій, но вѣдь воспаленіе въ ранѣ развивается
не тотчасъ вслѣдъ за операціей, а спустя нѣкоторое время,
тогда какъ вышеуказанныя явленія развиваются тотчасъ же
вслѣдъ за перерѣзкой и притомъ въ первые часы явленія
представляются болѣе рѣзкими, нежели въ послѣдующее время.
Кромѣ того вѣдь воспаленіе дѣйствовало бы по существу оди-
наковымъ образомъ, въ какой бы части лабиринта оно не раз-
вивалось, между тѣмъ какъ явленія Flourens'a представляются
неодинаковыми въ зависимости отъ поврежденія того или дру-
гого канала. Очевидно, что воспаленіе не должно играть су-
щественной роли въ развитіи явленій Flourens'a, какъ не можетъ
играть большой роли и кровотеченіе, на которое указывалъ
между прочимъ Spamer.
Съ другой стороны Boetcher указывалъ на возможность по-
раженія при опытахъ съ перерѣзкой каналовъ центральной
нервной системы, чѣмъ будто бы и можно объяснить развитіе
явленій Flourens'a. Но и это возраженіе совершенно опровер-
гается рядомъ провѣрочныхъ опытовъ и результатами вскрытія
оперированныхъ животныхъ, причемъ можно было убѣдиться
въ полной сохранности центральной нервной системы.
Между прочимъ Shroeder1) предложилъ перерѣзывать полу-
кружные каналы у лягушекъ со стороны полости рта, чѣмъ
вполнѣ избѣгается возможность раненія мозга, и, не смотря на
то, онъ всегда находилъ при своихъ опытахъ рядъ характер-
ныхъ явленій Flourens'a. Но и помимо только что сказаннаго
было сдѣлано не мало возраженій противъ существа выше-
указанныхъ гипотезъ.
Какъ извѣстно, всѣ каналы, открываясь въ преддверіе улитки,
имѣютъ между собою, благодаря этому, непрерывную связь и
потому, если эффектъ перерѣзки каналовъ зависитъ отъ про-
стой потери жидкости и послѣдовательнаго отсутствія обычнаго
давленія на ампуллярные нервы, то перерѣзка одного изъ ка-
наловъ, говорятъ противники теоріи Goltz'a — Mach'a, должна бы
вызывать явленія одинаковыя, какъ и разрушеніе всѣхъ кана-
ловъ, чего въ дѣйствительности не наблюдается. Вмѣстѣ съ
тѣмъ Ціонъ утверждаетъ, что ему удавалось удалять эндолимфу
изъ лабиринта при помощи тщательнаго прокола преддверья и
при этомъ не наблюдалось никакихъ послѣдствій въ отношеніи
двигательной сферы животнаго. Далѣе, Ціонъ въ своихъ опы-
тахъ удалялъ перелимфу изъ костнаго канала и замѣнялъ ее
1) М. Schroeder. Zur Physiol. d. Froschgehirns. Pflügers Arch. 41, 1887.

67

жидкостью, затвердѣвающею при застываніи, съ цѣлью произ-
вести неподвижность стѣнокъ каналовъ. Въ удачныхъ случаяхъ
при этомъ онъ не наблюдалъ пи одного изъ явленій Flourens'a,
между тѣмъ какъ послѣдовательная перерѣзка неподвижныхъ
каналовъ тотчасъ же вызывала рѣзкія разстройства равновѣсія
и движенія. По мнѣнію автора въ этомъ случаѣ нельзя допу-
стить никакого колебанія внутренняго давленія въ перепонча-
тыхъ каналахъ, сдѣлавшихся совершенно неподвижными, ибо
всякое колебаніе давленія предполагаешь возможность расши-
ренія канала въ томъ или другомъ мѣстѣ (?), а твердая оболочка,
обхватывающая эти каналы, всякое подобное расширеніе дѣлала
невозможнымъ. Далѣе Ціонъ вводилъ въ костный каналъ
тонкія палочки изъ ляминаріи, избѣгая при этомъ поврежде-
нія перепончатыхъ каналовъ. Разбуханіе этихъ палочекъ сдав-
ливаетъ каналы, но въ виду того, что это сдавливаніе проис-
ходитъ весьма постепенно, въ первые дни послѣ операціи не
происходитъ ни одного изъ явленій Flourens'a, но стоитъ только
перерѣзать такимъ образомъ сдавленные каналы, чтобы не-
медленно же вызвать эти явленія.
Взгляды Ціона въ существѣ дѣла сводятся къ тому, что
давленіе эндолимфы на ампуллы не причемъ въ развитіи тѣхъ
явленій, которыя обнаруживаются при перерѣзкѣ полукружныхъ
каналовъ. Все дѣло заключается въ самихъ каналахъ, содер-
жащихъ нервныя развѣтвленія. По его взгляду, каналы, распо-
ложенные по тремъ измѣреніямъ пространства, служатъ для
оріентировки въ пространствѣ и представляютъ собою не органы
равновѣсія, а органы пространственнаго чувства; что на осно-
ваніи ихъ создается въ насъ представленіе идеальнаго про-
странства, въ которое укладываются затѣмъ всѣ ваши чув-
ственные образы.
Заслуживаютъ вниманія опыты Ціона надъ миногами, у
которыхъ имѣются всего два полукружныхъ канала вмѣсто
трехъ. Въ опытахъ съ перерѣзкой каналовъ у этихъ рыбъ и съ
вліяніемъ свѣтовыхъ и звуковыхъ впечатлѣній авторъ прихо-
дитъ къ выводу, что лабиринтъ у нихъ служитъ не для слуха, а
для оріентировки въ пространствѣ. При этомъ каждая пара
каналовъ даетъ животному возможность оріентироваться въ
плоскости каналовъ. Авторъ предполагаетъ поэтому, что минога
можетъ оріентироваться только въ двухъ направленіяхъ про-
странства — впередъ и назадъ, внизъ и вверхъ, Но не въ стороны,
въ которые она вообще не производитъ движеній.
Въ доказательство справедливости своихъ взглядовъ Ціонъ

68

производилъ также опыты надъ японской танцующей мыш-
кой, которая, какъ извѣстно, непрерывно вращается и тан-
цуетъ, производя зигзагообразныя движенія. По Rawitz'y1) ка-
налы этой мышки атрофированы кромѣ одного и, не смотря
на то, она будто бы хорошо сохраняетъ равновѣсіе, какъ въ
покоѣ, такъ и при движеніи.
Отсюда авторъ заключаетъ, что полукружные каналы ли-
шены значенія для равновѣсія тѣла и служатъ лишь для
оріентировки въ прямомъ направленіи, въ чемъ японская мышь
обнаруживаетъ будто бы явную неспособность (ея зигзагообраз-
ныя движенія).
Послѣдующіе авторы кромѣ Zoht'a2) и Ціона3) убѣдились
однако, что японская мышь плохо поддерживаетъ равновѣсіе
своего тѣла. Другіе авторы, какъ Baginsky4) и Pause5), нахо-
дили даже неправильнымъ утвержденіе Rawitz'a, что у япон-
ской мыши имѣется одинъ каналъ; они находили ихъ три, какъ
и у другихъ животныхъ.
Alexander и Kreidl6), также возражавшіе Rawitz'y, нашли въ
лабиринтѣ ея рѣзкія измѣненія, состоящія въ измѣненіи ma-
culae sacculi, истонченіе верхней и средней вѣтви восьмой пары
и уменьшеніе преддверныхъ ганглій. Rawitz7) впрочемъ остается
при своемъ прежнемъ мнѣніи о существованіи у японской
мыши лишь одного канала.
Очевидно вопросъ этотъ сталкивается съ различными тол-
кованіями существующихъ измѣненій ушного лабиринта у этого
животнаго. Есть даже указанія, что упомянутыя измѣненія
не врожденныя, a пріобрѣтенныя. Тѣмъ не менѣе Ціонъ, не на-
ходя у японской мыши нарушеній въ равновѣсіи, ея зигзаго-
образныя движенія разсматриваетъ, какъ неспособность оріен-
тированія въ пространствѣ.
1) Rawitz. Das Gehörorgan d. Japan. Tanzmäuse. Arch. f. Physiologie. 1899.
Hft. 2 и 3.
2) Zoht. Ein Beitrag z. d. Beobachtungen und Versuchen an Japan. Tanz-
mäusen. Pflüger's Arch. Bd. 86, 1901.
3) Ціонъ. Beiträge z. Physiologie d. Raumsinn. I Theil. Pflüger's Arch.
Bd. 89. 1902.
4) Baginsky. Zur Frage über die Zahl d. Bogengänge bei Japan. Tanzmäusen.
Centr. f. Phys. № 1. 1902.
5) Pause. Zu H. B. Rawitz Arbeit. etc. Arch. f. Anat. u. Phys. 1, 2. 1901.
6) Alexander u. Kreidl. Anat-Physiol. Studien über d. Ohrlabyrint d. Tanz-
mäuse. Pflüger's Arch. Bd. 88. 1902. Ихъ же: Zur Physiol. d. Labyrintes d. Tanz-
mäuse. Pflüger's Arch. Bd. 82. 1900.
7) Rawitz. Z. Frage über die Zahl d. Bogengänge bei Jap. Tanzmäusen.
Centrlbl. f. Phys. XV, 1902.

69

Мы не войдемъ здѣсь въ болѣе подробное разсмотрѣніе
нѣсколько исключительныхъ взглядовъ Ціона на роль полук-
ружныхъ каналовъ, какъ органовъ, служащихъ для оріентиро-
ванія въ пространствѣ. Замѣтимъ лишь, что съ точки зрѣнія
Ціона у больныхъ, лишенныхъ функціи полукружныхъ кана-
ловъ отъ рожденія, какъ у нѣкоторыхъ глухонѣмыхъ, не
могло бы, казалось, развиваться въ достаточной степени и пред-
ставленій о пространствѣ. Между тѣмъ наблюдете показываетъ
другое и во всякомъ случаѣ изслѣдованіе глухонѣмыхъ не
даетъ результатовъ, согласныхъ съ теоріей Ціона.
Должно замѣтить, что отолитная теорія Breuer'a встрѣтила
также возраженія въ прямыхъ опытахъ съ удаленіемъ этихъ
образованій у нисшихъ животныхъ (карповъ, линей, рачковъ,
креветокъ, членистоногихъ и др.), опыты надъ которыми были
произведены цѣлымъ рядомъ авторовъ: (I. Delage1) Sewall2),
Kiesselbach3), Steiner4) и др.
Въ виду этого очевидно не представляется возможнымъ
высказаться въ пользу отолитной теоріи, хотя мы и не видимъ
основанія признавать, чтобы на основаніи отрицательныхъ ре-
зультатовъ вышеприведенныхъ опытовъ, можно было подвер-
гать сомнѣнію роль эндолимфы, какъ раздражителя нервныхъ
окончаній въ каналахъ.
Должно здѣсь упомянуть еще, что нѣкоторые авторы сво-
дили развивающіяся вслѣдъ за перерѣзкой каналовъ явленія
на счетъ нарушенія мышечнаго чувства. Не говоря о болѣе
старыхъ авторахъ, мы можемъ указать на Ewald'a5), который
еще недавно призналъ лабиринтъ за область воспріятія
мышечнаго чувства. Между прочимъ Ewald основываетъ
свой взглядъ на соотношеніи лабиринта съ чувство-двига-
тельной областью коры, въ которой онъ локализируетъ осязатель-
ное чувство. Однако данныя, приводимыя въ пользу этого взгляда
не убѣдительны и скорѣе косвеннаго характера.
Въ заключеніе замѣтимъ, что на ряду съ высказанными
теоріями нѣкоторыми признается также и участіе полукруж-
1) J. Delàge. Etudes expér. sur les illusions statiques. Arch. de Zool expér.
ct. gen. 2 Serie VI. 1886.
2) Sewall. Experim. upon the ears of fisches etc. Journ. of Phys. IV. 1883.
3) Kisselbach. Zur Function der habzirkelform. Kanäl. Arch. f. Ohrenh.
Bd. 18. 1882.
4) Steiner. Sur la fonction des canaux cemicirculaires. Comptes rendue.
T. CIV. 1887. Его же. Die Function des Centrainervensystems etc. Brunschweig. 1883.
5) Ewald. Neur. Centr. № 13. 1897.

70

ныхъ каналовъ ушного лабиринта въ слуховомъ воспріятіи.
Такъ, по взгляду Anheim'a1) полукружные каналы и улитку
образуютъ органъ слуха. По Brückner'y2) полукружные каналы
служатъ для воспріятія шумовъ, что ранѣе того высказывалось
еще Helmholtz'емъ. По взгляду Preyer'а3) и Bonnier'a4) полукруж-
ные каналы участвуютъ въ опредѣленіи направленія звука,
что было мною высказано еще въ началѣ 80-хъ годовъ5). Lugaro6)
признаетъ даже движенія головы и глазъ, обусловленныя
раздраженіемъ лабиринта, за результатъ приспособленія вниманія
въ сторону направленія звуковъ. Наконецъ Fano и Masini7)
даже разстройства равновѣсія объясняютъ ушнымъ головокру-
женіемъ, развивающимся послѣ поврежденія каналовъ.
Не подлежитъ однако сомнѣнію, что только что указанные
взгляды авторовъ отличаются по меньшей мѣрѣ теоретич-
ностью и потому мы не считаемъ возможнымъ на нихъ оста-
навливаться болѣе подробно.
Рефлекторная природа двигательныхъ разстройствъ, обу-
словленныхъ пораженіемъ каналовъ и участіе въ ихъ
происхожденіи психическихъ явленій.
При разсмотрѣніе вопроса объ отношеніи полукружныхъ
каналовъ къ движенію мы полагаемъ необходимымъ прежде
всего устранить предположеніе, будто бы явленія, наступающія
вслѣдъ за перерѣзкой каналовъ, обусловливаются тѣми или
другими психическими измѣненіями, какъ напр. явленіями
1) Arnheim. Beiträge z. Theorie. d. Localisation v. Schallempfindungen
mittels d. Bogengänge. Diss. Iena. 1887.
2) Brückner. Zur Function des Labyrintes. Virch. Arch. CXIV. 1888.
3) Preyer. Die Wahrnehmung d. Schallrichtung etc. Pflüger's Arch. Bd.
40. 1887.
4) Bonnier. Physiologie du nerve de l'espace. Comptes rendus. CVIII. 1891.
5) В. Бехтеревъ. Теорія образованія нашихъ представленій о простран-
ствѣ. Вѣстн. психіатріи. 1884. В. 1. См. въ особенности, главу: Специфиче-
скій характеръ ошущеній, возбуждаемыхъ органами равновѣсія. Значеніе
ихъ въ отношеніи локализированія въ пространствѣ нашихъ спеціальныхъ
ощущеній.
6) Lugaro. Sulle funzioni dei canali semicirc. Riv. di pathol. nerv/ e ment.
Oct. 1897.
7) Fano und Masini. Beitrag z. Physiologie des inneren Ohres. Centr. f.
Phys. IV.
Fano. Sur les effects des lésions portées sur l'organe de l'ouie. Arch. Ital. de
Biologie XXI. 1894.

71

головокруженія отъ ненормальныхъ слуховыхъ ощущеній или
нарушеніемъ вниманія въ сторону направленія звуковъ, или
наконецъ нарушеніемъ оріентировки въ окружающемъ про-
странствѣ. Хотя и нѣтъ основанія исключать при перерѣзкѣ
каналовъ ни существованія извѣстныхъ психическихъ измѣне-
ній въ формѣ напр., головокруженія, ни вліянія этихъ измѣне-
ній на движеніи животнаго, тѣмъ не менѣе неоспоримо, что
всѣ существенныя особенности двигательныхъ разстройствъ,
наблюдаемыхъ при перерѣзкѣ каналовъ, имѣютъ чисто рефлек-
торный характеръ и не зависятъ совершенно отъ дѣятельности
полушарій.
Этотъ фактъ доказывается тѣмъ обстоятельствомъ, что, если
животнымъ съ перерѣзкой или разрушеніемъ каналовъ про-
извести удаленіе мозговыхъ полушарій, то разстройства дви-
женія, обусловленныя первой операціей, не исчезаютъ, а лишь
въ нѣкоторой степени ослабѣваютъ.
Löwenberg1) производившій опыты перерѣзки каналовъ у
голубей съ предварительнымъ удаленіемъ мозговыхъ полуша-
рій, замѣтилъ ту особенность, что двигательныя разстройства
у нихъ продолжаются сравнительно короткое время послѣ пе-
рерѣзки и затѣмъ прекращаются, но вслѣдъ за каждымъ толч-
комъ и сотрясеніемъ животнаго они выступаютъ снова. Доста-
точно вообще оперированнаго такимъ образомъ голубя чѣмъ-
нибудь потревожить, чтобы характеристичныя явленія вновь
обнаружились со всею ясностью.
Ціонъ вмѣстѣ съ Солухою, повторившій эти опыты на го-
лубяхъ, тоже пришелъ къ заключенію, что птицы съ пере-
рѣзанными каналами вслѣдъ за удаленіемъ мозговыхъ полу-
шарій остаются все время въ покоѣ; но какъ только какая
нибудь внѣшняя причина нарушитъ этотъ покой, тотчасъ у
нихъ обнаруживаются тѣже движенія головы и туловища,
которыя существовали до удаленія полушарій; только эти дви-
женія нѣсколько слабѣе и значительно скорѣе смѣняются
прежнимъ покоемъ. Если эта операція производится на голу-
бяхъ, у которыхъ перерѣзаны только два канала, то движенія
головы и туловища носятъ свойственный этой перерѣзкѣ ха-
рактеръ.
Я производилъ подобные же опыты на собакахъ, которымъ я пе-
рерѣзывалъ слуховой нервъ внутри черепной полости. Тотчасъ
послѣ такого рода операціи, произведенной съ одной только
1) Löwenberg, loco cit. стр. 6.

72

стороны у животныхъ обыкновенно въ высшей степени рѣзко
обнаруживаются вынужденныя вращательныя движенія вокругъ
оси тѣла въ сторону перерѣзки, сопровождаемыя поворотомъ
головы и туловища въ томъ же направленіи, характеристичнымъ
отведеніемъ глазъ — соотвѣтствующаго книзу и кнутри, противо-
положнаго кверху и кнаружи — и сильнымъ нистагмомъ вмѣстѣ
съ дергающими движеніями вѣкъ. Вслѣдъ затѣмъ, когда я
убѣждался, что этотъ симптомъ существуетъ въ полномъ сво-
емъ развитіи, я производилъ удаленіе мозговыхъ полушарій.
При этомъ каждый разъ можно было констатировать одни
и тѣже явленія: вслѣдъ за удаленіемъ мозговыхъ полу-
шарій вынужденныя вращательныя движенія животнаго и ни-
стагмъ глазъ обыкновенно тотчасъ же ослабѣвали, но почти
въ прежней силѣ оставались характерное отведеніе глазъ,
поворотъ головы и туловища и вынужденная поза на боку по-
врежденной стороны совершенно подобная той, которую живот-
ное принимало также и при цѣлости полушарій послѣ времен-
ного прекращенія вынужденныхъ вращательныхъ движеній.
Кромѣ того конечности животнаго представляли также харак-
теристичное положеніе подобное тому, какъ у оперированныхъ
животныхъ съ нетронутыми полушаріями, а именно: про-
тивоположныя конечности представляются напряженно вы-
тянутыми и отведенными кнаружи, соотвѣтствующія напротивъ
того полусогнутыми и приведенными кнутри; при этомъ пер-
выя обнаруживали большое сопротивленіе пассивнымъ движе-
ніямъ, тогда какъ послѣднія имъ вполнѣ подчинялись.
Относительно вынужденнаго положенія туловища животнаго
на боку, соотвѣтствующемъ сторонѣ перерѣзки слухового нерва,
я долженъ замѣтить, что оно выражалось главнымъ образомъ
тѣмъ, что, когда животное намѣревались привести въ прямое
положеніе и положить на животъ, оно тотчасъ же сваливалось
снова на тотъ же бокъ, чему очевидно въ значительной степени
помогало и вытянутое положеніе противоположныхъ конечно-
стей и боковое положеніе головы. Всякое сильное болевое
раздраженіе, вызывавшее движенія конечностей, всегда усили-
вало это вынужденное положеніе и, если раздраженіе продол-
жалось, то животное начинало вращаться вокругъ оси тѣла, но
вскорѣ успокаивалось, чтобы лечь затѣмъ снова на тотъ же бокъ.
Итакъ, всѣ вышеприведенные опыты показываютъ, что
оперированныя животныя послѣ разрушенія мозговыхъ полу-
шарій сохраняютъ характеристичное отведеніе глазъ, вынуж-
денное положеніе головы, туловища и конечностей. Вынужден-

73

денныя движенія вращенія и нистагмъ глазъ у такихъ живот-
ныхъ значительно ослабѣваютъ и, если обнаруживаются, то
по большей частью не иначе, какъ подъ вліяніемъ тѣхъ или
другихъ внѣшнихъ раздраженій.
Всѣ вышеприведенные факты не оставляютъ сомнѣнія въ
томъ, что существенныя изъ явленій, наблюдаемыхъ у живот-
ныхъ при перерѣзкѣ полукружныхъ каналовъ, какъ и слухового
нерва, обусловливаются чисто рефлекторнымъ путемъ при по-
средствѣ областей мозга, лежащихъ внѣ полушарій большого
мозга.
Доказательство этого можно видѣть также и въ опытахъ съ
хлороформированіемъ оперированныхъ животныхъ которые про-
изводились мною неоднократно. Оказалось, что вмѣстѣ съ
хлороформированіемъ вышеуказанныя явленія постепенно за-
тихаютъ, но они прекращаются окончательно лишь съ насту-
пленіемъ болѣе глубокаго наркоза, когда прекращаются также
и другіе рефлексы.
Изъ предыдущаго ясно, что двигательныя разстройства,
обусловленныя перерѣзкой каналовъ, не могутъ быть сведены
на какія-либо измѣненія психической сферы у животныхъ, къ
чему склонялись нѣкоторые даже изъ позднѣйшихъ авторовъ.
Тѣмъ не менѣе нельзя сомнѣваться въ томъ, что и психиче-
ская сфера не остается безъ вліянія на движенія животнаго,
которому произведена перерѣзка или разрушеніе полукружныхъ
каналовъ. Это явствуетъ изъ того обстоятельства, что двига-
тельныя разстройства оперированныхъ животныхъ въ извѣстной
мѣрѣ ослабѣваютъ вслѣдъ за удаленіемъ мозговыхъ полушарій.
Изъ наблюденій надъ людьми мы знаемъ, что психическія
явленія, которыя наблюдаются при пораженіи полукружныхъ
каналовъ, состоятъ въ характеристическомъ головокруженіи,
которое съ одной стороны заключается въ субъективномъ чув-
ствѣ вращенія или движенія тѣла и съ другой стороны въ
кажущемся движеніи всѣхъ предметовъ окружающаго міра.
Врядъ ли можетъ быть какое либо сомнѣніе въ томъ,
что это головокруженіе, развивающееся при перерѣзкѣ каналовъ,
является тѣмъ психическимъ моментомъ, который усиливаетъ
двигательныя разстройства у оперированныхъ животныхъ. При
удаленіи полушарій головокруженіе не можетъ уже разви-
ваться въ силу чего мы и наблюдаемъ въ этомъ случаѣ ослаб-
леніе двигательныхъ разстройствъ у оперированныхъ живот-
ныхъ.
Итакъ, мы должны признать, что полукружные каналы пред-

74

ставляютъ собою органы, въ которыхъ возникаютъ центростреми-
тельные импульсы, передающіеся рефлекторно на органы дви-
женія, частью же достигающіе психической сферы въ видѣ
опредѣленныхъ ощущеній, нарушеніе которыхъ и лежитъ въ
основѣ явленій головокруженія.
Значеніе эндолимфы, какъ раздражителя каналовъ.
Обращаясь къ вопросу о причинѣ и характерѣ возбужденій,
возникающихъ въ полукружныхъ каналахъ, мы никакъ не мо-
жемъ признать возраженія, сдѣланныя противъ теоріи Goltz'a —
Mach'a, имѣющими силу также и противъ вліянія эндолимфы,
какъ раздражителя полукружныхъ каналовъ. Наиболѣе суще-
ственныя возраженія и въ этомъ отношеніи были сдѣланы
какъ извѣстно, Ціономъ. Но его опыты съ удаленіемъ эндо-
лимфы путемъ прокола преддверія по моему мнѣнію имѣли бы
неотразимое значеніе въ томъ лишь случаѣ, если бы дѣло шло
не о каналахъ капиллярной толщины, по отношенію къ кото-
рымъ должны быть приняты во вниманіе явленія волосности. Мнѣ
кажется по крайней мѣрѣ, что проколомъ преддверія выпустить
всю эндолимфу изъ каналовъ не представляется возможнымъ. По
тѣмъ же основаніямъ, мы не можемъ согласиться съ мнѣніемъ,
что эффектъ перерѣзки одного изъ каналовъ, вслѣдствіе пред-
полагаемаго вытеканія жидкости какъ изъ него, такъ и изъ
другихъ каналовъ, долженъ былъ бы быть равносиленъ по сво-
имъ послѣдствіямъ устраненію функціи всѣхъ каналовъ. Мы
полагаемъ, что перерѣзка одного изъ каналовъ не можетъ при-
вести даже къ освобожденію этого канала отъ содержащейся
въ этомъ каналѣ эндолимфы и устраняетъ лишь вліяніе да-
вленія жидкости въ отрѣзанной части канала, не нарушая су-
щественнымъ образомъ вліянія этого давленія на стѣнки осталь-
ной части канала, нелишенныя нервныхъ элементовъ. Этимъ
путемъ, очевидно, легче всего объяснить фактъ, констатиро-
ванный Spamer'омъ, что, чѣмъ большій кусокъ вырѣзанъ изъ
канала, тѣмъ рѣзче получаются послѣдующія явленія; про-
стая же перерѣзка одного изъ каналовъ даетъ относительно
слабыя явленія.
Въ согласіи съ этимъ стоитъ и тотъ фактъ, что раздраже-
ніе, производимое въ различныхъ концахъ одного и того же
канала, сопровождается неодинаковымъ эффектомъ въ отно-

75

шеніи степени двигательныхъ разстройствъ (Spamer). Эти дан-
ныя заставляютъ насъ признать, что каналы являются воспри-
нимающимъ органомъ по всей своей длинѣ, а не въ ампуллярныхъ
только концахъ, гдѣ они, правда, представляются повидимому
наиболѣе чувствительными. Самое раздраженіе можетъ произ-
водится при помощи измѣненія давленія на стѣнки каналовъ
на всемъ ихъ протяженіи, а не въ одномъ только ихъ концѣ.
Опыты Ціона съ вливаніемъ желатины на мѣсто перелимфы,
по моему мнѣнію не могутъ существенно нарушать вліянія измѣ-
неній въ давленіи эндолимфы при измѣненіи положенія тѣла,
такъ какъ самое давленіе эндолимфы на внутреннія стѣнки
каналовъ при этомъ не исключается, а относительныя условія
этого давленія остаются тѣми же.
Для меня при этомъ остается непонятнымъ, почему именно
Ціонъ придаетъ значеніе возможности или отсутствію расши-
ренія каналовъ при повышеніи давленія на его стѣнки. Вѣдь
давленіе не перестаетъ быть давленіемъ и при невозможности
расширенія полаго органа, хотя условія этого давленія и измѣ-
няются соотвѣтственнымъ образомъ. Наконецъ, его опыты съ вве-
деніемъ ляминаріи мнѣ кажутся неубѣдительными въ томъ
отношеніи, что здѣсь вліяніе могло проявляться лишь посте-
пенно, мало-по-малу, а при такихъ условіяхъ возможна, безъ со-
мнѣнія, значительная компенсація явленій, чего не можетъ быть
по крайней мѣрѣ въ первое время послѣ перерѣзки каналовъ.
Во всякомъ случаѣ вышеуказанные результаты опытовъ
Ціона не согласуются и съ его собственной точкой зрѣнія. Вѣдь
явленія Flourens'a по Ціону должны быть разсматриваемы, какъ
явленія раздраженія. Почему же, спрашивается, такимъ раздра-
женіемъ можетъ служить лишь перерѣзка каналовъ и почему
налитіе послѣднихъ желатиной или введеніе въ каналы лями-
наріи, которое должно естественно приводить къ развитію вос-
паленія, не приводить вовсе къ появленію симптомокомплекса
Flourens'a?
По этимъ основаніямъ намъ кажется, что опыты Ціона не
могутъ имѣть рѣшающаго значенія противъ существа гипотезы
Goltz'a и по нашему мнѣнію нуждаются въ соотвѣтствующей
провѣркѣ. Къ тому же опыты съ кокаинизированіемъ полу-
кружныхъ каналовъ вполнѣ согласуется съ этой теоріей. Эти
опыты были произведены Koenig'омъ 1) и Gaglio2). И тотъ, и дру-
1) Koenig. Contrib. à l'étude expér. des canaux semicirc. These de Paris. 1897.
2) G. Gaglio. Expér. sur l'anestesie des canaux semicirc. de l'oreille. Arch.,
ital. de Biol. XXXI. 3. 1899.

76

гой авторъ получили явленія Flourens'a послѣ кокаинизирова-
нія каналовъ подобно тому, какъ и послѣ перерѣзки каналовъ.
Кромѣ того, въ опытахъ Ціона для меня непонятно еще слѣ-
дующее: въ одномъ мѣстѣ своего труда авторъ утверждаетъ,
что предположеніе о движеніи жидкости въ каналахъ или измѣ-
неніе ея давленія было бы допустимо въ томъ только случаѣ,
если бы каналы не были капиллярнаго діаметра. (Какъ будто-бы
жидкость, помѣщающаяся въ капиллярныхъ трубкахъ не подчи-
няется законамъ инерціи и не даетъ измѣненій въ своемъ да-
вленіи). Между тѣмъ страницей позже онъ заявляетъ, что при
снятіи костной пластинки, закрывающей преддверіе и затѣмъ
вскрытіи иголкою utriculus'a, какъ перилимфа, такъ и эндолимфа
каналовъ, вытекаютъ весьма обильно.
Какимъ образомъ, авторъ можетъ согласить это видимое
противорѣчіе въ своихъ словахъ для меня остается загадкой.
Во всякомъ слрчаѣ остается желать фактической провѣрки
опытовъ Ціона. Въ особенности было бы важно произвести осо-
баго рода опыты надъ эндолимфой каналовъ у высшихъ жи-
вотныхъ. До тѣхъ же поръ мы не имѣемъ никакихъ вѣскихъ
данныхъ, исключающихъ роль эндолимфы въ отношеніи отпра-
вленій полукружныхъ каналовъ. Мы утверждаемъ, что значеніе
эндолимфы при отправленіяхъ полукружныхъ каналовъ уха по
даннымъ настоящаго времени ничуть не можетъ быть отрицаемо.
Невозможно въ самомъ дѣлѣ предполагать, чтобы присутствіе
лимфатической жидкости, омывающей каналы оказалось совер-
шенно излишнимъ для ихъ отправленій. Мы знаемъ кромѣ
того, что полукружные каналы суть органы въ высшей степени
чувствительные ко всякаго рода механическимъ толчкамъ и
сотрясеніямъ.
Многіе авторы утверждаютъ, что даже простого вскрытія
каналовъ достаточно для того, чтобы вызвать нѣкоторыя изъ
явленій Flourens'a. Естественно поэтому, что присутствіе эн-
долимфы, представляющей въ высшей степени благопріятныя
условія для передачи всякаго рода механическихъ толчковъ
на стѣнки каналовъ, не можетъ считаться индифферентнымъ,
въ отношеніи выполненія функціи этихъ каналовъ. Такъ какъ
съ другой стороны есть полное основаніе утверждать, что смѣ-
щеніе тѣла въ пространствѣ и вообще толчки являются мо-
ментами для возбужденія полукружныхъ каналовъ, то очевидно,
что возбудителемъ является жидкость, а таковой въ данномъ
случаѣ можетъ быть только эндолимфа.
Необходимо, кромѣ того, имѣть въ виду, что при смѣще-

77

ніяхъ тѣла дѣло сводится въ сущности не къ перемѣще-
нію самой жидкости, а къ вліянію на нее закона инерціи,
благодаря чему давленіе на стѣнки каналовъ должно уси-
ливаться въ направленіи, противоположномъ смѣщенію тѣла.
Это усиленіе давленія эндолимфы на чувствительныя окон-
чанія каналовъ и служить съ одной стороны источни-
комъ рефлекса на двигательную сферу, съ другой стороны
источникомъ ощущеній смѣщенія тѣла. При этомъ и по-
койное положеніе не исключаетъ рефлекса на двигательную
сферу, какъ показываютъ по крайней мѣрѣ опыты съ вліяніемъ
каналовъ на тонусъ мышцъ, и въ то же время та или другая,
установившаяся въ покоѣ, степень давленія эндолимфы лежитъ
въ основѣ ощущеній положенія головы, а посредственно при
участіи мышечнаго чувства и положенія тѣла.
Отношеніе полукружныхъ каналовъ къ органамъ движенія.
Намъ остается еще разсмотрѣть здѣсь нѣкоторыя другія
стороны вопроса о вліяніи полукружныхъ каналовъ на движе-
нія животнаго. Многіе авторы, работавшіе надъ полукруж-
ными каналами, начиная съ Goltz'a, были склонны припи-
сывать каналамъ непосредственное вліяніе на равновѣсіе го-
ловы, тогда какъ наблюдаемыя при разрушеніи каналовъ
разстройства движенія разсматривали, какъ явленіе косвен-
ное, составляющее, такъ сказать, прямое послѣдствіе не-
нормальныхъ положеній головы. Подобнаго же мнѣнія дер-
жались, кромѣ Goltz'a, также Mach, Ціонъ въ своей первой
работѣ1) и др.
Въ пользу такого взгляда могло бы говорить то обстоя-
тельство, что движенія головы, по крайней мѣрѣ у живот-
ныхъ, обладающихъ развитой шеей, являются первымъ и не-
рѣдко наиболѣе выдающимся симптомомъ перерѣзки полу-
кружныхъ каналовъ. Что положеніе головы дѣйствительно
вліяетъ на движенія тѣла, можетъ убѣдиться всякій внима-
тельный наблюдатель на себѣ самомъ. Извѣстно, что съ за-
крытыми глазами мы можемъ подойти къ прежде намѣчен-
1) См. работы, сдѣланныя въ физіологической лабораторіи Императорской
Мед. Хир. Академіи за 1873 г. Впослѣдствіи однако Ціонъ отказался отъ
этого мнѣнія.

78

ной нами цѣли почти съ такого же точностью, какъ и при
открытыхъ глазахъ; по крайней мѣрѣ въ отношеніи направле-
нія наши движенія оказываются въ этомъ случаѣ безошибоч-
ными. Но достаточно при закрытыхъ глазахъ сдѣлать сильный
наклонъ головы къ тому или другому плечу или лицо повер-
нуть прямо вверхъ, чтобы движенія наши, какъ я убѣждался
неоднократно, сдѣлались невѣрными, шаткими и при этомъ мы
теряемъ возможность удержать предположенное нами въ на-
чалѣ направленіе движенія.
Уже старые опыты Longet надъ животными съ перерѣзкою
шейныхъ мышцъ вполнѣ ясно указали, какую важную роль для
поддержанія равновѣсія нашего тѣла представляетъ прочное
положеніе головы.
При своихъ опытахъ надъ собаками я также имѣлъ возмож-
ность убѣдиться нѣсколько разъ, что немедленно послѣ пере-
рѣзки заднихъ прямыхъ мышцъ головы у животнаго обнару-
живается значительное разстройство въ равновѣсіи тѣла.
Собака при ходьбѣ шатается изъ стороны въ сторону, нерѣдко
падаетъ и переставляетъ свои конечности въ высшей степени
осторожно. По истеченіи же нѣсколькихъ дней, когда голова,
вслѣдствіе заживленія раны, начинаетъ принимать нормальное
прочное положеніе, животное снова получаетъ возможность пра-
вильнымъ образомъ поддерживать равновѣсіе своего тѣла.
Извѣстно также, что голуби, которымъ Ціонъ укрѣплялъ
голову при помощи швовъ въ ненормальномъ положеніи обна-
руживали рѣзкія разстройства движенія съ тѣмъ же харак-
теромъ, какъ и при перерѣзкѣ полукружныхъ каналовъ.
Съ другой стороны по наблюденіямъ того же автора двига-
тельныя разстройства у голубей съ перерѣзанными полукруж-
ными каналами всегда уменьшались, если голова ихъ была
укрѣпляема при помощи картоннаго ошейника.
Не подлежитъ однако сомнѣнію, что у оперированныхъ жи-
вотныхъ нерѣдко наблюдаются рѣзкія разстройства въ равно-
вѣсіи тѣла безъ малѣйшихъ колебаній головы.
Съ другой стороны у животныхъ съ вращеніемъ вокругъ
оси тѣла, вслѣдствіе перерѣзки одного изъ слуховыхъ нервовъ,
перерѣзка шейныхъ мышцъ, поддерживающихъ голову, какъ я
убѣдился, ничуть не прекращаетъ своеобразныхъ двигательныхъ
разстройствъ.
Кромѣ того у подобнаго рода животныхъ, въ особенности же
у животныхъ болѣе высшаго порядка (кроликовъ и собакъ),
вмѣстѣ съ разрушеніемъ полукружныхъ каналовъ обнаружи-

79

ваются весьма рѣзкій нистагмъ и измѣненія въ положеніи глазъ,
что безъ сомнѣнія также должно имѣть огромное вліяніе на
движеніе животнаго. Тѣмъ не менѣе вылущеніе глазъ живот-
наго также не устраняетъ характеристичныхъ двигательныхъ
разстройствъ, лишь ослабляя ихъ въ нѣкоторой степени.
Итакъ, не отрицая вліянія положенія головы и глазъ на дви-
женія животнаго, мы должны признать, что при разрушеніи
полукружныхъ каналовъ нѣтъ никакихъ основаній утверждать,
что ненормальныя вынужденныя позы и движенія суть
вторичнаго происхожденія и обусловливаются ненормальными
положеніями головы и глазъ. Напротивъ того, всѣ данныя
говорятъ за то, что вліяніе полукружныхъ каналовъ путемъ
рефлекса сказывается не на равновѣсіи только головы и не на
мышцахъ только головы и глазъ, а на мышцахъ всего тѣла,
въ пользу чего между прочимъ говорятъ также опыты съ влія-
ніемъ полукружныхъ каналовъ на мышечный тонусъ конеч-
ностей.
Несомнѣнно однако, что развитіе мышечной системы и ста-
тика того или другого животнаго указываютъ существенное
вліяніе на то, въ какихъ частяхъ тѣла рѣзче всего обнаружи-
ваются явленія, наступающія вслѣдъ за разрушеніемъ полу-
кружныхъ каналовъ. Вообще можно сказать, что у животныхъ
при разрушеніи полукружныхъ каналовъ наступаютъ сокращенія
главнымъ образомъ въ сферѣ тѣхъ мышечныхъ группъ, кото-
рыми данное животное по преимуществу пользуется при пере-
движеніи и оріентированіи въ пространствѣ. Такъ извѣстно, что у
лягушекъ, голова которыхъ довольно неподвижно прикрѣплена къ
туловищу, вслѣдствіе чего при движеніяхъ и оріентированіи въ
пространствѣ эти животныя по преимуществу пользуются пере-
мѣщеніемъ всего своего туловища, также и при разрушеніи
полукружныхъ каналовъ наиболѣе сильныя сокращенія обна-
руживаются въ мышцахъ, способствующихъ перемѣщенію туло-
вища въ пространствѣ, тогда какъ въ шейныхъ мышцахъ на-
ступаютъ только слабыя мышечныя сокращенія. У птицъ, поль-
зующихся при оріентированіи въ пространствѣ по преимуществу
движеніями своей головы, сокращенія мышцъ и вмѣстѣ съ
тѣмъ вынужденныя движенія обнаруживаются главнымъ обра-
зомъ въ шейныхъ мышцахъ и только въ относительно слабой
степени въ мышцахъ конечностей и глазныхъ. Наконецъ, у
млекопитающихъ (кроликовъ и собакъ), эти сокращенія рѣзче
всего выступаютъ со стороны глазныхъ и шейныхъ мышцъ, а
также мышцъ конечностей.

80

Отношеніе полукружныхъ каналовъ къ мозжечку.
Если мы сравнимъ явленія, слѣдующія за перерѣзкой раз-
личныхъ каналовъ съ тѣми, которыя наблюдаются при раз-
рушеніи различныхъ областей мозжечка, то оказывается, что
между тѣми и другими существуетъ большое сходство. Такъ,
явленія, наступающія вслѣдъ за одностороннимъ разрушеніемъ
всѣхъ трехъ каналовъ, вполнѣ подобны тѣмъ, которыя наступаютъ
при разрушеніи одной половины или боковой доли мозжечка съ
тѣмъ лишь различіемъ, что направленіе наблюдаемаго въ первомъ
случаѣ вращенія происходитъ въ сторону поврежденія,ане въ про-
тивоположномъ направленіи. Впослѣдствіи мы увидимъ впро-
чемъ,что при глубокомъ раненіи наиболѣе задняго отдѣла соответ-
ствующего полушарія мозжечка наблюдается также вращеніе въ
сторону поврежденія. Далѣе, явленія, наступающія при перерѣзкѣ
одного горизонтальнаго канала, соотвѣтствуютъ тѣмъ, которыя
обнаруживаются при менѣе значительныхъ поврежденіяхъ од-
ного изъ мозжечковыхъ полушарій. Съ другой стороны явленія,
соотвѣтствующія перерѣзкѣ верхнихъ вертикальныхъ каналовъ
во всѣхъ существенныхъ частяхъ наблюдаются также и при
разрушеніи переднихъ областей мозжечка, тогда какъ явленія,
слѣдующія за перерѣзкой заднихъ вертикальныхъ каналовъ, въ
общемъ сходны съ тѣми, которыя наступаютъ при разрушеніи
въ задней области мозжечка. Наконецъ, явленія, сопровождающія
двустороннее разрушеніе всѣхъ каналовъ, почти совершенно
тождественны съ тѣми явленіями, которыя наблюдаются при
значительныхъ разрушеніяхъ мозжечковыхъ полушарій, какъ
симметричныхъ, такъ и занимающихъ среднія части мозжечка.
Это сходство явленій въ томъ и другомъ случаѣ безъ со-
мнѣнія объясняется тѣмъ, что полукружные каналы при по-
средствѣ преддверной вѣтви n. acustici, какъ мы уже упоминали,
непосредственно связаны съ мозжечкомъ какъ центральнымъ
органомъ статическаго чувства.
Здѣсь интересно отмѣтить еще слѣдующій фактъ: послѣ
удаленія мозжечка, вліянія, дѣйствующія на полукружные
каналы оказываются уже недѣйствительными, т. е. не вызы-
ваютъ обычныхъ явленій, тогда какъ разрушенія мозжечка дѣй-
ствительны даже и послѣ уничтоженія полукружныхъ каналовъ.
Данныя эти съ очевидностью указываютъ на то, что роль
центральнаго органа принадлежитъ въ этомъ случаѣ мозжечку,
тогда какъ полукружные каналы представляютъ собою только

81

одинъ изъ периферическихъ органовъ, связанныхъ съ мозжеч-
комъ при помощи центростремительныхъ приводовъ.
Въ соотвѣтствіи съ вышеуказанными данными стоятъ и
анатомическія отношенія преддверной вѣтви слухового нерва
къ мозжечку, о которыхъ рѣчь была выше.
Отношеніе полукружныхъ каналовъ къ органу слуха и
вліяніе слуховыхъ раздраженій на движенія тѣла.
Мы видѣли выше, что уже анатомическое положеніе полу-
кружныхъ каналовъ наводитъ на мысль о близкой ихъ связи
съ отправленіемъ периферическаго слухового аппарата. Поэтому
представляется въ высшей степени интереснымъ опредѣлить
тотъ путь, при посредствѣ котораго происходитъ эта связь. Намъ
извѣстно, что слуховыя ощущенія играютъ въ высшей степени
важную роль въ отношеніи оцѣнки нашего положенія въ про-
странствѣ и вмѣстѣ съ тѣмъ рефлекторнымъ образомъ вліяютъ
на движенія тѣла.
Изслѣдованія, произведенныя въ нашей лабораторіи докто-
ромъ Гирманъ, показываютъ что даже простыя звуковыя раз-
драженія, производимыя напр. звукомъ метронома, отражаются
рѣзкимъ образомъ на кривой, выражающей равномѣрныя сгиба-
тельныя движенія пальцевъ, причемъ вліяніе въ этомъ случаѣ
обнаруживаютъ не только самые звуки, какъ данныя впечатлѣнія,
но также ихъ большая или меньшая скорость слѣдованія другъ
за другомъ, а равно и ритмъ или отсутствіе послѣдняго.
Всѣмъ извѣстно, что слуховыми ощущеніями мы нерѣдко
пользуемся для возможно точнаго и наиболѣе совершеннаго
выполненія сложныхъ движеній. Правильныя ритмическія раз-
драженія нашего слухового органа, побуждаютъ насъ также къ
правильнымъ ритмическимъ движеніямъ.
Поэтому музыка не только доставляетъ намъ пріятныя слу-
ховыя ощущенія, но и дѣйствительно облегчаетъ выполненіе
сложныхъ движеній, напр. при танцахъ. При звукахъ оркестра,
играющаго маршъ, мы невольно начинаемъ идти въ тактъ
музыки и стремленіе къ маршированію въ этомъ случаѣ бываетъ
столь сильно, что ему почти нельзя противиться. Къ той же
категоріи явленій принадлежатъ непроизвольныя движенія
головы и туловища, замѣчаемыя какъ у самихъ играющихъ,
такъ и у внимательныхъ слушателей. Напротивъ того, если
нашъ слуховой органъ получаетъ ощущенія не ритмическія,

82

напр. въ томъ случаѣ, когда два оркестра играютъ двѣ раз-
личныя пьесы съ различнымъ темпомъ, то наши движенія въ
особенности походка становятся шаткими и неточными.
Извѣстно также, что при подобныхъ условіяхъ можетъ раз-
виться настоящее головокруженіе, сопровождаемое нарушеніемъ
статической координаціи.
Schmidekam сообщаетъ, что онъ самъ испытывалъ головокру-
женіе, сопровождаемое тошнотой и ощущеніемъ пѣнія въ ухѣ
подъ вліяніемъ завываній бури. У нѣкоторыхъ лицъ такое
головокруженіе развивается легче всего подъ вліяніемъ совер-
шенно особенныхъ своеобразныхъ звуковъ. Мнѣ извѣстны при-
мѣры нервныхъ лицъ, которыя не могли переносить звука по-
лозьевъ санокъ, скользящихъ по снѣгу или звука колесъ, дви-
гающихся по песчаной дорогѣ. Эти лица должны были отказы-
ваться отъ ѣзды, такъ какъ всякій разъ при этомъ они испы-
тывали крайне непріятное чувство, сопутствуемое явленіями
головокруженія.
Одна женщина, не переносившая звука колесъ, катящихся
по мостовой, усыпанной пескомъ, получила при этомъ столь
сильное головокруженіе, что должна была нѣсколько разъ
сходить съ коляски, при чемъ у ней развивалась рвота, Все
это суть примѣры такъ называемаго ушного головокруженія,
которое сопровождается обыкновенно сильнымъ звономъ и шу-
момъ въ ушахъ.
Вліяніе слуховыхъ ощущеній на движеніе тѣла обнаружи-
вается также каждый разъ, когда передъ нашимъ ухомъ вне-
запно раздается сильный стукъ или трескъ. Всѣмъ извѣстно,
съ какой стремительностью въ этомъ случаѣ совершенно неза-
висимо отъ нашей воли тѣло наше отбрасывается въ противо-
положномъ направленіи.
Такимъ образомъ не можетъ быть никакого сомнѣнія, что
слуховыя ощущенія непосредственно вліяютъ на движенія тѣла,
производя чисто рефлекторнымъ путемъ измѣненія въ двига-
тельной сферѣ и въ положеніи животнаго.
На основаніи существующихъ анатомическихъ отношеній
слѣдуетъ предполагать, что передача слуховыхъ впечатлѣній къ
полукружнымъ каналамъ происходитъ при посредствѣ звукопро-
водящихъ средъ. Самый процессъ передачи въ этомъ случаѣ
можно представить себѣ такимъ образомъ, что, когда перепонка
окошка преддверія, находящаяся въ соединеніи съ пластинкой
стремячка, приводится въ движеніе слуховыми косточками, въ
жидкости преддверія происходитъ колебаніе давленія, которое

83

въ свою очередь передается съ одной стороны къ улиткѣ, съ
другой стороны къ полукружнымъ каналамъ, раздражая зало-
женныя здѣсь нервныя окончанія.
Въ пользу такой передачи говорятъ также и опыты съ
вызываніемъ головокруженія путемъ непосредственнаго давле-
нія на барабанную перепонку; этимъ же объясняются и приступы
головокруженія при катаррахъ средняго уха. Въ ухѣ повидимому
имѣются условія, благодаря которымъ звуковыя вліянія, дости-
гающія уха съ одной какой либо стороны, приводятъ въ возбужде-
ніе въ большей степени одни каналы по сравненію съ другими.
Извѣстно, что, слыша внезапный звукъ слѣва, мы бросаемся
вправо; при звукѣ сзади бросаемся впередъ. Въ этомъ отно-
шеніи звуковое раздраженіе очевидно должно оказывать свое
вліяніе на опредѣленные каналы той и другой стороны.
Въ томъ, что механическія сотрясенія звуковыхъ волнъ
передаются къ полукружнымъ каналамъ въ видѣ колеба-
нія въ давленіи жидкости преддверія и улитки, по словамъ
Pollitzer'а, можно убѣдиться при помощи вставленнаго въ
круглое окошечко манометра. Оказывается, что каждый разъ
этотъ манометръ поднимается, какъ только давленіе воздуха
снаружи, дѣйствуя на барабанную перепонку, начнетъ выдви-
гать стремячко въ овальное окошко.
Какъ бы однако ни смотрѣть на условія и способы передачи
звуковыхъ впечатлѣній къ полукружнымъ каналамъ, необхо-
димо имѣть въ виду, что слуховыя раздраженія непосредственно
отражаются на полукружныхъ каналахъ, производя въ нихъ
состояніе возбужденія, рефлекторно передающееся на двига-
тельную сферу.
Имѣютъ ли какое-либо значеніе полукружные каналы по
отношенію къ слуховому воспріятію, — вопросъ, который, какъ мы
видѣли, интересовалъ многихъ авторовъ, но разрѣшался ими
различнымъ образомъ, сообразно тѣмъ или другимъ теорети-
ческимъ воззрѣніямъ. Мы полагаемъ, что для признанія роли
полукружныхъ каналовъ въ воспріятіи шумовъ, какъ допускали
нѣкоторые авторы, не можетъ быть приведено вѣскихъ доводовъ
и совершенно справедливо большинство новѣйшихъ авторовъ
исключаетъ эту точку зрѣнія. Во всякомъ случаѣ мы не вла-
дѣемъ ни однимъ фактомъ, который доказывалъ бы, что слуховое
воспріятіе послѣ устраненія каналовъ было бы неполнымъ.
Съ другой стороны, всѣ данныя говорятъ въ пользу того
что полукружные каналы являются органомъ, приходящимъ
въ возбужденіе при малѣйшемъ смѣщеніи головы, причемъ вся-

84

кое положеніе головы, благодаря измѣненному давленію эндо-
лимфы каналовъ на содержащіяся въ нихъ нервныя окончанія,
должно давать опредѣленныя ощущенія, которыя являются наи-
болѣе точными субъективными знаками положенія головы.
Отсюда мы приходимъ къ выводу, что полукружные каналы,
независимо отъ рефлекторнаго вліянія ихъ на двигательную
сферу, являются въ то же время органами, приводящими къ вос-
пріятію ощущеній положенія головы, а посредственно въ связи
съ мышечно-суставнымъ чувствомъ и ощущеній положенія всего
тѣла. Они являются такимъ образомъ органами статическаго
чувства въ настоящемъ смыслѣ этого слова.
Благодаря этому, пораженіе каналовъ на ряду съ двигатель-
ными разстройствами приводитъ къ нарушенію чувства поло-
женія головы и тѣла, что и приводитъ къ развитію характери-
стическаго головокруженія.
Такъ какъ локализація и направленіе звука опредѣляются
въ зависимости отъ ощущеній положенія головы, то естест-
венно, что полукружные каналы не могутъ не участвовать и
въ опредѣленіи направленія звука.
Значеніе преддвернаго нерва въ передачѣ рефлекса съ
полукружныхъ каналовъ на двигательную сферу.
Заслуживаетъ вниманія вопросъ, какимъ путемъ происхо-
дитъ передача рефлекса съ полукружныхъ каналовъ на двига-
тельные органы тѣла.
Въ этомъ отношеніи мы имѣемъ несомнѣнныя доказатель-
ства въ пользу того, что центростремительнымъ проводникомъ
для импульсовъ, возбуждаемыхъ въ полукружныхъ каналахъ,
является слуховой нервъ или собственно преддверная его вѣтвь
и центральныя ея продолженія отъ описаннаго мною n. vesti-
bularis къ мозжечку, проходящія во внутреннемъ отдѣлѣ задней
ножки послѣдняго (фиг. 6). Должно также имѣть въ виду, что
Deiters'ово ядро, въ которомъ оканчивается часть волоконъ
преддвернаго нерва, посылаетъ отъ себя волокна въ задній про-
дольный пучекъ, достигающія ядеръ глазныхъ нервовъ (abdu-
ceus, oculomotorius и пр.), и съ другой стороны изъ этого ядра
спускается нисходящій пучекъ волоконъ (Löwenthal'a), распола-
гающая по периферіи передняго отдѣла спинного мозга и до-
стигающій своими окончаніями клѣтокъ переднихъ роговъ его
сѣраго вещества.

85

Хотя въ прежнее время вліяніе слухового нерва на двига-
тельную сферу отрицалось различными авторами, но Ціонъ
обратилъ вниманіе на тотъ фактъ, что раздраженіе слухового
нерва вызываетъ сильныя вращенія глазныхъ яблокъ, тогда
какъ перерѣзка этого нерва вызываетъ сильное отклоненіе со-
отвѣтствующаго глазного ябло-
ка зрачкомъ книзу, а противо-
положнаго зрачкомъ кнаружи.
Съ перерѣзкой другого нерва
это явленіе исчезало.
Затѣмъ опытами на соба-
кахъ мною было доказано, что
односторонняя перерѣзка слу-
хового нерва вызываетъ въ
общемъ тѣ же явленія, что и
разрушеніе всѣхъ вообще ка-
наловъ на одной сторонѣ1) что
впослѣдствіи было подтвер-
ждено Biehl'емъ2).
У животныхъ съ перерѣз-
кой слухового нерва, какъ я
убѣдился, при опытахъ тотчасъ
же вслѣдъ за операціей обна-
руживаются характеристиче-
скія вращательныя движенія
въ сторону перерѣзки съ свое-
образнымъ отведеніемъ глазъ—
соотвѣтствующаго книзу и кна-
ружи, противоположнаго квер-
ху и кнутри, причемъ зрачокъ
глаза, обращеннаго внизъ и
кнаружи, обычно представляет-
ся уже зрачка другого глаза и
вмѣстѣ съ тѣмь въ обоихъ глазахъ замѣчается нистагмъ въ
направленіи, противоположномъ ихъ отведенію.
Вышеуказанное вращеніе, какъ и при разрушеніи кана-
Фиг. 6. Схематичекое изображеніе хода
преддверной части слухового нерва, ѵ — пе-
редній или преддверный корешокъ. nd — ядро
Deiters'a, nv — описанное мною ядро n.
vestibularis, vc — мозжечковыя продолженія
преддвернаго корешка, ba — передняя ножка
мозжечка, na — ядро отводящаго нерва,
nf — ядро лицевого нерва, oi — нижняя олива,
py — пирамида, l — петлевой или межолив-
ный слой.
1) Бехтеревъ. Результаты перерѣзки слухового нерва. Медиц. Библіо-
тека. Дек. 1882. — Ergebnisse der Durchschneidung. d. N. acusticus nebst Erör-
terung der Bedeutung d. semicirculären Känale für das Körpergleichgewicht
Fflüger's Arch. Bd. 30. 1883.
2) K. Biehl. Ueber die durchcranielle Durchtrennung d. N. vestibuii und
deren Folgen. Sitzb. d. Wien. Akad. d. Wiss. Math. natur. Classe. 1900. Bd. CIX
Abth. III, стр. 324.

86

ловъ, обнаруживается въ видѣ болѣе или менѣе продол-
жительныхъ приступовъ, въ промежуткахъ между которыми
животное временно успокаивается, останавливаясь гдѣ-нибудь
у препятствія, до котораго оно докатилось при своемъ враще-
ніи, напримѣръ у стѣны. При этомъ животное сохраняетъ свое-
образную вынужденную позу, лежа на боку оперированной сто-
роны съ напряженно-вытянутыми и отведенными противополож-
ными конечностями, съ силою упирающимися въ полъ, и съ
пассивно содержащимися частью даже подогнутыми и приве-
денными конечностями соотвѣтствующей стороны, съ своеобразно
повороченной на сторону операціи головой, причемъ одна его
щека обращена почти прямо книзу, другая почти прямо кверху,
и съ характеристичнымъ уже ранѣе упомянутымъ отведеніемъ
глазъ и нистагмомъ, который впрочемъ въ такіе періоды отно-
сительнаго покоя замѣтно ослабѣваетъ.
Въ началѣ послѣ операціи эти періоды относительная по-
коя бываютъ непродолжительными и обыкновенно животное
вскорѣ само начинаетъ свое обычное вращеніе вокругъ про-
дольной оси тѣла.
Малѣйшій стукъ, внезапныя механическія раздраженія и
вообще вліяніе испуга, а также намѣреніе повернуть туловище
животнаго вокругъ оси въ противоположную сторону, тотчасъ же
возбуждаютъ вращеніе вокругъ оси тѣла даже въ томъ случаѣ,
когда животное оставалось на нѣсколько минуть въ покоѣ,
сохраняя свою вынужденную позу.
Со временемъ промежутки относительнаго покоя становятся
все болѣе и болѣе продолжительными и наконецъ животное
можетъ успокаиваться уже на относительно продолжительное
время, приступы же вращенія обнаруживаются лишь время отъ
времени, причемъ предъ ихъ появленіемъ скошеніе глазъ обы-
кновенно обнаруживается въ болѣе рѣзкой степени, нистагмъ
усиливается и конечности противоположной стороны вытяги-
ваются сильнѣе; въ періоды же относительнаго покоя, вынуж-
денная поза выдерживается животнымъ далеко не съ такимъ
напряженіемъ. Наконецъ животное получаетъ возможность под-
ниматься на ноги, причемъ и въ стоячемъ положеніи большей
частью голова животнаго поворочена одной щекой внизъ, дру-
гой кверху и вмѣстѣ съ тѣмъ замѣчается характеристичное
скошеніе глазъ, но нѣсколько меньше противъ прежняя1).
Равнымъ образомъ и нистагмъ къ этому времени либо совер-
1) Это скошеніе обнаруживается всегда рѣзче въ томъ случаѣ, когда
голову животнаго приводятъ въ нормальное, т. е. прямое положеніе.

87

шенно исчезаетъ и появляется лишь по временамъ, либо обна-
руживается въ очень слабой степени.
Животное въ первое время однако съ трудомъ удерживается
на ногахъ, причемъ первоначально оно почти постоянно отша-
тывается и по временамъ падаетъ на сторону операціи, а въ
нѣкоторыхъ случаяхъ даже вмѣстѣ съ паденіемъ дѣлаетъ одно,
два или три вращательныхъ движенія и затѣмъ снова подни-
мается на ноги. Въ этомъ періодѣ можно иногда съ порази-
тельной ясностью наблюдать и вліяніе психическихъ моментовъ
на движеніе животнаго. Достаточно бываетъ иногда животному
чѣмъ-нибудь испугаться, оно тотчасъ же валится на сторону,
дѣлая нѣсколько вращательныхъ движеній и затѣмъ снова
поднимается на ноги. При этомъ животное не въ состояніи хо-
дить по прямому направленію, а производить почти постоянно
круговыя движенія въ сторону противоположную вращенію. Эти
круговыя движенія со временемъ ослабѣваютъ въ томъ смыслѣ,
что перестаютъ быть постоянными, а наблюдаются лишь присту-
пами. Къ этому времени наклонность къ паденію на оперирован-
ную сторону почти прекращается совершенно, голова животнаго
принимаетъ почти нормальное положеніе и скошеніе глазъ ста-
новится уже боковымъ въ направленіи здоровой стороны, ни-
стагмъ же обыкновенно совершенно исчезаетъ и появляется
лишь въ періоды приступовъ круженія.
Со временемъ и эти приступы круженія постепенно прекра-
щаются, a вмѣстѣ съ тѣмъ исчезаютъ мало-по-малу и другія
явленія, составляющія результатъ операціи.
Изрѣдка случалось, что у нѣкоторыхъ животныхъ съ рѣзкимъ
поворотомъ головы одной щекой кверху, другой книзу, въ первое
время послѣ того, какъ они получаютъ возможность подниматься
на ноги, они производятъ время отъ времени вынужденное кру-
женіе на оперированную сторону, причемъ голова ихъ въ этомъ
случаѣ обнаруживаетъ еще болѣе поворотъ вокругъ оси тѣла,
такъ что соотвѣтствующая щека обращается еще болѣе книзу,
чѣмъ при вращеніи вокругъ оси тѣла. Но и у этихъ животныхъ
только что указанное круженіе со временемъ смѣнялось кру-
женіемъ на оперированную сторону.
Въ виду совершеннаго тождества явленій, наблюдаемыхъ
при перерѣзкѣ слухового нерва съ тѣми, которыя наблюдаются
при разрушеніи всѣхъ полукружныхъ каналовъ, необходимо
заключить, что слуховой нервъ или собственно преддверная
его вѣтвь является проводникомъ, передающимъ всѣ вообще
вліянія полукружныхъ каналовъ на двигательную сферу.

88

Въ доказательство того, что собственно преддверная часть
слухового нерва служитъ для передачи импульсовъ отъ полу-
кружныхъ каналовъ, говорятъ, между прочимъ, опыты Biehl'я1)
съ изолированной перерѣзкой n. vestibularis у овцы и лошади,
у которыхъ обѣ вѣтви слухового нерва идутъ на всемъ про-
тяженіи отдѣльно. Оказалось, что характеристичныя двигатель-
ныя разстройства получаются именно послѣ перерѣзки пред-
дверной, а не улитковой вѣтви.
Двусторонняя перерѣзка слухового нерва, по заявленію
авторовъ, производившихъ подобные опыты на лягушкахъ и
птицахъ (Goltz, Ціонъ и др.) вызываетъ общія разстройства въ
равновѣсіи тѣла. Я производилъ эту операцію на собакахъ и
могу подтвердить, что двусторонняя операція перерѣзки слу-
ховыхъ нервовъ у этихъ животныхъ вызываетъ въ общемъ,
крайне рѣзкія разстройства въ равновѣсіи тѣла.
Интересно, что характеристичныя вынужденныя движенія
вращенія со всѣми прочими сопровождающими явленіями: ско-
шеніемъ глазъ, своеобразнымъ поворотомъ головы и пр., наблю-
даемыя при перерѣзкѣ одного слухового нерва тотчасъ же
исчезаютъ, какъ я убѣдился въ своихъ опытахъ, вслѣдъ за
перерѣзкой другого слухового нерва, смѣняясь общимъ раз-
стройствомъ въ равновѣсіи тѣла. Въ этомъ случаѣ животное
въ первое время не можетъ ни стоять, ни ходить, не смотря
на отсутствіе паралича, тогда какъ оно можетъ производить
въ то же время самыя разнообразныя движенія своими конеч-
ностями въ лежачемъ положеніи. Если мы такую собаку при-
поднимемъ за туловище, то она прочно опирается всѣми сво-
ими четырьмя конечностями, но ставитъ ихъ неправильно и,
какъ только собаку предоставляютъ самой себѣ, она сваливается
въ ту или другую сторону; при этомъ большею частью не за-
мѣчается вынужденной позы и животное можетъ лежать, какъ
на томъ, такъ и на другомъ боку. Равнымъ образомъ не обна-
руживается и отведенія глазъ и головы въ ту или дру-
гую сторону. Напротивъ того, голова большей частью дер-
жится прямо, но нерѣдко обнаруживаетъ колебанія съ одной
стороны на другую. Точно также въ глазахъ обыкновенно
можно замѣтить колебательный нистагмъ. Лишь въ нѣкоторыхъ
случаяхъ въ зависимости отъ того, что операція не привела
на той или другой сторонѣ къ полной перерѣзкѣ нерва, у жи-
1) Biehl. Ueber die intracranielle Durchschneidung d. N. vestibularis und
deren Folgen. Sitzb. d. k. Acad. d. Wiss. zu Wien. Bd. CIX, Abth LVII. 1900.

89

вотнаго обнаруживается небольшой поворотъ головы и ско-
шеніе глазъ большею частью впрочемъ непродолжительное
время.
Любопытно, что въ тѣхъ случаяхъ, когда животное успѣло
уже оправиться послѣ перерѣзки одного изъ слуховыхъ нервовъ
настолько, что получило способность правильно ходить, пере-
рѣзка другого слухового нерва по моимъ наблюденіямъ вызы-
ваетъ уже не общее разстройство въ равновѣсіи тѣла, а выну-
жденныя движенія вращенія на сторону этой второй перерѣзки
со всѣми прочими сопровождающими явленіями, какъ будто бы
первой перерѣзки и не существовало.
Это служитъ очевиднымъ доказательствомъ того, что возста-
новленіе нарушенныхъ движеній послѣ перерѣзки одного изъ
слуховыхъ нервовъ или полукружныхъ каналовъ происходить
не на счетъ полукружныхъ каналовъ другой стороны, а благо-
даря замѣняющей фукнціи другихъ органовъ равновѣсія, съ
чѣмъ мы познакомимся ниже.
Въ заключеніе замѣтимъ, что Lugaro1) разсматриваетъ n. ves-
tibularis и его центральныя продолженія, какъ такія, которыя
передаютъ идущія отъ полукружныхъ каналовъ возбужденія на
двигательные приводы, управляющіе движеніемъ головы и
глазъ. По автору въ зависимости отъ того: идетъ-ли раздраже-
ніе отъ каналовъ одной или другой стороны, оріентированіе
головы и глазъ различно; воспріятіе-же различныхъ движеній,
вызываемыхъ раздраженіемъ n. vestibularis, приводитъ къ тому,
чтобы различать направленіе, откуда исходить звукъ.
Мы полагаемъ, что въ пользу вышеуказаннаго взгляда нельзя
привести достаточныхъ основаній. По нашему мнѣнію, чрезъ пред-
дверную вѣтвь слухового нерва проводятся возбужденія отъ
полукружныхъ каналовъ, передающіяся не только на двигатель-
ные приводы глазъ и головы, но также и на двигательные,
приводы всѣхъ другихъ частей тѣла, играющихъ роль при пе-
редвиженіи въ пространствѣ. Это доказывается съ несомнѣн-
ностью вліяніемъ перерѣзки полукружныхъ каналовъ на тонусъ
мышцъ конечностей, на что мы обращали вниманіе неодно-
кратно.
1) Lugaro. Sulle funzioni dei canali semicirculari. Riv. d. pathologia nerv
e ment. 1897 стр. 440.
Jahresb. über die Leist. u Forsthrift d. Neur. et Psych. 1898.

90

Область третьяго желудочка, какъ органъ статическаго
чувства.
Кромѣ разсмотрѣнныхъ нами кожно-мышечныхъ органовъ ста-
тическаго чувства и полукружныхъ каналовъ внутри мозга въ
глубинѣ третьяго желудочка, какъ я убѣдился на основаніи сво-
ихъ опытовъ, заложенъ еще особый органъ, поврежденія кото-
раго даютъ явленія въ высшей степени сходныя съ тѣми, кото-
рыя наблюдаются при пораженіи полукружныхъ каналовъ. Хотя,
органъ этотъ и лежитъ въ глубинѣ межуточнаго мозга, будучи,
заложенъ въ воронкообразной части третьяго желудочка, но въ
виду очевиднаго функціональнаго отношенія этого органа къ
мозжечку и въ виду сходства наблюдаемыхъ при его пораже-
ніи явленій съ тѣми, которые мы только что разсмотрѣли,
мы полагаемъ болѣе цѣлесообразнымъ заняться его изученіемъ
теперь же, т. е. прежде, чѣмъ мы перейдемъ къ разсмотрѣнію
функціи мозжечка.
Глубокая или воронкообразная часть третьяго желудочка,
какъ извѣстно, представляетъ собою наполненную черепно-спин-
ною жидкостью коническую полость съ вершиной, обращенной
внизъ, — полость, расположенную между основными частями
обоихъ зрительныхъ бугровъ и переходящую книзу въ такъ
наз. recessas infundibuli. Тотчасъ впереди надъ перекрестомъ зри-
тельныхъ нервовъ, тѣсно прилегающимъ ко дну желудочка,
полость послѣдняго образуетъ еще одно маленькое углубленіе
называемое recessus optici. Стѣны разсматриваемой полости по-
всюду состоятъ изъ сѣрой мозговой массы, или такъ назыв.
центральнаго сѣраго вещества, снутри выстланнаго большею
частью цилиндрическимъ эпителіемъ.
Начавъ работать надъ изслѣдованіемъ функціи этой области
еще въ 1881—82 году, я долженъ былъ съ цѣлью ея поврежденія
выработать прежде всего методъ разрушенія основныхъ частей
мозга черезъ твердое небо животнаго, который впослѣдствіи сталъ
примѣняться авторами и для другихъ операцій надъ основ-
ными областями мозга. Для вышеуказанной цѣли предва-
рительно на твердомъ небѣ животнаго опредѣляется точка,
соотвѣтствующая средней части sellae turcicae, на которую
устанавливается небольшой трепанчикъ1). Просверливъ от-
1) Для операціи удобнее всего брать собакъ съ короткой мордой, такъ
какъ въ противномъ случаѣ трудно обойтись безъ предварительного вылу-
щенія или искусственнаго вывиха нижней челюсти.

91

верстіе, мы прямо попадаемъ на hypophysis, разрушеніе ко-
торой не вызываетъ вообще никакихъ двигательныхъ раз-
стройствъ. Въ сдѣланное отверстіе вводятъ тонкій лучше всего
обоюдоострый ножичекъ, размѣромъ не болѣе маленькаго скал-
пеля, на извѣстную глубину, послѣ чего движеніемъ рукоятки
легко удается произвести раненіе въ опредѣленномъ отдѣлѣ
стѣнки желудочка, окруженной сѣрымъ центральнымъ веще-
ствомъ. Само собою разумѣется, что при послѣдующемъ вскрытіи
должно всегда проконтролировать результатъ сдѣланнаго раненія.
Когда достигнутъ уже извѣстный навыкъ въ опредѣленіи
мѣста операціи у молодыхъ животныхъ, обладающихъ мягкими
костями, можно проводить обоюдо-
острый небольшой ножичекъ непо-
средственно черезъ кость, не дѣлая
предварительно даже и трепанаціон-
наго отверстія. Для этой цѣли, на-
ставивъ въ опредѣленную часть
основанія черепа позади твердаго
неба по срединной линіи обоюдо-
острый ножичекъ, проколачиваютъ
его двумя тремя ударами молотка
въ полость черепа на опредѣлен-
ную заранѣе разсчитанную глубину
и затѣмъ соотвѣтствующимъ дви-
женіемъ его рукоятки производятъ
раненіе того или другого отдѣла
глубокой части желудочка. При до-
статочномъ навыкѣ операція и въ
этомъ случаѣ дѣлается обыкновенно
безошибочно; но безъ сомнѣнія, какъ
и въ первомъ случаѣ, нельзя упускать изъ виду послѣдующаго
контроля произведенной операціи путемъ позднѣйшаго вскрытія
животнаго и подробнаго обслѣдованія мѣста нанесеннаго по-
врежденія.
Только что описанный способъ операціи имѣетъ преимуще-
ство предъ первымъ, какъ по легкости выполненія операціи,
которая почти не сопровождается кроветеченіемъ и обходится
даже безъ употребленія хлороформа съ примѣненіемъ лишь
кокаинизаціи, такъ въ особенности потому, что оперированныя
такимъ образомъ животныя вообще легко переносятъ опера-
цію, скоро послѣ нея оправляются и наконецъ со временемъ
почти совершенно выздоравливаютъ.
Фиг. 7. Изображеніе глубокой части
3-го желудочка съ схематическимъ
раздѣленіемъ ея на передній (а),
переднебокій (b), боковой (с), задне-
боковой (d) и задній (е) отдѣлы.
Th — зрительный бугоръ; р. — gl.
pi nealis; q — четверохолміе; pv — Ba-
роліевъ мостъ; sp — stria medul-
laris thalami; f — ножка свода;
ca — передняя спайка; h — hypophy-
sis; IV (вып. III) — n. oculomotorius.

92

Переходя къ изложенію сдѣланныхъ мною опытовъ надъ
поврежденіемъ центральнаго сѣраго вещества желудочка у
собакъ необходимо прежде всего замѣтить, что при этихъ опы-
тахъ выяснилось, что въ зависимости отъ мѣста раненія полу-
чаются неодинаковые результаты. Мы раздѣляемъ эти опыты по
мѣсту производимаго поврежденія, т. е. по раненію той или
другой части желудочка, при чемъ будемъ различать: передній,
передне-боковой, боковой, задне-боковой и задній отдѣлы его
стѣнокъ (Fig. 7)1).
Поврежденіе задне-боковой области желудочка.
Если мы произведемъ раненіе задне-бокового отдѣла стѣнки
желудочка, начиная отъ воронки вверхъ въ направленіи про-
межутка, образуемаго областью aq. Sylvii и задне-внутренней
частью thalami optici, то у животнаго обыкновенно тотчасъ-же обна-
руживается рѣзкій поворотъ головы и туловища вокругъ про-
дольной оси тѣла въ сторону здороваго полушарія, вслѣдствіе
чего щека поврежденной стороны обращается кверху, другая
книзу. Въ то же время у животнаго наступаетъ своеобразное
отведеніе глазныхъ яблокъ, при чемъ одно изъ нихъ, соотвѣт-
ствующее сторонѣ раненія, отклоняется кверху и кнаружи
противоположное — книзу и кнутри.
Иногда, впрочемъ, у подобнаго рода животныхъ соотвѣт-
ствующій глазъ кажется болѣе обращеннымъ книзу и кнаружи,
противоположный — кверху и кнутри. Вмѣстѣ съ тѣмъ зрачекъ
глаза на сторонѣ поврежденія всегда значительно расширенъ
и часто не реагируетъ на свѣтъ, тогда какъ противоположный
ему слегка съуженъ. Въ обоихъ глазахъ кромѣ того замѣчается
рѣзкій нистагмъ въ направленіи, противоположномъ отведенію
глазъ, и вмѣстѣ съ тѣмъ происходятъ судорожныя движенія
бровей и вѣкъ. Какъ только животное освобождается отъ при-
1) Опыты надъ разрушеніемъ центральнаго сѣраго вещества третьяго
желудочка, произведенные мною первоначально въ концѣ 1881 и въ началѣ
1882 г., были опубликованы въ первый разъ въ краткомъ видѣ въ № 6 и
12 „Еженед. Клин. газеты“ и въ „St. Petersb. Med. Woch.“ за 1882 г. Въ
томъ же году мною было сдѣлано сообщеніе объ этихъ опытахъ съ демон-
страціей оперированныхъ животныхъ въ С.-Петербургскомъ Психіатриче-
скомъ Обществѣ и въ С.-Петербургскомъ Обществѣ Русскихъ врачей и за-
тѣмъ результаты изслѣдованія надъ центральнымъ сѣрымъ веществомъ
были изложены мной въ отдѣльной работѣ: „Къ физіологіи равновѣсія“ въ
В. M. Журн. за 1883 г. и въ „Pflügers Arch.“ за 1884 г.

93

вязи оно тотчасъ же начинаетъ вращеніе вокругъ продольной
оси тѣла на неповрежденную сторону.
Въ промежуткахъ между приступами вращенія оно не въ
состояніи держаться на ногахъ и сохраняетъ все время вынуж-
денное положеніе на боку здоровой стороны.
Въ первое время послѣ операціи обыкновенно вращатель-
ныя движенія продолжаются безостановочно, иногда въ тече-
те нѣсколькихъ часовъ кряду. Въ послѣдствіи же они мало
по малу ослабѣваютъ, повторяясь только въ видѣ приступовъ,
смѣняемыхъ періодами относительнаго спокойствія, во время
которыхъ животное сохраняетъ вынужденное положеніе на боку,
соотвѣтствующемъ здоровой сторонѣ. При этомъ у животныхъ
замѣчаются всѣ тѣ особенности, которыя наблюдаются при вра-
щеніи, обусловленномъ перерѣзкой слуховыхъ нервовъ и раз-
рушеніемъ всѣхъ полукружныхъ каналовъ или перерѣзкой
одной изъ заднихъ мозжечковыхъ ножекъ.
Единственная особенность у животныхъ, которымъ произве-
дена операція поврежденія заднебоковаго отдѣла стѣнки желу-
дочка, отличающая ихъ отъ животныхъ съ перерѣзкой слухо-
вого нерва состоитъ въ направленіи вращенія, которое здѣсь
происходитъ на здоровую сторону, тогда какъ тамъ на опери-
рованную.
При этомъ опредѣленіи стороны вращенія имѣется въ виду,
что животное, стоя на ногахъ, обращено головой впередъ отъ
наблюдателя. Съ другой стороны у животныхъ съ поврежде-
ніемъ задне-бокового отдѣла желудочка обнаруживается рѣз-
кое расширеніе зрачка оперированной стороны.
Хотя отведете глазъ, сопровождающее вращательныя дви-
женія, по моимъ наблюденіямъ независимо отъ мѣста операціи
почти всегда сопровождается нѣкоторою неравномѣрностью
зрачковъ, зависящей по всей вѣроятности отъ тѣсной связи
съуживающаго зрачекъ центра съ движеніемъ глазныхъ яблокъ;
но при поврежденіи задне-боковой стѣнки третьяго желудочка
разница въ ширинѣ обоихъ зрачковъ всегда обнаруживается
въ гораздо болѣе рѣзкой степени, нежели въ другихъ случа-
яхъ, и нерѣдко зрачекъ глаза, обращеннаго кверху и кнаружи,
расширяется почти ad maximum и въ тоже время совершенно
не реагируетъ на свѣтъ, тогда какъ зрачекъ противоположнаго
глаза представляется большею частью ясно съуженнымъ. Рас-
ширеніе ad maximum и неподвижность зрачка глаза, обращен-
наго кверху и кнаружи, очевидно находится въ зависимости
отъ совмѣстнаго поврежденія центра, сокращающаго зрачекъ

94

который, какъ мы знаемъ, помѣщается въ задней части дна
третьяго желудочка у начала aq. Sylviil)
Стремленіе къ вращенію оперированныхъ животныхъ всегда
обнаруживается, какъ мы уже упоминали, съ особенною силою
только въ первые дни послѣ операціи; впослѣдствіи же вращеніе
мало по малу ослабѣваетъ и появляется не иначе, какъ въ
видѣ приступовъ, повторяющихся время отъ времени. Обыкно-
венно при этомъ передъ приступомъ вращенія нистагмъ глазъ
всегда рѣзко усиливается, a затѣмъ усиливается и своеобраз-
ное отведеніе глазъ и поворотъ головы вокругъ продольной
оси тѣла. Въ промежуткѣ же, слѣдующемъ за приступомъ вра-
щенія, всѣ эти явленія вновь ослабѣваютъ, но у животныхъ
обыкновенно наблюдается вынужденное положеніе на боку,
соотвѣтствующемъ неповрежденной сторонѣ. При этомъ соотвѣт-
ствующія конечности обыкновенно представляются болѣе или
менѣе пассивно подогнутыми, тогда какъ противоположныя
конечности вытянуты и напряжены.
И здѣсь въ сущности обнаруживаются тѣ же отношенія мы-
шечнаго тонуса и силы, какъ и у животныхъ съ вращеніемъ,
обусловленнымъ перерѣзкой слухового нерва и полукружныхъ
каналовъ. По истеченіи нѣсколькихъ дней, иногда спустя не-
дѣлю или болѣе, оперированное животное большею частью уже
оправляется настолько, что оно мало по малу научается стоять,
лишь отставляя нѣсколько кнаружи конечности той стороны,
на которую происходило вращеніе туловища. При этомъ жи-
вотное начинаетъ производить такъ наз. круговыя или манеж-
ныя движенія большею частью на сторону поврежденія.
Впрочемъ, животное иногда еще и послѣ того, какъ полу-
чило возможность удерживаться на ногахъ, довольно продол-
жительное время обнаруживаетъ наклонность къ вращенію
вокругъ оси, выражающуюся тѣмъ, что при своихъ дви-
женіяхъ оно нерѣдко падаетъ на бокъ и перевертывается разъ
или два вокругъ продольной оси туловища.
Всякій испугъ, обусловленный внезапнымъ стукомъ, шумомъ
или неожиданнымъ прикосновеніемъ къ подобнаго рода жи-
вотнымъ, вызываетъ обыкновенно нѣсколько вращательныхъ
движеній. Кромѣ того у оперированныхъ животныхъ въ этомъ
періодѣ замѣчается еще слѣдующая особенность: если собакѣ
1) Что другія части ядра n. oculomotorii, какъ и самый нервъ при этомъ
не повреждаются, доказывается отсутствіемъ паралича наружныхъ глазныхъ
мышцъ, иннервируемыхъ n. oculomotorio.

95

придаютъ вертикальное положеніе, ставя ее на однѣ заднія или
на однѣ переднія конечности, то она въ этомъ положеніи на-
чинаетъ вращаться съ неменьшею скоростью и энергіей, какъ
прежде въ горизонтальномъ лежачемъ положеніи, причемъ
направленіе вращенія всегда остается тѣмъ же по отношенію
къ сторонѣ туловища, какъ оно происходило и ранѣе.
Научившись болѣе или менѣе прочно держаться на ногахъ,
животное тѣмъ не менѣе въ первое время обыкновенно не въ
состояніи еще двигаться въ прямомъ направленіи, а, какъ мы
уже говорили, почти постоянно производитъ такъ называемыя
круговыя или манежныя движенія. Эти послѣднія такъ же, какъ
и вращательныя, являются въ видѣ приступовъ и носятъ на
себѣ характеръ движеній вынужденныхъ, совершающихся подъ
вліяніемъ какого-то внутренняго непобѣдимаго импульса. Жи-
вотное время отъ времени безъ всякой внѣшней побуждающей
причины встаетъ съ своего мѣста и начинаетъ кружиться.
Нѣкоторыя изъ оперированныхъ мною животныхъ въ первое
время почти не остаются въ покоѣ ни одной минуты или
только на весьма короткое время прекращаютъ свое круженіе,
послѣ чего снова начинаютъ кружиться съ необыкновенною
скоростью.
Особенно рѣзкимъ образомъ круговыя движенія обнаружива-
ются въ то время, когда животное намѣревается достигнуть
извѣстной цѣли, напримѣръ схватить кусокъ хлѣба, которымъ
его подманиваютъ. Въ этомъ случаѣ оно обнаруживаетъ за-
мѣтныя усилія для достиженія своей цѣли, но, не смотря
на то, круженіе животнаго еще болѣе усиливается и вмѣсто
того, чтобы идти къ своей цѣли, оно начинаетъ кружиться на
одномъ мѣстѣ все съ большею и большею скоростью, пока
наконецъ не падаетъ въ истомленіи.
Что касается направленія, въ которомъ происходятъ круго-
выя движенія, наступающія вслѣдъ за вращательными, то въ
большинствѣ случаевъ, какъ упомянуто, они происходятъ на
сторону противоположную относительно бывшаго вращенія, слѣ-
довательно на сторону поврежденнаго мозгового полушарія.
Если напримѣръ сдѣлано раненіе задне-бокового отдѣла
стѣнки желудочка съ правой стороны, то вслѣдъ за прекраще-
ніемъ вращательныхъ движеній въ лѣвую сторону животное
большею частью начинаетъ производить круговыя движенія
слѣва направо. Впрочемъ, иногда вслѣдъ за прекращеніемъ
вращательныхъ движеній у животнаго, нѣкоторое время
замѣчается круженіе на сторону бывшаго вращенія. При

96

этомъ голова животнаго обнаруживаетъ особенно рѣзкій
поворотъ вокругъ продольной оси на здоровую сторону, чего
не замѣчается обыкновенно при вращеніи въ противополож-
номъ направленіи, т. е. на оперированную сторону. Должна
впрочемъ замѣтить, что это круженіе въ сторону бывшаго вра-
щенія впослѣдствіи снова обыкновенно смѣняется круженіемъ
на противоположную сторону
Со временемъ круговыя движенія такъ же, какъ и вращатель-
ныя, мало-по-малу ослабѣваютъ и въ концѣ-концовъ почти пре-
кращаются совершенно. Вмѣстѣ съ тѣмъ животное получаетъ воз-
можность двигаться въ прямомъ направленіи и только иногда
обнаруживаетъ наклонность къ круженію или незначительное
отшатываніе туловища при ходьбѣ. Явленія нистагма глазъ
къ этому времени точно также исчезаютъ почти совершенно,
хотя боковое положеніе головы и отведеніе глазъ съ неравно-
мѣрнымъ состояніемъ зрачковъ у животнаго замѣчается еще
весьма продолжительное время и послѣ того, какъ исчезли
вращательныя и круговыя движенія.
Въ нѣкоторыхъ случаяхъ боковое положеніе головы и от-
веденіе глазъ замѣчается въ теченіе многихъ мѣсяцевъ. Не-
сомнѣнно впрочемъ, что современемъ они также замѣтно осла-
бѣваютъ. Животное, пережившее операцію столь продолжи-
тельное время, иногда бываетъ въ состояніи приводить свою
голову въ прямое положеніе, но достаточно его потревожить
или чѣмъ-нибудь испугать, напримѣръ произвести угрожающій
жестъ передъ глазами, чтобы тотчасъ же снова въ рѣзкой
степени обнаружилось боковое положеніе головы. Подобнаго
рода животное только съ трудомъ можетъ принимать пищу,
такъ какъ всякій разъ, когда оно намѣревается опустить свою
голову въ чашу, морда его поворачивается такъ, что спинка
носа обращается почти прямо внизъ, тогда какъ нижняя че-
люсть поднимается кверху. Кромѣ того относительно отведенія
глазъ у подобныхъ животныхъ достойно вниманія то обстоя-
тельство, что оно находится въ извѣстной зависимости отъ
положенія головы. Если послѣднюю приводятъ въ прямое по-
ложеніе, то отведеніе глазъ всегда замѣтно усиливается; на-
противъ того при обычномъ;вынужденномъ положеніи головы
отведеніе глазъ замѣтно ослабѣваетъ.
1) Въ отдѣльныхъ случаяхъ иногда приходится наблюдать, что живот-
ное время отъ времени кружится то на здоровую, то на поврежденную
сторону.

97

Въ видѣ примѣра вышеописанныхъ явленій, наблюдемыхъ при
поврежденіи задне-боковой стѣнки третьяго желудочка, мы при-
ведемъ и самые опыты.
По описанному ранѣе способу собакѣ средней величины
произведено 19 ноября поврежденіе задне-боковой части третьяго
желудочка, тотчасъ послѣ операціи у собаки обнаружилось
рѣзкое отведеніе глазъ, лѣвое глазное яблоко обращено книзу
и кнутри, правое — вверхъ и кнаружи. Вмѣстѣ съ тѣмъ зрачекъ
лѣваго глаза представляется рѣзко съуженнымъ, напротивъ
того зрачекъ праваго глаза расширенъ. Въ обоихъ глазахъ
сильный нистагмъ въ направленіи противоположномъ отведенію.
Голова и туловище животнаго поворочены вокругъ продольной
оси въ лѣвую сторону, такъ что правая щека обращена почти
прямо кверху, лѣвая книзу. Когда собаку сняли съ операціон-
наго стола, тотчасъ появилось безпрерывное и быстрое враще-
ніе вокругъ продольной оси тѣла въ лѣвую сторону1). Никакія
препятствія не въ состояніи остановить животное. Сила и стре-
мительность этихъ вращеній такова, что нѣтъ никакой возмож-
ности удержать животное силою рукъ на одномъ мѣстѣ. Только
спустя полчаса послѣ операціи вращательныя движенія на
время прекратились и собака улеглась на лѣвомъ боку въ пол-
номъ истомленіи. Достаточно однако малѣйшаго шума, стука
или даже простого укола булавкой въ ту или другую часть
тѣла, чтобы снова обнаружились вращательныя движенія съ
той же неудержимой стремительностью, какъ и прежде.
Вообще эти вращательныя движенія носятъ явный ха-
рактеръ приступовъ. Послѣ нѣкотораго отдыха животное
иногда само начинаетъ свои вращательныя движенія, также
какъ и подъ вліяніемъ различнаго рода внѣшнихъ раздраженій.
Во время приступа вращенія нистагмъ выраженъ въ гораздо
болѣе рѣзкой степени, нежели въ то время, когда животное
остается въ покоѣ. Точно также голова во время приступа вра-
щательныхъ движеній поворачивается вокрукъ оси съ такою
силою, что почти нѣтъ никакой возможности снова привести ее
въ прямое положеніе. Если животное въ это время удержи-
ваютъ отъ вращательныхъ движеній, то голова его не остается
въ покоѣ, а пр >изводитъ постоянныя мотательныя движенія,
описывая въ воздухѣ родъ круга въ направленіи противопо-
ложномъ бывшему вращенію, т. е. слѣва направо. Явленіе это
еще рѣзче наблюдается въ то время, когда собаку поднимаютъ
на руки, оставляя голову свободною, или держатъ въ воздухѣ
за заднія лапы; тогда животное производитъ передними лапами
постоянныя движенія, какъ будто отталкиваясь съ правой сто-
роны, и въ то же время сильно мотаетъ головой по кругу слѣва
направо. Въ промежуткахъ между приступами вращенія собака
лежитъ все время на лѣвомъ боку.
1) При этомъ принимается за лѣвую сторону та, которая приходится съ
лѣвой руки наблюдателя при условіи, если животное обращено головой впе-
редъ отъ него.

98

То же положеніе собака сохраняетъ, если ее поворачиваютъ
на спину. Достаточно однако ей насильно распрямить голову,
чтобы она тотчасъ же повернулась на лѣвый бокъ. Уложить
собаку на правый бокъ рѣшительно нѣтъ никакой возможности,
она обнаруживаетъ при этомъ сильное противодѣйствіе, разста-
вляя въ сторону обѣ правыя конечности. Если, не смотря на то,
надъ собакой дѣлаютъ насиліе и укладываютъ ее на правомъ
боку, она тотчасъ же переворачивается и ложится на лѣвый
бокъ или начинаетъ вращательныя движенія въ лѣвую сторону.
Держаться на ногахъ собака вовсе не въ состояніи, но если
пробуютъ ее поставить на ноги, придерживая за туловище, то
правыя ея конечности оказываются болѣе выпрямленными, отве-
денными кнаружи и съ силою упираются въ полъ, такъ что съ
трудомъ могутъ быть подогнуты, напротивъ того лѣвыя конечно-
сти полусогнуты, приведены къ туловищу и не обнаруживаютъ
почти никакого мышечнаго напряженія при пассивномъ сгибаніи.
Между тѣмъ въ лежачемъ положеніи на спинѣ этого различія
въ положеніи не замѣчается и въ то же время легко убѣдиться,
что животное въ состояніи производить своими конечностями
всѣ движенія совершенно правильно. Будучи поставлено на
однѣ переднія конечности, слѣдовательно головою внизъ, жи-
вотное съ большею силою загребаетъ впередъ и внутрь своей
правой конечностью по сравненію съ лѣвой, производя такимъ
образомъ вращеніе туловища въ томъ же направленіи, какъ
прежде въ лежачемъ положеніи. Между тѣмъ, если животное
будетъ поставлено на однѣ заднія конечности, то оно сильнѣе
отталкивается кзади правою лапою, подставляя лѣвую кнутри
и вращаясь въ такомъ положеніи съ такою же силою, какъ и
въ предъидущемъ случаѣ.
Не смотря на всѣ эти рѣзкія разстройства, наступившія
вслѣдъ за операціей, собака остается еще чувствительной къ
ласкамъ и каждый разъ, если ее обзываютъ или поглажи-
ваютъ по спинѣ во время спокойнаго состоянія, она начинаетъ
помахивать хвостомъ; точно также она охотно принимаетъ пищу,
если ей подносятъ ее прямо къ мордѣ. Въ чувствительной
сферѣ животнаго вообще не замѣчается никакихъ разстройствъ.
Какъ зрѣніе, такъ и слухъ вполнѣ сохранены. Въ теченіе всего
дня приступы вращенія повторялись такъ часто и съ такою
силою, что на ночь должны были собаку связать съ тою цѣлью,
чтобы она не могла нанести себѣ тяжкихъ поврежденій.
20 ноября. Тотчасъ, какъ только собака была развязана, обна-
ружились быстрыя вращательныя движенія вокругъ продольной
оси тѣла въ лѣвую сторону съ такою же стремительностью,
какъ и прежде. Послѣ нѣкотораго времени собака на время
успокоилась, сохраняя вынужденную позу на лѣвомъ боку. Всѣ
остальныя явленія въ прежней степени.
Относительно отведенія и нистагма глазъ замѣчено, что оба
эти явленія всегда рѣзко усиливаются, если голову животнаго
приводятъ изъ вынужденнаго положенія въ прямое. Напротивъ
того при вынужденномъ положеніи головы правой щекой кверху,

99

лѣвой книзу, какъ отведеніе глазъ, такъ и явленія нистагма
значительно ослабѣваютъ. Кромѣ того, наблюдая животное въ
теченіе долгаго времени, удается замѣтить, что явленія нистагма
по временамъ самостоятельн оусиливаются, въ особенности предъ
наступленіемъ приступа вращательныхъ движеній, въ другое
же время напротивъ того они замѣтно ослабѣваютъ. Всякій
внезапный стукъ или шумъ и вообще все то, что можетъ
неожиданно потревожить животное, точно также сопрово-
ждается усиленіемъ явленій нистагма, послѣ чего съ животнымъ
нерѣдко развивается сильнѣйшій приступъ вращательныхъ
движеній.
При испытаніи реакціи зрачковъ на свѣтъ въ расширенномъ
правомъ зрачкѣ не замѣчается почти никакого сокращенія,
тогда какъ въ лѣвомъ съуженномъ реакція обнаруживается со-
вершенно явственно.
21 ноября. Вращеніе вокругъ продольной оси тѣла появляется
еще съ прежнею силою. Нерѣдко предъ развитіемъ приступа
вращательныхъ движеній животное обнаруживаетъ явленія без-
покойства, начинаетъ двигать своими лапами и даже визжитъ.
Въ спокойномъ состояніи, какъ и прежде, замѣчается вынуж-
денная поза на лѣвомъ боку. Собака впрочемъ можетъ еще
удерживаться, стоя на ногахъ, но при этомъ сильно отставляетъ
кнаружи обѣ лѣвыя конечности съ цѣлью защиты отъ паденія.
Не смотря на это, туловище животнаго рѣзко отшатывается въ
лѣвую сторону и послѣ нѣкотораго времени собака падаетъ на
лѣвый бокъ. По временамъ она сама встаетъ съ мѣста и начи-
наетъ производить манежныя движенія по периферіи круга
справа налѣво, послѣ чего на время успокаивается и снова
валится на лѣвую сторону, производя одно или два вращенія
вокругъ продольной оси туловища.
22 ноября. Вращательныя движенія выражены гораздо сла-
бѣе. Животное только изрѣдка производить одно или два вра-
щенія и успокаивается. Но за то въ рѣзкой степени обнаружи-
ваются манежныя или круговыя движенія въ лѣвую сторону,
которыя наступаютъ такъ же, какъ и вращательныя, въ видѣ при-
ступовъ.
24 ноября. Собака ходитъ значительно свободнѣе прежняго
и на приманку можетъ подойти прямо, но предоставленная са-
мой себѣ, обыкновенно производитъ манежныя движенія въ
лѣвую сторону. По временамъ во время подобнаго круженія
собака сваливается на лѣвый бокъ, перевертывается вокругъ
продольной оси тѣла и затѣмъ снова поднимается на ноги,
чтобы продолжать круговыя движенія. Въ спокойномъ положе-
ніи туловище и шея животнаго представляютъ дугу вогнуто-
стью влѣво. Поворотъ головы въ лѣвую сторону замѣчается
почти въ прежней степени, но отведеніе глазъ и нистагмъ вы-
ражены значительно слабѣе.
25 ноября. Но временамъ еще замѣчаются круговыя дви-
женія, но животное уже не сваливается на бокъ и вообще дер-
жится на ногахъ гораздо прочнѣе.

100

27 ноября. Тѣже явленія.
При вскрытіи оказалось, что ножъ проникъ въ полость черепа
тотчасъ кзади отъ hypophysis, слегка повредилъ правый corp. mam-
miliare и поранилъ правую задне-боковую часть полости желу-
дочка. Corp. quadrigeminum, его braehia и другія части мозга цѣлы.
Опытъ 1. Декабря 1881 г. Тотчасъ вслѣдъ за операціей
обнаружилось рѣзкое отведеніе глазъ, правый обращенъ
книзу и кнутри, лѣвый — кверху и кнаружи, при этомъ зра-
чекъ лѣваго глаза по сравненію съ правымъ замѣтно расши-
ренъ. Въ обоихъ глазахъ рѣзкій нистагмъ въ направленіи
противоположномъ отведенію. Поворотъ головы и туловища во-
кругъ продольной оси тѣла въ правую сторону. Какъ только
собака была освобождена отъ привязи, она начала производить
быстрыя вращательныя движенія вокругъ оси тѣла въ правую
сторону, которыя только по временамъ смѣняются короткими
промежутками отдыха. Въ эти спокойные промежутки собака
все время сохраняетъ вынужденное положеніе на правомъ боку
и обнаруживаетъ сильное сопротивленіе. если ее пробуютъ уло-
жить на лѣвый бокъ или потревожатъ съ мѣста. Иногда собака
безъ всякой внѣшней причины начинаетъ безпокоиться, виз-
житъ, поднимаетъ голову и, изгибая туловище въ видѣ дуги
въ лѣвую сторону, начинаетъ производить въ лежачемъ поло-
женіи круговыя движенія справа налѣво. Впрочемъ, спустя
нѣкоторое время собака снова успокаивается, укладываясь на
правомъ боку. При поднятіи на руки она начинаетъ сильно ба-
рахтаться своими лапами и производить мотательныя движенія
головой, описывая ею въ воздухѣ круги справа налѣво. Въ
вертикальномъ положеніи, будучи поставлено на однѣ переднія
или заднія конечности, животное вращается вокругъ оси тѣла
съ такой же стремительностью, какъ и въ лежачемъ положеніи.
При попыткахъ установить животное на ноги замѣчается болѣе
сильное напряжете и выпячиваніе лѣвыхъ конечностей, по
сравненію съ правыми. Относительно отведенія глазъ и явленій
нистагма всѣ отмѣченныя въ предъидущемъ опытѣ подробно-
сти относятся также и сюда.
3 декабря. На утро собака найдена въ клѣткѣ сильно за-
путавшеюся въ соломѣ. Несмотря на тѣсное помѣщеніе и при-
сутствіе въ той же клѣткѣ двухъ другихъ собакъ, оперированное
животное не переставало вращаться въ то время, когда служи-
тель пришелъ взять его въ кабинетъ для наблюденія. Здѣсь съ
животнымъ нѣсколько разъ повторились приступы вращенія.
Предъ наступленіемъ этихъ приступовъ животное нерѣдко на-
чинаетъ безпричинно безпокоиться, визжитъ и ползаетъ на полу,
кружась справа налѣво. Поворотъ головы и отведеніе глазъ
при этомъ замѣтно усиливается, такъ же какъ и явленія.
нистагма.
Въ промежуткахъ между приступами вращенія собака большею
частью сохраняетъ вынужденное положеніе на правомъ боку. Впро-
чемъ, она можетъ уже подняться на ноги, но обыкновенно вскорѣ
снова валится на правый бокъ и, перевертываясь разъ или два

101

вокругъ продольной оси тѣла, опять пробуетъ подняться. Всѣ
остальныя явленія по прежнему. Собаку приходится кормить
искусственно, вливая ей въ ротъ молоко при помощи особен-
ной пипетки, такъ какъ, вслѣдствіе бокового положенія головы,
она не можетъ принимать пищу изъ сосуда.
6 декабря. На ногахъ собака держится гораздо свободнѣе
прежняго, при этомъ обѣ правыя конечности отставляетъ
далеко кнаружи, очевидно съ цѣлью защиты отъ паденія. Но
достаточно собаку чѣмъ нибудь потревожитъ и она сейчасъ
же валится на правый бокъ, послѣ чего, перевернувшись разъ
или два вокругъ оси тѣла, снова поднимается на ноги. Въ
лежачемъ положеніи собака по прежнему производитъ круго-
выя движенія справа налѣво. Явленія со стороны глазъ, отве-
дете и нистагмъ, немного слабѣе прежнаго.
10 декабря. Собака довольно прочно держится на ногахъ и
можетъ ходить, но при этомъ постоянно производить круговыя
движенія справа налѣво. Если собаку приманиваютъ на кусокъ
хлѣба, она начинаетъ кружиться съ такою силою, что совер-
шенно теряетъ изъ виду свою цѣль. Затѣмъ на нѣкоторое
время круженіе прекращается, но, какъ только собака намѣре-
вается подойти къ своей цѣли, круговыя движенія снова начи-
наются. Всякій внезапный стукъ или шумъ точно также отра-
жается усиленіемъ круговыхъ движеній. По временамъ въ пе-
ріодъ круженія собака теряетъ равновѣсіе и падаетъ да правую
сторону, послѣ чего, перевернувшись вокругъ оси тѣла, снова
поднимается на ноги и продолжаетъ кружиться. Поворотъ го-
ловы, отведеніе глазъ и расширеніе лѣваго зрачка по преж-
нему. На роговицѣ лѣваго глаза появилась небольшая язвочка
съ помутнѣніемъ въ окружности; конъюктива представляется
помутнѣвшею. Зрѣніе на этотъ глазъ сохранено. Въ чувстви-
тельности рѣзкихъ измѣненій не замѣчается.
13 декабря. Попрежнему собака почти постоянно кружится
въ лѣвую сторону. Иногда впрочемъ нѣкоторое время она мо-
жетъ идти и въ прямомъ направленіи, но затѣмъ снова начи-
наетъ кружиться. Боковое положеніе головы и отведеніе глазъ еще
замѣчается, но слабѣе прежняго. Нистагмъ едва замѣтный въ лѣ-
вомъ глазу; въ правомъ онъ выраженъ нѣсколько сильнѣе; kera-
titis ulcerosa рѣзче прежняго; вмѣстѣ съ тѣмъ лѣвое глазное яблоко
представляется болѣзненнымъ даже при легкомъ надавливаніи
20 декабря. Круговыя движенія являются въ видѣ присту-
повъ и особенно легко вызываются всякимъ внѣшнимъ раз-
драженіемъ. Въ промежутки времени, свободные отъ присту-
повъ круженія, собака можетъ идти въ прямомъ направленіи,
свободно подходитъ на зовъ и по временамъ даже произволь-
нымъ образомъ дѣлаетъ поворотъ въ правую сторону.
При вскрытіи оказалось, что ножъ прошелъ прямо черезъ
hypophysis и ранилъ задне-боковую стѣнку воронкообразной по-
лости съ правой стороны, начиная отъ infundibulum до brachium
ant., не повредивши послѣдней. Corp. quadrigemina и thalamus
opticus совершенно цѣлы.

102

При менѣе значительномъ поврежденіи въ той же области
и явленія обнаруживаются слабѣе, какъ видно изъ слѣдую-
щаго опыта, относящагося къ 15 января.
Вслѣдъ за произведенной операціей по указанному выше спо-
собу у собаки обнаружилось рѣзкое изгибаніе туловища дугою
вправо; кромѣ того туловище и голова поворочены вокругъ про-
дольной оси влѣво, вслѣдствіе чего правая щека обращена болѣе
кверху, лѣвая болѣе — книзу. Оба глаза отведены: правый кверху
и кнаружи, лѣвый — книзу и кнутри. Зрачекъ послѣдняго за-
мѣтно расширенъ. Кромѣ того въ обоихъ глазахъ обнаружи-
вается нистагмъ въ направленіи противоположномъ отведенію.
При движеніи у собаки обнаруживается особенная наклон-
ность къ паденію на лѣвую сторону. Только нѣкоторое время
она можетъ удерживаться на ногахъ, но затѣмъ туловище ея
изгибается дугою вправо и собака имѣетъ видъ, какъ будто
намѣрена сдѣлать кругъ слѣва направо; иногда она дѣйстви-
тельно производитъ родъ манежнаго движенія на правую сто-
рону. Но обыкновенно вскорѣ затѣмъ падаетъ на лѣвый бокъ
и, сдѣлавъ нѣсколько вращеній вокругъ продольной оси тѣла
влѣво, сохраняетъ позу, лежа на лѣвомъ боку до тѣхъ поръ,
пока ее снова не поднимутъ на ноги. При поворачиваніи съ
лѣваго бока на правый, собака начинаетъ обнаруживать явле-
нія безпокойства и начинаетъ сопротивляться, стараясь снова
принять положеніе на лѣвомъ боку. Если заставляютъ собаку
удерживаться на ногахъ стоя, то правыя ея конечности за-
мѣтно болѣе обращены кнаружи и упираются въ полъ съ та-
кою силою, что подогнуть ихъ удается только при значитель-
номъ усиліи; лѣвыя же конечности напротивъ того обращены
болѣе кнутри и легко поддаются пассивному сгибанію и разги-
банію. Эта разница въ мышечномъ напряженіи однакоже
исчезаетъ совершенно при лежачемъ положеніи собаки на
спинѣ, когда обѣ конечности разслабѣваютъ. Будучи постав-
лена на однѣ заднія конечности, собака постоянно отталки-
вается кзади правой конечностью, въ то время, какъ лѣвая
остается почти неподвижной. Результатомъ этого отталкиванія
является почти постоянное вращеніе туловища вокругъ про-
дольной оси. Будучи поставлена на однѣ переднія конечности,
собака напротивъ того загребаетъ сильнѣе впередъ и внутрь
правой передней конечностью, ставя ее на перекрестъ съ лѣ-
вой, вслѣдствіе чего также происходитъ вращеніе туловища
въ прежнемъ направленіи.
Около часу спустя послѣ операціи собака немного оправи-
лась и могла ходить значительно лучше, но по временамъ
все еще сильно отшатывается въ лѣвую сторону и произво-
дитъ манежныя движенія слѣва направо.
Иногда впрочемъ, очевидно съ цѣлью поддержать равно-
вѣсіе тѣла, собака заворачиваетъ передней частью туловища
въ лѣвую сторону, но полнаго круга при этомъ никогда не
дѣлаетъ и обыкновенно вскорѣ снова начинаетъ производить
манежныя движенія слѣва направо.

103

Въ сидячемъ положеніи собака удерживается, опираясь
главнымъ образомъ на лѣвое бедро, при чемъ лѣвая задняя
конечность подведена подъ туловище, правая напротивъ того
отведена кнаружи. Переднія конечности также обращены вправо:
лѣвая — кнутри, правая — кнаружи. По временамъ въ такомъ
положеніи, вслѣдствіе подгибанія внутрь лѣвой конечности,
собака какъ будто намѣрена упасть въ лѣвую сторону и не-
рѣдко дѣйствительно падаетъ, иногда же въ состояніи испра-
вить свое положеніе, быстро переставляя правую конечность
на перекрестъ съ лѣвой и затѣмъ отставляя лѣвую кнаружи.
16 января. Собака постоянно кружится слѣва направо, при-
чемъ дѣлаетъ кряду нѣсколько круговъ, но вслѣдъ затѣмъ
обыкновенно теряетъ равновѣсіе и падаетъ на лѣвый бокъ,
послѣ чего снова встаетъ и кружится до тѣхъ поръ, пока не
свалится. Туловище и шея животнаго по прежнему изогнуты
въ видѣ дуги вправо, конечности какъ переднія, такъ и заднія
отклонены вправо. Въ то время, какъ собака останавливается,
прекращая свое круженіе, туловище ея почти постоянно от-
шатывается въ лѣвую сторону, вслѣдствіе чего, съ цѣлью
удержаться отъ паденія, она ежеминутно переставляетъ свои
конечности влѣво. что продолжается до тѣхъ поръ, пока со-
бака не упадетъ на лѣвый бокъ. Всѣ остальныя явленія — от-
веденіе глазъ, нистагмъ и расширеніе лѣваго зрачка по преж-
нему. Реакція на свѣтъ замѣчается со стороны обоихъ зрач-
ковъ. Въ чувствительности нѣтъ никакихъ измѣненій.
18 и 19 января. По прежнему собака кружится слѣва на-
право и по временамъ падаетъ на лѣвый бокъ.
Въ теченіе слѣдующей недѣли въ общемъ наблюдаются
тѣ же явленія.
Въ первыхъ числахъ марта мѣсяца у собаки еще замѣ-
чается изгибаніе туловища и шеи дугою вправо, но она мо-
жетъ идти прямо и только по временамъ при хотьбѣ дѣлаетъ
одинъ или два манежныхъ движенія въ лѣвую сторону. Явле-
ній нистагма и отведенія глазъ не замѣчается почти вовсе.
Расширеніе лѣваго зрачка по прежнему.
При вскрытіи 8 марта оказалось, что ножъ проникъ въ че-
репную полость тотчасъ справа отъ hypophysis, повредилъ слегка
правую задне-боковую стѣнку воронкообразной полости и вы-
шелъ въ полость желудочка позади thalami optici, не повредивъ
послѣдняго.
Поврежденіе боковой части желудочка.
При раненіи одного изъ боковыхъ отдѣловъ стѣнки третьяго
желудочка происходитъ боковое отклоненіе глазъ на сторону
поврежденія, причемъ одно изъ глазныхъ яблокъ, соотвѣт-
ствующее сторонѣ поврежденія, обращается немного кверху и
зрачокъ его слегка расширяется, тогда какъ противоположное

104

яблоко обращается книзу, обнаруживая нѣкоторое суженіе зрачка.
Въ обоихъ глазахъ кромѣ того замѣчаются явленія нистагма въ
направленіи противоположномъ отведенію; голова и туловище
поворочены вокругъ продольной оси въ противоположную сто-
рону. Животное еще въ состояніи удерживаться на ногахъ, но
при движеніи нерѣдко отшатывается и падаетъ на здоровую
сторону и въ то же время производитъ почти постоянныя кру-
говыя или манежныя движенія на сторону поврежденія. Въ
первые дни послѣ операціи эти круговыя движенія наблюда-
ются почти безостановочно въ теченіе продолжительнаго вре-
мени, впослѣдствіи же они обнаруживаются въ видѣ приступовъ,
являющихся или самопроизвольно, или подъ вліяніемъ различ-
наго рода внѣшнихъ раздраженій: внезапнаго стука, шума,
укола и пр.
Кромѣ того у оперированныхъ животныхъ замѣчаются еще
слѣдующія особенности: не смотря на то, что эти животныя
обнаруживаютъ наклонность къ паденію на неповрежденную
сторону, они совершенно не въ состояніи лежать на другой
сторонѣ, т. е. на сторонѣ поврежденнаго полушарія мозга.
ЕСЛИ такое животное мы насильственно будемъ укладывать
на боку, соотвѣтствующемъ сторонѣ поврежденія, то оно обык-
новенно обнаруживаетъ сильное противодѣйствіе и, какъ только
его предоставляютъ самому себѣ, оно снова поворачивается на
другую сторону и ложится на бокъ, соотвѣтствующій неповре-
жденной сторонѣ.
Далѣе, если заставляютъ животное двигаться въ вертикаль-
номъ положеніи на однѣхъ заднихъ или переднихъ конечно-
стяхъ, остальныя же конечности придерживаютъ руками, то
оказывается, что въ первомъ случаѣ при движеніи кзади жи-
вотное сильнѣе отталкивается задней конечностью, соотвѣт-
ствующей поврежденной сторонѣ; при движеніи же впередъ
напротивъ того эта конечность отстаетъ отъ другой и даже тор-
мозитъ и царапаетъ по полу. Между тѣмъ во второмъ случаѣ
передняя конечность, соотвѣтствующая поврежденной сторонѣ,
загребаетъ сильнѣе противоположной; при движеніи же кзади
она отстаетъ и также тормозитъ. Результатомъ этого различія
въ мышечномъ напряженіи той и другой стороны въ обоихъ
случаяхъ получается при вертикальномъ положеніи животнаго
вращеніе его вокругъ длинной оси тѣла въ направленіи здо-
ровой стороны.
Всѣ только что указанныя явленія обыкновенно длятся
весьма продолжительное время. Только по истеченіи нѣсколь-

105

кихъ дней, чаще же двухъ трехъ недѣль, круговыя движенія
а также и явленія нистагма, обыкновенно прекращаются совер-
шенно, тогда какъ отведеніе глазъ и поворотъ головы остаются
обыкновенно еще долѣе, хотя современемъ и они ослабѣваютъ.
Относительно отведенія глазъ здѣсь также слѣдуетъ замѣ-
тить, что на него оказываетъ вліяніе перемѣна въ положеніи
головы. Если послѣднюю приводятъ въ прямое положеніе, то
отведеніе глазъ почти всегда усиливается; напротивъ того, при
обычномъ вынужденномъ положеніи головы, оно замѣтнымъ
образомъ уменьшается.
Въ подтвержденіе вышеизложеннаго приведемъ здѣсь слѣ-
дующій опытъ, произведенный 18 января.
Тотчасъ послѣ операціи собака кружится на одномъ мѣстѣ
слѣва направо въ теченіе нѣсколькихъ часовъ безостано-
вочно. По временамъ это круженіе немного замедляется, въ
другое же время собака начинаетъ кружиться съ болѣе зна-
чительной быстротой. Туловище и шея изогнуты въ направле-
ніи круженія; голова кромѣ того поворочена такъ, что лѣвая
щека держится немного выше правой; со стороны глазъ замѣ-
чается рѣзкое отклоненіе въ правую сторону. При этомъ пра-
вый глазъ стоитъ немного выше лѣваго, правый зрачекъ
сильно расширенъ; лѣвый напротивъ того — съуженъ. Кромѣ
того въ обоихъ глазахъ замѣчаются явленія нистагма въ на-
правленіи противоположномъ отведенію. Во время круженія
животнаго задняя часть его туловища нерѣдко сильно отша-
тывается влѣво и по временамъ собака падаетъ на лѣвый бокъ,
но затѣмъ снова сама поднимается и продолжаетъ кружиться
въ прежнемъ направленіи. Если собаку пробуютъ уложить на
правый бокъ, она сильно противодѣйствуетъ этому, упираясь
въ сторону своими правыми конечностями. Напротивъ того на
лѣвый бокъ собака легко валится, но обыкновенно вскорѣ
встаетъ и начинаетъ кружиться съ прежнею силою. Если со-
баку ставятъ на однѣ заднія лапы, придерживая въ воздухѣ
переднія, то она начинаетъ пятиться назадъ, отшатываясь
сильнѣе правой лапой, нежели лѣвой, вслѣдствіе чего она
описываетъ въ такомъ положеніи родъ круга, постепенно пово-
рачивая свое туловище слѣва направо. Наоборотъ, если въ
томъ же положеніи животное тянутъ впередъ за заднія лапы,
то правая задняя отстаетъ отъ лѣвой и животное даже упи-
рается ею съ цѣлью противодѣйствія поступательному движе-
нію. Если же собаку поставить на однѣ переднія лапы, при-
держивая въ воздухѣ заднія конечности, то она всегда от-
ставляетъ свою правую конечность болѣе впередъ и кнаружи
по сравненію съ лѣвой и при побужденіи къ движенію силь-
нѣе загребаетъ правой лапой, вслѣдствіе чего также происхо-
дитъ вращеніе туловища въ направленіи слѣва направо.
Вскорѣ послѣ операціи съ собакой нѣсколько разъ начи-
нались приступы тошноты, дважды сопровождавшіеся рвотой.

106

19 января. По прежнему замѣчается почти безостановочное
круженіе слѣва направо. Впрочемъ, по временамъ животному
удается сдѣлать нѣсколько шаговъ въ прямомъ направленіи,
послѣ чего оно снова начинаетъ кружиться съ тою же силою,
какъ и прежде. Отведеніе глазъ, нистагмъ и состояніе зрач-
ковъ въ прежнемъ положеніи.
Не смотря на постоянное круженіе, собака имѣетъ бодрый
видъ, на зовъ всегда игриво помахиваетъ хвостомъ, и, не
смотря на то, что обнаруживаетъ совершенно ясное намѣреніе
подойти къ своему хозяину, она не можетъ выйти изъ своего
какъ бы заколдованнаго круга, производя постоянныя круго-
выя движенія.
Тоже самое замѣчается и въ томъ случаѣ, если собакѣ
бросаютъ кусокъ хлѣба немного поодаль отъ мѣста ея круже-
нія. Она употребляетъ всѣ усилія съ цѣлью подойти и схва-
тить кусокъ, но ни то, ни другое ей обыкновенно не удается,
благодаря постоянному круженію на одномъ мѣстѣ.
Въ теченіе всей слѣдующей недѣли круженіе наблюдается
почти съ такой же силой, какъ и въ первое время послѣ опе-
раціи. Только по временамъ собака въ теченіе нѣкотораго
времени можетъ отдыхать и даже идти въ прямомъ направ-
леніи къ извѣстной цѣли, но затѣмъ безъ всякой причины
вдругъ снова заворачиваетъ и начинаетъ кружиться въ преж-
немъ направленіи. Отведеніе глазъ, состояніе зрачковъ и
нистагмъ продолжаются, какъ и прежде. Въ чувствительности
нѣтъ никакихъ разстройствъ. На лѣвый глазъ замѣчается при-
тупленіе зрѣнія.
При вскрытіи 27 января оказалось, что ножъ проникъ въ
полость черепа съ правой стороны hypophysis, разрушилъ пра-
вую боковую стѣнку воронкообразной полости 3 го желудочка
и слегка поранилъ также правый tract. opticus. Thalamus opticus
и другіе узлы основанія мозга совершенно цѣлы.
Опытъ 3 января. Тотчасъ вслѣдъ за операціей у собаки
замѣчается постоянное отшатываніе туловища въ лѣвую сто-
рону вслѣдствіе чего прямолинейное движеніе для нея не-
возможно. Собака вообще имѣетъ видъ, какъ будто бы она
ежеминутно теряетъ равновѣсіе въ лѣвую сторону и потому,
желая его возстановить, должна постоянно переступать конеч-
ностями влѣво. Спустя нѣкоторое время собака начала произ-
водить настоящія круговыя движенія слѣва направо. Эти по-
слѣднія являются въ видѣ приступовъ: начиная кружиться,
собака производитъ до десяти и болѣе оборотовъ кряду, но
затѣмъ на время успокаивается, послѣ чего спустя нѣкоторое
время снова наступаетъ подобный же приступъ круженія. Го-
лова животнаго отклонена вправо и немного поворочена вок-
ругъ своей оси, такъ что правая щека стоитъ немного выше
лѣвой. Глаза слегка обращены въ правую сторону, причемъ
лѣвый глазъ стоитъ выше праваго и зрачекъ его замѣтно
расширенъ; кромѣ того въ обоихъ глазахъ обнаруживаются

107

явленія нистагма, который еще болѣе усиливается во время
приступовъ круженія.
4—5. Круженіе по временамъ еще обнаруживается, въ осо-
бенности когда собаку потревожатъ, но замѣтно слабѣе преж-
няго. При движеніи постоянное отшатываніе туловища въ
лѣвую сторону.
9—13. Голова животнаго по прежнему отклонена вправо и
поворочена правой щекой кверху, но круженія болѣе наблю-
дать не удавалось. Впрочемъ въ случаѣ надобности собака
всегда поворачивается слѣва направо, въ противоположномъ
же направленіи она поворачивается вообще неохотно, часто
при этомъ теряетъ равновѣсіе въ лѣвую сторону и даже па-
даетъ на лѣвый бокъ. Точно также нерѣдко при спокойномъ
положеніи стоя, замѣчается отшатываніе задней части туло-
вища на лѣвую сторону. Далѣе въ отношеніи двигательной
сферы животнаго замѣчается еще слѣдующее: если собаку ве-
дутъ впередъ на однихъ заднихъ конечностяхъ, придерживая
ее за переднія, то лѣвая задняя лапа замѣтно отстаетъ отъ
правой; наоборотъ, если въ томъ же положеніи ведутъ жи-
вотное въ направленіи кзади, то лѣвая задняя всегда дальше
захватываетъ кзади, вслѣдствіе чего животное въ такомъ по-
ложеніи дѣлаетъ полукругъ справа на лѣво.
15. Почти тѣже явленія только въ болѣе слабой сте-
пени.
При вскрытіи оказалось, что ножъ прошелъ въ полость
черепа тотчасъ позади chiasmann. opticorum или съ правой стороны у
hypophysis и повредилъ часть правой боковой стѣнки воронко-
образной полости желудочка, совершенно не поранивъ узловъ
основанія мозга. Никакого кровеизліянія въ окружности.
Опытъ 22 января. Тотчасъ вслѣдъ за операціей собака
обнаруживаетъ постоянную наклонность къ паденію на лѣвый
бокъ. По временамъ она какъ будто старается противодѣйст-
вовать этой наклонности и употребляетъ замѣтныя усилія,
чтобы сохранить равновѣсіе своего тѣла; не смотря на то, пе-
редняя часть ея туловища постоянно валится въ лѣвую сто-
рону, вслѣдствіе чего съ цѣлью противодѣйствія паденію со-
бака принуждена быстро переставлять свои переднія конечности
влѣво. Впрочемъ никогда при этомъ не наблюдалось настоя-
щихъ манежныхъ движеній въ лѣвую сторону. Спустя полчаса
послѣ операціи обнаружились настоящія круговыя движенія
въ направленіи слѣва направо, которыя по временамъ на-
противъ того ослабѣваютъ. Животное при этомъ нерѣдко отша-
тывается задомъ въ лѣвую сторону или вдругъ бросается
влѣво и впередъ. Голова опущена внизъ, рѣзко отклонена
вправо и слегка поворочена вокругъ оси правой щекой кверху.
Со стороны глазъ замѣчается отведеніе: лѣвый обращенъ кна-
ружи и книзу, правый вверхъ и кнутри. Зрачекъ лѣваго глаза
расширенъ, праваго съуженъ. Въ обоихъ глазахъ кромѣ того
по временамъ замѣчается нистагмъ. Попрежнему замѣчается
круженіе слѣва направо и отшатываніе туловища въ лѣвую

108

сторону. Отклоненіе головы и явленія со стороны глазъ въ
прежнемъ положеніи.
При вскрытіи оказалось, что ножъ прошелъ тотчасъ справа
отъ hypophysis и разрушилъ правую боковую стѣнку воронко-
образной полости желудочка тотчасъ подъ средней спайкой.
Поврежденіе передней части желудочка.
Если опытъ дѣлаютъ такимъ образомъ, что ножъ, будучи
проведенъ въ полости черепа изъ ротовой полости животнаго
черезъ основную кость, производитъ раненіе передняго отдѣла
стѣнки воронкообразной полости желудочка, то у животнаго часто
обнаруживается вынужденное движеніе бѣгства или стремленіе
двигаться впередъ. Въ первое время животное, будучи предо-
ставлено самому себѣ, постоянно стремится впередъ. При этомъ
шея животнаго представляется нѣсколько вытянутою, глазныя
оси дивергируютъ и одновременно съ тѣмъ въ обоихъ глазахъ
замѣчается горизонтальный нистагмъ. Въ отдѣльныхъ случаяхъ
я могъ констатировать, что дергающія движенія глазъ при этомъ
происходятъ главнымъ образомъ внутрь.
Обыкновенно уже по истеченіи сравнительно короткаго вре-
мени, часто уже въ теченіе первыхъ часовъ движеніе бѣгства
ослабѣваетъ и наконецъ прекращается совершенно, но при этомъ
вышеописанное стремленіе животнаго впередъ, у нѣкоторыхъ
изъ оперированныхъ животныхъ иногда замѣчается еще въ те-
ченіе нѣсколькихъ дней послѣ операціи, обнаруживаясь періо-
дами, смѣняемыми промежутками относительно покоя.
Если подобнаго рода животное, что лучше всего удается въ
началѣ послѣ операціи, пробуютъ остановить или тащатъ назадъ,
то по большей части замѣчаютъ съ его стороны нѣкоторое проти-
водѣйствіе. Животное при этомъ начинаетъ безпокоиться, виз-
житъ, производя въ то же время движенія своими конечностями
подобныя тѣмъ, которыя совершаются имъ во время ходьбы
или бѣгства. Явленія нистагма глазъ при этомъ замѣтно уси-
ливаются и, какъ только животное будетъ освобождено, оно
снова начинаетъ движеніе впередъ.
Приведемъ здѣсь ради примѣра и соотвѣтствующій опытъ,
произведенный 28 января. Во время самой операціи никакого
крика. Непосредственно вслѣдъ за операціей осанка животнаго
рѣзко измѣнилась. Туловище какъ будто слегка опустилось
на своихъ конечностяхъ и голова представляется вытянутою
впередъ. Глаза нѣсколько дивергируютъ или направлены прямо

109

вдаль, кромѣ того въ обоихъ глазахъ замѣчается нистагмъ по
направленію кнутри. Когда собаку сняли со стола, у ней обна-
ружилось неудержимое стремительное движеніе впередъ: она
постоянно бѣгаетъ по комнатѣ то въ томъ, то въ другомъ на-
правленіи, не оставаясь въ покоѣ ни одной минуты. По време-
намъ собака безцѣльно бросается къ той или другой стѣнѣ, съ
разбѣгу ударяясь головой о мебель. Всякое внѣшнее раздра-
женіе, какъ напр. уколъ, даже посторонній шумъ или стукъ,
только усиливаешь движенія бѣгства. Если собаку пробуютъ
остановить, то она съ силою упирается своими лапами и, какъ
только ее освобождаютъ, она снова продолжаетъ свое движе-
те впередъ съ тою же стремительностью, какъ и прежде. Если
собаку пробуютъ тащить взадъ, придерживая руками за туло-
вище, она сильно противодѣйствуетъ движеніемъ конечностей,
вытягивая голову, какъ будто съ намѣреніемъ броситься съ
силою впередъ и въ то же время начинаетъ громко визжать.
Явленія нистагма глазъ при этомъ замѣтно усиливаются.
Спустя около часу послѣ операціи собака начала понемногу
успокаиваться. Движеніе бѣгства становилось все медленнѣе и
медленнѣе; по временамъ собака какъ будто уже намѣрена
остановиться, но, какъ только она хочетъ присѣсть, туловище
вдругъ какъ будто толкается впередъ и собака вновь принуж-
дена сдѣлать нѣсколько шаговъ.
Тоже самое повторяется и въ другой, и въ третій разъ. На-
конецъ собака видимо успокоилась и усѣлась на мѣстѣ; въ
глазахъ по прежнему замѣчается дивергирующій страбизмъ и
нистагмъ, но замѣтно слабѣе прежняго. Вѣки слегка прищу-
рены. Собака тѣмъ не менѣе недолго остается въ покоѣ. Доста-
точно легкаго внѣшняго раздраженія, чтобы она снова начала
безцѣльное движеніе впередъ. Впрочемъ спустя нѣкоторое
время собака снова успокаивается, по временамъ же безъ вся-
каго внѣшняго повода она сама встаетъ съ мѣста и начи-
наетъ бѣгать по комнатѣ. Стремительность движеній однако съ
теченіемъ времени замѣтно ослабѣла, такъ что собака во время
своего бѣга стала обходить препятствія, не ударяясь головой
о мебель, какъ было въ первое время послѣ операціи.
27 января. По прежнему замѣчается легкій страбизмъ обѣихъ
глазъ и явленія нистагма. Въ спокойномъ состояніи собака
остается на своемъ мѣстѣ съ слегка вытянутой шеей, но какъ
только ее пробуютъ тащить взадъ, она начинаетъ визжать,
нистагмъ глазъ при этомъ замѣтно усиливается и наконецъ, вы-
рываясь изъ рукъ, собака по прежнему начинаетъ движеніе бѣг-
ства впередъ, хотя чрезъ нѣсколько минутъ снова успокаивается.
Въ чувствительности нѣтъ никакихъ замѣтныхъ разстройствъ.
29 января. Страбизмъ и нистагмъ со стороны глазъ совер-
шенно исчезли. Собака довольно продолжительное время остается
спокойною на мѣстѣ, но достаточно ее чѣмъ-нибудь потрево-
жить, въ особенности потянуть немного назадъ, чтобы у ней
снова на короткое время обнаружилось стремительное движеніе
бѣгства впередъ.

110

При вскрытіи оказалось, что ножъ проникъ въ полость че-
репа тотчасъ впереди hypophysis по средней линіи chiasma n. n.
opticorum вышелъ въ полость третьяго желудочка въ мѣстѣ
recessus optici, поранивъ такимъ образомъ часть передней стѣнки
воронкообразной полости (lam. terminalis). Передняя спайка,
ножки свода, corp. caudatum и thalamus opticus не задѣты вовсе.
Поврежденіе передне-боковой части желудочка.
При поврежденіи передне-бокового отдѣла стѣнки желу-
дочка у животныхъ наблюдается обыкновенно отклоненіе го-
ловы внизъ и въ сторону раненія, боковое отведеніе глазъ
также въ сторону раненія съ явленіями нистагма и кратковре-
менное круженіе въ томъ же направленіи. Спустя нѣкоторое
время по прекращеніи круженія у животныхъ обнаруживается
иногда вынужденное движеніе впередъ, столь же характер-
ное, какъ и въ предыдущемъ случаѣ, съ тѣмъ различіемъ, что
при движеніи животное постоянно отклоняется отъ прямого
направленія въ сторону.
Въ доказательство приведемъ слѣдующій опытъ надъ соба-
кой, произведенный 27 декабря.
Тотчасъ послѣ операціи у собаки обнаружилось замѣтное
отклоненіе головы влѣво, причемъ лѣвая щека слегка обра-
щена кверху, правая внизъ. Со стороны глазъ замѣчается отве-
дете, лѣвое глазное яблоко обращено вверхъ и зрачекъ его
замѣтно расширенъ, правое яблоко напротивъ того смотритъ
внизъ и зрачекъ его уже лѣваго. Въ обоихъ глазахъ кромѣ
того обнаруживаются явленія нистагма. Какъ только собаку
сняли со стола, она начала кружиться на мѣстѣ, производя
настоящія манежныя движенія справа налѣво. Во время кру-
женія собака иногда рѣзко отшатывается въ правую сторону и
даже падаетъ на правый бокъ, но обыкновенно тотчасъ же под-
нимается на ноги и снова начинаетъ свое круженіе всегда въ
томъ же направленіи.
Спустя нѣсколько минутъ послѣ операціи началась рвота,
которая затѣмъ повторилась еще нѣсколько разъ. Каждый разъ
предъ наступленіемъ рвоты круговыя движенія замѣтно уси-
ливаются, но вслѣдъ за окончаніемъ рвоты собака нѣкоторое
время становится вялою, туловище ея начинаетъ сильно ша-
таться, она съ трудомъ удерживается на ногахъ и нерѣдко
валится на полъ. Вскорѣ впрочемъ собака снова оправляется и
начинаетъ производить манежныя движенія.
По истеченіи нѣкотораго времени круги становятся все
больше и больше и наконецъ круговое движеніе постепенно
смѣняется движеніемъ въ прямомъ направленіи. Животное
теперь обнаруживаетъ постоянное стремленіе къ движенію впе-

111

редъ. Ни минуты не оставаясь въ покоѣ, собака безъ всякой
цѣли постоянно бѣжитъ или идетъ впередъ, слегка отшаты-
ваясь въ правую сторону. Если собака достигаетъ какого-либо
препятствія, напр. стѣны, она иногда прямо упирается головой
объ это препятствіе и затѣмъ чрезъ нѣкоторое время повора-
чиваетъ вправо, послѣ чего снова идетъ до другого препят-
ствія. Если собаку пробуютъ остановить, она начинаетъ виз-
жать, производить энергичныя движенія своими конечностями
съ цѣлью вырваться изъ рукъ и какъ только ее предоставляютъ
самой себѣ, она снова начинаетъ свое движеніе впередъ. Во
время послѣдняго собака иногда совершенно неожиданно па-
даетъ на полъ на свои переднія конечности, но затѣмъ быстро
сама поднимается на ноги и затѣмъ стремится впередъ.
Въ чувствительности не замѣчается измѣненій. Рѣзкое огра-
ниченіе поля зрѣнія снаружи въ правомъ глазу и снутри въ
лѣвомъ глазу.
При вскрытіи 28 декабря оказалось, что ножъ проникъ тот-
часъ впереди hypophysis и немного влѣво и вышелъ въ полость
желудочка тотчасъ влѣво отъ recessus optici, поранивши передне-
боковую часть стѣнки воронкообразной полости. Передняя часть
thalami optici слегка задѣта Corp. caudatum не пораненъ. Лѣвый
tract. opticus перерѣзанъ.
Опытъ 2 февраля. Тотчасъ вслѣдъ за операціей животное
быстро бѣгаетъ взадъ и впередъ, по временамъ сильно отша-
тывается въ лѣвую сторону или заворачиваетъ въ видѣ манеж-
наго движенія влѣво. Во время движенія бѣгства животное
нерѣдко падаетъ на колѣни своихъ переднихъ конечностей, но
затѣмъ быстро поднимается и снова бѣжитъ. Голова животнаго
какъ будто вытянута впередъ и слегка производитъ качатель-
ныя движенія изъ стороны въ сторону. Въ глазахъ замѣчается
незначительное отведеніе, лѣвое яблоко немного ниже праваго
и зрачекъ слегка расширенъ. Въ обоихъ глазахъ кромѣ того
замѣчается нистагмъ.
Часъ спустя послѣ операціи собака начала успокаиваться,
движенія ея сдѣлались болѣе медленными и вмѣстѣ съ тѣмъ
отшатываніе туловища влѣво начало обнаруживаться гораздо
рѣже. При движеніи животное почти постоянно уклоняется въ
лѣвую сторону, не смотря на то, что туловище его направлено
прямо впередъ. Достигнувъ стѣны комнаты, животное обыкно-
венно старается идти возлѣ нея такъ, чтобы дать опору своему
туловищу съ лѣвой стороны. Если обращаютъ вниманіе на ко-
нечности животнаго, то оказывается, что при движеніи оно
постоянно переставляетъ обѣ лѣвыя конечности болѣе кнаружи,
правыя напротивъ того — болѣе кнутри. Если конечности живот-
наго придерживаютъ въ воздухѣ, оставляя переднія на полу,
то оказывается, что и въ такомъ положеніи животное не остается
въ покоѣ на одномъ мѣстѣ, а постоянно передвигаетъ свое ту-
ловище въ лѣвую сторону, переступая своими конечностями,
такъ что лѣвая передняя становится болѣе кнаружи, правая —
болѣе кнутри. Тоже самое передвиженіе туловища въ лѣвую

112

сторону замѣчается и въ томъ случаѣ, когда животное оста-
вляютъ стоять на однихъ заднихъ конечностяхъ, придерживая
переднія въ воздухѣ.
Въ теченіе слѣдующихъ двухъ дней при движеніи живот-
наго по прежнему замѣчалось постоянное уклоненіе туловища
въ лѣвую сторону. Со стороны глазъ явленія тѣже. Въ чув-
ствительности никакихъ замѣтныхъ измѣненій.
При вскрытіи 5 февраля оказалось, что ножъ проникъ пряма
черезъ hypophysis тотчасъ позади chiasma im. opticorum и вышелъ
въ полость желудочка между recessus optici и recessus infundibuli
Thalamus opticus слегка пораненъ съ правой стороны. Corpus caudatum
совершенно не тронутъ. Въ окружности разрѣза незначитель-
ный кровяной сгустокъ.
Поврежденіе задней части желудочка.
При раненіи задняго отдѣла стѣнки желудочка (на протя-
женіи отъ воронки вверхъ до aq. Sylvii) въ моментъ самой опе-
раціи и тотчасъ вслѣдъ за ней у животныхъ обнаруживается
столь сильное сведеніе глазныхъ осей внутрь и внизъ, что
райки глазныхъ яблокъ почти совершенно скрываются подъ
третьими вѣками, которыя часто при этомъ подвергаются
парезу. Вмѣстѣ съ тѣмъ у животнаго наблюдается сильный
нистагмъ глазъ, выражающійся дергающими движеніями ихъ
по направленію кнаружи и кверху и обнаруживается часто на-
клонность закидывать голову назадъ въ такой степени, что
иногда морда животнаго принимаетъ почти вертикальное по-
ложеніе, затылокъ же почти касается спины животнаго.
Оперированное такимъ образомъ животное большею частью
садится на свой задъ, выставляя кпереди конечности, съ силою
упираясь передними лапами въ полъ. При этомъ оно неохотно
перемѣщается съ мѣста на мѣсто и большею частью не иначе,
какъ подъ вліяніемъ внѣшняго побужденія. Походка живот-
наго довольно медленная. Оно переступаетъ своими конечно-
стями, какъ будто съ нѣкоторою осторожностью и при толканіи
впередъ не ускоряетъ шаги. Если его ставятъ на однѣ перед-
нія лапы, придерживая въ воздухѣ обѣ заднія конечности, и
въ такомъ положеніи побуждаютъ къ движенію по направленію
кпереди, то животное начинаетъ обнаруживать явленія безпо-
койства, визжитъ и нерѣдко упирается своими передними ла-
пами съ такою силою, что позволяетъ своему туловищу опро-
кинуться черезъ голову. Напротивъ того передвиженіе на однѣхъ
переднихъ конечностяхъ по направленію кзади совершается
вполнѣ свободно. На однѣхъ заднихъ конечностяхъ движеніе

113

вообще гораздо свободнѣе въ томъ и другомъ направленіяхъ.
Всѣ указанныя явленія обыкновенно замѣчаются рѣзче всего въ
теченіе первыхъ двухъ дней послѣ операціи, послѣ чего они мало
по малу ослабѣваютъ и наконецъ исчезаютъ почти совершенно.
Если раненіе задняго отдѣла стѣнки желудочка произве-
дено двумя легкими прикосновеніями ножа по обѣ стороны отъ
средней линіи, то кромѣ всѣхъ описанныхъ явленій вмѣстѣ съ
закидываніемъ головы назадъ и поднятіемъ морды кверху, въ
отдѣльныхъ случаяхъ я наблюдалъ у животныхъ еще качатель-
ныя движенія головой изъ стороны въ сторону, сопровождаю-
щіяся горизонтальнымъ нистагмомъ глазъ.
Заслуживаетъ вниманія, что при раненіи задней стѣнки
желудочка довольно нерѣдко обнаруживается парезъ третьяго
вѣка, обусловливаемый очевидно поврежденіемъ проходящихъ
здѣсь центральныхъ проводниковъ симпатическаго нерва.
Иллюстраціей только что разсматриваемаго случая можетъ
служить слѣдующій опытъ, произведенный 21 января.
Непосредственно вслѣдъ за операціей у собаки обнаружи-
лось закидываніе головы назадъ, такъ что морда ея поднята
почти до вертикальнаго положенія. Глазныя оси сильно све-
дены внутрь, такъ что райки глазъ совершенно скрылись
подъ третьими вѣками. Нистагмъ по направленію кнаружи.
Предоставленная самой себѣ собака почти все время сидитъ
на полу съ головой поднятой кверху.
Передвиженіе съ мѣста на мѣсто производится ею вообще
въ высшей степени неохотно и не иначе, какъ при постоян-
номъ внѣшнемъ побужденіи. При этомъ голова все время дер-
жится слегка приподнятой и, какъ только собаку оставляютъ
въ покоѣ, она снова садится на задъ и закидываетъ свою го-
лову далеко кзади.
23 яваваря. Тѣ же явленія, но въ болѣе слабой степени.
Закидываніе головы назадъ съ приподнятіемъ морды въ осо-
бенности рѣзко обнаруживается въ то время, когда собаку
чѣмъ нибудь потревожатъ или внезапно испугаютъ. Оба глаза по
прежнему обращены внутрь и представляютъ явленія нистагма.
При вскрытіи оказалось, что ножъ прошелъ черезъ hypo-
physis и легко поранилъ заднюю стѣнку полости въ прямомъ
направленіи отъ infundibulum до aquaeductus Sylvii, причемъ повре-
жденіе оканчивается немного ниже отверстія послѣдняго. Corp.
quadrigeminum и другія части совершенно не задѣты.
Опытъ 16 января. Поврежденіе произведено дважды въ
одномъ и томъ-же направленіи. Тотчасъ вслѣдъ за операціей
наблюдается сильное забрасываніе головы назадъ. Морда сто-
итъ почти въ вертикальномъ положеніи и одновременно съ
тѣмъ наблюдаются медленныя качательныя движенія ея изъ
стороны въ сторону. Глазныя оси сведены внутрь, такъ что въ

114

первую минуту райки обоихъ глазъ почти совершенно скрыты
подъ третьими вѣками. Въ обоихъ глазахъ замѣчается нистагмъ
поперемѣнно то въ ту, то въ другую сторону. Въ зрачкахъ ни-
какой разницы. Какъ явленія нистагма, такъ и приподнятіе го-
ловы замѣтно усиливаются въ особенности, когда животное
чѣмъ нибудь потревожатъ, въ другое же время напротивъ того
эти явленія ослабѣваютъ.
Спустя нѣкоторое время послѣ операціи собака начинаетъ
безпричинно ворчать и лаять, не имѣя предъ собой никакого
объекта для выраженія злобы. Большую часть времени собака
остается на одномъ мѣстѣ, сидя на заду съ головой, закинутой
далеко кзади. Съ трудомъ удается ее заставить подняться съ
мѣста и пройти нѣсколько шаговъ. Походка ея вообще мед-
ленная съ незначительнымъ покачиваніемъ туловища изъ сто-
роны въ сторону. Голова во время ходьбы держится слегка
приподнятой. Если собаку заставляютъ двигаться впередъ на
однихъ переднихъ лапахъ, придерживая въ воздухѣ заднія, то
она начинаетъ визжать, сильно противодѣйствуетъ и не хо-
четъ сдѣлать ни одного шагу впередъ, упираясь своими ла-
пами съ такою силою, что позволяетъ своему туловищу пере-
кинуться черезъ голову. Напротивъ того передвиженіе кзади
при томъ же положеніи совершается свободно, причемъ жи-
вотное вполнѣ правильно переступаетъ своими конечностями.
17 января. Голова по прежнему держится выше обыкно-
веннаго. По временамъ замѣчается рѣзкое закидываніе ея кзади
съ приподнятіемъ морды и качательныя движенія изъ стороны
въ сторону. Сведете глазныхъ осей и нистагмъ глазъ, какъ и
и прежде, только въ слабой степени. Ходитъ собака медленно,
переступая своими конечностями какъ будто съ нѣкоторою
осторожностью. При толканіи впередъ она не ускоряетъ шаги.
Движенію на однѣхъ переднихъ лапахъ по прежнему противо-
дѣйствуетъ и начинаетъ визжать. Зрѣніе и общая чувстви-
тельность не нарушены.
18 января. Закидываніе головы кзади и явленія нистагма
выражены немного слабѣе.
19 января. Тѣже явленія.
При вскрытіи оказалось, что ножъ прошелъ прямо черезъ
hypophysis и слегка поранилъ заднюю стѣнку полости желудочка
на пространствѣ отъ воронки вверхъ до aquaeduct Sylvii въ двухъ
мѣстахъ почти въ одинаковомъ разстояніи отъ средней линіи.
Опытъ 10 апрѣля. Въ этомъ опытѣ поврежденіе той же
части желудочка произведено по слѣдующему способу: чрезъ
трепанаціонное отверстіе, сдѣланное въ черепѣ вблизи заты-
лочнаго бугра тотчасъ слѣва отъ стрѣловиднаго шва, былъ про-
веденъ скрытый въ металлическомъ футлярчикѣ, слегка изогну-
тый ножичекъ между полушаріями мозга чрезъ fissura trans-
versa cerebri въ полость желудочка, откуда и произведено по-
врежденіе задней стѣнки воронкообразной полости.
Въ моментъ поврежденія голова и глаза животнаго от-
клонены влѣво. Вслѣдъ затѣмъ обнаружилось сильное за-

115

кидываніе головы кзади; затылокъ прямо лежитъ на спинѣ
и морда обращена кзади. Собака съ силою упирается обѣ-
ими передними конечностями и обнаруживаетъ явное стремле-
ніе переброситься назадъ. Глазныя оси сильно сведены внутрь.
Въ обоихъ глазахъ явленія нистагма. Вскорѣ съ собакой раз-
вился приступъ рвоты, предъ наступленіемъ которой закидыва-
ніе головы и отталкивательныя движенія передними конечно-
стями еще болѣе усилились. Вслѣдъ за окончаніемъ приступа
рвоты собака произвела нѣсколько (около восьми) медленныхъ
вращеній вокругъ продольной оси тѣла вправо и затѣмъ под-
нялась на ноги. Тѣже явленія со стороны глазъ и закидыва-
ніе головы назадъ снова обнаружились въ рѣзкой степени.
Собака все время сидитъ на заду, сильно упираясь своими
передними лапами. При побужденіи къ движенію впередъ
обнаруживаетъ противодѣйствіе.
11—12 апр. Тѣже явленія, закидываніяг оловы назадъ и подня-
тіе морды кверху. Сведете глазныхъ осей внутрь и явленія
нистагма нѣсколько слабѣе прежняго. Собака можетъ ходить,
но поднимается съ мѣста только подъ вліяніемъ внѣшняго
побужденія. Походка вообще медленная, съ головой слегка
приподнятой кверху. На бѣлкахъ глазъ появились кровопод-
теки Чувствительностъ вполнѣ сохранена. Со стороны зрѣнія
рѣзкихъ измѣненій незамѣтно. Зрачки умѣренно расширены и
на свѣтъ обнаруживаютъ только слабую реакцію.
17. 18 апр. Всѣ явленія въ значительной степени ослабѣли.
При вскрытіи оказалось, что ножъ проникъ въ третій же-
лудочекъ, не повреждая мозжечка. Повреждена только glan-
dula pinealis и задняя стѣнка желудочка. Четырехолміе задѣто
съ передней стороны едва замѣтнымъ образомъ.
Двустороннее поврежденіе боковыхъ частей желудочка.
Наконецъ, при двустороннемъ поврежденіи боковыхъ стѣ-
нокъ желудочка у животныхъ вслѣдъ за операціей обнаружи-
ваются явленія общаго разстройства статической координаціи
сопровождающіяся качательными движеніями головы и туло-
вища изъ стороны въ сторону и горизонтальнымъ нистагмомъ
глазъ. Такого рода животное еще въ состояніи двигать своими ко-
нечностями и въ лежачемъ положеніи производитъ ими самыя
разнообразныя движенія, но тѣмъ не менѣе безъ посторонней
помощи оно не въ состояніи подняться на ноги. Если же, не
смотря на то, животное стараются установить на ноги, придер-
живая его за туловище, то оказывается, что, хотя конечности
его упираются довольно прочно, но онѣ ставятся въ высшей
степени неправильно, и животное наконецъ падаетъ, не будучи
въ состояніи поддержать равновѣсіе своего тѣла.

116

Всѣ эти явленія обыкновенно длятся весьма продолжитель-
ное время и только въ рѣдкихъ случаяхъ оперированныя жи-
вотныя снова научаются ходить. Впрочемъ, нистагмъ глазъ
въ этихъ случаяхъ исчезаетъ сравнительно скоро.
Для иллюстраціи приведемъ опытъ, произведенный 30 де-
кабря. Непосредственно вслѣдъ за операціей у животнаго
обнаружилось незначительное отведеніе глазъ: правое глазное
яблоко слегка приподнято вверхъ и внутрь, лѣвое обращено
книзу и кнаружи. Въ зрачкахъ рѣзкой разницы не замѣчается.
Нистагмъ весьма незначительный. Собака почти вовсе не въ
состояніи удерживаться на ногахъ и потеряла всякую способ-
ность къ передвиженію, но не вслѣдствіе паралича членовъ,
a вслѣдствіе невозможности правильнымъ образомъ выполнять
статическую координацію.
Будучи предоставлена самой себѣ, она все время остается
лежать на полу. По временамъ, впрочемъ, она производитъ
разнообразныя движенія конечностями съ цѣлью подняться на
ноги, но эти движенія совершенно не координированы, вслѣд-
ствіе чего всѣ усилія животнаго оказываются тщетными и оно
принуждено оставаться совершенно безпомощнымъ въ своемъ
положеніи. Можно, впрочемъ, установить конечности животнаго
такимъ образомъ, что оно нѣкоторое время въ состояніи удер-
жаться на ногахъ, обнаруживая при этомъ сильныя колеба-
тельныя движенія головой и туловищемъ изъ стороны въ сто-
рону. Вскорѣ однако конечности раздвигаются въ различныя
стороны или неловко подгибаются подъ туловище, вслѣдствіе
чего животное или растягивается на животѣ, или валится на
ту или другую сторону. Если въ то время, когда животное
еще удерживается на ногахъ, его побуждаютъ къ движенію,
то оно обыкновенно еще успѣваетъ произвести нѣсколько не-
равномѣрныхъ шаговъ, но затѣмъ падаетъ большею частью
впередъ и влѣво, съ силою ударяясь своей головой объ полъ.
Если животное придерживаютъ руками за переднія лапы
и заставляютъ его двигаться на однихъ заднихъ, то оказы-
вается, что оно въ состояніи опираться обѣими конечностями
довольно прочно и производить шаги взадъ и впередъ совер-
шенно правильнымъ образомъ. Точно также, если заставляютъ
животное двигаться на однѣхъ переднихъ лапахъ, то оно сво-
бодно переступаетъ ими какъ по направленію кзади, такъ и
кпереди; лишь нѣкоторая неловкость при передвиженіи конеч-
ностей обнаруживаетъ еще существующее разстройство въ ста-
тической координаціи.
31 декабря. Та же невозможность ходить и стоять, не смотря
на то, что въ лежачемъ положеніи животное по временамъ
само производитъ движенія конечностями, съ очевидною цѣлью
подняться на ноги. Явленія со стороны глазъ тѣ же, какъ и
прежде. Оба зрачка довольно рѣзко съужены. Въ чувствитель-
ности никакихъ замѣтныхъ разстройствъ.
При вскрытіи оказалось, что ножъ проникъ въ полость

117

черепа черезъ hypophysis и поранилъ задне-боковую стѣнку
воронкообразной полости съ правой стороны и боковую стѣнку
(на уровнѣ средней спайки) съ лѣвой стороны. Оба раненія
такимъ образомъ приходятся впереди corp. quadrigemina, оста-
вляя послѣднія совершенно нетронутыми.
Общая характеристика наблюдаемыхъ явленій.
Здѣсь слѣдуетъ замѣтить, что изолированныя поврежденія
hypophysis'a, который при этихъ опытахъ часто ранится, а также
поврежденія corp. mamillare не даютъ, какъ я убѣдился при сво-
ихъ опытахъ, характеристичныхъ двигательныхъ явленій, а по-
тому всѣ вышеуказанныя разстройства движенія мы имѣемъ
основаніе относить на счетъ поврежденія центральнаго вещества
третьяго желудочка, — тѣмъ болѣе, что во многихъ опытахъ ни
hypophysis, ни corp. mammillare поврежденію не подвергалось.
Если мы теперь суммарно представимъ результаты повре-
жденія третьяго желудочка съ его центральнымъ веществомъ,
то должны будемъ признать большое сходство происходящихъ
при этомъ двигательныхъ разстройствъ съ тѣми, которыя на-
блюдаются при перерѣзкѣ каналовъ. И здѣсь, какъ и тамъ, дви-
гательныя разстройства выражаются нарушеніемъ статической
координаціи въ формѣ вынужденныхъ движеній съ соотвѣтствую-
щими измѣненіями въ положеніи глазъ и съ явленіями ни-
стагма и характеристичныхъ разстройствъ равновѣсія съ со-
вершенно ясными измѣненіями мышечнаго тонуса. При этомъ
направленіе вынужденныхъ движеній, скошенія глазъ и ни-
стагма, а равно и степень разстройства равновѣсія предста-
вляются различными въ зависимости отъ мѣста поврежденія желу-
дочка, подобно тому, какъ направленіе вынужденныхъ движеній
отведенія глазъ и нистагма и степень разстройства равновѣсія
измѣняются въ зависимости отъ поврежденія того или другого
изъ полукружныхъ каналовъ.
Въ заключеніе слѣдуетъ замѣтить, что у животныхъ съ повре-
жденіемъ различныхъ отдѣловъ желудочка, какъ при поврежденіи
полукружныхъ каналовъ, не наблюдается вовсе ни паралича дви-
женія, ни паралича чувствительности, если исключить случаи
съ одновременнымъ поврежденіемъ ядеръ n. oculomotorii, когда
порализуются глазныя мышцы. При этомъ не испытываютъ су-
щественныхъ нарушеній и органы чувствъ, не исключая и
зрѣнія, которое остается вполнѣ сохраненнымъ, если только въ
опытахъ не повреждается tractus opticus.

118

Результаты раздраженія области третьяго желудочка.
Приведемъ здѣсь еще результаты раздраженія области дна
третьяго желудочка.
Такъ какъ примѣненіе раздраженія въ данномъ случаѣ не-
возможно при сохраненіи животному полной свободы движенія,
то естественно, что опыты съ раздраженіемъ указанной области
могутъ имѣть только частное значеніе, именно въ отношеніи
наблюдаемыхъ измѣненій въ положеніи и движеніи глазныхъ
яблокъ и головы.
Мнѣ удалось сдѣлать нѣсколько опытовъ съ спеціальною
цѣлью наблюдать эффектъ раздраженія сѣраго вещества желу-
дочка. Для этихъ опытовъ во время глубокаго наркоза я вскры-
валъ животнымъ значительную часть черепной покрышки, послѣ
чего твердая мозговая оболочка по наложеніи лигатуръ на си-
нусъ снималась ножницами и полушария мозга удалялись по-
слойнымъ срѣзываніемъ до поверхности узловъ; вслѣдъ затѣмъ
послѣ остановки кровотеченія, сводъ покрывающій сверху по-
лость третьяго желудочка, перерѣзывался въ передней своей
части и отворачивался кзади; сѣрая же спайка, достигающая
у собакъ довольно значительныхъ размѣровъ, осторожно разрѣ-
зывалась тонкимъ ножичкомъ въ передне-заднемъ направленіи,
послѣ чего оба thalami optici могли быть слегка раздвинуты.
Чтобы примѣнить затѣмъ раздраженіе на вскрытую область дна
желудочка, я употреблялъ два близко отстоящіе другъ отъ друга,
тонкіе платиновые электрода отъ саннаго аппарата Du Bois Rey-
mond'a, изолированные на всемъ своемъ протяженіи до самыхъ
окончаній. Эти электроды осторожно втыкались въ тотъ или
другой отдѣлъ стѣнки глубокой части желудочка; причемъ въ
полость желудочка вводился небольшой кусокъ ваты съ той
цѣлью, чтобы устранить соприкосновеніе проводниковъ съ дру-
гими частями стѣнки желудочка и тѣмъ избѣгнуть возможнаго
ихъ раздраженія или поврежденія. Токъ употреблялся такой
силы, что прикладываніе электродовъ къ языку вызывало въ
немъ лишь слабое ощущеніе.
Полученные результаты заключались въ слѣдующемъ:
Раздраженіе правой боковой стѣнки: правый глазъ обра-
щается внизъ и кнутри, лѣвый — кверху и кнаружи; зрачокъ
праваго глаза съуживается. Судорожныя движенія вѣкъ. Голова
при болѣе сильномъ раздраженіи поворачивается вправо.

119

Раздраженіе лѣвой боковой стѣнки: лѣвый глазъ отводится
внизъ и кнутри, правый — кверху и кнаружи. Зрачокъ лѣваго
глаза суживается. Судорожныя движенія вѣкъ обоихъ глазъ.
Голова поворачивается влѣво.
Раздраженіе задней стѣнки: оба глазныя яблока поднимаются
нѣсколько вверхъ. Зрачки суживаются. Судорожныя движенія
вѣкъ.
Наблюдать чистый эффектъ раздраженія передней стѣнки
желудочка, которая остается глубоко скрытой подъ передней
спайкой, мнѣ не удалось; тѣмъ не менѣе раздраженіе ука-
занной области часто сопровождалось нѣкоторымъ опусканіемъ
и сведеніемъ глазныхъ яблокъ вмѣстѣ съ общими судорожными
явленіями, обусловленными очевидно ближайшимъ сосѣдствомъ
двигательныхъ проводниковъ.
Если сравнить полученные результаты раздраженія централь-
наго вещества относительно измѣненій въ положеніи глазъ и
головы съ тѣмъ, что мы наблюдали при разрушеніи тѣхъ же
самыхъ областей, то оказывается, что въ томъ и другомъ слу-
чаѣ эффектъ совершенно противоположенъ по направленію, что
мы имѣемъ въ аналогичныхъ случаяхъ между прочимъ и при
раздраженіи и перерѣзкѣ полукружныхъ каналовъ.
Имѣющіяся указанія въ литературѣ.
Прежде, чѣмъ перейти къ обсужденію вышеописанныхъ явле-
ній, наблюдаемыхъ у животныхъ, которымъ произведено повре-
жденіе того или другого отдѣла глубокой части третьяго же-
лудочка, необходимо замѣтить, что, хотя до моихъ изслѣдованій
въ этой области не было сдѣлано спеціальныхъ опытовъ надъ
разрушеніемъ центральнаго сѣраго вещества третьяго желу-
дочка, но тѣмъ не менѣе нѣкоторыми авторами были дѣлаемы
указанія относительно появленія вынужденныхъ движеній у жи-
вотныхъ при разрушеніи частей основанія мозга, лежащихъ въ
близкомъ сосѣдствѣ съ указанной областью.
Прежде всего Flonrens 1) сдѣлалъ наблюденіе, что одновре-
менная перерѣзка мозговыхъ ножекъ, къ которымъ присоеди-
няются переднія ножки мозжечка, именно въ томъ мѣстѣ, гдѣ
къ нимъ прилегаютъ полосатыя тѣла, вызываетъ вынужденное
движенія бѣгства впередъ. Изъ этого краткаго опредѣленія
1) Flourens. Magendie journal, t. IV, 399. См. также Recherches expérim
sur les propriétés et les fonctions du syst. nerv. Paris. 1892.

120

легко видѣть, какъ близко согласуется локализація наблюдае-
маго Flourens'омъ явленія съ нашей локализаціей, которая свя-
зываетъ симптомъ движенія бѣгства впередъ съ поврежденіемъ
передней стѣнки третьяго желудочка. Къ сожалѣнію Flourens
не оставилъ намъ подробнаго описанія метода, при помощи
котораго онъ производилъ операцію, и потому мы не имѣемъ
возможности подробнѣе обсудить его способъ раненія.
Подобнаго же рода движенія бѣгства впередъ наблюдалъ
Magendie1) при экстирпаціи обоихъ полосатыхъ тѣлъ, но Ma-
gendie не связывалъ этотъ симптомъ съ перерѣзкой мозжечко-
выхъ ножекъ, а приписывалъ его исключительно удаленію corp.
striata, помѣщая въ нихъ особаго рода силу, побуждающую жи-
вотное къ движенію по направленію кзади.
Не говоря о такомъ чисто метафизическомъ объясненіи, из-
слѣдованія Magendie только затемнили вопросъ о локализаціи
явленія, наблюдаемаго Flourens'омъ. Вмѣсто того, чтобы попы-
таться опредѣлить, къ какимъ частямъ головного мозга идутъ
волокна, перерѣзка которыхъ сопровождается вынужденнымъ
движеніемъ впередъ, большинство позднѣйшихъ авторовъ
вслѣдъ за обнародованіемъ опытовъ Magendie надъ corp. striata
ограничивалось изслѣдованіемъ вопроса о связи вышеуказан-
наго симптома съ разрушеніемъ этихъ узловъ, тогда какъ
открытіе Flourens'a оставалось безъ всякихъ разъясненій, хотя
оно и цитировалось во многихъ позднѣйшихъ работахъ. Вслѣд-
ствіе этого обстоятельства, всѣ дальнѣйшія изслѣдованія, сдѣ-
ланныя въ томъ же направленіи, отличаются столь противорѣ-
чивыми данными, что нѣкоторые авторы, какъ Lafarque2), не
наблюдая явленій, указанныхъ Magendie при удаленіи полоса-
тыхъ тѣлъ, склонялись даже объяснить движеніе животнаго впе-
редъ въ опытахъ Magendie совершенно побочными условіями, какъ
напр. вліяніемъ страха и слѣпоты, вызванной случайнымъ ра-
неніемъ зрительныхъ нервовъ.
Longet3), сдѣлавшій операцію удаленія обоихъ полосатыхъ
тѣлъ у двадцати кроликовъ, придерживаясь при этомъ въ точ-
ности метода Magendie, только въ одномъ случаѣ могъ наб-
людать у животнаго стремительное движеніе бѣгства впе-
1) Magendie. Leçons sur les fonctions et les maladies du syst. nerveux.
Paris. 1839, t. I, p. 280.
2) Lafarque. Essai sur la valeur des localisations eucephaliques etc. cit., p.
Longet. Anatomie u. Physiologie des Nervensystem. Uebers v. Hein. Leipzig. 1847.
Bd. I, S. 421.
3) Longet, 1. c., p. 420.

121

редъ, сопровождаемое сильнымъ крикомъ, изъ чего авторъ
заключилъ, что ощущеніе сильной боли при этой операціи,
вслѣдствіе возможнаго поврежденія пятой пары по всей вѣро-
ятности и служило причиной побуждающей животное къ
движенію впередъ. Во всѣхъ остальныхъ его опытахъ, въ ко-
торыхъ при операціи не обнаруживалось прявленій боли,
животныя оставались все время неподвижными и только
съ трудомъ при помощи сильнаго щипанія за хвостъ могли
быть побуждаемы къ движенію, которое притомъ вовсе не но-
сило характера вынужденныхъ движеній. Schiff1), наблюдавшій
явленія, подобныя описаннымъ Magendie, только нѣкоторое время
спустя послѣ операціи удаленія полосатыхъ тѣлъ (вмѣстѣ съ
частью мозговыхъ полушарій), точно также не приписываетъ
движеніе бѣгства животныхъ впередъ непосредственно вліянію
удаленія этихъ образованій.
Между тѣмъ въ послѣдующій періодъ времени Nothnagel2),
пользуясь методомъ впрыскиванія незначительныхъ количествъ
хромовой кислоты (предложеннымъ Heidenhain'омъ, нашелъ,
что при операціяхъ этимъ способомъ надъ corp. striatum (соб-
ственно n. caudatus), можно вызвать у кроликовъ симптомъ
бѣгства впередъ, если впрыскиваніе производится въ опредѣ-
ленную часть узла именно въ nodus cursorius, какъ назы-
ваетъ ее авторъ3). Эта часть по описанію Nothnagel'я лежитъ на
срединѣ длиннаго размѣра узла вблизи свободнаго его края
обращеннаго къ желудочку.
Однако, позднѣе появившіяся изслѣдованія Carville'a и Du-
ret4) и опыты, произведенные Eckhard'омъ и Schwahn'омъ5) съ
цѣлью провѣрки изслѣдованій Nothnagel'я, дали въ этомъ отно-
шеніи совершенно отрицательные результаты.
Точно также д-ръ Штида, работавшій въ завѣдываемой мною
лабораторіи, пришелъ въ этомъ отношеніи къ совершенно отри-
цательнымъ результатамъ.
Здѣсь кстати упомянуть, что новѣйшія Глики Минора,
мои и д-ра Штида изъ моей лабораторіи не только не
1) Schiff. Physiologie. Bd. I. S. 341.
2) Nothnagel. Exper. Untersuchungen über die Functionen des Gehirns. Virsh.
Arch. 1873. Bd. 57. S. 209 ff.
3) Подъ corp. striatum понимается здѣсь собственно одинъ n. caudaus
или такъ называемое хвостатое ядро.
4) Carville et Duret. Sur les fonctions des hemispheres cerebraux. Paris. 1875.
5) Eckhard. Hermann's Handbuch der Physiologie des Nervensystem. Th. 1.
Leipzig. 1879 S. 132.

122

подтверждаютъ взглядовъ Magendie и его послѣдователей
относительно значенія corp. striata (собственно n. caudati), но даже
совершенно отрицаютъ двигательную функцію этого узла.
Такимъ образомъ, указанія Nothnagel'я относительно области,
поврежденіе которой вызываетъ движеніе бѣгства животныхъ
впередъ, не могутъ быть признаны точными.
Въ одной изъ своихъ работъ 1) я уже указывалъ, на несо-
вершенство метода, примѣненнаго Notllnagel'емъ въ опытахъ,
результаты которыхъ были только что приведены. Я еще разъ
настаиваю на этомъ въ виду ближайшаго сосѣдства передней
стѣнки желудочка съ той частью corp. striati resp. n. caudati,
надъ которой оперировалъ Nothnagel.
Наблюдая движенія бѣгства впередъ у собакъ при изоли-
рованномъ поврежденіи передней стѣнки третьяго желудочка
безъ малѣйшаго поврежденія хвостатаго тѣла, я склоненъ ду-
мать, что близкое сосѣдство n. caudati (corp. striati по Nothnagel'ю)
съ переднимъ отдѣломъ желудочка служитъ причиной тому,
что при операціяхъ надъ n. caudatus, въ особенности же при
полномъ удаленіи этого узла, какъ дѣлалъ Magendie, наблю-
даемое иногда у животныхъ движеніе бѣгства впередъ объ-
ясняется поврежденіемъ части передней стѣнки дна третьяго
желудочка.
Объяснение Lafarque'a, что при всѣхъ подобныхъ операціяхъ
движеніе бѣгства впередъ зависитъ отъ совершенно побочныхъ
условій, какъ напр. вслѣдствіе страха и слѣпоты, вызванной по-
врежденіемъ зрительныхъ нервовъ, не смотря на его очевидную
несостоятельность, мнѣ кажется не заслуживаетъ особеннаго
вниманія уже въ виду того, что это объясненіе повидимому
совершенно умаляетъ значеніе разбираемаго здѣсь симптома.
По моему мнѣнію взглядъ Lafarque'a не выдерживаетъ критики:
1) потому, что ни одинъ изъ авторовъ, наблюдавшій этотъ
симптомъ, не говоритъ объ ослабленіи зрѣнія у оперирован-
ныхъ животныхъ; 2) потому, что этотъ симптомъ наблюдается
нерѣдко продолжительное время (въ моихъ опытахъ иногда
обнаруживался въ теченіе нѣсколькихъ сутокъ), и 3) потому,
что прямые опыты съ перерѣзкой зрительныхъ нервовъ внутри
черепа, какъ я могъ убѣдиться, даютъ всегда отрицательные въ
указанномъ отношеніи результаты.
1) В. Бехтеревъ. О вынужденныхъ или насильственныхъ движеніяхъ жи-
вотныхъ при разрушеніи стѣнокъ воронкообразной части 3-го желудочка
въ мозгу. Еженед. Клинич. Газета. 1882.

123

Патологическія наблюденія.
Намъ остается еще разсмотрѣть вопросъ: имѣются ли факты
въ патологіи человѣка, подтверждающіе наши эксперименталь-
ныя изслѣдованія.
Къ сожалѣнію, благодаря особому положенію разсматривае-
мой области среди важныхъ мозговыхъ частей на основаніи
мозга и вблизи двигательныхъ проводниковъ (caps. interna,
pedunculus cerebri), мы не можемъ ожидать много чистыхъ слу-
чаевъ пораженія вышеназванной области у человѣка, такъ
какъ всякое болѣе или менѣе острое пораженіе въ сосѣдствѣ
съ третьимъ желудочкомъ быстро захватываетъ въ свой районъ
вліянія узлы основанія и волокна, проходящія въ мозговыя
ножки, вызывая кромѣ тяжелыхъ разстройствъ психики дви-
гательный параличъ или двусторонній, или поражающій одну
половину тѣла.
Между тѣмъ мы знаемъ, что для обнаруженія разстройствъ
статической координаціи необходимыми условіями слѣдуетъ
считать развитіе остраго процесса, не поражающаго въ то же
время близлежащіе двигательные проводники; случаи же съ
хроническимъ пораженіемъ разсматриваемой области гораздо
менѣе благопріятны для обнаруженія указанныхъ явленій,
вслѣдствіе того, что разсматриваемыя разстройства, какъ пока-
зываютъ и опыты надъ животными, сравнительно легко компен-
сируются.
Относительно разсматриваемой области существуетъ еще
другое неблагопріятное условіе, состоящее въ томъ, что, бла-
годаря относительно малымъ размѣрамъ глубокой части
третьяго желудочка, пораженіе, гнѣздящееся здѣсь, почти не-
избѣжно распространяется и на сосѣднія образованія. Но, не
смотря на всѣ эти неблагопріятныя условія въ отношеніи воз-
можности наблюденія у человѣка болѣе или менѣе чистыхъ
случаевъ пораженія вышеназванной области съ характеристич-
ными симптомами, въ литературѣ имѣется нѣсколько вполнѣ
доказательныхъ наблюденій съ пораженіемъ области третьяго
желудочка, изъ которыхъ мы приведемъ слѣдующіе:
Наблюдете Petrina1).
22-лѣтній мужчина въ августѣ 1868 г. началъ страдать го-
ловными болями. Вскорѣ замѣчено ослабленіе зрѣнія на
оба глаза. Къ началу декабря наступила полная слѣпота
1) Petrina. Prag. Vierteliahrschr. f. d. pract. Heilk. 1877. Bd. I. стр. 123.

124

обоихъ глазъ. Въ октябрѣ 1868 г. начали происходить судо-
рожныя сокращенія вѣкъ. Въ маѣ 1869 г. во время пріема въ
больницу существовали слѣдующія явленія: кромѣ слѣпоты
и судорожныхъ сокращеній вѣкъ замѣчались постоянныя осцил-
ляторныя движенія обоихъ глазныхъ яблокъ въ горизонталь-
номъ направленіи изъ стороны въ сторону. Притупленіе слуха
слѣва. Въ чувствительности никакихъ измѣненій. Отсутствіе
паралича въ конечностяхъ за исключеніемъ незначительной
слабости правой руки по сравненію съ лѣвой. Походка боль-
ного неточная, шаткая. При вертикальномъ положеніи больной
испытываетъ сильное головокруженіе. Въ теченіе 14 дней пре-
быванія въ больницѣ головокруженіе усиливалось со дня на
день, а 2 іюня того же года въ первый разъ наступила рвота.
Судорожныя движенія вѣкъ и осцилляціи глазъ продолжались
въ прежней степени. Паціентъ съ трудомъ могъ удерживаться
на ногахъ. Затрудненіе мочеиспусканія. Смерть 7 іюня, вслѣд-
ствіе пневмоніи.
Вскрытіе. Въ передней долѣ лѣваго полушарія гліосаркома
длиною около 6 стм., толщиною въ 4 стм. Лѣвый corp. striatum
отодвинутъ къ лѣвому желудочку и сжатъ. Septum ventric. V
прозрачна, утончена, слѣва представляетъ экхимозы. Почва
третьяго желудочка углублена въ обѣ стороны.
Другое наблюденіе Petrina.
60-лѣтній старикъ въ теченіе 5 мѣсяцевъ жаловался на
сильную головную боль въ лобной области, общую слабость и
тягостное чувство головокруженія. При ходьбѣ обнаруживалась
большая неточность движеній. Объективное изслѣдованіе: боль-
ной въ полномъ сознаніи, на предлагаемые вопросы даетъ пра-
вильные отвѣты. Отсутствіе паралича въ конечностяхъ за исклю-
ченіемъ незначительнаго паретическаго состоянія. Въ правой
верхней конечности незначительныя хореобразныя движенія,
при продолжительномъ сидѣніи больной начинаетъ высказы-
вать жалобы на сильное головокруженіе. Походка неточная,
колеблющаяся съ явнымъ отклоненіемъ въ лѣвую сторону.
Если заставляютъ больного стоять спокойно на одномъ мѣстѣ,
онъ начинаетъ шататься и высказываетъ жалобы на голово-
круженіе и непреодолимое стремленіе двигаться взадъ и вправо,
которому туловище его подчиняется. Если больного въ это
время не поддержатъ, то послѣ нѣсколькихъ шаговъ по дугѣ
вправо и кзади больной наконецъ падаетъ. Остальное время
госпитальнаго содержанія замѣчались тѣже явленія въ не ме-
нѣе рѣзкой степени. Походка его всегда отличалась особенной
неточностью. Послѣ нѣсколькихъ шаговъ больной обыкновенно
отклонялся въ правую сторону, даже вращался вокругъ оси
тѣла справа налѣво.
Вскрытіе. Извилины переднихъ долей полушарій уплощены.
Въ мозговой массѣ обѣихъ переднихъ долей помѣщалась мяг-
кой консистенціи опухоль выходящая изъ sept. pellucid, которая
простиралась до основанія мозга. Оба corp. striata опухолью раз-
двинуты и отчасти сдавлены.

125

Наблюденіе Romberg'a1)
Больной старикъ, имѣлъ нѣсколько апоплексическихъ
припадковъ, сопровождаемыхъ головокруженіемъ. Въ моментъ
развитія головокруженія онъ всегда получалъ сильную наклон-
ность къ движенію впередъ и начиналъ бѣжать съ прогресси-
рующею скоростью.
Вскрытіе. Въ лѣвомъ полушаріи мозга найденъ экстрава-
затъ, помѣщавшійся въ желудочкѣ между corp. striatum и tha-
lamus opticus. Кромѣ того правый corpus striatum содержалъ про-
дольную узкую полость.
Наблюденіе Duffin'a2).
У одного здороваго мужчины за четыре мѣсяца передъ
смертью обнаружились сильныя боли въ затылочной области.
Походка была въ высшей степени неточная, несмотря на то,
что мышечная сила вполнѣ сохранена. Припадки головокруже-
нія, которое нѣсколько уменьшалось вмѣстѣ съ закрытіемъ
глазъ. Голова слегка оттянута кзади, вслѣдствіе напряженія
затылочныхъ мышцъ. Постепенное развитіе амавроза. Съ обѣихъ
сторонъ застойный сосокъ. Ослабленіе слуха. Рвота. Неравно-
мѣрный пульсъ. Въ послѣднее время бредъ и передъ смертью
коматозное состояніе.
Вскрытіе. Гліоматозная опухоль, которая простиралась однимъ
концомъ въ третій желудочекъ, другимъ вдвигалась въ aquaedu-
ctus Sylvii, выдаваясь въ полость четвертаго желудочка.
Въ наблюдавшемся мною случаѣ (изъ клиники проф. И. П.
Мержеевскаго) дѣло шло о больномъ, у котораго быстро раз-
вился двусторонній парезъ обоихъ nn. oculomotorii и у котораго
вмѣстѣ съ тѣмъ обнаружилось рѣзкое разстройство въ равно-
вѣсіи тѣла, вслѣдствіе чего больной первоначально могъ удер-
живаться на ногахъ и передвигаться, только балансируя по воз-
духу руками, а съ теченіемъ времени даже и совсѣмъ лишился
возможности стоять и ходить, не смотря на отсутствіе паралича
чувствительности и движенія.
При этомъ у больного нѣкоторое время обнаруживались
безпрерывные автоматическіе крики, причину которыхъ самъ
больной находившійся все время въ сознаніи, не могъ объ-
яснить. За нѣкоторое время передъ смертью обнаруживались
автоматическія движенія рукъ. Изъ субъективныхъ жалобъ
обращали на себя вниманіе явленія головокруженія.
При вскрытіи было обнаружено строго ограниченное размяг-
ченіе величиною въ небольшую горошину въ задней части дна
третьяго желудочка. Никакихъ другихъ существенныхъ измѣ-
неній въ мозгу не было найдено.
Наблюдете д-ра Вырубова1). Въ первомъ періодѣ болѣзни
1) Romberg. Lehrbuch der Nervenkr. des Menschen I Bd. III Auflage. Ber-
in. 1853.
2) Duffin. Lancet 1876 Iuni 17.
3) H. Вырубовъ. Разстройство равновѣсія, вслѣдствіе опухоли въ области
3-го желудочка. Обозр. психіатріи № 4, 1898.

126

наблюдалось быстро развившееся слабоуміе съ разницею въ
зрачкахъ (правый шире лѣваго), парѣзомъ праваго лицеваго
нерва, отклоненіемъ влѣво языка и фибриллярными въ немъ
подергиваніями, повышеніемъ рефлексовъ и въ частности сухо-
жильныхъ, стопнымъ клонусомъ, шаткой походкой, напоминаю-
щей походку пьяного, съ наклонностью къ паденію назадъ съ
жалобами на боли въ головѣ, плечахъ и спинѣ. Во второмъ
періодѣ, открывшемся падучевиднымъ приступомъ съ разви-
тіемъ лѣвосторонняго паралича лицевого нерва, передвиженіе
и сидѣніе стали возможными только съ постороннею помощью.
Послѣ новаго падучевиднаго приступа напряженіе затылочныхъ
мышцъ, поворотъ головы влѣво, сгибаніе рукъ въ локтяхъ и
неподвижность ихъ при отсутствіи параличей.
Изъ результатовъ вскрытія мозга должно отмѣтить развитіе
опухоли величиною съ яблоко, лежащей на основаніи мозга въ
области 3-го желудочка, кромѣ того небольшіе узелки въ мяг-
кой мозговой оболочкѣ на уровнѣ Вароліева моста.
Весьма интересно, что во всѣхъ вышеприведенныхъ слу-
чаяхъ разстройства въ равновѣсіи тѣла и вынужденныя дви-
женія сопровождались рѣзкими припадками головокруженія.
Послѣднее слѣдовательно и здѣсь занимаетъ столь же видную
роль въ симптоматологіи, какъ и въ случаяхъ пораженія
полукружныхъ каналовъ.
Существуютъ, безъ сомнѣнія, и другіе случаи съ пораже-
ніемъ центральнаго сѣраго вещества 3-го желудочка, въ кото-
рыхъ наблюдались рѣзкія разстройства статической коорди-
націи при отсутствіи двигательнаго паралича. Къ такимъ слу-
чаямъ напр. относятся наблюденія, опубликованныя впервые
Wernicke1), а за нимъ и другими наблюдателями подъ названіемъ:
„encephalitis superior anterior“, въ которыхъ также отмѣчались
явленія головокруженія и нарушеніе статической координаціи.
Кромѣ того здѣсь слѣдуетъ упомянуть о случаяхъ рѣзкаго
нарушенія статической координаціи безъ явленія паралича ко-
нечностей при пораженіи области третьяго желудочка, опубли-
кованныхъ проф. Оршанскимъ подъ названіемъ: „Выпотъ въ
3-й желудочекъ“2).
1) С. Wernicke Lehrbuch der qehirnkrankheiten. Bd. 1.
2) Проф. Оршанскій. Выпотъ въ 3-й желудочекъ. Meningitis ventricularis
centralis. Врачъ 1898 № 36—38. Изъ приводимыхъ авторомъ случаевъ при-
ведемъ здѣсь одно, какъ наиболѣе характерное:
„У совершенно здороваго человѣка безъ предшествовавшихъ особыхъ
предрасполагавшихъ причинъ, какъ-то: травмъ, бугорчатки, алкоголизма,
зараженія или наслѣдственности, безъ особой нервности, даже безъ пере-
утомленія, среди мирнаго и ровнаго теченія жизни, безъ замѣтнаго лихо-
радочного состоянія, разомъ появляется острое головокруженіе, шатаніе, родъ

127

Итакъ, патологія человѣка представляетъ намъ примѣры
болѣе или менѣе строго ограниченныхъ пораженій разсматри-
ваемой области, при которыхъ въ общемъ наблюдались тѣ же
явленія, какъ и при экспериментальныхъ изслѣдованіяхъ.
Значеніе глубокой части третьяго желудочка
Принимая въ соображеніе всѣ вышеприведенныя данныя
относительно эффекта разрушенія и раздраженія различныхъ
частей глубокой области третьяго желудочка, мы приходимъ
къ заключенію, что эта часть центральной нервной системы
какъ у животныхъ, такъ и у человѣка, играетъ важную роль
въ отношеніи статической координаціи. Это заключеніе есть ни
болѣе, ни менѣе, какъ выраженіе наблюдаемыхъ фактовъ, такъ
какъ даже весьма незначительное поврежденіе той или другой
стѣнки третьяго желудочка всегда сопровождается опредѣлен-
нымъ нарушеніемъ статической координаціи, выражающимся
разстройствомъ равновѣсія тѣла и особаго рода вынужденными
движеніями въ томъ или другомъ направленіи.
Отсюда естественно заключить, что область третьяго желу-
дочка представляетъ собою органъ, имѣющій подобное же от-
ношеніе къ статическому чувству, какъ и полукружные каналы
иначе говоря, эта область нервной системы представляетъ со
бою особый органъ статическаго чувства, функція котораго въ
извѣстной мѣрѣ аналогична функціи полукружныхъ каналовъ.
Есть основаніе думать, что этотъ органъ находится въ та-
комъ же отношеніи къ мозжечку, какъ и полукружные каналы.
Доказательствомъ этого служитъ не только то обстоятельство,
что мы имѣемъ здѣсь дѣло, какъ и при пораженіи полукруж-
ныхъ каналовъ, съ явленіями совершенно сходными съ тѣми
разстройствами движенія, которыя обнаруживаются при раз-
рушеніи различныхъ областей мозжечка, но также то обстоя-
тельство, что физіологическимъ путемъ мы можемъ прослѣ-
дить существованіе связи между областью третьяго желудочка
и мозжечкомъ.
Произведенные мною опыты показали, что поврежденіе не
одной только заднебоковой части желудочка, но также и по-
врежденіе области покрышки или верхняго этажа, располагаю-
атаксіи съ разстройствомъ зрѣнія и движеній глазныхъ мышцъ. Этому со-
путствуютъ икота, нѣсколько разъ рвота, подергиванія въ лицѣ и ускорен-
ный пульсъ“.

128

щейся въ сосѣдствѣ съ aq. Sylvii на всемъ протяженіи, начиная
отъ третьяго желудочка вплоть до области моста, вызываетъ
съ постоянствомъ, какъ и поврежденіе заднебоковой области
желудочка, вращеніе животнаго на противоположную сторону
со всѣми характеристичными особенностями этого своебразнаго
вынужденнаго явленія. Этотъ фактъ можетъ быть объясненъ
только такимъ образомъ, что изъ области третьяго желудочка
вдоль части мозгового ствола въ сосѣдствѣ съ aq. Sylvii про-
ходятъ волокна, которыя служатъ для связи вышеуказанной
области съ мозжечкомъ.
Очевидно, что область третьяго желудочка, какъ органъ
статическаго чувства, должна имѣть своего возбудителя, ко-
торый, какъ и въ полукружныхъ каналахъ, долженъ проявлять
свое дѣйствіе каждый разъ, когда голова подвергается смѣ-
щенію. Роль такого возбудителя здѣсь очевидно можетъ при-
нимать на себя цереброспинальная жидкость, наполняющая
воронкообразную область третьяго желудочка.
Еще въ первомъ своемъ сообщеніи о результатахъ вышеиз-
ложенныхъ опытовъ я высказалъ по поводу этого слѣдующее:
„какъ извѣстно, нижняя или болѣе глубокая, такъ наз. воронко-
образная, часть третьяго желудочка, образуетъ собою родъ со-
вершенно замкнутаго снизу и съ боковъ конусовиднаго
углубленія, переходящаго въ recessus infundibuli. Только въ самой
верхней части эта область третьяго желудочка имѣетъ выход-
ныя отверстія — два впереди, такъ наз. foram. Monroi и одно
позади — aquaeduct. Sylvii. Благодаря этимъ условіямъ въ нор-
мальномъ состояніи воронкообразная область третьяго желу-
дочка всегда содержитъ извѣстное количество цереброспиналь-
ной жидкости, которая при различныхъ наклоненіяхъ тѣла
относительно вертикальной оси должна перемѣщаться такъ же
какъ вода въ сосудѣ, если имъ поворачиваютъ въ ту или
другую сторону. Нетрудно замѣтить въ этихъ условіяхъ прин-
ципіальную аналогію съ тѣмъ, что мы знаемъ объ устройствѣ
полукружныхъ каналахъ. И тамъ, и здѣсь при различныхъ
перемѣщеніяхъ тѣла относительно его оси, жидкость, напол-
няющая болѣе или менѣе замкнутыя полости, ударяется объ
ихъ стѣнки. Различіе заключается только въ томъ, что въ
полукружныхъ каналахъ мы имѣемъ устройство въ извѣстномъ
отношеніи гораздо болѣе совершенное, такъ какъ полость, на-
полненная жидкостью, расчленена, такъ сказать, на три отдѣль-
ные дугообразные хода, стоящіе по отношенію другъ къ другу
въ направленіи пересѣкающихся перпендикуляровъ“.

129

По этому взгляду вліяніе давленія жидкости, наполняющей
воронкообразную полость 3-го желудочка, на нервныя окончанія
подходящихъ къ желудочку волоконъ, даетъ намъ возможность
понять самый механизмъ отправленія этой части нервной си-
стемы такъ же, какъ соотвѣтствующая гипотеза о вліяніи да-
вленія эндолимфы уясняетъ намъ механизмъ отправленія полу-
кружныхъ каналовъ. Нетрудно понять, что каждому перемѣ-
щенію въ пространствѣ нашего тѣла и въ частности головы, дол-
жны соотвѣтствовать опредѣленныя измѣненія въ давленіи жид-
кости на стѣнки желудочка, состоящія въ повышеніи давленія
въ одномъ направленіи и въ пониженіи давленія въ другомъ
направленіи, что и вызываетъ состояніе повышеннаго возбуж-
денія нервныхъ окончаній одной стороны при одновременномъ
пониженіи возбужденія ихъ на другой сторонѣ. Возникающіе
при этомъ импульсы достигаютъ мозжечка, въ которомъ они
и передаются на центробѣжные проводники, выходящіе изъ
мозжечка въ спинной мозгъ.
Понимая функцію третьяго желудочка вышеуказаннымъ
образомъ, намъ нетрудно понять, что перерѣзка или разруше-
ніе того или другого отдѣла третьяго желудочка прекращаютъ
достиженіе до мозжечка импульсовъ отъ соотвѣтствующей
части этого органа. При этомъ нормальные импульсы, исходя-
щіе изъ соотвѣтствующей области желудочка другой стороны,
должны оставаться неуравновѣшенными, въ силу чего и
должны произойти рефлекторныя разстройства статической ко-
ординаціи частью, какъ результатъ выпаденія функцій разрушен-
ной области, частью какъ результатъ неуравновѣшеннаго воз-
бужденія соотвѣтствующей области желудочка другой стороны.
Слѣдовательно, самый механизмъ происхожденія вышеуказан-
ныхъ разстройствъ статической координапіи въ формѣ выну-
жденныхъ движеній и нарушенія въ равновѣсіи тѣла долженъ
быть здѣсь совершенно аналогичнымъ механизму происхожденія
подобныхъ же двигательныхъ разстройствъ, которыя наблю-
даются при перерѣзкѣ и разрушеніи полукружныхъ каналовъ
ушного лабиринта.
При этомъ аналогія не ограничивается рефлекторными раз-
стройствами, но распространяется и на тѣ субъективныя со-
стоянія головокруженія, которыя имъ сопутствуютъ. Въ пользу
этого говоритъ не только самый характеръ вынужденныхъ дви-
женій и появленіе нистагма глазъ, обычно сопровождающихся
явленіями головокруженія, но и цѣлый рядъ патологическихъ
случаевъ съ пораженіемъ вышеназванной области, въ кото-

130

рыхъ отмѣчались явленія головокруженія. Такимъ образомъ
очевидно, что разсматриваемая нами область служитъ, подобно
полукружнымъ каналамъ, мѣстомъ возникновенія особыхъ ощу-
щеній, которыя лежатъ въ основѣ чувства положенія головы
и тѣла и нарушеніе которыхъ должно естественно приводить
къ развитію ложнаго чувства смѣщенія тѣла въ пространствѣ
и чувства неустойчивости, которое и лежитъ въ основѣ голово-
круженія.
Отношеніе области третьяго желудочка къ органу зрѣнія.
Есть основаніе думать, что разсматриваемый нами органъ
статическаго чувства стоитъ въ извѣстномъ отношеніи къ органу
зрѣнія подобно тому, какъ полукружные каналы имѣютъ извѣст-
ное отношеніе къ органу слуха. По крайней мѣрѣ анатомиче-
скія данныя даютъ намъ указаніе на существованіе анатомиче-
ской связи органовъ зрѣнія съ центральнымъ сѣрнымъ веще-
ствомъ третьяго желудочка при посредствѣ волоконъ, выходя-
щихъ изъ зрительныхъ нервовъ непосредственно къ области
центральнаго сѣраго вещества. Существованіе такихъ волоконъ
отмѣчалось какъ мной, такъ и другими авторами. Объ этихъ
волокнахъ я подробно говорю въ своихъ „Проводящихъ путяхъ
спинного и головного мозга“ (ч. I) и здѣсь я не вижу надоб-
ности подробно приводить ихъ описаніе. Замѣтимъ лишь, что
существованіе анатомическаго соотношенія между органомъ
зрѣнія и областью центральнаго вещества заставляетъ естест-
венно предполагать также и существованіе между ними функ-
ціональной связи.
Руководясь этимъ, мы полагаемъ, что впечатлѣнія, полу-
чаемыя извнѣ при помощи органа зрѣнія, такъ или иначе пере-
даются по нервнымъ проводникамъ къ области центральнаго
сѣраго вещества третьяго желудочка, что въ свою очередь
можетъ объяснить намъ нѣкоторые изъ фактовъ, доказываю-
щихъ вліяніе органа зрѣнія на сохраненіе равновѣсія тѣла.
Глаза наши, какъ извѣстно, представляютъ одинъ изъ наи-
болѣе важныхъ органовъ при оріентированіи въ пространствѣ.
Всякое непроизвольное отклоненіе или движеніе глазъ мы
обыкновенно переносимъ на окружающіе насъ предметы. Съ
другой стороны при посредствѣ органа зрѣнія мы ежеми-

131

нутно получаемъ цѣлый рядъ ощущеній, которыми руководятся
наши движенія не только сознательныя, произвольныя, но и
такія, которыя совершаются нами безъ участія сознательной
дѣятельности. Такъ какъ однако всякое движеніе необходимо
сопровождается перемѣшеніемъ центра тяжести тѣла въ про-
странствѣ, то приведенный фактъ уже самъ по себѣ указываетъ
на близкое отношеніе органа зрѣнія къ статической координаціи.
Послѣднее доказывается также и тѣмъ, что лягушки, ли-
шенныя мозговыхъ полушарій, могутъ даже обходить препят-
ствія, если ихъ побуждаютъ къ движенію.
Извѣстно также, что зрительныя впечатлѣнія приводятъ
иногда къ развитію непреодолимыхъ импульсовъ къ движенію.
Гельмгольцъ разсказываетъ, что, находясь въ Лауфенѣ и на-
блюдая за теченіемъ Рейнскаго водопада, онъ испытывалъ не-
преодолимое стремленіе броситься въ пучину. Съ другой сто-
роны извѣстно, что многія лица совершенно не въ состояніи
смотрѣть съ большихъ высотъ. Они испытываютъ при этомъ
сильное головокруженіе, сопровождаемое разстройствомъ въ
равновѣсіи тѣла, при чемъ стремленіе упасть бываетъ такъ
сильно, что они принуждены бываютъ немедленно прекратить
смотрѣніе внизъ.
Въ пользу отношенія органа зрѣнія къ статической коорди-
націи говоритъ также и тотъ фактъ, что у лицъ съ пораже-
ніемъ органовъ статическаго чувства обычно наблюдаются
вмѣстѣ съ зрительнымъ головокруженіемъ измѣненія въ поло-
женіи глазъ и явленія нистагма.
Далѣе, повседневный опытъ показываетъ, что если кто ни-
будь совершенно неожиданно для насъ производитъ жестъ
рукой предъ нашими глазами, мы тотчасъ же отшатываемся
назадъ, не имѣя никакой возможности задержать этотъ реф-
лекторный актъ при помощи усилій нашей воли.
Въ патологическихъ случаяхъ вліяніе органа зрѣнія на
наши движенія и состояніе равновѣсія тѣла обнаруживается
еще болѣе рѣзкимъ образомъ. Мы уже упоминали ранѣе, что
больные, страдающіе атаксіей съ пониженіемъ кожной чувстви-
тельности, представляютъ въ этомъ отношеніи поразительный
примѣръ. Достаточно бываетъ закрыть имъ глаза, чтобы раз-
стройства въ равновѣсіи тѣла настолько усилились что они
почти немедленно падаютъ на полъ (симптомъ Ромберга). Ор-
ганъ зрѣнія въ этомъ случаѣ до нѣкоторой степени компенси-
руетъ существующее разстройство въ равновѣсіи тѣла, обусло-
вленное разъединеніемъ кожномышечныхъ органовъ отъ моз-

132

жечка и потому вмѣстѣ съ закрытіемъ глазъ это разстройство
снова выступаетъ въ рѣзкой степени.
Значеніе приведеннаго факта выступаетъ еще рѣзче, если
мы припомнимъ, что въ подобныхъ случаяхъ даже сознатель-
ныя усилія воли субъекта оказываютъ только весьма ограни-
ченную помощь въ отношеніи поддержанія равновѣсія.
У животныхъ съ разрушеніемъ заднихъ столбовъ спинного
мозга разстройства въ равновѣсіи тѣла выступаютъ также,
какъ мы видѣли, въ болѣе рѣзкой степени вмѣстѣ съ закры-
тіемъ глазъ. Мы знаемъ, наконецъ, что и животныя, пережив-
шія перерѣзку полукружныхъ каналовъ и научившіяся ходить,
тотчасъ же вслѣдъ за надѣваніемъ мѣшечка на голову временно
утрачиваютъ плоды своего обученія.
То же усиленіе разстройства движенія вмѣстѣ съ закры-
тіемъ глазъ можно наблюдать въ извѣстной мѣрѣ у боль-
ныхъ съ пораженіемъ лабиринта. Очевидно такимъ образомъ,
что зрѣніе въ извѣстной мѣрѣ компенсируетъ не только дви-
гательныя разстройства, наступающія вслѣдъ за устраненіемъ
импульсовъ отъ кожно-мышечныхъ органовъ равновѣсія, но и
тѣ двигательныя разстройства, которыя наступаютъ вслѣдъ за
нарушеніемъ полукружныхъ каналовъ ушного лабиринта.
Внимательное наблюдете показываетъ, что во всѣхъ выше-
указанныхъ случаяхъ, доказывающихъ отношеніе органа зрѣнія
къ статической координаціи, играетъ роль вмѣстѣ съ зритель-
ными впечатлѣніями также и фиксація и направленіе глаз-
ныхъ осей. Въ силу этой причины эквелибристы, ходящіе по ка-
нату, никогда не смотрятъ на свои ноги, а стараются фиксировать
глазныя оси впереди себя.
Кромѣ того всѣмъ извѣстно, что быстро наступающіе пара-
личи глазныхъ мышцъ сопровождаются яснымъ нарушеніемъ
въ равновѣсіи тѣла. Нерѣдко у больныхъ такого рода быстро
развиваются явленія зрительнаго головокруженія и шаткая
колеблющаяся походка. Точно также и у животныхъ внезапно
вызванное косоглазіе сопровождается весьма рѣзкими раз-
стройствами въ статической координаціи. Голубь, предъ глаза-
ми котораго Ціонъ укрѣплялъ призматическіе очки, не могъ
совершенно летать, его движенія были крайне неправильны,
онъ падалъ на каждомъ шагу и пр. У нѣкоторыхъ голубей въ
подобныхъ случаяхъ замѣчались маятникообразныя колебанія
головы, манежныя движенія и пр.
Что касается атаксіи, то и здѣсь закрытіе глазъ по крайней
мѣрѣ отчасти вліяетъ устраненіемъ возможности прочно фикси-

133

ровать глазныя оси и сохранять ихъ опредѣленное направленіе.
Дѣло въ томъ, что походка такого рода больныхъ значительно
улучшается въ то время, когда ихъ заставляютъ идти за фик-
сируемымъ вблизи глазъ пальцемъ или какимъ-нибудь пред-
метомъ, находящимся въ рукахъ наблюдатсля (И. П. Мержеев-
скій). Съ другой стороны извѣстно, что походка атактиковъ рѣзко
ухудшается при закрытіи глазъ даже въ то время, когда они
почти совершенно слѣпы, вслѣдствіе атрофіи обоихъ un. ocu-
lomotorii. Въ послѣднемъ случаѣ приходится заключить, что слѣ-
пой атактикъ, сохранившій возможность фиксировать свои
глазныя оси въ извѣстномъ направленіи, можетъ тѣмъ самымъ
уже до нѣкоторой степени компенсировать существующее раз-
стройство равновѣсіе тѣла. Напротивъ того при закрытіи глазъ
вслѣдъ за прекращеніемъ возможности сохранять опредѣленное
направленіе глазныхъ осей, тотчасъ же снова обнаруживается
въ рѣзкой степени и разстройство равновѣсія.
Итакъ, всѣ только что приведенные факты приводятъ насъ
къ заключенію, что при выполненіи статической координціи
оказываютъ вліяніе не только зрительныя воспріятія, но и из-
вѣстное положеніе и фиксація глазныхъ осей.
Но чѣмъ бы вообще не обусловливалось вліяніе нашего
органа зрѣнія на статическую координацію полная слѣпота или
удаленіе глазъ не сопровождается сколько нибудь рѣзкими
разстройствами движенія, пока органы статическаго чувства
остаются непораженными, примѣромъ чего могутъ служить
слѣпые, а также тѣ лица, которыя имѣли несчастіе подверг-
нуться обоюдостороннему вылущенію глазныхъ яблокъ.
Въ этомъ обстоятельствѣ нельзя не видѣть также извѣстной
аналогіи между дѣятельностью разсматриваемой области и
полукружными каналами, такъ какъ и по отношенію къ пос-
лѣднимъ извѣстно, что, хотя и существуетъ несомнѣнное влія-
ніе слуховыхъ ощущеній на статическую координацію при по-
средствѣ полукружныхъ каналовъ, тѣмъ не менѣе уничто-
женіе слуха при полной сохранности каналовъ не нарушаетъ
послѣдней.
Такимъ образомъ очевидно, что слуховые и зрительные им-
пульсы могутъ передаваться къ соотвѣтствующимъ органамъ
статическаго чувства, т. е. полукружнымъ каналамъ и области
3-го желудочка, обнаруживая этимъ путемъ вліяніе на двига-
тельную сферу, но сами по себѣ эти органы обладаютъ извѣст-
ною самостоятельностью въ отношеніи своей функціи, благодаря
тому, что обладаютъ самобытными возбудителями.

134

Этимъ мы закончимъ наше разсмотрѣніе функціи органовъ
статическаго чувства и перейдемъ къ изученію функціи моз-
жечка, въ тѣсномъ соотношеніи съ которымъ и находятся
вышеназванные органы.
Литературныя указанія о функціи мозжечка до
изслѣдованій Luciani.
Мозжечекъ, представляющій собою довольно значительную
массу мозгового вещества, издавна привлекалъ къ себѣ внима-
ніе физіологовъ, пытавшихся выяснить его роль въ отправле-
ніяхъ названной системы. Вѣковой трудъ, потраченный цѣ-
лымъ рядомъ ученыхъ на изученіе этого предмета, не остался
безплоднымъ. Тѣмъ не менѣе до настоящаго времени въ
отношеніи функціи этого органа остается еще много спорныхъ
пунктовъ, требующихъ всесторонняго выясненія.
Однимъ изъ первыхъ авторовъ, работавшихъ надъ изслѣдо-
ваніемъ функціи мозжечка, былъ Flourens. Производя послой-
ное удаленіе поверхности мозжечковыхъ полушарій, онъ опи-
салъ наблюдаемыя явленія слѣдующимъ образомъ: „послѣ от-
нятія первыхъ слоевъ появляется только незначительная сла-
бость и недостатокъ гармоніи въ движеніяхъ.
„При удаленіи среднихъ слоевъ обнаруживается почти общее
возбужденіе, хотя при этомъ судорогъ вовсе не наблюдается.
Оперированное животное производитъ быстрыя и неправиль-
ныя движенія. Оно слышитъ и видитъ.
„При удаленіи послѣднихъ слоевъ животное, котораго спо-
собность прыгать, летать, ходить и удерживаться на ногахъ
была уже значительно нарушена, благодаря предшествовавшимъ
поврежденіямъ, окончательно теряетъ эту способность“.
Оперированный такимъ образомъ голубь, будучи положенъ
на спину, не въ состояніи исправить своего положенія и под-
няться на ноги, не смотря на то, что онъ обнаруживаетъ силь-
нѣйшее безпокойство, производя различнаго рода нецѣлесооб-
разныя движенія. По замѣчанію автора, „воля, сознаніе и интел-
лекта“ такого рода животныхъ сохраняются, возможность про-
изводить движенія точно также остается, но способность от-
дѣльныя движенія согласовать въ правильныя цѣлесообразныя
дѣйствія представляется совершенно нарушенною1).
1) Flourens. Recherches expér. sur les proprietés et les fonctions du syst.
nerveux dans les animales vertebres. Edit. 1842.

135

Flourens наблюдалъ вышеизложенныя явленія на голубяхъ
и другихъ птицахъ, а также на различныхъ млекопитающихъ.
При этомъ каждый разъ получался одинъ и тотъ же резуль-
татъ: поверхностныя поврежденія вызывали дисгармонію дви-
женій, которая усиливалась, если поврежденіе производилось
болѣе значительное; при полномъ же удаленіи мозжечковыхъ
полушарій наступала совершенная потеря возможности произ-
водить самостоятельныя движенія.
Продолжительность всѣхъ указанныхъ явленій была раз-
лична, смотря по силѣ поврежденій. Поверхностныя пораженія
и простые разрѣзы по его изслѣдованіямъ сопровождаются только
преходящими явленіями, тогда какъ полное удаленіе вызываетъ
продолжительныя и даже постоянныя разстройства.
Flourens на основаніи этихъ опытовъ пришелъ къ заключе-
нію, что въ то время, какъ способность возбуждать мышечныя
сокращенія и связывать ихъ въ общія движенія принадлежитъ
спинному мозгу1), способность эти движенія координировать
для ходьбы, прыганья, летанія и стоянія исходитъ исключи-
тельно изъ мозжечка. Такимъ образомъ, мозжечекъ предста-
вляетъ собою органъ, координирующій и регулирующій разно-
образныя локомоторныя движенія.
Это значеніе мозжечка въ общей экономіи организма еще
точнѣе было формулировано современникомъ Flourens'a Cuvier
въ его отчетѣ о вышеприведенныхъ изслѣдованіяхъ: „цѣлость
мозжечка необходима для правильности движеній перемѣщенія“,
и если животному удаляютъ мозжечекъ, оно теряетъ равно-
вѣсіе, необходимое для его передвиженія.
Magendie, не менѣе знаменитый изъ французскихъ физіоло-
говъ, повторившій извѣстный опытъ Pourfour'a du Petit съ пере-
рѣзкой мозжечковой ножки, не раздѣляетъ взгляда Flourens'a
на роль мозжечка въ отношеніи координаціи локомоторныхъ
движеній, но разсматриваетъ его преимущественно, какъ органъ
равновѣсія.
Изслѣдованія Flourens'a и Magendie были провѣряемы затѣмъ
различными наблюдателями, какъ Serres'омъ, Hertwig'омъ, Fodera,
Foville'емъ, Desmoulin'омъ, Bouillaud, Vulpian'омъ и Philippeaux и
многими другими, которые въ общемъ подтвердили фактическую
сторону явленій, описанныхъ вышеприведенными авторами.
Впрочемъ Vulpian и Philippeaux, дѣлая опыты надъ низшими
1) Объ участіи въ двигательной функціи полушарій головного мозга во
времена Flourens'a еще не было и рѣчи.

136

животными, нашли, что у рыбъ только разрушенія наиболѣе
глубокихъ соединеній мозжечка вызываетъ явленія, подобныя
тѣмъ, которыя наблюдалъ Flourens у птицъ и небольшихъ млеко-
питающихъ; у лягушки же, у которой мезжечекъ представляется
крайне неразвитымъ, поврежденіе этого органа по названнымъ
авторамъ не вызываетъ никакихъ разстройствъ въ движе-
ніи. Goltz однако замѣтилъ, что при поврежденіяхъ мозжечка
движенія лягушекъ становятся неточными, колеблющимися, а
Ferrier1), дѣлавшій опыты надъ рыбами, пришелъ къ выводу,
что хотя поврежденія мозжечка у этихъ животныхъ и не исклю-
чаютъ возможности координированныхъ движеній, но при
этомъ животное почти никогда не удерживается въ своемъ
нормальномъ положеніи, а плаваетъ большею частью или на
спинѣ, или на боку.
Weir Mitchel, замѣтивъ быструю утомляемость при движе-
ніяхъ оправившихся голубей, которымъ была удалена большая
часть мозжечка, пришелъ къ заключенію, что мозжечекъ слу-
житъ источникомъ силы и энергіи для отправленій нервной
системы вообще.
На основаніи опытовъ, произведенныхъ надъ различными
животными, Ferrier убѣдился, что при разрушеніи мозжечка не
наблюдается ни паралича движеній, ни разстройства коорди-
націи движенія въ собственномъ смыслѣ слова, что между про-
чимъ несогласно съ указаніями Flourens'a, но оперированныя
животныя не въ состояніи приводить въ согласіе свои движе-
нія съ положеніемъ тѣла.
Въ силу этого авторъ признаетъ мозжечекъ за органъ равно-
вѣсія въ указанномъ смыслѣ, причемъ по Ferrier разстрой-
ства въ равновѣсіи тѣла вызываются не только раздражающими
поврежденіями какъ думали Brown — Séquard, Vulpian и Weir Mitchel,
но и разрушительными поврежденіями мозжечка, причемъ въ
послѣднемъ случаѣ явленія противоположны по направленію
тѣмъ, которыя наблюдаются при раздраженіи мозжечка.
Смотря по мѣсту пораженія, равновѣсіе у животныхъ нару-
шается въ томъ или другомъ направленіи. Возбуждаемую элек-
тричествомъ двигательную реакцію Ferrier разсматриваетъ, какъ
компенсаторный актъ, предназначенный для противодѣйствія
нарушенію равновѣсія въ обратномъ направленіи.
Эта двигательная реакція по опытамъ автора всегда про-
1) Ferier Die Functionen des Geherus. Braunschweig D. autoris. Ausgabe,
1879, стр. 100

137

исходитъ въ направленіи раздражаемой стороны. Вмѣстѣ съ
тѣмъ авторъ убѣдился, что форма двигательной реакціи пред-
ставляется различной, смотря потому, раздражается ли та или
другая часть поверхности мозжечка.
Поэтому мозжечекъ, по его взгляду, является какъ бы сбор-
нымъ мѣстомъ функціонально различныхъ центровъ, изъ кото-
рыхъ каждый приходитъ въ дѣйствіе при соотвѣтствующемъ
нарушеніи равновѣсія. По взгляду Ferrier'a, какъ и многихъ
другихъ авторовъ, функція мозжечка независима отъ сознанія
или воли, вслѣдствіе чего она не нарушается даже и по отдѣ-
леніи полушарій.
Но въ нормальномъ состояніи функція мозжечка какъ бы
присоединяется къ дѣятельности мозговыхъ полушарій, такъ
какъ нарушеніе равновѣсія въ томъ или другомъ направленіи,
уже вызываетъ нормальнымъ образомъ сознательныя или про-
извольныя усилія компенсаторнаго характера, слѣдовательно
происходящія въ противоположномъ направленіи по отношенію
къ нарушенію равновѣсія.
Такимъ образомъ, изъ мозговыхъ полушарій выходятъ
такого же рода вліянія, какъ и изъ мозжечка, но первыя произ-
вольны, тогда какъ вторыя рефлекторны. Отсюда очевидно, что
послѣдствія поврежденій мозжечка могутъ быть понимаемы,
какъ „параличъ рефлекторнаго приспособленія“, въ отличіе отъ
паралича спинныхъ и черепныхъ рефлексовъ, которые никогда
не наступаютъ слѣдствіемъ чистыхъ, т. е. не осложненныхъ
поврежденій мозжечка. Въ общемъ явленія, слѣдующія за по-
врежденіями мозжечка могутъ быть разсматриваемы, какъ ре-
зультатъ внезапнаго нарушенія самостоятельнаго механизма,
предназначеннаго для поддержанія равновѣсія тѣла; правда,
животное послѣ потери этого органа можетъ снова пріобрѣсти
съ помощью произвольныхъ усилій способность поддерживать
равновѣсіе тѣла, хотя впрочемъ далеко несовершеннымъ обра-
зомъ, но за то, благодаря постоянному напряженію вниманія
при противодѣйствіи нарушенію равновѣсія тѣла, такое живот-
ное крайне легко и скоро утомляется. „Если бы намъ удалось,
говорить Ferrier, удалить у голубя большой и малый мозгъ,
не причиняя ему смерти, то можно навѣрное предсказать, что
возможность поддержанія равновѣсія тѣла не возстановилась бы“.
Такимъ образомъ, утомленіе является здѣсь слѣдствіемъ про-
извольныхъ усилій и вниманія, направленныхъ на поддержа-
ніе равновѣсія, а не прямымъ результатомъ пораженія мозжечка,
Упомянемъ здѣсь же, что изъ опытовъ Weir Mitchel'я явствуетъ

138

что кора мозжечка возбудима подъ вліяніемъ химическихъ
реагентовъ, a Nothnagel убѣдился въ механической возбу-
димости коры мозжечка.
Послѣдній авторъ при дѣйствіи тончайшихъ уколовъ на
поверхность мозжечка кролика находилъ, что послѣдняя на
всѣхъ частяхъ полушарій и червя возбудима, причемъ для
двигательной реакціи ничуть не необходимо прямое раздраже-
ніе волоконъ мозжечковыхъ ножекъ, т. е. бѣлаго вещества, какъ
думали иные авторы.
Авторъ убѣдился затѣмъ, что раздраженіе одного полу-
шарія вызываетъ двигательныя явленія съ самаго начала на
той же сторонѣ, позднѣе же и напротивоположной. То же дѣйствіе
имѣетъ уколъ одной стороны червя, тогда какъ уколъ по сред-
ней линіи червя вызываетъ реакцію на обѣихъ сторонахъ.
Что касается опытовъ съ разрушеніемъ, то Nothnagel при-
шелъ къ выводу, что продолжительныя явленія нарушенной
координаціи, подобныя явленіямъ, описаннымъ Flourens'омъ,
обнаруживаются лишь въ томъ случаѣ, если разрушены глу-
бокія части средней доли мозжечка.
Равнымъ образомъ и анализъ клиническихъ случаевъ при-
велъ автора къ тому выводу, что червь имѣетъ иное физіоло-
гическое значеніе, нежели полушарія мозжечка, и что только
разрушенія въ червѣ влекутъ за собою продолжительныя двига-
тельныя разстройства.
Въ согласіи съ этими указаніями Nothnagel'я стоятъ также и
изслѣдованія Baginsk'аго2), который на основаніи опытовъ надъ
собаками и кроликами приходитъ къ выводу объ особенномъ
значеніи средней доли или червя мозжечка.
Здѣсь мы упомянемъ еще о наблюденіяхъ Stefani, гипотеза
котораго имѣетъ извѣстное родство съ гипотезой Ferrier'а3)
Сравнивая явленія, наблюдаемыя у голубей вслѣдъ за разру-
шеніемъ полукружныхъ каналовъ и по отнятіи мозжечка,
этотъ авторъ приходитъ къ выводу, что мозжечекъ могъ
бы быть разсматриваемъ, какъ органъ, который исходящія изъ
каналовъ возбужденія превращаетъ такъ, что животное имѣетъ
знаніе положенія своей головы въ отношеніи окружающаго.
Животное безъ мозжечка неспособно держать голову въ нор-
1) Nothnagel. Zur Physiologie d. Cerebellum Centr. für Med. Wiss., 1876 См.
также его «Topische Diagnostik» 1879.
2) Baginsky. Biolog. centr. Bd. II, стр. 725.
3) A. Stefaui Contribuzione ala Fisiologia dei cervellesto. Ferrara. 1877.
Цитир. по Luciani „das Kienhirn“, 1893.

139

мальномъ положеніи, такъ какъ сознаніе положенія своей го-
ловы утрачивается. Если животное желаетъ сдѣлать какое-либо
движеніе головы, то послѣдняя качается во всѣхъ направле-
ніяхъ, при этомъ центръ тяжести смѣщается въ ту или дру-
гую сторону; животное же этому смѣщенію противодѣйствуетъ
соотвѣтствующими компенсаторными движеніями, которыя и
причиняютъ неправильность походки. Если движенія головы,
слишкомъ часты, то животное болѣе не въ состояніи уже ихъ
компенсировать и, поражаясь головокруженіямъ, поддается не-
правильнымъ движеніямъ.
Надо замѣтить, что всѣ вышеприведенные взгляды далеко
не могутъ считаться общепризнанными и неоднакратно под-
вергались кри тикѣ со стороны другихъ авторовъ.
Особенно рѣзкой критикѣ подвергъ всѣ вышеуказанныя
ученія Luciani, представитель совершенно особаго взгляда на
функцію мозжечка, о чемъ рѣчь будетъ ниже.
Мы передадимъ здѣсь лишь главныя возраженія Luciani
противъ взглядовъ, признающихъ за мозжечкомъ роль органа
равновѣсія. Противъ взглядовъ Nothnagel'я и Baginsky'аго, авторъ
ограничивается ссылкой на свои изслѣдованія, которыя не даютъ
основанія выдѣлять по функціи среднюю долю мозжечка отъ
другихъ областей послѣдняго. Взглядъ Ferrier'a на мозжечекъ,
какъ на собраніе различныхъ центровъ особой функціи, авторъ
оспариваетъ, указывая на непостоянство и неопредѣленность
фактовъ, приводимыхъ Ferrier'омъ, въ особенности же на неодина-
ковый результатъ раздраженія однѣхъ и тѣхъ же областей
мозжечка у различныхъ видовъ животныхъ. Равнымъ образомъ,
авторъ находитъ невозможнымъ помирить со взглядомъ Ferrier'a
то обстоятельство, что частичныя удаленія или разрушенія
мозжечка вызываютъ явленія, то болѣе похожія на явленія
раздраженія, то — на явленія выпаденія и различающіяся между
собою только силою или же только особенной локализаціей въ
мышцахъ той или другой стороны. Равнымъ образомъ Luciani
оспариваетъ и данныя Ferrier'a относительно результатовъ уда-
ленія различныхъ областей мозжечка.
По Ferrier'y раздѣленіе мозжечка спереди назадъ на двѣ поло-
вины, какъ и двухстороннее семметричное разрушеніе его, будто
бы не вызываетъ замѣтныхъ разстройствъ въ равновѣсіи тѣла,
какъ допускали ранѣе его Vulpian и Schiff. Между тѣмъ опыты
Luciani говорятъ противное.
По Ferrier'y асимметричныя поврежденія должны вызывать
рѣзко выраженныя и смотря по ихъ мѣсту различныя формы

140

нарушенія равновѣсія. При поврежденіи передней части верх-
няго червя будто бы животное получаетъ склонность падать
впередъ, тогда какъ при поврежденіи задней части средней
доли голова оттягивается кзади и животное получаетъ склон-
ность падать назадъ. Ferrier, ссылаясь при этомъ на мнѣніе
Flourens'a и Renzi, самъ ограничивается для подтвержденія его
лишь однимъ опытомъ, въ которомъ вслѣдъ за поврежденіемъ
задней части червя наблюдалась наклонность къ паденію на-
задъ. Для подтвержденія же обратнаго явленія, то есть паденія
животнаго впередъ при поврежденіи передней части мозжечка,
онъ не приводитъ ни одного опыта. При этомъ Luciani замѣ-
чаетъ, что при своихъ опытахъ онъ никогда подобнаго явле-
нія не видѣлъ.
Что касается поврежденія боковыхъ долей, то по Luciani
Ferrier впадаетъ въ ошибку, утверждая, что въ результатѣ его
наблюдаются будто бы тѣ явленія, которыя Magendie наблюдалъ
при перерѣзкѣ мозжечковой ножки; во всѣхъ его опытахъ на-
блюдалось какъ разъ противоположное, а именно: вращеніе
вокругъ оси происходило не со здоровой стороны на повреж-
денную, а съ поврежденной стороны на здоровую; при этомъ
Luciani указываетъ на „ открытое противорѣчіе“ со всѣми его
многичисленными изслѣдованіями единственнаго опыта Ferrier'a
надъ обезьяной, которой онъ разрушилъ часть боковой доли,
причемъ у животнаго получилась наклонность падать кзади и
въ сторону поврежденія. На такомъ гниломъ основаніи (sic!) и
столь несовершенныхъ опытахъ Ferrier строитъ по замѣчанію
Luciani въ высшей степени запутанное и тяжеловѣсное зданіе
для физіологіи мозжечка, въ которомъ онъ признаетъ центръ для
равновѣсія тѣла или для оріентированія тѣла въ пространствѣ.
Между прочимъ Luciani несогласенъ съ толкованіемъ явле-
ній, слѣдующихъ непосредственно вслѣдъ за поврежденіемъ
мозжечка. По его мнѣнію эти явленія, т. е. вынужденныя движенія
зависятъ отъ активнаго препятствія нормальной координаціи,
которое зависитъ отъ иррадіаціи импульсовъ и отъ контрак-
туръ. Постепенное уменьшеніе разстройства зависитъ отъ по-
степеннаго исчезанія названныхъ препятствій; остающаяся же
атаксія есть необходимая принадлежность выпаденія нервно-
мышечной функціи, обнаруживающагося въ астеническихъ,
атоническихъ и астатическихъ явленіяхъ.
Наконецъ, и легкость появленія усталости по Luciani зави-
ситъ не только отъ усилій воли и вниманія, но и отъ того,
что дурно снабженная запасная камера легко истощается. Что

141

дѣйствительно мозжечковая атаксія зависитъ не отъ ослабшей
способности поддерживать равновѣсіе, но обусловливается
нервно-мышечнымъ астеническимъ, атоническимъ и астатиче-
скимъ состояніемъ, доказываетъ по его мнѣнію то обстоятель-
ство, что въ извѣстномъ стадіи этой атаксіи животное не въ
состояніи ходить и постоянно падаетъ въ томъ или другомъ
направленіи, тогда какъ въ водѣ оно относительно хорошо пла-
ваетъ.
По поводу этого мы замѣтимъ однако, что разсматриваемый
фактъ на нашъ взглядъ не можетъ быть experimentum cruris для
рѣшенія упомянутаго вопроса, какъ признаетъ Luciani. Дѣло въ
томъ, что животныя держатся на водѣ, какъ извѣстно безъ
большихъ усилій, слѣдовательно, для туловища животнаго въ
этомъ случаѣ не требуется особенной опоры. Съ другой стороны
болѣе плотная среда воды также въ значительной мѣрѣ пре-
пятствуетъ боковымъ движеніямъ туловища, слѣдовательно,
облегчаетъ поддержку равновѣсія тѣла.
Въ концѣ концовъ изъ всего ученія Ferrier'a Lnciani при-
знаетъ справедливымъ лишь то, что животное вновь научается
стоять и ходить посредствомъ инстинктивныхъ и произволь-
ныхъ движеній кампенсаторнаго характера, назначенныхъ къ
тому, чтобы предупредить паденіе и сохранить равновѣсіе тѣла
въ пространствѣ; неточность же равновѣсія по Luciani не за-
виситъ, какъ думаетъ Ferrier, отъ недостаточной способности
къ произвольной эквилибраціи, а отъ нервно-мышечной астеніи,
атоніи и астазіи. Мы уже упоминали выше, что собственными
взглядами автора на мозжечекъ мы займемся впослѣдствіи,
а потому не будемъ останавливаться на этихъ терминахъ, кото-
рыми желаетъ выразить авторъ свой взглядъ на функцію моз-
жечка, а перейдемъ къ его критическимъ замѣчаніямъ по поводу
взглядовъ Stefani. Онъ признаетъ, что безъ труда можно ска-
зать, что объективные факты, изъ которыхъ выходитъ Stefani
ошибочны и поэтому заключенія, которыя онъ изъ нихъ выво-
дитъ, не могутъ быть приняты.
Что касается двигательныхъ аномалій у безмозжечковыхъ
голубей, то по его мнѣнію никто еще не видѣлъ того, что на-
блюдалъ въ одномъ случаѣ Stefani. Голубь будто бы могъ въ
теченіе многихъ часовъ прочно держаться то на одной, то на
другой ногѣ въ то время, какъ его голова то слишкомъ да-
леко отходила кзади, то свѣшивалась, то вращалась вправо
или влѣво. При ходьбѣ онъ обнаруживалъ неравномѣрность
и компенсаторные акты единственно съ цѣлью выровнять смѣ-

142

шеніе центра тяжести тѣла, основанное на ненормальныхъ
движеніяхъ головы.
Должно признать, иронически замѣчаетъ Luciani, что „созна-
тельный голубь“ Stefani долженъ обладать чѣмъ-то особеннымъ
и инымъ, нежели голуби у Flourens'a, Wagner'a, Lussana, Dalton'a
и Weir Mitchell'a. Нужно впрочемъ замѣтить, что вскрытіе этого
голубя, какъ позднѣе сообщилъ Stefani обнаружило не полное раз-
рушеніе мозжечка a поврежденіе обоихъ вертикальныхъ кана-
ловъ. При этомъ Luciani ссылается на изслѣдованія К. Ewald'a1)
и Fanos2), которые будто бы доставили ясное доказательство
въ пользу того, что наступающія вслѣдъ за разрушеніемъ ка-
наловъ разстройства суть явленія раздраженія, которыя не
имѣютъ ничего общаго съ мозжечковой атаксіей даже и при до-
пущеніи, что преддвсрная вѣтвь слухового нерва стоитъ въ пря-
момъ соединеніи съ мозжечкомъ.
Подъ руководствомъ Ewald'a между прочимъ произведена
работа В. Lange'a3), который доказываетъ, что явленія, на-
ступающія вслѣдъ за разрушеніемъ лабиринта, независимы и
отличны отъ тѣхъ, которыя слѣдуютъ за отнятіемъ мозжечка.
Онъ указываетъ, что кромѣ того, что мозжечковые и лабиринт-
ные симптомы могутъ другъ друга компенсировать, мозжечекъ
является центромъ сознательныхъ ощущеній, но какихъ ав-
торъ ближе не опредѣляетъ. По Lnciani за Stefani остается за-
слуга устраненія того, что неправильность походки животнаго
съ поврежденіемъ мозжечка представляетъ собою компенса-
ціонный актъ для поддержанія и возстановленія равновѣсія.
Въ дальнѣйшемъ авторъ высказывается противъ дѣла воз-
раженія по поводу заявленныхъ мною взглядовъ на функцію моз-
жечка, какъ на центральный органъ, черезъ который передаются
рефлекторнымъ образомъ вліянія, исходящія изъ особыхъ пе-
риферическихъ органовъ статическаго чувства.
Закончивъ этимъ разсмотрѣніе критики Luciani по отноше-
нію къ различнымъ ученіямъ относительно функціи мозжечка,
мы замѣтимъ здѣсь, что въ общемъ нельзя не согласиться со
многими изъ замѣчаній автора, но несомнѣнно слабой сторо-
ной его критики является отрицаніе фактическихъ данныхъ
въ наблюденіяхъ его предшественниковъ только потому, что
авторъ самъ не имѣлъ случая наблюдать то или другое явле-
1) К. Ewald. Z. Physiologie d. Bogengänge. Pflüger's Arch. Bd. 41 и 44
1887—89.
2) Fanos. Centralbl. f. Physiologie. 14 Marz 1891.
3) B. Lange. Pflüger's Arch. Bd. 50. S. 515—624.

143

— 143 —
ніе или потому, что оно несогласно съ его выводами. Такимъ
образомъ, Luciani признаетъ напримѣръ ошибочнымъ наблю-
денія Ferrier относительно паденія животныхъ послѣ частич-
наго удаленія половины мозжечка на оперированную сторону
на томъ основаніи, что онъ въ своихъ случаяхъ наблюдалъ
при этихъ условіяхъ вращеніе животнаго въ обратномъ на-
правленіи. На томъ же основаніи онъ оспариваетъ наклонность
паденія впередъ у животныхъ съ поврежденіемъ передней
части червя.
Можно было бы привести и другіе примѣры, гдѣ авторъ от-
вергаетъ безъ достаточныхъ основаній фактическую сторону,
наблюденій, сдѣланныхъ предшествующими авторами. Въ этомъ
слабая сторона его критики. Конечно, нѣтъ ничего легче, какъ
не признавать что-нибудь, несоотвѣтствующее своимъ взгля-
дамъ, но знаніе отъ такихъ пріемовъ мало выигрываетъ.
Изслѣдованія Luciani.
Опыты Luciani произведены на собакахъ и обезьянахъ,
которымъ онъ удалялъ либо среднюю долю, либо производилъ
удаленіе одной боковой половины, либо всего мозжечка; при
этомъ автору удалось сохранять животныхъ послѣ такой операціи
въ теченіе долгаго времени въ живыхъ, что до него не было
достигнуто ни однимъ изъ авторовъ.
Чтобы ближе выяснить себѣ точку зрѣнія автора, необхо-
димо прежде всего познакомиться съ его терминологіей: онъ
пользуется словомъ астенія (asthenia) для обозначения симпто-
мокомплекса, въ которомъ при выполненіи произвольныхъ дви-
женій обнаруживается болѣе слабая энергія, чѣмъ въ нор-
мальномъ состояніи; подъ названіемъ мышечной атаксіи (Muskel-
atonia) авторъ понимаетъ симптомъ, при которомъ обнаружи-
вается уменьшенное эластическое напряжете покоющихся
мышцъ и необычное стремленіе дѣйствующихъ мышцъ къ
преждевременному и неожиданному ослабленію. Наконецъ, подъ
названной мышечной астазііи (astasia muscularis) авторъ пони-
маетъ совокупность явленій, которыя выражаются дрожаніемъ
прерывистыми мышечными сокращеніями, колебаніемъ, шата-
ніемъ или неточностью движеній и незаконченнымъ сліяніемъ.
сокращеній, извѣстной непрочностью положенія тѣла и недо-
статкомъ въ гармоніи мышечныхъ сокращеній при движеніяхъ.
При этомъ авторъ поясняетъ, что эти три группы раз-

144

стройствъ близко родственны между собою и по своему происхож-
денію такъ тѣсно сближаются между собою, что явленія
астеніи почти нельзя отличить отъ атоніи и мышечной астазіи.
Независимо отъ того авторъ различаетъ компенсаторныя
явленія, которыя подраздѣляетъ на компенсацію функціональ-
ную и органическую. Подъ первой понимается компенсація,
обусловленная импульсами, исходящими изъ другихъ областей
мозга, напр. двигательной области мозговой коры, съ по-
мощью которыхъ исправляются двигательныя разстройства;
подъ второй понимается компенсація, обусловленная замѣной
функціи утраченной области, другими отдѣлами мозжечка.
Кромѣ того, авторъ отмѣчаетъ въ своихъ случаяхъ дегене-
раціонныя явленія, какъ результатъ перерожденія мозговой
ткани и дистрофическія явленія, представляющія тѣ или дру-
гія разстройства питанія.
Переходя затѣмъ къ изложенію опытовъ автора, необходимо
замѣтить, что три опыта съ продольной перерѣзкой средней
доли дали въ результатѣ отсутствіе явленій раздраженія непо-
средственно вслѣдъ за операціей: только у одной собаки обна-
ружилось тоническое вытяженіе переднихъ конечностей и го-
ловы кзади; авторъ однако относитъ эти явленія къ начинаю-
щемуся воспалительному процессу мозжечка и продолговатаго
мозга. Изъ явленій выпаденія обращали на себя вниманіе умень-
шенная тоничность и плотность мышцъ въ опредѣленныхъ ча-
стяхъ тѣла. При этомъ обнаруживались также явленія функ-
ціональной и органической компенсаціи. Дегенераціонныя явле-
нія не были ясно замѣтны; дистрофическія явленія не отсут-
ствовали, хотя авторъ считаетъ невозможнымъ рѣшить на-
сколько они связаны съ поврежденіемъ самаго мозжечка.
Въ результатѣ опытовъ вышеупомянутой первой группы,
авторъ заключаетъ, что мозжечекъ есть органъ, который не
можетъ быть раздѣляемъ на двѣ половины безъ значитель-
ныхъ функціональныхъ разстройствъ и послѣдовательныхъ тро-
фическихъ измѣненій; отсюда видно, что мозжечекъ въ физіо-
логическомъ смыслѣ представляетъ нѣчто цѣлое, каждая по-
ловина котораго стоитъ въ соотношеніи не только съ соот-
вѣтствующей, но отчасти также и съ противоположной поло-
виной тѣла.
Данныя наблюденій 4 оперированныхъ собакъ и двухъ
обезьянъ, которымъ авторъ производилъ удаленіе всей средней
доли, сводится къ слѣдующему:
У всѣхъ животныхъ явленія раздраженія обнаруживались

145

въ умѣренной степени въ первую недѣлю послѣ операціи, огра-
ничиваясь почти исключительно затылочными мышцами и пе-
редними конечностями. Они выступали въ особенности въ то
время, когда животныя намѣревались выполнить произвольныя
движенія и создавали активное препятствіе для координаціи
движеній. Всѣ явленія выпаденія могли быть подведены подъ
понятіе астеніи, атоніи и астазіи. Они обнаруживались вообще
во всѣхъ мышцахъ и лишь въ нѣкоторыхъ группахъ мышцъ,
напримѣръ въ заднихъ конечностяхъ, выражались сильнѣе.
Авторъ обращаетъ вниманіе, что астеническія явленія пребла-
дали въ заднихъ конечностяхъ, въ противоположность явленіямъ
раздраженія, преобладающимъ въ переднихъ конечностяхъ.
Въ общемъ явленія выпаденія были тѣмъ чище и яснѣе,
чѣмъ слабѣе были явленія раздраженія. Въ тѣхъ случаяхъ,
гдѣ операція удаленія средней доли была произведена симме-
трично, также и явленія раздраженія и выпаденія оказывались
симметричными; наоборотъ, когда у животныхъ операція была
произведена асимметрично, тамъ и явленія распредѣлялись не-
одинаково на той и другой половинѣ тѣла.
Далѣе, у всѣхъ животныхъ обнаруживались явленія функ-
ціональной и органической компенсаціи Дегенераціонныя и
дистрофическія явленія обнаруживались лишь въ одномъ слу-
чаѣ и то въ нерѣзкой степени.
Въ своихъ выводахъ изъ этой серіи опытовъ авторъ обра-
щаетъ вниманіе на тотъ фактъ, что у животныхъ всѣ явленія
современемъ почти совершенно компенсировались, очевидно
на счетъ остальныхъ частей мозжечка, что опровергаетъ взглядъ
Nothnagel'я на физіологію мозжечка. Отсюда очевидно, что бо-
ковыя доли мозжечка ничуть не могутъ имѣть ничтожнаго зна-
ченія и не могутъ также имѣть какого-либо иного значенія для
функціи всего организма, чѣмъ средняя доля.
Съ другой стороны, авторъ вопреки мнѣнію Schiff'а и Vul-
pian'a дѣлаетъ заключеніе на счетъ ошибочности предположе-
нія, будто бы только асимметричныя мозжечковыя поврежде-
нія могутъ вызывать двигательныя разстройства, тогда какъ
симметричныя поврежденія, будутъ ли они объемистыя или
нѣтъ, остаются скрытыми или вызываютъ лишь легкія разстрой-
ства. По автору симметричныя поврежденія вызываютъ лишь
явленія раздраженія и выпаденія одинаковой степени на обѣ-
ихъ сторонахъ, между тѣмъ какъ асимметрическія поврежде-
нія вызываютъ аналогичныя разстройства въ мышцахъ обѣихъ
сторонъ, но неодинаковые по силѣ и протяженію.

146

При операціяхъ съ неполнымъ удаленіемъ всей правой поло-
вины мозжечка (причемъ значительная часть правой половины
средней доли оставалась неразрушенной) картина явленій раз-
драженія представлялась болѣе или менѣе рѣзкою и находи-
лась въ полномъ соотвѣтствіи со степенью поврежденія общаго
пучка мозжечковыхъ ножекъ. У животныхъ можно было на-
блюдать простой симптомъ искривленія спины на оперирован-
ную сторону и тоническое вытяженіе передней лапы той
же стороны. Къ этому присоединялось вращеніе вокругъ про-
дольной оси тѣла на здоровую сторону и скошеніе глазъ въ ту
же сторону.
У заранѣе ослѣпленныхъ животныхъ наблюдалось отсутствіе
вращенія вокругъ продольной оси, не смотря на поврежденіе
мозжечковой ножки, что указываетъ на вліяніе зрѣнія и ско-
шенія глазъ на этотъ симптомъ.
Кромѣ того у животныхъ съ разрушеніемъ мозжечка вмѣстѣ
съ мозжечковыми ножками обнаруживалось появленіе сахара въ
мочѣ, длящееся цѣлыми днями. Сахаръ впрочемъ наблюдался
и у обезьяны, у которой была удалена лишь средняя доля
мозжечка.
Явленія выпаденія и здѣсь не отличались отъ таковыхъ же
въ предыдущихъ случаяхъ, но, какъ явленія мышечной астеніи,
такъ и явленія атоніи выразились въ асимметрической формѣ
на обѣихъ сторонахъ, причемъ рѣзче всего они были выражены
въ мышцахъ конечностей и позвоночника оперированной стороны
и притомъ сильнѣе въ заднихъ, нежели въ переднихъ конеч-
ностяхъ, тогда какъ мышечная астазія въ формѣ осциляцій рѣзче
выражалась въ шейныхъ мышцахъ и въ двигателяхъ головы.
Функціональныя компенсаторныя явленія, выражавшіяся не-
обычными позами и движеніями, предупреждавшими паденіе на
оперированную сторону, также наблюдались у большинства жи-
вотныхъ; что же касается органической компенсаціи, то, хотя
она и обнаруживалась, но не въ такой полной мѣрѣ, чтобы со-
вершенно изгладить явленія выпаденія.
При полномъ удаленіи половины мозжечка у животныхъ
обнаруживались въ общемъ тѣ же явленія; но они представля-
лись еще болѣе рѣзкими, отличались большей продолжитель-
ностью и большимъ постоянствомъ.
Изъ явленій раздраженія авторъ отмѣчаетъ, что вращеніе
на здоровую сторону съ характеристичнымъ отведеніемъ глазъ,
нистагмомъ, спиралевиднымъ поворотомъ головы и туловища
и съ вытяженіемъ соотвѣтвѣтствующихъ конечностей обнару-

147

живается у всѣхъ животныхъ съ постоянствомъ, исключая той
собаки, у которой операція была произведена въ два пріема,
при чемъ второй разъ, спустя 21/2 мѣсяца послѣ первой, слѣдо-
вательно, когда развились уже явленія перерожденія въ пучкѣ
мозжечковой ножки. Въ мочѣ во время періода раздраженія
обнаруживалась гликозурія и поліурія.
Симптомы выпаденія, состоявшіе въ астеніи, атоніи и аста-
зіи, обнаруживались преимущественно въ мышцахъ опериро-
ванной стороны въ такой степени, что животныя болѣе мѣсяца
не могли безъ поддержки ни стоять, ни ходить. При этомъ
обнаруживалось преобладаніе дѣйствія мышцъ здоровой сто-
роны сравнительно съ мышцами оперированной стороны. Явленія
функціональной компенсаціи обнаруживались ясно, напротивъ
того органическая компенсація была недостаточной и животныя
даже спустя много мѣсяцевъ послѣ операціи обнаруживали
еще явленія выпаденія въ рѣзкой степени. Фактъ этотъ объяс-
няется тѣмъ, что каждая половина мозжечка обнаруживаетъ
вліяніе главнымъ образомъ на соотвѣтствующую сторону.
Что касается дегенераціонныхъ явленій, то они не могли
быть различимы отъ симптомовъ выпаденія; дистрофическія
явленія, напротивъ того въ нѣкоторыхъ случаяхъ обнаружива-
лись, хотя авторъ и не рѣшаетъ вопроса, стояли ли они въ пря-
момъ или непрямомъ отношеніи къ поврежденію мозжечка.
При удаленіи средней доли и одной половины мозжечка
наблюдались въ общемъ тѣ же явленія раздраженія, какъ и
при удаленіи одной половины мозжечка, т. е. вращеніе вокругъ
оси тѣла на здоровую сторону, хотя въ общемъ менѣе продол-
жительное и менѣе упорное. Также и явленія выпаденія были
въ общемъ такого же рода, какъ и при половинномъ уда-
леніи. Органическая же компенсація въ случаѣ полнаго уда-
ленія половины мозжечка была выражена сравнительно очень
мало.
При болѣе или менѣе полномъ удаленіи всего мозжечка
явленія у животныхъ отличались отъ тѣхъ, которыя наблюда-
лись по отдѣленіи средней доли лишь своею интенсивностью,
продолжительностью и частью большимъ распространеніемъ.
Вращенія, наблюдаемаго лишь при одностороннихъ или несим-
метричныхъ поврежденіяхъ мозжечка, здѣсь, какъ и слѣдовало
ожидать, не наблюдалось.
Точно также симптомы выпаденія въ этомъ случаѣ различа-
ются отъ подобныхъ же симптомовъ при удаленіи средней доли
только своей интенсивностью и продолжительностью. Явленія

148

функціональной компенсаціи проявлялись при этомъ въ рѣзкой
степени. Напротивъ того, явленія органической компенсаціи были
очень слабо выраженными или почти совершенно отсутствовали,
что находилось въ зависимости отъ большей или меньшей
полноты удаленія мозжечка. При этомъ дегенераціонныя явле-
нія не могли быть строго выдѣлены отъ симптомовъ выпа-
денія. Дистрофическія же разстройства наблюдались лишь у
животныхъ, остававшихся жить болѣе долгое время послѣ опе-
раціи.
На основаніи нѣсколькихъ опытовъ съ одно — или двусторон-
нимъ удаленіемъ чувство-двигательной области мозговой коры у
животныхъ, которымъ ранѣе было произведено удаленіе половины
или всего мозжечка и у которыхъ разстройство движеній въ
извѣстной мѣрѣ компенсировалось, авторъ убѣдился, что
вслѣдъ за удаленіемъ двигательной области у такого рода
животныхъ разстройства движенія вновь усиливались, от-
куда онъ заключаетъ, что компенсаторныя движенія, посред-
ствомъ которыхъ безмозжечковыя животныя получаютъ воз-
можность удерживать равновѣсіе тѣла при стояніи, ходьбѣ и
плаваніи, зависятъ отъ чувство-двигательной сферы головного
мозга и что они такимъ образомъ могутъ быть выдѣлены изъ
синдрома мозжечковыхъ явленій выпаденія.
На основаніи всѣхъ вышеприведенныхъ данныхъ авторъ
приходить къ выводу, что явленія, обнаруживающіяся при все-
возможныхъ поврежденіяхъ мозжечка, различаются между
собою не по существу, а лишь по интенсивности, распростра-
ненію и локализаціи. Кромѣ того наблюденія автора приводятъ
къ выводу, что каждая половина мозжечка вліяетъ на произволь-
ныя движенія своей стороны, слѣдовательно обнаруживаетъ пря-
мое вліяніе, тогда какъ большой мозгъ обнаруживаетъ по отно-
шенію къ остальнымъ системамъ преимущественно перекрестное
отношеніе.
Явленіямъ раздраженія Luciani посвящаетъ особую главу въ
своей монографіи. На основаніи своихъ изслѣдованій онъ при-
ходитъ къ выводу, что въ общемъ они тѣмъ сильнѣе и распро-
страненнѣе, чѣмъ глубже идетъ поврежденіе и чѣмъ болѣе оно
касается тѣхъ слоевъ мозжечка, гдѣ существуешь большее
количество бѣлаго вещества и чѣмъ далѣе простирается раз-
рушеніе къ основанію мозжечковыхъ ножекъ, т. е. къ уровню
ихъ выхода изъ продолговатаго мозга.
При двустороннихъ симметричныхъ поврежденіяхъ явленія
раздраженія распредѣляются равномѣрно на обѣ стороны; на-

149

противъ того при несимметричныхъ двухстороннихъ разруше-
ніяхъ или при одностороннихъ удаленіяхъ они преобладаютъ пре-
имущественно или даже исключительно въ мышцахъ соотвѣт-
ствующей стороны. По автору ясно, что явленія раздраженія
зависятъ отъ раздраженія fibrae efferentes, образующихъ стволъ
мозжечковыхъ ножекъ; смотря по степени раздраженія этихъ
пучковъ, явленія раздраженія представляются болѣе или
менѣе интенсивными и диффузными и наступаютъ справа или
слѣва. смотря потому, дѣйствуетъ ли оперативное вліяніе
сильнѣе или исключительно на правый или на лѣвый стволъ
мозжечковыхъ ножекъ.
Въ пользу этого положенія говоритъ между прочимъ тотъ
фактъ, что у животныхъ, которымъ незадолго предъ тѣмъ были уда-
лены среднія доли мозжечка и у которыхъ многія изъ волоконъ
мозжечковыхъ ножекъ переродились и. вслѣдствіе того, потеряли
свою возбудимость, послѣдующая операція удаленія правой
боковой доли вызвала лишь незначительныя и быстро прехо-
дящія явленія раздраженія по сравненію съ другими животными,
у которыхъ производилось то же поврежденіе.
По автору обусловленное оперативнымъ вмѣшательствомъ
раздраженіе fibrae efferentes ствола мозжечковыхъ ножекъ, подъ
которымъ, кстати сказать, авторъ понимаетъ собственно всѣ три
мозжечковыя ножки въ мѣстѣ ихъ вступленія въ мозжечекъ, об-
наруживается въ двухъ типически различныхъ формахъ: 1) въ
формѣ, которая наступаетъ вслѣдъ за одностороннимъ половин-
нымъ удаленіемъ, и 2) въ формѣ, обнаруживающейся при полномъ
двустороннемъ удаленіи мозжечка.
Въ первомъ случаѣ при наибольшей остротѣ явленія
состоятъ въ развитіи вслѣдъ за общимъ безпокойствомъ
извѣстнаго уже намъ вращенія животнаго вокругъ продольной
оси тѣла на здоровую сторону. При описаніи этого симптома со
стороны автора новостью является лишь то безусловно ошибоч-
ное утвержденіе, что спиралевидное вращеніе позвоночника на
здоровую сторону сопровождается будто бы страбизмомъ и ни-
стагмомъ одной стороны и лишь иногда двусторонними явле-
ніями въ описанной Magendie формѣ.
ЯвЛенія раздраженія при полномъ удаленіи мозжечка въ
наиболѣе острой формѣ состоятъ кромѣ общаго безпокой-
ства и завыванія въ изгибаніи спины кзади, въ особенно-
сти затылочной области, въ формѣ тоническаго вытяженія
обѣихъ переднихъ конечностей поперемѣнно съ клоническими
движеніями заднихъ и иногда двустороннимъ сведеніемъ обоихъ

150

глазъ, склонностью къ движенію вспять, къ перекидыванію и
паденію назадъ. Въ началѣ эти движенія обнаруживаются съ
постоянствомъ, со временемъ же лишь въ тѣхъ случаяхъ,
когда животное выполняетъ произвольные двигательные акты,
тогда какъ при покойномъ состояніи животнаго они ослабѣва-
ютъ или прекращаются совершенно.
Хотя въ общемъ картина въ послѣднемъ случаѣ проще,
нежели въ первомъ, но въ дѣйствительности она состоитъ изъ
тѣхъ же явленій раздраженія, но обнаруживающихся на обѣихъ
сторонахъ.
Въ случаяхъ неполныхъ одно- и двустороннихъ пораженій моз-
жечка и вообще при частичныхъ асимметричныхъ или симметрич-
ныхъ разрушеніяхъ картина явленій раздраженія можетъ быть бо-
лѣе или менѣе недостаточно выражена, какъ въ отношения интен-
сивности, такъ и разнообразія симптомовъ и можетъ даже совер-
шенно отсутствовать, смотря по большей или меньшей суммѣ
травматическихъ вліяній раздраженія на одинъ или оба моз-
жечковые ствола и смотря по степени разрушенія послѣднихъ.
Въ каждомъ случаѣ явленія раздраженія приближаются къ
явленіямъ раздраженія, наблюдаемымъ при одно-и двустороннемъ
удаленіи мозжечка, смотря потому, повреждается-ли одинъ или
оба ствола и затѣмъ преимущественно, исключительно или въ
одинаковой мѣрѣ. Обыкновенно при асептическомъ теченіи раны
острый періодъ раздраженія продолжается лишь нѣсколько дней,
тоническія судороги постепенно теряютъ въ силѣ и продолжи-
тельности и смѣняются клоническими и осцилляторными дви-
женіями.
Ранѣе всего исчезаютъ вращательныя движенія и склон-
ность къ пяченію назадъ. Вмѣстѣ съ этимъ симптомомъ по-
степенно прекращаются или ослабѣваютъ и другія сопрово-
ждающія явленія1).
У обезьянъ. явленія раздраженія въ общемъ тѣ-же, что и у
собакъ, съ тѣмъ лишь различіемъ, что у нихъ обнаруживается
тоническое сгибаніе конечностей вмѣсто тоническаго вытяженія.
Кромѣ того, явленія раздраженія здѣсь отличаются меньшей
интенсивностью и меньшей продолжительностью, вслѣдствіе
чего уже по истеченіи очень немногихъ дней у нихъ съ боль-
шею ясностью выступаютъ явленія выпаденія и въ то же время
потухаетъ всякій слѣдъ раздраженія мозжечковаго ствола.
1) Заслуживаетъ вниманія, что и въ водѣ животное производитъ враща-
тельныя движенія и перекувыркиваніе кзади, пока эти явленія еще не окон-
чательно исчезли.

151

Останавливаясь на симптомѣ вращенія вокругъ оси тѣла,
авторъ между прочимъ пытается разъяснить существующія въ
литературѣ разнорѣчія относительно направленія этого вращенія
тѣмъ, что въ одномъ случаѣ онъ можетъ быть симптомомъ
выпаденія, въ другомъ — симптомомъ раздраженія.
По взгляду Luciani, такъ какъ мозжечекъ проявляетъ вспо-
могательное и усиливающее дѣйствіе на другіе нервные центры,
то понятно, что удаленіе половины мозжечка, какъ и односто-
ронняя перерѣзка мозжечковой ножки, вызываетъ внезапное
нарушеніе равновѣсія въ функціи мозговыхъ центровъ обѣихъ
сторонъ, что и обнаруживается симптомомъ вращенія. По
взгляду автора преобладаніе функціональной дѣятельности од-
ной половины центровъ составляетъ механическое условіе для
происхожденія этого симптома, а чувственныя разстройства и
приступъ головокруженія, выраженный внезапнымъ наруше-
ніемъ равновѣсія, составляетъ непосредственно обусловли-
вающую его причину.
Вращеніе, какъ симптомъ раздраженія, объясняется тѣмъ,
что функціональное равновѣсіе центровъ нарушается въ силу
односторонняго повышенія вліянія со стороны мозжечка, тогда
какъ паралитическое вращеніе, наблюдаемое при перерѣзкѣ
мозжечковой ножки по способу Magendie, объясняется устра-
неніемъ этихъ вліяній на соотвѣтствующей сторонѣ.
Такъ какъ головокруженіе по автору объясняется наруше-
ніемъ функціональнаго равновѣсія центровъ. то понятно, что
вращеніе можетъ происходить и въ томъ случаѣ, если скоше-
ніе глазъ будетъ отсутствовать или проявляться лишь незначи-
тельно, или не въ той формѣ, которая описана Magendie.
Вращеніе ранѣе ослѣпленныхъ кроликовъ ничуть не доказы-
ваетъ по автору, что симптомъ этотъ зависитъ не отъ голово-
круженія, какъ думаетъ Schiff, а доказываетъ только, что въ
этомъ случаѣ дѣло идетъ не о зрительномъ головокруженіи,
какъ думалъ уже Vulpian. Авторъ полагаетъ однако, руководясь
своими опытами надъ ослѣпленными животными, что скошеніе
глазъ составляетъ по крайней мѣрѣ одинъ изъ элементовъ,
который приводитъ къ чувственному разстройству, обусловли-
вающему головокруженіе.
Впрочемъ, вращеніе можетъ происходить и безъ головокру-
женія, благодаря лишь сильному функціональному несоотвѣтствію
между дѣятельностью обѣихъ половинъ мозжечка которому жи-
вотное не можетъ противодѣйствовать компенсаторными актами.
Въ пользу этого положенія приводится одинъ опытъ, въ кото-

152

ромъ у ослѣпленнаго ранѣе животнаго удаленіе половины моз-
жечка не вызывало вращенія на противоположную сторону,
тогда какъ удаленіе двигательныхъ областей мозжечка вызы-
вало вращеніе на оперированную сторону. Вращеніе отъ голово-
круженія по автору всегда носитъ характеръ импульсивнаго,
непреодолимаго движенія, тогда какъ вращеніе отъ простого
функціональнаго преобладанія одной половины мозжечка имѣетъ
характеръ обыкновеннаго рефлекторнаго и произвольнаго дви-
женія.
Что касается до вопроса относительно того, на какія области
мозга fibrae efferentes мозжечка обнаруживаютъ свое вліяніе, то
авторъ, частью руководясь анатомическими данными, частью
старыми указаніями Longet и Vulpian'a относительно функціи
Вароліева моста, разсматриваетъ послѣдній, какъ узловой пунктъ,
до котораго достигаютъ различные импульсы, возбуждающіе
чувствительныя нервныя окончанія, и отъ котораго въ свою
очередь исходятъ двигательные импульсы, направляющіеся на
всю поперечно-полосатую мускулатуру тѣла.
Авторъ впрочемъ не исключаетъ, что вліяніе мозжечка мо-
жетъ передаваться и на другія центры, какъ напримѣръ на
продолговатый и головной мозгъ, при посредствѣ задней и пе-
редней мозжечковыхъ ножекъ. Самый механизмъ вліянія моз-
жечковыхъ поврежденій на произвольные двигательные акты
авторъ понимаешь такимъ образомъ, что раздраженіе мозжеч-
ковыхъ ножекъ вызываетъ функціональное нарушеніе въ меха-
низмѣ волевыхъ актовъ, въ силу чего, смотря по различной
интенсивности, происходитъ или активное препятствіе, или на-
рушеніе нормальнаго теченія координаціи сказанныхъ актовъ.
Такимъ образомъ объясняется абсолютная невозможность или
неспособность выполнять ихъ правильнымъ образомъ и съ воз-
можно ничтожной затратой силы. Внутреннее условіе для абсо-
лютнаго или относительнаго отсутствія координаціи движеній
заключается въ томъ, что произвольные двигательные импульсы
не передаются по нервнымъ путямъ на однѣ только разсматри-
ваемыя мышцы, но также развѣтвляются и на другіе побочные
пути, которые вызываютъ болѣе или менѣе активное участіе
антагонистическихъ мышцъ, т. е. не тѣхъ мышцъ, которыхъ
требуетъ воля, а другихъ. Въ доказательство этого авторъ ссы-
лается на то, что въ его опытахъ тоническія контрактуры у
оперированныхъ животныхъ развивались въ періодѣ раздраже-
нія каждый разъ, когда животное производило волевые акты.
Достаточно произойти вышеуказанной ненормальной иррадіа-

153

ціи двигательныхъ импульсовъ только въ одной группѣ мышцъ,
которая производить опредѣленный волевой актъ, чтобы вы-
полненіе его сдѣлать невозможнымъ. Такимъ образомъ, тони-
ческое вытяженіе передней пары конечностей и даже только
судороги одной передней лапы достаточно, чтобы воспрепят-
ствовать хожденію и плаванію; опистотонусъ и простая контра-
ктура затылочныхъ мышцъ препятствуютъ стоянію, судороги
гортанныхъ мышцъ (trachelismus) дѣлаютъ невозможными же-
ваніе, глотаніе, образованіе голоса и частью даже равномѣрное
дыханіе.
По мѣрѣ того, какъ острое состояніе раздраженія мозжеч-
ковой ножки ослабляется, абсолютная некоординированность
или активное препятствіе координаціи сложныхъ волевыхъ
актовъ смѣняется простымъ разстройствомъ координаціи, кото-
рая не устраняетъ совершенно выполненіе волевыхъ актовъ,
но только вызываетъ неспособность къ правильному ихъ вы-
полненію. Внутреннее условіе для этой относительной некоор-
динированности является тѣмъ же самымъ, заключаясь въ
болѣе или менѣе ясно выраженномъ активномъ участіи одной
или многихъ незатребованныхъ волей мышцъ, которыя нару-
шаютъ общій результатъ движенія или дѣлаютъ его неравно-
мѣрнымъ. Такъ какъ это нарушеніе координаціи обнаруживается
отклоненіемъ въ отношеніи формы, т. е. нормальной мѣры и
направленія движеній, то авторъ и называетъ ее диссимметріей
или безмѣрностью волевыхъ актовъ.
Авторъ затѣмъ анализируетъ элементы мозжечковой атаксіи,
т. е. тѣхъ разстроенныхъ двигательныхъ актовъ, которые обнару-
живаются у животныхъ по прекращеніи явленій раздраженія.
Въ мозжечковой атаксіи авторъ различаетъ два ряда фактовъ;
функціональныя явленія выпаденія, зависящія отъ недостаточ-
ности или отсутствія мозжечковой иннерваціи, и симптомъ фун-
кціональной компенсаціи, состоящій изъ комплекса ненормаль-
ныхъ инстинктивныхъ или произвольныхъ движеній, которыми
животное пытается защитить себя отъ послѣдствій выпаденія
функціи. Первыя выражаются собственно недостаткомъ энергіи
въ произвольныхъ движеніяхъ безмозжечковыхъ животныхъ,
недостачей мышечнаго тонуса и ненормальнымъ способомъ мы-
шечныхъ сокращеній, тогда какъ компенсаторныя явленія по
существу состоятъ въ необычной формѣ произвольныхъ дви-
женій, т. е. необычной въ отношеніи мѣры и направленія
движенія.
Такимъ образомъ симптомокомплексъ выпаденія мозжечка,

154

независимо отъ компенсаторныхъ симптомовъ со стороны го-
ловного мозга, состоитъ въ мышечной слабости или мышечной
астеніи, обусловленной недостаточной или отсутствующей иннер-
ваціей мозжечка, къ которой присоединяется замѣтное подав-
леніе нормальнаго нервнаго и мышечнаго тонуса, выражающееся
вялостью мышцъ конечностей при покойномъ ихъ положеніи
на сторонѣ операціи или ихъ атоніей и неточностью волевыхъ
актовъ, обусловленной несовершеннымъ суммированіемъ эле-
ментарныхъ импульсовъ, отъ которыхъ зависятъ сокращенія.
Эту группу разстройствъ авторъ называетъ астатическими симп-
томами.
Въ окончательномъ результатѣ своихъ изслѣдованій авторъ
подтверждаетъ прежде всего уже и ранѣе установленное
положеніе, что даже совершенное удаленіе мозжечка не вы-
зываетъ паралича чувствительности и движенія и не вызы-
ваетъ также никакихъ нарушеній въ отношеніи ощущенія,
мысли и воли.
Такимъ образомъ, мозжечекъ со своими приводами образуетъ
свою малую, относительно самостоятельную и до извѣстной сте-
пени независимую систему отъ большой черепно-спинной си-
стемы. Онъ не представляетъ собою средняго органа, вдвинутаго
на пути большихъ черепно-спинныхъ проводниковъ, но скорѣе
образуетъ собою конечный органъ или точнѣе прибавокъ, ко-
торый посредствомъ спеціальныхъ приводовъ стоитъ въ прямомъ
или непрямомъ отношеніи къ периферическимъ чувствующимъ
органамъ и который соединяется посредствомъ спеціальныхъ
отводящихъ путей непосредственно съ нѣкоторыми сѣрыми обра-
зованіями черепно-спинной оси и косвенно съ периферическими
аппаратами произвольныхъ движеній.
Какъ дальнѣйшій результата своихъ изслѣдованій, авторъ
отмѣчаетъ также, что мозжечекъ, подобно остальной части че-
репно-спинной системы, представляется въ функціональномъ
отношеніи двустороннимъ органомъ, но въ противоположность
мозговымъ полушаріямъ, дѣйствующимъ главнымъ образомъ
перекрестнымъ путемъ, онъ представляетъ собою органъ, дѣй-
ствующій преимущественно прямымъ путемъ.
Далѣе, всѣ изслѣдованія автора приводятъ къ утвержденію,
что прямое и перекрестное вліяніе иннерваціи мозжечка не огра-
ничивается мышцами, которыя дѣйствуютъ при различныхъ фор-
махъ стоянія и ходьбы, но распространяются на всѣ вообще
произвольныя мышцы, хотя и не въ одинаковой степени, при
чемъ преимущественное вліяніе имъ оказывается на мышцы

155

заднихъ конечностей, а также и на экстензоры или фикса-
торы туловища.
Далѣе, на основаніи своихъ изслѣдованій авторъ приходитъ
къ выводу, что средняя доля мозжечка не имѣетъ ни боль-
шого, ни другого функціональнаго значенія, по сравненію съ
боковыми долями и что различные отдѣлы мозжечка въ общемъ
имѣютъ одну и ту же функцію. Этотъ фактъ доказывается тѣмъ,
что выпаденіе средней доли можетъ большею частью компенсиро-
ваться боковыми долями и съ другой стороны явленія выпаде-
нія, независимо отъ того, будетъ ли поврежденіе мозжечка сим-
метричное или несимметричное, ограниченное или распростра-
ненное, различаются не по существу или по качеству, но един-
ственно по интенсивности, распространенію и продолжитель-
ности, также какъ и по большему или меньшему проявле-
нію въ мышцахъ той или другой стороны.
Мозжечекъ поэтому не представляетъ собою собирательнаго
мѣста различно функціонирующихъ центровъ въ томъ смыслѣ,
что каждый сегментъ стоитъ въ прямомъ отношеніи къ особой
мышечной группѣ или опредѣленъ для различныхъ функцій.
Напротивъ того, все приводитъ къ утвержденію, что мозжечекъ
есть функціонально однородный органъ, иначе говоря, органъ,
въ которомъ всякій сегментъ обладаетъ той же функціей, какъ
и цѣлое, и можетъ вознаграждать выпаденіе остальныхъ до
тѣхъ поръ, пока не будутъ нарушены его естественныя отно-
шенія къ приводящимъ путямъ, съ помощью которыхъ онъ
воспринимаетъ чуствительныя впечатлѣнія, или къ отводящимъ
путямъ, при посредствѣ которыхъ онъ проявляетъ свое вліяніе
на остальную центральную нервную систему.
Задаваясь вопросомъ, можно ли разсматривать мозжечекъ,
какъ своего рода sensorium, авторъ не придаетъ особаго зна-
ченія эффектамъ раздраженія мозжечка и обращаетъ вниманіе
главнымъ образомъ на то обстоятельство, что совершенное
отсутствіе мозжечка у животныхъ и человѣка не связывается
необходимымъ образомъ ни съ параличемъ, ни съ несовершен-
ствомъ или значительной слабостью внѣшнихъ и внутреннихъ
чувствъ. Все это побуждаетъ автора отказать мозжечку въ ка-
кой-либо чувствительной фунціи. Это положеніе выставлялось
цѣлымъ рядомъ видныхъ физіологовъ, какъ Longet, Vulpian,
Wagner, Wundt, Eckhard, Ferrier и другіе. Тѣмъ не менѣе
авторъ, принявъ во вниманіе недостаточность способовъ изслѣ-
дованія чувствительности у животныхъ, и условія, затрудняющія
точное изслѣдованіе чуствительности у больныхъ съ пораже-

156

ніемъ мозжечка (слабость интеллекта и пр.), оставляетъ выше-
указанный вопросъ открытымъ, ожидая рѣшенія его въ буду-
щемъ.
Что касается до вліянія мозжечка на остальныя части
нервной системы, то авторъ, основываясь на своихъ изслѣдо-
ваніяхъ надъ животными съ удаленіемъ мозжечка, приходитъ,
какъ мы видѣли, къ выводу, что выпаденіе мозжечка обнару-
живается тремя категоріями явленій со стороны двигательной
сферы, а именно: нервно-мышечными астеническими, атониче-
скими и астатическими явленіями, откуда слѣдуетъ, что нормаль-
ное вліяніе мозжечка на остальную нервную систему проявляется
въ видѣ стенической, тонической и статической нервно-мы-
шечной дѣятельности, иначе говоря, въ видѣ сложной дѣятель-
ности, которая: 1) повышаетъ силу (energia potentialis) мышечныхъ
сокращеній (стеническое дѣйствіе), 2) усиливаетъ степень ихъ
сокращенія во время ихъ функціональнаго покоя (тоническое
дѣйствіе), 3) ускоряетъ ритмъ элементарныхъ импульсовъ во
время дѣятельности и даетъ въ результатѣ нормальный пере-
ходъ и равномѣрную непрерывность дѣйствія (статическое
дѣйствіе).
Авторъ кромѣ того указываетъ на то обстоятельство, что,
какъ всякое функціальное раздраженіе необходимымъ образомъ
связывается съ питаніемъ, такъ и мозжечекъ долженъ обна-
руживать прямое или непрямое трофическое вліяніе. Первое
выражается развитіемъ перерожденій и склерозовъ, второе
обнаруживается въ видѣ медленно развивающихся мышечныхъ
и кожныхъ перерожденій, въ видѣ различныхъ общихъ
и мѣстныхъ дистрофическихъ формъ, которыя нерѣдко на-
ступаютъ въ теченіе мозжечковой атаксіи въ видѣ болѣе
медленнаго роста тканевыхъ элементовъ и уменьшеннаго сопро-
тивленія животнаго къ наружнымъ вреднымъ вліяніямъ, благо-
даря чему оно легче здоровыхъ подвергается заболѣванію.
Трофическое вліяніе мозжечка по автору медленно, покойно,
постоянно, какъ медленно, покойно и постояно и функціональ-
ное, т. е. тоническое, стеническое и статическое вліяніе моз-
жечка на другіе нервные центры.
Что касается явленій раздраженія мозжечка, то опыты автора
и клиническія наблюденія приводятъ къ выводу, что при за-
болѣваніи органа, какъ его трофическая, такъ и функціональная
дѣятельность поднимается до возбужденія бурныхъ разстройствъ
чувственныхъ, двигательныхъ и трофическихъ функцій осталь-
ныхъ нервныхъ центровъ. Чувственныя разстройства обнару-

157

живаются въ видѣ особыхъ субъективныхъ явленій и со-
стоятъ преимущественно въ различныхъ формахъ головокру-
женія; двигательныя явленія выражаются разнородными раз-
стройства ми движенія, которыя авторъ подводитъ подъ катего-
рію активныхъ препятствій двигательной координации; наконецъ,
трофическія нарушенія обнаруживаются въ видѣ острыхъ явле-
ній нарушеннаго обмѣна, выражающихся поліуріей, гликозуріей,
ацетонуріей и въ быстромъ пониженіи вѣса тѣла. Въ комплексѣ
этихъ явленій раздраженія мозжечковаго праисхожденія авторъ
находитъ между прочимъ подтвержденіе своихъ выводовъ отно-
сительно явленій выпаденія.
Въ общемъ авторъ сравниваетъ дѣйствіе мозжечка съ элек-
тромоторомъ, аккумуляторомъ и разрядчикомъ силы. Что же
касается прямого и непрямого трофическаго вліянія, то въ этомъ
отношеніи дѣятельность мозжечка не представляетъ чего-либо
специфическаго, отличнаго отъ дѣятельности другихъ частей
нервной системы, такъ какъ въ сущности нѣтъ области по-
слѣдней, которая не производила бы прямого или косвеннаго
вліянія на питаніе другихъ частей тѣла. Функціональная же
дѣятельность мозжечка въ извѣстной мѣрѣ отлична отъ дѣя-
тельности другихъ центральныхъ областей и можетъ быть раз-
сматриваема какъ вспомогательная или подкрѣпляющая система
(Hilf-oder Verstäkungssystem) для большой черепно-мозговой си-
стемы.
Въ дальнѣйшемъ авторъ проводитъ аналогію между дѣятель-
ностью межпозвоночныхъ узловъ и мозжечковыхъ центровъ,
указывая на то, что первые имѣютъ не только трофическое
вліяніе, но и совершенно особое усиливающее вліяніе на возбу-
димость переднихъ корешковъ, причемъ это усиленіе возбуди-
мости представляетъ по его мнѣнію синтетическое выраженіе,
которое будто бы уже содержитъ понятіе о стеническомъ, то-
ническомъ и статическомъ вліяніи.
Позднѣйшія изслѣдованія Thomas'a и другихъ авторовъ.
Мы нѣсколько подробно остановились на работѣ Luciani въ
виду того, что его чрезвычайно старательныя изслѣдованія
несомнѣнно въ извѣстной мѣрѣ обагатили изученіе фактиче-
ской стороны явленій, слѣдующихъ за пораженіями мозжечка,
въ особенности же явленій, слѣдующихъ за полнымъ и поло-
виннымъ удаленіемъ мозжечка, а также и въ виду того, что

158

Luciani, давшій въ позднѣйшій періодъ времени наиболѣе круп-
ное изслѣдованіе относительно физіологіи мозжечка, высказы-
ваетъ новые взгляды относительно его функціи, устраняя боль-
шинство прежнихъ гипотезъ и даже болѣе распространенный
взглядъ о значеніи мозжечка, какъ органа равновѣсія.
Должно впрочемъ упомянуть, что гипотеза относительно
значенія мозжечка, какъ источника силы и энергіи, предста-
вляется въ сущности ничуть не новою. Не говоря о старомъ
ученіи Rolando, уже Weir Mitchel, замѣтивъ быструю утомляе-
мость при движеніяхъ оправившихся голубей, которымъ была
удалена большая часть мозжечка, пришелъ къ заключенію, что
послѣдній служитъ источникомъ силы и энергіи. Тѣмъ не менѣе
нельзя отрицать, что Luciani развилъ ученіе о значеніи моз-
жечка, какъ источника силы и энергіи, въ такой мѣрѣ, что это
ученіе достигло стройной научной системы, что несомнѣнно со-
ставляетъ его заслугу.
Къ сожалѣнію въ оцѣнкѣ явленій, наблюдаемыхъ у живот-
ныхъ при пораженіи мозжечка, у автора вездѣ и всюду про-
глядываешь слишкомъ большое увлеченіе своими взглядами и
полученными имъ данными, что и приводитъ его къ игнори-
рованію всѣхъ другихъ мнѣній и вмѣстѣ съ тѣмъ къ ошибоч-
ному воззрѣнію на функцію мозжечка.
Займемся теперь позднѣйшими излѣдованіями, въ числѣ
которыхъ особаго вниманія заслуживаютъ изслѣдованія Tho-
mas'a. По Thoraas'y разстройства, слѣдующія за разрушеніемъ
мозжечка, могутъ быть либо послѣдствіемъ возбужденія повре-
жденныхъ областей, либо послѣдствіемъ угнетенія или выпаде-
нія функціи разрушенныхъ областей, либо наконецъ послѣд-
ствіемъ замѣны ея функціей сосѣднихъ областей или другихъ
нервныхъ центровъ.
Наиболѣе раннія явленія суть явленія возбужденія, обнару-
живающіяся даже въ моментъ разрѣза. Непосредственно вслѣдъ
затѣмъ должны обнаруживаться явленія выпаденія; позднѣе же
всего обнаруживаются явленія замѣны или и компенсаціи.
Явленія возбужденія должны отличаться короткой продол-
жительностью; возбужденіе, вызванное разрывомъ нервныхъ во-
локонъ, должно проявляться вмѣстѣ съ нимъ, но вмѣстѣ съ
тѣмъ явленія возбужденія могутъ быть и послѣдствіемъ сдав-
ленія сосѣднихъ частей посредствомъ сгустковъ крови или ин-
струментомъ во время операціи.
Явленія угнетенія resp. выпаденія слѣдуютъ непосредственно
за разрушеніемъ органа, вслѣдствіе чего въ данный моментъ

159

могутъ наблюдаться одновременно разстройства, обусловленныя
возбужденіемъ опредѣленныхъ центровъ и разрушеніемъ дру-
гихъ.
Явленія замѣны resp. компенсаціи присоединяются по исте-
ченіи извѣстнаго времени къ явленіямъ выпаденія, такъ что
нѣтъ возможности наблюдать исключительно явленія угнете-
нія или явленія замѣны. Только явленія раздраженія допу-
стимы въ чистомъ видѣ, но анестезія и привязываніе живот-
наго во время операціи препятствуетъ ихъ обнаруженію.
Что касается результатовъ изслѣдованія автора, то мы при-
ведемъ здѣсь лишь главнѣйшіе изъ нихъ. При односторон-
немъ разрушеніи мозжечка авторъ наблюдалъ вращеніе вокругъ
продольной оси тѣла со здоровой стороны на оперированную,
если принять, что направленіе вращенія опредѣляется стороной,
на которую падаетъ животное. По автору Luciani будто бы опре-
дѣлялъ вращеніе животныхъ по направленію поворота головы и
страбизма и потому призналъ, что вращеніе у животныхъ въ
подобныхъ случаяхъ происходитъ съ оперированной стороны на
здоровую.
Такимъ образомъ, различіе по мнѣнію автора существуютъ
только въ выраженіи, но онъ тутъ же прибавляетъ, что наблю-
денія Russel'я не согласуются съ его наблюденіями.
Russel1) указалъ, два главныхъ правила для опредѣленія на-
правленія вращеній: 1) объектъ долженъ быть помѣщенъ
предъ наблюдателемъ и смотрѣть въ томъ же самомъ напра-
вленіи; 2) направленіе вращенія вокругъ оси должно быть вы-
ражено въ терминахъ, относящихся къ направленію, въ кото-
ромъ двигается верхняя часть объекта.
Примѣняя эти данныя къ вращенію, вызванному разруше-
ніемъ правой доли мозжечка, Russel говоритъ, что вращеніе
происходитъ справа на лѣво. Эти результаты Thomas находить
противорѣчащими результатамъ Luciani и его собственнымъ.
Что касается явленій, сопровождающихъ вращеніе, то въ
отчетѣ автора мы не находимъ ничего существенно новаго.
Своеобразное косоглазіе и нистагмъ авторомъ наблюдался съ
тѣмъ же постоянствомъ, какъ и другими наблюденіями. Упо-
мянемъ лишь, что у животныхъ по автору довольно часто
наблюдаются разстройста глотанія и рвоты. При этомъ живот-
ное не лаетъ, оно производить лишь нѣсколько жалобныхъ
1) Russel. The direktion of rotation in cerebeller affections. British medical
Journal. 1897.

160

визговъ. Кромѣ того на сторонѣ операціи обнаруживается ясное
усиленіе рефлексовъ.
Къ концу 4-хъ или 5-ти дней вращеніе прекращается, но у
животнаго обнаруживается еще въ теченіе нѣкотораго времени
искривленіе позвоночника съ вогнутостью, обращенной на опе-
рированную сторону.
При полномъ разрушеніи мозжечка разстройства въ началѣ
представляются менѣе интенсивными, нежели послѣ частич-
ныхъ разрушеній, но возстановленіе идетъ болѣе медленно.
Послѣ полныхъ разрушеній мозжечка не наблюдается дви-
женій вращенія вокругъ оси, по крайней мѣрѣ ясно выражен-
ныхъ.
Они существуютъ преимущественно въ томъ случаѣ, если
разрушенію подвергается въ большей мѣрѣ одна часть мозжечка,
нежели другая, или же разрушеніе захватываетъ частью и
сосѣднія области. Нерѣдко существуетъ кромѣ того горизон-
тальный нистагмъ съ отклоненіемъ глазныхъ яблокъ въ тѣхъ
случаяхъ, когда поврежденіе представляется не вполнѣ симме-
тричнымъ.
При удаленіи мозжечка лежаніе можетъ происходить безраз-
лично какъ на той, такъ и на другой сторонѣ; голова принимаетъ
положеніе усиленной экстензіи, откинутое кзади безъ бокового
отклоненія туловище описываетъ соотвѣтствующее искривленіе
opisthothonus, члены, особенно передніе, находятся въ состояніи
экстензіи. Въ теченіе двухъ или трехъ дней обнаруживаются
разстройства глотанія и рвоты пищей.
Вытяженіе головы, opisthothonus и контрактуры членовъ умень-
шаются постепенно, позже наблюдаютъ усиленіе сухожильныхъ
рефлексовъ.
Возстановленіе движенія происходитъ тѣмъ же путемъ, какъ
и въ предыдущемъ случаѣ, но по причинѣ симметричности
пораженія не существуетъ стремленія къ паденію туловища на
одну сторону. При этомъ сначала походка принимаетъ характеръ
пьяной походки и лишь современемъ разстройства постепенно
выравниваются.
Авторъ обращаетъ вниманіе на тотъ фактъ, что зрѣніе
оказываетъ большое вліяніе на возстановленіе движенія опе-
рированныхъ животныхъ. Въ одномъ случаѣ, въ которомъ,
вслѣдствіе офтальміи, собака ослѣпла, возстановленіе движенія
не наступило вовсе. Такимъ образомъ, зрѣніе обнаруживаетъ
викарирующее вліяніе на возстановленіе утраченныхъ движе-
ній. Въ параллель съ этимъ упомянемъ, что въ недавнее время

161

также Roncoli1) убѣдился, что слѣпыя животныя гораздо труднѣе
возстановляютъ разстройства движенія, обусловленныя пораже-
ніемъ средней доли мозжечка, нежели животныя зрячія, откуда
онъ заключилъ о существованіи нѣкотораго соотношенія между
зрѣніемъ и мозжечкомъ, который при выполненіи своей функціи
изпользываетъ различные роды чувственнаго воспріятія.
У молодыхъ животныхъ съ удаленіемъ мозжечка авторъ
находитъ лишь менѣе хорошее развитіе по сравненію съ ста-
рыми животными. Но при одностороннемъ разрушеніи моз-
жечка не замѣчается различія между той и другой стороной
тѣла. Это недоразвитіе животныхъ, лишенныхъ мозжечка, авторъ
объясняетъ значительной затратой энергіи въ періодъ роста
животнаго.
Слѣдуетъ замѣтить, что оперированныя животныя, какъ замѣ-
тилъ уже и Luciani, могутъ хорошо плавать, хотя бы они прежде
и вовсе не пробовали плавать.
Кромѣ того, авторъ согласно съ Luciani и Ferrier'омъ замѣтилъ,
что у всѣхъ оперированныхъ животныхъ крайне быстро насту-
паетъ утомленіе. Это по его мнѣнію доказываетъ, что мозже-
чекъ во всякомъ случаѣ играетъ добавочную роль въ двига-
тельной иннерваціи.
Послѣ разрушенія червя тотчасъ послѣ операціи голова
была сильно отклонена кзади, туловище также отклонено въ
томъ же направленіи (opisthothonus), передніе члены сильно вытя-
нуты; глаза представляли вертикальный нистагмъ. Въ послѣ-
дующіе дни контрактура постоянно улучшалась и животное
мало по малу научалось держаться на ногахъ, при чемъ задніе
члены представлялись направленными впередъ; затѣмъ въ тече-
ніе двухъ или трехъ дней при каждой попыткѣ идти впередъ
животное пятилось, опрокидываясь кзади. Когда животное на-
учалось ходить, у него обнаруживались колебанія туловища
въ передне-заднемъ направленіи при произвольныхъ движе-
ніяхъ.
Въ одномъ случаѣ было сдѣлано разрушеніе зубчатаго ядра
при ничтожномъ поврежденіи сосѣднихъ частей червя. Въ ре-
зультатѣ крайне рѣдко выраженныя разстройства въ равновѣсіи
тѣла, но поврежденіе было произведено въ этомъ случаѣ по-
средствомъ гальванической петли, вслѣдствіе чего нельзя
исключить по автору явленій задержки, обусловленныхъ при-
жиганіемъ нервной ткани.
1) Roncoli. Policlinico. № 22, 1899, Jahresbericht f. Neurologie u. Psych. 1900.

162

Авторъ упоминаетъ также объ опытахъ, произведенныхъ имъ
на кошкахъ, морскихъ свинкахъ и кроликахъ, но результаты,
полученные имъ на послѣднихъ животныхъ, значительно менѣе
опредѣленны, нежели на собакахъ, а у кошекъ они вообще
выражены слабѣе, нежели у собакъ.
Сравнивая полученные результаты между собою, авторъ при-
ходитъ къ выводу, что частичныя и полныя разрушенія моз-
жечка у различныхъ видовъ животныхъ тождественны между
собою для каждаго отдѣльнаго случая (разрушеніе половины
мозжечка, разрушеніе всего мозжечка, разрушеніе червя и пр.)
лишь съ небольшими различіями въ отношеніи интенсивности
явленій соотвѣтственно индивидуальности животнаго. Паралича
членовъ при этомъ не существуетъ. Напротивъ того, у живот-
ныхъ существуетъ астенія, атонія и астазія, какъ указалъ
Luciani.
Задаваясь вопросомъ объ источникѣ астеніи, авторъ за-
мѣчаетъ, что до сихъ поръ этотъ вопросъ представляется
мало разъясненнымъ. На вопросъ, можно ли вмѣстѣ съ Luciani
заключить, что мозжечекъ въ нормальномъ состояніи произво-
дитъ на остальную нервную систему вліяніе, которое проявляется
стеническимъ, тоническимъ и статическимъ нервно-мышечнымъ
дѣйствіемъ, что мозжечекъ такимъ образомъ увеличиваетъ по-
тенціальную энергію нервно-мышечнаго аппарата и усиливаетъ
степень тонуса мышцъ во время функціональныхъ паузъ, авторъ
отвѣчаетъ, что такое опредѣленіе нисколько не разъясняетъ
намъ самаго механизма этой функціи. Авторъ признаешь, что
только анализъ слѣдующихъ за пораженіемъ мозжечка раз-
стройствъ при сравненіи съ анатомическими связями мозжечка
можетъ бросить свѣтъ на этотъ механизмъ.
Разсмотрѣвъ затѣмъ условія равновѣсія въ нормальномъ со-
стояніи, авторъ переходить къ описанію измѣненій этихъ условій
у животныхъ съ разрушеніемъ мозжечка.
Опуская другія практическія данныя, содержащіяся въ работѣ
Thomas'a, мы замѣтимъ здѣсь, что по автору движеніе вращенія,
вынужденное лежаніе на пораженной сторонѣ, толчки и паде-
ніе въ ту же сторону суть явленія одного и того же рода, лишь
различествующія между собою по степени. Онъ оспариваетъ
при этомъ взглядъ будто бы движенія вращенія обязаны раздра-
женію исходящихъ волоконъ мозжечка. По его взгляду, если
бы вращеніе животнаго вокругъ оси тѣла было обязано раздра-
женію, оно должно бы происходить въ другомъ направленіи, не-
жели движенія, обнаруживающіяся, какъ результатъ подавленія

163

этихъ волоконъ, т. е. должно бы происходить въ направленіи
здоровой стороны.
Указывая на то обстоятельство, что поднятіе лапъ при
ходьбѣ приводитъ во избѣжаніе разстройства равновѣсія къ
двигательной реакціи, состоящей въ поворотѣ туловища и
головы въ противоположную сторону, авторъ замѣчаетъ, что
эта реакція двусторонняя и въ покоѣ обѣ силы, устанавли-
вая равновѣсіе, остаются безъ дѣйствія. Если же одна изъ
этихъ силъ быстро уничтожается, другая же продолжаетъ
дѣйствовать, то и произойдетъ вращеніе туловища вокругъ оси
тѣла съ отклоненіемъ головы въ противоположномъ направле-
ніи. Такимъ образомъ, разрушеніе половины мозжечка равно-
сильно подавленію этой силы реакціи на сторонѣ поврежденія.
Авторъ такимъ образомъ высказывается противъ мнѣнія
Luciani, раздѣляющаго явленія, слѣдующія за разрушеніемъ моз-
жечка на двѣ группы, изъ которыхъ одна, а именно: вращеніе
тѣла и скошеніе глазъ, обязана раздраженію; другія же — недо-
статку мозжечковой иннерваціи. Явленія раздраженія авторъ
допускаетъ лишь въ періодъ анэстезіи отъ наркоза, которая
мѣшаетъ имъ обнаружиться; явленія же, признаваемыя Luciani
за явленія раздраженія, по его мнѣнію обязаны недостатку моз-
жечковой иннерваціи. Тотъ фактъ, что движеніе вращенія, какъ
и паденіе въ сторону операціи, не продолжаются долгое время,
авторъ объясняешь тѣмъ, что животное имъ сопротивляется, бла-
годаря участію другихъ центровъ или остающихся частей моз-
жечка. Что касается отведенія особенно переднихъ членовъ, то по
автору на сторонѣ поврежденія оно служишь результатомъ са-
мого разрушенія, тогда какъ на здоровой сторонѣ оно является
дополняющимъ движеніемъ.
При разрушеніи одной половины мозжечка мышцы соотвѣт-
ствующей стороны не могутъ болѣе сопротивляться смѣщенію
тѣла въ томъ же направленіи, какъ при произвольныхъ, такъ
и при рефлекторныхъ и автоматическихъ движеніяхъ, причемъ
симметричныя мышцы противоположной стороны, продолжая
дѣйствовать, еще увеличиваютъ смѣщеніе. Этимъ объясняется
боковое положеніе на боку оперированной стороны.
Равнымъ образомъ, неустойчивость головы въ покоѣ и появле-
ніе большихъ колебаній при движеніи во время пріема пищи
доказываютъ, что ни въ одномъ случаѣ голова не находится
въ устойчивомъ положеніи. При этомъ какъ размахъ, такъ и
частота колебаній въ свою очередь доказываютъ, что дѣло
идетъ не о паралитическомъ разстройствѣ.

164

При одностороннемъ разрушеніи голова по автору всегда
наклоняется въ пораженную сторону; спустя нѣсколько дней
это наклоненіе головы уменьшается, но тѣмъ не менѣе голова
остается неустойчивой. По истеченіи же нѣсколькихъ недѣль ис-
чезаютъ и колебанія головы. Въ концѣ концовъ авторъ приходитъ
къ выводу, что разстройства, наступающія въ статикѣ и въ дви-
женіяхъ головы послѣ односторонняго разрушенія мозжечка,
суть прямыя послѣдствія подавленія силы реакціи, которую
одна сторона мозжечка производитъ на соотвѣтствующую сто-
рону тѣла.
Въ случаяхъ разрушенія половины мозжечка при возстано-
вленіи движеній другая половина мозжечка, по автору, если и
участвуетъ, то не прямо (въ виду отсутствія отношенія ея къ
противоположной сторонѣ тѣла), а при посредствѣ большихъ
полушарій мозга. Даже послѣ разрушенія всего мозжечка воз-
становленіе движеній еще возможно, благодаря дѣйствію глав-
нымъ образомъ большого мозга. Вслѣдствіе этого, и движенія
на пораженной сторонѣ по возстановленіи ихъ отличаются отъ
движеній здоровой стороны. Такъ, во время ходьбы конечности
пораженной стороны поднимаются и опускаются на почву съ
большею быстротою и въ этомъ отношеніи представляютъ со-
вершенную противоположность съ плавными движеніями здоро-
вой стороны, выполняемыми автоматически.
Доказательствомъ возстановленія движеній, слѣдующихъ за
разрушеніемъ одной стороны мозжечка, при посредствѣ боль-
шихъ полушарій мозга служитъ между прочимъ тотъ фактъ,
что при отвлеченіи вниманія у оперированныхъ животныхъ, у
которыхъ возстановленіе движеній сильно подвинулось впередъ,
тотчасъ же выступаютъ вновь разстройства, обусловленныя
операціей.
Что плаваніе у оперированныхъ животныхъ совершается
почти нормально, авторъ объясняетъ тѣмъ, что механизмъ
равновѣсія борется главнымъ образомъ съ тяжестью тѣла, что
законы статики при плаваніи на водѣ оказываются другими по
сравненію съ условіями передвиженія на почвѣ.
У оперированной собаки всякое движеніе, всякое положеніе
требуетъ много болѣе значительной суммы условій, нежели у
нормальныхъ собакъ; движеніе, приспособленное для достиже-
нія извѣстной цѣли, у оперированныхъ животныхъ по возстано-
вленіи ихъ движенія не вызываетъ уже тѣхъ реакцій, которыхъ
требуетъ поддержаніе равновѣсія во время его выполненія. По-
этому прежде, чѣмъ ввести въ дѣйствіе механизмъ, который

165

позволяетъ сохранить равновѣсіе, оперированная собака дол-
жна, такъ сказать, пробовать свои мышцы, откуда — утом-
леніе, астенія, астазія, неудачныя мышечныя сокращенія и
атонія.
Послѣднія разстройства такимъ образомъ вытекаютъ не
прямо изъ подавленія или устраненія дѣятельности мозжечка.
Хотя каждое полушаріе мозжечка служитъ источникомъ
энергіи для соотвѣтствующей стороны тѣла, но эта энергія
имѣетъ свое спеціальное предназначеніе поддерживать равно-
вѣсіе тѣла во всѣхъ положеніяхъ и при всякомъ движеніи
тѣла. Въ концѣ концовъ астенія, атонія и астазія уменьшаются
съ каждымъ днемъ; астенія, правда, остается на болѣе долгое
время, такъ какъ она является прямымъ слѣдствіемъ уста-
лости, обусловленной вниманіемъ и произвольными усиліями,
т. е. болѣе активнымъ усиліемъ со стороны большого мозга
почти при всѣхъ дѣйствіяхъ.
Еще Schiff'омъ и Vulpian'омъ отмѣченный фактъ, что разру-
шеніе одной стороны мозжечка вызываютъ болѣе рѣзкія раз-
стройства равновѣсія, нежели разрушеніе всего мозжечка,
авторъ объясняетъ несимметричностью силы реакціи въ пер-
вомъ случаѣ. Зато во второмъ случаѣ возстановленіе движе-
ній происходитъ много медленнѣе, нежели въ первомъ случаѣ,
что объясняется тѣмъ, что для возстановленія разстроенныхъ
движеній на обѣихъ сторонахъ требуется болѣе значительная
дѣятельность большого мозга, нежели при односторонемъ раз-
стройствѣ. Этимъ же объясняется и то обстоятельство, что
при полномъ разрушеніи мозжечка астенія болѣе рѣзко выра-
жена и отличается большимъ упорствомъ.
Что касается разрушеній червя, то симптоматологія ихъ
представляется нѣсколько особенною. Здѣсь разстройства дви-
женія особенно замѣтны въ заднихъ конечностяхъ, которыя
ставятся въ положеніе отведенія безъ уменьшенія разстоянія
между передними и задними конечностями; при этомъ жи-
вотное либо пятится либо падаешь назадъ. Со временемъ однако
эти разстройства исправляются. Поэтому авторъ полагаетъ,
что червь мозжечка стоитъ въ особенномъ соотношеніи съ
статикой задней части туловища и заднихъ членовъ. Въ нор-
мальномъ состояніи по автору онъ поддерживаетъ приведете
заднихъ членовъ и наклоненіе туловища впередъ.
Хотя и нельзя установить точной локализаціи въ мозжечкѣ,
но тѣмъ не менѣе можно сказать, что каждая половина моз-
жечка дѣйствуетъ на соотвѣтствующую сторону тѣла, что червь

166

участвуешь въ особенности въ явленіяхъ равновѣсія, завися-
щихъ отъ задней части туловища и заднихъ конечностей, тогда
какъ мозговыя полушарія участвуютъ въ явленіяхъ равно-
вѣсія, зависящихъ отъ переднихъ частей туловища и перед-
нихъ членовъ. По автору наша воля вообще производить зна-
чительно большее вліяніе на передніе члены, нежели на задніе.
Такимъ образомъ, дѣйствіе мозжечка по автору предста-
вляется крайне сложнымъ, при чемъ оно можетъ быть замѣ-
нено дѣятельностью другихъ центровъ. Въ концѣ концовъ моз-
жечекъ по автору является органомъ совершенствованія и роль
его состоитъ въ установленіи равновѣсія или поддержанія его,
когда тѣло находится въ движеніи или покоѣ.
Если однако такова роль мозжечка, то спрашивается, по-
чему при разрушеніяхъ мозжечка обнаруживаются скошеніе
и нистагмъ глазъ? И какъ связать съ этимъ взглядомъ цѣлый
рядъ другихъ разстройствъ, наблюдаемыхъ при пораженіяхъ
мозжечка.
Изъ позднѣйшихъ работъ заслуживаютъ вниманія между
прочимъ изслѣдованія Lewandowsk'aro
Послѣдній дѣлитъ разстройства, наблюдаемыя при опера-
ціяхъ надъ мозжечкомъ у кроликовъ, кошекъ, собакъ и обезь-
янъ, на двѣ главныя группы: 1) вынужденныя движенія и
2) атаксію. Первыя состоять во вращеніяхъ, стрѣлочныхъ и ма-
нежныхъ движеніяхъ и происходятъ всегда при одностороннихъ
поврежденіяхъ и всегда на поврежденную сторону. Двусторон-
нія поврежденія и удаленіе червя вызываютъ движеніе кзади.
Вопреки Luciani вынужденныя движенія авторъ признаетъ
не за явленія раздраженія, а за чистыя явленія выпаденія.
Они обусловливаются не нарушеніемъ мышечной иннерваціи,
a нарушеніемъ перемѣщенія и направленія тѣла въ простран-
ствѣ (Ortsbewegung und Störung d. Richtungs d. Körpers im Raum). У
высшихъ животныхъ, какъ напр. у обезьянь и у человѣка, это
объективное нарушеніе содержанія тѣла въ пространствѣ ослаб-
ляется и на первый планъ выдвигается головокруженіе.
Второй симптомъ, проявляющійся въ формѣ атаксіи, которую
Luciani расчленилъ на астазію, астенію и атонію, по автору
представляетъ чувственную форму атаксіи, которая основы-
вается на тяжеломъ нарушеніи мышечнаго чувства, имѣющимъ
своимъ послѣдствіемъ потерю способности соразмѣрять степень
движеній, относительную силу, быстроту, послѣдовательность
1) Lewandowsky. Ueber die Verrichtungen des Kleinhirns. Centralbl. f. Phys.
Bd. XV, 1901, стр. 225.

167

отдѣльныхъ сокращеній и энергію сложныхъ движеній. Отсюда
движенія носятъ нецѣлесообразный характеръ.
У животныхъ съ удаленіемъ мозжечка можно было по-
стоянно констатировать нарушеніе чувства положенія (Lagesinn).
Собака не исправляетъ напр. неловкаго положенія передней лапы
и равнодушно выноситъ касаніе почвы тыльной ея стороной.
При этомъ авторъ устраняетъ предположеніе, что это явле-
ніе основано на какомъ-либо разстройствѣ движенія.
Локализаціи на подобіе той, которая имѣется въ головномъ
мозгу, въ мозжечкѣ указать нельзя, что уже Luciani отмѣтилъ,
признавая вліяніе всѣхъ мозжечковыхъ пораженій существенно
одинаковымъ.
Различіе въ функціи мозжечка и червя также установить
нельзя. Но въ общемъ значительной величины поврежденія
производятъ тѣмъ большія разстройства, чѣмъ ближе они
произведены къ средней линіи.
По автору не только одинъ мозжечекъ служишь органомъ
мышечнаго чувства, но и кора большого мозга, а равно и дру-
гія части центральной нервной системы. По его толкованію
всякое движеніе состоитъ изъ двухъ компонентовъ — сознатель-
наго и подсознательнаго. Регулированіе со стороны мозжечка
касается каждаго рѣшительно движенія и притомъ не только
въ его сознательной, но и въ подсознательной области.
Въ восходящемъ ряду животныхъ отношеніе между мозжеч-
комъ и большимъ мозгомъ измѣняется такимъ образомъ, что
сознательнымъ кампонентамъ коры мозга присваивается все
большая и большая дѣятельность.
Въ концѣ концовъ Lewandowsky высказывается противъ
взгляда Lnciani и стоитъ за теорію Lussana, признавая, что по-
раженія мозжечка приводятъ къ нарушенію мышечнаго чувства,
вслѣдствіе чего мозжечковыя разстройства движенія пред-
ставляютъ сходство съ табетическими.
Probst 1) разсматриваетъ мозжечекъ, какъ регуляторъ мышеч-
ныхъ движеній, входящихъ въ игру при стояніи и передви-
женіи, при произвольныхъ автоматическихъ движеніяхъ и
при рефлексахъ, такъ какъ при всѣхъ вообще движеніяхъ
центръ нашего тѣла смѣщается и нѣкоторыя группы мышцъ
должны его поддерживать, слѣдовательно въ этихъ мыш-
цахъ тонусъ долженъ быть увеличенъ. Въ этомъ будто бы
и заключается роль мозжечка. Получая ощущенія о поло-
1) Probst. Zur. Anatomie und Physiologie des Kleinhirns. Arch f. Phys. Bd. 35.
Heft. 3. 1902.

168

женіи тѣла посредствомъ центростремительныхъ проводни-
ковъ (головныя волокна, волокна пучка Gowers'a, боковыя
мозжечковыя волокна передней (брюшной) краевой зоны спин-
ного мозга, волокна заднихъ столбовъ и ихъ ядеръ), онъ под-
держиваетъ автоматически этотъ тонусъ при посредствѣ
ядра Deiters'a и волоконъ передне-наружнаго мозжечковаго
пучка и при посредствѣ кровельнаго и зубчатаго ядра,
лучистыхъ волоконъ мозжечка, волоконъ идущихъ къ ядрамъ
бокового пучка (пучокъ Monakow'a) и бугро-мозжечковыхъ во-
локонъ. Въ особенности мозжечекъ регулируешь тонусъ шей-
ныхъ и спинныхъ мышцъ.
Если одна половина мозжечка разрушена, то другая его
половина, дѣйствуя на мышцы своей стороны, вызываетъ дви-
женія вращенія. Эта регуляція приводитъ въ дѣйствіе также
и мышцы, фиксирущія суставы. Отсутствіе ея такимъ образомъ
приводитъ къ мозжечковой атаксіи, напоминающей движенія
членовъ, какъ при разсѣянномъ склерозѣ.
Нѣтъ надобности пояснять, что вышеприведенные взгляды
основаны въ значительной мѣрѣ на теоретическихъ соображе-
ніяхъ и потому ихъ можно только привести, но нѣтъ основанія
на нихъ долѣе останавливаться.
Kohnstamm признаешь на основаніи новѣйшихъ анатомиче-
скихъ работъ, что мозжечекъ представляетъ собою чувстви-
тельный органъ, къ которому подходятъ ощущенія различнаго
рода и въ которомъ они перерабатываются. Далѣе Kohustamm при-
знаешь, что къ мозжечку направляются не только чувствитель-
ныя волокна всѣхъ родовъ, но онъ введенъ также и въ кругъ
ассоціацій или связей головного мозга.
Благодаря этимъ послѣднимъ, мозжечекъ въ состояніи бли-
жайшимъ образомъ вліять на ходъ ассоціаціонныхъ процессовъ,
приводящихъ къ развитію сознательныхъ процессовъ; но въ
первую голову мозжечекъ представляетъ собою чувствительный
аппаратъ, предназначенный не къ принятію и сохраненію разно-
образныхъ чувственныхъ возбужденій низшаго рода, а къ пере-
работкѣ и передачѣ ихъ на двигательный путь.
Произведете сложныхъ движеній основано по автору частью
на нервныхъ процессахъ мозжечковыхъ рефлексовъ. Существо-
ваніе одностороннихъ парезовъ послѣ мозжечковыхъ пораженій
по автору доказываетъ вліяніе мозжечка не только на форму,
но и на силу движенія. Табетическая атаксія объясняется
будто бы центрипетально обусловленнымъ нарушеніемъ функ-
ціи двигательныхъ мозжечковыхъ путей.

169

Замѣтимъ, однако, что изъ опытовъ и изслѣдованій A. Bickel’я
вытекаетъ, что физіологическаго доказательства въ пользу ин-
тимнаго отношенія между воспринимающими нервами и моз-
жечкомъ еще не существуетъ.
Adamkiewitz1) недавно высказалъ своеобразный взглядъ на
счетъ функціи мозжечка.
Авторъ признаетъ, что большія полушарія представляютъ
собою исключительно органъ психическихъ отправленій въ
формѣ ощущенія, мышленія и воли, при чемъ и центры Hitzig’a
и Fritsch’a по его мнѣнію суть ничто иное, какъ центры пред-
ставленія и воли. Задаваясь затѣмъ вопросомъ, гдѣ же долженъ
содержаться спеціальный органъ движенія, онъ находитъ та-
ковой въ мозжечкѣ.
Послѣдній является главнымъ органомъ движенія, въ то
время, какъ полушарія представляютъ собою главный органъ
душевныхъ функцій.
Подобно тому, какъ разрушеніе мозговой коры уничтожаетъ
душевныя функціи, не измѣняя двигательнаго механизма (sic!),
такъ и поврежденіе мозжечка прекращаетъ способность дви-
женія, не нарушая дѣятельности души. И съ другой стороны,
подобно тому, какъ въ мозговой корѣ существуютъ функціо-
нально отдѣльныя душевныя поля, такъ и въ веществѣ моз-
жечка вся двигательная функція, составленная изъ отдѣльныхъ
движеній, можетъ быть раздѣлена на обособленныя двигатель-
ныя территоріи. Вмѣстѣ съ тѣмъ, какъ существуетъ на поверхно-
сти большого мозга локализація душевныхъ функцій, такъ и на
поверхности мозжечка имѣется локализація двигательныхъ
функцій.
Въ мозжечкѣ такимъ образомъ имѣются центры всѣхъ движе-
ній, подчиненныхъ волѣ: движеній головы, туловища и конечно-
стей. Эти центры не только пространственно отдѣлены, но имѣютъ
вполнѣ опредѣленное положеніе: они помѣщаются на той же
сторонѣ, на которой находятся и иннервируемыя ими мышцы.
Мышцы конечностей снабжены въ мозжечкѣ тройными цен-
трами: каждая передняя и каждая задняя конечность имѣетъ
свой особый центръ, затѣмъ обѣ переднія и обѣ заднія конеч-
ности имѣютъ также особый центръ и наконецъ всѣ 4 конечности
вмѣстѣ имѣютъ еще общій центръ. Такимъ образомъ 4 конеч-
ности представлены въ мозжечкѣ 7 двигательными центрами.
1) А. Adamkiewitz. Die wahren Centren der Bewegung. Neur. Centr. 1904
№ 12, стр. 546. Orig. Mitth.

170

Babinsky1) указываетъ, что послѣ рарзушенія мозжечка нару-
шается способность произвольно выполнять съ быстротою по-
слѣдовательныя движенія. Эта способность по автору состоитъ
въ ассоціаціи возбуждающихъ и задерживающих ь вліяній (напр.,
движенія супинаціи и пронаціи).
Sergi2) признаетъ, что вращательныя движенія при односто-
роннихъ пораженіяхъ мозжечка и его ножекъ объясняются на-
рушеніемъ двигательнаго и чувствительнаго равновѣсія между
обѣими сторонами тѣла. Нарушеніе двигательнаго равновѣсія
обусловливается гипертоніей съ одной стороны, атоніей и асте-
ніей съ противоположной стороны. Чувствительное разстройство
выражается зрительнымъ и лабиринтнымъ головокруженіемъ.
Mirtzbacher3) убѣдился, что у летучей мыши удаленіе моз-
жечка приводитъ къ лишенію способности летать. Въ виду
особаго развитія этого органа у летучей мыши, авторъ ставитъ
его въ тѣсное соотношеніе съ специфической функціей летанія.
Этому взгляду однако противорѣчитъ по нашему мнѣнію тотъ
фактъ, что у всѣхъ птицъ мозжечекъ сравнительно мало раз-
витъ, особенно въ боковыхъ своихъ доляхъ.
Докторъ Верзиловъ, сдѣлавшій нѣсколько лѣтъ тому назадъ
сообщеніе о функціи мозжечка въ Московскомъ Обществѣ невро-
паталоговъ и психіатровъ, приходитъ, относительно явленій,
слѣдующихъ за разрушеніемъ мозжечка, къ слѣдующимъ вы-
водамъ:
1) Наиболѣе крупнымъ симптомомъ удаленія является раз-
стройство равновѣсія, являющееся или во всѣхъ положеніяхъ
при экстирпаціи средней доли или всего мозжечка, или только
на одной сторонѣ при экстирпаціи половины мозжечка.
2) Это разстройство равновѣсія весьма сложное явленіе и
покоится видимымъ образомъ на мышечной атаксіи и астеніи
съ одной стороны и съ другой стороны на недостаточной ком-
пенсаціи со стороны головного мозга.
3) Это разстройство равновѣсія существуетъ въ рѣзкой сте-
пени только, какъ явленіе преходящее, и постепенно сглажи-
вается въ случаѣ даже полнаго удаленія мозжечка до сравни-
тельно небольшой степени.
1) Babinsky. Sur le role du cervelet dans les actes volitionnels etc. Revue
neur. 15 Now. 1902, стр. 1013—1015.
2) Sergi. Rotatione intorno all'asse lougitudinale etc. Riv. sperim. di fren. fasc
I—II, 1903.
3) L. Mirzbacher. Untersuchungen über d. Function d. Centralnerv nsystems
d. Fledermaus. Arch. f. d. ges. Phys. Bd. 96, 1903.

171

4) Какъ уже сказано, всегда можно отличить атаксію и
астенію мышцъ, которая развивается не сразу послѣ операціи,
а является на мѣсто бывшихъ спастическихъ явленій.
5) Помимо вышеописанныхъ явленій послѣ экстирпаціи моз-
жечка наблюдаются явленія дрожанія въ видѣ маятникообраз-
ныхъ движеній головы и туловища въ различномъ направленіи,
усиливающіяся при произвольныхъ движеніяхъ и напоминающія
вполнѣ интенціонное дрожаніе.
6) Никакого отношенія къ сферѣ кожной чувствительности
мозжечекъ не имѣетъ.
7) Удаленіе мозжечка или его частей усиливаетъ рефлек-
торную возбудимость.
8) Всѣ эти разстройства находятся въ точномъ соотношеніи
съ тѣмъ, какал часть мозжечка экстирпируется; каждая поло-
вина мозжечка имѣетъ прямое отношеніе къ соотвѣтствующей
половинѣ тѣла, средняя доля къ обѣимъ половинамъ тѣла.
9) Удаленіе мозжечка вліяетъ въ значительной степени на
общее состояніе и питаніе животныхъ: послѣднія поразительно
быстро худѣютъ и иногда истощеніе служитъ причиной смерти
животныхъ.
10) Несомнѣнно можно отмѣтить вліяніе экстирпаціи моз-
жечка и на психическую сферу животныхъ: они становятся
пугливыми, ласковыми, предпочитаютъ уединеніе и автору ни
разу не приходилось слышать ихъ лая.
На основаніи вышеприведенныхъ фактовъ по автору нѣтъ
возможности остановиться на той или другой теоріи изъ пред-
ложенныхъ прежними авторами.
R. Russel1), производившій частичное разрушеніе мозжечка
у обезьянъ для изученія вліянія этого органа на движеніе
глазъ, убѣдился, что послѣ вылущенія одного изъ мозжечко-
выхъ полушарій получается отклоненіе глазъ такимъ образомъ,
что глазъ, соотвѣтствующій сторонѣ разрушенія, отклоняется
вверхъ и кнаружи, противоположный же внизъ и кнаружи.
При разрушеніи червя и при удаленіи всего мозжечка
наблюдались часто тѣ или другія нарушенія въ движеніи глаз-
ныхъ яблокъ, которыя со временемъ однако исчезали.
По взгляду автора, боковыя доли мозжечка и кора большого
мозга имѣютъ по отношенію къ глазамъ противоположныя влія-
нія, тогда какъ противоположныя доли большого и малаго
1) R. Russel. Anefpet-investigation of eyemovements. The Journ. of Physiology.
Vol XVII. 1894—95.

172

мозга дѣйствуютъ совмѣстно. Такъ, раздраженіе боковой доли
мозжечка производитъ отклоненіе глазъ въ одну сторону, тогда
какъ раздраженіе коры большого мозга съ той же стороны
вызываетъ отклоненіе глазъ въ другую сторону. Поэтому при
одностороннихъ разрушеніяхъ мозжечка и коры большого мозга
глаза остаются неотклоненными.
Упомянемъ затѣмъ что Muskens 1) описываетъ, какъ симп-
томъ операціи надъ мозжечкомъ, особенно же при удаленіи
flocculus'a, судорожное вращеніе обоихъ глазъ вокругъ передне-
задней оси, что составляетъ явленіе, тѣсно связанное съ вра-
щательными вынужденными движеніями.
Опыты съ раздраженіемъ мозжечка.
Изъ работъ, относящихся къ раздраженію мозжечка кромѣ
уже вышеприведенныхъ указаній заслуживаютъ вниманія
прежде всего изслѣдованія Ferrier'a, описавшаго разнообраз-
ныя отклоненія глазъ при раздраженіи различныхъ областей
коры мозжечка.
Между прочимъ Ferrier 1) и за.тѣмъ Probst3) при электриче-
скомъ раздраженіи верхняго червя у животныхъ наблюдали
движенія глазъ и головы.
Съ другой стороны, старые опыты Duval'я и Loborde'a пока-
зали, что раздраженіе червя мозжечка вызываетъ диссоціиро-
ванную девіацую глазъ, приводящую къ развитію своеобраз-
наго косоглазія.
Pagano4) при своихъ изслѣдованіяхъ надъ мозжечкомъ вос-
пользовался тѣмъ, что впрыскиваніе кураре въ мозговую ткань
вызываетъ мѣстныя явленія раздраженія.
Авторъ находитъ, что впрыскиваніе кураре въ боковыя доли
мозжечка вызываетъ боль, тоническія судороги въ опредѣлен-
ныхъ мышечныхъ группахъ своей стороны, вращеніе тѣла на
здоровую сторону и тоническіе эпилептовидные приступы. Эти
симптомы раздраженія зависятъ частью отъ непрямого раздра-
женія мозговой коры большихъ полушарій, такъ какъ при уда-
леніи двигательной области мозговой коры въ противоположномъ
1) Muskens. Uber Läsionen des Kleinhirns und deren Folgen. Neur. Centr.
стр. 273. 1902.
2) Ferrier. Die Functionen des Kleinhirns. 1878.
3) Probst. Monatschrift f. Psych. 1899. Arch. f. Psych. Bd. 33, 1.
4) O. Pagano. Studi sulla funczioni del cervelletto. Riv. di pat. nervosa
ementale. Vol VII, Fase. 4.

173

полушаріи судороги на своей сторонѣ исчезаютъ, вращеніе же
на противоположную сторону происходитъ попрежнему.
При двустороннемъ удаленіи коры совершенно отсутствуютъ
клоническія судороги, но происходитъ сильное повышеніе то-
нуса. Очевидно, что вліяніе мозжечка на двигательную область
противоположнаго полушарія болѣе значительно, нежели на
область своей стороны.
Раздраженіе передней части червя вызывало сильную склон-
ность падать назадъ и возбужденіе животнаго. Раздраженіе
задней части червя наоборотъ вызывало наклонность падать
впередъ.
Затѣмъ, мы остановимся на изслѣдованіи доктора Верзилова,
носящемъ по преимуществу провѣрочный характеръ.
Выводы цитированной уже ранѣе работы Верзилова, изучав-
шаго функцію мозжечка также путемъ различнаго рода
раздраженій (электрическое, механическое, химическое, терми-
ческое), сводятся къ слѣдующему:
1) Всѣ явленія, наблюдаемыя при раздраженіи мозжечка,
относятся исключительно къ функціи движенія.
2) Двигательныя разстройства мышцъ, шеи, туловища и ко-
нечностей по характеру своему вполнѣ напоминаютъ такія же,
какія наблюдаются при раздраженіи коры полушарій головного
мозга. Это сокращенія отдѣльныхъ мышечныхъ группъ или
клоническія, или тоническія.
3) Отношеніе мозжечка къ движеніямъ туловища, головы и
конечностей находится въ такомъ территоріальномъ распредѣ-
леніи, что къ правой половинѣ тѣла имѣетъ непосредственное
отношеніе правая половина мозжечка, къ лѣвой — лѣвая. Сред-
няя доля относится одинаково къ правой и лѣвой половинамъ
тѣла, верхній червячекъ имѣетъ отношеніе къ заднимъ конеч-
ностямъ, его задняя и нижняя часть преимущественно къ пе-
реднимъ.
4) Помимо отношенія къ мышцамъ конечностей и туловища
мозжечекъ имѣетъ отношеніе къ мышцамъ кожи (движеніе
шерсти).
5) Движеніе глазъ несомнѣнно находится подъ контролемъ
мозжечка и опредѣленныя мѣста коры мозжечка завѣдуютъ
различными движеніями глазныхъ яблокъ.
6) Всѣ наблюдаемыя движенія глазныхъ яблокъ являются
содружественными.
7) Нистагмообразныя движенія глазныхъ яблокъ явля-
ются почти обычнымъ слѣдствіемъ раздраженія мозжечка. На-

174

правленіе этихъ движеній разнообразное, но главныхъ движе-
ній можно отмѣтить четыре: горизонтальное, вертикальное
діагональное и ротаторное. Нистагмообразныхъ движеній на
одномъ глазу получить не удается.
8) Помимо обычныхъ движеній глазныхъ яблокъ при раз-
драженіяхъ мозжечка можно получить выступаніе и западеніе
глазныхъ яблокъ.
9) При раздраженіяхъ мозжечка отмѣчается измѣненіе ми-
гательныхъ движеній — они могутъ быть усилены и могутъ со-
вершенно прекратиться.
10) Можно отмѣтить и нѣкоторыя сосудодвигательныя явле-
нія въ смыслѣ большей инъекціи сосудовъ конъюнктивы и ро-
говицы на соотвѣтствующемъ глазѣ.
11) Существуетъ самая тѣсная связь мозжечка съ головнымъ
мозгомъ, а именно: съ корковыми центрами.
12) Связь эта несомнѣнно перекрестная и, будучи изучаема
въ явленіяхъ раздраженія выражается въ повышенной возбу-
димости мозговой коры при предварительномъ удаленіи проти-
воположнаго полушарія мозжечка и обратно-повышенной воз-
будимостью коры мозжечка при предварительномъ удаленіи
корковыхъ центровъ противоположнаго полушарія мозжечка.
13) Удаленіе правыхъ центровъ или половины мозжечка не
вліяетъ на характеръ получаемыхъ явленій при раздраженіи
оставшейся части нервной системы и только способствуетъ
усиленію получаемыхъ явленій.
Приведемъ здѣсь еще результаты опытовъ Prus'a надъ собаками,
интересные главнымъ образомъ по отношенію къ вопросу о
возбудимости мозжечка. На основаніи своихъ изслѣдованій
Prus приходитъ къ слѣдующимъ выводамъ: і) кора мозжечка
возбудима съ помощью электрическаго тока; 2) эта возбуди-
мость обнаруживается тоническими и клоническими сокраще-
ніями одноименной стороны 3) при возбудимости коры моз-
жечка направленіе тока играетъ первостепенную роль; при по-
перечномъ проведеніи тока мышечное сокращеніе наступаетъ
въ томъ случаѣ, если катодъ расположенъ кнаружи отъ анода;
при продольномъ расположеніи электродовъ мышечныя сокра-
щенія наступаютъ при нисходящемъ направленіи тока; при
раздраженіи средней линіи червя происходятъ двухстороннія
сокращенія; 4) при поперечномъ раздраженіи наступаютъ тони-
ческія сокращенія, при продольномъ — клоническія; 5) въ червѣ
мозжечка заложены двигательные центры для мышцъ головы,
глазъ и затылка; въ переднихъ частяхъ полушарій мозжечка

175

заложены центры для переднихъ лапъ, въ заднихъ — центры для
заднихъ лапъ; 6) зависимость результатовъ раздраженія отъ
направленія тока авторъ объясняетъ расположеніемъ Пуркиньев-
скихъ клѣтокъ и дендритами, вытягивающимися въ одномъ
направленіи, въ какомъ они прежде всего и возбудимы.
Такъ какъ явленія раздраженія могутъ быть вызваны даже
у сильно наркотизированныхъ животныхъ, то по автору ихъ
нельзя понимать, какъ рефлекторныя явленія. Они являются
эффектами раздраженія двигательныхъ мозжечковыхъ центровъ,
стоящихъ въ противоположномъ отношеніи къ двигательнымъ
центрамъ полушарій, такъ какъ удаленіе послѣднихъ подни-
маетъ возбудимость мозжечковыхъ центровъ и наоборотъ.
Результаты нашихъ изслѣдованій
Предыдущимъ еще не вполнѣ исчерпываются всѣ изслѣдо-
ванія, касающіяся физіологіи мозжечка, но уже и приведенныхъ
изслѣдованій болѣе, чѣмъ достаточно, чтобы оцѣнить, какая
масса труда затрачена на изученіе функціи мозжечка.
Трудно даже охватить въ нѣсколькихъ словахъ, тѣ разно-
образные взгляды, которыя были высказаны по поводу значенія
этого органа различными авторами.
Это поразительное разнообразіе и взаимное противорѣчіе
взглядовъ и выводовъ, принадлежащихъ различнымъ авторамъ,
можетъ свидѣтельствовать лишь въ пользу того, что, несмотря
на массу затраченнаго труда, мы еще крайне мало подвинулись
въ изученіи функцій мозжечка, представляющаго очевидно
одинъ изъ важнѣйшихъ органовъ нервной системы.
Наши изслѣдованія надъ мозжечкомъ начались еще съ
тѣхъ поръ, какъ въ началѣ 80-хъ годовъ мною былъ пред-
принятъ рядъ изслѣдованій надъ функціей периферическихъ
органовъ статическаго чувства, какъ полукружныхъ каналовъ,
области 3-го желудочка и пр., при разрушеніи которыхъ полу-
чаются явленія сходственныя съ тѣми, которыя наблюдаются и
при пораженіи мозжечка. О результатахъ этихъ изслѣдованій
частью мною упоминалось уже при обсужденіи явленій, слѣ-
дующихъ за разрушеніемъ периферическихъ органовъ статиче-
скаго чувства, частью же въ работѣ, посвященной изслѣдованію
связей периферическихъ органовъ статическаго чувства съ моз-
жечкомъ.
Мы не будемъ здѣсь входить въ дальнѣйшія подробности отно-

176

сительно явленій, которые наблюдаются при одностороннихъ и
симметричныхъ поврежденіяхъ мозжечка и при полномъ уда-
леніи одного или обоихъ полушарій мозжечка. Фактическая
сторона явленій, слѣдующихъ за пораженіемъ мозжечка, уже
детально описывалась различными авторами и приведена нами
въ литературномъ обзорѣ достаточно подробно, чтобы вновь
останавливаться на этомъ предметѣ. Тѣмъ не менѣе для того,
чтобы разъяснить встрѣчающіяся въ литературѣ противорѣчія
относительно функціи мозжечка, намъ придется при случаѣ,
хотя бы вкратцѣ, отмѣтить явленія, слѣдующія за разрушеніемъ
тѣхъ или другихъ частей мозжечка. Это тѣмъ болѣе желательно,
что въ позднѣйшей литературѣ мы встрѣчаемъ большею частью
описаніе большихъ разрушеній мозжечка, напримѣръ полнаго
его удаленія или удаленія одной его половины, и въ то же
время мало удѣлялось вниманія операціямъ съ частичными
разрушеніями мозжечка.
Начнемъ съ одностороннихъ поврежденій мозжечка.
Обширныя поврежденія одного изъ полушарій мозжечка
обычно приводятъ къ развитію у животнаго вынужденныхъ
вращательныхъ движеній, которыя въ началѣ проявляются съ
необычайною силою, современемъ же обнаруживаются лишь въ
видѣ приступовъ.
Это вращеніе вокругъ продольной оси тѣла всегда сопут-
ствуется у животнаго характеристичнымъ винтообразнымъ resp.
спиралевиднымъ поворотомъ головы и шеи въ сторону вращенія,
косымъ положеніемъ глазъ въ томъ же направленіи, т. е. соот-
вѣтствующаго книзу и кнутри, противоположнаго кверху и кна-
ружи, и нистагмомъ въ сторону отведенія глазъ, причемъ
въ первое время нистагмъ представляется иногда даже колесо-
виднымъ. Сопровождаемое внѣ приступовъ вынужденнымъ по-
ложеніемъ на боку съ вытянутыми противоположными конечно-
стями и съ подогнутыми соотвѣтствующими конечностями это
вращеніе по истеченіи нѣкотораго времени при ослабленіи дру-
гихъ симптомовъ обыкновенно смѣняется наклонностью падать
въ сторону бывшаго вращенія и круженіемъ животнаго, которое
или происходитъ первоначально въ сторону бывшаго вращенія
и затѣмъ смѣняется круженіемъ въ противоположномъ напра-
вленіи, или же съ самаго начала обнаруживается круженіе въ
противоположномъ направленіи, которое продолжается до тѣхъ
поръ, пока разстройство движенія не прекратится совершенно.
Такова обычная картина двигательныхъ разстройствъ при уда-
леніи одной половины мозжечка, въ числѣ которыхъ наиболѣе

177

характеристичнымъ симптомомъ является первоначально про-
исходящее вынужденное вращеніе животнаго вокругъ продоль-
ной оси тѣла, съ присущими ему особенностями въ положеніи
глазъ, головы, туловища и конечностей и явленіями нистагма.
Luciani признаетъ, что вращеніе животныхъ при этомъ полу-
чается лишь въ томъ случаѣ, когда вводится въ раздраженіе
общій пучекъ мозжечковыхъ ножекъ. Но онъ не поясняетъ
почему данный симптомъ можетъ быть слѣдствіемъ пораженія
проводниковъ мозжечковыхъ ножекъ и почему онъ не можетъ
быть слѣдствіемъ пораженія самихъ полушарій мозжечка, въ
которыхъ, вѣдь, и продолжаются волокна мозжечковымъ ножекъ.
Однако, прямой опытъ опровергаетъ его положеніе. По край-
ней мѣрѣ при своихъ опытахъ съ разрушеніемъ бѣлаго веще-
ства мозжечковыхъ полушарій въ сторонѣ отъ общаго пучка
мозжечковыхъ ножекъ я наблюдалъ неоднократно симптомъ
вращенія.
Должно однако имѣть въ виду, что разсматриваемый сим-
птомъ легко вызывается при тѣхъ разрушеніяхъ, которыя
проникаютъ въ вещество мозжечковыхъ полушарій и подвер-
гаютъ поврежденію тѣ или другія системы мозжечка цѣликомъ,
тогда какъ болѣе или менѣе ограниченное разрушеніе коры
мозжечка обычно не приводитъ къ развитію симптома вращенія.
Направленіе вращенія животныхъ при одностороннихъ
разрушеніяхъ мозжечка.
Не несущественное значеніе имѣетъ вопросъ о направленіи
вращенія животныхъ при пораженіяхъ мозжечка. Авторы, изу-
чавшіе этотъ симптомъ при пораженіи мозжечка, какъ Magendie,
Serres, Schiff, Longet, Vulpian и др. наблюдали его при перерѣзкѣ
средней мозжечковой ножки. Luciani однако полагаетъ, что въ
этомъ случаѣ опредѣленнѣе было бы говорить о перерѣзкѣ
общаго пучка трехъ ножекъ на одной сторонѣ, такъ какъ по
его мнѣнію трудно перерѣзать среднюю ножку безъ одновре-
меннаго поврежденія двухъ другихъ ножекъ.
Такъ какъ вращеніе на здоровую сторону при удаленіи
одной половины мозжечка Luciani относитъ къ раздраженію
общаго пучка мозжечковой ножки, то естественно по автору
предположить, что тѣ же явленія должны наблюдаться и послѣ
простой перерѣзки общаго пучка мозжечковыхъ ножекъ, но
отдѣльно опытовъ съ перерѣзкою мозжечковыхъ ножекъ Luciani

178

повидимому не производилъ. Поэтому и послѣ его опытовъ, какъ и
послѣ позднѣйшихъ опытовъ другихъ авторовъ, осталось не-
устраненнымъ существовавшее съ давнихъ поръ разнорѣчіе
между авторами относительно направленія вращенія.
По Magendie1) и Serres'y2) при перерѣзкѣ мозжечковой ножки
вращеніе всегда происходитъ на оперированную сторону.
По Longet напротивъ того вращеніе происходитъ въ обрат-
номъ направленіи, т. е. съ оперированной стороны на здоровую.
Позднѣе къ этому мнѣнію присоединились Ferrier3) и Luciani.
Schiff4) пытался выяснить причину этого разнорѣчія и прежде
всего обратилъ вниманіе на различный способъ оперированія
въ рукахъ различныхъ авторовъ.
Longet примѣнялъ методъ совершенно аналогичный тому, ко-
торымъ пользуются при внутричерепной иерерѣзкѣ пятой
пары; онъ пробуравливалъ os occipitale кролику, проникалъ по-
лутупымъ инструментомъ въ боковую часть соотвѣтствующаго
полушарія мозжечка и этимъ путемъ старался повредить среднюю
ножку. Magendie напротивъ того проникалъ рѣжущимъ инстру-
ментомъ чрезъ пространство между затылочной костью и атла-
сомъ вдоль почвы 4-го желудочка и, защитивъ сколь возможно
мозжечковыя массы, проводилъ инструментъ со стороны такимъ
образомъ, что перерѣзывалъ вполнѣ или отчасти одинъ моз-
жечковый стволъ.
Schiff, повторяя операцію по первому и второму способамъ, убѣ-
дился дѣйствительно, что въ первомъ случаѣ вращеніе всегда
происходитъ на здоровую сторону, тогда какъ во второмъ случаѣ —
на оперированную. Вращеніе въ обратную сторону объясняется
по Schiff у тѣмъ, что въ первомъ случаѣ (при операціи по ме-
тоду Longet) повреждаются болѣе волокна мозжечковыхъ полу-
шарій, чѣмъ мозжечковой ножки, тогда какъ во второмъ случаѣ—
при методѣ Magendie происходитъ какъ разъ обратное.
Schiff поэтому признаетъ, что внутри мозжечковыхъ полуша-
рій происходитъ перекрестъ волоконъ той и другой средней моз-
жечковой ножки, при чемъ на каждой сторонѣ полушарія, гдѣ
производится операція по способу Longet, имѣется широкій слой
волоконъ средней мозжечковой ножки другой стороны. Отсюда
1) Magendie. Mèm. sur. les fonctions des quelques parties etc. Magendie
Journ. IV 1824, стр. 399.
2) Serres. Magendie Journ. III, 1823, стр. 144. Смотри также его Anatomie
comparée II, 1826, стр. 613.
3) Ferrier Die Functionen des Gehirns, стр. 107.
4) Schiff. Lehrb. d. Phys. d. Menschen, стр. 353, 1858—59.

179

нетрудно понять, почему при операціи по методу Longet вра-
щеніе должно происходить въ обратномъ направленіи.
Неудовлетворительность только что приведеннаго объясненія
болѣе, чѣмъ очевидна, — тѣмъ болѣе, что и съ анатомической
стороны упомянутое перекрещиваніе волоконъ средней ножки
не можетъ быть доказано. Уже самъ Longet возражалъ Schiff у,
утверждая, что въ его опытахъ не оставалась сохраненною
средняя мозжечковая ножка. По мнѣнію Longet фактъ обратнаго
вращенія въ его опытахъ объясняется тѣмъ, что средняя ножка
содержитъ сзади прямыя, спереди же перекрещенныя волокна.
Ни съ тѣмъ, ни съ другимъ объясненіемъ несогласенъ Luciani.
Какъ мы видѣли, симптомъ вращенія на здоровую сторону
имъ разсматривается, какъ результатъ чистаго раздраженія
fibrae efferentes общаго ствола мозжечковыхъ ножекъ. Поэтому,
если въ опытахъ Longet наблюдалось вращеніе въ томъ же на-
правленіи при поврежденіи боковой части мозжечковаго полу-
шарія, то онъ объясняетъ этотъ результатъ или сильнымъ
травматическимъ вліяніемъ, или послѣдовательнымъ внутрен-
нимъ кровеизліяніемъ, раздражающимъ волокна общаго ствола
мозжечковыхъ ножекъ. Допуская, что часть волоконъ средней
мозжечоовой ножки перекрещивается частично по средней линіи
мозжечка, авторъ однако высказывается противъ того мнѣнія
что средняя ножка, согласно мнѣнія Foville'a, перекрещивается
вполнѣ такъ, что лѣвое полушаріе содержало бы волокна пра-
вой мозжечковой ножки и наоборотъ.
Что касается причины, почему при перерѣзкѣ общаго пучка
мозжечковыхъ ножекъ по методу Magendie вращеніе происхо-
дитъ на оперированную сторону, то авторъ видитъ ее въ пора-
личѣ волоконъ. Явленія раздраженія, которыя должны бы вы-
ражаться вращеніемъ въ противоположномъ направленіи, при
такой чистой перерѣзкѣ пучка мозжечковой ножки по автору
или могутъ отсутствовать, или могутъ быть незначительными,
въ особенности, если животному не тотчасъ же послѣ опе-
раціи предоставляютъ свободу движенія. Для этого объясненія
авторъ находитъ „блестящее подтвержденіе“ въ описаніи, которое
Schiff дѣлаетъ относительно непосредственнаго вліянія перерѣзки
мозжечковой ножки. Онъ говорить, что если разрѣзъ сдѣлать
не фиксируя кролика, то животное тотчасъ послѣ разрѣза дѣ-
лаетъ на столѣ два или три вращательныхъ движенія на здо-
ровую сторону и вслѣдъ затѣмъ цѣлый рядъ энергичныхъ
вращеній въ противоположномъ направленіи, т. е. на опериро-
ванную сторону. Самъ Schiff смотритъ на первое вращеніе, какъ

180

на явленіе раздраженія, на второе, какъ на результатъ пара-
лича.
Однако, если это объясненіе должно быть принято, то весьма
шаткими кажутся разсужденія Luciani о томъ, что чистая пере-
рѣзка ножекъ должна дать явленія паралича, тогда какъ уда-
леніе половины мозжечка, гдѣ производится также перерѣзка
всего пучка мозжечковой ножки, должна привести непремѣнно
къ явленіямъ длительнаго возбужденія. Такимъ образомъ нельзя
видѣть ничего убѣдительнаго въ объясненіяхъ Luciani. По взгляду
послѣдняго удаленіе одной половины мозжечка всегда вызываетъ
вращеніе тѣла въ одномъ и томъ же направленіи, а именно на
здоровую сторону, и что одностороннія пораженія мозжечка
будто бы никогда не даютъ въ результатѣ вращеніе. на опери-
рованную сторону. Хотя Ferrier и утверждалъ, что одностороннія
пораженія мозжечка вызываютъ вращеніе животныхъ на опери-
рованную сторону, но Luciani опровергаетъ правильность этого
наблюденія.
Надо однако замѣтить, что и между позднѣйшими наблю-
дателями по вопросу о направленіи вращенія при односторон-
немъ пораженіи мозжечка имѣются большія разнорѣчія. Хотя
и высказывалось нѣкоторыми, что причина этого разнорѣчія
заключается въ неточности самого описанія вращенія, но въ
позднѣйшихъ опытахъ Thomas'a, не смотря на несомнѣнную
точность описанія, опять получилось направленіе вращенія не
въ противоположную сторону, какъ въ опытахъ Luciani, а не опе-
рированную сторону. Авторъ, правда, не находитъ въ этомъ
пунктѣ разнорѣчія своихъ опытовъ съ опытами Luciani, предпо-
лагая, что послѣдній, опредѣляя вращеніе по направленію по-
ворота головы и страбизма, обозначалъ направленіе вращенія
какъ разъ въ противоположномъ смыслѣ; такимъ образомъ
будто бы въ этомъ отношеніи между изслѣдованіями Luciani и
Thomas а существуетъ лишь кажущееся разнорѣчіе и что будто
бы въ дѣйствительности и тамъ, и здѣсь дѣло идетъ объ одномъ
и томъ же направленіи вращенія со здоровой стороны на опери-
рованную, но Thomas тутъ же указываетъ, что его наблюденія
относительно направленія вращенія не сходятся съ данными
Russel'я, который, давъ правила, по которымъ должно быть опре-
дѣляемо направленіе вращенія, наблюдалъ въ своихъ случаяхъ
вращеніе животныхъ съ оперированной стороны на здоровую.
Такимъ образомъ, и въ этомъ случаѣ споръ о направленіи вра-
щенія остался совершенно неразрѣшеннымъ.
Вообще въ литературѣ было немало разсужденій о томъ,

181

что вышеуказанное разнорѣчіе коренится въ неточности самого
описанія, иначе говоря, въ различныхъ точкахъ зрѣнія на опре-
дѣленіе стороны вращенія.
Дѣйствительно, направленіе вращенія представится не оди-
наковымъ въ зависимости отъ того, смотримъ ли мы на вра-
щающееся животное со стороны его хвоста или со стороны его
головы. Вращеніе одного и того же животнаго будетъ происхо-
дить напр. вправо при смотрѣніи на животное со стороны
хвоста и влѣво при смотрѣніи на животное со стороны головы.
Поэтому нѣкоторые изъ авторовъ особенно заботились дать
точное опредѣленіе направленію вращенія, принявъ во вниманіе
опредѣленную позицію животнаго по отношенію къ наблюда-
телю и соблюдая точность въ самомъ опредѣленіи стороны вра-
щенія.
Мы полагаемъ однако, что сторона вращенія достаточно точно
опредѣляется по отношенію къ сторонѣ поврежденія. Когда мы го-
воримъ о вращеніи на оперированную сторону, то какъ бы жи-
вотное не было помѣщено по отношенію къ наблюдателю, вра-
щеніе его не можетъ измѣнить своего отношенія къ сторонѣ
операціи. Самое направленіе вращенія, какъ и общепринято,
должно опредѣляться стороной, на которую животное падаетъ
при вращеніи. Если мы такимъ образомъ будемъ избѣгать при
описаніи вращенія словъ „влѣво“ или „вправо“, а будемъ го-
ворить о вращеніи на оперированную или здоровую resp. не-
оперированную сторону, понимая подъ направленіемъ вращенія
сторону паденія животнаго при вращеніи, то полагаемъ, что
никто не “можетъ быть введенъ въ сомнѣніе относительно точ-
ности указаній, въ какую именно сторону происходитъ данное
вращеніе животнаго.
Сдѣлавъ эту оговорку, мы должны замѣтить, что, хотя нѣ-
которые авторы, какъ Luciani, и полагаютъ, что вращеніе жи-
вотныхъ при одностороннихъ пораженіяхъ мозжечка всегда
происходитъ въ одномъ направленіи, именно на противоположную
сторону, противорѣчивыя же указанія другихъ авторовъ объ-
ясняются неточностью описанія направленія вращенія, но мы
при своихъ опытахъ съ одностороннимъ разрушеніемъ мозжеч-
ковыхъ полушарій въ извѣстномъ рядѣ случаевъ всегда на-
блюдали вращеніе животныхъ на оперированную сторону; въ
другомъ же рядѣ случаевъ вращеніе происходило въ обратную
сторону. Такъ, въ нашихъ опытахъ обширныя и глубокія раз-
рушенія передне-наружной области одного изъ мозжечковыхъ
полушарій всегда вызывали вращеніе животнаго на противопо-

182

ложную сторону, тогда какъ глубокія поврежденія задняго и
задне-внутренняго отдѣла мозжечковаго полушарія вблизи червя
сопровождались вращеніемъ животнаго на сторону поврежденія.
Слѣдующіе два изъ многихъ сдѣланныхъ мною опытовъ могутъ
подтвердить сказанное.
1-го мая собакѣ чернаго цвѣта подъ наркозомъ обнажена
часть затылочной кости слѣва и затѣмъ на соотвѣтственномъ
мѣстѣ вблизи сосцевиднаго отростка маленькимъ трепанчикомъ
призведено отверстіе, черезъ которое я провелъ изогнутый ножъ
съ цѣлью разрушенія мозжечковаго полушарія. Какъ показало
вскрытіе, произведенное 6-го мая, разрушенію подверглась зна-
чительная часть средней и передней области полушарія съ
лѣвой стороны; мозжечковыя ножки, а также задняя часть моз-
жечковаго полушарія, остались совершенно цѣлыми.
Непосредственно вслѣдъ за операціей у животнаго обнару-
жилось рѣзкое отведеніе глазныхъ яблокъ: правое обращено
внутрь и немного книзу, лѣвое кнаружи и слегка кверху. Въ
обоихъ глазахъ кромѣ того замѣчаются явленія сильнаго ни-
стагма въ направленіи противоположномъ отведенію. Въ пер-
вое время собака обнаруживаетъ общія разстройства статическія
координаціи. Она нѣсколько разъ пробуетъ подняться на ноги, но
конечности ея ставятся неправильно, туловище шатается изъ
стороны въ сторону и она снова падаетъ на полъ большею
частью правой стороной туловища.
Вскорѣ явленія еще болѣе усилились. Собака не можетъ болѣе
подниматься на ноги и лежитъ постоянно на правомъ боку. При
поворотахъ на лѣвый бокъ она сильно противодѣйствуетъ, вы-
ставляя кнаружи обѣ лѣвыя конечности и съ силою упираясь
ими въ полъ. Если, не смотря на то, собаку укладываютъ на лѣвый
бокъ. она снова быстро поворачивается и ложится на правый. Если
собаку пробуютъ поставить на ноги,то оказывается, что ея лѣвыя
конечности вполнѣ выпрямляются и съ такою силою упираются
въ полъ, что съ трудомъ могутъ быть согнуты. Обѣ правыя конеч-
ности животное напротивъ того подгибаетъ къ туловищу и,
какъ только его освобождаютъ изъ рукъ, оно снова валится на
правый бокъ. Слѣдуетъ замѣтить, что въ лежачемъ положеніи
на спинѣ всѣ конечности животнаго легко поддаются пассив-
нымъ сгибаніямъ и разгибаніямъ и относительно положенія
лапъ той и другой стороны не замѣчается никакой разницы.
На слѣдующій день, какъ только собаку принесли для наблю-
денія, она начала производить вращательныя движенія вокругъ
продольной оси тѣла на здоровую сторону съ необыкновенной
скоростью; собаку нѣтъ никакой возможности остановить и удер-
жать отъ этихъ вращеній. Докатившись до какого-нибудь пре-
пятствія, напр. до стѣны, она производитъ здѣсь вращательныя
движенія съ такой же скоростью, какъ и на свободномъ мѣстѣ.
Собака не успокаивается даже и въ то время, когда ее подни-
маютъ на руки. Въ такомъ случаѣ, не имѣя возможности про-
должать вращеніе туловищемъ, животное начинаетъ производить

183

сильныя мотанія головой, описывая его въ воздухѣ круги со здо-
ровой стороны на оперированную, т. е. справа налѣво, следо-
вательно, въ направленіи противоположномъ вращенію ту-
ловища.
Если собаку приводятъ въ вертикальное положеніе такъ, что
она можетъ опираться только на одну заднюю пару конечностей,
то животное продолжаетъ свое вращеніе въ прежнемъ напра-
вленіи, отталкиваясь правой задней конечностью по направленію
кзади и кнутри, въ то время, какъ лѣвая конечность остается
почти неподвижной, напротивъ того, если придать живот-
ному вертикальное положеніе головой внизъ то оно производитъ
свои вращенія, загребая впередъ и внутрь своей правой передней
конечностью, тогда какъ лѣвая конечность остается совершенно
пассивной.
При опусканіи на полъ въ горизонтальномъ положеніи, собака
снова продолжаетъ свои вращательныя движенія въ прежнемъ
направленіи и съ той же энергіей.
Спустя около получаса вращеніе мало по малу начало осла-
бѣвать и наконецъ собака успокоилась, оставаясь лежать на
правомъ боку. Если теперь собаку пробуютъ уложить на
лѣвый бокъ, то по прежнему она сильно противодѣйствуетъ,
упираясь кнаружи своими лѣвыми конечностями и, какъ
только ее освобождаютъ, она производитъ два или три вра-
щательныхъ движенія на здоровою сторону и снова ложится
на правый бокъ. Въ глазахъ попрежнему замѣчается рѣз-
кій нистагмъ и отведеніе праваго яблока книзу и кнаружи,
лѣваго кверху и кнутри. Голова поворочена вокругъ продоль-
ной оси въ правую сторону, такъ что правая щека по отноше-
нію къ нормальному положенію туловища обращена прямо кверху,
лѣвая книзу. Если при этомъ голову животнаго изъ вынуж-
деннаго положенія приводятъ силою рукъ въ прямое, то, какъ
отведеніе глазъ, такъ и явленія нистагма замѣтно усиливаются,
напротивъ того при обычномъ вынужденномъ положеніи головы
эти явленія снова уменьшаются.
Въ спокойномъ состояніи животное остается недолго. Спу-
стя 10—15 минутъ безъ всякаго внѣшняго побужденія животное
снова начало производить вращательныя движенія съ такою же
силою и въ томъ же направленіи, какъ прежде.
Нѣсколько времени спустя животное снова успокаивается,
сохраняя вынужденное положеніе на правомъ боку. Достаточно
однако во время этого спокойнаго періода произвести вне-
запный стукъ или шумъ или вообще чѣмъ-нибудь потревожить
животное, оно тотчасъ же обнаруживаетъ явленія безпокойства,
начинаетъ визжать и производитъ движенія своими конечностями,
въ особенности лѣвыми. Вмѣстѣ съ тѣмъ отведеніе глазъ и въ
особенности явленія нистагма рѣзко усиливаются и спустя
нѣкоторое время у животнаго снова развивается сильный при-
ступъ вращательныхъ движеній въ прежнемъ направленіи.
3-го и 4-го мая. Съ собакой попрежнему происходятъ приступы
вращательныхъ движеній, которые развиваются или сами собой

184

или подъ вліяніемъ внѣшней побуждающей причины. Всякій
стукъ или шумъ попрежнему вызываетъ приступъ вращенія.
Во время этихъ приступовъ такъ же, какъ и тотчасъ передъ
ихъ развитіемъ, у животнаго замѣтно усиливаются какъ явле-
нія нистагма глазъ, такъ и отведеніе ихъ, тогда какъ въ про-
межутки свободные отъ приступовъ, то и другое замѣтно осла-
бѣваетъ. Внѣ приступовъ вращательныхъ движеній животное
остается почти все время на правомъ боку; по временамъ впро-
чемъ оно пытается подняться на ноги, но вскорѣ снова валится
на правый бокъ.
5-го мая попрежнему съ животнымъ происходятъ приступы
вращательныхъ движеній, но значительно слабѣе и кратковре-
меннѣе, нежели въ первые дни послѣ операціи. Въ промежут-
кахъ между приступами животное въ состояніи подняться на
ноги и пройти нѣсколько шаговъ. При этомъ замѣчается силь-
ное отшатываніе туловища въ правую сторону и кромѣ того по
временамъ животное производитъ нѣсколько круговыхъ движе-
ній со здоровой стороны на оперированную, т. е. справа налѣво,
послѣ чего обыкновенно вскорѣ падаетъ на правый бокъ, Отве-
деніе глазъ и нистагмъ замѣчаются попрежнему, но нѣсколько
слабѣе. Въ чувствительной сферѣ животнаго не удается кон-
статировать никакихъ патологическихъ явленій. О результатѣ
вскрытія упомянуто выше.
2-го апрѣля средней величины собакѣ обнажена затылочная
кость и затѣмъ въ сдѣланное маленькимъ трепанчикомъ от-
верстіе, немного слѣва отъ срединной линіи, проведенъ ножъ
съ цѣлью разрушенія наиболѣе задняго отдѣла мозжечковаго
полушарія. Вскрытіе 9-го апрѣля показало, что ножъ прошелъ
въ лѣвое полушаріе мозжечка и произвелъ глубокое разруше-
ніе въ заднемъ его отдѣлѣ тотчасъ слѣва отъ червя, гдѣ раз-
вилось гнѣздо размягченія величиною съ крупную горошину.
Тотчасъ вслѣдъ за операціей у собаки обнаружилось рѣзкое
отведеніе глазныхъ яблокъ: правое обращено кнаружи и немного
книзу, лѣвое кнутри и немного кверху. Одновременно съ тѣмъ
явленія нистагма въ направленіи противоположномъ отведенію.
Голова отклонена вправо и съ силою пригибается къ правому
боку. Когда собаку освободили отъ привязи, можно было убѣ-
диться, что она вовсе не въ состояніи удерживаться на ногахъ,
и каждый разъ при попыткахъ подняться снова валится на
лѣвый бокъ.
Спустя нѣсколько времени съ собакой развился приступъ
вращательныхъ движеній на оперированную сторону, продол-
жавшійся нѣсколько минутъ. Вслѣдъ затѣмъ, собака успо-
коилась, сохраняя вынужденное положеніе на лѣвомъ боку.
Если ее пробуютъ поставить на ноги, то обѣ правыя конечности
представляются болѣе вытянутыми, отведены и съ силою упира-
ются въ полъ, лѣвыя напротивъ того подогнуты и приведены къ
туловищу. При поднятіи на руки, тотчасъ обнаруживаются
сильныя мотанія головой, описывающей круги слѣва направо.

185

Если собакѣ придаютъ вертикальное положеніе, ставя ее
на однѣ заднія лапы и придерживая въ воздухѣ переднія,
то она начинаетъ вращаться вокругъ оси тѣла на оперирован-
ную сторону, отталкиваясь преимущественно правой конечностью
по направленію кзади и кнутри, въ то время, какъ задняя лѣвая
конечность остается почти на одномъ мѣстѣ. Напротивъ того,
если собаку приводятъ въ вертикальное положеніе внизъ голо-
вой, ставя ее на однѣ переднія лапы и придерживая въ воздухѣ
заднія, то она начинаетъ вращаться въ томъ же направленіи,
постоянно загребая впередъ и внутрь своею правой передней
конечностью, тогда какъ лѣвая остается почти неподвижной.
Спустя нѣкоторое время, собака снова безъ всякой причины
стала обнаруживать явленія безпокойства, начала производить
движенія правыми конечностями въ воздухѣ, какъ будто ища
поддержки съ этой стороны и затѣмъ вдругъ съ ней раз-
вился новый приступъ вращательныхъ движеній въ преж-
немъ направленіи, продолжавшійся впрочемъ довольно корот-
кое время, не болѣе нѣсколькихъ минутъ. Здѣсь снова можно
было констатировать, что предъ приступомъ вращательныхъ
движеній и во время его какъ отведеніе глазъ, такъ и ни-
стагмъ замѣтно усиливаются; напротивъ того, въ спокойномъ
состояніи животнаго эти явленія снова ослабѣваютъ. Точно
также оба указанныя явленія усиливаются каждый разъ, когда
голову животнаго изъ вынужденнаго положенія съ винтообраз-
нымъ поворотомъ влѣво приводятъ въ прямое.
5-го апрѣля. Собака значительно оправилась. Приступовъ вра-
щенія уже не бываетъ, хотя еще замѣчается отведеніе глазъ
вправо. Нистагмъ въ обычномъ спокойномъ положеніи живот-
наго не удается констатировать, хотя этотъ симптомъ снова
появляется въ то время, когда животное внезапно чѣмъ-нибудь
испугаютъ или потревожатъ. Лѣвый зрачокъ слегка расши-
ренъ Животное нѣкоторое время можетъ удерживаться на
ногахъ, разставляя кнаружи лѣвыя конечности и даже ходить,
но послѣ нѣсколькихъ шаговъ обыкновенно падаетъ на лѣвый
бокъ и при этомъ перевертывается разъ или два вокругъ про-
дольной оси тѣла въ прежнемъ направленіи, послѣ чего снова
поднимается на ноги.
По временамъ при стояніи животнаго замѣчаются силь-
ныя колебательныя движенія головой и туловищемъ и рѣз-
кое отшатываніе въ лѣвую сторону, въ особенности задней
частью туловища. Въ общемъ почти тѣ же явленія замѣчались
еще впредь до 9 апрѣля, когда животное было убито хлоро-
формомъ съ цѣлью вскрытія.
Резюмируя вкратцѣ наиболѣе существенныя изъ явленій,
наблюдаемыхъ въ нашихъ опытахъ у собакъ съ одностороннимъ
поврежденіемъ мозжечковыхъ полушарій, мы должны придти
къ выводу, что глубокія поврежденія передне-наружной и на-
ружной области одного изъ полушарій мозжечка, вызываютъ у

186

животныхъ вынужденныя вращательныя движенія вокругъ про-
дольной оси тѣла на здоровую сторону, являющіяся въ видѣ
приступовъ, тогда какъ глубокія поврежденія задне-внутренней
части полушарія вблизи червя вызываютъ вращеніе на опери-
рованную сторону.
И въ томъ. и въ другомъ случаѣ приступы вращенія, какъ
и въ другихъ случаяхъ, развиваются время отъ времени или
сами собой помимо всякихъ внѣшнихъ условій, или подъ
вліяніемъ различнаго рода внѣшнихъ раздраженій (внезапнаго
стука, шума, прикосновенія, болевого раздраженія и пр.). Въ
нѣкоторыхъ случаяхъ предъ наступленіемъ вращательныхъ дви-
женій животное обнаруживаетъ явленія безпокойства и начи-
наетъ иногда даже визжать или завывать.
Во время самыхъ приступовъ вращенія обыкновенно замѣ-
чается рѣзкій винтообразный поворотъ головы и туловища жи-
вотнаго въ сторону вращенія, скошеніе глазныхъ яблокъ по
большей части такъ, что глазъ, соотвѣтствующій сторонѣ, на ко-
торую животное вращается, обращенъ книзу и кнутри, противо-
положный напротивъ того кверху и кнаружи. Иногда впрочемъ
наблюдается скошеніе другого рода: глазъ, соотвѣтствующій
сторонѣ вращенія, обращенъ книзу и кнаружи, противоположный
же кверху и кнутри. Отмѣтимъ при этомъ, что односторонняго
скошенія глазъ и односторонняго же нистагма ни въ одномъ
изъ моихъ опытовъ не наблюдалось, вопреки утвержденію
Luciani. Въ обоихъ глазахъ кромѣ того замѣчаются рѣзкія
явленія нистагма въ направленіи, противоположномъ отведе-
нію, иногда же съ характеромъ колесовиднаго нистагма.
Всѣ эти явленія замѣчаются также и въ промежутки вре-
мени, свободные отъ приступовъ вращенія, хотя и въ значи-
тельно меньшей степени.
Стремленіе къ вращенію животнаго во время приступовъ
происходитъ обыкновенно съ такою силою что, если враще-
ніе воспрепятствовано, то животное производитъ сильныя мо-
тательныя движенія головой, описывая ею круги въ воздухѣ
въ направленіи противоположномъ вращенію туловища. Будучи
приведено въ вертикальное положеніе, какъ вверхъ, такъ и
внизъ головой животное продолжаетъ свое вращеніе главнымъ
образомъ при помощи конечностей, противоположныхъ направ-
ленію вращенія, слѣдовательно при вращательныхъ движе-
ніяхъ въ лѣвую сторону животное употребляетъ въ дѣло
преимущественно правыя конечности и наоборотъ.

187

Въ спокойномъ состояніи животное свертывается въ видѣ
клубка, сильно пригибая свою голову къ одной сторонѣ туло-
вища или, что бываетъ чаще, сохраняетъ вынужденное положеніе
на боку, соотвѣтствующемъ направленію вращенія, и противо-
дѣйствуетъ всѣми силами, если его поворачиваютъ на дру-
гую сторону. Если въ этомъ состояніи, поддерживая туло-
вище животнаго, пробуютъ поставить его на ноги, то оказы-
вается, что конечности, противоположныя направленію бывшаго
вращенія, представляются вытянутыми, отведенными кнаружи
и съ силою упирающимися въ полъ, тогда какъ конечности,
соотвѣтствующія сторонѣ вращенія представляются полусогну-
тыми, приведенными къ туловищу и вполнѣ поддаются пас-
сивнымъ сгибаніямъ и разгибаніямъ. Между тѣмъ, въ лежа-
чемъ положеніи на спинѣ этихъ явленій вовсе не наблюдается,
причемъ легко убѣдиться, что животное обладаетъ въ такомъ
положеніи вполнѣ правильной подвижностью своихъ членовъ.
При спокойномъ состояніи животнаго, поворотъ головы
и туловища вокругъ продольной оси тѣла въ направле-
ніи бывшаго вращенія, отведеніе глазъ и явленіе нистагма,
какъ было уже сказано, наблюдаются въ нѣсколько болѣе
слабой степени, нежели во время приступовъ вращенія. Но
всякій разъ эти явленія снова усиливаются какъ предъ разви-
тіемъ приступа вращенія, такъ и въ томъ случаѣ, если животное
будетъ чѣмъ-нибудь внезапно встревожено.
Кромѣ того относительно отведенія глазъ слѣдуетъ замѣтить,
что явленіе это находится въ прямой зависимости отъ положенія
головы. Обыкновенно каждый разъ, когда голову животнаго си-
лою рукъ приводятъ изъ вынужденнаго положенія въ прямое,
отведеніе глазъ рѣзко усиливается и наоборотъ оно умень-
шается, когда голова животнаго снова принимаетъ обычное бо-
ковое положеніе.
Современемъ, когда приступы вращенія животнаго начинаютъ
мало по малу ослабѣвать, обыкновенно исчезаетъ также и ни-
стагмъ глазъ, тогда какъ отведеніе ихъ, боковой поворотъ го-
ловы и туловища, а также вынужденная поза животнаго на
боку, соотвѣтствующемъ сторонѣ вращенія, могутъ еще продол-
жаться въ теченіе нѣкотораго времени.
Съ теченіемъ времени и эти явленія мало по малу ослабѣ-
ваютъ и тогда у животнаго выступаютъ на сцену главнымъ
образомъ разстройства статической координаціи въ видѣ
нарушенія равновѣсія тѣла, которыя по характеру своему мо-
гутъ быть названы односторонними въ отличіе отъ того общаго

188

разстройства статической координаціи, которое наблюдается
у животныхъ при срединныхъ поврежденіяхъ мозжечка.
Животное въ такомъ случаѣ получаетъ возможность удержи-
ваться на ногахъ, но при этомъ туловище его постоянно отша-
тывается въ сторону бывшаго вращенія и обыкновенно, какъ
только животное пробуетъ идти въ извѣстномъ направленіи,
оно тотчасъ же падаетъ всегда въ ту сторону, на которую проис-
ходитъ отшатываніе туловища, т. е. въ сторону бывшаго вра-
щенія.
Иногда въ этихъ случаяхъ наклонность къ вращенію въ
прежнемъ направленіи обнаруживается еще тѣмъ, что животное,
упавши въ сторону бывшаго вращенія, вслѣдъ затѣмъ перевер-
тывается одинъ или два раза вокругъ продольной оси тѣла,
послѣ чего снова поднимается на ноги. Эта наклонность па-
денія въ сторону бывшаго вращенія у оперированныхъ живот-
ныхъ большею частью наблюдается въ теченіе продолжительнаго
времени, хотя въ послѣдствіи она всегда ослабѣваетъ въ зна-
чительной степени.
Нерѣдко въ этомъ періодѣ у животнаго замѣчаются еще
особаго рода круговыя или манежныя движенія, которыя яв-
ляются, такъ сказать, на смѣну прекратившагося вращенія
животнаго вокругъ оси тѣла. Круговыя или манежныя движенія
въ этихъ случаяхъ по большей части происходятъ на сторону,
противоположную относительно бывшаго вращенія. Но иногда
круженіе первоначально въ теченіе нѣкотораго времени совер-
шается на ту же сторону, на которую въ первые дни послѣ
операціи происходило и вращеніе животнаго вокругъ продольной
оси тѣла.
Послѣдняго рода круговыя или манежныя движенія носятъ
характеръ настоящихъ вынужденныхъ движеній и такъ же, какъ
вращательныя, наступаютъ въ видѣ приступовъ, сопровождаясь
рѣзко выраженнымъ поворотомъ головы, вокругъ движенія оси
тѣла, характеристичнымъ отведеніемъ и нистагмомъ глазъ. Со-
временемъ однако эти вынужденныя круговыя движенія, какъ
и вращательныя, замѣтно ослабѣваютъ и наконецъ смѣняются
круженіемъ или манежными движеніями на сторону противо
положную бывшему вращенію съ легкимъ отклоненіемъ головы
въ сторону круженія. Послѣднее длится обыкновенно болѣе
или менѣе долгое время и лишь постепенно ослабѣваетъ, пока
не прекратится совершенно вмѣстѣ съ исчезаніемъ большей
части двигательныхъ разстройствъ.
При глубокихъ поврежденіяхъ задне-внутренней части моз-

189

жечковаго полушарія и въ задней части сосѣдней съ червемъ
наблюдается тотъ же самый эффектъ, какъ и при разрушеніяхъ
въ передне-наружныхъ областяхъ полушарія мозжечка, но при
этомъ всѣ явленія прямо противоположны по своему направле-
нію. Слѣдовательно, и вращательныя движенія, обнаруживаю-
щіяся въ первое время послѣ операціи, въ этомъ случаѣ про-
исходятъ не на здоровую сторону, а на поврежденную. Вмѣстѣ
съ тѣмъ развитіе всѣхъ другихъ явленій, сопровождающихъ вра-
щеніе животнаго, происходитъ здѣсь въ томъ же порядкѣ и съ
той же послѣдовательностью, какъ и въ предыдущемъ случаѣ.
Поэтому и развитіе явленій здѣсь происходитъ въ одинаковой
послѣдовательности, какъ и при большихъ разрушеніяхъ въ
передне-наружныхъ областяхъ мозжечковаго полушарія.
Такимъ образомъ все вышеприведенное описаніе явленій,
mutata mutandum, можетъ быть отнесено также и къ глубокимъ
поврежденіямъ задне-внутренняго отдѣла одного изъ мозжечко-
выхъ полушарій.
Спрашивается, какъ согласить съ этими данными тотъ
фактъ, что при удаленіи всего полушарія мозжечка Luciani на-
блюдалъ вращеніе всегда лишь на здоровую сторону и не
допускалъ даже возможности вращенія животныхъ съ односто-
ронними разрушеніями мозжечка въ сторону операціи.
Прежде всего возможно, что при опытахъ Luciani не всегда
производилось полное удаленіе всей половины мозжечка, при-
чемъ, быть можетъ, оставались въ сохранности именно глубокія
части задне-внутренней области мозжечка, сосѣднія съ червемъ,
поврежденіе которыхъ и даетъ вращеніе на оперированную сто-
рону. Съ другой стороны наблюденія Luciani быть можетъ объ-
ясняются и тѣмъ, что области мозжечка, разрушеніе которыхъ
вызываетъ вращеніе на здоровую сторону, имѣютъ функціональ-
ный перевѣсъ надъ областями, разрушеніе которыхъ вызываетъ
вращеніе на оперированную сторону.
Въ пользу такого объясненія говоритъ между прочимъ то
обстоятельство, что область, вызывающая вращеніе животныхъ
на оперированную сторону, ограничивается лишь глубокими ча-
стями небольшого задне-внутренняго отдѣла полушарій, тогда
какъ область, вызывающая противоположный эффектъ, зани-
маетъ остальную значительно болѣе обширную часть мозжечко-
ваго полушарія. Съ другой стороны въ пользу того же объ-
ясненія говоритъ между прочимъ и тотъ фактъ, что въ опытахъ
Luciani при удаленіи одной половины мозжечка вращательныя
движенія въ общемъ представлялись непродолжительными

190

(обыкновенно не длились болѣе двухъ дней), а въ нѣкоторыхъ
опытахъ даже и совершенно отсутствовали.
Врядъ ли можно сомнѣваться въ томъ, что при полномъ
удаленіи всей половины мозжечка явленія, развивающіяся
вслѣдъ за операціей, служатъ вообще суммарнымъ выраженіемъ
устраненія функціи удаленныхъ при операціи системъ, а это
можетъ привести къ тому, что въ результатѣ перерѣзки нѣ-
сколькихъ системъ, вызывающихъ каждая въ отдѣльности вра-
щеніе въ противоположныя стороны, или вовсе не получится
вращенія, или послѣднее обнаружится въ томъ направленіи,
въ какомъ его вызываетъ перерѣзка болѣе сильной системы,
но при этомъ самое вращеніе будетъ выражаться не столь энер-
гично и не столь продолжительное время, какъ при перерѣзкѣ
одной системы.
Какъ бы однако ни объяснять наблюдаемыя Luciani яв-
ленія, его утвержденіе, что одностороннія пораженія моз-
жечка приводятъ всегда лишь къ вращенію на здоровую
сторону, слѣдуетъ считать безусловно ошибочнымъ. На осно-
ваніи тѣхъ же опытовъ приходится заключить, что вліяніе
одной половины мозжечка на мышцы тѣла представляется далеко
неоднороднымъ такъ какъ при болѣе ограниченныхъ повре-
жденіяхъ мозжечка“ въ разныхъ областяхъ одной и той же его
половины мы получаемъ вращеніе животныхъ въ томъ и въ
другомъ направленіи, т. е. какъ на здоровую, такъ и на опе-
рированную сторону.
Объясненіе различнаго направленія и характера выну-
жденныхъ движеній при пораженіи различныхъ областей
мозжечка.
Вышеуказанное различіе въ направленіи вращенія при
разрушеніи передне-наружной и задне-внутренней части полу-
шарія мозжечка объясняется по нашему мнѣнію не существо-
ваніемъ перекрещиванія волоконъ одной изъ мозжечковыхъ
ножекъ, напр. средней, какъ допускали нѣкоторые авторы, а
тѣмъ. что въ обоихъ случаяхъ поражаются различныя системы
мозжечка. Въ пользу этого говоритъ уже тотъ фактъ, что
области, дающія вращеніе въ разныя стороны, представляютъ
собою топографически различныя территоріи мозжечковыхъ
полушарій. Съ другой стороны гипотеза о перекрещиваніи
волоконъ мозжечковыхъ ножекъ лишена фактической подкладки

191

въ области анатоміи связей мозжечка, безъ которой самая ги-
потеза утрачиваетъ всякое научное значеніе.
Что различіе въ эффектахъ операціи въ томъ и другомъ
случаѣ стоитъ въ зависимости отъ поврежденія подлежащихъ
проводниковъ, проходящихъ внутри мозжечковыхъ полушарій
можетъ быть доказано также и тѣмъ, что и поврежденія задне-
внутренней части мозжечка, какъ я убѣдился, не вызываютъ вра-
щенія животныхъ на оперированную сторону, если при этомъ не
подвергаются раненію съ помощью глубокихъ уколовъ пучки вну-
тренняго отдѣла задней мозжечковой ножки, проходящія къ
центральнымъ ядрамъ мозжечка и къ его червю. Съ другой
стороны, если мы сдѣлаемъ, хотя и глубокое, но необширное
поврежденіе передне-наружной области мозжечка, при чемъ
значительная часть волоконъ, выходящихъ изъ этой области
въ среднюю ножку мозжечка, останется неповрежденною, то
мы также не получимъ вращенія животнаго на здоровую сто-
рону, такъ какъ при этомъ большая часть волоконъ средней
ножки остается пощаженной.
Если поврежденія мозжечка болѣе ограничены, то и вынуж-
денныя движенія представляются менѣе интенсивными и болѣе
кратковременными, но ихъ направленіе и характеръ въ зави-
симости отъ локализаціи поврежденія представляется такъ же
неодинаковымъ, какъ и вынужденныхъ вращеній. Такимъ обра-
зомъ напр. поверхностное поврежденіе передне-наружной об-
ласти полушарія мозжечка вызываетъ наклонность падать или
отшатываться при ходьбѣ въ передне-наружномъ направленіи.
Съ другой стороны ограниченныя и неглубокія поврежденія
задне-внутренней части вызываютъ наклонность отшатываться въ
сторону поврежденія; иногда у животныхъ обнаруживается нѣ
которое время даже вынужденное боковое положеніе или положе-
ніе въ видѣ клубка, при чемъ и въ этомъ случаѣ болѣе поверхно-
стныя и частичныя поврежденія обширной передне наружной
части мозжечка даютъ вынужденное положеніе на боку здоровой
стороны, тогда какъ ограниченныя поврежденія задневнутренней
части полушарія мозжечка вызываютъ вынужденное лежаніе на
боку оперированной стороны.
И въ томъ, и въ другомъ случаѣ наблюдаются обыкновенно
соотвѣтствующія измѣненія въ положеніи головы и глазъ,
явленія нистагма и, какъ послѣдовательныя явленія, круговыя
или манежныя движенія животныхъ въ первомъ случаѣ боль-
шею частью на сторону поврежденія, во второмъ же случаѣ на
здоровую сторону.

192

Руководясь вышеизложеннымъ, не трудно придти къ выводу,
что движенія вращенія, вынужденное лежаніе на боку, толчки
и паденіе въ ту же сторону суть явленія одного и того же по-
рядка, различествующія лишь въ степени.
Эта мысль въ позднѣйшее время была поддержана Thomas'омъ,
но еще ранѣе его въ цѣломъ рядѣ работъ, посвященныхъ из-
слѣдованію подобныхъ же вынужденныхъ движеній у живот-
ныхъ, наблюдаемыхъ при разрушеніи периферическихъ орга-
новъ равновѣсія, я высказывался въ вышеуказанномъ смыслѣ.
Съ другой стороны, руководясь вышеизложенными данными,
мы считаемъ совершенно ошибочнымъ мнѣніе тѣхъ авторовъ,
которые полагаютъ, что явленія раздраженія, подъ которыми,
какъ мы видѣли, обычно понимаютъ вынужденныя движенія,
будто бы наблюдаются лишь при глубокихъ поврежденіяхъ моз-
жечка, тогда какъ поверхностныя поврежденія будто бы ихъ
не вызываютъ. При своихъ опытахъ я наблюдалъ вынужденныя
движенія и при поверхностныхъ поврежденіяхъ мозжечка, но
здѣсь, какъ и слѣдовало ожидать, они представляются въ об-
щемъ и менѣе рѣзкими, и болѣе кратковременными.
Въ недавнее время Schwann на основаніи своихъ опытовъ надъ
кроликами утверждалъ, что при неглубокихъ уколахъ и поверх-
ностныхъ поврежденіяхъ мозжечковыхъ полушарій у животныхъ
не наблюдается никакихъ явленій въ отношеніи отведенія глазъ
Вполнѣ возможно, что весьма незначительныя поврежденія и уколы
въ той или другой области мозжечковаго полушарія могутъ со-
провождаться столь незначительными въ этомъ отношеніи явле-
ніями, что послѣднія легко могутъ быть просмотрѣны, въ осо-
бенности, если принять во вниманіе, что отведеніе глазъ въ
этихъ случаяхъ можетъ быстро исчезать и представляетъ къ тому
же симптомъ, измѣняющійся подъ вліяніемъ того или иного поло-
женія головы. Но съ другой стороны многое въ этихъ слу-
чаяхъ зависитъ какъ отъ мѣста, въ которомъ производятъ уколъ,
такъ и отъ направленія производимаго этимъ уколомъ разрѣза,
которое въ однихъ случаяхъ можетъ соотвѣтствовать ходу под-
лежащихъ нервныхъ волоконъ, въ другихъ случаяхъ напро-
тивъ того пересѣкать ихъ. Въ послѣднемъ случаѣ явленія
безъ всякаго сомнѣнія должны выступать въ болѣе рѣзкой
формѣ, нежели въ первомъ случаѣ.
Что касается продолжительности симптомовъ, наблюдаемыхъ
1) Schwann. Ueber das Schielen nach Verletzungen in der Umgebung des
einen Gehirnes. Eckhard's Beiträge zur Anat. u Phys. Bd. VIII, 1879.

193

при поврежденіяхъ мозжечка, то они находятся въ прямой
зависимости отъ величины сдѣланнаго поврежденія.
Flourens утверждалъ, съ чѣмъ согласны также и наши опыты,
что незначительныя поверхностныя поврежденія и простые
разрѣзы мозжечка вызываютъ быстро преходящія явленія, такъ
какъ уже въ скоромъ времени животное пріобрѣтаетъ воз-
можность болѣе или менѣе правильно координировать свои
движенія. Между тѣмъ обширныя разрушенія мозжечковыхъ
полушарій приводятъ не только къ болѣе тяжелымъ, но и къ
болѣе длительнымъ разстройствамъ движенія.
О явленіяхъ, слѣдующихъ за поврежденіемъ средней доли
мозжечка.
Перейдемъ теперь къ разсмотрѣнію явленій, слѣдующихъ
за частичными поврежденіями средней доли мозжечка.
Flourens'омъ было высказано положеніе, что, если животному
разрушаютъ переднюю область мозжечка, то при своихъ по-
пыткахъ къ перемѣщенію оно постоянно бросается впередъ.
Явленіе это было наблюдаемо у птицъ и небольшихъ млеко-
питающихъ.
Что касается высшихъ животныхъ, напр. собакъ, то мнѣ
неудалось наблюдать этотъ симптомъ, можетъ быть, благодаря
тому обстоятельству, что у этихъ животныхъ значительная
часть передней области червя прилежитъ непосредственно къ
задней поверхности задняго двухолмія (testes), вслѣдствіе чего,
благодаря глубокому положенію, не представляется возможнымъ
произвести изолированное ея разрушеніе. При поврежденіи
задней области червя мозжечка по наблюденіямъ Flourens'a на-
противъ того голова животнаго откидывается кзади и оно обнару-
живаетъ постоянную наклонность къ паденію назадъ. Magendie u
Desmoulins1) при значительныхъ поврежденіяхъ въ той же об-
ласти наблюдали у птицъ и нѣкоторыхъ млекопитающихъ даже
вынужденныя движенія вспять. У высшихъ млекопитающихъ
между тѣмъ этотъ симптомъ наблюдается сравнительно рѣдко.
Ferrier2), экспериментировавшій на обезьянахъ, при разрушеніи
задней области мозжечка могъ констатировать только явленія,
наблюдаемыя Flourens'омъ. Мнѣ однако удалось констатировать
у оперированныхъ собакъ, не только откидываніе головы кзади,
1) Magendie et Desmoulins. Anat. du syst. nerveux etc. II p. 582. 1825.
2) Ferrier. Loc. cit., p.

194

но иногда и движеніе вспять, обнаруживавшееся однако
лишь въ первыя минуты послѣ операціи надъ задней областью
червя.
Слѣдующій опытъ можетъ служить примѣромъ двигатель-
ныхъ разстройствъ при поврежденіи задней части червя.
Опытъ 23-го ноября. Собакѣ средней величины подъ нарко-
зомъ сдѣланъ разрѣзъ черезъ всю толщину затылочныхъ
мышцъ и отпрепарована membrana occipito-atlantoidea; затѣмъ
черезъ отверстіе, сдѣланное въ послѣдней, былъ введенъ ножъ
по направленію къ мозжечку съ цѣлью разрушить его заднюю
область. Послѣдующее вскрытіе 26 ноября показало, что раз-
рушенію подверглась на ограниченномъ пространства задняя
область верхняго червя соотвѣтственно declive monticuli. Тот-
часъ вслѣдъ за этой операціей шея животнаго выпрямилась и
затылокъ откинулся назадъ, морда напротивъ того какъ будто
опустилась книзу. Глазные яблоки обращены также внизъ и
кнутри и при этомъ въ обоихъ глазахъ замѣчается рѣзкій
нистагмъ.
Когда оперированное животное отвязали, оно съ силою упи-
ралось въ полъ своими передними конечностями и обнаружи-
вало стремленіе отшатнуться ими по направленію кзади. Побу-
дить его къ движенію впередъ нѣтъ никакой возможности, такъ
какъ оно приходитъ тотчасъ же въ сильное возбужденіе. начи-
наетъ визжать и употребляетъ всѣ усилія противодѣй-
ствовать движенію впередъ своими передними конечностями и,
какъ только освобождается изъ рукъ, оно снова откидывается
назадъ и ложится на животъ, вытягивая всѣ конечности, въ
томъ числѣ и заднія, по направленію кпереди. Удерживаться
въ стоячемъ положеніи оперированная собака вовсе не въ со-
стояніи. Когда пробуютъ ее поставить на ноги, она сильно упи-
рается своими передними конечностями и, отталкиваясь ими
кзади, снова опускается на животъ.
Если собаку поднимаютъ на руки, она удерживаетъ свои
переднія лапы вытянутыми впередъ и производитъ ими движе-
нія по воздуху, какъ бы съ цѣлью защитить себя отъ паденія
въ эту сторону. Обыкновенная поза животнаго — лежа на животѣ,
иногда слегка перевалившись на лѣвое бедро, съ выставлен-
ными впередъ передними лапами. Обѣ заднія конечности также
вытянуты впередъ и подогнуты подъ туловище. Шея значительно
приподнята и голова откинута кзади. При этомъ замѣчаются
почти постоянныя колебательныя движенія головой и тулови-
щемъ, усиливающіяся въ особенности въ то время, когда собаку
чѣмъ-нибудь потревожатъ.
Повременамъ въ лежачемъ положеніи собака производитъ
движенія правыми конечностями, какъ будто съ цѣлью опе-
реться. Я пробую поставить животное на однѣ переднія лапы,
придерживая за спину, оно сильно упирается ими, визжитъ и
сильно противодѣйствуетъ, если его побуждать въ такомъ по-
ложеніи къ движенію впередъ. На одни заднія лапы животное

195

не въ состояніи опереться, вслѣдствіе того, что оно подгибаетъ
ихъ сильно впередъ подъ туловище и валится такимъ обра-
зомъ назадъ.
Въ теченіе слѣдующихъ двухъ дней до 24 ноября, когда со-
бака была убита для вскрытія, въ общемъ замѣчаются тѣ же
явленія. О результатахъ вскрытія упомянуто выше.
Въ другихъ опытахъ разрушеніе червя въ болѣе переднихъ
его областяхъ вызывало у собакъ кратковременное, но совер-
шенно явственное движеніе вспять, которое особенно рѣзко
было выражено въ первое время вслѣдъ за операціей и уси-
ливалось каждый разъ вмѣстѣ съ безпокойствомъ животнаго.
Впрочемъ болѣе глубокія поврежденія червя всегда приводятъ
къ болѣе или менѣе рѣзкимъ разстройствамъ статической
координаціи, примѣромъ чего можетъ служить слѣдующій
опытъ:
19 апрѣля маленькой собакѣ подъ наркозомъ сдѣланъ раз-
рѣзъ черезъ всю толщину кожи и мышцъ ниже затылочнаго
бугра и края for. magnus, затѣмъ скрытымъ ножемъ прошли
впередъ надъ поверхностью мозга съ цѣлью разрушенія сред-
ней области мозжечка. Какъ показало вскрытіе 22 апрѣля, раз-
рушенію подверглась часть верхняго червя, тотчасъ позади
corp. quiadrigeminum на глубину около 1 сант.
Въ первый моментъ у собаки обнаруживалось рѣзкое отве-
деніе глазъ въ правую сторону съ явленіями нистагма. Голова
отклонена въ томъ же направленіи и приведена къ правому
боку. Всѣ конечности вытянуты и напряжены. По истеченіи
двухъ — трехъ минутъ эти явленія совершенно прекратились и
вмѣстѣ съ тѣмъ у животнаго обнаружились симптомы общаго
разстройства статической координаціи. Собака еще можетъ удер-
живаться на ногахъ, но туловище ея постоянно отшатывается
то вправо, то влѣво, то назадъ, то впередъ и животное, не имѣя
возможности спокойно стоять на одномъ мѣстѣ, принуждено
почти каждую секунду переступать своими конечностями съ
цѣлью поддержать центръ тяжести своего туловища и сохра-
нить равновѣсіе. Нерѣдко, не смотря на всѣ усилія, живот-
ному не удается сохранить послѣднее, оно падаетъ въ томъ
или другомъ направленіи, но вслѣдъ затѣмъ снова поднимается
на ноги и опять на сцену выступаютъ тѣ же разстройства ста-
тической координаціи.
Въ этой постоянной борьбѣ съ цѣлью поддержанія равно-
вѣсія своего тѣла животное остается въ теченіе нѣсколькихъ
часовъ кряду, тратя свои силы и энергію. Наконецъ, животное
намѣрено присѣсть и отдохнуть. Оно нѣсколько разъ прино-
равливаться опустить свой задъ съ цѣлью опереться на него,
но каждый разъ туловище внезапно отшатывается въ томъ или
другомъ направленіи и животное теряетъ равновѣсіе и падаетъ.
Въ сидячемъ положеніи точно также замѣчается постоянное
шатаніе туловища изъ стороны въ сторону. При этомъ животное

196

постоянно поводитъ своей головой справа налѣво и обратно,
держа ее немного выше обыкновеннаго. Въ обоихъ глазахъ за-
мѣчается постоянный нистагмъ въ видѣ движенія ихъ изъ сто-
роны въ сторону, сопровождаемый судорожными подергиваніями
вѣкъ.
Въ теченіе слѣдующихъ трехъ дней тѣ же явленія только
въ болѣе слабой степени. Животное получило возможность пе-
редвигаться съ мѣста на мѣсто, но въ высшей степени несо-
вершеннымъ образомъ. Во время передвиженія туловище собаки
постоянно отбрасывается то въ ту, то въ другую сторону и
животное поневолѣ теряетъ изъ виду цѣль, къ которой оно
стремилось. Въ спокойномъ состояніи попрежнему замѣчается
постоянное шатаніе туловища изъ стороны въ сторону и жи-
вотное производитъ движенія головой справа налѣво и обратно.
Послѣднія обнаруживаются въ особенности въ то время, когда
животное потревожатъ. Въ глазахъ попрежнему рѣзкія явленія
нистагма, повременамъ какъ будто усиливающаяся, въ особен-
ности, когда животное чѣмъ-нибудь испугано, повременамъ
напротивъ того ослабѣвающія. Со стороны чувствительной сферы
никакихъ разстройствъ. Слухъ вполнѣ сохраненъ. 22 апрѣля
собака убита хлороформомъ съ цѣлью вскрытія. Результаты
послѣдняго приведены выше.
Изъ вышеизложеннаго очевидно, что при частичныхъ пора-
женіяхъ средней доли, какъ и при ограниченныхъ симметрич-
ныхъ поврежденіяхъ, обнаруживаются вынужденныя движенія
вопреки общепринятому мнѣнію, хотя вѣрно, что эти движенія
здѣсь бываютъ менѣе стойкими и менѣе рѣзкими, нежели при
одностороннихъ поврежденіяхъ мозжечка. Очевидно однако, что
происхожденіе вынужденныхъ движеній и здѣсь объясняется
возникновеніемъ несоотвѣтствія въ рефлекторныхъ импульсахъ,
исходящихъ отъ различныхъ частей мозжечка, расположен-
ныхъ по передне-задней его оси.
Въ заключеніе замѣтимъ, что при перерѣзкѣ въ переднезад-
немъ направленіи средней доли мозжечка наблюдаются глав-
нымъ образомъ рѣзкія разстройства въ равновѣсіи и колеба-
тельныя движенія головы и туловища изъ стороны въ сторону.
Это обстоятельство говоритъ въ пользу мнѣнія Luciani, что моз-
жечекъ не можетъ быть раздѣляемъ на двѣ половины безъ зна-
чительныхъ разстройствъ движенія.
Симметрическія поврежденія мозжечковыхъ полушарій.
При симметричныхъ разрушеніяхъ мозжечка вынужденныя
движенія и вынужденныя позы почти всегда выражены болѣе
слабо или по крайней мѣрѣ отходятъ на второй планъ, главнымъ

197

же образомъ выступаютъ болѣе стойкія разстройства статиче-
ской координаціи, характеризующіяся нарушеніемъ въ равно-
вѣсіи тѣла и колебательными движеніями головы и туловища,
причемъ возстановленіе этихъ разстройствъ идетъ обыкновенно
болѣе медленнымъ путемъ, чѣмъ возстановленіе вынужденныхъ
движеній. Само собою разумѣется, что степень разстройства ста-
тической координаціи здѣсь зависитъ отъ степени самого раз-
рушенія, причемъ чѣмъ значительнѣе послѣднее, тѣмъ сильнѣе
и разстройство движенія; мнѣніе же Schiff'а и Vulpian'a, по кото-
рымъ симметричныя пораженія мозжечка представляются скры-
тыми или приводятъ лишь къ незначительнымъ разстройствамъ
слѣдуетъ признать ошибочнымъ.
Примѣромъ симметричныхъ пораженій могутъ служить
между прочимъ слѣдующіе два опыта:
31-го мая средней величины собакѣ я обнажилъ часть
затылочной кости ниже затылочнаго бугра и затѣмъ малень-
кимъ трепаномъ просверлилъ два отверстія на симметричныхъ
мѣстахъ съ той и другой стороны тотчасъ ниже гребня, идущаго
по обѣ стороны отъ затылочнаго бугра; затѣмъ чрезъ каждое
отверстіе ввелъ ножъ съ цѣлью разрушенія симметричныхъ
частей мозжечковыхъ полушарій. Какъ показало вскрытіе
7-го іюня, съ обѣихъ сторонъ произведено поврежденіе задне-
боковыхъ областей мозжечка немного сильнѣе слѣва, нежели
справа.
Тотчасъ вслѣдъ за операціей у собаки обнаружились явле-
нія сильнаго нистагма въ обоихъ глазахъ и явленія общаго раз-
стройства статической координаціи. Не смотря на то, что въ ле-
жачемъ положеніи животное можетъ производить энергичныя
движенія всѣми своими конечностями, тѣмъ не менѣе оно не
въ состояніи удерживаться на ногахъ и, если его пробуютъ
установить въ стоячемъ положеніи, оно ставитъ свои конечности
въ высшей степени неправильно и, какъ только освобождаютъ
животное изъ рукъ, оно снова валится большею частью на лѣ-
вую сторону. Въ лежачемъ положеніи на животѣ у животнаго
нерѣдко, въ особенности, когда его тревожатъ, замѣчаются ко-
лебательныя движенія туловищемъ изъ стороны въ сторону.
Въ отношеніи чувствительности не замѣчено никакихъ раз-
стройствъ.
3-го іюня. Явленія значительно ослабѣли. Собака сама про-
буетъ подняться на ноги, но при этомъ конечности ея ставятся
неправильно, то слишкомъ раздвигаются въ стороны, то напро-
тивъ того подводятся подъ туловище и собака большею частью
снова валится на полъ. Если однако собаку устанавливаютъ въ
стоячемъ положеніи, то нѣкоторое время она еще можетъ
удерживаться на ногахъ, но при этомъ замѣчается сильное
шатаніе туловища изъ стороны въ сторону и наконецъ жи-
вотное падаетъ почти всегда на лѣвый бокъ. Нистагмъ въ

198

глазахъ въ высшей степени рѣзкій. Въ остальномъ ничего
патологическаго.
5-го іюня. Тѣ же явленія разстройства равновѣсія и нистагмъ
глазъ. Смерть въ ночь на 6-е іюня. Результаты вскрытія при-
ведены выше.
18-го мая. Большой кудрявой собакѣ сдѣланъ разрѣзъ
чрезъ затылочныя мышцы слѣва и просверлено отверстіе въ
затылочной кости тотчасъ ниже гребня, затѣмъ ножемъ про-
извели неглубокое разрушеніе заднебоковой (наиболѣе наруж-
ной) части лѣваго полушарія. Тотчасъ вслѣдъ за операціей
незначительное отведеніе глазъ вправо, при этомъ лѣвый глазъ
обращенъ нѣсколько внизъ, правый нѣсколько вверхъ. Въ
обоихъ глазахъ кромѣ того замѣчается нистагмъ въ напра-
вленіи противоположномъ отведенію. Голова поворочена вокругъ
длинной оси влѣво, такъ что лѣвая щека обращена книзу, правая
кверху. Тотчасъ, какъ только собаку освободили отъ привязи, у
нея замѣчается рѣзкое разстройство статической координаціи съ
наклонностью падать на бокъ въ лѣвую сторону. Въ первое
время при попыткахъ подняться на ноги она постоянно свали-
вается на лѣвый бокъ. Если пробуютъ уложить собаку на правый
бокъ. то она сильно противодѣйствуетъ, разставляя въ стороны
обѣ правыя конечности. Вскорѣ однако собака научилась въ тече-
те нѣкотораго времени удерживаться на ногахъ, но при пере-
движеніи туловище ея нерѣдко съ силою отшатывается влѣво
и собака нерѣдко снова падаетъ на лѣвый бокъ. Кромѣ того
при передвиженіи по временамъ собака производитъ круговыя
движенія слѣва направо, которыя являются въ видѣ присту-
повъ. Въ спокойномъ положеніи у животнаго обнаруживаются
рѣзкія колебательныя движенія головы и туловища изъ стороны
въ сторону.
20-го мая. Тѣ же явленія. Произведено разрушеніе праваго
полушарія на симметричномъ мѣстѣ. Вслѣдъ за этой операціей
отведеніе глазъ почти исчезло, но явленія нистагма замѣчаются
въ прежней степени, хотя въ направленіи его нельзя подмѣ-
тить какой-либо опредѣленности. Круговыя движенія прекрати-
лись совершенно и у животнаго обнаружились симптомы общаго
разстройства статической координаціи. Оно постоянно отша-
тывается то въ ту, то въ другую сторону и нерѣдко падаетъ
попрежнему въ лѣвую сторону, хотя теперь животное можетъ
быть положено безъ всякаго противодѣйствія также и на пра-
вый бокъ. Въ спокойномъ состояніи у животнаго замѣчаются
сильныя колебательныя движенія туловищемъ изъ стороны въ
сторону. При завязываніи глазъ разстройства движенія обна-
руживались еще въ болѣе рѣзкой степени.
Въ теченіе всей слѣдующей недѣли наблюдались тѣ же самыя
явленіи и не замѣчено, чтобы они сколько-нибудь уменьшились.
27-го мая. Собака убита хлороформомъ съ цѣлью вскрытія,
при чемъ оказалось, что съ обѣихъ сторонъ поврежденіе косну-
лось заднебоковой области мозжечковыхъ полушарій, хотя съ

199

правой стороны разрушеніе произведено въ значительно мень-
шей степени, нежели слѣва.
Если разрушеніе мозжечка захватываетъ неправильнымъ обра-
зомъ какъ полушарія мозжечка, такъ и его среднюю долю, то
получается точно также смѣшанная картина разстройства стати-
ческой координаціи въ видѣ нарушенія равновѣсія и вынужден-
ныхъ движеній того или иного рода въ зависимости отъ мѣста
поврежденія. Если поврежденіе мозжечка незначительно и
поверхностно, то разстройства обыкновенно представляются
кратковременными; часто при этомъ дѣло ограничивается лишь
тѣми или другими вынужденными движеніями съ отшаты-
ваніемъ туловища. Но поврежденія червя мозжечка, хотя бы
незначительныя, приводятъ обыкновенно къ болѣе или менѣе
рѣзко выраженнымъ разстройствамъ движенія.
Полное удаленіе средней доли мозжечка, хотя и неравносиль-
но по степени вызываемыхъ разстройствъ полному удаленію моз-
жечка, тѣмъ не менѣе въ этомъ случаѣ всегда обнаруживаются
рѣзкія двигательныя разстройства въ видѣ нарушенія равно-
вѣсія съ горизонтальнымъ нистагмомъ глазъ. При этомъ въ на-
чалѣ обыкновенно обнаруживается вытяженіе переднихъ лапъ и
подгибаніе заднихъ подъ туловище, шея представляется от-
кинутой кзади и туловище обнаруживаетъ явленіе опистотона.
Со временемъ контрактура обыкновенно улучшалась и живот-
ное мало по малу научалось ходить, но при этомъ въ отдѣль-
ныхъ случаяхъ обнаруживалась въ ближайшіе дни склон-
ность животнаго къ пяченію назадъ, которая съ теченіемъ времени
также исчезала при общемъ улучшеніи разстройствъ движенія.
При удаленіи большей части мозжечка обнаруживаются
всегда рѣзкія раѣстройства статической координаціи въ ви-
дѣ рѣзкаго нарушенія равновѣсія тѣла и нистагма глазъ:
животное не можетъ ни стоять, ни ходить, оно можетъ только
лежать и притомъ безразлично на той или на другой сторонѣ
туловища или даже на животѣ; голова при этомъ обыкновенно
откинута кзади, вслѣдствіе усиленной экстензіи, переднія лапы
также оказываются вытянутыми, вслѣдствіе чего туловище пред-
ставляетъ явленія опистотона.
Возстановленіе движеній во всѣхъ вышеприведенныхъ слу-
чаяхъ идетъ лишь постепенно, мало по малу, причемъ съ са-
маго начала ослабѣваетъ напряжете мышцъ затылка и перед-
нихъ конечностей, послѣ чего животное постепенно полу-
чаетъ возможность подниматься на ноги, но первое время стати-
ческая координація еще въ такой мѣрѣ несовершенна, что при

200

попыткахъ подняться на ноги животное отбрасывается въ ту или
въ другую сторону и обыкновенно снова сваливается на полъ.
Съ теченіемъ времени животное однако научается ходить,
но при этомъ оно обнаруживаетъ такъ называемую пьяную
походку, выражающуюся постояннымъ отшатываніемъ туло-
вища въ томъ или иномъ направленіи. Лишь постепенно и
эти разстройства ослабѣваютъ почти до полнаго исчезанія
но у животныхъ, у которыхъ удалена значительная часть моз-
жечка, возстановлялась способность къ передвиженію лишь
по истеченіи нѣсколькихъ мѣсяцевъ, причемъ и вслѣдъ за-
тѣмъ у нихъ обнаруживалась еще нѣкоторая слабость и бы-
страя утомляемость при движеніяхъ. Факты эти были, какъ
извѣстно, отмѣчены еще Weir Mitchel'емъ, затѣмъ были под-
тверждены Luciani и др. авторами. Съ этими же данными со-
гласны также наблюденія Dalton'a и Wagner'a.
Достойно вниманія, что при полномъ удаленіи мозжечка
животныя могутъ плавать относительно хорошо, на что уже
обратили вниманіе и другіе авторы, какъ Luciani и Thomas.
Лишеніе животныхъ органа зрѣнія всегда замѣтнымъ образомъ
уменьшаетъ имѣющіяся у животнаго вынужденныя движенія,
но вмѣстѣ съ тѣмъ недостатокъ зрѣнія обыкновенно ухуд-
шаетъ нарушеніе равновѣсія и несомнѣнно затрудняетъ улуч-
шеніе двигательныхъ разстройствъ.
При частичныхъ поврежденіяхъ полушарій мозжечка ком-
пенсація всегда значительнѣе, нежели при поврежденіяхъ сред-
ней доли мозжечка. Если мы будемъ производить частичныя
неглубокія поврежденія мозжечка въ нѣсколько пріемовъ съ
промежутками послѣ каждой операціи достаточными для того,
чтобы вызванныя операціей двигательныя разстройства исчезли,
то мы можемъ даже удалить у животнаго все полушаріе моз-
жечка, не вызывая характеристическаго симптома въ видѣ
вращенія животнаго вокругъ продольной оси тѣла, причемъ
и другія разстройства движенія не будутъ представляться очень
значительными.
Аналогія между явленіями, слѣдующими за поврежденіемъ
различныхъ областей мозжечка и органовъ статическаго
чувства.
Переходя къ обсужденію явленій, слѣдующихъ за пора-
женіемъ мозжечка, необходимо замѣтить, что почти всѣ авторы
изучали и разсматривали функцію мозжечка независимо отъ

201

периферическихъ органовъ статическаго чувства, значеніе ко-
торыхъ было разсмотрѣно нами ранѣе. Даже вопросъ о соотно-
шеніи этихъ органовъ къ мозжечку не былъ опредѣленно по-
ставленъ къ литературѣ, а между тѣмъ правильное пониманіе
функціи мозжечка по нашему мнѣнію представляется совер-
шенно немыслимымъ безъ знакомства съ дѣятельностью выше-
указанныхъ органовъ и выясненія того функціональнаго соот-
ношенія, которое существуетъ между ними и мозжечкомъ.
Упомянутое соотношеніе между тѣмъ легко видѣть изъ
слѣдующаго: удаленіе одной половины мозжечка, какъ мы
знаемъ, вызываетъ вращеніе животныхъ вокругъ продольной
оси тѣла; но тотъ же самый симптомъ со всѣми его характери-
стическими особенностями, какъ мы видѣли, получается и при
перерѣзкѣ связей мозжечка со спиннымъ мозгомъ на уровнѣ
нижнихъ оливъ, при разрушеніи всѣхъ полукружныхъ кана-
ловъ и при перерѣзкѣ слухового нерва, собственно преддверной
его вѣтви, и наконецъ при поврежденіи заднебоковой области
3-го желудочка. Ниже мы увидимъ, что и другія связи моз-
жечка, проходящія въ его задней и средней ножкѣ при пере-
рѣзкѣ даютъ симптомъ вращенія вокругъ продольной оси тѣла.
Иначе говоря, одностороннія разрушенія мозжечка и односто-
роннее разрушеніе одного изъ периферическихъ органовъ стати-
ческаго чувства или ихъ связей съ мозжечкомъ приводитъ къ
совершенно одинаковому разстройству движенія въ видѣ вра-
щенія вокругъ оси тѣла.
Если направленіе этого вращенія въ различныхъ случаяхъ
оказывается неодинаковымъ, то всякому ясно, что это можетъ
объясняться ничѣмъ инымъ, какъ перекрещиваніемъ соеди-
нительныхъ связей, но ни въ какомъ случаѣ не можетъ слу-
жить основаніемъ для сомнѣнія въ тождественности явленій
въ томъ и другомъ случаѣ, — тѣмъ болѣе, что всѣ сопут-
ствующія вращенію явленія, какъ напр. винтообразное поло-
женіе головы, своеобразное скошеніе глазъ и нистагмъ, а
также положеніе конечностей во всѣхъ вообще случаяхъ пред-
ставляются одними и тѣми же.
Равнымъ образомъ и развитіе послѣдующихъ за вращеніемъ
явленій, какъ вынужденная поза на боку, соотвѣтствующемъ сто-
ронѣ, въ которую происходило вращеніе, склонность падать на сто-
рону вращенія и затѣмъ круженіе или манежныя движенія жи-
вотныхъ рѣшительно ни чѣмъ не отличаются другъ отъ друга, не
смотря на то, что предшествующее имъ вращеніе вызвано пора-
женіемъ удаленныхъ другъ отъ друга частей нервной системы.

202

Далѣе, если мы у животныхъ одного и того же вида удалимъ
весь мозжечекъ или перерѣжемъ съ двухъ сторонъ спинномозго-
выя связи мозжечка въ заднихъ его ножкахъ или перерѣжемъ
оба слуховыхъ нерва, что равносильно удаленію всѣхъ каналовъ,
и наконецъ, если мы повредимъ обѣ стѣнки 3-го желудочка въ
задне-боковой ихъ части, то мы получимъ характеристическое
разстройство статической координаціи въ видѣ общаго раз-
стройства равновѣсія тѣла и общей безпорядочности движеній
съ явленіями нистагма глазъ и колебаніемъ головы, т. е. яв-
ленія опять-таки по существу дѣла болѣе или менѣе одина-
ковыя въ каждомъ изъ поименованныхъ выше случаевъ.
Если наконецъ мы примемъ во вниманіе явленія, наблюдае-
мыя при частичныхъ пораженіяхъ мозжечка и периферическихъ
органовъ статическаго чувства, то и здѣсь мы встрѣтимся съ
полнѣйшей аналогіей однихъ явленій съ другими. Такъ, симп-
томъ круженія или манежныхъ движеній животныхъ въ одномъ
направленіи мы встрѣчаемъ какъ при частичныхъ пораженіяхъ
мозжечка, такъ и при частичныхъ пораженіяхъ полукружныхъ
каналовъ, а равно и при ограниченномъ поврежденіи боковой
стѣнки 3-го желудочка. Его также можно получить и повре-
жденіемъ волоконъ задней мозжечковой ножки, содержащихъ
спинно-мозговыя системы мозжечка. То же самое слѣдуетъ
сказать о скошеніи глазъ и головы, о вынужденныхъ позахъ, объ
отшатываніи туловища, о наклонности къ движенію вспять и т. п.
Даже вліяніе на тонусъ мышцъ вмѣстѣ съ изслѣдованіями
Ewald'а теперь представляется доказаннымъ для полукружныхъ
каналовъ, слѣдовательно и въ этомъ отношеніи роль перифе-
рическихъ органовъ статическаго чувства имѣетъ много ана-
логіи съ мозжечкомъ.
Возьмемъ для примѣра явленія, которыя наблюдаются при
перерѣзкѣ полукружныхъ каналовъ у млекопитающихъ и срав-
нимъ ихъ съ мозжечковыми разстройствами. Мы уже видѣли
выше, что напр. у кроликовъ разстройство движенія, слѣдующее
за перерѣзкой полукружныхъ каналовъ, отличается значитель-
ною силою и обнаруживается довольно продолжительное время
даже въ томъ случаѣ, если перерѣзка ограничилась однимъ
каналомъ. Это разстройство по Ціону выражается въ движе-
ніяхъ глазныхъ яблокъ, оно менѣе выражено въ мышцахъ
туловища и почти отсутствуетъ въ мышцахъ головы въ проти-
воположность птицамъ, у которыхъ движенія головы отличаются
особенною интенсивностью. При поврежденіи горизонтальнаго
канала у животныхъ появляются манежныя движенія; при по-

203

врежденіи же одного изъ вертикальныхъ каналовъ наступаетъ вра-
щеніе вокругъ продольной оси тѣла.
Въ первое время послѣ операціи надъ полукружными кана-
лами кроликъ не въ состояніи сдѣлать даже никакого сложнаго
движенія. Оставаясь на мѣстѣ, онъ не въ состояніи держаться
на ногахъ въ нормальномъ состояніи и принужденъ лежать на
животѣ. Передвиженіе для него совершенно невозможно. Со
стороны глазъ у оперированныхъ кроликовъ наблюдается рѣзкій
нистагмъ, являющійся приступами, при этомъ направленіе глазъ
и нистагмъ различествуетъ, смотря по тому, съ поврежденіемъ
какого канала мы имѣемъ дѣло.
Совершенно аналогичныя явленія, наблюдаются и у другихъ
млекопитающихъ при поврежденіи полукружныхъ каналовъ.
Если поврежденіе коснулось одновременно нѣсколькихъ
каналовъ, то у животныхъ также появляется характеристичное
вращеніе тѣла вокругъ оси на сторону поврежденія съ своеоб-
разнымъ отведеніемъ глазъ, со спиралевиднымъ или винтообраз-
нымъ изгибаніемъ головы и съ явленіями нистагма.
При двустороннемъ разрушеніи каналовъ выступаютъ на
сцену главнымъ образомъ общія разстройства статической коор-
динаціи въ видѣ разстройства равновѣсіи тѣла, хотя и здѣсь
въ первое время обнаруживаются тѣ или другія вынужденныя
движенія.
Всѣ только что указанныя явленія безусловно сходны съ
тѣми явленіями, которыя мы наблюдаемъ при частичныхъ по-
врежденіяхъ мозжечка у млекопитающихъ. Мы знаемъ, что зна-
чительныя одностороннія разрушенія мозжечковыхъ полушарій
вызываютъ симптомъ вращенія вокругъ оси тѣла, что при менѣе
значительныхъ поврежденіяхъ мозжечка легко вызываются также
круговыя или манежныя движенія, тогда какъ двустороннія раз-
рушенія мозжечка вызываютъ рѣзкое нарушеніе статической
координаціи въ видѣ общаго разстройства равновѣсія, при-
водящаго къ невозможности стоянія и ходьбы.
Разстройства въ обоихъ случаяхъ настолько сходны между
собою, что, если напр. мы имѣемъ двухъ животныхъ, изъ кото-
рыхъ у одного вращеніе тѣла вызвано перерѣзкой каналовъ,
у другого разрушеніемъ одного изъ полушарій мозжечка, то
по существу нѣтъ никакой возможности отличить по явленіямъ
одно животное отъ другого, если предварительно не имѣть
свѣдѣній о томъ, гдѣ тому и другому животному сдѣлана опе-
рація.
Всѣ эти данныя не могутъ возбуждать даже и тѣни сомнѣнія

204

въ тѣсной функціональной связи периферическхъ органовъ
статическаго чувства съ мозжечкомъ. Существованіе этой связи
мной было констатировано еще при первоначальныхъ изслѣдо-
ваніяхъ надъ функціей органовъ статическаго чувства и тогда
уже мнѣ удалось, опредѣляя направленіе вращенія у животныхъ,
прослѣдить физіологическимъ путемъ, т. е. путемъ послѣдо-
вательныхъ перерѣзокъ, направленіе связей между перифери-
ческими органами статическаго чувства и мозжечкомъ1).
Даже и эффектъ раздраженія, какъ въ отношении отведе-
нія и нистагма глазъ, такъ и въ отношеніи сокращенія мышцъ
туловища и конечностей имѣетъ полнѣйшее сходство съ воз-
бужденіемъ различныхъ отдѣловъ периферическихъ органовъ
статическаго чувства (полукружныхъ каналовъ и области
3-го желудочка).
Если нѣкоторые авторы не видѣли сходства въ явленіяхъ,
слѣдующихъ за разрушеніемъ каналовъ и поврежденіемъ
мозжечка, то это обстоятельство отчасти объясняется тѣмъ,
что авторы, работавшіе надъ мозжечкомъ, сами обыкновенно
не производили изслѣдованій надъ полукружными каналами
и не производили перерѣзки преддверной вѣтви слухового
нерва. Съ другой стороны, явленія, слѣдующія за перерѣз-
кой каналовъ, изучались главнымъ образомъ у птицъ, тогда
какъ роль мозжечка изучалась преимущественно на млекопи-
тающихъ, а между тѣмъ статика и динамика туловища и го-
ловы у тѣхъ и другихъ животныхъ представляется неодина-
ковою, что и лежитъ въ основѣ кажущагося различія явленій.
Кромѣ того, мы знаемъ, что полукружные каналы даютъ воз-
можность дѣлать строго обособленныя частичныя поврежденія
или перерѣзки, чего мы не можемъ сдѣлать по крайней мѣрѣ
въ такой степени надъ мозжечкомъ.
При всемъ томъ нѣтъ никакого основанія ожидать, чтобы
частичными поврежденіями мозжечка мы могли возпроизвести
въ точности всѣ вообще явленія, слѣдующія за перерѣзкой того
или другого канала. Вѣдь, мозжечекъ не можетъ быть раз-
сматриваемъ, какъ повтореніе каналовъ, а представляется цен-
тральнымъ органомъ, который стоитъ въ соотношеніи не съ
одними только каналами, но и съ другими периферическими
органами. Къ тому же, какое мы имѣемъ основаніе предпо-
лагать, что анатомическія соотношенія нервныхъ путей и въ
каналахъ, и въ мозжечкѣ должны быть одни и тѣ же, а
1) Ст. В. Бехтеревъ О связи, переферическихъ органовъ равновѣсія съ
мозжечкомъ. Русская медицина № 3. 1884 и Pflüger's Arch. 1884.

205

если эти соотношенія не тождественны, то очевидно нельзя
ожидать и полнаго тождества явленій, наблюдаемыхъ при по-
врежденіи полукружныхъ каналовъ и мозжечка.
Тѣмъ не менѣе общее сходство явленій, наблюдаемыхъ въ томъ
и въ другомъ случаѣ, настолько велико, что, повторяемъ, сомнѣ-
ваться въ функціональномъ соотношеніи между полукружными
каналами и другими периферическими органами статическаго
чувства съ одной стороны и мозжечкомъ съ другой стороны
не представляется возможнымъ.
Обсужденіе явленій, слѣдующихъ за поврежденіемъ
мозжечка.
Установивъ принципіальную точку зрѣнія относительно бли-
жайшаго функціональнаго соотношенія между периферическими
органами статистическаго чувства и мозжечкомъ, перейдемъ къ
детальному обсужденію явленій, слѣдующихъ за поврежде-
ніемъ мозжечка. Прежде всего должно имѣть въ виду, что
въ отношеніи характера и оцѣнки вынужденнаго вращенія
животныхъ, какъ и другихъ двигательныхъ разстройствъ,
наблюдаемыхъ при поврежденіи мозжечка, до сихъ поръ
не существуетъ согласія между различными авторами. Нѣ-
которые, какъ Weir Mitchel, Vulpian и др., считаютъ ихъ за
явленія, соотвѣтствующія состоянію раздраженія мозжечко-
выхъ полушарій, тогда какъ большинство другихъ изслѣдо-
вателей держится въ этомъ вопросѣ совершенно противопо-
ложнаго взгляда. Luciani, какъ мы видѣли, вынужденныя дви-
женія и позы понимаетъ, какъ контратуры и активныя препят-
ствія координаціи, остальныя же явленія, т. е. нарушенія равно-
вѣсія, онъ относитъ къ симптомамъ выпаденія.
Между прочимъ Vulpian въ пользу своего взгляда приводитъ
то обстоятельство, что разстройства движенія у оперированныхъ
животныхъ выступаютъ рѣзче всего въ томъ случаѣ, если повре-
жденіемъ захватываются болѣе глубокія части мозжечка, кото-
рыя по его мнѣнію могутъ возбуждаться подъ вліяніемъ механи-
ческаго раздраженія и, слѣдовательно, вызываемыя при этомъ
явленія зависятъ главнымъ образомъ отъ раздраженія корня
мозжечка resp. его ножекъ. Но, не говоря о томъ, что этому про-
тиворѣчатъ прямые опыты съ разрушеніемъ болѣе поверх-
ностныхъ областей мозжечка, необходимо имѣть въ виду то
обстоятельство, что механическая возбудимость нынѣ доказана
и для поверхностныхъ слоевъ послѣдняго.

206

Упомянутый взглядъ Vulpian'a и другихъ авторовъ, раз-
сматривающихъ двигательныя растройства вообще и въ част-
ности вынужденныя движенія при разрушеніяхъ мозжечка,
какъ явленія раздраженія, не выдерживаетъ критики уже въ
силу того обстоятельства, что эти движенія отличаются сравни-
тельно большою длительностью и обнаруживаются даже въ то
время, когда всѣ слѣды активнаго раздраженія необходимо
должны были исчезнуть. Наконецъ, и непосредственные опыты
съ раздраженіемъ коры мозжечка электрическимъ токомъ по-
казываютъ что двигательныя явленія въ этомъ случаѣ по на-
правленію противоположны тѣмъ, которыя обнаруживаются
вслѣдъ за разрушеніями тѣхъ же областей мозжечка.
Все это говоритъ противъ того, что явленія, наступающія при
разрушеніи мозжечка, должны быть понимаемы, какъ явленія раз-
драженія.
Но противоположный взглядъ, который поддерживался въ
послѣднее время между прочимъ Thomas'омъ, признающимъ
двигательныя разстройства, какъ симптомъ выпаденія, обусло-
вленный утратой или ослабленіемъ мышечной реакціи, возникаю-
щей при всякомъ нарушеніи равновѣсія, опять-таки наталки-
вается на то затрудненіе, что вынужденныя движенія отлича-
ются въ общемъ столь бурнымъ характеромъ, что ихъ вообще
нелегко признать за явленія выпаденія функціи. Поэтому и
объясненіе Thomas'a намъ кажется не выдерживающимъ строгой
критики. Въ самомъ дѣлѣ, вѣдь и параличъ движенія въ сущ-
ности представляетъ собою утрату или ослабленіе мышечной
реакціи, а между тѣмъ двигательный параличъ самъ по себѣ
недостаточенъ, чтобы объяснить явленія вращенія вокругъ
продольной оси тѣла.
Въ виду невозможности всѣ двигательныя разстройства при
пораженіи мозжечка разсматривать, какъ явленія выпаденія.
нѣкоторые авторы держатся того взгляда, что одни вынуж-
денныя движенія должны быть признаны за явленія раздра-
женія, тогда какъ другія разстройства могутъ быть разсматри-
ваемы отчасти, какъ явленія выпаденія, отчасти, какъ компен-
саторныя явленія. Однако, мы уже говорили выше, что противъ
пониманія вынужденныхъ движеній, какъ явленій раздраженія,
говоритъ не только необычайная длительность этихъ явленій,
а равно и то обстоятельство, что получающіяся при дѣйстви-
тельномъ раздраженіи мозжечка аналогичныя явленія пред-
ставляются противоположными по направленію, но еще и тотъ
фактъ, что вынужденныя движенія появляются при простой

207

перерѣзкѣ мозговой ткани; къ тому же направленіе этихъ вы-
нужденныхъ движеній во многихъ случаяхъ вполнѣ соотвѣт-
ствуетъ тѣмъ двигательнымъ разстройствамъ, какъ напр. склон-
ности падать на одну сторону, которыя понимаются тѣми же
авторами, какъ явленія выпаденія.
Что касается того, что раздраженіе поверхности мозжечка вы-
зываетъ противоположныя по направленно двигательныя явленія,
нежели разрушеніе тѣхъ же областей, то на это обстоятельство уже
обратилъ вниманіе Ferrier и я вполнѣ могу подтвердить его наблю-
деніе въ этомъ отношеніи. Для доказательства этого положенія
лучше всего пользоваться наблюденіемъ надъ движеніемъ глаз-
ныхъ яблокъ при электрическомъ раздраженіи и при разрушеніи
той же самой области мозжечка, какъ это дѣлалъ Ferrier при сво-
ихъ опытахъ.
Безспорно, впрочемъ, что механическое разрушеніе не мо-
жетъ не оказывать въ извѣстной мѣрѣ раздражающаго влія-
нія на ткань мозжечка, но это вліяніе представляется столь же
мимолетнымъ, какъ и при механическихъ разрушеніяхъ другихъ
областей центральной нервной системы; при этомъ надо замѣ-
тить, что раздражающее вліяніе механическихъ разрушеній,
какъ я убѣдился, наблюдается одинаково какъ въ корѣ моз-
жечка, такъ и въ области его бѣлаго вещества и ножекъ, во-
преки взгляду тѣхъ авторовъ, которые признаютъ, что меха-
ническое раздраженіе дѣйствительно только въ отношеніи
бѣлаго вещества мозжечка и его ножекъ. Между прочимъ, этимъ
раздражающимъ вліяніемъ механическаго разрушенія на во-
локна мозжечка объясняется наблюденіе Schiff'а, что первона-
чально во время самой перерѣзки мозжечковой ножки проис-
ходитъ вращеніе головы и туловища животнаго на сторону
поврежденія, тогда какъ вслѣдъ за перерѣзкой оно происхо-
дитъ въ обратномъ направленіи.
Далѣе, многочисленные опыты, произведенные мною съ
частичными разрушеніями мозжечка, убѣдили меня въ томъ,
что наблюдаемыя вслѣдъ за операціей первоначальныя вы-
нужденныя движенія въ большинствѣ случаевъ соотвѣт-
ствуютъ по направленію тѣмъ явленіямъ, которыя призна-
ются обыкновенно за явленія выпаденія. Возьмемъ для при-
мѣра одно изъ наиболѣе характеристичныхъ вынужденныхъ
движеній — вращательное движеніе — и съ другой стороны
возьмемъ не менѣе характеристичное явленіе выпаденія —
отшатываніе туловища и паденіе животнаго на одну сторону.
Нетрудно убѣдиться, что оба эти явленія при частичныхъ

208

пораженіяхъ мозжечка происходятъ въ одномъ и томъ же
направленіи. Первоначально конечно о явленіяхъ отшатыванія
туловища въ ту или другую сторону не можетъ быть и рѣчи,
такъ какъ эти явленія совершенно маскируются вращательными
движеніями, но, когда эти вращательныя движенія ослабѣваютъ
до той степени, что животное получаетъ возможность стоять и
ходить, то, не смотря на развитіе круговыхъ движеній, животное
обнаруживаетъ наклонность отшатываться и падать всегда въ
сторону бывшаго вращенія.
То же самое, какъ мы видѣли, наблюдается и во всѣхъ
случаяхъ съ одностороннимъ разрушеніемъ периферическихъ
органовъ статическаго чувства. Правда, въ опытахъ Luciani съ
разрушеніемъ всей или большей части одной половины моз-
жечка наблюдалась наоборотъ какъ бы противоположность тѣхъ
и другихъ явленій. Но я полагаю, что причина этого кроется
именно въ обширности самого разрушенія, производимаго въ
опытахъ Luciani. Не отрицая ничуть значенія обширныхъ разру-
шеній мозжечка для изученія его функціи, нельзя не замѣтить,
что и получаемые при этомъ эффекты имѣютъ ничуть не безу-
словное, а лишь относительное значеніе, причемъ для рѣше-
нія нѣкоторыхъ вопросовъ такого рода разрушенія могутъ быть
даже и неподходящими.
Мы имѣемъ здѣсь то же, что и въ физіологіи мозговыхъ
полушарій. Кто можетъ отрицать огромное значеніе обширныхъ
разрушеній мозговыхъ полушарій, для изученія ихъ функцій, а
между тѣмъ всякій знаетъ, что для рѣшенія нѣкоторыхъ вопро-
совъ въ области физіологіи мозговой коры, въ особенности для
локализаціи ея функцій. такія разрушенія непригодны и усту-
паютъ мѣсто частичнымъ разрушеніямъ въ силу того обстоя-
тельства, что въ первомъ случаѣ мы разрушаемъ цѣлый рядъ
разнородныхъ центровъ и проводниковъ. проходящихъ въ бѣ-
ломъ веществѣ полушарій, тогда какъ при частичныхъ разру-
шеніяхъ мы можемъ ограничивать вліяніе операціи опредѣ-
ленными центрами.
То же, безъ сомнѣнія, мы должны сказать и объ опытахъ
Luciani. Имѣя совершенно особое значеніе въ отношеніи изученія
функціи мозжечка, опыты эти не могутъ считаться подходя-
щими для рѣшенія нѣкоторыхъ вопросовъ въ силу той-же
самой причины, какъ и удаленіе всего мозгового полушарія
или обоихъ полушарій не можетъ считаться подходящимъ для
рѣшенія нѣкоторыхъ частныхъ вопросовъ въ физіологіи моз-
говой коры.

209

Дѣло въ томъ, что при удаленіи одной половины мозжечка мы
нарушаемъ связь цѣлаго ряда системъ, входящихъ въ мозже-
чекъ при посредствѣ его ножекъ той же стороны, и частью даже
тѣхъ волоконъ, которыя вступаютъ въ мозжечекъ при посред-
ствѣ ножекъ другой стороны и перекрещиваются по срединной
линіи. Естественно, что въ этомъ случаѣ не можетъ быть вполнѣ
чистаго эффекта разрушенія какой-либо одной мозжечковой
системы, а получается смѣшанный результатъ разрушенія цѣ-
лаго ряда системъ, чѣмъ и можно объяснить себѣ то
обстоятельство, что въ опытахъ Luciani вынужденныя движенія
и симптомы выпаденія съ характеромъ отшатыванія тѣла про-
исходили въ обратномъ направленіи, тогда какъ во всѣхъ моихъ
опытахъ съ частичными разрушеніями мозжечка тѣ и другія
явленія всегда происходили въ одномъ и томъ же направленіи.
На сложность явленій въ опытахъ Luciani указываетъ между
прочимъ и то обстоятельство, что въ одномъ изъ его опытовъ
(глава 7) надъ собакой съ разрушеніемъ правой половины моз-
жечка первоначально обнаружилось вращеніе на здоровую сто-
рону, а спустя нѣкоторое время на оперированную сторону. Авторъ
объясняетъ, правда, этотъ результатъ послѣдовательнымъ раз-
драженіемъ лѣвой ножки и частью тѣмъ, что правая, вслѣдствіе
перерожденія, стала менѣе доступной раздраженію. Между тѣмъ
послѣднее обстоятельство не можетъ служить объясненіемъ
факта, такъ какъ то же самое условіе существовало и въ
другихъ опытахъ, а между тѣмъ ничего подобнаго въ нихъ не
наблюдалось; что же касается перваго условія, то оно не соот-
вѣтствуетъ результатамъ вскрытія, при которомъ лѣвая ножка
оказывалась нормальной.
Впрочемъ, въ нѣкоторыхъ случаяхъ и въ опытахъ Luciani
обнаруживалось соотвѣтствіе, если не вынужденныхъ дви-
женій, то вынужденныхъ позъ съ симптомами выпаденія. Такъ,
у собаки (въ 7 главѣ), у которой операція удаленія одной
половины мозжечка произведена въ два пріема, вслѣдъ за
второй операціей обнаружилось вынужденное ' положеніе на
боку оперированной стороны съ характеристичнымъ откло-
неніемъ глазъ въ томъ же направленіи; но, повторяю, опыты
Lnciani, въ которыхъ удалялась цѣлая половина мозжечка, не
могутъ быть сравниваемы съ частичными поврежденіями, въ
которыхъ почти всегда первоначальныя вынужденныя движенія
происходятъ въ сторону нарушеній равновѣсія, признаваемыхъ
многими, какъ симптомъ выпаденія. Исключеніе составляютъ
лишь послѣдовательныя круговыя или манежныя движенія,

210

которыя чаще всего происходятъ въ сторону, противоположную
склонности животнаго къ паденію. Но это объясняется тѣмъ,
что круговыя или манежныя движенія въ этомъ случаѣ
какъ мы уже говорили ранѣе, являются компенсаторными,
движеніями. Вынужденное же круженіе животнаго не ком-
пенсаторнаго характера опять таки происходитъ въ сторону
отшатыванія туловища.
Всѣ вышеприведенныя данныя не оставляютъ сомнѣнія въ
томъ, что основныя явленія, слѣдующія за поврежденіемъ моз-
жечка, и въ томъ числѣ вынужденныя движенія и было бы не-
правильно разсматривать, какъ симптомъ только раздраженія или
возбужденія, или же какъ симптомъ только выпаденія. Между
тѣмъ, если принять во вниманіе указанную выше тѣсную
связь между периферическими органами статическаго чувства
и мозжечкомъ, то разсматриваемыя явленія вполнѣ правильно
объясняются съ той же точки зрѣнія, какъ и разствойства
движенія, наблюдаемыя при разрушеніи периферическихъ орга-
новъ статическаго чувства.
Объясненіе вынужденнаго вращенія животныхъ.
Мы постараемся полнѣе выяснить свои взгляды на одномъ
изъ характеристичныхъ вынужденныхъ движеній, развивающихся
при обширныхъ пораженіяхъ одной половины мозжечка, именно,
на вращеніи животныхъ вокругъ продольной оси тѣла съ свое-
образнымъ отклоненіемъ головы и глазъ и нистагмомъ
нерѣдко колесовиднаго характера, которое наблюдается, какъ
мы видѣли, также и при одностороннемъ пораженіи пери-
ферическихъ органовъ статическаго чувства, если оно достаточно
значительно, а равно и при перерѣзкѣ мозжечковыхъ ножекъ.
Симптомъ вращенія животныхъ вокругъ продольной оси тѣла
былъ извѣстенъ еще Pourfour'у du Petit. Позднѣе онъ неоднократно
подвергался изученію со стороны многихъ физіологовъ, между
прочимъ: Magendie, Lafarque'a, Serres'a, Schiff'a, Longet, Vulpian'a и
др. Такъ какъ мы уже ознакомились съ проявленіями этого
симптома въ другомъ мѣстѣ, то мы перейдемъ теперь къ де-
тальному выясненію условій его происхожденія.
Разсматриваемый симптомъ былъ объясняемъ самымъ раз-
личнымъ образомъ. Въ виду того, что вмѣстѣ съ вращеніемъ
животнаго обнаруживается рѣзкое скошеніе глазъ и нистагмъ,
нѣкоторые авторы склонны были объяснять его зрительнымъ

211

головокруженіемъ (Gratiolet и Leven). Однако, уже то обстоятель-
ство, что этотъ симптомъ можно наблюдать при перерѣзкѣ слухо-
вого нерва, представляется маловѣроятнымъ, чтобы происхожде-
ніе его зависѣло отъ зрительнаго головокруженія. Съ другой
стороны вышеуказанный взглядъ устраняется тѣмъ, что тотъ же
самый симптомъ можетъ быть наблюдаемъ и у ослѣпленныхъ
животныхъ, какъ показали изслѣдованія Brown-Séquard'a, Schiff'а,
Vulpian'a и др., а также и въ томъ случаѣ, если упомянутое
скошеніе отсутствуетъ или было выражено слабо, на что указалъ
впервые Schiff и что затѣмъ было подтверждено Brown-Séquard'омъ
и Vulpian'омъ.
Наблюденія Luciani, правда, противорѣчатъ этимъ указаніямъ
такъ какъ въ опытахъ этого автора, какъ мы видѣли, вращеніе
не наблюдалось у тѣхъ изъ оперированныхъ собакъ, которымъ
онъ дѣлалъ заранѣе вылущеніе глазныхъ яблокъ. Но, судя
по протоколамъ опытовъ, оперируемыя животныя, хотя и не
производили самостоятельно вращенія вокругъ оси тѣла, но все
же обнаруживали характеристическія вынужденныя позы съ
вращеніемъ туловища и головы на противоположную сторону,
съ вытяженіемъ соотвѣтствующихъ и подгибаніемъ противопо-
ложныхъ конечностей. Авторъ, правда, утверждаетъ, что эти
животныя будто бы не обнаруживали ни малѣйшей наклон-
ности къ вращенію, но мы замѣтимъ, что винтообразный пово-
ротъ головы и туловища уже ясно доказывалъ эту наклон-
ность. Такія животныя производили также круговыя или ма-
нежныя движенія, какъ и всѣ оперированныя подобнымъ обра-
зомъ животныя. Надо пожалѣть, что авторъ повидимому не
производилъ вылущенія глазъ у животныхъ съ полнымъ уда-
леніемъ половины мозжечка, у которыхъ вращеніе ни въ одномъ
случаѣ не отсутствовало, a тѣмъ болѣе у животныхъ, которыя,
вслѣдствіе операціи надъ мозжечкомъ, уже обнаруживали сим-
птомъ вращенія вокругъ оси тѣла; прекращеніе вращенія въ
этихъ случаяхъ было бы много убѣдительнѣе, нежели не-
появленіе его у заранѣе ослѣпленныхъ животныхъ, которымъ
производилось затѣмъ разрушеніе половины мозжечка. По край-
ней мѣрѣ мои опыты говорятъ рѣшительно въ пользу того, что
вращеніе у оперированныхъ животныхъ наблюдается при вся-
комъ внѣшнемъ раздраженіи и послѣ ихъ ослѣпленія. Само-
стоятельное же вращеніе у ослѣпленныхъ животныхъ дѣйстви-
тельно ослабѣваетъ въ болѣе или мѣнѣе рѣзкой степени.
Фактъ этотъ говоритъ въ пользу того, что зрительное голово-
круженіе, зависящее въ извѣстной мѣрѣ отъ скошенія глазъ,

212

остается не безъ значенія въ развитіи этого симптома, но
что во всякомъ случаѣ оно не можетъ служить главной при-
чиной этого симптома и слѣдовательно не можеть объяснить
его происхожденіе.
Не только зрительное, но и всякое другое головокруженіе со-
вершенно недостаточно для того, чтобы втолкѣ объяснить проис-
хожденіе вышеназваннаго симптома. Дѣло въ томъ, что, если у опе-
рированнаго животнаго мы удалимъ значительную часть мозго-
выхъ полушарій, то и въ такомъ случаѣ, какъ я убѣдился при сво-
ихъ опытахъ, еще можно наблюдать этотъ симптомъ, если живот-
ныхъ побуждать къ движенію съ помощью внѣшнихъ раздраженій.
Разница въ отношеніи появленія разсматриваемаго симптома
между животными, у которыхъ полушарія сохранены въ цѣ-
лости, и такими, у которыхъ полушарія разрушены, заключается
лишь въ томъ, что у первыхъ вращеніе обнаруживается какъ
самостоятельно подъ вліяніемъ внутреннихъ импульсовъ, такъ
и подъ вліяніемъ внѣшнихъ. раздраженій; между тѣмъ у жи-
вотныхъ съ удаленными полушаріями этотъ симптомъ не обна-
руживается самостоятельно, а большею частью появляется лишь
подъ вліяніемъ тѣхъ или другихъ внѣшнихъ импульсовъ; при
этомъ, хотя животное, обычно остается въ спокойномъ состоя-
ніи, но у него обнаруживаются, хотя и въ нѣсколько болѣе
слабой степени, всѣ характеристичныя особенности со стороны
мышечной системы а именно: своеобразное скошеніе глазъ,
винтообразное положеніе головы и шеи, лежаніе на боку той
стороны, въ которую происходитъ вращеніе и отклоненіе глазъ
и головы, пассивное подгибаніе конечностей этой стороны и
вытяженіе конечностей противоположной стороны и вмѣстѣ съ
тѣмъ ослабленіе мышечнаго тонуса и силы въ конечностяхъ
той стороны, на которую происходитъ вращеніе, по сравненію
съ конечностями другой стороны.
Единственно, чего не удается наблюдать у такого рода живот-
ныхъ съ удаленными полушаріями, это — нистагма глазъ и то лишь
въ покойномъ положеніи животныхъ. Но, какъ только животное
обезпокоятъ внѣшними раздраженіями, то вмѣстѣ съ наклонно-
стью къ вращенію у него появляется и слабый нистагмъ глазъ.
Что касается вращенія, то, какъ упомянуто, послѣ удаленія
полушарій оно не обнаруживалось самостоятельно, но достаточно
было животному нанести то или другое внѣшнее раздраженіе,
чтобы оно тотчасъ же произвело одно или нѣсколько враща-
тельныхъ движеній. Такъ случается каждый разъ вслѣдъ за
внѣшнимъ раздраженіемъ.

213

Очевидно такимъ образомъ, что характеристическія особен-
ности разсматриваемаго здѣсь симптома существуютъ налицо
и у животныхъ, лишенныхъ мозговыхъ полушарій. Здѣсь не-
достаетъ только тѣхъ импульсовъ, подъ вліяніемъ которыхъ
животное съ сохраненными полушаріями само безъ всякаго
внѣшняго повода производитъ вращательныя движенія, но, бу-
дучи побуждаемо къ движенію, оно не можетъ двигаться иначе,
какъ путемъ вращенія вокругъ продольной оси тѣла въ опре-
дѣленномъ направленіи. Отсюда очевидно, что весь механизмъ
вращенія вокругъ продольной оси тѣла обусловленъ рефлек-
торнымъ путемъ; изъ мозговыхъ же полушарій происходятъ
лишь импульсы, побуждающіе животное къ дальнѣйшему вра-
щенію вокругъ оси тѣла.
Такъ какъ главный симптомъ со стороны психической сферы
у лицъ съ пораженіемъ органовъ равновѣсія, какъ показы-
ваютъ патологическія наблюденія, состоитъ въ своеобразномъ
головокруженіи, то мы можемъ сказать безъ риска ошибиться,
что импульсъ, исходящій изъ большихъ полушарій голо-
вного мозга и побуждающій животное къ постоянному враще-
нію вокругъ оси тѣла, такъ или иначе связанъ съ развитіемъ
головокруженія и осуществляется при посредствѣ нисходящихъ
проводниковъ, связывающихъ кору большого мозга съ моз-
жечкомъ. Такимъ образомъ, головокруженіе лишь служить
моментомъ, побуждающимъ животное къ постоянному вращенію
и усиливающимъ этотъ симптомъ. Выраженіемъ головокру-
женія служитъ въ извѣстной мѣрѣ и усиленіе нистагма глазъ,
но всѣ остальныя явленія совершенно независимы отъ голово-
круженія и безспорно рефлекторной природы.
Вмѣстѣ съ этимъ очевидно утрачиваетъ значеніе и объя-
сненіе Schiff а, по которому вращеніе животнаго, наблюдаемое при
перерѣзкѣ средней мозжечковой ножки, зависитъ будто бы отъ
волевого паралича мышцъ, производящихъ вращеніе. По взгляду
Schiff а, средняя ножка иннервируетъ произвольныя сокращенія
мышцъ, вращающихъ позвоночникъ. Одновременная дѣятель-
ность двухъ среднихъ ножекъ будто бы необходима для того,
чтобы придать позвоночнику необходимую степень крѣпости и
одеревенѣлости, чтобы конечности могли имѣть достаточно
твердую опору для своихъ послѣдовательныхъ движеній.
Перерѣзка средней мозжечковой ножки будто бы производитъ
такимъ образомъ церебральный, т. е. произвольно-двигательный
параличъ вращательныхъ мышцъ поврежденной стороны. Вслѣд-
ствіе этого, животное при своихъ движеніяхъ можетъ пользо-

214

ваться только мышцами здоровой стороны, вращая позоночникъ
въ видѣ спирали на парализованную сторону и такимъ образомъ
оборачиваясь вокругъ продольной оси. По Schiff'у односторонней
дѣятельности мышцъ, вращающихъ позвоночникъ, достаточно,
чтобы объяснить вращеніе животнаго, не привлекая къ этому
дѣятельности всѣхъ мышцъ одной стороны, на чемъ основы-
ваютъ свое объясненіе вращенія Serres и Lafarque.
Онъ дѣйствительно наблюдалъ вращеніе животныхъ даже
при условіи, если путемъ перерѣзки n. ischiadici производилась
иммобилизація одной или обѣихъ заднихъ конечностей, и
даже въ томъ случаѣ, когда всѣ четыре конечности были
связаны вмѣстѣ для воспрепятствованія ихъ движеній.
Luciani опровергаетъ мнѣніе Schiffa относительно дѣйствія
средней ножки мозжечка на томъ основаніи, что мозжечекъ по
его взгляду не является проводникомъ центробѣжныхъ импуль-
совъ головнаго мозга и что перерѣзка средней ножки въ сущно-
сти не сопровождается явленіями произвольно-двигательнаго
паралича и наконецъ тѣмъ, что послѣ удаленія мозжечка раз-
драженіе сигмовидной извилины вызывало тѣ же явленія, что и
у животныхъ съ неповрежденнымъ мозжечкомъ, что еще
ранѣе Luciani было наблюдаемо Bianchi.
Изъ этихъ возраженій первое лишено своего значенія,
такъ какъ оно предполагаетъ доказаннымъ то, что еще надо
доказать, и въ чемъ вообще позволительно выразить сомнѣніе,
два же другихъ возраженія безспорно имѣютъ свою силу и
въ настоящее время.
Но лучшимъ доказательствомъ ошибочности взглядовъ
Schiff'a являются опыты съ удаленіемъ мозговыхъ полушарій
у оперированныхъ животныхъ. Такъ какъ волевые импульсы
могутъ исходитъ только изъ мозговыхъ полушарій, то этими опы-
тами вполнѣ исключается точка зрѣнія Schiff'a. Съ этимъ вмѣстѣ
однако должно признать неправильнымъ и мнѣніе авторовъ,
по которымъ вращеніе животныхъ должно быть объяснено
несотвѣтствіемъ функцій обѣихъ половинъ мозга и разви-
вающимся подъ вліяніемъ этого головокруженіемъ, о чемъ
рѣчь будетъ ниже.
Суть дѣла заключается не въ явленіяхъ головокруженія и
вообще не въ психической сферѣ и не въ произвольныхъ импуль-
сахъ, а въ своеобразномъ рефлекторномъ симптомѣ, происхожденіе
котораго въ своихъ существенныхъ особенностяхъ не зависитъ
отъ мозговыхъ полушарій и лишь поддерживается и уси-
ливается импульсами, исходящими изъ мозговыхъ полушарій.

215

Что касается ближайшаго механизма, который обусловли-
ваетъ вращеніе животнаго, то нѣкоторые авторы объясняли его
происхожденіе дѣятельностью мышцъ конечностей одной сто-
роны, въ то время, какъ мышцы конечностей другой стороны
остаются въ недѣятельномъ состояніи. Ошибочность этого объ-
ясненія врядъ ли нужно доказывать. Достаточно поднять вра-
щающееся животное на руки, чтобы убѣдиться, что при полной
бездѣятельности конечностей оно тѣмъ не менѣе производите
съ силою мотательныя движенія головой по воздуху.
Надо впрочемъ замѣтить, что дѣлались и спеціальные опыты
для провѣрки вышеуказанаго мнѣнія. Выше мы уже гово-
рили, что Schiff перерѣзывалъ n. ischiadicus и перевязывалъ
двѣ и даже всѣ четыре конечности животному и убѣдился, что
ни то, ни другое не прекращаете вращенія.
Тѣмъ не менѣе, роль мышечнаго напряженія конечностей
въ происхожденіи вращательныхъ движеній ясна уже изъ сдѣ-
ланныхъ мною наблюденій относительно движенія опери-
рованныхъ животныхъ въ вертикальномъ положеніи. Если мы
собаку съ вращеніемъ вокругъ оси тѣла на одну сторону,
напр. лѣвую, поставимъ на переднія лапы головой внизъ,
заднія же ея конечности придержимъ руками въ воздухѣ, то
животное, благодаря болѣе сильному загребательному движенію
правой передней конечности, будете вращаться головой внизъ
въ томъ же направленіи, какъ и въ горизонтальномъ поло-
женіи. Движенію взадъ въ такомъ положеніи оно обыкно-
венно противится, царапая своей правой лапой по полу,
тогда какъ лѣвая въ этомъ противодѣйствіи обыкновенно не
участвуете. Точно также, если мы поставимъ ту же собаку на
однѣ заднія лапы, придержавъ ее за переднія, то животное,
благодаря болѣе значительному отталкивающему движенію кзади
правой задней лапы, будете вращаться опять-таки на ту же
сторону, на которую оно вращается и въ горизонтальномъ по-
ложеніи. При побужденіи же къ движенію впередъ оно
противодѣйствуетъ, упираясь главнымъ образомъ правой
задней лапой.
Кромѣ того, заслуживаетъ вниманія фактъ, что, если мы
заставимъ животное двигаться въ вертикальномъ положеніи
на однѣхъ переднихъ или на однѣхъ заднихъ конечностяхъ,
то мы убѣдимся, что позвоночникъ уже не представляетъ того
искривленія, которое обнаруживалось у животнаго при его
вращеніи въ горизонтальномъ положеніи, хотя голова и шея,
будутъ попрежнему обнаруживать вращаніе вокругъ оси, а

216

глаза представлять обычное скошеніе и нистагмъ. Следова-
тельно, о парезѣ мышцъ позвоночника въ этомъ случаѣ не можетъ
быть и рѣчи. Однако, врядъ ли кто можетъ сомнѣваться въ
томъ, что, если мы устранимъ дѣйствіе конечностей, которыя,
производя отталкивающее или загребательное движеніе, побуж-
даютъ къ постоянному вращенію вокругъ оси тѣла, то оче-
видно никакого вращенія произойти не можетъ.
Очевидно, что состояніе мышцъ одного лишь позвоночника
не можетъ объяснить намъ вращательныхъ движеній при
вертикальномъ положеніи животнаго, между тѣмъ какъ роль
неравномѣрнаго напряженія мышцъ конечностей представляется
очевидною. Этимъ, конечно, мы не хотимъ сказать, что вращаю-
щія позвоночникъ мышцы спины не играютъ существенной
роли въ происхожденіи разсматриваемаго симптома; напротивъ
того, есть основаніе полагать, что одного сокращенія мышцъ
конечностей опять-таки недостаточно для происхожденія вра-
щательнаго движенія, такъ какъ результатомъ своеобразная
сокращенія мышцъ конечностей произойдетъ лишь лежаніе
животнаго на одномъ боку, но ничуть не вынужденное враще-
ніе вокругъ оси тѣла. Я полагаю поэтому, что симптомъ
вращенія зависитъ отъ постоянно поддерживаемаго сокращенія
мышцъ, вращающихъ вокругъ длиной оси тѣла позвоночникъ,
голову и глаза, и въ то же время отводящихъ и разгибатель-
ныхъ мышцъ конечностей одной стороны и приводящихъ
и сгибательныхъ мышцъ конечностей другой стороны и только
совокупностью всѣхъ этихъ мышечныхъ сокращеній мы можемъ
объяснить вращеніе животныхъ вокругъ продольной оси.
Возвращаясь къ нервному механизму, обусловливающему
симптомъ вращенія, необходимо замѣтить, что недавно Luciani
далъ особое объясненіе этому симптому. Признавая за мозжеч-
комъ роль усиливающаго и вспомогательнаго по отношенію къ
другимъ центрамъ органа, авторъ полагаетъ, что односторон-
няя перерѣзка мозжечковой ножки, вслѣдствіе паралича
половины органа, вызываетъ смѣщеніе равновѣсія въ функці-
яхъ мозговыхъ центровъ обѣихъ сторонъ, что и выражается
симптомомъ вращенія. Преобладаніе функціональной дѣятель-
ностью одной половины центровъ является по его взгляду ме-
ханическимъ условіемъ происхожденія этого симптома, а раз-
стройства чувствъ и приступъ головокруженія, происходящій
изъ внезапнаго смѣщенія равновѣсія, представляетъ непосред-
ственную причину, его обусловливающую.
Мы уже говорили выше, что головокруженіе не можетъ

217

служить причиной вращенія животныхъ. Что же касается смѣ-
щенія или нарушенія равновѣсія въ функціяхъ мозговыхъ цент-
ровъ обѣихъ сторонъ, то данное въ такомъ видѣ объясненіе,
конечно, ничего не поясняетъ, такъ какъ оно равносильно тому,
чтобы судороги объяснять возбужденіемъ нервныхъ центровъ,
а параличъ ихъ угнетеніемъ. Luciani очевидно предполагалъ,
что роль усиленія и вспоможенія нервной дѣятельности
является какъ бы специфической принадлежностью мозжечка,
неизвѣстно чѣмъ въ немъ обусловленной, но въ такомъ слу-
чаѣ, какъ помирить съ этимъ то обстоятельство, что симптомъ
вращенія можетъ быть вызванъ не только при удаленіи поло-
вины мозжечка и при перерѣзкѣ мозжечковыхъ ножекъ, но и
при перерѣзкѣ преддверной вѣтви слухового нерва и при по-
врежденіи задне-боковой стѣнки 3-го желудочка.
Руководствуясь такимъ взглядомъ, слѣдовало бы признать,
что въ нервной системѣ существуетъ цѣлый рядъ спеціаль-
ныхъ вспомогательныхъ и усиливающихъ органовъ, значеніе
которыхъ безотносительно къ другимъ функціямъ въ такомъ
случаѣ было бы трудно даже понять.
Съ нашей точки зрѣнія происхожденіе вышеуказаннаго
симптома получаетъ другое объясненіе. Мы уже выше говорили,
что въ основѣ двигательныхъ разстройствъ, слѣдующихъ за
пораженіемъ мозжечка, какъ и периферическихъ органовъ
статическаго чувства, лежатъ чисто рефлекторныя разстройства,
къ которымъ затѣмъ присоединяются компенсаторныя движе-
нія. Возникаетъ такимъ образомъ вопросъ, откуда же исходите
рефлексъ, обусловливающій эти движенія? Врядъ ли можно
сомнѣваться въ томъ, что источникомъ рефлекса служите,
какъ и въ другихъ случаяхъ, периферія, слѣдовательно въ
данномъ случаѣ периферическіе органы статическаго чувства,
изъ которыхъ въ двухъ, именно: въ полукружныхъ каналахъ и
въ области 3-го желудочка, давленіе жидкости должно служить
постояннымъ источникомъ рефлекса. Что же касается кожно-
мышечныхъ органовъ, то здѣсь источникомъ рефлекса должно
служить давленіе на кожную и суставныя поверхности и на-
пряжете мышцъ и связочнаго аппарата.
Въ нормальномъ состояніи эти рефлекторныя вліянія
взаимно уравновѣшиваются до тѣхъ поръ, пока тѣло не вы-
ходите изъ обычныхъ условій равновѣсія. При всякомъ же
быстромъ смѣщеніи тѣла равновѣсіе его нарушается и насту-
паютъ условія для рефлекса съ периферическихъ органовъ
статическаго чувства на двигательные органы.

218

Въ виду вышеуказаннаго сходства явленій, слѣдующихъ за
поврежденіемъ периферическихъ органовъ статическаго чувства
и мозжечка, мы полагаемъ, что этотъ рефлексъ съ перифери-
ческихъ органовъ статическаго чувства на органы движенія
происходитъ при посредствѣ мозжечка. Въ пользу этого гово-
рятъ также и анатомическія отношенія, съ которыми мы познако-
мились выше, а равно и физіологическіе опыты, такъ какъ уже
ранѣе указывалось, что физіологическимъ путемъ, наблюдая
симптомъ вращенія, можно прослѣдить на всемъ пути связь
периферическихъ органовъ статическаго чувства съ мозжечкомъ.
Если мы теперь представимъ себѣ, что одинъ изъ органовъ
статическаго чувства, вслѣдствіе той или другой причины, пере-
сталъ функціонировать и болѣе не посылаетъ импульсовъ,
возбуждающихъ рефлексъ въ мышечной системѣ, то подъ
вліяніемъ этого должна неизбѣжнымъ образомъ обнаружиться
дисгармонія въ импульсахъ отъ органовъ статическаго чувства
той и другой стороны. Эта дисгармонія должна выразиться
тѣмъ, что импульсы отъ органовъ статическаго чувства одной
стороны получаютъ перевѣсъ надъ импульсами отъ тѣхъ же
органовъ статическаго чувства другой стороны, вслѣдствіе
чего естественно должно произойти путемъ рефлекса большее
напряжете мышцъ одной стороны и вмѣстѣ съ тѣмъ разсла-
бленіе мышцъ другой стороны. Вмѣстѣ съ этимъ дисгармонія
въ импульсахъ отъ органовъ статическаго чувства вызываетъ
совершенно своеобразное головокруженіе, которое въ свою
очередь побуждаетъ животное къ постоянному вращенію въ
силу того, что вмѣстѣ съ этимъ вращеніемъ выравнивается въ
извѣстной мѣрѣ и дисгармонія въ импульсахъ отъ органовъ
статическаго чувства той и другой стороны.
Если такъ дѣло представляется при пораженіи перифериче-
скихъ органовъ статическаго чувства, то, очевидно, также оно
должно быть и при пораженіи мозжечка. При этомъ въ послѣднемъ
случаѣ дѣло идетъ или о прерываніи внутри массы мозжечка
проводниковъ, приводящихъ импульсы отъ органовъ статическаго
чувства, или объ устраненіи соотвѣтствующихъ областей коры
мозжечка, къ которымъ подходятъ приводы отъ периферическихъ
органовъ статическаго чувства, или наконецъ о прерываніи про-
водниковъ, отводящихъ импульсы изъ мозжечка къ двига-
тельнымъ центрамъ переднихъ роговъ спинного мозга.
Благодаря этому, съ одной стороны будутъ продолжать дѣй-
ствовать рефлекторно притекающія съ периферіи къ мозжечку
возбужденія и передаваться здѣсь на центробѣжные приводы,

219

тогда какъ съ другой стороны эти возбужденія не будутъ дости-
гать коры мозжечка или по крайней мѣрѣ не будутъ въ немъ
передаваться на двигательные проводники.
Мы принимаемъ такимъ образомъ, что односторонее разру-
шеніе мозжечковаго полушарія должно устранить притокъ къ
опредѣленнымъ частямъ мозжечка центростремительныхъ им-
пульсовъ отъ органовъ статическаго чувства и передачу ихъ
на центробѣжныя волокна мозжечка, между тѣмъ какъ притокъ
центростремительныхъ импульсовъ отъ органовъ статическаго
чувства и передача ихъ на центробѣжныя волокна въ непо-
врежденномъ мозжечковомъ полушаріи продолжается по
прежнему. Ясно, что въ результатѣ этого должна произойти
дисгармонія въ отправленіи той и другой стороны мозжечка,
какъ центральнаго органа, къ которому стекаются импульсы
отъ периферическихъ органовъ статическаго чувства, вслѣдствіе
чего и являются разстройства статической координаціи въ видѣ
вынужденныхъ движеній, позъ и нарушенія равновѣсія съ отша-
тываніемъ на одну сторону и съ явленіями своеобразнаго косо-
глазія и нистагма глазъ.
Такимъ образомъ, разсматриваемыя явленія должны предста-
влять собою одновременно и результатъ выпаденія функціи
пораженной стороны, и результатъ нормальнаго возбужденія
неповрежденной стороны, благодаря постоянно притекающимъ
къ этой сторонѣ мозжечка импульсамъ съ периферии отъ орга-
новъ статическаго чувства.
Что въ развитіи двигательныхъ разстройствъ дѣло именно
сводится къ нарушенію импульсовъ, притекающихъ отъ пери-
ферическихъ органовъ статическаго чувства, доказывается
между прочимъ тѣмъ, что самыя разстройства движенія, какъ
и при разрушеніи органовъ статическаго чувства, находятся
въ прямой зависимости отъ положенія животнаго. Такъ, жи-
вотное съ вращеніемъ на одну сторону при лежаніи въ боко-
вомъ положеніи обнаруживаетъ отведеніе и вытяженіе проти-
воположныхъ конечностей и приведете и подгибаніе соотвѣт-
ствующихъ конечностей. Если мы животное повернемъ на спину,
то характеристичное положеніе конечностей исчезаетъ и конеч-
ности той и другой стороны представляются уже разслаблен-
ными. Если мы животное поставимъ на однѣ заднія конечности,
придерживая его за переднія, то оно будетъ обнаруживать склон-
ность къ вращенію въ вертикальномъ направленіи въ ту же
сторону, какъ и ранѣе, причемъ въ дѣятельное состояніе при-
ходятъ главнымъ образомъ отталкивающія кзади мышцы противо-

220

положной по отношенію къ сторонѣ вращенія задней конеч-
ности, а, если мы поставимъ животное на переднія лапы го-
ловой внизъ, придерживая его за заднія конечности, то, вра-
щаясь, какъ и ранѣе, животное будетъ производить усиленныя
загребательныя движенія противоположной же передней конеч-
ностью.
То же самое мы замѣчаемъ и относительно косоглазія. Если мы
у животнаго съ вращеніемъ вокругъ продольной оси, у котораго
еще имѣется характерное косоглазіе, повернемъ голову вокругъ
продольной оси еще болѣе въ сторону бывшаго вращенія, то
косоглазіе тотчасъ же замѣтно ослабѣваетъ и даже при извѣст-
ной степени поворота головы оно совершенно прекращается.
Наоборотъ при поворотѣ головы въ сторону противоположную
вращенію косоглазіе тотчасъ же рѣзко усиливается и вмѣстѣ
съ тѣмъ усиливается и нистагмъ глазъ.
Такимъ образомъ, въ одномъ положеніи животнаго при-
водится въ напряженіе одна группа мышцъ, въ другомъ поло-
женіи другая, а въ третьемъ — третья. Ясно, что это можетъ за-
висѣть не отъ какого-либо стаціонарнаго отношенія одной поло-
вины мозжечка къ опредѣленной группѣ мышцъ конечностей
и туловища, а отъ такого возбужденія, которое измѣняется
вмѣстѣ съ измѣненіемъ положенія животнаго, но такія условія
мы находимъ лишь въ периферическихъ органахъ статиче-
скаго чувства, въ которыхъ давленіе измѣняется въ зависи-
мости отъ измѣненія положенія тѣла. Болѣе, чѣмъ очевидно, что
и основныя явленія, наблюдаемыя при разрушеніи мозжечка,
стоятъ въ прямой зависимости отъ нарушенія импульсовъ, прите-
кающихъ отъ органовъ статическаго чувства, или отъ нарушенія
передачи этихъ импульсовъ на центробѣжные двигательные
проводники.
Причина припадочнаго развитія вращенія и другихъ
вынужденныхъ движеній.
Остановимся теперь на одной особенности вращенія, наблю-
даемаго при операціяхъ надъ мозжечкомъ. Эта особенность
состоитъ въ томъ, что само вращеніе обыкновенно носитъ припа-
дочный характеръ. Лишь непосредственно вслѣдъ за операціей
вынужденныя движенія вращенія наблюдаются непрерывно въ
теченіе извѣстнаго времени; спустя же нѣкоторое время они
носятъ всегда болѣе или менѣе ясный припадочный харак-
теръ, обнаруживаясь время отъ времени въ видѣ приступовъ.

221

Эти приступы вызываются легко у животныхъ различными
внѣшними раздраженіями и между прочимъ психическими
импульсами, но несомнѣнно также, что въ извѣстномъ періодѣ
послѣопераціоннаго состоянія они развиваются и сами собою
независимо отъ какихъ-либо внѣшнихъ раздраженій. Такимъ
образомъ животное, у котораго путемъ операціи надъ мозжеч-
комъ вызвано вынужденное вращеніе вокругъ продольной оси
тѣла, послѣднее происходитъ первое время непрерывно, не
смотря ни на какія препятствія, но спустя то или другое
время вращеніе животнаго начинаетъ происходить уже съ
меньшею энергіею и животное наконецъ временами пріостана-
вливаетъ свое вращеніе, оставаясь въ вынужденномъ положеніи
на боку той стороны, на которую происходило вращеніе.
Что эта пріостановка вращенія не обусловливается исклю-
чительно только волевыми импульсами или произвольной
задержкой, видно между прочимъ изъ того обстоятельства, что
въ эти періоды отдыха становятся значительно менѣе рѣзкими
и такія явленія, какъ своеобразное скошеніе глазъ и явленія
нистагма, какъ извѣстно, не подчиняющіяся никакимъ волевымъ
импульсамъ. При этомъ наблюдете показываетъ, что передъ
началомъ вращенія у животнаго всегда обнаруживается замѣтное
усиленіе нистагма и скошенія глазъ, голова сильнѣе сворачи-
вается спиралью и вслѣдъ затѣмъ, не смотря на очевидныя
усилія со стороны животнаго удержаться отъ вращенія, оно
какъ бы увлекаемое невидимымъ водоворотомъ, начинаетъ вра-
щаться вокругъ продольной оси тѣла съ неимовѣрною силою,
пока черезъ нѣкоторое время вновь не получитъ возможности
имѣть хоть нѣкоторое время для отдыха.
Такіе приступы обыкновенно повторяются въ началѣ одинъ
за другимъ какъ днемъ, такъ и ночью и лишь постепенно дли-
тельность ихъ становится меньшею, въ то время, какъ періоды
отдыха продолжительнѣе, пока дѣло не дойдетъ до полнаго
прекращенія приступовъ вращенія. Если у животныхъ вслѣдъ
за операціей съ самаго начала обнаруживаются вынужденныя
круговыя или манежныя движенія, то и они обыкновенно но-
сятъ сначала болѣе или менѣе постоянный характеръ, а совре-
менемъ обнаруживаются лишь припадочнымъ образомъ, какъ и
бывшіе приступы вращенія вокругъ продольной оси тѣла.
Какъ мы видѣли, припадочный характеръ вынужденныхъ
движеній вращенія и круженія составляетъ не менѣе характе-
ристичную особенность вынужденныхъ движеній, наблюдаемыхъ
и при пораженіи периферическихъ органовъ статическаго

222

чувства, слѣдовательно, явленіе это очевидно свойственно вы-
нужденнымъ движеніямъ независимо отъ мѣста операціи,
которая приводитъ къ ихъ развитію.
Задаваясь теперь вопросомъ о причинѣ припадочнаго харак-
тера вынужденныхъ движеній, необходимо имѣть въ виду
что такой характеръ этихъ движеній наблюдается лишь у живот-
ныхъ съ неповрежденными мозговыми полушаріями. У тѣхъ же
изъ оперированныхъ животныхъ, у которыхъ удалены мозговыя
полушарія, вынужденныя движенія обнаруживаются лишь подъ
вліяніемъ внѣшнихъ раздраженій. Они здѣсь не возникаютъ
сами собою, а обусловливаются вліяніемъ внѣшняго рездра-
женія, несмотря на то, что у такихъ животныхъ обнаруживается
характеристичное скошеніе глазъ, винтообразное отклоненіе го-
ловы и вынужденное положеніе туловища на одномъ боку, хотя
и въ болѣе слабой степени, нежели у животныхъ съ сохранен-
ными полушаріями.
Отсюда очевидно значеніе психическихъ измѣненій при
пораженіи мозжечка и органовъ статическаго чувства, которыя
обусловливаютъ съ одной стороны постоянное стремленіе жи-
вотныхъ къ вращенію, съ другой стороны поддерживаютъ и
припадочный характеръ этого вращенія.
Какъ изъ опытовъ съ вращеніемъ тѣла, о которыхъ было
ранѣе сказано, такъ и изъ опытовъ съ гальванизаціей затылоч-
ной части головы и наконецъ изъ патологическихъ случаевъ
съ пораженіемъ мозжечка мы знаемъ, что дѣло идетъ въ этомъ
случаѣ о своеобразномъ головокруженіи съ кажущимся вра-
щеніемъ тѣла въ одномъ направленіи и вращеніемъ всѣхъ
окружающихъ предметовъ въ противоположномъ направленіи.
Это головокруженіе, составляя тягостный симптомъ, какъ
извѣстно, всегда ослабѣваетъ при вращеніи въ сторону, проти-
воположную кажущемуся движенію предметовъ, а такъ какъ
кажущееся движеніе предметовъ всегда противоположно напра-
вленію нистагма глазъ, то имѣется полное основаніе полагать,
что у оперированныхъ животныхъ развивающееся головокру-
женіе происходитъ всегда въ сторону противоположную вращенію.
Съ другой стороны извѣстно, что головокруженіе всегда
ослабѣваетъ подъ вліяніемъ вращенія въ сторону противополож-
ную кажущемуся вращенію предметовъ, вслѣдствіе того, что
вмѣстѣ съ этимъ вращеніемъ, какъ мы знаемъ, временно должна
выравниваться и дисгармонія въ импульсахъ, исходящихъ отъ
органовъ статическаго чувства той и другой стороны. Отсюда
очевидно, что въ этомъ временномъ выравниваніи отъ вращенія

223

происшедшей, вслѣдствіе операціи, дисгармоніи въ импульсахъ
отъ органовъ статическаго чувства той и другой стороны и
вмѣстѣ съ тѣмъ въ ослабленіи явленій головокруженія и со-
держится причина поддерживающая упорное стремленіе живот-
ныхъ къ вращенію вокругъ оси тѣла.
Оперированное животное вынуждено вращаться до тѣхъ
поръ, пока дисгармонія въ рефлекторныхъ импульсахъ отъ
статическихъ органовъ той и другой стороны не выравняется
и пока головокруженіе не ослабѣетъ въ болѣе или менѣе
значительной степени. Тогда животное, истомленное постоян-
ными усиліями, производимыми при вращеніи, на нѣко-
торое время успокаивается, но вмѣстѣ тѣмъ, какъ прекратилось
вращеніе, опять болѣе или менѣе быстро усиливается дисгар-
монія въ импульсахъ отъ органовъ статическаго чувства той
и другой стороны и животное снова начинаетъ вращеніе во-
кругъ продольной оси тѣла. Такимъ путемъ объясняется безъ
всякой натяжки не только постоянное стремленіе оперирован-
ныхъ животныхъ къ вращенію, но и припадочный характеръ
этого вращенія, какъ и нистагма глазъ, что иначе представляется
совершенно непонятнымъ.
Отсюда очевидно, что основнымъ условіемъ развитія
симптома вращенія является рефлексъ, вслѣдствіе нарушенной
гармоніи въ импульсахъ, исходящихъ отъ органовъ статиче-
скаго чувства, причемъ и явленія со стороны психической
сферы въ формѣ головокруженія не лишены своего значенія
въ развитіи этого симптома. Насчетъ этихъ явленій головокру-
женія и должны быть частью отнесены какъ припадочный ха-
рактеръ вращенія и нистагма глазъ, такъ и усиленіе вынужден-
ныхъ позъ и самыхъ движеній.
Объясненіе круговыхъ или манежныхъ движеній.
Все, что мы сказали о вращеніи животнаго, то въ сущности
имѣетъ силу и по отношенію къ другимъ вынужденнымъ дви-
женіямъ, носящимъ такъ же, какъ и вращательныя, припадоч-
ный характеръ и сопровождающимся соотвѣтствующими откло-
неніями головы и глазъ и присутствіемъ нистагма. Мы остано-
вимся здѣсь между прочимъ на круговыхъ или манежныхъ
движеніяхъ животныхъ, такъ какъ эти движенія также служили
предметомъ многочисленныхъ разнорѣчій въ литературѣ.
Прежде всего замѣтимъ что круговыя или манежныя движенія
могутъ быть у животныхъ съ пораженіемъ мозжечка, какъ и пе-

224

риферическихъ органовъ статическаго чувства, явленіемъ послѣ-
довательнымъ, смѣняя собою вращательныя движенія, причемъ
въ такихъ случаяхъ иногда они вначалѣ происходятъ на сторону
вращенія, но съ еще болѣе усиленнымъ поворотомъ головы и
глазъ вокругъ длинной оси, впослѣдствіи же круженіе проис-
ходитъ въ сторону противоположную бывшему вращенію или
же, что бываетъ много чаще, сразу послѣ бывшаго вращенія
круженіе происходитъ въ противоположную сторону. Слѣдуетъ
замѣтить, что во всѣхъ этихъ случаяхъ за сторону круженія
принимается та сторона, въ которую отклонена голова животнаго.
Въ другихъ случаяхъ впрочемъ круженіе является само-
стоятельнымъ симптомомъ, обнаруживаясь тотчасъ же вслѣдъ
за произведенной операціей въ томъ или иномъ направленіи.
Внѣшніе признаки и проявленіе круженія въ этихъ слу-
чаяхъ обыкновенно совершенно уподобляются тому круже-
нію, которое наблюдается при одностороннемъ поврежденіи
того или другого изъ периферическихъ органовъ статическаго
чувства. Оно всегда сопровождается отклоненіемъ головы и глазъ
въ сторону круженія и обыкновенно сопутствуется въ большей
или меньшей степени горизонтальнымъ нистагмомъ въ тотъ же
направленіи. При этомъ предъ развитіемъ круженія отклоненіе
глазъ и нистагмъ обыкновенно замѣтно усиливаются, какъ и по-
воротъ головы. Въ періодѣ же спокойнаго состоянія эти явленія
замѣтно ослабѣваютъ. Можно еще замѣтить, что часто круженіе
сопутствуется наклонностью къ паденію на сторону, противо-
положную круженію, а, если круженіе смѣнило вращеніе, то
слѣдовательно на сторону бывшаго вращенія.
Симптомъ круженія или манежныхъ движеній животныхъ
также служилъ предметомъ самыхъ разнообразныхъ объясне-
ній и, не смотря на то, до настоящаго времени не существуетъ
мнѣнія, которое можно было бы признать вполнѣ удовлетвори-
тельно объясняющимъ этотъ симптомъ.
Нѣкоторые авторы разсматривали круженіе, какъ выраженіе
полупаралича мышцъ конечностей, полагая, что, если на одной
сторонѣ парализованы отводящія мышцы переднихъ конечностей,
а на другой приводящія мышцы, то съ этимъ вмѣстѣ симптомъ
получаетъ правильное объясненіе.
Кромѣ того въ литературѣ было заявлено мнѣніе, что кру-
женіе животнаго объясняется своеобразнымъ нарушеніемъ мы-
шечнаго чувства въ приводящихъ и отводящихъ мышцахъ пе-
реднихъ конечностей. Здѣсь очевидно параличъ мышечнаго
чувства подставляется на мѣсто двигательнаго паралича

225

причемъ этимъ путемъ симптомъ круженія или манежнаго дви-
женія объясняется будто бы удовлетворительнымъ образомъ.
Однако, нѣтъ никакихъ прямыхъ доказательствъ въ пользу
того, что у оперированныхъ животныхъ имѣлся бы дѣйстви-
тельный параличъ отводящихъ мышцъ переднихъ конечностей
одной стороны и приводящихъ мышцъ другой стороны и рав-
нымъ образомъ нѣтъ доказательствъ въ пользу существованія
паралича мышечнаго чувства въ тѣхъ же группахъ мышцъ.
Что на самомъ дѣлѣ при существованіи круговыхъ движеній
нѣтъ никакого основанія говорить о паретическомъ состояніи
тѣхъ или другихъ мышцъ или о параличѣ мышечнаго чувства,
доказываетъ прежде всего то обстоятельство, что въ иномъ поло-
женіи никакого отклоненія въ положеніи конечностей уже не
замѣчается. Напр., достаточно положить собаку на спину и мы
не заметимъ въ ея лапахъ при соответственномъ испытаніи
никакой разницы въ положеніи конечностей обеихъ сторонъ.
Точно также, испытывая силу конечностей въ отдельности при
техъ или другихъ движеніяхъ, мы убеждаемся, что о настоя-
щемъ параличе тѣхъ и другихъ мышцъ не можетъ быть и
речи. Равнымъ образомъ, испытывая въ спокойномъ положе-
ны животнаго его конечности на измененіе ихъ положенія,
нельзя признать и пареза мышечнаго чувства.
Кроме того, опроверженіемъ того и другого мненія можетъ
служить следующее: если дѣло идетъ о двигательномъ пара-
личе приводящихъ мышцъ на одной стороне и отводящихъ
мышцъ на другой сторонѣ, то этотъ параличъ будетъ обна-
руживать себя одинаковымъ образомъ при всякомъ вообще
положеніи животнаго. Такимъ образомъ, при круженіи живот-
наго въ левую сторону мы должны предполагать у него пара-
личъ приводящихъ мыщцъ левой передней конечности и
отводящихъ мышцъ правой передней конечности. Этотъ пара-
личъ долженъ привести къ преобладанію отводящихъ мышцъ
левой и приводящихъ правой конечности, что и даетъ будто
бы круженіе животнаго. То же самое преобладаніе приводящихъ
мышцъ левой конечности и отводящихъ мышцъ правой конеч-
ности мы должны бы получить и при всякомъ другомъ положе-
ны животнаго, а между тѣмъ дѣло представляется совершенно
иначе, если мы заставимъ животное ходить головою внизъ
на однѣхъ переднихъ конечностяхъ, держа руками его туло-
вище и заднія конечности.
Оказывается, что при такомъ положены животнаго, обна-
руживавшаго ранее круженіе въ левую сторону, у него про-

226

является наклонность къ вращенію вокругъ продольной оси
тѣла по периферіи круга, причемъ при движеніи впередъ по
кругу оно сильнѣе загребаетъ и дѣлаетъ большіе взмаха своей
правой передней конечностью, нежели лѣвой. Слѣдовательно,
здѣсь дѣло идетъ уже не о преобладаніи отводителей лѣвой и
приводителей правой конечности, а о преобладаніи мышцъ пра-
вой конечности, производящихъ загребательныя движенія, надъ
такими же мышцами лѣвой конечности. Но попробуемъ теперь
животное поставить на однѣ заднія конечности и представится
опять другая картина. Животное будетъ обнаруживать наклон-
ность къ вращенію по периферіи круга въ томъ же напра-
вленіи, какъ и ранѣе, но, такъ какъ теперь положеніе туловища
измѣнилось въ обратномъ направленіи, то оказывается, что жи-
вотное будетъ отталкиваться кзади съ большей силой своей правой
задней конечностью по сравненію съ лѣвой. Слѣдовательно,
здѣсь будутъ преобладать отталкивающія мышцы правой стороны
надъ такими же мышцами лѣвой стороны.
Такое измѣнчивое отношеніе напряженія различныхъ мышцъ
той и другой конечности при передвиженіи, въ различныхъ
положеніяхъ животнаго свидѣтельствуетъ о томъ, что здѣсь,
дѣло идетъ не о параличѣ мышцъ, а о рефлекторномъ вліяніи
на мышечный тонусъ, мѣняющемся вмѣстѣ съ измѣненіемъ по-
ложенія животнаго. Отсюда очевидно, что круговыя движенія
животнаго ни въ какомъ случаѣ не могутъ быть объяснены
парезомъ приводящихъ мышцъ одной стороны и отводящихъ
мышцъ другой стороны.
Нѣтъ надобности пояснять, что по тѣмъ же основаніямъ не
подходитъ для объясненія круговыхъ движеній и гипотеза,
имѣющая въ виду параличъ мышечнаго чувства.
Противъ вышеуказаннаго объясненія говоритъ впрочемъ и
тотъ фактъ, что круженіе животныхъ иногда происходитъ въ
видѣ припадковъ, какъ бы періодически, что, само собою раз-
умѣется, уже не согласуется съ такимъ стаціонарнымъ состоя-
ніемъ, какъ двигательный парезъ или параличъ мышечнаго
чувства въ приводящихъ мышцахъ одной конечности и въ
отводящихъ мышцахъ другой конечности. По крайней мѣрѣ
испытывая силу конечностей въ отдѣльности при тѣхъ или
другихъ движеніяхъ, мы убѣждаемся, что о параличѣ тѣхъ и
другихъ мышцъ не можетъ быть и рѣчи.
Нѣкоторые изъ авторовъ перенесли центръ тяжести въ
объясненіе круговыхъ движеній на мышцы позвоночника,
признавая, что животныя производятъ круженіе потому, что

227

мышцы позвоночника одной стороны у нихъ находятся въ со-
стояніи пареза, вслѣдствіе чего животное изгибаетъ свой позво-
ночникъ въ дугу, a вмѣстѣ съ тѣмъ при своихъ движеніяхъ оно
будто бы вынуждено кружиться. Не подлежитъ однако сомнѣнію,
что и это объясненіе для тѣхъ вынужденныхъ движеній кру-
женія, о которыхъ здѣсь только и идетъ рѣчь, неприложимо.
Если бы у животнаго дѣйствительно обнаруживался парезъ мышцъ
одной стороны позвоночника, то при правильной дѣятельности
конечностей животному нетрудно было бы исправить ту неточ-
ность движенія, которая могла бы произойти подъ вліяніемъ
паретическаго искривленія позвоночника. Животному можно
искусственно придать искривленное положеніе туловища пу-
темъ подтягиванія задней части туловища къ головѣ и тѣмъ
не менѣе отъ этого не произойдетъ круговыхъ движеній.
Съ другой стороны, если мы измѣнимъ статику животнаго, про-
изводящаго круговыя движенія, и поставимъ его на переднія
лапы, придерживая слегка руками его заднія конечности, и
заставимъ его въ такомъ положеніи двигаться, то мы не за-
мѣтимъ въ этомъ положеніи никакого искривленія туловища
животнаго, что неизбѣжнымъ образомъ обнаружилось бы при
существованіи у животнаго односторонняго пареза мышцъ позво-
ночника. Равнымъ образомъ, и при вертикальномъ положеніи
головой вверхъ у животнаго не обнаруживается никакого искри-
вленія позвоночника.
Munk, наблюдавшій симптомъ круженія при разрушеніи лоб-
ныхъ долей, перенесъ центръ тяжести вопроса снова на чув-
ствительность туловища, признавая, что у животныхъ имѣется
чувствительный параличъ въ области туловища, въ результатѣ
котораго и происходите будто бы искривленіе туловища и по-
звоночника, a вмѣстѣ съ этимъ и круженіе животнаго. Это
мнѣніе, однако, должно быть признано ошибочнымъ, такъ какъ
почти всѣ авторы согласны въ томъ, что лобныя доли не со-
держатъ въ себѣ центровъ чувствительности для туловища.
Еще менѣе это объясненіе приложимо къ тому круженію, ко-
торое наблюдается при пораженіи мозжечка, какъ и перифериче-
скихъ органовъ статическаго чувства, въ силу того обстоятель-
ства, что ни тотъ, ни другіе не могутъ быть разсматриваемы,
какъ органы, завѣдывающіе чувствительностью тѣла.
Такимъ образомъ, необходимо придти къ выводу, что кру-
женіе животныхъ при пораженіи мозжечка и органовъ ста-
тическаго чувства не можетъ быть объяснено параличемъ
движенія или параличемъ чувствительности конечностей и ту-

228

ловища и что должны быть указаны другія причины, лежащія
въ основѣ этого своеобразнаго разстройства движеній.
Прежде всего мы должны обратить вниманіе на то обстоя-
тельство, что у животнаго вслѣдъ за извѣстнымъ поврежде-
ніемъ органовъ статическаго чувства и мозжечка можетъ про-
исходить круженіе какъ въ одномъ, такъ и въ другомъ напра-
вленіи. Какъ уже ранѣе упомянуто, это нерѣдко приходится на-
блюдать на животныхъ, у которыхъ круженіе обнаруживается
вслѣдъ за бывшимъ вращеніемъ вокругъ продольной оси тѣла.
Но иногда смѣна одного круженія другимъ возможна и у
тѣхъ животныхъ, у которыхъ вращенія не проявлялось, а съ
самаго начала картина явленій открывается круженіемъ.
Мы уже упоминали выше, что круговыя или манежныя движе-
нія всегда обнаруживаются въ теченіе извѣстнаго времени по пре-
кращеніи вращенія у всѣхъ животныхъ, у которыхъ это вращеніе
было вызвано одностороннимъ разрушеніемъ мозжечка или орга-
новъ статическаго чувства. Эти круговыя движенія, какъ мы
видѣли, въ отдѣльныхъ, хотя и рѣдкихъ, случаяхъ первона-
чально происходятъ на сторону бывшаго вращенія, а совреме-
немъ смѣняются круженіемъ на противоположную сторону; въ
большинствѣ же случаевъ происходитъ непосредственная смѣна
вращенія круженіемъ въ противоположномъ направленіи.
Перваго рода круженіе, если оно обнаруживается у живот-
ныхъ. обыкновенно не бываетъ продолжительнымъ и, не соста-
вляя постояннаго симптома въ общей послѣдовательности явле-
ній, иногда обнаруживается какъ бы эпизодически даже въ то
время, когда у животнаго происходитъ болѣе обычное въ этихъ
случаяхъ круженіе на противоположную сторону.
Только что указанное круженіе, происходящее въ сторону
вращательныхъ движеній, обнаруживается всегда въ видѣ присту-
повъ и обыкновенно сопутствуется, какъ и вращеніе вокругъ
продольной оси, необычайно рѣзкимъ винтообразнымъ или спи-
ралевиднымъ изгибаніемъ шеи, своеобразнымъ отклоненіемъ
глазъ — соотвѣтствующаго книзу и кнаружи, противоположнаго
кверху и кнутри — съ болѣе или менѣе рѣзкимъ нистагмомъ
того же направленія, причемъ всѣ эти явленія обыкновенно
усиливаются передъ приступомъ круженія. Иногда передъ раз-
витіемъ приступа круженія у животнаго до такой стенени рѣзко
усиливается винтообразное положеніе шеи и въ то же время
поворотъ головы въ сторону бывшаго вращенія достигаетъ
такой степени, что нижняя челюсть обращается почти прямо
кверху, а черепная часть головы смотритъ книзу. Ничего подоб-

229

наго обыкновенно не наблюдается при круженіи, происходящемъ
въ сторону противоположную бывшему вращенію.
Въ общемъ это круженіе носитъ всѣ отличительныя особен-
ности вынужденнаго движенія, какъ и вращеніе животныхъ
вокругъ оси тѣла. Временами круженіе это, въ особенности при
психическомъ возбужденіи, напр. подъ вліяніемъ испуга, уси-
ливается до необычайной степени, причемъ оно происходитъ
съ значительно большей скоростью противъ обыкновеннаго и не
можетъ быть остановлено никакими средствами. Въ промежутки,
свободные отъ круженія, животное или остается спокойнымъ,
или же двигается въ прямомъ направленіи. Обыкновенно эти
промежутки, свободные отъ круженія, первоначально бываютъ
очень непродолжительными, современемъ же они постепенно
удлиняются, тогда какъ приступы круженія становятся менѣе
длительными.
Въ періодъ, когда приступы круженія становятся рѣже, жи-
вотное можетъ ходить совершенно прямо, можетъ лежать и
вообще ведетъ себя, какъ обыкновенно, и лишь время отъ вре-
мени оно обнаруживаетъ приступы круженія, и притомъ теперь
уже большею частью подъ вліяніемъ тѣхъ или другихъ внѣш-
нихъ раздраженій. Неоднократно мнѣ случалось наблюдать, что
животное, оставшееся въ теченіе нѣкотораго времени лежа-
щимъ на полу, подъ вліяніемъ той или другой внѣшней при-
чины, напр. подъ вліяніемъ испуга или подъ вліяніемъ какого-
либо безпокойства, вдругъ поднимается для того, чтобы покру-
житься нѣкоторое время, послѣ чего основа ложится на полъ.
До очевидности ясно, что животоое въ этомъ случаѣ побуж-
дается къ круженію какъ бы какимъ то внутреннимъ импуль-
сомъ, послѣ же круженія на нѣкоторое время снова успокаи-
вается.
Во всемъ развитіи и теченіи этого симптома мы имѣемъ
полнѣйшее сходство съ тѣмъ, что мы знаемъ о вращатель-
ныхъ движеніяхъ вокругъ продольной оси тѣла. Какъ тамъ,
такъ и здѣсь сначала движеніе носитъ характеръ постоян-
наго вынужденнаго движенія, происходящаго почти непре-
рывно съ непреодолимою силою; современемъ же оно про-
исходитъ уже съ меньшей интенсивностью, давая животному
кратковременные періоды отдыха; еще спустя извѣстное время
животное обнаруживаетъ лишь временами это движеніе, при-
ступы котораго становятся все рѣже и рѣже, пока не исчезнутъ
окончательно.
Въ виду такого сходства въ развитіи и теченіи разсматривае-

230

маго круженія съ вращеніемъ животнаго вокругъ длинной оси
тѣла естественно возникаетъ мысль относительно общности про-
исхожденія того и другого симптома и мы полагаемъ, что не
будемъ далеки отъ истины, если скажемъ, что какъ механизмъ
вращенія вокругъ оси тѣла въ основѣ своей имѣетъ съ одной
стороны рефлексъ, возникающій подъ вліяніемъ дисгармоніи въ
импульсахъ, исходящихъ отъ органовъ статическаго чувства
и передающихся черезъ мозжечекъ, и съ другой — явленія голово-
круженія, такъ и вынужденныя круговыя движенія, происхо-
дящія въ сторону вращенія, обусловливаются съ одной стороны
рефлекторнымъ вліяніемъ подобной же дисгармоніи въ импуль-
сахъ, исходящихъ изъ органовъ статическаго чувства и пере-
дающихся черезъ мозжечекъ, и съ другой — явленіями головокру-
женія. Разница заглючается лишь въ томъ, что въ послѣднемъ
случаѣ и то, и другое происходитъ уже съ меньшей интенсивностью,
нежели при вращеніи животныхъ вокругъ длинной оси тѣла.
Справедливость такого объясненія помимо вышесказаннаго
выясняется также изъ того обстоятельства, что круговыя дви-
женія, какъ мы видѣли, обычно слѣдуютъ за вращательными.
Иначе говоря, животное, у котораго, вслѣдствіе пораженія моз-
жечка или периферическихъ органовъ статическаго чувства, раз-
вился симптомъ вращенія, по прекращеніи послѣдняго прежде,
чѣмъ окончательно возстановить правильность своихъ движе-
ній, въ теченіе извѣстнаго времени производитъ иногда выну-
жденные же круговыя или манежныя движенія въ сторону
бывшаго вращенія.
Чтобы понять причину, почему животное, имѣвшее ранѣе
симптомъ вращенія въ извѣстномъ направленіи, по прекращеніи
этого симптома начинаетъ кружиться въ направленіи бывшаго
вращенія, мы должны здѣсь припомнить, что, если мы поста-
вимъ собаку съ вращеніемъ вокругъ оси тѣла на переднія
лапы, приподнявъ ее за заднія конечности, то мы убѣдимся,
что животное при движеніи впередъ загребаетъ всегда сильнѣе
передней лапой стороны противоположной вращенію, а потому
въ этомъ положеніи, т. е. на двухъ переднихъ лапахъ, животное
всегда обнаруживаетъ склонность къ вращенію въ томъ же
направлены, т. е. въ направленіи бывшаго вращенія, какъ и
въ обыкновенномъ положеніи на четырехъ конечностяхъ.
Если съ другой стороны животное въ періодѣ вращенія мы
поставимъ на заднія лапы, придерживая его за переднія, то
замѣтимъ, что при движеніи вспять оно отталкивается сильнѣе
кзади задней лапой противоположной стороны, т. е. опять таки

231

обнаруживаетъ склонность къ вращенію въ направленіи вра-
щенія, происходящаго въ обыкновенномъ положеніи.
Очевидно, что у животнаго въ мышцахъ той и другой сто-
роны обнаруживается неравномѣрное напряженіе съ такимъ
характеромъ, что вслѣдъ затѣмъ, какъ животное, освободившись
отъ вращенія, поднимется на ноги и будетъ ходить, оно обя-
зательно должно при своихъ движеніяхъ производить круженіе
въ сторону бывшаго вращенія тѣла, вслѣдствіе вышеуказанной
неравномѣрности въ напряженіи мышцъ, если конечно эта
неравномѣрность будетъ достаточно рѣзко выражена, Приэтомъ,
импульсомъ, побуждающимъ животное производить эти дви-
женія, повидимому является чувство головокруженія.
Послѣдній фактъ между прочимъ доказывается тѣмъ, что
въ теченіе приступовъ круженія и непосредственно передъ
ними, какъ мы уже говорили ранѣе, у животнаго обыкновенно
усиливается скошеніе глазъ, усиливается также поворотъ головы и
появляется рѣзкій нистагмъ. Въ пользу этого же объясненія го-
воритъ между прочимъ и то обстоятельство, что такія психи-
ческіе моменты, какъ испугъ животнаго, обыкновенно всегда
возбужааютъ или усиливаютъ этотъ видъ круженія.
Чаще однако, какъ мы уже ранѣе упоминали, животное по
прекращеніи приступовъ вращенія не производить круговыхъ
движеній въ сторону бывшаго вращенія, а начинаетъ съ самаго
начала кружиться въ противоположномъ направленіи. Въ
другихъ случаяхъ это круженіе въ противоположномъ направ-
лены смѣняетъ собою круженіе въ сторону вращенія, если
послѣднее обнаруживалось послѣ бывшаго вращенія. Этотъ
послѣдній видъ круженія, какъ показываютъ мои наблюденія,
представляетъ собою у оперированныхъ животныхъ симптомъ
и болѣе постоянный, и болѣе длительный; притомъ же оно не
происходить въ видѣ приступовъ, какъ первый родъ круженія,
и не сопровождается рѣзкимъ винтообразнымъ поворотомъ го-
ловы и соотвѣтствующимъ скошеніемъ глазъ.
Есть много основаній думать, что этотъ послѣдній видъ кру-
женія животныхъ является компенсаторнымъ. Такъ какъ въ ре-
зультатѣ пораженій мозжечка и органовъ статическаго чувства
послѣ бывшаго вращенія у животныхъ обыкновенно долгое время
остается наклонность къ паденію на сторону бывшаго вращенія,
то для того, чтобы противодѣйствовать этой наклонности па-
дать на сторону бывшаго вращенія, животное должно распре-
дѣлять мышечную силу своихъ конечностей такимъ образомъ,
чтобы его переднія конечности какъ бы загребали или произ-

232

производили весельныя движенія въ направленіи возможнаго паденія,
a заднія конечности, вслѣдствіе наклонности къ паденію, какъ
бы отталкивались отъ противоположной стороны, иначе говоря,
толкали бы въ сторону, въ которую обнаруживается склонность
къ паденію.
Здѣсь дѣло идетъ такимъ образомъ о вынужденномъ дви-
женіи, обусловленномъ усиліями животнаго исправить постоянно
происходящее нарушеніе равновѣсія на сторону бывшаго вра-
щенія.
Эти усилія, клонящіяся къ исправленію нарушенныхъ дви-
женій, происходятъ очевидно подъ вліяніемъ корковыхъ им-
пульсовъ.
Справедливость вышеуказаннаго объясненія доказывается
между прочимъ тѣмъ, что иногда животное, у котораго вра-
щеніе уже прекратилось, но которое не можетъ еще подняться
на ноги и остается лежать на боку, соотвѣтствующемъ сторонѣ
вращенія, еще въ лежачемъ положеніи съ помощью переднихъ
лапъ, производящихъ весельныя движенія, начинаетъ произво-
дить передвиженіе по кругу въ направленіи противоположномъ
бывшему вращенію.
Точно также, если животное съ постоянной наклонностью
падать на одну сторону, дѣлаетъ попытки подняться на ноги,
оно производитъ передними конечностями весельныя движенія,
ставя ихъ косвенно въ направленіи противоположномъ на-
клонности падать и въ сторону происходящаго при этомъ
круженіи.
Такимъ образомъ, ясно, что компенсаторнымъ круженіемъ бу-
детъ всякое круженіе, которое развивается въ сторону противо-
положную бывшему вращенію или, что все равно, въ сторону
противоположную наклонности къ паденію, такъ какъ по пре-
кращеніи вращенія обыкновенно обнаруживается нѣкоторое время
наклонность къ паденію въ сторону бывшаго вращенія. Это ком-
пенсаторное круженіе въ противоположность вынужденному
круженію въ сторону бывшаго вращенія будетъ длиться весьма
продолжительное время, во всякомъ случаѣ недѣлями и даже
мѣсяцами, но со временемъ оно все же постепенно ослабѣваетъ,
пока животное не получитъ возможности ходить въ прямомъ
направленіи, вмѣстѣ съ чѣмъ обыкновенно исчезаетъ и всякій
слѣдъ бывшаго разстройства движенія.

233

Объясненія другихъ двигательныхъ разстройствъ.
Что касается другихъ вынужденныхъ движеній и позъ, обна-
руживающихся при разрушеніяхъ мозжечка и перифериче-
скихъ органовъ статическаго чувства, то по происхожденію
они также являются въ видѣ рефлекторныхъ разстройствъ,
частью поддерживаемыхъ психическимъ состояніемъ голово-
круженія и смѣняемыхъ со временемъ компенсаторными дви-
женіями. Первыя, почти всегда обнаруживаются тотчасъ же
вслѣдъ за операціей, имѣютъ обыкновенно припадочный ха-
рактеръ и часто бываютъ б. или м. кратковременными, вторыя
являются лишь въ видѣ послѣдовательныхъ двигательныхъ
разстройствъ, клонящихся къ цѣли исправленія нарушенныхъ
движеній, и носятъ болѣе постоянный и болѣе длительный
характеръ.
Подобно всѣмъ вообще вынужденнымъ движеніямъ неком-
пенсаторнаго характера, должно быть объяснено и вынужденное
отшатываніе туловища въ одну сторону, а равно и наклонность
къ паденію въ томъ же направленіи, что можетъ быть принято за
простое разстройство равновѣсія съ одностороннимъ характеромъ.
Однако, ближе присматриваясь, и здѣсь мы можемъ отмѣтить
общія черты вынужденныхъ движеній и главнымъ образомъ при-
падочный характеръ наклонности къ отшатыванію и внезапность
самаго отшатыванія при незначительныхъ внѣшнихъ вліяніяхъ,
напр., при испугѣ. Поэтому и объясненіе этого отшатыванія съ
наклонностью паденія въ сторону отшатыванія должно быть то
же, что и другихъ вынужденныхъ движеній.
Словомъ, мы признаемъ, что и это разстройство, подобно
другимъ вынужденнымъ движеніямъ, находится въ зависимости
отъ рефлекторнаго напряженія отводящихъ мышцъ конечностей
одной и приводящихъ мышцъ конечностей другой стороны и отъ
рефлекторнаго же угнетенія остальныхъ приводящихъ и отводя-
щихъ мышцъ конечностей обѣихъ сторонъ.
Допустимъ, что животное обнаруживаетъ наклонность къ
паденію въ правую сторону. Это разстройство должно быть
объяснено повышеннымъ напряженіемъ отводящихъ мышцъ
лѣвыхъ конечностей и приводящихъ мышцъ правыхъ ко-
нечностей и пассивнымъ или недѣятельнымъ состояніемъ при-
водящихъ мышцъ правыхъ конечностей и отводящихъ мышцъ
лѣвыхъ конечностей, благодаря чему животное лишается

234

возможности противодѣйствовать паденію на правый бокъ.
Отъ вращенія вокругъ оси тѣла этотъ случай наклонности
къ паденію отличается лишь тѣмъ, что въ упомянутомъ реф-
лексѣ не участвуютъ, по крайней мѣрѣ въ болѣе или менѣе
рѣзкой степени, мышцы, вращающія глаза и голову вокругъ
продольной оси тѣла и обусловливающія винтообразное искрив-
леніе головы, шеи и туловища и своеобразное скошеніе глазъ —
одного книзу и кнутри и другого кверху и кнаружи. На мѣсто
послѣдняго здѣсь имѣется боковое отклоненіе глазъ въ противо-
положномъ направленіи съ явленіями горизонтальнаго нистагма.
Само собою разумѣется, что и отведеніе глазъ во всѣхъ
вообще случаяхъ объясняется съ той же точки зрѣнія. Если мы
представимъ себѣ, что опредѣленныя мышцы того и другого
глаза будутъ находиться подъ вліяніемъ притекающаго къ нимъ
нервнаго возбужденія, въ то время, какъ антагонистическія
имъ мышцы обоихъ глазъ будутъ лишены соотвѣтствующихъ
возбужденій, то естественно, что глаза будутъ имѣть постоян-
ное стремленіе къ максимальному ихъ отклоненію въ опредѣ-
ленномъ направленіи.
Что касается наконецъ нистагма глазъ, сопровождающаго
ихъ скошеніе и вынужденныя движенія, то слѣдуетъ имѣть
въ виду, что, если за его направленіе принимать быстрыя дер-
гающія движенія, которыми смѣняются медленныя движенія
глазныхъ яблокъ въ сторону отведенія, то онъ всегда проис-
ходить въ направленіи противоположномъ отведенію и пови-
димому долженъ быть понимаемъ, какъ движеніе компенса-
торнаго характера, возникающее подъ вліяніемъ непроизволь-
ныхъ импульсовъ, направленныхъ къ исправленію неестествен-
наго положенія глазъ.
Впрочемъ, отъ судорожнаго нистагма, сопутствующаго выну-
жденнымъ движеніямъ, повидимому слѣдуетъ отличать атактиче-
скій нистагмъ, сопровождающій разстройство равновѣсія при
срединныхъ и симметричныхъ пораженіяхъ мозжечка. Отличіемъ
этого атактическаго нистагма отъ судорожнаго на мой взглядъ
является то обстоятельство, что онъ не сопутствуется отведе-
ніемъ глазъ и всегда успокаивается въ большей или меньшей
степени, а иногда и совершенно прекращается при покойномъ
состояніи животнаго. Наоборотъ, при всякомъ движеніи глазъ
и тѣла вообще онъ выступаетъ обыкновенно съ большей или
меньшей ясностью.

235

Объ отношеніи коры мозжечка къ мышцамъ тѣла.
Изъ вышеизложеннаго очевидно, что объ исключительномъ влія-
ніи каждой половины мозжечка на соотвѣтствующую сторону тѣла,
какъ думаютъ многіе авторы, не можетъ быть и рѣчи. Наши на-
блюденія говорятъ съ рѣшительностью въ пользу того, что каждая
половина коры мозжечка оказываетъ вліяніе на мышечныя группы
обѣихъ сторонъ, синергично дѣйствующія при движеніи живот-
наго влѣво и вправо, при вращеніи его въ ту и другую сторону,
а равно и при движеніяхъ его въ передне-заднемъ направленіи,
причемъ аналогичныя вліянія обнаруживаются со стороны моз-
жечка и периферическихъ органовъ статическаго чувства и на
мышцы глазъ той и другой стороны.
Наконецъ, и тотъ фактъ, что разсѣченіе мозжечка въ
передне-заднемъ направленіи по средней линіи приводитъ къ
рѣзкимъ функціональнымъ разстройствамъ, говоритъ съ рѣши-
тельностью въ пользу того, что мозжечекъ есть органъ, каж-
дая половина котораго имѣетъ отношеніе не только къ мыш-
цамъ своей стороны, но и къ мышцамъ противоположной
стороны.
Мы рѣшительно возстаемъ противъ мнѣнія, высказы-
ваемаго многими авторами, будь то каждая половина моз-
жечка имѣетъ отношеніе только къ мышцамъ соотвѣтствую-
щей стороны тѣла. По нашему мнѣнію, всѣ эксперименталь-
ныя данныя говорятъ въ пользу того, что каждая половина
мозжечка имѣетъ отношеніе къ мышцамъ той и другой
стороны, участвующимъ при смѣщеніи тѣла въ сторону при
вращеніи его вокругъ продольной оси и при смѣщеніи въ
передне-заднемъ направленіи. При этомъ ничуть нельзя по-
лагать, что волокна, имѣющія отношеніе къ мышцамъ той и
другой стороны, совершенно равномѣрно распредѣлены въ каж-
домъ полушаріи мозжечка. Частичныя разрушенія полушарій
показываютъ иное. Такъ, напр., ограниченныя поврежденія въ
передне-наружной части полушарія мозжечка вызываютъ обык-
новенно наклонность животнаго отшатываться на противополож-
ную сторону и впередъ съ круженіемъ на оперировенную сто-
рону, тогда какъ поврежденія задне-наружной части полуша-
рія, вызываютъ нерѣдко наклонность отшатываться въ противо-
положную сторонуи назадъ.
Такимъ образомъ, очевидно, что переднія области полушарій

236

мозжечка имѣютъ большее отношеніе къ мышцамъ, смѣщаю-
щимъ тѣло животныхъ въ направленіи кзади, тогда какъ зад-
нія области полушарій имѣютъ большее отношеніе къ мышцамъ,
смѣщающимъ тѣло животныхъ въ направленіи кпереди.
Только что приведенныя данныя не оставляютъ сомнѣнія въ
томъ, что на мозжечекъ мы не можемъ смотрѣть, какъ на
однородный органъ, согласно мнѣнію Lnciani. Тотъ фактъ, что
разрушеніе различныхъ частей мозжечка вызываетъ неодина-
ковый эффектъ, является фактическимъ опроверженіенъ этого
взгляда, который поэтому долженъ быть совершенно оставленъ.
Мы не можемъ разсматривать мозжечекъ и, какъ собраніе
отдѣльныхъ центровъ, согласно мнѣнію Ferrier. Опыты съ раз-
драженіемъ мозжечка ничуть не открываютъ на его поверхности
топографически отграниченныхъ областей различной возбуди-
мости. Напротивъ того, вся поверхность мозжечка предста-
вляется возбудимой въ болѣе или менѣе одинаковой мѣрѣ,
причемъ двигательный эффектъ, будучи вызываемъ съ той или
другой области мозжечка, совершенно незамѣтно безъ всякаго,
такъ сказать, перерыва мало по малу переходитъ въ другой
двигательный эффектъ, отличающійся отъ предыдущаго посте-
пеннымъ введеніемъ новыхъ мышечныхъ группъ. Поэтому на
кору мозжечка правильнѣе всего смотрѣтъ, какъ на площадь,
на которую проицируются импульсы, притекающіе отъ перифе-
рическихъ органовъ статическаго чувства и отъ которой исхо-
дятъ соотвѣтствующіе двигательные импульсы, идущіе по про-
водникамъ, которые ничуть не представляются равномѣрно смѣ-
шанными между собою.
Что касается значенія средней доли мозжечка, то, хотя уда-
леніе ея приводитъ къ рѣзкимъ разстройствамъ статической
координаціи, но съ теченіемъ времени эти разстройства ком-
пенсируются главнымъ образомъ на счетъ функціи прочихъ
частей мозжечка, откуда слѣдуетъ, что значеніе послѣднихъ
не можетъ быть признано ничтожнымъ, какъ полагалъ Noth-
nagel, — тѣмъ болѣе, что и удаленіе боковыхъ долей мозжечка
при сохраненіи его червя, какъ мы видѣли, также приводитъ
къ развитію болѣе или менѣе рѣзкихъ двигательныхъ раз-
стройствъ до вращенія вокругъ длинной оси включительно.
Такимъ образомъ мы не можемъ признать за средней долей
того исключительнаго значенія передъ прочими частями моз-
жечка по отношенію къ статической координаціи, какое при-
писываете ей Nothnagel.
Тѣмъ не менѣе нельзя не отмѣтить здѣсь того обстоятель-

237

ства, что даже незначительныя поврежденія въ области сред-
ней доли мозжечка всегда приводятъ къ рѣзкимъ и болѣе
стойкимъ разстройствамъ движенія, нежели поврежденія оди-
наковыхъ размѣровъ въ области мозжечковыхъ полушарій.
Этотъ фактъ стоитъ въ прямомъ соотношеніи съ тѣмъ обсто-
ятельствомъ, что къ средней долѣ мозжечка и къ мелкимъ
центральнымъ ядрамъ послѣдняго примыкаетъ большое число
системъ, связывающихъ мозжечекъ со спиннымъ и головнымъ
мозгомъ.
Трудно также согласиться съ предположеніями нѣкоторыхъ
авторовъ, что червь мозжечка стоитъ спеціально въ особенномъ
соотношеніи со статикой задней части тѣла и заднихъ чле-
новъ, будто бы поддерживая въ нормальномъ положеніи при-
ведете заднихъ членовъ и наклоненіе туловища впередъ, тогда
какъ полушарія большого мозга будто бы участвуютъ въ
явленіяхъ равновѣсія, зависящихъ отъ передней части тѣла и
переднихъ членовъ (Thomas). Дѣло въ томъ, что разрушеніе
мозжечковыхъ полушарій не даетъ эффектовъ, указывающихъ
исключительно на разстройство равновѣсія въ передней части тѣла.
Съ другой стороны, въ литературѣ имѣются указанія, что и по-
врежденія червя мозжечка въ извѣстныхъ случаяхъ могутъ
приводить къ движенію животныхъ впередъ съ наклонностью
кувыркаться черезъ голову.
Выше мы уже говорили, что двигательныя разстройства,
обнаруживающіяся при пораженіи мозжечка, суть по преиму-
ществу рефлекторной природы и обусловлены тѣмъ, что вмѣстѣ
съ поврежденіемъ мозжечка нарушаются тѣ рефлекторныя
соотношенія, которыя устанавливаются при его посредствѣ
между периферическими органами статическаго чувства и
двигательными клѣтками переднихъ роговъ, иннервирующими
мышечныя группы. Эти рефлекторныя двигательныя разстрой-
ства усиливаются и осложняются еще тѣмъ нарушеніемъ дви-
женій, которое обусловливается субъективными явленіями въ
формѣ головокруженія и участіемъ волевыхъ импульсовъ,
клонящихся къ исправленно происшедшихъ нарушеній въ
сферѣ ощущеній.
Съ другой стороны, у животныхъ современемъ всегда обна-
руживаются противодѣйствующія первымъ разстройства движе-
нія компенсаторнаго характера возникающія подъ вліяніемъ кор-
ковыхъ импульсовъ. О послѣднихъ, впрочемъ, рѣчь будетъ
въ другомъ мѣстѣ.

238

Общій взглядъ на роль мозжечка.
Необходимо вообще имѣть въ виду, что вліяніе мозжечка
на мышцы тѣла столь же посредственно, какъ и вліяніе
большого мозга не мышечную систему. Какъ вліяніе боль-
шого мозга на мышцы тѣла устанавливается, благодаря при-
текающимъ съ периферіи центростремительныхъ импульсамъ,
превращающимся въ центрахъ коры въ ощущенія, которыя
въ свою очередь приводятъ къ возникновенію импульсовъ,
передающихся центробѣжными путями къ мышцамъ, такъ и
вліяніе мозжечка на мышечную систему въ сущности проис-
ходитъ, благодаря передающимся къ мозжечку отъ органовъ
статическаго чувства центростремительнымъ импульсамъ и воз-
никающимъ на основаніи ихъ центробѣжнымъ импульсамъ, пере-
дающимся изъ мозжечка по нисходящимъ системамъ къ дви-
гательнымъ клѣткамъ переднихъ роговъ и отъ нихъ къ мыш-
цамъ тѣла.
При этомъ специфической особенностью мозжечка является
то обстоятельство, что онъ получаетъ отъ органовъ статическаго
чувства неодинаковые импульсы въ зависимости отъ разнообраз-
ныхъ измѣненій въ положеніи головы, туловища и конечностей.
Естественно, напр., что при вертикальномъ положеніи четверо-
ногаго животнаго на двухъ заднихъ конечностяхъ головой
вверхъ должны возникать иные импульсы со стороны кожно-
мышечныхъ органовъ статическаго чувства, со стороны полу-
кружныхъ каналовъ и области 3-го желудочка, нежели при
обычномъ положеніи животнаго на всѣхъ четырехъ конеч-
ностяхъ. При вертикальномъ положеніи на двухъ переднихъ
конечностяхъ, слѣдовательно головой внизъ, опять-таки со
стороны всѣхъ вышеуказанныхъ органовъ статическаго чувства
будутъ притекать къ мозжечку иные импульсы. Далѣе, при
лежаніи на боку или на спинѣ эти импульсы снова соотвѣт-
ственнымъ образомъ измѣнятся. Точно также и въ водѣ кожно-
мышечные органы будутъ посылать иные импульсы къ моз-
жечку, нежели на сушѣ, да и болѣе устойчивое положеніе
туловища въ этомъ случаѣ создастъ вообще болѣе благопріятныя
условія статической координаціи.
Такимъ образомъ, понятно, почему вліяніе разрушеній моз-
жечка на мышечную систему должно быть неодинаковымъ въ
зависимости отъ того или иного положенія животнаго и различ-
ныхъ условій равновѣсія тѣла.

239

Изъ вышесказаннаго ясно, что разстройства движенія при
поврежденіяхъ мозжечка могутъ обусловливаться нарушеніемъ
центростремительныхъ приводовъ, проходящихъ въ ткани моз-
жечка, разрушеніемъ сѣраго вещества мозжечка, къ которому
подходятъ центростремительные приводы, и нарушеніемъ центро-
бѣжныхъ проводниковъ, выходящихъ изъ сѣраго вещества моз-
жечка. При этомъ врядъ ли можетъ быть проведено въ на-
стоящее время существенное функціональное различіе между
явленіями, соотвѣтствующими поврежденію центростремитель-
ныхъ приводовъ мозжечка, его сѣраго вещества и центро-
бѣжныхъ проводниковъ.
Такъ какъ мозжечекъ есть рефлекторный органъ, то
естественно, что рефлексъ одинаково нарушается, будутъ ли
перерѣзаны центростремительныя волокна, самый центръ или
центробѣжныя волокна, ибо во всѣхъ этихъ случаяхъ дѣло
идетъ о нарушеніи одной и той же дуги рефлекса въ
разныхъ ея отдѣлахъ. Тѣмъ не менѣе есть основаніе по-
лагать, что пораженіе проводниковъ отличается отъ пора-
женія сѣраго вещества коры мозжечка прежде всего тѣмъ,
что уже небольшія мѣстныя пораженія ихъ приводятъ къ бо-
лѣе рѣзкимъ и болѣе обширнымъ двигательнымъ разстрой-
ствамъ, нежели одинаковое по размѣрамъ пораженіе коры
мозжечка, какъ это мы видимъ напр. въ симптомѣ вра-
щательныхъ движеній, появляющемся при поврежденіи огра-
ниченной области бѣлаго вещества мозжечка (напр. въ его
задне-внутреннемъ отдѣлѣ) и не появляющемся при снятіи
одной коры мозжечка въ той же самой области.
Возможны кромѣ того и другія особенности явленій, обна-
руживающіяся при пораженіи сѣраго вещества мозжечка и его
проводниковъ, но они должны быть еще изучены. Обращаетъ
напр. на себя вниманіе тотъ фактъ, что въ рядѣ патологиче-
скихъ случаевъ съ пораженіемъ мозжечка отмѣчаются субъ-
ективныя явленія головокруженія, тогда какъ въ другихъ
случаяхъ ихъ не бываетъ. Быть можетъ субъективныя явленія
сопутствуютъ лишь пораженіямъ сѣраго вещества мозжечка и
центростремительныхъ его проводниковъ, пораженіе же центро-
бѣжныхъ проводниковъ вѣроятно даже вовсе не сопутствуется
аналогичными субъективными измѣненіями.
Вышеуказанный взглядъ на общій характеръ функцій моз-
жечка по отношенію къ двигательной сферѣ даетъ намъ ключъ
къ выясненію того факта, обращавшаго па себя вниманіе
почти всѣхъ изслѣдователей, что даже обширныя срединныя и

240

симметричныя пораженія мозжечка даютъ въ результатѣ менѣе
рѣзкія двигательныя разстройства, нежели одностороннія.
Въ самомъ дѣлѣ, если двигательныя разстройства, слѣ-
дующія за пораженіемъ мозжечка, обусловлены не только
выпаденіемъ функціи разрушенной области, но и нормальнымъ
возбужденіемъ соотвѣтственной области въ другомъ полушаріи,
вслѣдствіе возникающаго при этомъ несоотвѣтствія въ импуль-
сахъ той и другой стороны, то естественно, что срединныя и
симметричныя пораженія, если они не ограничиваются одной
передней или задней областью мозжечка, дадутъ въ результатѣ
почти исключительно одни симптомы выпаденія и не вызовутъ
тѣхъ бурныхъ двигательныхъ разстройствъ, которыя обусловли-
ваются несоотвѣтствіемъ въ импульсахъ той и другой стороны и
которыя характеризуются вынужденными движеніями и позами.
Въ виду вышесказаннаго мы можемъ обособить явленія
выпаденія, наблюдаемыя преимущественно при срединныхъ и
симметричныхъ пораженіяхъ, какъ и при удаленіи всего моз-
жечка, отъ тѣхъ явленій, которыя служатъ выраженіемъ не
только выпаденія, но и возбужденія функціи мозжечка и ко-
торыя наблюдаются преимущественно при одностороннихъ и
несимметричныхъ пораженіяхъ. Къ первымъ относятся прежде
всего разстройства въ равновѣсіи тѣла, колебаніе туловища изъ
стороны въ сторону, атактическій нистагмъ, общая слабость,
атонія и дрожаніе. Ко вторымъ относятся вынужденныя дви-
женія, вынужденныя позы, обшатываніе туловища въ одномъ
направленіи, неравномѣрное напряжете мышцъ конечностей,
поворотъ головы въ опредѣленную сторону, скошеніе глазъ и
судорожный нистагмъ.
Если имѣть въ виду, что дрожаніе является результа-
томъ ослабленія мышечнаго тонуса, то мы можемъ свести
всѣ вышеуказанныя явленія: 1) къ нарушенію согласованія
отдѣльныхъ движеній съ положеніемъ тѣла или астазіи, 2) къ
общей мышечной слабости или астеніи и 3) къ уменьшенному