Алешинцев И. История гимназического образования в России (XVIII и XIX век). — 1912

Алешинцев И. История гимназического образования в России (XVIII и XIX век). — СПб. : Издание О. Богдановой, 1912. — X, 346, VI с. : табл. — Указ. в конце кн.
Ссылка: http://elib.gnpbu.ru/text/aleshintsev_istoriya-gimnazicheskogo-obrazovaniya_1912/

I

И. АЛЕШИНЦЕВЪ

ИСТОРІЯ

ГИМНАЗИЧЕСКАГО ОБРАЗОВАНІЯ
ВЪ РОССІИ

(XVIII и XIX вѣкъ)

С.-ПЕТЕРБУРГЪ
ИЗДАНІЕ О. БОГДАНОВОЙ

1912.

II

Типографія Акц. О-ва Тип. Дѣла въ СПб. (Герольдъ),
Изм. п., 7 рота, 26

III

ОГЛАВЛЕНІЕ.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Царствованіе Александра I-го.

Вступленіе. Главныя народныя училища, равно какъ и Академическія гимназіи не могутъ быть признаны средней общеобразовательной школой въ собственномъ смыслѣ. Необходимость начинать исторію гимназическаго образованія съ 1803 г. Императоръ Александръ I-й и его неприспособленность къ историко-бытовой обстановкѣ. Настроеніе тогдашняго общества и его отношеніе къ правительству. Два періода въ исторіи гимназій Александровскаго времени 7

ГЛАВА I. Время дѣйствія предварительныхъ указаній. Періодъ подготовительный.

Неоффиціальный комитетъ. Учрежденіе Министерства Народнаго Просвѣщенія. Первый Министръ и его сотрудники. Первыя засѣданія комиссіи училищъ. Предварительныя правила 24-го января 1803 г. Первый учебн. планъ гимназій. Содержаніе гимназій и ихъ положеніе въ общей школьной сѣти. Отношеніе къ Предварительнымъ правиламъ Общества. Учебные Округа и первые попечители. Семинаристы — учителя гимназій. Возстановленіе СПБ. учительской гимназіи. Наставленіе визитаторамъ. Стремленіе Министерства сдѣлать гимназію общедоступной для всѣхъ сословій общеобразовательной школой. Отношеніе тогдашняго дворянства къ принципу безсословности средней школы. „Нѣчто о просвѣщеніи въ Россіи“ А. Шестакова 13

ГЛАВА II. Гимназіи по уставу 1804 года.

Значеніе акта 5 ноября 1804 г. Двоякая цѣль гимназій. Распредѣленіе предметовъ въ гимназіи и уѣздномъ училищѣ. Захудалое положеніе Закона Божія даже по сравненію съ уставомъ 1786 г. Нравственно-философское направленіе преподаванія, „Книга о должностяхъ“, какъ показатель служебнаго и вспомогательнаго положенія собственно религіознаго элемента. Чтеніе сочиненій для образованія сердца. Пріемъ

IV

въ гимназіи и продолжительность курса. Образовательныя прогулки. Учебники и учебныи пособія. Глава объ учителяхъ, ея гуманный тонъ и зависимость отъ устава 1786 г. Отсутствіе сословныхъ ограниченій. Отношеніе устава 1804 г. къ Предварительнымъ правиламъ. Отрицательное отношеніе Министерства къ учебнымъ заведеніямъ и пансіонамъ частнымъ. Выгоды отъ новаго устава для общества. Энциклопедически-раціоналистическій его характеръ 26

ГЛАВА III. Практическое проведеніе устава 1804 г. въ жизнь.

Неуклонная вѣрность Министерства духу устава. Борьба съ неподготовленностью учителей. Старанія привлечь къ гимназіямъ симпатіи общества и дворянства въ особенности. Безрезультатность этихъ стремленій и попытки дворянъ придать гимназіямъ сословную окраску. Отношеніе къ гимназическому уставу тогдашнихъ литературныхъ кружковъ. Количество учебныхъ заведеній и учащихся къ 1809 г. Состояніе учебной части. Указаніе Шлецера на недостатки самой системы. Сперанскій и его докладъ — объ экзаменахъ на чины. Указъ 6-го августа 1809 г. и его значеніе 38

ГЛАВА IV. Реформа С. С. Уварова.

Незначительность поправокъ и измѣненій въ учебныхъ планахъ въ первое время дѣйствія устава 1804 г. Причины этого. Введеніе религіозно-нравственныхъ бесѣдъ въ гимназіяхъ Казанскаго округа. А. К. Разумовскій — министръ. Уваровская критика гимназическаго строя и реформа СПБ. гимназіи въ 1811 г. Особенность новой гимназіи. Появленіе Закона Божія въ гимназическомъ курсѣ, какъ обязательнаго предмета 55

ГЛАВА V. Перемѣна въ настроеніи правительства и учебные планы 1819 года.

Роль 1812 г. и его вліяніе на Императора Александра I-го и общество. Новое Министерство, его отрицательное отношеніе къ предшественникамъ и уставу гимназій 1804 г. Приготовленіе къ новой реформѣ средней школы. Роль гимназіи С. С. Уварова. Усиленіе Закона Божія по новому проэкту и поправки къ нему Филарета, Архіепископа Тверского. Дополненія Уварова. Учебный планъ 1819 г. Направленіе Закона Божія нравственно-философское. Изгнаніе книги о должностяхъ и замѣна ея „чтеніями изъ Св. Писанія“. Обзоръ общихъ и сепаративныхъ мѣръ къ усиленію религіознаго направленія въ гимназіяхъ, къ упорядоченію преподаванія Закона Божія и поднятію внѣшняго положенія законоучителей. Исполненіе этихъ распоряженій на мѣстахъ; программы преподаванія Закона Божія въ Псковской гимназіи 1820 года. Планъ прот. Г. П. Павскаго. Критика на него со стороны Магницкаго и замѣна планомъ прот. Кочетова. Исключеніе Естественнаго права и др. пере-

V

мѣны въ учебныхъ планахъ, характерныя для настроенія министерства. Усиленныя заботы министерства о религіозномъ воспитаніи и злоупотребленія со стороны министра-мистика и Магницкаго 60

ГЛАВА VI. Общая судьба принциповъ первой половины царствованія.

Усиленіе идеи государственнаго обученія и ограниченія для частныхъ заведеній и образованія заграничнаго. Отступленія отъ идеи — безсословнаго обученія. Полное признаніе важности религіознаго фактора въ воспитаніи. Тѣлесныя наказанія 75

ГЛАВА VII. Положеніе гимназій со стороны матеріальной.

Недостатокъ содержанія. Неудовлетворительность помѣщеній. Недостатокъ въ учителяхъ. Употреблявшіеся тогда учебники 81

ГЛАВА VIII. Развитіе гимназической сѣти и состояніе учебной части гимназій.

Количество гимназій и учащихся въ нихъ. Составъ учащихся по сословіямъ. Учебная часть, пропуски уроковъ и выходъ учениковъ до окончанія; неаккуратность учителей; отсутствіе упорядоченныхъ расписаній. Трудность курса. Фактическое положеніе Закона Божія въ гимназіяхъ. Донесеніе попечителей по этому поводу. Рѣшительная побѣда религіознаго принципа надъ раціоналистическимъ. Случайность практическихъ мѣръ къ его осуществленію. Мѣры къ упроченію религіозной настроенности, обязанныя личной иниціативѣ мѣстныхъ начальствъ. Отдѣлы библейскихъ обществъ при гимназіяхъ и „христіанскія бесѣды“ 88

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Царствованіе Николая I.

ГЛАВА I. А. С. Шишковъ, его взгляды на просвѣщеніе и ихъ осуществленіе въ царствованіе Александра I.

Рѣзкая критика прошлаго. Комитетъ для обозрѣнія прошлой дѣятельности Министерства и Комитетъ для составленія инструкціи визитаторамъ. Основы новой реформы гимназій по Шишкову. Религіозный характеръ образованія. Сословныя ограниченія. Гоненіе на Библейское общество и катихизисъ Филарета. Передѣлка катихизисовъ. Возстановленіе въ прежнихъ правахъ „книги о должностяхъ“. Новые учебники по Закону Божію 101

VI

ГЛАВА II. Воцареніе Николая I-го и реформа гимназій 1828 г.

Николай I-й и его взгляды. Роль 14 декабря въ его міровоззрѣніи и въ учебной политикѣ. Подготовленія къ новой реформѣ гимназій. Комитетъ устройства учебныхъ заведеній. Руководящіе принципы для Комитета. Его дѣятельность. Обсужденіе проэкта въ Государственномъ Совѣтѣ. Разногласіе, отдѣльное мнѣніе кн. Ливена. Уставъ 8 дек. 1828 г. Главныя особенности устава — сословность, профессіональная цѣль, устраненіе многопредметности, болѣе видное положеніе Закона Божія, пансіоны, улучшеніе матеріальнаго положенія учителей, правильная организація педагогическаго совѣта. Управленіе гимназій. Общее заключеніе объ уставѣ 107

ГЛАВА III. Осуществленіе устава 28 г. на дѣлѣ.

Уничтоженіе привиллегій отдѣльныхъ гимназій. Общее преобразованіе по вновь составленнымъ учебнымъ планамъ. Первое распредѣленіе учебнаго матеріала по Закону Божію по классамъ. Краткое замѣчаніе о новыхъ программахъ. Оцѣнка новыхъ программъ. Оцѣнка прот. Кочетова. Учебники по Закону Божію. Происхожденіе катихизиса митр. Филарета и его педагогическая цѣнность. Руководство для учителей. Случаи отклоненія отъ устава. Замѣчаніе о министрахъ Николаева царствованія. Взгляды С. С. Уварова 122

ГЛАВА IV. Сословная дифференціація и мѣры къ ея осуществленію.

Созданіе спеціальныхъ дворянскихъ школъ. Школы для другихъ сословій. Реальные курсы для горожанъ. Комитетъ о пріемѣ дѣтей несвободныхъ состояній. Попытки удержать стремленіе юношества къ образованію „въ предѣлахъ нѣкоторой соразмѣрности съ гражданскимъ бытомъ сословій“. Настроеніе самого имп. Николая I-го. Особая форма для гимназистовъ-дворянъ 135

ГЛАВА V. Измѣненія программъ 1849 г. и другія болѣе мелкія распоряженія.

Исключеніе изъ гимназическихъ программъ статистики, начертательной геометріи и логики. Введеніе законовѣдѣнія въ Сибирскихъ, Псковской и нѣкот. другихъ гимназіяхъ. Программа законовѣдѣнія. Настроеніе правительства и измѣненіе взглядовъ на классицизмъ подъ вліяніемъ событій 48 года. Бифуркація гимназій 21 марта 1849 г. Объясненіе этой мѣры Уваровымъ. Учебные планы 49 г. Программа законовѣдѣнія, ея трудность. Усиленное вниманіе къ Закону Божію. Циркуляры о пропускахъ уроковъ законоучителями. Наблюдатели за преподаваніемъ его въ столицахъ и другихъ городахъ. Распоряженія по

VII

учебно-воспитательной части. Пятибальная система. Читательныя или литературныя бесѣды. Заботы о религіозно-нравственномъ развитіи учащихся. Тѣлесныя наказанія. Увлеченіе излишнимъ формализмомъ 145

ГЛАВА VI. Охранительныя начала и частныя школы.

Новая организація управленія. Инструкція для ревизоровъ. Заботы о томъ, чтобы въ преподаваніи не было ничего колеблющаго ученіе православной вѣры. Новыя указанія на важность Закона Божія и религіознаго воспитанія. Особые доклады о духѣ преподаванія. Взглядъ Николая I-го на ревизіи. Зависимость учебнаго начальства отъ гражданской и полицейской власти. Бибиковъ — попечитель Кіевскаго округа и его дѣятельность. Создавшееся отсюда затруднительное положеніе учебнаго начальства. Иллюстраціи. Учебная политика на окраинахъ. Ограничительныя мѣры для частныхъ школъ и для домашнихъ учителей 157

ГЛАВА VII. Послѣднее пятилѣтіе царствованія и реформа 52-года.

А. С. Норовъ и кн. Ширинскій-Шихматовъ. Религіозная настроенность кн. Шихматова. Распоряженія о заботливомъ выборѣ законоучителей. Первая общая для всѣхъ гимназій подробная программа преподаванія Закона Божія. Достоинства ея и недостатки. Усиленіе догматико-полемическаго элемента. Комитетъ для разсмотрѣнія постановленій по Министерству, какъ переоцѣнка прошлой дѣятельности Министерства. Особое мнѣніе гр. Блудова. Обстоятельства, предшествовавшія реформѣ 52 г. Личная иниціатива императора Николая I-го. Учебные планы 52 г. Наставленіе преподавателямъ русскаго языка и читательныя бесѣды. Читательныя бесѣды по Закону Божію и ихъ организація. Общее направленіе учебной политики 171

ГЛАВА VIII. Увеличеніе числа гимназій и учащихся. Состояніе учебной и воспитательной части.

Количество гимназій и учащихся въ нихъ. Болѣе подробныя свѣдѣнія о петербургскомъ округѣ. Число окончившихъ и поступившихъ въ высшія учебныя заведенія. Причины крупнаго возрастанія гимназической сѣти. Число пансіоновъ. Бытовой укладъ гимназій. Постановка преподаванія — недостаточность пособія вообще и въ частности по Закону Божію, схоластицизмъ. Рѣдкіе случаи сознательнаго усвоенія Закона Божія и малое количество хорошихъ учителей по другимъ предметамъ. Постановка воспитательнаго дѣла — формализмъ и суровая дисциплина. Злоупотребленіе розгой. Низкій уровень воспитательнаго персонала. Пріемъ въ гимназіи и выходъ изъ нихъ до окончанія курса. Торжество сословнаго начала 191

VIII

Общее замѣчаніе объ эпохѣ и о положеніи Закона Божія въ данный періодъ.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. Царствованіе Александра II-го.

Вступленіе. Общая характеристика историческаго момента. Перемѣна въ настроеніи правительственныхъ круговъ. Педагогическое оживленіе. „Вопросы жизни“. Реакція противъ Николаевской политики 211

ГЛАВА I. Реформа 64 года и подготовительныя къ ней работы.

Дѣятельность Ученаго Комитета при Главномъ Правленіи. Высоч. утвержденныя основы реформы, представленныя А. С. Норовымъ. Сознаніе неудовлетворительности программы Закона Божія. Мнѣніе Ученаго Комитета о реформѣ. Проектъ 1860 г. Обсужденіе его въ Педагогическихъ Совѣтахъ и прессѣ. Сводъ рецензій. Новый проектъ устава общеобразовательныхъ учебныхъ заведеній. Широкая гласность его обсужденія. Мнѣнія русскихъ учебныхъ заведеній и видныхъ общественныхъ дѣятелей о классицизмѣ и реализмѣ; о раздѣленіи гимназій на филологическія и реальныя; о формальномъ и матеріальномъ образованіи вообще; о составѣ гимназическаго курса; о выдѣленіи прогимназій; о педагогическихъ совѣтахъ, о пансіонахъ, о матеріальномъ положеніи учителей. Мнѣнія иностранныхъ педагоговъ о проектѣ. Отношеніе ихъ къ тѣлеснымъ наказаніямъ. Третій проектъ устава гимназій и прогимназій. Обсужденіе его въ Государственномъ Совѣтѣ. Разногласія въ Департаментѣ Законовъ и Экономіи. О преподаваніи древнихъ языковъ и о количествѣ уроковъ по Закону Божію. Разногласія въ Общемъ собраніи Государственнаго Совѣта. Высочайше утвержденныя мнѣнія и соотвѣтствующія поправки устава. Новое обсужденіе въ Государственномъ Совѣтѣ и Высочайшее утвержденіе. Общее замѣчаніе объ уставѣ и положеніи по нему Закона Божія 212

ГЛАВА II. Дѣятельность министерства за этотъ періодъ.

Управленіе Норова, Ковалевскаго и Путятина. Постепенная ликвидація прежняго школьно-политическаго режима. Попытки придать преподаванію Закона Божія особенный нравственно-исправляющій характеръ. Оживленіе дѣятельности педагогическихъ Совѣтовъ. Дѣятельность Н. И. Пирогова. Улучшеніе матеріальной части учебнаго дѣла. Приготовленіе учителей. Докладъ Кіевскаго попечителя Ребиндера. Уничтоженіе Главнаго Педагогическаго Института. Еще большее педагогическое оживленіе со вступленіемъ А. В. Головнина. Общее замѣчаніе о томъ времени. Съѣзды. Обсужденіе программъ. Руководство для учителей.

IX

Отношеніе новаго Министерства къ учебной части и учащимся. Заботы о физическомъ развитіи. Надзоръ за учениками. Паденіе принципа сословности. Пансіоны. Раскрѣпощеніе частныхъ учебныхъ заведеній. Изданіе учебниковъ.

Увеличеніе количества гимназій и учащихся въ нихъ. Недостатки преподаванія. Случаи неисправнаго посѣщенія классовъ учащимися. Общее замѣчаніе объ уставѣ 64 года. Замѣчаніе о безпорядкахъ въ гимназіяхъ. Оцѣнка періода и обзоръ мѣропріятій относительно Закона Божія 255

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. Министерство Толстого-Делянова.

ГЛАВА I. Первые годы управленія Д. А. Толстого.

Общее замѣчаніе о времени. Д. А. Толстой. Неблагопріятныя условія, въ которыхъ оказался новый уставъ. Разногласія Толстого съ предшественникомъ въ вопросахъ: а) о типѣ гимназій, б) относительно точной регламентаціи программъ, в) о пансіонахъ 281

ГЛАВА II. Реформа гимназій 1871 года.

Запросъ о мнѣніи попечителей. Роль Каткова и Леонтьева. Бюрократичность реформы. Посланія попечителей и обсужденіе ихъ въ Ученомъ Комитетѣ и Совѣтѣ Министра. Строгановская комиссія. Докладъ въ Государственный Совѣтъ. Разногласія въ Особомъ присутствіи и въ общемъ засѣданіи Государственнаго Совѣта. Закулисныя дѣйствія Толстовской партіи. Высочайшая санкція мнѣнія меньшинства. Учебные планы гимназій. Разногласія о реальныхъ училищахъ и исходъ борьбы. Оцѣнка реформы 71 г. Отношеніе къ ней прессы и общества. Противорѣчіе между самыми образовательными стихіями. Неблагопріятное положеніе Закона Божія. Давленіе Толстого на духовное вѣдомство. Восьмой классъ. Новые планы реальныхъ училищъ. Комиссія кн. Волконскаго. Измѣненіе въ уставѣ гимназій (1890 г.). Боголѣповская комиссія 285

ГЛАВА III. Дальнѣйшее положеніе гимназій при Толстомъ-Деляновѣ.

Мѣры къ обезпеченію гимназій учителями. Составъ учителей. Изданіе подробныхъ программъ. Сложность и трудность курса. Законъ Божій по планамъ 72 года и оцѣнка его по сравненію съ прежними планами. Охранительныя тенденціи. Увеличеніе числа пансіоновъ. Мѣры относительно учителей. Количество учащихся. Распредѣленіе ихъ по сословіямъ. Отказы въ пріемѣ за недостаткомъ мѣста и сокровенные мотивы этого 318

Краткій общій обзоръ всей исторіи.

Общій обзоръ положенія Закона Божія въ гимназіяхъ 338

X

Того же автора.
1) Сословный вопросъ и политика въ исторіи гимназій. Изд. журн.
Русская Школа. 1908 г. Ц. 50 к.
2) И. Алешинцевъ и С. Евтихѣевъ. „Живые уроки“. Сборникъ
рассказовъ для классныхъ литер. чтеній и бесѣдъ. Ч. I для 1 класса.
Изд. К. И. Тихомирова. 1911 г. Ц. 1 р. 20 к.

1

И. Алешинцевъ.
Гимназическое Образованіе въ Россіе

2

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.
Типографія Я. Балянскаго, Загородный пр.. 74.
1911 г.

3

ПРЕДИСЛОВІЕ.

Приступая къ исторіи гимназическаго образованія, мы ясно чувствуемъ потребность сдѣлать нѣсколько предварительныхъ замѣчаній о предметѣ работы и о ея рамкахъ.

Предметъ работы — гимназія. Съ именемъ гимназіи давно и постоянно соединяется у насъ понятіе объ учебномъ заведеніи, дающемъ общее образованіе и вмѣстѣ съ тѣмъ приготовляющемъ для высшаго образованія въ университетѣ. Важно, конечно, первое, — разъ — средняя школа — дѣйствительно даетъ общее образованіе, — то приготовленіе къ университету явится eo ipso. Д. А. Толстой придалъ этому понятію новый смыслъ, — у него общеобразовательная школа равняется гимназіи и гимназія — классической школѣ.

Но не на его точкѣ зрѣнія мы стоимъ и не судьбы школьнаго классицизма, какъ таковаго, въ просвѣщеніи Россіи насъ интересуютъ. Намъ дорога гимназія именно, какъ школа общеобразовательная и потому безконечно интереснѣе вопросы: въ какой мѣрѣ она была таковой, всегда ли было цѣлью ея стремленій образованіе, не подмѣнялось ли оно богомъ инымъ, дѣйствительно ли была она школой общедоступной, потому что поскольку образованіе ея цѣль, то для него не можетъ быть сословій; насколько ея принципы соотвѣтствовали той средѣ — обществу, въ которомъ она жила и, что изъ этого взаимообщенія со средой выходило, т. е., каковы были ея успѣхи (количество заведеній, учащихся, окончившихъ, составъ учителей, учебныя средства и пр.) — въ извѣстное и опредѣленное время.

Конечно, ясно, что и при такомъ взглядѣ на дѣло судьбы классицизма въ работу войдутъ, но войдутъ какъ отдѣльный историческій эпизодъ въ опредѣленной исторической обстановкѣ и центра тяжести вовсе не составятъ. Съ легкой руки С. С. Уварова классицизмъ, напримѣръ, прочно усѣлся въ гимназіи по уставу 28 г., но Императоръ Николай I заявилъ о своей особой точкѣ зрѣнія на греческій языкъ, и учебные планы 49—52 г.г. совсѣмъ вытѣснили изъ многихъ гимназій греческій и латин-

4

скій языки. Но мы далеки отъ мысли, что число гимназій этимъ сократилось, — исторически гимназіи безъ древнихъ языковъ средней общеобразовательной школой оставались, и съ насъ этого довольно. Мы не только не ограничимся замѣчаніями, что вотъ такія то гимназіи гимназіями и общеобразовательными школами быть перестали, что сдѣлалъ-бы гр. Д. А. Толстой, но, можетъ быть, даже усилимъ вниманіе къ данному періоду, принимая въ разсчетъ количество чуждыхъ образованію цѣлей, которыя подъ именемъ образованія въ это время достигались и исторически съ нимъ связывались. Равно какъ не вынесемъ такого огульнаго осужденія гимназіи 1804 года, какое ей далъ Толстой, потому что тамъ при всѣхъ ея недостаткахъ были нѣкоторыя черты истинной общеобразовательной школы и, напротивъ, саму Толстовскую гимназію, быть можетъ, отмѣтимъ, главнымъ образомъ, какъ явленіе отрицательное, поскольку въ Толстомъ Народнаго Просвѣщенія всегда крѣпко сидѣлъ Толстой Внутреннихъ Дѣлъ.

Однимъ словомъ, насъ интересуютъ историческія судьбы гимназіи, какъ средней общеобразовательной государственной школы, совершенно одинаково классическими языками или естествознаніемъ она, главнымъ образомъ, представлялась.

Понятно, что при такомъ взглядѣ на дѣло нельзя обойти молчаніемъ отношеніе Правительства къ частнымъ школамъ и пансіонамъ и не отмѣтить, напримѣръ, хотя-бы попутно, технически реальныхъ школъ Николаевскаго времени, которыми хотѣли подмѣнить общеобразовательную школу для мелкихъ купцовъ и мѣщанъ.

Понятно также, что насъ не можетъ не интересовать отношеніе общества въ лицѣ прессы и лучшихъ своихъ педагоговъ къ каждой проводимой въ школѣ реформѣ, и мы вездѣ сколько позволяли рамки работы, останавливали на этомъ наше вниманіе.

Хотя конечно, почти столѣтній періодъ времени, подлежащій нашему изслѣдованію, поневолѣ заставлялъ отложить все, что несмотря на свой интересъ, являлось все таки по отношенію къ главному предмету нашей темы матеріаломъ второстепеннымъ.

Интересующія насъ главныя начала и историческое развитіе учебной системы нашей средней общеобразовательной школы естественно привели насъ въ центральные Архивы (М. Н. Пр., Гос. Совѣта и отчасти*) II-го Отдѣленія), и мѣстные (Вологод-

*) Отъ детальнаго ознакомленія съ архивомъ Попечителя Спб. Учебн. Округа, несмотря на любезное разрѣшеніе, пришлось отказаться вслѣдствіе полной его неупорядоченности.

5

ской и Псковской гимназіи), — здѣсь прошло главное время работы, отсюда вытекаютъ и нѣкоторыя достоинства ея и недостатки.

Наши Архивы, по крайней мѣрѣ, тѣ, съ которыми намъ пришлось имѣть дѣло, отнимая массу времени, мало даютъ матеріала, при помощи котораго можно бы воскресить бытовыя картинки изъ прошлаго школы, что, конечно, явилось бы и цѣннымъ вкладомъ и оживило бы нашу работу. Оффиціальные отчеты визитаторовъ, ревизоровъ, попечителей и тѣмъ болѣе Министровъ заключаютъ больше цифры, составляются по опредѣленному шаблону и потому даютъ гораздо меньше, чѣмъ могли бы дать. Даже больше, всѣ эти отчеты вызываютъ къ себѣ очень осторожное отношеніе, потому что ихъ легко заподозрить въ извѣстной долѣ тенденціозности. Вотъ, напримѣръ, признаніе на этотъ счетъ и. д. попечителя Казанскаго округа П. Шестакова въ конфиденціальномъ письмѣ къ Министру Нар. Просвѣщ. А. В. Головнину: «въ настоящее время (8 февр. 64 г.), присмотрѣвшись къ учебнымъ заведеніямъ Казани, Симбирска и Саратова, я могу во исполненіе письма Вашего отъ 4 іюля 63 г. за № 5718, съ полною откровенностію высказать Вашему Высокопревосходительству мнѣніе мое о внутренней жизни видѣнныхъ мною заведеній. Въ годовомъ отчетѣ, который я буду имѣть честь представить въ Министерство къ положенному сроку я ограничусь общимъ очеркомъ и выставлю только личности, отличающіяся какими нибудь хорошими сторонами; въ письмѣ же этомъ я не буду скрывать и нашихъ язвъ, которыми мы страдаемъ: Вы, какъ главный начальникъ должны все знать» (Деп. Н. Пр. д. № 146244, к. 3094). Изъ приведеннаго ясно, что правда одно, а оффиціальный отчетъ другое, или во всякомъ случаѣ правда отчетовъ въ полномъ смыслѣ однобокая,

Принимая во вниманіе все это, мы естественно искали больше такихъ конфиденціальныхъ сообщеній, фактовъ изъ отдѣльныхъ дѣлъ, но къ сожалѣнію данныя центральныхъ архивовъ въ этомъ случаѣ далеко не такъ богаты, какъ было бы желательно. Но и по сохранившимся даннымъ мы пытались дать общую картину быта гимназій для каждаго періода, сколько возможно усиливъ архивныя данныя матеріаломъ изъ разныхъ школьныхъ воспоминаній и исторій отдѣльныхъ гимназій. Считаемъ нужнымъ заранѣе предупредить, что здѣсь не будетъ особенно подробнаго освѣщенія стороны матеріальной (смѣта штатовъ и окладовъ), но это уже исключено намѣренно. Штаты будутъ задѣты лишь постольку, поскольку они отражались на сторонѣ учебной и общемъ успѣхѣ гимназій въ извѣстный періодъ.

6

Въ такомъ-же положеніи находятся и гимназіи западнаго края, у нихъ было свое прошлое, рѣзко отличающееся отъ прошлаго коренныхъ русскихъ школъ, они развивались при другихъ бытовыхъ условіяхъ и часто въ нихъ звучали другіе, чѣмъ въ Россіи мотивы, потому другой долженъ быть для нихъ и историкъ и потому мы относительно Виленскаго, Дерптскаго и Варшавскаго округовъ ограничимся только попутными замѣчаніями о моментахъ, когда въ нихъ проявлялись общія съ остальной Россіей принципы.

Представляя здѣсь историческій очеркъ нашихъ гимназій, главнымъ образомъ, съ точки зрѣнія проявленія въ нихъ такихъ или иныхъ главныхъ началъ и принциповъ, авторъ старался стоять на строго исторической почвѣ, и не внесъ ни одной мысли, которая бы не обосновывалась на какомъ нибудь документѣ.

Въ этомъ онъ скромно полагаетъ и главное достоинство работы и главный ея смыслъ, тѣмъ болѣе, что «Исторія среднихъ учебныхъ заведеній» Г. К. Шмида при своей тенденціозности устарѣла, а очеркъ Григорьева ничего общаго съ наукой не имѣетъ.

Трудность собиранія матеріала изъ массы ненужныхъ архивныхъ дѣлъ, его обширность при неполнотѣ нѣкоторыхъ сторонъ да послужатъ оправданіемъ автору въ слабыхъ мѣстахъ. „Оже ея гдѣ буду описалъ, или переписалъ, или недописалъ, чтите исправляя Бога дѣля, а не кляните“. Но при всемъ томъ мы не можемъ скрыть своего удовольствія, что свой большой трудъ намъ удалось окончить и преподнести русскому обществу какъ разъ къ тому времени, когда въ законодательныхъ учрежденіяхъ страны должна проходить реформа средней школы.

Исторія — учительница народовъ — это справедливо вообще, справедливо и въ отношеніи къ частнымъ вопросамъ. Многое и въ новомъ уставѣ несомнѣнно будетъ взято изъ прошлаго или во всякомъ случаѣ въ немъ будетъ находить свою опору и, если намъ своимъ долгимъ и кропотливымъ трудомъ удастся хоть сколько нибудь помочь разобраться въ оцѣнкѣ новаго гимназическаго устава, то мы почтемъ себя глубоко удовлетворенными.

Въ заключеніе мы не можемъ не выразить нашей благодарности гг. служащимъ въ архивахъ Государственнаго Совѣта и Министерства Народнаго Просвѣщенія, отъ которыхъ мы все время видѣли живѣйшую предупредительность.

7

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
ЦАРСТВОВАНІЕ АЛЕКСАНДРА I.
Вступленіе.
Исторію гимназическаго образованія въ Россіи естественно
начинать съ Александровскаго времени, съ начала XIX вѣка.
XVIII вѣкъ промблемы о среднемъ образованіи не разрѣ-
шилъ, самое большее, если только онъ къ ней приблизился. Въ
самомъ дѣлѣ, въ первой половинѣ столѣтія тамъ были школы
для образованія духовенства, военныхъ; дворянскіе пансіоны и
т. п., т. е. были школы сословныя и профессіональныя, но не
было общеобразовательныхъ.
Во второй половинѣ XVIII вѣка положеніе дѣла значи-
тельно измѣнилось.
Екатерина вмѣсто дивиза .профессіональный работникъ" по-
ставила на знамени просвѣщенія — „человѣкъ-гражданинъ".
Общее Образованіе и Воспитаніе («новая порода») объявляются
цѣлью вновь учреждаемыхъ учебныхъ заведеній, и ихъ откры-
вается цѣлая сѣть съ подраздѣленіемъ какъ-бы на низшія (ма-
лыя нар. училища) и среднія (главныя нар. училища), но все-
таки средняго образованія въ строгомъ смыслѣ здѣсь еще нѣтъ.
Для того, чтобы убѣдиться въ этомъ стоитъ лишь повниматель-
нѣй всмотрѣться въ уставъ 5 августа 1786 г., и изъ него будетъ
ясно, что и главное народное училище въ сущности школа еще
низшая, или въ душемъ случаѣ только переходная, подготови-
тельная къ средней. Таково оно и по времени обученія (§§ 2, 4,
6, 8) *) и по своему положенію въ школьной сѣти. Несмотря на
все разнообразіе курса главныя народныя училища прямого вы-
*) Поли. собр. Свода Законовъ т. XXII, уставъ 1786 года 5 августа
646 стр.

8

хода въ Университетъ не имѣли *) и ужъ, конечно, при 4-хъ
годахъ ученія, начинающагося притомъ съ азбуки **) не могли
давать надлежащей къ нему подготовки.
Правда, XVIII вѣкъ имѣлъ три гимназіи: при Академіи
Наукъ въ С.-Петербургѣ съ 1726 г., при Московскомъ универси-
тетъ съ 1755 г. и въ Казани съ 1758 г. по образцу Московской,
но эти гимназіи были настолько тѣсно связаны съ высшимъ за-
веденіемъ, при которомъ состояли (Московская), что едва-ли
можно разсматривать ихъ самостоятельно, или заключали въ
себѣ элементы и права образованія высшаго (Казанская). Учебный
строй ихъ не былъ однообразнымъ, возникновеніе ихъ было слу-
чайно, и, если угодно, онѣ больше были спеціальной пристрой-
кой къ университету, чѣмъ средней самостоятельной школой***)-
Открываться во всемъ государствѣ гимназіи стали только съ
XIX вѣка, съ этого времени онѣ утверждены въ законодатель-
ствѣ, какъ типъ средняго общеобразовательнаго заведенія, такъ
что начать отсюда исторію гимназій настолько естественно, что
это врядъ ли требуетъ какихъ доказательствъ ****).
Правильное и самостоятельное существованіе гимназій на-
чинается собственно съ 1803 года, со дня появленія Предвари-
тельныхъ правилъ, или, даже 15-го ноябри 1804 г. когда поя-
вился университетскій и гимназическій уставъ, но для полноты
*) По § 11 устава для желающихъ ученіе свое продолжать въ выс-
шихъ училищахъ, какъ-то гимназіяхъ или университетахъ преподается
латинскій языкъ (Св. Зак. т. XXII), т. е. какъ предметъ добавочный.
**) §—2 устава 1786 г. ibid.
***) Насколько неустойчивы были эти гимназіи по своему курсу можно,
напр., судить по тому, что въ Казани „учрежденіе классовъ и методы уче-
нія41 (т. е. учебный планъ и программы) оставлены были университетомъ на
разсужденіе директора (ордер. Унив. 26 мая и 6 окт. 1759 г.) (А. Артемьевъ.
Казанская гимназія въ XVIII в. СПБ. 1874, стр. 29).
Въ зависимости отъ этого тамъ и наблюдались такія явленія, что,
напр., изученіе „правописанія и штиля россійск. языка вошло въ гимнази-
ческую программу только послѣ 1764 г., т. е послѣ назначенія директоромъ
Каница (ibid стр. 73).
****) Правда И. И. Шуваловъ еще въ 1760 г. представилъ Сенату планъ,
въ которомъ говорилось о необходимости учрежденія гимназій во всѣхъ
знатныхъ городахъ но планъ этотъ только получилъ одобрѣніе, а исполненъ
не былъ. (Ук. 15 и, 1760 г. II. Собр. Зак. №—11, 144. т. XV стр. 564).
Тогда были даже разосланы изъ Прав. Сен. въ Академію наукъ во-
просы; 1, въ какихъ городахъ именно надлежитъ быть гимназіямъ и шко-
ламъ. 2, Какимъ должно въ оныхъ преподаваться наукамъ и ученіямъ (М. И.
Сухомлиновъ Истор. Росс. Академіи СПБ. 1874—1882 вып. 3).

9

картины необходимо коснуться, хотя-бы кратко, подготовитель-
ныхъ по отношенію къ Предварительнымъ правиламъ работъ,
учрежденія Министерства, и дать общую характеристику Алек-
сандра I и его времени. Послѣднее тѣмъ болѣе важно, что въ
Россіи, гдѣ общество лишено политическихъ правъ, а въ то
время и образованія—личность правителя имѣетъ вліяніе гораздо
болѣе значительное, чѣмъ гдѣ-бы то ни было.
Что-же представляетъ изъ себя Александръ?
Вотъ, что говоритъ о немъ и его воспитанія В. О. Ключев-
скій—«Александра 1-го учили, какъ чувствовать и держать себя,
по не учили думать и дѣйствовать».
«Съ пеленокъ надъ нимъ перепробовали немало воспита-
тельныхъ экспериментовъ: его не во время оторвали отъ матери
для опыта натурально-раціоналистической педагогіи—изъ недо-
конченнаго Эмиля превратили въ преждевременнаго политика и
философа, едва начавшаго развиваться студента превратили въ
незрѣлаго семьянина; тихое теченіе семейной жизни и недокон-
ченныя занятія прерваны были развлеченіями легкаго эрмитаж-
наго общества, а потомъ казарменными тревогами гатчинской
дисциплины. Эго все было или не во время, или не то, что
нужно».
«Все было такъ, чтобы затруднить великому князю знаком-
ство съ дѣйствительностью, которой онъ былъ долженъ управ-
лять. Изъ воспитанія своего великій князь вынесъ кругъ поли-
тическихъ идей, которыя должны были надѣлать ему чрезвы-
чайно много хлопотъ. Еще въ царствованіе Екатерины онъ приз-
навался князю Чарторыйскому, что принимаетъ сердечное участіе
во французской революціи, ненавидитъ деспотизмъ во всякомъ
его проявленіи, любитъ свободу, которая должна принадлежать
всякому; что наслѣдственность власти есть несправедливое и
нелѣпое установленіе, что верховная власть должна быть ввѣ-
ряема не по случайности рожденія, а по голосу націи, которая
сумѣетъ выбрать наиболѣе достойнаго управлять ею *). Чтоже
могъ сдѣлать великій князь съ обильнымъ запасомъ такихъ не-
нужныхъ идей. Къ тому-же воспитаніе не развило въ немъ
чутья дѣйствительности, практическаго глазомѣра.»
«Извѣстно, что во вторую половину царствованія Импера-
торъ очень мало занимался внутренними дѣлами Россіи; все
*) Разсказъ кн. А. Чарторыйскаго о сближеніи его съ Императоромъ
Александромъ 1 (Руск. Арх. 1871. стр. 697). Автобіографія Чарторыйскаго
Сборн. матеріаловъ для исторіи просвѣщенія въ Россіи т. 2-й (сравн. со
свидетельствами Фозеръ-де-Местра. Р. Арх. 1871. 110) (примѣч. наше).

10

его вниманіе постепенно сосредоточилось въ устройствѣ полити-
ческаго порядка въ Польшѣ, на поддержаніи устройствомъ свя-
щеннаго союза политическаго порядка въ Западной Европѣ
Такимъ образомъ прежняя русская національно-политическая
идиллія смѣнилась идилліей всемірно-исторической *).
Правдивость этой блестящей характеристики приходится
все время наблюдать и при изслѣдованіи нашего частнаго во-
проса объ образованіи.
Отраженіе неприспособленности Александровой въ учебной
области можно видѣть, напримѣръ, въ томъ, что въ началѣ цар-
ствованія правительство провозглашало идеи, къ практическому
осуществленію которыхъ приступили только въ эпоху великихъ
реформъ, и само искало оппозиціи, а во вторую половину, когда
общество, или, по крайней мѣрѣ, извѣстная его часть, благодаря
близкому знакомству съ западной Европой, вызванному отечест-
венной войной, значительно полѣвѣло, настали времена Магниц-
каго и Рунича, затмившія собою саму николаевскую эпоху.
Это взаимоотношеніе правительства съ обществомъ, котораго
мы только что коснулись, имѣло настолько значительное вліяніе
на характеръ и особенно на успѣхъ перваго гимназическаго
устава, что мы позволимъ себѣ остановиться на немъ нѣсколько
подробнѣе.
«Въ общемъ историческомъ ходѣ русскаго образованія и
общественной жизни этотъ періодъ не представляетъ никакихъ
особенно замѣтныхъ измѣненій. однѣ и тѣ-же традиціонныя
начала продолжали играть въ жизни господствующую роль, не-
ограниченная опека государства продолжала тяготѣть надъ
общественной мыслью, масса націи продолжала оставаться въ
своемъ давнишнемъ пассивномъ застоѣ; но въ томъ движеніи
понятій, которое тѣмъ не менѣе совершалось въ образованномъ
слоѣ и подготовляло новыя основанія общественной жизни въ
будущемъ, этотъ періодъ представляетъ большую своеобразность
характера и направленія ***)
«Въ обществѣ сначала слабо, но потомъ все замѣтнѣе
обнаруживается интересъ къ его внутреннимъ дѣламъ; общест-
венная мысль все болѣе и болѣе сознательно вникаетъ въ нихъ
и старается найти причины тѣхъ золъ, которыя уже давно чув-
ствовались, но противъ которыхъ оказывалась безсильна сама
*) Лекціи Ключевскаго В. О. Литогр. изд. 1904 года.
**) А. Н. Пыпинъ, Общественное движеніе въ Россіи при Александрѣ I.
Изд. 2-е С. П. Б. 1885 г. стр. 1.

11

неограниченная власть правительства, и старается, наконецъ,
найти средства, которыя бы были въ состояніи помочь этому
печальному положенію вещей. Въ этомъ исканіи общественная
мысль въ первый разъ приходитъ къ нѣсколько ясной поста-
новкѣ внутренняго политическаго вопроса» *).
«Указывая на это развитіе политической мысли, какъ на
отличительную черту общественнаго движенія въ царствованіи
Александра, мы не преувеличиваемъ ни ея глубины, ни размѣ-
ровъ ея вліянія въ обществѣ. И то и другое не было велико!
Политическая незрѣлость была такова, что въ первое время всего
сильнѣе это направленіе заявлено было самимъ императоромъ и
его ближайшими сотрудниками; само правительство питало болѣе
смѣлые планы, чѣмъ кто-либо изъ передовыхъ людей тогдаш-
няго общества; и впослѣдствіи кругъ людей, въ средѣ которыхъ
совершалось это движеніе, не былъ особенно обширенъ **).
Мы обращаемъ особенное вниманіе на послѣднее заявленіе
знатока Александровской эпохи потому, что оно ярко оттѣняетъ
на какую пропасть отстояли либеральныя вспышки правитель-
ства отъ средняго общества и отъ массы дворянства, которое
тогда, главнымъ образомъ, могло давать учениковъ для гимназій.
Если правительство шло во главѣ самой либеральной и,
конечно, немногочисленной интеллигенціи, то какую поддержку
могло ему оказать темное и зараженное до мозга костей сослов-
ными предразсудками провинціальное дворянство, дворянство
въ своей массѣ даже непонимающее, что такое образованіе? ***)
Такимъ оно было въ началѣ царствованія и такимъ въ
своей массѣ осталось въ концѣ, съ той только разницей, что
послѣ войнъ 12 года ожившійся патріотизмъ и національныя
стремленія сдѣлали еще болѣе непонятными и непріемлемыми
нѣкоторыя либеральныя части устава 1804 года,
Правда, передовая часть общества во второй половинѣ цар-
ствованія была гораздо болѣе значительна, чѣмъ въ первой.
Послѣ парижскаго похода общество было въ возбужденіи
Печатались статьи о политической свободѣ, о свободѣ печати;
попечители учебныхъ округовъ на торжественныхъ засѣданіяхъ
управляемыхъ или заведеній произносили рѣчи о политической
свободѣ, какъ о послѣднемъ и величайшемъ дарѣ Божіемъ ****).
*) ibid стр. 10.
**) ibid стр. 11.
***) Самъ Карамзинъ, всегда идеализировавшій дворянство, говоритъ,
что „ученый дворянинъ есть нѣкоторая рѣдкость".
****)С. С. Уваровъ 22 марта 1818 г. на торжеств, собр. Главн. Педаг.Института.

12

Частные журналы шли еще дальше: они прямо печатали статьи
подъ заглавіемъ о «конституціи»... *), но все это было только
на поверхности, сама же толща была такова, какъ мы выше ска-
зали и потому этотъ усилившійся въ обществѣ либеральный
просвѣтъ ничѣмъ благопріятно на школьномъ образованіи не
отразился и никакой роли въ данномъ случаѣ не сыгралъ.
Однимъ словомъ, въ первые годы XIX столѣтія въ учеб-
номъ законодательствѣ мы видимъ нѣкоторыя истинно либераль-
ныя черты, потому что въ это время правительство хотѣло быть
либеральнымъ. Въ двадцатыхъ же годахъ наблюдаемъ проявле-
нія какъ разъ противоположныя, потому что «правительство
вышло изъ тревоги военныхъ лѣтъ съ чувствомъ усталости, съ
неохотой продолжать преобразовательныя начинанія первыхъ
лѣтъ, даже съ нѣкоторымъ разочарованіемъ въ прежнихъ сво-
ихъ идеалахъ» **); просвѣщеyная же часть общества, многочис-
ленная по сравненію съ первыми годами, все же была совер-
шенно недостаточна для для того, чтобы подѣйствовать и на
остальное общество и на правительство.
Дѣйствіе ея на послѣднее было развѣ только обратное.
Принужденная ютиться въ тайныхъ обществахъ и масонскихъ
ложахъ она въ силу своей таинственности отражалась въ пред-
ставленіи напуганнаго Александра, какъ сила гораздо болѣе зна-
чительная, чѣмъ была въ дѣйствительности, и только подогрѣ-
вала у него охранительныя тенденціи.
Приведенными замѣчаніями о времени Александра мы огра-
ничимся, не потому чтобы считали время его вполнѣ обрисо-
ваннымъ, что и не можетъ входить въ нашу задачу, но потому
что, по нашему мнѣнію, и этихъ краткихъ замѣчаній для отчет-
ливаго уясненія послѣдующей исторіи средней школы въ
Александровское время достаточно.
Исторія гимназическаго образованія въ Александровское
время, соотвѣтственно общему характеру его царствованія, естест-
венно раздѣляется на два періода, первый долженъ быть отмѣ-
ченъ, какъ эпоха преобразовательныхъ начинаній, а второй—
какъ эпоха регресса и отступленій, естественно переходящая и
сливающая съ временемъ Николая 1-го.
*) Наприм. ст. проф. А. Куницина Сынъ Отечества 1818 г.
**) Ключевскій.

13

ГЛАВА I.
Самую видную роль въ преобразованіяхъ первыхъ годовъ
царствованія Александра 1-го игралъ такъ называемый неоффи-
ціальный комитетъ, состоящій изъ Государя и его ближайшихъ
друзей: Н. Н. Новосильцева, кн. А. Чарторыйскаго и П. А. Стро-
ганова. Кромѣ нихъ принималъ участіе въ засѣданіяхъ гр. В. П.
Кочубей и изрѣдка гр. А. Воронцовъ. Здѣсь было задумано
большинство реформъ, отсюда вышла мысль и о Министерствѣ
Народнаго Просвѣщенія *). Вопросъ о народномъ просвѣщеніи
впервые былъ поднятъ въ неоффиціальномъ комитетѣ, какъ это
видно изъ протоколовъ гр. Строганова, 23 декабря 1801 г., когда
Государь предложилъ прочесть полученную имъ отъ Лагарпа
записку о народномъ образованіи. На основаніи проэкта Лагарпа
надлежало учредить по сей части государственнаго управленія
особый комитетъ, поставя во главѣ его министра. Такое цент-
ральное учрежденіе должно было имѣть свои вѣтви въ губер-
ніяхъ и инспекторовъ, назначаемыхъ отъ дворянства. Далѣе
Лагарпъ указывалъ на необходимость имѣть школы и учителей
въ селахъ.
Сотрудники Государя, гласитъ далѣе журналъ, обратили
вниманіе на то, что у насъ дѣло народнаго образованія пред-
ставляетъ необычайную смѣсь и пестроту. По мнѣнію гр. Стро-
ганова общественное образованіе должно заключать въ себѣ всѣ
общія свѣдѣнія, которыя надлежало распространять въ народѣ
въ различной степени; затѣмъ слѣдовало образованіе спеціаль-
ное для лицъ, которые, уже получивъ общее образованіе, гото-
вятъ себя къ извѣстному поприщу общественной дѣятельности:
морской службѣ, артиллеріи, инженерному дѣлу, а также пра-
вовѣдѣнію. Подобнымъ образомъ, говорилъ онъ, устроены учеб-
ныя заведенія во Франціи.
Но Государь возразилъ, что не все то удобно вводить у
насъ, что хорошо за границей, что надлежало измѣнить для
насъ многое изъ существующаго во Франціи, сообразно обстоя-
*) Автоб. Чарторыйскаго XXV Сб. Матер, для исторіи просвѣщенія
въ Россіи т. 2-й.

14

тельствамъ и что у насъ есть старинныя учрежденія, къ ко-
торымъ слѣдовало примѣнить новыя. Положено было составить
на сей предметъ особую комиссію.
11 Апрѣля 1802 г. комитетъ опять разсматривалъ вопросъ
о народномъ образованіи. Въ проектѣ, читанномъ Новосильце-
вымъ, о раздѣленіи отдѣльныхъ отраслей управленія между ми-
нистрами, о Министерствѣ Народнаго просвѣщенія сказано, что
„оно, занявъ мѣсто Комиссіи правленія училищъ, будетъ имѣть
въ управленіи библіотеки, коллекціи минералловъ и проч., ака-
деміи и всѣ воспитательныя заведенія.
Въ засѣданіи 12 мая обсуждались вопросы объ организаціи
общественнаго образованія по поводу записокъ, представленныхъ
гр. А. Воронцовымъ. Учебныя заведенія, состоящія подъ покро-
вительствомъ вдовствующей императрицы рѣшено было исклю-
чить изъ вѣдѣнія Министерства, но кадетскіе корпуса по мнѣнію
Государя и Строганова оставить *)• Тогда же было принято и
настоящее названіе Министерства.
Это сужденіе неоффиціальнаго комитета объ образованіи
было послѣднимъ.
8-го сентября 1802 года послѣдовалъ уже манифестъ объ
учрежденіи Министерствъ.
Сфера вліянія Министерства Народнаго Просвѣщенія опре-
дѣлялась слѣдующими словами:
„Министръ Народнаго Просвѣщенія юношества и распро-
страненія наукъ имѣетъ въ непосредственномъ вѣдѣніи своемъ
Главное Училищное Правленіе со всѣми принадлежащими ему
частями, Академію Наукъ, Россійскую Академію, Университеты
и всѣ другія училища, кромѣ предоставленныхъ особому по-
печенію Любезнѣйшей Родительницы Нашей Императрицы Маріи
Ѳеодоровны, и находящихся по особенному повелѣнію Нашему
въ управленіи другихъ особъ или мѣстъ; типографіи частныя
и казенныя, исключая изъ сихъ послѣднихъ состоящія также
подъ непосредственнымъ чьимъ либо вѣдомствомъ; цензуру,
изданіе вѣдомостей и всякихъ періодическихъ сочиненій, на-
родныя библіотеки, собраніе крѣпостей, натуральные кабинеты,
музеи и всякія учрежденія, какія впредь для распространенія
наукъ заведены быть могутъ".
Тогда-же въ указѣ объ обязанностяхъ Комиссіи училищъ,
учрежденной въ помощь Министру, указаны были границы ея
*) Свѣдѣнія о Комитетъ заимствованы изъ книги Богдановича Царст-
вованіе Александра 1. Прилож. к. 7 т. стр. 38—91, гдѣ напечатаны протоколы.

15

власти и даны руководящія начала ея устроительно-преобразо-
вательной дѣятельности.
„Члены сей комиссіи, читаемъ тамъ, раздѣлятъ между
собою вѣдѣніе всѣхъ состоящихъ въ Имперіи верхнихъ и ниж-
нихъ училищъ по полосамъ или провинціямъ; и получая вѣдо-
мости о состояніи и представленія по дѣламъ училищъ своего
отдѣленія, обязаны особенно пещись объ успѣхахъ всѣхъ заве-
деній, для распространенія просвѣщенія учрежденныхъ, по со-
ображенію нуждъ и удобностей каждаго отдѣленія, нѣсколько
губерній объемляющаго. Всякое новое распоряженіе, признанное
членомъ сей комиссіи нужнымъ для дальнѣйшихъ успѣховъ во
ввѣренной ему части, предлагается полному собранію на усмо-
трѣніе и утверждается Министромъ; а что превосходитъ власть
его, то подносится Намъ на конфирмацію. Главною цѣлію, кото-
рую должны имѣть члены тѣхъ отдѣленій, гдѣ нѣтъ Универси-
тетовъ, есть учрежденіе оныхъ. Университеты, расширяя кругъ
познаній въ своихъ отдѣленіяхъ, могутъ удобно принять на
себя надзираніе надъ всѣми прочими училищами и вспомощество-
вать членамъ въ управленіи ихъ отдѣленій". Подробную регламен-
тацію управленія на вышеуказанныхъ началахъ должна была вы-
работать и представить на Высочайшее утвержденіе сама комиссія.
Мы позволили себя привести такую подробную выдержку
изъ указа потому, что здѣсь впервые ясно намѣчена идея окруж-
наго управленія, осуществленнаго указомъ 24 января 1803 г.
Екатерининская система не знала единства въ управленіи, тогда
каждая губернія представляла какъ бы особый округъ, никакой
планомѣрности и согласованности въ дѣйствіяхъ учебной адми-
нистраціи не было, что, несомнѣнно, являлось крупнымъ ея не-
достаткомъ.
Учрежденіе Министерства Народнаго Просвѣщенія поло-
жило начало новой эпохѣ въ школьномъ образованіи. Учебное
Дѣло впервые было выдѣлено въ особую часть, впервые госу-
дарство все народное образованіе взяло на себя.
Первымъ Министромъ былъ назначенъ Екатерининскій вель-
можа, графъ Петръ Васильевичъ Завадовскій. Академикъ Сухо-
млиновъ находитъ назначеніе это самымъ счастливымъ выбо-
ромъ. „Изъ всѣхъ служебныхъ обязанностей ни одна не была
такъ близка душѣ Завадовскаго, пишетъ онъ, какъ управленіе
комиссіей училищъ и Министерствомъ Просвѣщенія " *).
*) Сухомлиновъ. M. Матеріалы для исторіи образованія въ Россіи въ
Царствованіи Императора Александра I ч. 1 стр. 9 Спб. 65 г.

16

Дѣйствительно, еще при Екатеринѣ онъ управлялъ учеб-
ными заведеніями и занимался составленіемъ для нихъ проек-
товъ, переустройствомъ Пажескаго корпуса, Медико-Хирурги-
ческой и другихъ школъ, засѣдалъ въ совѣтѣ Воспитательнаго
общества благородныхъ дѣвицъ. Въ 1801 г. онъ былъ назначенъ
членомъ комитета о военныхъ учебныхъ заведеніяхъ, составлен-
наго по мысли Константина Павловича и подъ его предсѣда-
тельствомъ.
Этой связью П. В. Завадовскаго съ учебнымъ вѣдомствомъ,
отсутствіемъ соперниковъ—съ одной стороны, и желаніемъ Але-
ксандра сдѣлать уступку Сенатской партіи—съ другой, вѣро-
ятно, и объясняется его назначеніе. Прошлое Завадовскаго за-
ставило обратить на себя вниманіе при выборѣ министра и при-
вело его на этотъ постъ, несмотря на то, что Императоръ Але-
ксандръ вмѣстѣ со своими ближайшими друзьями не любилъ
его, какъ представителя стараго поколѣнія.
Въ своихъ письмахъ къ Лагарпу самъ Александръ объ-
ясняетъ это назначеніе, какъ уступку Завадовскому („чтобы не
кричалъ о своемъ удаленіи") и старой партіи *).
Трудно сказать насколько сильно отразилась на учебномъ
дѣлѣ личность перваго министра и его преклонный возрастъ; но
нерасположеніе къ нему членовъ неоффиціальнаго комитета за-
ставляетъ предположить, что вліяніе это не было особенно за-
мѣтнымъ **).
Но. принимая во вниманіе.его несомнѣнно любовное и вни-
мательное отношеніе къ учебному дѣлу, проявившееся хотя бы
въ дѣловой собственноручной его перепискѣ съ попечителемъ
Московскаго округа А. Разумовскимъ, и чуждый сословныхъ
предразсудковъ взглядъ на образованіе, что онъ обнаружилъ на
дѣлѣ, посылая своихъ дѣтей камеръ-юнкеровъ въ гимназію къ
немалому рапорту тогдашней знати, нужно согласиться съ Су-
хомлиновымъ, что выборъ былъ всетаки сравнительно удаченъ
и, что его государственная опытность и при среднемъ умѣ могла
быть полезна рядомъ съ молодымъ задоромъ комитетскихъ пре-
образователей, у которыхъ было много чувства, но не было ни
системы, ни выдержки, ни подходящихъ людей, ни надлежащаго
*) Письма Императора Александра 1 и др. Особъ къ Лагарпу (изд.
1869 г. Русскій Истор. Общ. стр. 39) у М. И. Сухомлинова Ф. П. Лагарпъ—
воспитатель Александра I (Ислѣд. и статьи т. 2-й Спб. стр. 128).
**) Разногласіе его съ Чарторыйскимъ по вопросу объ учрежденіи
университета въ Кіевѣ или Вильнѣ, закончившееся побѣдой Чарторый-
скаго, можетъ служить къ этому иллюстраціей.

17

представленія объ окружающей ихъ дѣйствительности. С. В. Ро-
ждественскій—оффиціальный историкъ министерства—говоритъ
о Завадовскомъ, что онъ не испортилъ ни одного крупнаго дѣла,
которымъ руководилъ, что въ дѣятельности комиссіи объ учре-
жденіи училищъ и Министерства Народнаго просвѣщенія нельзя
указать такихъ пробѣловъ и промаховъ, въ которыхъ бы можно
было обвинять лично его *). Отзывъ, конечно, сдержанный, но
для многихъ преемниковъ перваго Министра онъ окажется и
слишкомъ блестящимъ и прямо неприложимымъ.
Товарищемъ Министра Народнаго Просвѣщенія былъ наз-
наченъ извѣстный писатель, Михаилъ Никитычъ Муравьевъ,
первый попечитель Московскаго Университета, бывшій воспита-
тель и наставникъ Государя въ русскомъ языкѣ, словесности и
нравственности, человѣкъ не только просвѣщенный и образо-
ванный, но и поборникъ свободы въ научныхъ изслѣдованіяхъ **).
Членами комиссіи училищъ, состоящей при министрѣ, по указу
8 сентября 1802 года, были назначены кн. Чарторыйскій, гр. Се-
веринъ Потоцкій, генералъ маіоры Клингеръ и Хитрово, Ака-
демики с. сс. Озерецковскій и Фусъ, послѣдніе двое—дѣятели
по просвѣщенію въ Екатерининское время. Правителемъ дѣлъ—
Каразинъ. Кромѣ названныхъ лицъ въ трудахъ комиссіи и по-
томъ главнаго управленія училищъ принимали участіе Ст. Ру-
мовскій и Янковичъ-де-Миріево. Послѣдній извѣстенъ по устрой-
ству народныхъ училищъ при Екатеринѣ, вызвавшей его изъ
Австріи, какъ отличнаго педагога, православнаго и знающаго
при томъ русскій языкъ.
Къ исполненію задачи, возложенной высочайшимъ указомъ,
т. е. къ начертанію подробнаго плана своихъ дѣйствій, комиссія
училищъ приступила немедленно. На засѣданіи 20 сентября
1802 г. Ѳ. Й. Клингеръ представилъ уже свой проектъ относи-
тельно народныхъ училищъ. На слѣдующемъ (27 сентября) пред-
ставили свои проекты Озерецковскій и Фусъ, а 4 октября Ян-
ковичъ-де-Миріево,
Комиссія приняла съ признательностью всѣ эти мнѣнія и
поручила сдѣлать изъ нихъ сводку правителю дѣлъ В. Н. Ка-
разину.
*) С. В. Рождественскій. Историческій очеркъ дѣятельности М-ва H. Пр.
стр. 38 Спб. 02.
Свѣдѣнія о Завадовскомъ взяты изъ Сухомлинова. Автобіогр. Чарто-
рыйскаго и изъ Монографіи И. Листовскаго «Гр. П. В. Завадовскій» Русск.
Арх. 1883 г. т. 2-й.
**) Сухомлиновъ. Матеріалы, стр. 10.

18

Изъ проекта Фуса цѣликомъ вошли въ Предварительныя
Правила три главныя его положенія:
1, „раздѣлить всю Имперію на 6 главныхъ отдѣленій или
болѣе, изъ которыхъ въ каждомъ быть главному училищу или
Университету, помѣстивъ оный сколько возможно въ средоточіи";
2, „въ каждомъ губернскомъ городѣ учредить гимназію,
или главное училище, въ которомъ бы приготовляемы были по
прежнему плану не токмо просвѣщенные граждане, свѣдущіе
въ ихъ должностяхъ и способные къ разнаго рода службѣ, чего
отечество въ правѣ ожидать отъ своихъ сочленовъ, но чтобъ
въ оныхъ были для Университета молодые люди, наклонные
продолжать въ немъ ученіе и посвятившіе себя совершенно
учености. Соотвѣтственно этому въ каждомъ уѣздномъ городѣ
учредить училище 2-го раздряда и въ каждомъ селеніи 3-го раз-
ряда"; и
3, „симъ сельскимъ училищамъ быть подъ надзоромъ учи-
лищъ второго разряда, уѣзднымъ училищамъ быть въ зависи-
мости отъ главныхъ губернскихъ училищъ, а этимъ послѣднимъ
состоять въ распоряженіи Университета".
„Что-же касается до предметовъ ученія, писалъ въ своемъ
проэктѣ Фусъ, то мнѣ кажется, что планъ оному изображен-
ный въ уставѣ *) нужно нѣсколько распространить, дабы вы-
полнить совершенно генеральное къ тому начертаніе, предпо-
лагаемое комиссіею въ разсужденіи всей системы народнаго
просвѣщенія. Производство въ дѣйствіе сего плана тѣмъ удоб-
нѣе, что предположенныя здѣсь перемѣны зависятъ единственно
отъ перемѣщенія предметовъ одной школы и другой".
При этомъ Фусъ представилъ особое начертаніе относи-
тельно обращенія губернскихъ училищъ въ гимназіи, гдѣ совѣ-
товалъ, какъ въ расположеніи предметовъ, такъ и въ образѣ
преподаванія сколько возможно не отходить отъ устава народ-
ныхъ училищъ и не умножать учителей. Недостатокъ учителей,
по его мнѣнію, главное и единственное затрудненіе для приве-
денія въ дѣйствіе намѣченнаго плана.
На той-же исторической почвѣ остается въ своемъ проэктѣ
и Янковичъ-де-Миріево, предлагая гимназіи, перемѣняя ихъ на-
званіе, соединить съ главными народными училищами. Дворян-
скія училища онъ рекомендуетъ подчинить директорамъ только
по учебной части, а въ остальномъ находиться имъ въ зависи-
мости отъ губернаторовъ и губернскихъ предводителей вмѣстѣ,
*) т. е. въ уставѣ 1786 г.

19

которые, получивъ отъ КОМИССІЙ наказъ, должны посылать вѣ-
домости въ Университетъ за своимъ подписомъ.
Предложеніе о выдѣленіи дворянскихъ училищъ не было
принято, но можетъ быть отмѣчено какъ показатель того, что
Янковичъ-де-Миріево ясно понималъ сословно бытовую обста-
новку, при наличности которой ему приходилось принимать уча-
стіе въ законодательствѣ.
Исполненная Каразинымъ сводка всѣхъ этихъ проэктовъ
была заслушана на засѣданіяхъ 11 и 18 октября*) и въ резуль-
татъ явился общій уставъ, выродившійся изъ всѣхъ этихъ раз-
сужденій и проектовъ, обнародованный 24 января 1803 года подъ
именемъ „Предварительныхъ Правилъ4*,
Предварительныя Правила были первымъ въ Россіи зако-
нодательнымъ актомъ, утверждавшимъ образованіе въ такой ши-
ротѣ, обнимавшимъ собою всѣ ступени отъ начальнаго образо-
ваніи до высшаго и намѣчавшимъ однообразную и общую для
всего государства систему школъ.
Главную идею и схему этой школьной организаціи выра-
жалъ, согласно проэкту Фуса, параграфъ второй. Вотъ онъ:
„Для нравственнаго образованія гражданъ соотвѣтственно
обязанностямъ и пользамъ каждаго состоянія, опредѣляются че-
тыре рода училищъ, а именно: 1, училища приходскія. 2, уѣзд-
ныя, 3. губернскія или гимназіи и 4, университеты".
Какъ видно отсюда, гимназіи заняли въ школьной сѣти
среднее, предшествующее Университету мѣсто; соотвѣтственно
съ этимъ и помѣщаться они должны по параграфу девятому
въ каждомъ губернскомъ городѣ.
Учебный планъ гимназій въ параграфѣ 35 опредѣлялся
слѣдующимъ образомъ: „Въ гимназіяхъ имѣютъ быть препода-
ваемы изящныя науки, языки Латинскій, Французскій и Нѣмец-
кій; Логика, основаніе чистой Математики, также Механики,
Гидравлики и другихъ частей Физики, наиболѣе въ общежитіи
нужныхъ, сокращенная Естественная Исторія, Всеобщая Геогра-
фія и Исторія, Основанія Политической Экономіи и Коммерціи.
Сверхъ того будутъ читаны и переводимы сочиненія, служащія
къ образованію сердца и падающія чистое понятіе о Законѣ
Божіемъ и гражданскихъ обязанностяхъ. Сверхъ штага могутъ
быть присоединены учители гимнастическихь упражненій".
*) Журналъ засѣданій комиссіи. Архивъ М-ва Н. Пр. дѣло — № 36742
карт. 5.

20

Что касается учителей, то для приготовленія ихъ каждый
Университетъ долженъ имѣть Учительскій или Педагогическій
Институтъ (пар. 39).
Посвятившіе себя учительскому званію въ общественныхъ
училищахъ, за постоянное и рачительное исправленіе должно-
стей имѣютъ получать пенсіи, соотвѣтственныя числу лѣтъ ихъ
службы (23); ежегодно будутъ назначаемы награжденія опре-
дѣленному для каждаго отдѣленія числу учителей, коихъ уче-
ники окажутъ отличные успѣхи (22). Старшіе учителя гимназіи
состоятъ 9 классѣ, младшіе въ 10, а директоръ въ 8-омъ (2(>).
Содержаніе гимназій было возложено на Приказы Общест-
веннаго Призрѣнія, съ достаточнымъ дополненіемъ отъ казны,
если гдѣ оное потребуется (44). Мѣстные начальники призыва-
лись къ содѣйствію не понудительными мѣрами, но благоразу-
міемъ и дѣятельностью. Равнымъ образомъ и всѣ благономѣ-
ренные граждане, говорилось въ ст. 48-й, при устроеніи учи-
лищъ, вспомоществуя Правительству патріотическими приноше-
ніями и пожертвованіями частныхъ выгодъ общей пользѣ, прі-
обрѣтутъ особенное и преимущественное право на уваженіе
своих> соотичей и на торжественную признательность учреждае-
мыхъ нынѣ заведеній, имѣющихъ возвысить на нынѣшнее, и
утвердить на предбудущее время, благосостояніе и славу ихъ
отечества.
Доказательствомъ серьезности, съ какой приступало Пра-
вительство къ исполненію своихъ предначертаній служитъ
статья 24, утверждающая, что — «Ни въ какой губерніи, спустя
пять лѣтъ по устроеніи въ округѣ, къ которому она принадлежитъ,
на основаніи сихъ правилъ училищной части, никто не будетъ
опредѣленъ къ гражданской должности, требующей юридическихъ
и другихъ познаній, не окончивъ ученія въ общественномъ или
частномъ училищѣ».
Управленіе учебными заведеніями, какъ мы это видѣли и
у Фуса, было развито въ очень стройную и постепенную систему.
Сельскія училища вмѣстѣ съ уѣздными находились во власти
смотрителя этого училища (8); губернскіе директоръ! сосредото-
чивали въ своихъ рукахъ не только свою гимназію и уѣздныя
училища, но и частныя заведенія сего рода (11); надъ училищами
нѣсколькихъ губерній, сходствующихъ между собою по мѣстнымъ
обстоятельствамъ и составляющихъ изъ себя отдѣльный кругъ
(13), былъ поставленъ Университетъ, который посылалъ своихъ
членовъ для личнаго обозрѣнія училищъ (17), получалъ доне-

21

сенія отъ гимназій и обо всемъ этомъ доносилъ Попечители)
своего округа (18) *).
Попечители же всѣхъ округовъ состояли членами Главнаго
училищъ Правленія (19), т. е. вмѣстѣ съ другими членами
и Министромъ составляли высшую инстанцію учебнаго управленія.
Коллегіальность, такъ ярко выраженная въ положеніи объ
университетъ, терялась уже на слѣдующей ступени книзу, въ
губерніи, что нарушало, конечно, общую выдержанность плана,
но и при наличности этого недостатка—система учебныхъ заве-
деній импонировала современникамъ своей органической посте-
пенностью. Е. К. Шмидъ полагаетъ, что этотъ то именно порядокъ
и вызвалъ главнымъ образомъ восторженные отзывы современ-
никовъ**). Шторхъ, напримѣръ, заявилъ, что„вѣроятно, сътѣхъ
поръ, какъ существуетъ современная цивилизованная Европа,
никогда еще не было задумано и приведено въ исполненіе столь
исполинскаго проэкта ***).
Также восторженно, хотя и не искренно, какъ показало
будущее, привѣтствовалъ появленіе „Предварительныхъ Правилъ"
Карамзинъ въ своей статьѣ: О новомъ образованіи народнаго
просвѣщенія въ Россіи. ****) *****).
*) Шмидъ Исторія средне-учебныхъ заведеній въ Россіи. Стр. 21.
**) Исторія средне-учебныхъ заведеній въ Россіи стр. 21.
***) Цитатъ изъ Шторха взятъ у Шмида-же.
****) Соч. изд. Смиридина т. Ш-fi Спб. 1848 г.
**»**) Однако ошибочно было думать, что предварительныя правила и
нашъ уставъ 1804 г. въ самомъ дѣлѣ далъ что-то абсолютно новое и небы-
валое раньше того на западѣ. „Общая система учебныхъ заведеній и общая
зависимость ихъ другъ для друга, справедливо замѣчаетъ Проф. Буличъ,
была тогда общею идеею времени. Движеніе мысли въ наукѣ и литературъ,
широкое и свободное въ XVIII вѣкѣ, за которымъ послѣдовали такъ быстро
политическіе перевороты, общее преслѣдованіе подъ вліяніемъ идей ХѴ]11
вѣка и, наконец ь, совершенное изгнаніе изъ всѣхъ государствъ іезуитовъ,
имѣвшихъ до тѣхъ поръ въ рукахъ своихъ дѣло общественнаго вос-
питанія, обратили особенное вниманіе и мыслителей и государственныхъ
людей на дѣло народнаго образованія. Оно стало считаться теперь
государственнымъ дѣломъ; прежнія средневѣковыя формы его и усло-
вія не удовлетворяли новымъ идеямъ и новой жизни съ ея потребностями.
Написано было нѣсколько плановъ общаго устройства народнаго просвѣщенія
въ государствѣ, въ которыхъ всѣ учебныя заведенія являлись школами,
приготовляющими другъ для друга, тѣсно связанными между собою, и всѣ
служили государству. Всѣ желали, чтобы образованіе въ странѣ носило
однообразный и національный характеръ. Таковъ былъ планъ знаменитаго
французскаго министра при Людовикѣ XV Тюрго (1775 г.); Тѣмъ же харак-
теромъ проникнутъ и планъ представленный Кондорсе въ 1792 г. француз-
скому законодательному собранію. Этотъ послѣдній планъ былъ знакомъ
членамъ нашего Главнаго Правленія училищъ и былъ принятъ ими въ сооб-

22

Правительство хотѣло и Западъ поставить въ извѣстность о
своихъ просвѣтительныхъ начинаніяхъ, для чего Предваритель-
ныя Правила были изданы въ количествѣ 250 экземпляровъ на
французскомъ языкѣ, чтобы университеты могли ихъ разослать
по заграничнымъ ученымъ обществамъ *).
Одновременно съ Предварительными Правилами особымъ ука-
зомъ было опредѣлено раздѣленіе Россіи въ учебномъ отношеніи
на шесть учебныхъ округовъ и были назначены попечители: Мо-
сковскаго округа Товарищъ Министра Народнаго просвѣщенія
Муравьевъ, Виленскаго кн. Ад. Чарторыйскій, Дерптскаго-гене-
ралъ-маіоръ Клингеръ, Харьковскаго—графъ Потоцкій и Казан-
скаго-Новосильцевъ. Личности все извѣстныя уже намъ по
своему участію въ комиссіи училищъ.
Приступая къ практическому осуществленію своего плана;
Правительство прежде всего захотѣло обезпечитъ себя учителями.
Для сей цѣли 24-же января былъ изданъ именной Высочайшій
указъ Синоду, чтобы послѣдній далъ предписанія епархіальнымъ
архіереямъ, дабы они изъ семинарій отпустили то число семи-
наристовъ, какое по требованію Министра Просвѣщенія окажется
нужнымъ для наполненія учительскихъ мѣстъ въ уѣздныхъ учи-
лищахъ и гимназіяхъ**).
Поскольку указанная мѣра годилась только для начала и
не могла примѣняться вѣчно, то А. В. Завадовскій вошелъ 20 мая
съ докладомъ, въ которомъ доказывалъ, что для осуществленія
намѣченной школьной сѣти «вяшчше есть необходимость возоб-
новить опустѣлую здѣшнюю Учительскую гимназію, удостовѣрив-
шись долгимъ опытомъ, сколько существованіе оной полезно ***)•
Учениковъ въ гимназію онъ предполагалъ взять изъ духовныхъ
раженіе, но ошибочно бы думать, что съ нашей стороны было только подра-
женіе.
Въ частности, большой новостью была введенная уставомъ система
управленія гимназіями и училищами, зависимость ихъ отъ университета. Изо
всѣхъ европейскихъ университетовъ одинъ только Тюбингенскій находился
отчасти въ подобныхъ отношеніяхъ къ училищамъ.
Буличъ, Н. И. Очерки по исторіи русской литературы и просвѣщенія
съ начала XIX вѣка т. I Спб. 1902 г. стр. 42—43 сравн. Сухомлиновъ Мате-
ріалы для исторіи образованія стр. 35—38.
Сухомлиновъ т. 1 стр. 117.
*) Ар. М-ва H. Пр. д. № 8611.
**) Арх. Минитерства д. № 8611,
**) Гимназія эта была открыта при Екатеринѣ II для приготовленія
учителей въ главныя народныя училища, по потомъ пришла въ упадокъ.

23

семинарій и лучшихъ студентовъ изъ Университетовъ.—Докладъ
Государемъ былъ утвержденъ *).
Изъ другихъ распоряженій и постановленій характеризую-
щихъ разсматриваемое подготовительное къ нормальному уставѵ
время, можно отмѣтить примѣрное исчисленіе суммъ на содер-
жаніе гимназій, наставленіе визитаторамъ училищъ, уставъ
Виленскаго университета и положеніе о военныхъ училищахъ.
Въ примѣрныхъ штатахъ интересно раздѣленіе гимназій на
три рязряда съ разнымъ содержаніемъ для каждаго.
Изъ наставленія визитаторамъ видно, что имъ давались
обыкновенныя ревизорскія полномочія, какъ нынѣшнимъ окруж-
нымъ инспекторамъ. Имъ рекомендовалось, напримѣръ, собирать
свѣдѣнія о паукахъ преподаваемыхъ въ училищѣ и способѣ
ученія; испытывать учениковъ и удостовѣряться — понимаютъ-ли;
просматривать учебники и записки, если они употребляются,
осматривать зданія и пр. **).
Актъ утвержденія для Виленскаго Университета (4-го
Апрѣля 1803 г.) представляетъ изъ себя гармоническое развитіе
началъ, возвѣщенныхъ въ Предварительныхъ Правилахъ и позво-
ляетъ намъ воздержаться здѣсь отъ его изложенія, такъ какъ все
это повторится въ общемъ уставѣ 1804 г.
Рескриптъ 9 октября о составленіи комиссіи для разсмо-
трѣнія проэкта о военныхъ учебныхъ заведеніяхъ принципіально
интереснѣе. Если въ предварительныхъ правилахъ нѣтъ прямого
отвѣта на вопросъ, для всѣхъ ли гражданъ назначается общее
образованіе или только для некоторыхъ сословій, и даже наблю-
дается, какъ будто, наклонъ ко второму, такъ какъ учебныя за-
веденія опредѣляются "соотвѣтственно обязанностямъ и пользамъ
каждаго сословія» (ст. 2), то здѣсь открыто заявляется, что
«первоначальное ученіе юношества до нѣкоторой степени есть
одинаково для всѣхъ состояній», причемъ, «первоночальное уче-
ніе» понимается въ смыслѣ образованія общаго, такъ какъ въ
разсматриваемомъ документѣ все время говорится о гимназіяхъ.
Соотвѣтственно съ заявленнымъ принципомъ и военные
корпуса предположены только для того, чтобы въ нихъ „подъ
руководствомъ способныхъ къ тому Военныхъ Начальниковъ
питомцы навыкали дисциплинѣ и упражненіямъ военнымъ", а
общее образованіе должна была давать имъ гимназія ***)
*) Сборникъ Постая. т. I 19.
**) Сборникъ распоряженій т. I, и Арх. М-ва H. Ир. д. № 39053.
***) Сборникъ постановленій т. 1. 34.

24

Идеи единой для всѣхъ состояній и положеній общеобра-
зовательной школы, какъ видно будетъ дальше, не раздѣляло
вліятельное дворянское общество Александровскаго времени въ
своей массѣ и государственная власть во времена Николая I
рѣшительно отъ нея отказалась, но были-ли какія либо попытки
со стороны общества воздействовать на законодательную власть
въ данный подготовительный періодъ сказать трудно. Во всякомъ
случаѣ въ дѣлахъ Министерства и Главнаго Правленія Училищъ
намъ удалось найти только одинъ такой примѣръ въ лицѣ Са-
ратовскаго директора училищъ Андрея Шестакова, представив-
шаго 27 апрѣля 1803 г. Министру Народнаго просвѣщенія свою
записку подъ заглавіемъ.—„Нѣчто о просвѣщеніи въ Россіи".
„Рѣшительно, аксіоматически можно сказать, пишетъ онъ
въ своей запискѣ, что предполагаемые университеты и гимназіи
не принесутъ государственной истинной пользы, ежели при
учрежденіи оныхъ, сильнаго и дѣятельнаго не будетъ обращено
вниманія особенно на Дворянство: ибо знаніе изящныхъ наукъ,
для выгодъ государственныхъ, нужно сему классу паче, нежели
прочимъ состояніямъ; и кажется, чтобъ достигнуть всеобщаго
просвѣщенія въ Россіи, надобно начать съ всеобщаго просвѣ-
щенія Дворянства.
„А чтобъ достигнуть настоящей цѣли, надобно при учре-
жденіи сихъ заведеній положить за непремѣнное, чтобъ обучаю-
щееся въ нихъ Дворянское юношество, безъ различія чиновъ
или богатства родителей, содержать на казенномъ иждивеніи.
Сей пунктъ къ успѣшному ходу наукъ есть изъ числа самыхъ
важнѣйшихъ; а потому никакое затрудненіе ставить ему въ про-
тивоположность не надлежало-бы; лучше употребить много, да
съ пользой, нежели мало да бросить втунѣ; сколько-нибудь
и какъ-нибудь давно пора у насъ выгнать за границу.
„Если приказы и Государственное казначейство достаточнаго
количества отпускать не могутъ, то не легче-ли всѣмъ дворя-
намъ ежегодно вносить въ общую сложность по нѣсколько ко-
пѣекъ съ ревизской души своихъ имѣній, нежели порознь
каждому платить по нѣсколько сотъ рублей и болѣе тысячи за
воспитаніе иногда безъ пользы, иногда съ вредомъ.
„Дворянское юношество наше, даже разночинцы, всемѣрно
спѣшатъ, чтобы не опоздать на службу не отъ излишней ревно-
сти, а дабы скорѣе получать только чины; эта причина, подкрѣп-
ляемая взаимными примѣрами, даже и самыхъ благоразумныхъ
родителей заставляет!» при самомъ почти началѣ прекращать
ученіе дѣтей своихъ. Вѣрнѣе всего можно въ томъ сослаться на

25

Московскій Университетъ, его пансіонъ и Казанскую гимназію.
Мальчикъ 15-ти или 16-ти лѣтъ, только что можетъ сдѣлать
вступленіе въ важныя и для службъ государственныхъ нужныя
познанія; но у насъ стыдно, чтобъ въ семъ возрастѣ дворянину
не быть офицеромъ, и не обращаться уже въ большомъ свѣтѣ.
Всѣ осуждаютъ это, и всѣ, увлекаясь общимъ злоупотреленіемъ,
тому слѣдуютъ.
„Итакъ, внявъ сіе обстоятельство на разсужденіе, безоши-
бочно сказать можно, что и гимназіи наши съ университетами,
ежели въ нихъ на изученіе дворянство не поло-
житъ урочнаго времени, всегда будутъ наполнены
одними малолѣтними, начинающими только, и тотъ часъ пре-
кращающими свое ученіе.
„Но ежели въ гимназіяхъ и университетахъ положатся
урочные годы, то службы имѣть будутъ людей себя достойныхъ,
а у родителей пагубное соревнованіе дѣтямъ прикладывать лѣта
и, испрашивая фальшивые аттестаты, на которые начальства по
разнымъ протекціямъ и смотрятъ—безъ уваженія, со всѣми
злоупотребленіями законовъ само-собою исчезнетъ".
Высказавъ пожеланіе, чтобы со временемъ не только ди-
ректоръ, но и учителя были дворяне, авторъ проэкта пишетъ:
«по-видимому кажется, что здѣсь во всемъ единственная цѣль—
Дворянство, какъ-бы прочія состоянія отчуждая отъ просвѣщенія,
однакоже напротивъ: тутъ предпочтено только нужное полезному,
надежное малодежному. Однако же и въ гимназіяхъ и въ уни-
верситетахъ не возбраняется учиться всякому, кромѣ крестьянъ,
но только своекоштно и не ограничивая урочнымъ временемъ.»
Главное Правленіе Училищъ оставило проэктъ безъ дальнѣй-
шаго соображенія по невозможности, какъ говорится въ журналѣ,
довести таковыя предначертанія до исполненія и по причинѣ
принятыхъ уже самыхъ надежнѣйшихъ мѣръ, которыя прави-
тельство не приминетъ употребить къ распостраненію въ Госу-
дарствѣ просвѣщенія *) и, такимъ образомъ, восторжествовала
высшая сама по себѣ идея о непринудительности и всесловности
образованія.
Но уже Сперанскій со своими экзаменами на чины (1809)
вынужденъ былъ примѣнить принудительныя мѣры, аналогичныя
опредѣленію „урочнаго времени", а Николаевское время испол-
нило до нѣкоторой степени и другія части проэкта, лишній разъ
подтвердивъ извѣстную истину, что нельзя давать законы, не
*) Арх. М-ва H. Пр. д. № 39. 047; к. 1009.

26

соображаясь съ окружающей дѣйствительностью или не измѣняя
ея и, что никакое отдѣльное мѣропріятіе, какъ бы оно идеально
само но себѣ ни было, не можетъ не погибнуть на фонѣ общаго
рабскаго строя.
Въ бумагѣ на имя Министра, которая была приложена къ
изложенной запискѣ, Шестаковъ, между прочимъ, проситъ, если
написаное окажется непріемлемымъ, оставить все сіе въ неизвѣ-
стности, „дабы ему не подпасть подъ общую сатиру неудачныхъ
прожектеровъ." .
Дальнѣйшее время показало, что проэктъ его съ точки
зрѣнія будущей правительственной политики не совсѣмъ неуда-
ченъ, а главное онъ вполнѣ плодъ своего времени и, какъ
таковой, вполнѣ достоинъ нашего вниманія.
ГЛАВА II.
Появленіе устава учебныхъ заведеній, подвѣдомственныхъ
Унивеситетамъ (5 ноября 1804 г.) нужно считать самымъ круп-
нымъ событіемъ въ жизни нашихъ гимназій.
Только съ этого времени они начали существовать, какъ
планомѣрныя среднія учебныя заведенія и получили значеніе
самостоятельныхъ учрежденій, имѣющихъ особое управленіе и
обезпеченныхъ особыми штатами содержанія.
Предварительныя правила возвѣстили, такъ сказать, только
главные принципы, вотъ почему мы и смотримъ на предыдущій
періодъ, какъ на подготовительный и считаемъ начало исторіи
гимназій только съ 5-го ноября 1804 г.
Бри самомъ же началѣ своего бытія гимназіи поставили
себѣ двоякую цѣль: 1) «приготовленіе къ университетскимъ
наукамъ юношества, которое по склонности къ онымъ, или по
званію своему, требующему дальнѣйшихъ познаній, пожелаетъ
совершенствовать себя въ Университетахъ; 2) преподаваніе наукъ,
хотя начальныхъ, но полныхъ въ разсужденіи предметовъ ученія,
тѣмъ, кои, не имѣя намѣренія продолжать оные въ Универси-
тетахъ пожелаютъ пріобрѣсть свѣдѣнія, необходимыя для бла-
говоспитаннаго человѣка (пар. 4)*).
Соотвѣтственно указанной двоякой цѣли планъ ученія
въ гимназіяхъ, заключая въ себѣ начальныя основанія всѣхъ
*) Пар. 2 устава ставилъ еще третью цѣль-приготовленіе учителей для
уѣздныхъ п приходскихъ училищъ, во это цѣль случайная и временна*.

27

наукъ для достиженія оной потребныхъ (пар. 5) располагался
по класамъ слѣдующимъ образомъ:
ПРЕДМЕТЫ.
КЛАССЫ.
I
и
ш
IV
о
1-й стар, учитель
Чистая и прикладная матема-
тика и опытная физика . . .
6
6
6
18
2-й стар, учитель
Исторія, географія и статистика
общая и государства Россій-
скаго
6
6
4
2
18
3-й стар, учитель
Философія, изящные науки, и
политическая экономія . . .
4
4
4
8
20
4-й стар, учитель
Естественная исторія, техноло-
гія и коммерческія пауки .
-

4
12
16
1-й млад, учитель
6
6
4
-
16
2-й млад, учитель
Французскій языкъ
4
4
4
1 4
16
3-й млад, учитель
Нѣмецкій* языкъ
4
4
4
]J
16
4-й млад, учитель
Рисованіе
о
2
4
Итого .
32
32
32
32
124
Кромѣ того гимназіи, если позволяютъ средства, могли со-
держать учителей танцованія. музыки и тѣлесныхъ упражненій
(гимнастика) (нар. 8). Русскій языкъ и Законъ Божій не вошли
въ учебный планъ, потому что Главное Правленіе училищъ
считало, очевидно, достаточнымъ для нихъ курсъ уѣзднаго
училища.
Поскольку въ гимназію принимались ученики, окончившіе
науки въ уѣздныхъ училищахъ, или, съ познаніями этимъ по-
слѣднимъ соотвѣтсвующими (пар. 19), и поскольку нѣкоторыя
подробности гимназическаго плана объясняются планомъ училищъ
уѣздныхъ (3. Б. и Р. яз.), ^краткое изложеніе здѣсь этого плава
не можетъ показаться лишнимъ. Мы позволимъ себѣ этого сдѣ-
лать. Учебные предметы въ двухгодичномъ курсѣ уѣздныхъ
училищъ располагались слѣдующимъ образомъ:
Классы:
I.
II.
Законъ Божій, Священная Исторія, Катехизисъ,
4.
3.
Должности человѣка и гражданина, Грамматика
6

28

Классы:
: I.
II.
Чистописаніе
5

Правописаніе
3

Правила слога

3
Второй учитель (28 часовъ).
Ариѳметика
6
4
Всеобщая географія

3
Географія россійскаго государства . . .

1
Всеобщая исторія вмѣстѣ съ географіею древняго
свѣта
3
Россійская исторія

2
Начальныя правила геометріи

3
Сокращеніе естественной исторіи и физики . .

3
Начальныя основанія технологіи

3
Рисованіе
4
4
Итоге
32
32
Изъ разсмотрѣнія приведенныхъ двухъ плановъ выходитъ,
что исторія, географія, геометрія, естественная исторія и физика
въ гимназіи служили только болѣе подробнымъ развитіемъ курса
етихъ предметовъ, проходимаго въ уѣздныхъ училищахъ, кото-
рыя поэтому сообщали почти все то, что заключалъ въ себѣ
гимназическій курсъ, за исключеніемъ иностранныхъ языковъ,
но только въ меньшемъ объемѣ и въ формѣ элементарнаго
ученія. Эта система концентрическихъ круговъ, приспособленная
къ возрасту и способностямъ учащихся, заслуживаетъ, конечно,
одобренія, если бы только поверхностная энциклопедичность,
обнаружившаяся въ страшной многопредметности, въ связи съ
малымъ числомъ учителей и учебныхъ часовъ, не уничтожала
всѣхъ ея хорошихъ сторонъ.
По сравненію съ главными народными училищами гимназіи
1864 года и отличаются прежде всего своей много предметностью:
въ нихъ значительно усилено преподаваніе чистой и приклад-
ной математики, физики и естественныхъ наукъ, да кромѣ того
введены вновь статистика, философія, изящныя и политическія
науки, хотя годы ученія увеличились только на два.
Такъ выходитъ, если считать третій и четвертый классы
главнаго народнаго училища соотвѣтствующими первому и вто-
рому гимназіи, а первый и второй главнаго училища соотвѣт-
ствующимъ училищу уѣздному.
Что касается Закона Божія, то его положеніе въ учебной
системѣ остается почти такимъ-же, какъ* и въ Екатерининскомъ

29

уставѣ (1786 г.); область его даже была еще сужена, такъ какъ
новыя программы не имѣли объясненія воскресныхъ и празднич-
ныхъ Евангеліи, что требовалось уставомъ 1786 г.
Смотря на эти четыре, часа, которые были отведены на
Законъ Божій (сюда входилъ катехизисъ и свящ. исторія) на
протяженіи всего училищнаго и гимназическаго курса не трудно
видѣть, что творцы устава 1804 г, не придавали этому предмету
особеннаго значенія. Въ старшихъ классахъ уѣзднаго училища
онъ уступалъ мѣсто книгѣ «о должностяхъ человѣка и гражда-
нина», а въ гимназіи уже окончательно замѣнялся философіей.
Протоіерей Дм. Соколовъ довольно удачно называетъ направле-
ніе въ преподаваніи Закона Божія за этотъ періодъ нрав-
ственно-философскимъ.
Въ самомъ дѣлѣ нравственная тенденція, подкрѣпляемая
философскими началами, встрѣчается уже на самой первой
ступени обученія. Катихизисы, изданные комиссіей (сокращен-
ный и пространный) и, вѣроятно, употреблявшіеся и въ первыхъ
классахъ уѣздныхъ училищъ „стараются сохранить связь съ
жизнью, сберечь нравственное направленіе, но въ то-же время
принимаютъ въ себя новый элементъ, стремятся утвердить вѣро-
ученіе и нравоученіе на философскихъ началахъ, мечтая этимъ
поразить невѣріе и вольномысліе. Такимъ образомъ, они пре-
слѣдуетъ двѣ цѣли: просвѣтить невѣдущаго и побѣдить не-
вѣрующаго, и часто, обращая вниманіе на образованнаго невѣра,
позабываютъ, что катихизисъ долженъ быть выученъ довѣрчи-
выми дѣтьми, неповинными ни въ какомъ вольнодумствѣ *)».
Еще болѣе видную роль философскій элементъ игралъ въ
книгѣ „о должностяхъ", которая являлась какъ бы практическимъ
приложеніемъ къ потребностямъ частной и общественной жизни
тѣхъ общихъ началахъ, которыя раскрывалъ катихизисъ съ той
только оговоркой, что здѣсь всѣ моральныя цѣли блѣднѣютъ и
отступаютъ на второй планъ передъ общей государственной
идеей, которая проникаетъ насквозь эту любопытную во многихъ
отношеніяхъ книгу. Мысль обосновать на началахъ христіанскаго
благоразумія, а гдѣ можно и прямо на текстахъ Св. Писанія,
все, чѣмъ держался тогдашній Государственный строй съ раз-
вивающимися crescendo крѣпостнымъ правомъ въ книгѣ, которая
самымъ тѣснымъ образомъ соприкасалась съ катехизисомъ, а въ
*) Историческій очеркъ преподаванія Закона Божія въ свѣтскихъ
Учебныхъ заведеніяхъ Пр. Дм. Соколовъ. Собр. Педагог. Статей о пред. 3. В.
СПБ. 1900 г. Стр. 234.

30

представленіи учащихся и простого народа и прямо была чѣмъ
то ему равноцѣннымъ — только и могла родиться въ головѣ
Екатерины *).
Выходя въ своихъ построеніяхъ изъ всеобщаго желанія
быть благополучнымъ, книга о должностяхъ съ первыхъ же
страницъ беретъ подъ свою защиту тогдашній русскій государ-
ственно-бытовой строй, какъ нѣчто незыблемое, исходящее отъ
Бога. Первая страница ея уже заключаетъ въ себѣ утвержденіе,
что „во всякомъ званіи можно быть благополучнымъ" п откры-
ваетъ дальше полемику съ тѣми, кто думаетъ, „что одни только
цари, князи, благородныя и знатныя особы благополучную жизнь
имѣютъ".
„Благость Божія ни единаго человѣка не исключила отъ
благополучія; граждане, ремесленники, поселяне, также рабы и
наемники могутъ быть благополучными людьми" **).
«Правда, что во всякомъ званіи есть нѣчто пріятное, чего
другіе званія не имѣютъ; но, за то и всякое званіе имѣетъ соб-
ственныя свои тягости. Само естество вещей міра сего приноситъ
сіе съ собою и самъ Богъ та ко устроилъ «и потому не должно
намъ никогда того желать, что званію нашему непристойно, по-
тому что и получить того не можно. Тщетное желаніе мучило
бы только наше сердце; а мы можемъ по мѣрѣ состоянія нашего
быть благополучными, хотя и лишенными того, что другіе въ
вышшихъ степеняхъ имѣютъ». «Истинное благополучіе есть въ
насъ самихъ».
Оно заключается въ доброй совѣсти, здравіи и довольствіи,
а для достиженія этого мы обязаны:
„а) Напоять душу нашу добродѣтелію.
б) Пещись надлежащимъ образомъ о тѣлѣ нашемъ.
в) Исполнять общественныя должности, на которыя—мы отъ
Бога опредѣлены.
г) Знать правила хозяйства" ***).
*) По утвердившемуся мнѣнію учебникъ этотъ написанъ Я. де-Миріево.
Адм. А. С. Шишковъ приписываетъ его Импер. Екатеринѣ 11-й. Во всякомъ
случаѣ причасность ея несомнѣнна, очень можетъ быть, что онъ редактированъ
Императрицей.
**) Ср. «Общество сіе Господъ и слугъ Богу отнюдь не противно.
Таковые союзы были безъ сомнѣнія отъ начала міра, потому что Авраамъ
имѣлъ въ Египтѣ рабовъ и рабынь.» Книга о должн. изд. 1817 г. стр. 53.
***) Вступленіе.„О должностяхъ человѣка и гражданина книга, къ чтенію
опредѣленная въ народныхъ училищахъ Россійской Имперіи, изданная и*
высочайшему повелѣнію". II тисненіе. СПБ. 1817 г.

31

Сдѣлавъ такія предпосылки, книга „о должностяхъ" и ра-
скрываетъ дальше подробно вышеуказанные четыре пункта.
Особенно подробно и тщательно разработанъ отдѣлъ третій, такъ
сказать политическій. Во второмъ отдѣлѣ находимъ даже правила
приличія и медицинскіе совѣты (о горячкѣ, объ оспѣ); первый
же отдѣлъ--объ образованіи души заполняетъ всего 43 страницы
изъ 179, вообще прикладная, чисто утилитарная цѣль здѣсь на
лицо и чисто служебное, захудалое и вспомогательное значеніе
Закона Божія не нуждается въ особыхъ доказательствахъ.
Онъ введенъ только въ уѣздное училище, въ гимназіяхъ же,
какъ то отмѣчалось выше, онъ краснорѣчиво отсутствуетъ.
Въ уставѣ гимназій Законъ Божій замѣненъ глухимъ ука-
заніемъ: «сверхъ того будутъ читаны и переводимы сочиненія,
служащія къ образованію сердца и подающія чистое понятіе о
Законѣ Божіемъ и гражданскихъ обязанностяхъ» (пар. 35).
Какъ это требованіе исполнялось на дѣлѣ сказать трудно,
вѣроятно, въ иныхъ мѣстахъ за недостаткомъ правоспособныхъ
законоучителей и хорошихъ пособій оно никакъ не исполнялось.
Пріемъ въ гимназію долженъ былъ совершаться одинъ разъ
въ годъ (пар. 15) по окончаніи открытыхъ испытаній. Продол-
жительность учебнаго времени опредѣлялась 1 августа предыду-
щаго и 1 іюля слѣдующаго года. Іюль назначался на вакаціи
или роздыхъ (пар. 16).
Дабы лучше соединить теорію съ практикою и дать учени-
камъ ясное понятіе о многихъ предметахъ, которые проходили
они въ классахъ, учители, преподающіе математику, естествен-
ную исторію и технологію. должны съ болѣе успѣвшими изъ
своихъ учениковъ ходить во время вакаціи за городъ; сіе
послужитъ тѣмъ ученикамъ нѣкотораго рода вознагражденіемъ»-
«Учитель математики пріобучаетъ учениковъ къ главнѣй-
шимъ дѣйствіямъ практической геометріи и показываетъ имъ
въ сихъ прогулкахъ различные роды мельницъ, гидравлическихъ
машинъ и другихъ механическихъ предметовъ, если оные на-
ходятся въ окрестностяхъ того мѣста, гдѣ стоитъ гимназія.
Учитель естественной исторіи и технологіи собираетъ травы,
различные роды земель, камней, и изъясняетъ ихъ свойства и
отличительные признаки. Въ зимнее время, сей же учитель съ
частію своихъ учениковъ осматриваетъ въ городѣ фабрики,
мануфактуры и мастерскія художниковъ, дабы предметы, которые
онъ преподаетъ по сей части, объяснить практикою: ибо рисунки
и описаніе не могутъ дать яснаго и достаточнаго о томъ понятія»

32

(пар. 28), т. е. предписывается, какъ разъ то, что стало при-
мѣняться и рекомендоваться во время Ванновскаго и Зенгера
Всѣ науки преподаются по начальнымъ книгамъ, приноров-
леннымъ къ вышеупомянутому плану ученія, Изданіе ихъ въ
достаточномъ количествѣ забота Главнаго Правленія училищъ
(пар. 29).
Сверхъ того каждая гимназія должна имѣть: 1) библіотеку,
избранную изъ разныхъ извѣстнѣйшихъ классическихъ авторовъ
и лучшихъ ученыхъ твореній иностранныхъ и россійскихъ,
наипаче относящихся до учебныхъ предметовъ, преподаваемыхъ
въ гимназіи. 2) Собраніе географическихъ картъ, глобусовъ и
армилярныхъ сферъ съ небольшимъ атласомъ древней географіи.
3) Собраніе естественныхъ вещей всѣхъ трехъ царствъ природы,
потребныхъ къ изъясненію и наглядному познанію естественной
исторіи, особливо же всѣхъ естественныхъ произведеній той
губерніи, въ коей гимназія находится. 4) Собраніе чертежей и
моделей машинъ, наиболѣе употребляемыхъ къ изъясненію меха-
ники и другихъ частей прикладной математики и технологіи.
5) Собраніе геометрическихъ тѣлъ, геодезическихъ орудій,
астролябіи, компасовъ и пр. 6) Собраніе орудій физическихъ
(пар. 31).
Этотъ длинный перечень пособій достаточно ясно доказы-
ваетъ заботу гимназическаго устава о томъ, что-бы преподаваніе
было поставлено возможно лучше и нагляднѣе.
Въ этомъ отношеніи слѣдующая четвертая глава объ учи-
теляхъ еще выразительнѣе. Въ ней, кажется, рѣшительно все
предусмотрѣно. Напоминается, чтобы учителя не пропускали
уроковъ, (32), чтобы въ случаѣ отсутствія учителя, его замѣняли
по указанію директора другіе (33), чтобы учителя старались
кончить положенный курсъ въ годъ (34), чтобы вели журналъ
и отмѣчали учениковъ, пропускавшихъ уроки или опаздывав-
шихъ на нихъ, требуя отъ родителей объясненій (35—36) и
давали ежемѣсячный отчетъ о способностяхъ, прилежаніи, успѣ-
хахъ и поведеніи всѣхъ учениковъ своего класса, — это, такъ
сказать, требованія формальнаго характера.
За ними слѣдуетъ цѣлый рядъ наставленій собственно
педагогическихъ. Здѣсь говорится, что учитель долженъ обучать
всѣхъ приходящихъ въ классъ, не требуя платы, и не пренебре-
гать дѣтьми бѣдныхъ родителей (38); что онъ, при обученіи, не
долженъ вмѣшивать ничего посторонняго и до учебныхъ пред-
метовъ не касающагося, что могло-бы отвлечь вниманіе дѣтей.
(39); долженъ стараться всѣми силами, чтобы ученики препода-

33

ваемые имъ предметы понимали ясно и правильно; быть терпѣ-
ливымъ и исправнымъ и полагаться больше на свою прилеж-
ность и порядочныя правила, нежели не черезмѣрный трудъ
учениковъ (40). При наставленіи всѣхъ учащихся, а особливо
возрастныхъ, учитель долженъ стараться болѣе объ образованіи
и изощреніи разсудка ихъ, нежели о наполненіи и управленіи
памяти, не теряя изъ виду главнаго предмета юношескаго на-
ставленія, состоящаго въ томъ, чтобы пріучить дѣтей къ трудо-
любію, возбудить въ нихъ охоту и привязанность къ наукамъ,
которыя по выходѣ ихъ изъ училища заставили бы ихъ пещись
о дальнѣйшемъ усовершенствованіи себя (41). Послѣдніе два
параграфа ясно свидѣтельствуютъ, что составители устава пони-
мали весь вредъ механической учебы, царившей тогда и много
послѣ во всѣхъ тогдашнихъ заведеніяхъ.
Въ обращеніи съ учениками учитель долженъ быть мягкимъ
и выдержаннымъ (42); первою заботою учителя должно быть то,
чтобы хорошо вызнать свойства и нравы дѣтей, дабы можно
было лучше управлять ими (44). Въ рекомендованномъ уставомъ
(пар. 55) руководствѣ для учителя 1 и 2 классовъ, въ главѣ
объ училищной строгости, запрещены слѣдующіе способы нака-
заній: 1) ремни, палки, плети, линейки и розги; 2) пощечины,
щелчки и кулаки; 3) драніе за волосы, за уши и ставленіе на
колѣни; 4) всякія посрамленія и честь трогающія устыженія,
какъ-то: „уши ослиныя" и названія „скотины, осла и т. п.и
Равнымъ образомъ не разрѣшено наказывать за „слабоуміе,
худую память и природную неспособность; за недостатки душев-
ные, какъ то: робость, вѣтренность, непримѣтливость (невниманіе),
если только она происходитъ не отъ нерадѣнія или шалости; за
погрѣшности, происходящія отъ тѣлесныхъ недостатковъ или
болѣзней» *).
Занимая мѣсто родителей, учителя не должны однако же
почитать себя за самовластныхъ судей надъ дѣтьми и управлять
ими по своенравію безъ всякаго сношенія съ родителями. Со-
общая свою власть учителямъ, родители не думаютъ сами
лишиться оной. Благоразуміе требуетъ того, чтобы учитель сово-
купнымъ трудомъ и совѣтомъ съ родителями старался о наи-
лучшемъ дѣтей воспитаніи (43).
Приведенные выдержки изъ главы объ обязанностяхъ учи-
телей достаточно краснорѣчиво оттѣняютъ, какъ гуманный харак-
*) Руководство учителямъ народныхъ училищъ. СПБ. 1789 г. См. у
Шмида стр. 44—45 и у Воронова.

34

теръ воспитанія и обученія по новому уставу, такъ и педагоги-
ческую освѣдомленность и вообще просвѣщенность лицъ его
составлявшихъ. Взглядъ, выраженный въ 43-й статьѣ о взаимо-
общеніи школы съ семьей, начинаетъ осуществляться въ ука-
занномъ духѣ еще только въ наше время черезъ родительскіе
кружки, да и то только еще начинаетъ.
Всѣ эти постановленія въ сущности сходны и даже, несом-
нѣнно, взяты изъ наставленія въ уставѣ 1786 г. Нѣкоторая ихъ
скрупулезность и шокирующія Шмида внѣшнія предписанія, по-
ставленныя па первомъ мѣстѣ вполнѣ объясняются новостью
дѣла, случайнымъ подборомъ и низкимъ уровнемъ учителей.
На ряду съ гуманнымъ общимъ тономъ устава нужно от-
мѣтить еще болѣе крупное его достоинство—полное отсутствіе
какихъ-бы то пи было сословныхъ ограниченій. Если въ рескриптѣ
9 октября *) говорилось, что „первоначальное ученіе юношества
до нѣкоторой степени есть одинаково для всѣхъ со-
стояній", то здѣсь нѣтъ и этого смягчающаго мысль выраженія,
а сказано безъ всякихъ колебаній въ гимназію прини-
маются всякаго званія ученики (14), что свидѣтель-
ствуетъ о томъ, что правительство привыкло къ этой смѣлой по
тому времени мысли и въ пей укрѣпилось.
Но своему положенію въ общей школьной системѣ, какъ
это было видно изъ одного уже опредѣленія цѣли, гимназія по
уставу 5 ноября осталась па томъ-же мѣстѣ, гдѣ была и по пред-
варительнымъ правиламъ.
Таково же осталось положеніе учителей (пар. 9). Уставъ
внесъ развѣ только ту новую черту, что отъ учителя, кромѣ
опредѣленнаго образовательнаго ценза, сталъ требовать еще
умѣнье преподавать (пар. 71) и подробнѣе развилъ мысль о дирек-
торѣ. какъ непосредственномъ начальникѣ гимназіи (гл. VII).
Въ духѣ тѣхъ же временныхъ правилъ получилъ свою подроб-
ную регламентацію и вопросъ объ управленіи гимназіями и учи-
лищами. Они попрежнему остались въ коллегіальномъ вѣдѣніи
университета, съ той только разницей, что университетскіе со-
вѣты въ цѣляхъ удобпѣПшаго и болѣе легкаго производства
дѣлъ выдѣлили изъ себя для непосредственнаго управленія и
надзора выборные училищные комитеты **).
Важное измѣненіе къ лучшему произвелъ новый уставъ по
сравненію съ Предварительными Правилами въ содержаніи гим-
*) По поводу комиссіи о военныхъ корпусахъ.
**) Глава XV (объ управленіи и надзираніи училищъ) Университет-
скаго устава.

35

назій. Поводомъ къ этому послужила жалоба Харьковскаго
Попечителя гр. Потоцкаго на неудобство зависимости учебныхъ
заведеній отъ Приказовъ по недостаточности и неисправности
поступленіи. Для отвращенія указаннаго зла, на будущее время
Попечитель считалъ единственнымъ средствомъ, чтобы сумма,
положенная по штату па содержаніе училищъ, была выдаваема
сполна изъ казны. Въ такомъ случаѣ отпускаемая Приказами
Общественнаго Призрѣнія могла-бы обратиться па улучшеніе
тѣхъ-же самыхъ училищъ, т. е. на покупку инструментовъ, раз-
ныхъ, книгъ, мебели и пр.
Главное Училищное Правленіе 17 августа сдѣлало поста-
новленіе, что оно „не можетъ не уважить мѣры, изъясненной
въ семъ отношеніи, тѣмъ паче, что и другіе гг. Попечители приз-
нали оную необходимо нужною". Министръ положилъ резолюцію;
.воспользоваться представленіемъ при составленіи устава гим-
назій и уѣздныхъ училищъ", *) докладъ вмѣстѣ съ уставомъ
былъ утвержденъ и существованіе гимназій было обезпечено и
избавлено отъ всякаго рода случайностей.
Въ общемъ штаты остались прежніе съ тѣмъ же раздѣ-
леніемъ губерній Россіи на три полосы, только прибавленъ былъ
еще особый учитель латинскаго языка, такъ что стало 8 учи-
телей гимназіи вмѣсто прежнихъ семи.
Соотвѣтственно тремъ полосамъ содержаніе каждой гимназіи
обходилось отъ 5250 — 5750- 6250 р. Старшіе учителя получали
по 550 -650 и 750 р., младшіе по 400 во всѣхъ полосахъ и ди-
ректора по 800—900 и 1000 рублей. **)
ѵ Обезпечивши такимъ образомъ свои учебныя заведенія и рѣ-
шившись проводить въ нихъ нѣкоторыя идеи, къ которымъ отри-
цательно относилось общество, Правительство тѣмъ самымъ не
могло относиться безразлично къ конкурирующимъ съ его шко-
лами учебнымъ заведеніямъ и пансіонамъ частнымъ.
*) Арх. M. Н. Пр. д. №—8762. к. 197.
**) Губерніи раздѣлялись слѣдующимъ образомъ; I) По 6230 р. на гим-
назію въ губерніяхъ: Архангельской, Вологодской, Вятской, Иркутской,
Олонецкой, Пермской, СПетербургской и Тобольской; по 5750 р.—Витебской,
Владимірской, Калужской, Курской, Костромской, Московской, Могилевской,
Новгородской. Орловской, Оренбургской, Псковской, Смоленской, Тверской,
Тульский, и Ярославской; по 5 250 р. Астраханской, Воронежской, Кіевской
Казанской, Кавказской, Нижегородской, Николаевской, Екатеринославской,
Полтавской, Пензенской, Рязанской, Саратовской, Симбирской, Свободно-
украинской, Таврической, Тамбовской, Черниговской, Земли В. Донского и
Черноморскаго. Сб. Пост. т. 1-й 13.

36

Стараясь поставить образованіе и обученіе въ своихъ гим-
назіяхъ какъ можно лучше и сдѣлавъ его безплатнымъ вездѣ,
кромѣ Дерптскаго округа, гдѣ плата за ученіе была освящена
древнимъ обычаемъ, Правительство поставило частныя школы
подъ свой бдительный контроль.
По новому уставу всѣ частные пансіоны возникаютъ съ
предварительнаго разрѣшенія губернскаго Директора, получаемаго
не прежде, какъ по представленіи свидѣтельствъ о содержателѣ
и учителяхъ и обстоятельнаго плана, какія науки въ училищѣ
заведены будутъ (141), при чемъ, каковъ бы этотъ планъ ни
былъ, наличность въ немъ русскаго языка обязательна (143).
Отступленія отъ разъ утвержденнаго Университетомъ по пред-
ставленію директора плана не допускаются (142). И это еще не
все.
Содержатели пансіоновъ могутъ принимать къ себѣ только
учителей, знающихъ способъ преподаванія употребляемый въ
гимназіяхъ и уѣздныхъ училищахъ, ибо, по уставу, образъ пре-
подаванія наукъ въ пансіонахъ совершенно долженъ сходство-
вать съ принятымъ въ означенныхъ училищахъ (145).
На сей конецъ, всякъ желающій обучать въ пансіонѣ дол-
женъ напередъ въ которой ни есть гимназіи, изучиться способу
преподаванія, подвергнувъ себя испытанію, по тѣмъ предметамъ,
какіе въ ней преподаются, и получить на знаніе науки и спо-
собность свою на преподаваніе оной вышеупомянутое свидѣтель-
ство за подписью Директора и учителей (146).
И въ довершеніе всего содержатели и учителя пансіоновъ
обязаны не только учить по тому расположенію часовъ которое
указано въ утвержденномъ планѣ, но употреблять книги, только
принятыя въ общественныхъ училищахъ Россійской Имперіи (148)
и дѣлать ежегодное испытаніе въ присутствіи Директора гим-
назіи (157). Наблюденіе за воспитанниками рекомендуется тоже,
что и въ гимназіи (151,4).
Такой сложный и внимательный контроль ясно свидѣ-
тельствуетъ объ отрицательномъ отношеніи составителей устава
къ частнымъ учебнымъ заведеніямъ. По мнѣнію ихъ частныя
заведенія зло, что почти всегда было такъ и въ дѣйствитель-
ности, и потому чѣмъ больше ихъ стѣснишь, тѣмъ лучше.
Зарожденіе мысли, что школьное обученіе должно быть сосре-
доточено въ рукахъ государства и хотя бы безсознательныя сим-
патіи къ ней въ уставѣ налицо. Конечно, въ данное время за
этой мыслью не скрывается еще никакихъ чуждыхъ обра-
зованію цѣлей,

37

Заканчивая изложеніе главныхъ основъ и содержанія устава
гимназіи 1804 г., нельзя не видѣть множества его преимуществъ
по сравненію съ временами предшествующими. Гуманный харак-
теръ устава, опредѣленность въ содержаніи вмѣсто прежней слу-
чайности, самостоятельное существованіе и особое свое учебное
управленіе вмѣсто прежнихъ Приказовъ, занятыхъ массой дру-
гихъ дѣлъ и вмѣсто прежнихъ Директоровъ, занимавшихъ вмѣстѣ
съ тѣмъ еще какую-нибудь гражданскую должность—все это мы
отмѣчали попутно и потому коснемся теперь только выгодъ, ко-
торыя получило общество. Въ этомъ отношеніи новый гимнази-
ческій уставъ сильно облегчилъ возможность получать образо-
ваніе. Отнынѣ впервые въ Россіи создавалась сѣть—общеобразо-
вательнымъ и однообразныхъ учебныхъ заведеній. Вмѣсто трехъ
прежнихъ гимназій теперь должно было открыться ихъ столько
же, сколько было губернскихъ городовъ.
Если это сопоставить съ тѣмъ обстоятельствомъ, что въ
гимназію поступали дѣти, окончившіе уже уѣздное училище,
которое предполагалось въ каждомъ уѣздѣ,—то будетъ ясно,
насколько увеличилась для населенія съ новымъ уставомъ факти-
ческая возможность получать образованіе.
Отсутствіе всякихъ сословныхъ ограниченій еще болѣе раз-
ширяло эту возможность. *) Все сіе вмѣстѣ съ несомнѣннымъ
преимуществомъ новыхъ гимназій предъ большинствомъ тогдаш-
нихъ частныхъ пансіоновъ, казалось бы, должно было привлечь
сразу въ новыя заведенія большое число учащихся.
Тѣмъ болѣе, что главный дѣйствительно очень важный не-
достатокъ гимназій 1804 г. ихъ энциклопедически-раціоналисти-
ческій характеръ съ явно подчиненнымъ положеніемъ религіоз-
наго элемента, при все продолжающемся еще въ тогдашнемъ
обществѣ господствѣ раціоналистическихъ идей XVIII вѣка,
этимъ обществомъ не могъ быть замѣченъ.
Все это такъ выходитъ теоретически, но какъ- было оно на
практикѣ, постараемся показать въ слѣдующей главѣ.
*) Общесословность гимназіи была положительно новостью. Всѣ школы
Екатерининскаго и Павловскаго времени были окрашены сословнымъ цвѣ-
томъ. (Сухомлиновъ 49).
Въ Казанской гимназіи, напр. если и были разночинцы, то дворяне отъ
нихъ рѣзко выдѣлялись, для нихъ существовала даже особая форма. (Влади-
мировъ. Истор. Записка 1—й Казанской гимн. гл. I, стр. 54).

38

ГЛАВА III.
Практическій успѣхъ или провалъ новыхъ учебныхъ заве-
деній, т. е. въ данномъ случаѣ-гимназій, вполнѣ зависѣлъ и
обусловливался двумя равнодѣйствующими—правительствомъ съ
одной стороны и обществомъ съ другой. Указанными равнодѣй-
ствующими и исчерпывается все содержаніе данной главы.
Просматривая дѣятельность высшаго учебнаго начальства
въ ближайшее за выходомъ Устава время, приходится конста-
тировать неуклонную вѣрность духу устава и твердое стремле-
ніе къ его осуществленію. Надѣемся, что съ этимъ согласятся
и читатели послѣ изложенія, предпринятыхъ Министерствомъ
въ ближайшее время за выходомъ устава отдѣльныхъ мѣръ и
распоряженій.
Такъ, напримѣръ, въ подвержденіе мысли, что общеобра-
зовательная школа не должна знать никакихъ національныхъ
и сословныхъ ограниченій, въ 1804 же году (9-го декабря) вышло
Высочайше утвержденное положеніе объ евреяхъ, въ которомъ
говорилось: „Всѣ дѣти евреевъ могутъ быть принимаемы и обу-
чаемы, безъ всякаго различія отъ другихъ дѣтей, во всѣхъ
Россійскихъ народныхъ училищахъ, гимназіяхъ и университе-
тахъ" *).
Подтверждая основныя мысли устава новыми законодатель-
ными актами, первое министерство, п за нимъ и второе ревниво
слѣдили и за исполненіемъ своихъ старыхъ предписаній. Въ
1805 году (21 марта) были приведены въ исполненіе указанія
рескрипта 9 октября 1803 г. относительно образованія военныхъ.
Въ планѣ военнаго воспитанія, явившемся въ результатѣ дѣя-
тельности упоминавшейся у насъ комиссіи, сказано: „Воспитаніе
въ губернскихъ военныхъ училищахъ раздѣлено на часть учеб-
ную и часть военныхъ упражненій. Первая преподается по пра-
виламъ для уѣздныхъ училищъ и губернскихъ гимназій пред-
писаннымъ, вторая — въ самихъ военныхъ училищахъ черезъ
штабъ и оберъ-офицеровъ, при оныхъ находящихся" **).
Высказавъ, напримѣръ, пожеланіе, чтобы обученіе въ гим-
назіяхъ было разумно и осудивъ тѣлесныя наказанія, учебное
начальство неослабно боролось, какъ съ механической ученой,
такъ и съ розгами.
*) Сборн. Постан. т. 1-й, 67.
**) Сборникъ Постановл. т. 1-й 81.

39

Въ циркулярѣ (8 іюля 1810 г.) *) „о способахъ препода-
ванія" Главное Правленіе Училищъ писало: Усмотрѣно, что во
многихъ училищахъ преподаются науки безъ всякаго вниманія
къ пользѣ учащихся, что учителя стараются болѣе обременять,
нежели изощрять память ихъ, и вмѣсто развитія разсудка по-
степеннымъ ходомъ, притупляютъ — оный, заставляя заучивать
наизусть отъ слова до слова то, изъ чего ученикъ долженъ
удерживать одну только мысль и доказывать, что понимаетъ ее,
собственными, хотя бы и несвязными, но не книжными выраже-
ніями. Таковой способъ ученія, сколько легокъ для учителей,
столько вреденъ для истиннаго образованія юношества, а на
сіе тѣмъ менѣе можно взирать съ равнодушіемъ, что сверхъ
потраты дѣтьми наилучшаго въ жизни времени, обманывается
надежда правительства и употребляемыя имъ на воспитаніе
издержки остаются мало вознагражденными; въ прекращеніе
сего (Министръ Народнаго Просвѣщенія сообщаетъ всѣмъ попе-
чителямъ учебныхъ округовъ, дабы предложили университетамъ:
1) чтобы при опредѣленіи учителей требовано было отъ нихъ
знаніе методы ученія не механической, но способствующей къ
дѣйствительному обогащенію ума полезными и нужными ис-
тинами.
2) Чтобы предписано было Директорамъ и смотрителямъ
училищъ имѣть неослабный надзоръ за учителями въ этомъ
отношеніи.
3) Чтобы и визитаторы на это обращали главное вниманіе.
4) Чтобы преподаваніе шло по рекомендованнымъ—учеб-
никамъ, а не произвольно составляемымъ учителями курсамъ,
на переписку коихъ уходило много труда и времени, и наконецъ,
5) Чтобы для совершеннаго удостовѣренія въ успѣхахъ
учениковъ были употребляемы всѣ мѣры, чтобы экзаменическія
испытанія производились вполнѣ безпристрастно **).
Изъ этого интереснаго даже съ бытовой стороны циркуляра
видно, что уровень низовъ учебнаго вѣдомства, т. е. учителей,
далеко не соотвѣтствовалъ воззрѣніямъ — Главнаго Правленія
Училищъ и Министра—иначе не понадобилась-бы такая слож-
ная система контроля.
*) Въ это время Министромъ былъ уже А. К. Разумовскій, но мы не
видимъ никакихъ основаній для того, чтобы строить планъ своей работы по
Министрамъ особенно, если, какъ было и въ этомъ случаѣ, новый Министръ
не вносилъ ничего существенно новаго.
**) Чтобы не сами учителя экземеновали учениковъ. Арх. М. Н. Пр.
д. № 39174; к. 1037—также Сборн. Постан. т. 1-й 56.

40

Тоже самое подтверждаетъ и циркуляръ о тѣлесныхъ на-
казаніяхъ (18 марта 1811 г.), призывающій къ исполненію этой
части устава подъ опасеніемъ въ противномъ случаѣ отрѣшенія
отъ должности для учителей, и закрытія частныхъ пансіоновъ
для ихъ содержателей, циркуляръ, несмотря на всю свою стро-
гость, повторенный всего чрезъ три года (14 февраля 1814 г.)*).
Выдерживая такимъ образомъ борьбу со своими подчинен-
ными, плохо подготовленными и недоросшими еще до настоя-
щаго пониманія многихъ требованій устава, реформаторски на-
строенное молодое правительство старалось всякими мѣрами и
способами завоевать моральную и матеріальную поддержку со
стороны общества.
Для этой цѣли открытіе гимназій обставлялось необычайной
помпой и торжественностью. Вотъ какъ, напримѣръ, происхо-
дило открытіе Тверской гимназіи по оффиціальному донесенію
о немъ Министру.
„Наканунѣ дня открытія (2 февраля 1904 г.) по утру разо-
сланы отъ университетскаго депутата**) чрезъ учителей особыя
пригласительныя программы къ знатнѣйшимъ чиновникамъ.
Февраля 2-го по утру въ 8 часовъ собрались ученики, а въ
9 учителя въ домъ бывшаго главнаго народнаго училища. По
благовѣсту въ ближней приходской церкви ученики съ однимъ
учителемъ отправились въ церковь, а потомъ и другіе учителя
съ Депутатомъ университета и Директоромъ гимназіи. Божест-
венную литургію совершалъ Желтиковскаго монастыря Архи-
мандритъ***) съ протоіереемъ соборнымъ, Тверской семинаріи
префектомъ и съ прочимъ монашествующимъ и бѣлымъ собор-
нымъ духовенствомъ, учащимъ въ той гимназіи. Приличную на
случай проповѣдь говорилъ Владимірской церкви священникъ
А. Боршовъ о выгодахъ и преимуществахъ общест-
веннаго воспитанія предъ частнымъ. Послѣ благо-
дарственнаго молебствія и многолѣтія Государю начался крест-
ный ходъ въ училищный домъ такимъ порядкомъ: сперва въ
преднесеніи хоругвей шли ученики по два въ рядъ со своими
учителями, потомъ съ крестомъ и св. евангеліемъ духовенство,
*) Арх. М-ва Н. Пр. д. № 9195. к. 203 и сборн. распоряженій т. 1-й.
**) Иногда вмѣсто университ. депутата на открытіе пріѣзжалъ самъ
попечитель, какъ наприм. H. Н. Новосильцевъ въ 1808 г. на открытіе Нов-
городской гимназіи. Н. Отто. Матеріалы для исторіи учебн. заведен. М. Н.
Пр. Спб. 1865 г. стр. 10.
***) Очевидно Епископъ былъ въ отлучкѣ. Во всѣхъ другихъ гимназіяхъ
служитъ мѣстный архіерей.

41

за нимъ депутатъ университета съ директоромъ гимназіи и всѣ
посѣтители. По приходѣ въ назначенные покои для второго раз-
ряда Архимандритъ со сослужащими совершилъ водосвященіе,
и при возглашеніи паки многолѣтія окропилъ св. водой чинов-
никовъ, учащихъ и учащихся. Когда заняли свои мѣста посѣ-
тители участвовавшіе въ семъ торжествѣ: Генералъ-губернаторъ
князь И. М. Ухтомскій, ихъ превосходительство А. М. Корни-
ловъ, И. П. Руничъ, У. М. Поярковъ, Г. А. Френовъ съ прочимъ
знаменитымъ дворянствомъ при стеченіи многочисленныхъ граж-
данъ, то во 1-хъ директоръ гимназіи читалъ статьи изъ Высо-
чайше утвержденныхъ Предварительныхъ правилъ *), потомъ
депутатъ университета г. Гавриловъ съ кафедры произнесъ всту-
пительное слово о пользѣ ученія въ Гимназіяхъ, со-
единеннаго съ ученіемъ Университетомъ, по окон-
чаніи котораго соборными пѣвчими воспѣтъ кантъ. Затѣмъ го-
ворили рѣчи: на нѣмецкомъ языкѣ учитель Миллеръ, па фран-
цузскомъ языкѣ учитель Геннагъ, на русскомъ учитель Усти-
новъ, сопровождаемый вторымъ кантомъ. Послѣ чего говорилъ
рѣчь Директоръ гимназіи г. Толмачевъ о должности юно-
шей украшать свой разумъ и сердце**) и учитель
Полунинъ благодарное привѣтствіе—къ посѣтителямъ по про-
пѣтіи третьяго канта. Наконецъ депутатъ Университета ввелъ
какъ учителей, такъ и учениковъ въ новооткрытые классы, чѣмъ,
по угощеніи отъ градскаго головы почтеннѣйшихъ посѣтителей
завтракомъ и закончено во 2-мъ часу пополудни торжество от-
крытія Тверской гимназіи***).
Открытіе другихъ гимназій совершалось по этому же ша-
блону ****) или-же съ незначительными отклоненіями ****•).
Изъ приведеннаго описанія торжества открытія видно, чт#
появленіе новой гимназіи старались представить общегород-
скимъ событіемъ и праздникомъ.
Другой мѣрой воздѣйствія на общество, особенно въ цѣ-
*) Гимназія открывалась до выхода въ свѣтъ Устава 5 нояб. 04 года.
**) Рѣчи вездѣ говорились по возможности на педагогическ. темы, наприм.,
при открытіи Вологодской гимназіи: 1, О взаимной обязанности учащихъ ж
учащихся и 2, О пользѣ наукъ съ показаніемъ начала ихъ и прехожденія
отъ одного народа къ другому.
Арх. Вологод. гимназіи. Рукоп. Истор. записка 1804—1825 г.
***) Арх. М. Н. Пр.
****) Наприм. Псковской губ. См. Період. Сочин. объ успѣх. Н. Пр. № XXII
ч. III, стр. 220 и др.
*****) Такъ напр., вмѣсто какой-нибудь рѣчи читалось стихотвореніе, какъ
это было въ Орлѣ. Арх. M. H. Пр. д. № 39, 351; к. 1052.

42

ляхъ привлеченія къ пожертвованіямъ, были измѣненія въ уставѣ
гимназій въ угоду лицамъ, сдѣлавшимъ вклады.
Такъ въ 1804 г. открыта коммерческая гимназія въ Одессѣ
во вниманіе къ потребностямъ края *) и классы коммерческихъ
наукъ при Смоленской гимназіи во вниманіе къ пожертвованіи)
Гжатскаго купечества *). Въ 1805 г. во вниманіе къ пожертво-
ваніямъ дворянъ былъ расширенъ курсъ Волынской (Кременец-
кой) гимназіи *), въ 1806 г. тоже и по тому же поводу было
сдѣлано съ гимназіей Кіевской *), а въ 1811 г. послѣдней даны
были особыя высшія по сравненію съ другими гимназіями
права *),
Просматривая всѣ эти и другіе законодательные акты на-
чала царствованія Александра I неминуемо приходишь къ вы-
воду, что учебное начальство въ періодъ младенчества нашей
гимназіи вполнѣ искренно желало ей процвѣтанія и для этой
цѣли согласно было поступиться многими своими общими по-
становленіями.
Къ сожалѣнію у другой стороны, отъ которой также много
зависѣлъ успѣхъ нашей средней школы, такого къ ней интереса
и готовности сдѣлать что нибудь для ея процвѣтанія почти со-
всѣмъ незамѣтно. А что касается дворянства для котораго судьба
гимназій должна-бы, казалось, быть особенно интересной, то от-
ношеніе его къ новымъ учебнымъ заведеніямъ, выражаясь со-
временнымъ языкомъ, было-бы очень удобно обозначить терми-
номъ „пассивной забастовки".
На призывъ Государя къ пожертвованіямъ въ пользу учеб-
ныхъ заведеній изъ всего русскаго Дворянства откликнулись
болѣе или менѣе крупными суммами только Демидовъ, Харь-
ковскіе**), Пензенскіе*" *), Волынскіе ****) и Кіевскіе дворяне****"),
да и то у послѣднихъ могли быть свои національно-польскіе
соображенія. Если принять во вниманіе, что дворянство того
времени при своей многочисленности находилось въ самой порѣ
расцвѣта въ матеріальномъ отношеніи, то будетъ ясно, что ука-
занныя пожертвованія прямо ничтожны, это просто дѣйствія
отдѣльныхъ просвѣщенныхъ личностей и группъ. Если же обра-
тить вниманіе на то, что два первыхъ жертвователя даютъ свои
деньги на школы высшія, а два послѣднихъ этимъ путемъ ста-
*) Сборн. Постан. т. I. 45, 38. 89, 123, 139.
**) Благодаря стараніямъ В. H. Каразина 400 тыс. руб. на университетъ.
***) 2.250 р. ежегодно на гимназію. Сборн. Расп. т. 1-й.
****) % съ суммы 194.400 р. серебр. Сборн. Пост. т. 1-й 89.
*****) до 500 тысячъ руб. Сборн. Пост. т. 1-й. 123.

43

раются тоже возвысить гимназію и по учебному плану, а главное
по правамъ, т. е. иначе говоря, стремятся сдѣлать ее привилле-
гированной, то отрицательное отношеніе тогдашняго дворянства
къ новой средней школѣ выступитъ вполнѣ рельефно.
Не желая жертвовать на учебное дѣло, несмотря на призывъ
популярнаго Государя, несмотря на чисто царскую награду Де-
мидова дворянство игнорировало гимназіи и на практикѣ, про-
должая предпочитать имъ* частныя пансіоны и домашнихъ
учителей.
Не трудно понять причину такого поведенія дворянства; она
заключалась, главнымъ образомъ, въ общесословности новой
школы. Зараженные сословными предразсудками о своей бѣлой
кости, Александровскіе дворяне не хотѣли видѣть своихъ дѣтей
вмѣстѣ съ разночинцами и смердами.
Но въ тоже время они не могли не видѣть и преимуществъ
гимназій предъ частными пансіонами, хотя бы сравнительной
дешевизны обученія. Поэтому, съ самаго ранняго времени на-
чинаются попытки дворянъ въ самой гимназіи какъ нибудь
отгородить своихъ недорослей отъ гимназистовъ прочихъ сосло-
вій. Уже въ 1806 г. гр. С. Потоцкій писалъ: „Во всякую бытность
мою въ Харьковѣ я видѣлъ общее дворянства сей губерніи же-
ланіе имѣть какое нибудь заведеніе, гдѣ-бы дѣти ихъ могли
быть содержимъ! и обучаемы съ меньшими издержками противу
цѣнъ требуемыхъ за то содержателями частныхъ пансіоновъ.
Желая всѣми зависящими способами облегчить для онаго сред-
ства воспитанія ихъ дѣтей, и черезъ то привлечь благораспо-
ложеніе ихъ къ учебной части, которое напредъ сего не такъ
было въ нихъ примѣтно, я предположилъ устроить при свободно-
украинской гимназіи пансіонъ, который бы состоялъ подъ осо-
беннымъ надзираніемъ Университета".
Предположеніе было приведено въ исполненіе и первый
параграфъ положенія о пансіонѣ гласилъ между прочимъ: „Въ
пансіонъ сей принимаются только дѣти такихъ дворянъ округа
Харьковскаго Университета, коихъ доходы не достаточны для
заплаты за ученіе и присмотръ въ пансіонахъ, содержимыхъ
частными людьми *).
Для насъ важно что это было правительственное заведеніе
чисто дворянское, такъ какъ это была уже принципіальная
уступка могущественному сословію.
*) Арх. М-ва Н. Пр. д. 39. 351.

44

Такой же пансіонъ былъ открытъ и дворянами Владимірской
губерніи (1809 г.) *).
Если дворянство сознательно холодно встрѣтило новыя
гимназіи, то остальныя сословія оказались къ нимъ слишкомъ
равнодушными просто потому, что у нихъ не проснулась еще
потребность въ образованіи. „О городскихъ жителяхъ нерѣдко
и притомъ изъ разныхъ концовъ государства доносили, что
даваемое и въ уѣздныхъ училищахъ образованіе слишкомъ вы-
соко для ихъ дѣтей, что они требуютъ менѣе, какъ напримѣръ,
та посадская вдова, которая подтвердивъ, что сынъ ея не былъ
въ классѣ 1154 раза, прибавила: „сына моего болѣе обучать не
желаю, сочтя себя преподанными ему науками довольною**),*
Констатируя холодную и даже враждебную встрѣчу гимна-
зическаго устава 1804 г. со стороны тогдашняго общества мы
не должны этому удивляться: слишкомъ ужъ чужды были
многія его либеральныя черты сознанію тогдашнихъ обывателей.
Краснорѣчивымъ подтвержденіемъ этого можетъ служить
то обстоятельство, что даже тогдашняя литературная интелли-
генція во многомъ была умѣреннѣе творцовъ новаго устава.
Первый и самый вліятельный изъ литераторовъ того вре-
мени Н. Карамзинъ ограничился однимъ только общимъ восхва-
леніемъ***) да еще неискреннимъ, какъ потомъ показала его
записка „О древней и новой Россіи" и, потому собственно
услуга его просвѣщенію была ничуть не больше древняго
М. Хераскова, откликнувшагося на тогдашнія образовательныя
реформы одой „Просвѣщеніе" и заявившаго въ ней про« Алек-
сандра 1-го, что онъ Августовъ возставилъ вѣкъ»****).
Кардинальный пунктъ устава о всесловности обученія не
встрѣтилъ сочувствія даже въ такомъ просвѣщенномъ человѣкѣ,
какъ И. П. Пнинъ (1773 — 1805 г.). Въ своемъ „Опытѣ о просвѣ-
щеніи относительно къ Россіи"*****) И. Ц. Пнинъ не только вы-
ступаетъ защитникомъ сословности образованія, какъ Шестаковъ,
но и пытается обосновать это научно.
Производя сословіе отъ „неравенства силъ человѣческихъ"
и видя въ сохраненіи незыблемости ихъ залогъ благосостоянія
общества нашъ авторъ въ примѣрѣ Франціи старается найти
*) Сборникъ распоряженій т. 1-й.
**) Шмидъ. Средн. образов, въ Россія стр. 70.
***) Въ статьяхъ: „О новомъ образованія Нар. Просвѣщенія въ Россіи" и
"О вѣрномъ способѣ имѣть въ Россіи довольно учителей*1. В. Евр. 1803 г.
****) Въ журналѣ „Патріотъ", изд. Измайловымъ 1804 г. январь стр. 138.
*****) „Опытъ" стр. 37 и 38. курсивъ подлинника.

45

отрицательное доказательство того, что всѣ состоянія, начиная
отъ «земледѣльца до Монарха необходимы нужны, поэтому каж-
дое изъ оныхъ есть не иное что, какъ звѣно, государственную
цѣпь, составляющее14, что, «сей общественный узелъ разсѣкати
опасно; напротивъ того всѣми мѣрами стараться надобно сохра-
нять оный». И потому отъ мудрости законодателя
зависѣть уже будетъ каждому изъ сихъ со-
стояній внушить нужду взаимной зависимости,
положить каждому изъ оныхъ предѣлы, изъ ко-
торыхъ выходить бы л о-б ы ужасно, опредѣлить
каждому состоянію его права, предписать его
обязанности и умѣть употребить средства для
предупрежденія злоупотребленій» *). Въ числѣ
такихъ средствъ видное мѣсто должно занять и различное прис-
пособленное къ сословіямъ образованіе.
Предлагая проэктъ своей чисто сословной школьной сѣти
для Россіи И. П. Пнинъ приходитъ къ ней путемъ анализа 4-хъ
русскихъ сословій и путемъ опредѣленія для каждаго изъ нихъ
специфическихъ добродѣтелей, которые «должны лечь въ основу
приспособленныхъ къ каждому сословію курсовъ» **).
Обращаемъ особое вниманіе читателей на тотъ фактъ что
какъ потомъ правительство, такъ теперь и Пнинъ приходятъ къ
мысли о сословности образованія изъ страха предъ французской
или другой какой революціей.
За сословность образованія стоялъ и защитникъ образова-
нія противъ его домашнихъ враговъ, которыхъ было не мало въ
обществѣ, журналъ «Сѣверный вѣстникъ» Мартынова***). „Чѣмъ
обширнѣе кругъ дѣйствій какого состоянія, либо лица, тѣмъ
болѣе и обширнѣе надлежитъ быть познаніямъ, чѣмъ ограни-
ченнѣе кругъ сей, тѣмъ менѣе могутъ приносить пользы такія
познанія, которыхъ имъ ни на что употребить не можно" ****).
Только одинъ издатель „Патріота" (Вл. Измайловъ) возвысился до
*) И. Ивинъ. „Опытъ о лросвѣщеніи".... изд. 1804 г. стр. 34, 35 и 17.
**) Наприм., трудолюбіе и честность для земледѣльца и исправность ж
честность для мѣщанъ и т. д. стр. 57 и 8. Любопытно, что говоря о земле-
дѣльцахъ, Пнинъ приходитъ къ мысли, что сначала надо оградить права
собственности земледѣльцевъ, вывести ихъ изъ рабскаго состоянія и, что
тогда только наступитъ настоящее время для ихъ образованія. „Опытъ*
стр. 52.
***) Въ этомъ отношеніи интересна его полемика съ нѣкіемъ С. С, авто-
ромъ очень страннаго «проэкта С. В. 1804.
****) „Сѣв. вѣстникъ" 1804 г. ч. I, стр. 4.

46

мысли, что воспитаніе даетъ почувствовать истинное равенство
людей, но и тотъ проводилъ ее весьма прикровенно и умѣренно.
У него же одного находимъ и протестъ противъ тѣлеснаго
наказанія въ школѣ *).
Гораздо болѣе посчастливилось уставу въ его отношеніи
къ обученію домашнему и частному. Здѣсь нашлись люди весьма
рѣшительно его поддерживавшіе. Неизвѣстный авторъ «письма
къ пріятелю о воспитаніи» **), вооружаясь противъ дворянъ,
«одержимыхъ недугомъ Галломаніи» говоритъ; „какъ патріотъ,
какъ любитель просвѣщенія, жалѣю объ отцахъ, жалѣю о мате-
ряхъ изъ слѣпого подражанія господствующей модѣ—ввѣряю-
щихъ драгоцѣнную надежду отечества въ руки незнаемыхъ при-
шельцевъ, ни имѣющихъ ни отечества, ни правилъ, ни познаній—
пришельцевъ, или изгнанныхъ изъ Франціи ужасами революціи,
или скитающихся пильгримовъ Фортуны" ***).
Въ другомъ журналѣ иностранцы-гувернеры называются
«бродягами, людьми распутными, зараженными якобинскими
правилами» и сообщается, что «сами французы признаются, что
они видали въ лучшихъ домахъ учителей, которые во Франціи
были парикмахерами, лакеями, обручниками и пр.» ****).
Отношеніе литературныхъ круговъ къ уставу 1804 г. и къ
предварительнымъ правиламъ въ ближайшее время по ихъ по-
явленіи мы исчерпали и убѣдились, что даже здѣсь лучшія
стороны устава не были оцѣнены по достоинству, равно какъ не
было указано и никакихъ дѣльныхъ исправленій, кромѣ совѣ-
товъ Измайлова обратить вниманіе и на физическое воспита-
ніе ***•*).
Что же удивительнаго послѣ этого и послѣ выясненнаго
уже выше отношенія массы общества къ новымъ гимназіямъ,
что онѣ развивались не особенно быстро. Къ 1809 г., т. е., когда
согласно обѣщанію предварительныхъ правилъ для занятій вся-
кой гражданской должности должно быть непремѣннымъ усло-
віемъ окончаніе курса въ какомъ нибудь учебномъ заведеніи,
число гимназій было очень не велико—и не доходило даже до
своего минимума, т. е., еще не всякій губернскій городъ былъ
украшенъ гимназіей.
*) Патріотъ 1804 г. Апрѣль. Ст. „Ужасный случай".
**) „Новости рус. литературы". 1804 г. кн. 9-я.
***) Новости. 1804. кн. 9 стр. 328.
•***) Журн. Росс, словесности. Январь 1805 г. „Письмо деревенскаго жи-
теля о воспитаніи" стр. 19.
*****) Патріотъ 1804. Апрѣль „О русскомъ старинномъ воспитаніи";

47

Всѣхъ гимназій къ началу 1809 г. было тридцать двѣ *),
по округамъ гимназіи и уѣздныя училища того времени распо-
лагались слѣдующимъ образомъ:
УЧЕБНЫЕ ОКРУГА.
Число гу-
бернскихъ
городовъ.
Число гим-
назій.
2 и
ч о
2 «
и:.
^ о
£2
Число уѣзд,
училищъ.
Число уче-
никовъ.
С.-Петербургскій
5
3
294
43
5
1066
Московскій . . .
10
10
447
116
44
2356
Харьковскій
11
8
447
109
18
1747
Казанскій .
13
5
315
129
5
248
Всего
39
26
1533
397
72
5417
Виленскій
8
6
1305
89
54
7422
Всего съ Виленск. окр.
47
32
2838
486
126
128S9**)
При выясненіи вопроса о количествѣ учащихся Виленскій
округъ, конечно, не можетъ идти во вниманіе, поскольку онъ и
по своему прошлому и по бытовой обстановкѣ рѣзко отличается
отъ остальной Россіи.
Кромѣ того, что большинство учащихся въ гимназіяхъ
были разночинцы ***) заслуживаетъ еще отмѣтки, что между
учащимися въ гимназіяхъ въ первые годы даннаго періода встрѣ-
чались дѣвочки, такъ наприм., въ 1804 г. въ Новгородъ-Оѣвер-
ской гимназіи училось 8 дѣвочекъ ****), въ Витебской—20, Мо-
гилевской—13, Новгородской—3, Псковской—7 и т. д. *****). Оче-
видно, это были перешедшія въ нихъ изъ прежнихъ народныхъ
училищъ.
Принимая во вниманіе, что изъ остальныхъ округовъ только
въ Московскомъ число гимназій доведено до указаннаго уста-
вомъ минимума, мы на немъ и остановимся подробнѣе, тѣмъ
*) II. Кеппенъ. Матер, для исторіи Просвѣщ. въ Россіи № 111. Спб
1827 г. таблицы Кеппеяа Ср. Церіод. Сочин. объ успѣхахъ Нар. Пр. ч. XXV
за 1809 г.
**) Данныя объ уѣздныхъ училищахъ взяты у Шмида.
***) Наприм. въ Новгородской. Отто стр. 15.
»***) Панаженко стр. 13.
*•***) Матеріалы для исторіи и статистики нашихъ гимназій стр. SO изъ
М. Н. Проев. 1864 г.

48

болѣе, что данныя относительно этого округа провѣрены нами
по первоисточнику *), что при несомнѣнной приблизительности
вышеприведенной таблицы **) не лишено значенія.
Въ гимназіяхъ же Московскаго округа число учащихся
располагалось слѣдующимъ образомъ: гимазіи полныя (4 кл.>.
Московская
61 человѣкъ.
Тульская
37
Ярославская
47
Вологодская
„ ***)
51
24
49
Тверская (Не полная—2 класса).
41
Калужская .
47
Итого
447 человѣкъ ****), т. е.
въ десяти гимназіяхъ столько-же, сколько теперь въ одной гим-
назіи средняго размѣра. Такъ что, и принимая во вниманіе, что
гимназіи были только четырехклассныя, нужно сказать, что
число учащихся въ нихъ было очень незначительно.
Этими же извлеченіями изъ донесеній Визитаторовъ Мо-
сковскаго округа приходится довольствоваться и при опредѣле-
ніи вопроса о состояніи учебной части гимназій даннаго пе-
ріода. Къ сожалѣнію всѣ отчеты писались, видимо, по одному
шаблону и поступали въ Министерство въ очень краткомъ видѣ.
По нимъ видимо только, что изъ 10 гимназій Московскаго округа
вполнѣ удовлетворили визитаторовъ четыре: Московская, Во-
*) Разумѣемъ находящееся въ Арх. М. Н. Просвѣщ. за № 39105 к. 1022.
Систематическое извлеченіе изъ Визитаторскихъ донесеній на 1808 г.
**) Приблизительность объясняется невысокой точностью губернскихъ
отчетовъ; нѣкоторые случаи, пишетъ Шмидъ, наприм. указываютъ, что по
офф. отчетамъ число учениковъ уѣзднаго училища показано нераздѣльно съ
числомъ учениковъ гимназіи такъ, наприм., по Новгородской гимназіи зна-
чится 140 уч., тогда какъ Отто въ дѣлахъ Новгородской дирекціи училищъ
нашелъ, что въ упомянутой гимназіи въ 1809 г. было только 30, въ уѣзд-
ныхъ училищахъ 70 воспитанниковъ и пр. Шмидъ ст. 69.
***) Въ извлеченіи написано: „Знатное число учащихся", цифра же полу-
чена изъ сопоставленія данныхъ таблицы съ показаніемъ книжки „Сто-
лѣтній юбилей Вологодской губ. гимназіи*. Вологда 1886 г., гдѣ сказано, что
гимназія въ Вологдѣ открылась 18 авг. 1809 г. при 51 уч.
•***) Стр. 75 Ар. М. Н. П. д. М 39105 к. 1022.

49

л ого д екая, Смоленская и Тверская. Въ нихъ найдено
обученіе соотвѣтствующимъ плану и успѣшнымъ, учебныхъ по-
собій достаточно и они въ порядкѣ.
Въ Костромской и Рязанской оказались слабыми
успѣхи по латинскому языку.
Въ Ярославской ученіе производится порядочно, но
только учениковъ занимаютъ больше теоріею, нежели прак-
тикою.
Что же касается остальныхъ, то Владимірская вообще не-
совсѣмъ въ цвѣтущемъ состояніи, и публика здѣшняя не имѣетъ
къ ней большой довѣренности.
Въ Тульской успѣхи, вообще говоря, не велики, и, на-
конецъ, въ Калужской совсѣмъ не велики. Плохія помѣщенія
были найдены въ Ярославлѣ, Рязани, Калугѣ и Твери *).
Трудно сдѣлать какой нибудь опредѣленный выводъ о со-
стояніи учебнаго дѣла на основаніи приведенныхъ краткихъ от-
зывовъ визитаторовъ; ясно только одно, что учебная жизнь въ
гимназіяхъ не улеглась еще въ свои опредѣленныя рамки, про-
должала быть еще въ періодѣ устроенія.
Большинство визитаторовъ и ограничивается только ука-
занными внѣшними замѣчаніями. О пригодности самой системы
говоритъ одинъ только ординарный профессоръ Шлецеръ, реви-
зовавшій Вологодскую и Костромскую гимназію.
По его наблюденіямъ „въ самыхъ лучшихъ даже учили-
щахъ публичное ученіе состоитъ въ одномъ только выучиваніи
наизусть того, что ученикамъ преподаютъ, чему онъ полагаетъ
причина въ великомъ разнообразіи преподаваемыхъ предметовъ
и, что ученіе латинскаго языка въ пренебреженіи". Обращаемъ
вниманіе на этотъ отзывъ, какъ на первую и пока единственную
жалобу на основной недостатокъ гимназій 1804 г.—многопредмет-
ность. Указаніе на латинскій языкъ также имѣетъ глубокій
смыслъ. Устроивъ гимназіи на основѣ главныхъ народныхъ
училищъ, стоявшихъ совершенно отдѣльно отъ Елизаветинскаго
университета, составители гимназическаго устава, увлекшись
этой исторической почвой и энциклопедичностью, недостаточно
приспособили новыя гимназіи къ университету, гдѣ и по уставу
1804 г., нѣкоторыя предметы продолжали читаться на латин-
скомъ языкѣ и гдѣ рекомендовалось вести на немъ практиче-
скія занятія.
Если со стороны учебно-воспитательной удѣльный вѣсъ
*) Арх. М. Н. Пр. д. № 39105.

50

устава 1804 г. для хозяевъ учебнаго дѣла и ихъ современни-
ковъ въ первое пятилѣтіе еще не опредѣлился, то недостатокъ
учащихся и особенно учащихся дворянъ кричалъ о себѣ на-
столько сильно, что требовались безотлагательныя мѣры для его
устраненія. Это хорошо понималъ ближайшій совѣтникъ Але-
ксандра I М. М. Сперанскій, единолично вставшій на мѣсто раз-
валившегося къ этому времени неоффиціальнаго Комитета.
Въ его головѣ и зародилась мысль о рѣшительной мѣрѣ,
которой суждено было вызвать небывалый переполохъ въ чинов-
ничье-дворянскомъ мірѣ и возбудить жгучую ненависть къ ея
автору, мы разумѣемъ экзамены на чины.
Задумавъ бороться со зломъ, препятствующимъ успѣху про-
свѣщенія, которое мы выше обозначили терминомъ пассивной
забастовки, М. М. Сперанскій приготовилъ обстоятельный докладъ
«объ усовершенствованіи общаго народнаго воспитанія», кото-
рый своей неумолимой логикой долженъ былъ склонить на свою
сторону Государя.
Докладъ этотъ настолько интересенъ и но своему содержа-
нію, и по имени, съ которымъ онъ связанъ и, наконецъ, по зна-
ченію, которое ему было суждено имѣть потомъ, что мы позво-
лимъ себѣ привести его или по крайней мѣрѣ первую его часть
почти цѣликомъ.
Первая часть доклада озаглавлена—п р и ч и я ы настоя-
щихъ неудобствъ. „Главныя средства, пишетъ въ ней М. М.
Сперанскій, „которыми Правительство можетъ дѣйствовать на
воспитаніе народное, стоятъ:
1) Въ доставленіи способовъ къ просвѣщенію. Сюда принад-
лежитъ устройство училищъ, библіотекъ и тому подобныхъ пуб-
личныхъ заведеній.
2) Въ побужденіяхъ и нѣкоторой моральной необходимости
общаго образованія.
Въ Россіи первое изъ сихъ средствъ давно уже было при-
нято и переходя разныя постепенности въ настоящее царствова-
ніе нарочито усилено. Можно съ достовѣрностью сказать, что
никакое Правительство не употребляло въ сей части ни болѣе
щедрости, ни болѣе усилій.
Но второе средство доселѣ не было еще довольно употреб-
ляемо. Доселѣ Правительство ограничивало себя частными по-
ощреніями, отличіями, напоминаніями. Но ученіе никогда еще
не было у пасъ поставлено условіемъ необходимымъ и обязан-
ностью непремѣнною для вступленія въ службу и занятія гра-
жданскихъ мѣстъ.

51

Между тѣмъ извѣстно, что условіе сіе въ другихъ государ-
ствахъ существуетъ. Не говоря уже о Франціи, ни въ Австріи»
ни въ Англіи, ни въ нѣмецкихъ земляхъ никто не можетъ быть
ни судьей, ни адвокатомъ, ни прокуроромъ безъ аттестата и
испытанія извѣстныхъ учебныхъ мѣстъ.
И въ Россіи условіе сіе предварительно уже принято; въ
правилахъ народнаго просвѣщенія (ст. 24) постановлено: „чтобъ
ни въ какія губерніи спустя 5 лѣтъ по устроеніи въ кругѣ, къ
которому она принадлежитъ на основаніи общихъ правилъ учи-
лищной части, не опредѣлять къ гражданской должности, тре-
бующей юридическихъ и другихъ познаній, людей, не окончив-
шихъ ученія въ общественномъ или частномъ училищѣ\
Положенныя симъ правиломъ лѣта истекаютъ, но какимъ
образомъ привести мѣру сію въ дѣйствіе, когда во всѣхъ уни-
верситетахъ и гимназіяхъ количество учащихся столь мало-
численно.
Нужно прежде всего разсмотрѣть причины сей малочис-
ленности.
Изъ опытовъ извѣстно, что у насъ существуетъ три рода
гражданскаго ученія: l) ученіе домашнее, 2) ученіе въ частныхъ
пансіонахъ и 3) ученіе въ казенныхъ училищахъ.
Ученіе домашнее обыкновенно употребляется въ домахъ
дворянъ богатыхъ, имѣющихъ способы нанять учителей н гу-
вернера.
Ученіе въ пансіонахъ есть удѣлъ дворянъ среднихъ.
Ученіе въ училищахъ большею частію оставляется людямъ
бѣднымъ свободныхъ состояній.
Первый способъ ученія, очевидно, для государства неудобенъ
1) потому, что для великаго числа людей нельзя найти довольно
хорошихъ учителей. Отсюда всѣ странности и укоризны, коимъ
выборъ иностранныхъ учителей издавна и не безъ основанія у
насъ толико оглашенъ; -2) способъ сей неудобенъ и потому, что
онъ не оставляетъ Правительству средствъ наблюдать за духомъ
воспитанія и приводить юношество къ нѣкоторому единообразію
общественныхъ правилъ.
Второй способъ (ученіе въ частныхъ пансіонахъ) въ мень-
шей степени, но тѣ же представляетъ неудобства.
Третій всѣхъ былъ бы предпочтительнѣе.
Но всѣ три вмѣстѣ имѣютъ то главное неудобство, что въ
нихъ ограничиваются первыми токмо начатками словесности и
считаютъ воспитаніе поконченнымъ, какъ скоро пріобрѣтено нѣ-
которое познаніе въ иностранныхъ языкахъ, въ ариѳметикѣ и

52

тому подобныхъ стихійныхъ наукахъ, т. е. считаютъ его покон-
ченнымъ тамъ именно, гдѣ оно дѣйствительно только начинается.
Нужно разсмотрѣть причины сего страннаго разсчета, чтобы
обнаружить самый корень зла.
Всѣ успѣхи гражданской службы измѣряются у насъ чи-
нами, ибо съ чинами сопрягаются не мнимыя только отличія, но
и мѣста и всѣ выгоды. Чины же даются большею частію по лѣ-
тамъ службы. Отсюда сіе всеобщее — странное влеченіе къ чи-
намъ и отсюда раннее вступленіе въ службу. Отсюда сей общій
и ясный разсчетъ отца, желающаго пристроить обыкновеннымъ
порядкомъ судьбу дѣтей своихъ. Онъ состоитъ въ слѣдующемъ:
порядочное гражданское воспитаніе, не можетъ совершиться, какъ,
по крайней мѣрѣ, въ 21 годъ возраста. Студентъ, окончившій
въ сіе время ученіе, получаетъ по закону чинъ коллежскаго ре-
гистратора, между тѣмъ какъ другой, вступившій въ службу
прежде окончанія наукъ, или и совсѣмъ безъ ученія выходитъ
уже по лѣтамъ службы въ титулярные совѣтники. Здѣсь начи-
нается разность весьма уже примѣтная. Между тѣмъ, какъ уче-
ный достигаетъ чина коллежскаго ассесора, неученый съ нѣко-
торымъ навыкомъ и съ небольшимъ покровительствомъ выйдетъ
уже въ статскіе совѣтники, слѣдовательно лучше, кажется отцу,
скорѣе ввести дѣтей въ службу, нежели продолжать ихъ науки.
Отсюда совершенная преграда ученію основательному и нѣ-
которой въ умѣ зрѣлости.
Отсюда предпочтеніе пансіоновъ частныхъ и домашняго во-
спитанія, въ коихъ всѣ науки пробѣгаются слегка и поверхностно
и отчужденіе отъ училищъ государственныхъ, коихъ ходъ осно-
ванъ не на блескѣ, но на методахъ правильныхъ.
Посему, если бы чиновъ гражданскихъ не было, а мѣста
занимались бы по успѣхамъ просвѣщенія или, по крайней мѣрѣ,
если бы чины раздаваемы были въ точной соразмѣрности съ
науками: то каждый по необходимости принужденъ бы былъ
учиться, чтобы достигнуть или мѣстъ или отличій.
Итакъ въ чинахъ и неудобномъ ихъ распредѣленіи состоитъ
первое и главное начало настоящаго заблужденія.
Изъ предыдущаго явствуетъ, что въ лучшемъ распорядкѣ
гражданскихъ чиновъ должно искать той моральной необходи-
мости, коею Правительство можетъ дѣйствовать на успѣхъ вос-
питанія.
Два средства здѣсь представиться могутъ, одинъ можно
сказать коренной, а другой приготовительный.
Первое средство — это чины уничтожить и вернуться къ

53

первоначальному ихъ положенію, т. е. чтобы чинъ означалъ
мѣсто дѣйствительно занимаемое.
Второе средство—экзамены па чины *).
Считаясь съ трудностями, которыя должны были вызвать
примѣненіе перваго средства, Сперанскій и рекомендовалъ при-
мѣнить пока второе. Александръ 1-й, очевидно, не сразу рѣшился
на предлагаемую мѣру, такъ какъ въ бумагахъ Сперанскаго
на докладѣ стоитъ дата—11-го декабря 1808 г., а указъ появился
только 6-го августа 1809 г.
Сущность указа заключалась въ слѣдующихъ положеніяхъ:
1) съ изданіемъ сего указа никто не будетъ произведенъ
въ чинъ коллежскаго ассесора **), хотя бы и выслужилъ поло-
женное число лѣтъ въ титулярныхъ совѣтникахъ, если сверхъ
отличныхъ одобреній своего Начальства не предъявитъ свидѣ-
тельство отъ одного изъ состоящихъ въ Имперіи университетовъ
что онъ обучался въ ономъ съ успѣхомъ наукамъ, гражданской
службѣ свойственнымъ, или что, представъ на испытаніе, заслу-
жилъ на ономъ одобреніе въ своемъ званіи. Въ статскіе совѣт-
ники никто не можетъ быть произведенъ но 'однимъ лѣтамъ
службы. Къ производству сему, потребно совокупное представ-
леніе слѣдующихъ удостовѣреній: 1) свидѣтельства о томъ, что
представляемый чиновникъ, по крайней мѣрѣ, 10 лѣтъ продол-
жалъ службу съ ревностью и усердіемъ. 2) Что въ числѣ раз-
ныхъ должностей, по крайней мѣрѣ, два года былъ онъ дѣйстви-
тельно на какомъ либо мѣстѣ Совѣтникомъ, Прокуроромъ, Пра-
вителемъ канцеляріи или Начальникомъ какой либо положенной
по мѣсту экспедиціи. 3) Сверхъ сего онъ долженъ представить
аттестатъ университета объ успѣшномъ ученіи или испытаніи
его въ наукахъ, гражданской службѣ свойственныхъ. 4) Долженъ
представить одобреніе Начальства въ коемъ онъ служить, изо-
бражающее именно, какія онъ оказалъ отличныя услуги.
Исключеніе дѣлается только для чиновниковъ, состоящихъ
уже ко дню выхода указа коллежскими ассесорами, т. е. отъ нихъ
для полученія чина статскаго совѣтника экзамена не требуется
(пар.
Между тѣмъ, какъ лица, успѣшно окончившія — универси-
*) Бумаги Сперанскаго въ Арх: М. Н. Пр. № 24: Весь докладъ напеча-
танъ нами въ «Русской Старинѣ» декабрь 1907 г. и С. В. Рождественскимъ
въ Сб. «Матеріалы для исторіи учебныхъ реформъ въ Россіи въ XVIII и XIX
вѣкахъ> С.-Петербургъ 1910.
**) Порядокъ производства въ чины коллежскихъ ассесоровъ оставляется
на прежнемъ основаніи (пар. 2).

54

тетъ представляются къ производству до статскаго совѣтникаг
не взирая на лѣта службы и хотя бы короткое время въ настоя-
щемъ чинѣ находились (пар. 4).
На экзаменѣ отъ лицъ, желающихъ вступить въ дальнѣйшее
производство по гражданской службѣ, требуется знаніе предме-
товъ общеобразовательныхъ, какъ это видно и предметовъ испы-
танія, опредѣленныхъ указовъ *).
Какъ громъ небесный обрушился этотъ указъ на мирно
дремавшее дворянское чиновничество и возбудилъ цѣлую бурю
негодованія.
«Стонъ и плачъ, пишетъ г. Дмитріевъ, распространился по
цѣлой Имперіи, и провинціи, до тѣхъ поръ равнодушныя къ пе-
тербургскимъ сплетнымъ, присоединились къ столицамъ въ об-
щемъ хорѣ проклятій. Сарказмы посыпались на дерзскаго попо-
вича...
Всѣхъ поражала явная несообразность требовать отъ чинов-
никовъ не спеціальнаго образованія, необходимаго для службы,
а общаго, которое, повидимому, вовсе для нея не нужно **).
Даже Карамзинъ и тотъ, собравъ въ своей запискѣ «О древ-
ней и новой Россіи» всѣ неблагопріятные отзывы объ указѣ,
оказался на сторонѣ недовольныхъ. Мы не будемъ разбирать
всѣхъ этихъ нападокъ и слабыхъ сторонъ указа, для насъ важно
только дѣйствіе, которое онъ произвелъ. А дѣйствіе его были
громадно* Хотя—самъ Сперанскій въ 1811 году и назвалъ излиш-
ними затѣями всѣ свои предположенія и желаніе двинуть грубую
*) Вотъ эти предметы;
1) Науки словесныя. Грамматическое познаніе Россійскаго языка
и правильное на ономъ сочиненіе. Познаніе, по крайней мѣрѣ одного языка
иностраннаго, и удобность перелагать съ онаго на россійскій.
2) Правовѣдѣніе. Основательное познаніе права естественнаго,
права римскаго и права частнаго гражданскаго, съ приложеніемъ сего послѣд-
няго къ Россійскому Законодательству. Свѣдѣнія въ нѣкоторыхъ нужнѣйшихъ
частяхъ права общаго, какъ-то: экономіи государственной и законовъ уголов-
ныхъ.
3) Науки историческія. Основательное познаніе отечественной
исторіи, исторія всеобщая, древняя и новая съ частями, къ ней принадлежа-
щими, какъ то съ географіею и хронологіей). Сюда же принадлежатъ первона-
чальныя основанія статистики, особенно Россійскаго государства.
4) Науки математическія и физическія. Знаніе, но крайней
мѣрѣ, начальныхъ основаній математики, какъ-то; ариѳметики и геометріи и
общія свѣдѣнія въ главныхъ частяхъ физики.
Сборникъ постановленій томъ 1-й 163-й. Указъ опредѣлялъ еще спо-
собъ испытанія, но это не важно.
**) P. Арх. 1868 г. стр. 1638.

55

толщу, но толща эта указомъ 6 августа была сдвинута, пассивная
забастовка общества по отношенію къ гимназіямъ кончилась, бу-
дущіе чиновники стали учиться *).
«Данный толчокъ не переставалъ постоянно оказывать свое
дѣйствіе; пробужденное сперва силою отъ вялости и невѣжества
общество пришло мало-по-малу къ сознанію своей умственной
наготы; возбужденіе... дѣйствіемъ времени и даннымъ единожды
движеніемъ вошло въ общую привычку, словомъ изъ средства
искусственнаго обратилось въ естественный порядокъ вещей»**),
и привело къ такимъ результатамъ, что въ слѣдующее царство-
ваніе, когда просвѣщеніе стало считаться опаснымъ пришлось
наложить на стремленіе къ образованію искусственныя преграды.
Это полагаемъ, лучшій судъ и самая вѣрная оцѣнка мѣропріятію
Сперанскаго.
Давши всѣ преимущества университетамъ и почти ничего
не оставивъ гимназіямъ, Сперанскій заставилъ еще болѣе почув-
ствовать отмѣчавшуюся уже нами неприспособленность гимназій
къ университетамъ. Положеніе 1809 г. заставляло стремиться въ
университетъ, а слабая подготовка особенно въ латинскомъ языкѣ
сильно тормозила дѣло. Разъ допущенная ошибка давала себя
чувствовать. Уваровъ первый обратилъ вниманіе на это и по-
пробовалъ установить между университетовъ и гимназіей болѣе
прочную связь. Но объ этомъ дальше.
ГЛАВА IV.
Занятое мыслію о привлеченіи населенія (дворянства въ
особенности) къ своимъ учебнымъ заведеніямъ и объ ихъ внѣш-
немъ устройствѣ Министерство Народнаго Просвѣщенія первыя
пять-шесть лѣтъ совсѣмъ не трогало ихъ учебнаго плана, если
не считать, маленькаго измѣненія въ преподаваніи математики
въ Харьковскомъ учебномъ Округѣ (1809 г.) и введенія препо-
даванія Закона Божія въ гимназіяхъ Казанскаго округа отъ 4 до
С часовъ въ недѣлю, согласно представленію попечителя и съ
утвержденія Министра Разумовскаго ***).
*) Взяточничество, развившееся на почвѣ этого указа, касается не мѣры
а только ея исполнителей и потому въ упрекъ Сперанскому поставлено быть
не можетъ.
**) Шмидтъ, стр. 78.
***) Д. Н. Пр. № 9147.

56

Ни точной программы ни распредѣленія матеріала по клас-
самъ сдѣлано не было—это были скорѣе религіозно-нравственныя
бесѣды, чѣмъ настоящій учебный предметъ.
Очень можетъ быть, что слабыя стороны учебной системы
1804—года къ этому времени не успѣли еще выступить съ до-
статочною для сознанія необходимости поправокъ яркостію.
Могло имѣть значеніе и то, что первые годы во главѣ Мини-
стерства стояли все одни и тѣ же лица, а людямъ, проводившимъ
реформу, было, естественно, труднѣе открывать ея недостатки.
Но вотъ II. В. Завадовскаго 11 апрѣля 1810 г. смѣнилъ
графъ А. К. Разумовскій, бывшій попечителемъ Московскаго
округа со дня смерти М. Н. Муравьева (съ 1808 г.) — человѣкъ,
по отзывамъ современниковъ, умный, ученый и прямо блестяще
по тому времени образованный, особенно увлекавшійся изуче-
ніемъ ботаники. Со своими кабинетными занятіями онъ разстался
явно неохотно и принялъ постъ попечителя единственно «изъ
угожденія волѣ Государя», какъ сказано было въ рескриптѣ о
его назначеніи.
Занявъ кресло Министра, графъ Разумовскій не измѣнилъ,
да и не могъ измѣнить ни общаго направленія дѣятельности
Министерства, ни ученыхъ плановъ гимназій, частію потому, что
вообще не былъ подготовленъ къ широкой административной
дѣятельности, частію потому, что, несмотря, на свое образованіе—
былъ чуждъ педагогическихъ идей. Любопытно, напримѣръ, что
когда швейцарскій педагогъ I. фонъ-Мультъ былъ ему представ-
ленъ, то имѣлъ случай убѣдиться, что министру не было из-
вѣстно ни имя Песталоцци, ни методъ его, ни даже ни одного
сочиненія но этому предмету *).
Но во всякомъ случаѣ онъ былъ не врагъ просвѣщенія и
умѣлъ противостоять обнаружившимся уже тогда слѣдамъ ре-
акціи въ обществѣ и даже такимъ авторитетамъ, какъ гр. де-
Местръ **). Умѣлъ онъ и встать когда нужно и на защиту сво-
ихъ—подчиненныхъ, какъ показываетъ отвѣтъ его Сибирскому
генералъ-Губернатору Пестелю о директорѣ Иркутской губерніи
Миллерѣ ***).
Крупныя перемѣны въ учебныхъ планахъ гимназій связаны
не съ именемъ Министра, а съ именемъ его зятя С.-Петербург-
скаго Попечителя С. С. Уварова, назначеннаго въ 1810 году
вмѣсто Н. Н. Новосильцева.
*) Шмидтъ—80.
**) Сухомлиновъ, ч. I, стр. 26—7.
***) Арх М. Н. Hp. д. JVfo 4119; к. 138 въ 1811 г.

57

Уваровская реформа, предпринятая имъ въ 1811 году каса-
лась сначала только одной С.-Петербургской гимназіи, но ея
принципіальное значеніе и роль, которую ей пришлось сыграть
въ судьбѣ всѣхъ гимназій, даетъ ей видное мѣсто и въ общей
исторіи гимназическаго образованія.
Представляя свой учебный планъ 31 октября 1811 г. Мини-
стру С. С. Уваровъ *) началъ съ открытаго заявленія, что курсъ
С.-Петербургской губернской гимназіи (а слѣдовательно и вообще
гимназій) до сихъ поръ отнюдь не соотвѣтствовалъ намѣреніямъ
Правительства.
«Цѣль гимназій, пишетъ онъ, вообще есть приготовленіе
учащихся къ слушанію академическихъ или университетскихъ
курсовъ наукъ, посему въ курсъ гимназій и не должны входить
такіе предметы, которые предоставляются однимъ универси-
тетамъ».
Планъ, коему доселѣ слѣдовали въ здѣшней гимназіи,
заключалъ въ себѣ много наукъ, совсѣмъ не совмѣстныхъ между
собою. Таковая несовмѣстность имѣла—весьма невыгодныя по-
слѣдствія. Политическая экономія, коммерческія науки, финансы,
эстетика и философическая грамматика, требующія зрѣлаго и
предуготовленнаго ума, и потому предоставленныя для универ-
ситетовъ не только не были полезны воспитанникамъ, но даже
и весьма вредны. Преподаваніе оныхъ, не развивая умственныхъ
силъ въ учащихся, обременяло только память ихъ и отвлекало
отъ предметовъ, служащихъ первымъ основаніемъ истиннаго
просвѣщенія во всѣхъ государствахъ и въ каждомъ вѣкѣ.
Законъ Божій, отечественный и классическіе языки, исторія
въ пространномъ и глубокомъ смыслѣ, географія со всѣми отдѣ-
леніями, математическія науки, грамматика, логика, риторика,
отечественная и иностранная словесности, вотъ предметы, кото-
рыми единственно надлежитъ заниматься въ гимназіяхъ, вотъ
начала, къ которымъ нужно возвратиться; и при томъ такъ,
чтобы изученіе оныхъ было не поверхностно, чтобы учителя не
опирались токмо на память учащихся, чтобы при испытаніяхъ
не стлались удивлять многочисленностью учебныхъ предметовъ;
но заслуживали бы довѣренность публики и благоволѣніе на-
чальства, вникая въ Предметы съ учениками и образуя ихъ
столько же со стороны нравственной, какъ и со стороны ученія".
Руководствуясь этими соображеніями, Уваровъ—представилъ
Министру новый порядокъ ученія, обращая вниманіе на то, что
*) Арх. М. Н; Пр. д. № 563; к. 98.

58

классическіе языки признаны въ ономъ однимъ изъ главныхъ
способовъ образованія и выражая надежду, что при новомъ по-
рядкѣ С.-Петербургская гимназія придетъ въ цвѣтущее состояніе.
Докладъ Уварова 7-го ноября 1811 года былъ Министромъ
утвержденъ и С.-Петербургская гимназія получила такимъ обра-
зомъ новый учебный планъ въ слѣдующемъ видѣ:
К л
а с
с ы.
УЧЕБНЫЕ ПРЕДМЕТЫ.
I
II
Ш
IV
V
VI
VII
Всего
уроковъ.
Законъ
Краткій катихизисъ . . .
2
2
2
_
4
Божій
Священная исторія ....

2
2




Чтеніе гражданское . . .
8
2
„ церковное
4
Грамматика и диктантъ .

4
4


-•

Русскій
Грамматика съ упраж. въ
слогѣ
_
} 40
языкъ.
Риторика и упражн. въ
слогѣ
_
4
2
Логика




2
2

Словесность и ея исторія.
4
Ариѳметика
6
6
6


Мате-
матика.
Алгебра



4
-


4

1 42
Геометрія
Математика




4
4
4




2
2
Физика
всемірная


2
2
4
2

Исторія.
новѣйшая


4

4
1 26
россійская
-

2
4
2

1
Геогра-
фія.
всеобщая съ начальн. ос-
нованіями математ. . .
2
2
I
россійская


~~
2


Г2
. географія и статистика . .

-
--
-
4
2
-
J
Латинскій


4
4
8
8
8
32


-
-
2
4
6
4
4
4
4
4
6
6
32
4
4
4
4
4
6
6
32
Естественная исторія и технологія . .

4
4
8
Древности




-
4
4
Чистописаніе россійское
4
4
2



французское и нѣмецкое.
20
.
4
4
2


Всего . •
36
32
34
36
46
46
46

59

Значительное число учебныхъ часовъ по отдѣльнымъ клас-
самъ произошло оттого, что ученики, смотря по познаніямъ, хо-
дили въ разные классы по. разнымъ предметамъ и, что не всѣ
предметы были общеобязательны.
Присматриваясь къ гимназіи Уварова, не трудно увидѣть,
что она рѣзко отличается отъ гимназій—1804 г. большей одно-
родностью и опредѣленностью своего курса и меньшимъ коли-
чествомъ учебныхъ предметовъ.
Высказавшись въ своемъ докладѣ противъ прежней много-
предметности и энциклопедичности, Уваровъ устранилъ изъ
своей гимназіи цѣлые циклы наукъ. Дѣйствительно, изъ его
плана исчезли безслѣдно философія, политическая экономія, ком-
мерческія науки, эстетика, и сильно сократилось естествознаніе.'
Благодаря этому появились предметы, центральное положеніе
которыхъ въ курсѣ очевидно съ перваго взгляда. Въ его планѣ
на отечественный языкъ положено 40 уроковъ, па математику 42
и латинскій языкъ '32. Такихъ цифръ не зналъ Уставъ 1804 г.,
тамъ всѣ предметы были одинаковы и количество уроковъ по
разнымъ отдѣламъ наукъ опредѣлялось тремя цифрами J 18 (два
раза), 20 (одинъ разъ) и 16 (четыре раза).
Законъ Божій въ гимназіи Уварова занялъ прочное поло-
женіе, хотя по сравненію съ другими предметами оно все еще
было очень скромнымъ (14 луроковъ въ I, II, Щ и V классахъ).
Впрочемъ и эта скромная побѣда имѣла все таки очень боль-
шое значеніе, такъ какъ гимназія Уварова была не просто еди-
ничная школа, а это былъ новый пробный шагъ, къ которому
присматривалось все Министерство. Книга о должностяхъ не удер-
жалась, напротивъ преподаваніе Закона Божія стало вмѣсто нрав-
ственно-филосовскаго нравственно-религіознымъ.
При взглядѣ на таблицу учебныхъ предметовъ гимназіи
Уварова видно, что подъ Закономъ Божіимъ здѣсь разумѣлось
главнымъ образомъ преподаваніе катехизиса: на него положено
10 уроковъ и только 4 на священную исторію—Церковная исто-
рія и ученіе о Богослуженіи совсѣмъ отсутствовали.
Оцѣнивая новый учебный планъ, не трудно видѣть, что
С. С. Уваровъ имѣлъ цѣлію устранить недостатки гимназическаго
обученія, замѣченные впервые Шлецеромъ, т. е. что его реформа-
прямая реакція противъ энциклопедичности и многопредметности
прежнихъ гимназій. Гимназія его явилась,благодаря видному поло-
женію латинскаго языка, и болѣе подходящей къ университету.
На выборѣ предметовъ отразились, конечно, и личныя сим-
патіи классически образованнаго Уварова и его гимназія яви-
лась первой классической.

60

ГЛАВА V.
Между тѣмъ наступилъ 1812 г., оставившій самый сильный
слѣдъ какъ на Правительствѣ, такъ и на всѣхъ русскихъ обы-
вателяхъ.
Пожаръ Москвы и другія злоключенія способствовали воз-
бужденію патріотическаго и религіознаго чувства. Блестящее же
окончаніе первоначальныхъ неудачъ изгнаніемъ французовъ и
Парижскимъ походомъ еще болѣе разогрѣли въ темныхъ мас-
сахъ и патріотизмъ, и національное самомнѣніе.
Самого Александра война 12 года сдѣлала отчаяннымъ ми-
стикомъ и привела во внутренней политикѣ къ библейскимъ
обществамъ и Голицину, и во внѣшней—вмѣстѣ съ Парижскимъ
походомъ къ Священному союзу.
Переживъ всѣ волненія и ужасы 12 года, опытно, такъ ска-
зать, испытавъ опасность даже сосѣдства революціи и, лично
насмотрѣвшись на разгромъ западной Европы, Александръ изъ
нетерпѣливаго реформатора превратился въ самаго яраго охра-
нителя и внѣшняго и внутренняго status guo. Сдѣлать это ему
было тѣмъ легче, что и преобразовательные опыты первой по-
ловины царствованія недостаточно обдумывались, велись очень
торопливо и плохо соглашались одни съ другими, т. е., были
тоже плодомъ настроеній, но не глубокой и продуманной мысли.
12-й годъ всколыхнулъ новыя чувства и на смѣну нетер-
пѣливымъ преобразовательнымъ порывамъ пришла осторожность,
охранительныя тенденціи и подозрительность, тѣмъ болѣе, что
для послѣдней могла найтись почва.
Дѣло въ томъ, что, какъ мы уже говорили раньше, была
часть русской публики, на которую парижскій походъ произвелъ
совсѣмъ обратное впечатлѣніе—онъ познакомилъ ее съ консти-
туціонализмомъ запада, съ его политической свободой и этимъ
людямъ, я разумѣю часть интеллигенціи—офицерство, по возвра-
щеніи въ Россію стало много видно такихъ недостатковъ въ ея
порядкахъ, о какихъ они раньше и не подозрѣвали. Началось
время тайныхъ организацій и кружковъ, завершившееся потомъ
декабрьской катастрофой. Всѣ эти организаціи и кружки, конечно,
были слишкомъ слабы для того, чтобы вынудить у Правительства
истинно либеральныя мѣры, но слишкомъ достаточны для того,
чтобы еще болѣе усилить подозрительность Александра и при-
вести его въ общей внутренней политикѣ къ Аракчееву, а въ
учебномъ мірѣ къ Магницкому и Руничу.

61

Такова была историческая обстановка школьнаго дѣла во
вторую половину царствованія Александра 1-го. Она не замедлила,
конечно, сказаться и на Министерствѣ Просвѣщенія. Исторія
послѣдняго за данное время раздѣляетъ общую съ государствомъ
судьбу, носитъ характеръ систематическихъ отступленій отъ тѣхъ
благородныхъ чертъ, которыя возвышали уставъ 1804 г. несмотря
на всѣ его методическіе и педагогическіе недостатки. Въ исторіи
гимназіи первое такое отступленіе относится къ 1813 г., когда
(18 сентября) было разъяснено, что дѣти несвободныхъ состояній
могутъ поступать въ гимназію каждый разъ съ особаго разрѣ-
шенія г. Министра*)—это, правда, еще слабая пока попытка по-
дойти къ сословности гимназій, но она очень симптоматична.
Новое время выдвинуло и новыхъ людей. Среди нихъ са-
мыми крупными фигурами являются новый Министръ кн. А. Н.
Голицынъ (съ 4-го сентября 1816 г.;, Магницкій и Руничъ, по-
печители Казанскаго и.С.-Петербургскаго округовъ, давшіе имя
эпохѣ, хотя дѣятельность ихъ простиралась главнымъ образомъ
на университетъ и мало задѣвала гимназію. Изъ прежнихъ про-
должаетъ служить С. С. Уваровъ, который по своей физіономіи
и характеру дѣятельности и относится вполнѣ къ этому и по-
слѣдующему времени, но никакъ не къ прошедшему.
Свое личное настроеніе Императоръ Александръ выразилъ
открыто въ Манифестѣ 1 января 1816 г., повторивъ тамъ идеи
Св. Союза. И 4 октября 1817 г. учредилъ Министерство Духов-
ныхъ Дѣлъ л Народнаго Просвѣщенія, «дабы христіанское благо-
честіе было всегда основаніемъ истиннаго просвѣщенія **)».
Упоминавшіеся выше руководящіе дѣятели новаго Мини-
стерства рѣшительно осуждали систему народнаго просвѣщенія,
созданную реформаторами первой эпохи. «Въ либерализмѣ той
эпохи и въ ея безусловномъ довѣріи къ просвѣтительнымъ идеямъ
XVIII вѣка представители новаго направленія видѣли источникъ
разнаго рода политическихъ потрясеній и религіозныхъ смутъ.
На почвѣ народнаго просвѣщенія должна была теперь открыться
борьба противъ политическаго либерализма и религіознаго воль-
нодумства XVIII и первыхъ лѣтъ XIX вѣка. Школа должна была
стать орудіемъ политики***). До чего доходило стремленіе разыски-
*) Сборн. распор. т. 1-й.
**) Какое вліяніе имѣло настроеніе Императора на учебныя дѣда видно,
наприм., изъ того, что Магницкій всъ свои мѣропріятія по отношенію къ
Казанскому университету объяснялъ желаніемъ устроить образованіе согласно
съ актомъ Св. Союза. Арх. H. Ир. д. № 20145, к. 298.
***) Стр. 100. С. В. Рождественскій. Истор. обзоръ дѣят. М. Н. Пр. стр. ПО.

62

ватъ вездѣ вольнодумство показываетъ, напр., отчетъ визитатора
профессора Успенскаго о ревизіи Кіевской гимназіи въ 1819 году?
гдѣ онъ, между прочимъ, обвиняетъ преподавателя словесныхъ
наукъ Орловскаго въ вольнодумствѣ за то, что тотъ при изъ-
ясненіи правилъ о басняхъ представлялъ въ примѣръ притчи
изъ Евангелія*). Обвиненіе это повлекло за собой увольненіе
Орловскаго.
Ясно, что при такомъ настроеніи Министерства гимназіямъ
1804 г., гдѣ было столько страшныхъ предметовъ и такъ неза-
видно положеніе Закона Божія и русскаго языка, трудно было
сохранить свое прежнее положеніе. Къ новому настроенію былъ
гораздо ближе учебный планъ Уварова.
Отмѣчая несомнѣнную связь между реакціей, охватившей
правительство и учебной реформой гимназіи 1819 г., мы не рѣ-
шимся, однако, утверждать, что къ этому измѣненію учебныхъ
плановъ привели одни только мотивы политическіе, слишкомъ
ужъ сильно давалъ себя знать основной недостатокъ гимназій
1804 г. многопредметность и энциклопедичность образованія и
недостаточная согласованность ихъ съ университетомъ.
Да и опытъ Уварова не могъ не способствовать большему
проясненію этого вопроса. Очень можетъ быть, что многимъ изъ
тѣхъ, которые раньше только смутно чувствовали неудовлетво-
рительность дѣйствовавшаго тогда гимназическаго устава, послѣ
преобразованія С.-Петербургской гимназіи вдругъ стало совер-
шенно ясно, что вотъ многопредметность-то и есть самое главное
зло гимназій, которое неминуемо должно подвергнуться уничто-
женію.
Только что высказанное предположеніе подтверждается исто-
рически тѣмъ, что вопросъ о преобразованіи всѣхъ гимназій
возбужденъ былъ внимательнымъ къ учебной части дѣятелемъ
прошлаго времени графомъ С. Потоцкимъ, о которомъ Сухомли-
новъ находитъ возможнымъ сказать: «Если бы идеалы были
возможны въ дѣйствительной жизни, Потоцкаго слѣдовало бы
назвать идеаломъ Попечителя распространеніе наукъ и обра-
зованности было истиннымъ призваніемъ, дѣломъ его души и
убѣжденія (І./23)».
Дѣло это началось 6 декабря 1816 г., С. С. Уваровъ восполь-
зовался случаемъ и доложилъ Главному Правленію училищъ о
своемъ преобразованіи, дабы послѣднее удостовѣрилось въ вы-
годахъ или неудачахъ его опыта по С.-Петербургской гимназіи
*) A. M. H. Пр. д. № 12477 кн. 253.

63

и назначило 2-хъ или 3-хъ своихъ членовъ, какъ для осмотра
гимназій такъ, и для сличенія того и другого курса ученія.
1 марта 1817 г. и главное Правленіе пришло къ выводу,
что «нужно бы сдѣлать нѣкоторую перемѣну въ образованіи
всѣхъ гимназій вообще» и потому предложило попечителямъ
представить по сему поводу соображенія университетовъ, предо-
ставивъ самимъ попечителямъ, буде признаютъ за нужное, удо-
стовѣриться въ самой здѣшней гимназіи объ образѣ и успѣхѣ
употреблямой оною методою ученія *).
Совѣты университетовъ образовали особые комитеты и скоро
представили свои соображенія.
Члены такого комитета при Московскомъ университетъ нашли
мнѣніе С. С. Уварова весьма основательнымъ, но пошли дальше
и предложили, кромѣ политической экономіи, коммерческой науки,
науки финансовъ, эстетики и философской грамматики, т. е.
кромѣ наукъ имъ исключенныхъ, удалить изъ гимназіи психо-
логію, технологію и науки торговли**).
Особая комиссія Харьковскаго университета признала за
нужное усилить въ гимназіяхъ обученіе словеснымъ наукамъ и
языкамъ; а напротивъ нѣкоторые изъ предметовъ, преподавае-
мыхъ теперь въ гимназіяхъ и уѣздныхъ училищахъ, какъ не-
соотственные возрасту обучающихся въ сихъ училищахъ и осно-
ваніямъ полагаемымъ въ оныхъ, отмѣнить и .предоставить уни-
верситетамъ. Согласно съ симъ общимъ сужденіемъ комиссія
признала за нужное:
Исключить наставленіе о должности человѣка и гражданина
изъ уѣздныхъ училищъ, отнести оное въ 2 классъ гимназіи и
поручить преподаваніе его учителю философіи,
а) въ гимназіяхъ:
а) исключить изъ преподаваемыхъ предметовъ: право, поли-
тическую экономію, систематическую нравственную философію
(вмѣсто коей наставленіе о должностяхъ), технологію, коммерцію
и эстетику; психологію же очистить отъ анатомическихъ, физіо-
логическихъ и физическихъ изъясненій.
б) выучиваніе наизусть запретить ***), выключая тѣхъ пред-
метовъ, гдѣ текста или словъ перемѣнить не можно какъ то:
*) Арх. М, Н. Пр. д. № 39, 322 к. 1050.
**) Арх. М. Н. Пр. д. JNL 1563, к. 93.
***) Отсюда видно, что это зло, несмотря на всѣ предписанія, существо-
вало въ гимназіяхъ, какъ и въ тогдашней семинаріи и бурсѣ.

64

вокабулы въ языкахъ и тексты авторовъ, такожъ катехизисъ; а
требовать отъ учениковъ, чтобы они своими словами отвѣчали.
с) диктованіе, отнимающее время у учителей и учениковъ,
повсемѣстно запретить *).
9) вмѣсто прохожденія естественной исторіи систематиче-
скимъ образомъ начальныя основанія оной преподавать учителю
исторіи и географіи.
е) во всѣхъ гимназіяхъ ввести греческій языкъ, обученіе
которому поручить учителю латинскаго языка **).
Такимъ образомъ оказалось, что необходимость сокращенія
учебнаго курса гимназій стала къ этому времени чуть не об-
щимъ мнѣніемъ.
Ученый Комитета), къ которому поступалъ весь этотъ ма-
теріалъ привелъ его въ систему и подставилъ для всѣхъ тре-
бованій сокращенія курса—принципіальную предпосылку. Этой
предпосылкой было принятое членами Комитета положеніе, какъ
коренное и неизмѣнное начало, что гимназія есть училище, за-
нимающее среднее мѣсто между уѣздными училищами и уни-
верситетами и потому должна быть ограничена курсомъ ученія
пріуготовительнымъ въ отношеніи къ университетамъ. Тоже самое>
по его мнѣнію, надлежитъ принять въ основаніе и относительно
пансіоновъ со слѣдующими только различіями:
Пансіоны отличаются отъ гимназій во 1-хъ тѣмъ, что въ
нихъ содержаніе и безпрерывный надзоръ сопряжены съ препо-
даваніемъ; во 2-хъ тѣмъ, что пансіоны при гимназіяхъ могутъ
вмѣщать въ себѣ преподаваніе предметовъ пріуготовительныхъ
къ гимназіи, или преподаваніе предметовъ уѣзднаго и приход-
скаго училища.
Послѣднее члены Комитета допустили «въ благопріятство
дворянамъ,не рѣшающимся посылать дѣтей своихъ въ училища»***)-
Сообразно съ указаннымъ основнымъ началомъ, учебный
планъ гимназій получился у Ученаго Комитета въ слѣдую-
щемъ видѣ:
6.
а.
1-й курсъ.
При вступленіи требуется
познаніе символа вѣры и мо-
литвы Господней, русскаго
l.
2.
Россійская грамматика.
Греческая грамматика съ
краткими переводами.
*) Здѣсь разумѣется диктованіе учителемъ своихъ записокъ.
**) Арх. М. H. Пр. д. № 39. 329. к. 1050.
***) Арх. M. H. Пр. д. № 20046 к. 297.

65

чтенія и письма латинскихъ
буквъ и 4-хъ правилъ ариѳ-
метики.
Сей пріуготовительный (т. е.
къ университету) гимназиче-
скій курсъ раздѣляется на
три курса.
3. Чтеніе славянскихъ книгъ.
4. Чтеніе французскаго и нѣ-
мецкаго.
5. Курсъ всеобщей исторіи.
6. Курсъ всеобщей географіи.
7. Полный курсъ ариѳметики.
8. Сокращенный катихизисъ.
Примѣчаніе: что касается
древнихъ языковъ, то изу-
ченіе обоихъ или одного
изъ нихъ предоставлялось
склонности воспитанни-
ковъ.
в.
г.
ІІ-й курсъ.
Ш-й курсъ.
1. Пространный катехизисъ и
священная исторія.
2. Начало греческой словес-
ности.
3. Латинская грамматика.
4. Французская грамматика.
5. Нѣмецкая грамматика.
6. Повтореніе ариѳметики и
начало геометріи.
7. Исторія греческая съ крат-
кимъ понятіемъ о миѳологіи
Римская съ всегдашнимъ
указаніемъ на священную и
церковную исторію: также
россійская исторія.
8. Полный курсъ географіи
новѣйшей и нѣкоторыя со-
пряженныя съ оными по-
нятія о древней.
1. Чтеніе евангелія отъ Матвея
съ дополненіями изъ дру-
гихъ евангелистовъ; хри-
стіанская нравственность,
которую до появленія по
сему предмету классиче-
ской книги, можно читать,
изъ притчей Соломоновыхъ
и премудрости Іисуса сына
Сирахова съ краткимъ при-
ложеніемъ къ нравствен-
ности Евангельской.
2. Греческая грамматика съ
краткими переводами.
3. Россійская словесность.
4. Французская.
5. Нѣмецкая.
6. Геометрія, алгебра, пло-
ская тригонометрія, начала
физики, краткая естествен-
ная исторія и описаніе пуб-
личнаго права.
7. Риторика и логика.
Ученый Комитетъ при этомъ заявилъ, что онъ остается въ
убѣжденіи, что большаго числа предметовъ въ естественные пре-

66

дѣлы приготовительнаго воспитанія совмѣстить не должно и не
можно.
Только Н. Фусъ настаивалъ на сохраненіи физики въ гим-
назіяхъ, чтобы не остаться въ совершенномъ невѣдѣніи объ
окружающей природѣ и ея явленіяхъ тѣмъ изъ обучающихся
въ гимназіяхъ, которые не поступятъ въ университетъ *).
Главное Правленіе училищъ, куда поступилъ дальше этотъ
планъ (30 января 1819 г.), <не только согласилось съ Ученымъ
Комитетомъ относительно основной точки зрѣнія на гимназіи и
пансіоны, но еще болѣе ее усилило въ томъ смыслѣ, что въ пан-
сіонахъ допустило приготовительное къ гимназіи обученіе только
въ самыхъ первоначальныхъ предметахъ, не нарушая тѣмъ об-
щаго порядка въ системѣ ученія по гимназіямъ и, всякій разъ,
съ разрѣшенія Министра.
Учебный планъ послѣ этого снова былъ просмотрѣнъ Уче-
нымъ Комитетомъ; въ него введено было описаніе публичнаго
права и исключенъ греческій языкъ.
Когда проектъ Ученаго Комитета поступилъ въ этомъ видѣ
въ Главное Правленіе, то тамъ было рѣшено (13-го марта 1819 г.)
потребовать о немъ отъ каждаго своего члена письменное мнѣніе.
Поправки къ проекту Ученаго Комитета представили только
двое: Филаретъ Архіепископъ Тверской (Дроздовъ) и С. С. Уваровъ.
Поправка Филарета касалась Закона Божія, „Должностей
человѣка и гражданина", и греческаго языка. Онъ писалъ: „По
моему мнѣнію требуетъ разсужденія слѣдующее:
1. Нужно ли читать дѣтямъ „Должности человѣка и
гражданина", изложенныя по философскимъ началамъ всегда
слабымъ; и не лучше ли вмѣсто того распространить учебное
время и наставленіе въ должностяхъ въ классѣ Закона Божія?
2. Нужно ли обязывать непремѣнно читать Евангеліе отъ
Матѳея, а не другое. Напримѣръ, составляемое теперь чтеніе изъ
четырехъ Евангелистов'ъ очень годно на сей случай.
3. Не нужно ли ввести въ гимназіи греческій языкъ для же-
лающихъ. Ибо ученикъ гимназіи, поступающій въ университетъ,
неужели въ университетѣ долженъ учиться греческой этимологіи?
Возраженія же Уварова касались статистики и публичнаго
права.
„Зачѣмъ, говорилъ, онъ, исключается изъ предметовъ пре-
подаваемыхъ въ гимназіи общій курсъ статистики и част-
ной Россійскаго Государства. Статистика есть, какъ
*) Арх. М. Н. р. д. №-20049 к. 297.

67

мнѣ кажется, наука совершенно принадлежащая къ гимнази-
ческому курсу.
Что значитъ: описаніе публичнаго права? Въ гим-
назіяхъ, не имѣющихъ привиллегіи, преподаваніе правъ слѣ-
дуетъ совершенно отбросить, предоставивъ оное университетамъ.
Въ гимназіяхъ, имѣющихъ привиллегію давать аттестатъ съ чи-
номъ, надобно требовать не одно описаніе правъ (ибо сіе выра-
женіе ничего не означаетъ), но знаніе правъ въ теченіе, по
крайней мѣрѣ, 3-хъ лѣтъ курса пріобрѣтаемое".
Главное Правленіе на засѣданіи своемъ 27 марта 1819 г.
согласилось съ поправками Арх. Филарета и С. С. Уварова въ
результатѣ чего и получился слѣдующій составъ предметовъ въ
гимназіи:
1. Чтеніе изъ Св. Писанія.
2. Греческій *)
3. Латинскій
4. Нѣмецкій
языки.
5. Французскій
6. Дополнительный курсъ географіи и исторіи, включая въ
сію миѳологію и древности.
7. Статистика общая и частная Россійскаго Государства.
8. Логика и риторика.
9. Курсъ чистой математики и изъ прикладной статистика
и механика.
10. Курсъ опытной физики и естественной исторіи.
И. Рисованіе
Танцованіе
если позволяютъ доходы гим-
назіи **).
Музыка и
Тѣлесныя упражненія
Суммы на содержаніе гимназій остались тѣже, что и по ус-
таву 1804 г. Учителю греческаго языка каждая гимназія должна
выкроить изъ имѣющихъ быть остатковъ, такъ какъ число уроковъ
сравнительно со старымъ расписаніемъ у многихъ учителей
убавилось ***).
Присматриваясь къ новому учебному плану 1819 г., нетрудно
увидѣть, что и въ окончательномъ своемъ видѣ онъ близокъ къ
*) Обученіе сему языку вводится смотря по желанію довольнаго числа
учениковъ, и по возможности въ отысканіи способнаго къ преподаванію
учителя.
**) Ар. M. H. Пр. д. №—12373 (к. 252) и 12393 (к, 253).
***) Опред. Гр. Пр. Уч. 29 января 1820 г. Арх. М. Н.Пр.д. 12.534. к; 254

68

плану С.-Петербургской гимназіи Уварова и, что главное его
преимущество, какъ и Уваровскаго, заключалось въ значитель-
номъ сокращеніи гимназическаго курса.
Но и измѣненный учебный курсъ все еще заключалъ въ
себѣ много предметовъ и былъ слишкомъ обширенъ по нѣкото-
рымъ изъ нихъ, какъ, напримѣръ, по математикѣ, заключавшей
въ себѣ не только.всѣ части, такъ называемой чистой математики»
но и изъ прикладной статистику и механику, а между тѣмъ на
учебный курсъ назначено было только четыре года. Энциклопедич-
ность перваго устава и послѣ 1819 г. въ значительной степени
сохранялась.
Что касается Закона Божія, то учебные планы 1819 года за-
крѣпили за нимъ то положеніе, какое онъ занималъ въ гимназіи
Уварова. Книга „о должностяхъ" подъ вліяніемъ митрополита
Филарета была изъята изъ употребленія и вмѣсто нея введено
въ употребленіе „чтеніе изъ Св. Писанія" *).
Событія Французской революціи застращали русское об-
щество и повернули его отъ философіи къ религіи, направленіе
преподаванія Закона Божія изъ нравственно-философскаго стало
нравственно-религіознымъ.
Введеніе „чтеній Св. Писанія" было дѣломъ весьма важ-
нымъ: они знакомили учениковъ съ духомъ Св. Писанія и свя-
щенно-историческими фактами и значительно оживляли препо-
даваніе Закона Божія, державшееся доселѣ на высотѣ отвлечен-
ностей**).
Поддержанію религіознаго направленія способствовало, ко-
нечно, и возникшее тогда Библійское Общество. Къ сожалѣнію
ему не удалось выполнить всѣхъ своихъ предположеній отно-
сительно введенія въ учебный курсъ гимназій изученія Св, Пи-
санія. Извлеченій изъ нѣкоторыхъ отдѣловъ Библіи (изъ книгъ
учительныхъ и пророческихъ) нѣтъ и до сихъ поръ.
Очень интересно, какъ постепенно подъ вліяніемъ разныхъ
*) Въ Циркулярѣ Министра отъ 1819 г. „о новомъ расписаніи
учебныхъ предметовъ" было написано: Вмѣсто употребляемой нынѣ въ
уѣздныхъ училищахъ книги о должностяхъ человѣка и гражда-
нина ввести въ употребленіе по всѣмъ училищамъ, какого-бы рода оныя
ни были, чтенія изъ свящ. писанія, каковыя нынѣ, по Высочайшему
повелѣнію, издаются большими таблицами, для училищъ по методѣ взаимнаго
обученія, т. е. извлеченіе изъ нѣкоторыхъ мѣстъ изъ Евангеліи, дѣяній и
посланій апостоловъ, историческихъ книгъ ветхаго завѣта, изъ псалмовъ,
пророковъ и изъ тѣхъ книгъ свящ. писанія, кои въ особенности содержатъ
въ себѣ нравственныя поученія.
**) Прот. Дм. Соколовъ стр. 249.

69

событій правительство приходило къ мысли о необходимости
преподаванія Закона Божія въ средней школѣ и его важности.
Такъ еще въ 1811 году Высочайше повелѣно: „ежегодныя
испытанія начинать съ Закона Божія *), какъ съ предмета, за-
ключающаго въ себѣ главную цѣль образованія, приглашая на
это испытаніе почетное духовенство, а гдѣ есть архіерейская ка-
ѳедра, то архіерея" **).
Въ 1814 году (отъ 21 октября) былъ изданъ Министерст-
вомъ Просвѣщенія, въ цѣляхъ поднятія авторитета законоучи-
телей, циркуляръ, чтобы они подписывались на аттестатахъ уче-
никовъ выше учителей.
Въ 1819 году чтеніе изъ священнаго ^писанія вводится
въ гимназіи, какъ обязательный предметъ, но все же положеніе
его въ сильной мѣрѣ шатко и случайно. Никакихъ указаній
о планѣ, программахъ, учебникахъ, учебныхъ часахъ ***), сред-
ствахъ содержанія законоучителей Министерство не дѣлаетъ
и потому все остается въ зависимости отъ даровитости и усердія
законоучителя и отношенія къ этому предмету ближайшаго учи-
лищнаго начальства.
Само Министерство не могло не сознавать всей ненормаль-
ности положенія этого важнѣйшаго въ гимназическомъ циклѣ
предмета и потому вслѣдъ за учебными планами 1819 года само
старалось такъ или иначе его урегулировать.
Такъ 24 апрѣля того-же года Главное Правленіе училищъ
опредѣлило: Принять общимъ по всѣмъ округамъ правиломъ,
чтобы каждое утро предъ началомъ ученія во всѣхъ гимназіяхъ,
уѣздныхъ и приходскихъ училищахъ собирались учащіеся за
полчаса до опредѣленнаго времени и читана была имъ одна
глава Новаго Завѣта ****). Раньше этого по приказанію Попечителя
Московскаго округа по воскресеньямъ и праздникамъ передъ
обѣднею учителя Закона Божія читали ученикамъ изъясненіе
Евангелія; распоряженіе это Главнымъ Правленіемъ было одо-
брено. А 28 іюня того-же года дало знать всѣмъ попечите-
лямъ учебныхъ округовъ, чтобы взяли Законъ Божій въ надле-
*) Это касалось уѣздныхъ училищъ и тѣхъ гимназій, гдѣ преподаваніе
Закона Божія было введено на основаніи особыхъ ходатайствъ (наприм.
въ Казанскомъ округѣ),—въ большинствѣ же гимназій тогда Закона Божія
еще не было, преподаваніе его было введено только въ 1819 году. (Наприм.
въ Новгородской. Отто стр. 35).
**) Поля. Собр. Зак. 31-й Ж 24874.
***) Аничковъ Ист. 3-й Спб. стр. 37.
****) Сборн. распоряж.т. 1.

70

жащее вниманіе и препоручили директорамъ училищъ по гу-
берніямъ, изыскать способы ко введенію необходимаго сего пред-
мета ученія въ гимназіяхъ; для чего законоучители и могутъ
взяты быть изъ духовнаго званія по сношеніи съ Епархіальнымъ
Начальствомъ, а жалованье имъ производить изъ остаточныхъ
или экономическихъ училищныхъ суммъ *).
Въ 1822 году Магницкій возбуждалъ дѣло объ уравненіи
законоучителей съ другими учителями, указывая на неравномѣр-
ность практикующагося теперь вознагражденія (въ Казан. Округѣ
100, въ Московск. 100—300 и т. д.), но ходатайство его не было
уважено, потому что законоучители состояли въ тоже время и
приходскими священниками **).
Какъ директора справились со своей задачей относительно
постановки Закона Божія,—сказать трудно.
Въ Новгородской, напр., гимназіи этотъ вопросъ былъ рѣ-
шенъ сравнительно удовлетворительно. Законоучителю было
ассигновано 300 руб. и назначено за это заниматься чтеніемъ
Новаго Завѣта для всѣхъ вообще учениковъ, ежедневно не исклю-
чая и праздниковъ отъ половины 8-го до 8 часовъ; преподавать
же Законъ Божій—по средамъ отъ 8 до 9 часовъ, проходя про-
странный катехизисъ, свящ. исторію, изъясненіе Евангеліи и
прочее, относящееся къ познанію вѣры, свящ. обрядовъ и т. д. ***).
Въ Псковской гимназіи преподаваніе Закона Божія въ 1820 г.
шло наприм., по слѣдующей программѣ:
«Изъ Богословія Платона Митрополита Московскаго съ до-
дополненіемъ изъ богословіи Сильверстровой и Православнаго
исповѣданія вѣры—часть 1-ая о Богопознаніи естест-
венномъ, въ которой содержится:
а) о свойствахъ Божіяхъ,
б) о сотвореніи міра,
в) о промыслѣ Божіемъ, что въ мірѣ ничего не бываетъ по
случаю;
г) о Богопочтеніи и видахъ онаго;
д) о поврежденіи человѣческаго естества и о томъ, что
человѣкъ долженъ искать средства къ избытію гнѣва Божія.
Часть 2-ая о вѣрѣ Евангельской, въ которой содер-
жится:
а) о Св. Писаніи;
*) Арх. М. Н. Пр. д. № 19280. к. 285.
**) Арх. М. H. Пр. д. 14598-6 к. 387.
***) Отто стр. 44—45 сравн. ст. 35.

71

б) о гоненіе церкви;
в) о символѣ вѣры, гдѣ и кѣмъ и для чего оный написанъ;
г) о таинствѣ Пресв. Троицы;
д) о паденіи человѣка;
е) о воплощеніи Бога Сына;
ж) о второмъ Христовомъ пришествіи;
з) о свойствахъ истинной церкви;
и) о таинствахъ.
Часть 3-я о Законѣ Божіемъ вообще" *).
Что можно было сдѣлать съ этимъ матеріаломъ въ 2 часа
въ недѣлю—судите сами.
Въ самомъ концѣ разсматриваемаго періода, въ гимназіяхъ
Петербургскаго округа былъ введенъ планъ преподаванія Закона
Божія, составленный протоіереемъ Герасимомъ Павскимъ. Свое-
образность этого плана, равно какъ и имя его автора даетъ намъ
право остановиться на немъ нѣсколько подробнѣе.
Своему плану профессоръ Павскій предпосылаетъ нѣсколько
общихъ принципіальныхъ замѣчаній.
«Цѣль законоученія, говоритъ онъ въ запискѣ, есть 1) знаніе
Библіи и 2) знаніе законовъ, учрежденій и обрядовъ церкви».
Обширность законоученія. «Поэлику всякій хри-
стіанинъ долженъ знать Библію въ такой обширности, чтобы
могъ въ жизни пользоваться ея наставленіями и утѣшеніями и
всякій сынъ церкви долженъ знать благодѣтельныя учрежденія
церкви столько, чтобы въ случаѣ нужды могъ руководствоваться
ими: то познаніе Библіи и церковныхъ обрядовъ и въ свѣтскихъ
училищахъ не должно быть поверхностное. Отъ поверхностнаго
познанія нѣтъ никакой пользы. Законоучитель долженъ довести
учениковъ до того, чтобъ они чувствовали достоинство Библіи,
умѣли приноровить къ жизни ея спасительныя ученія; также,
чтобы они знали цѣну церковныхъ учрежденій и обрядовъ и,
сколько надобно, уважали ихъ».
„Время училищнаго воспитанія и лѣта учениковъ позво-
ляютъ предметы законоученія пройти въ довольно обширномъ
пространствѣ. Къ поступленію въ гимназію ученики пригото-
вляются два года, и въ гимназіи проводятъ 4 года. Въ предва-
рительные классы ученики поступаютъ отъ 9-ти до 12-ти лѣтъ,
въ гимназію отъ 12-ти до 15-ти лѣтъ. И такъ въ продолженіи
6-ти лѣтъ, ученикамъ, находящимся въ юношескомъ возрастѣ,
Законъ Божій можно преподавать въ значительномъ простран-
*) Отчетъ зак. Владимірскаго. Арх. Псков, г. № 265.

72

ствѣ. Къ сему надобно присовокупить, что знаніе Закона Божія^
какъ существенное для каждаго христіанина, достойно того,
чтобы посвятить для него болѣе времени, нежели въ какую-либо
свѣтскую науку".
Предметы Законоученія:
I знаніе библіи.
„Знать Библію можно или непосредственно, занимаясь чте-
ніемъ и изъясненіемъ ея, или посредствомъ тѣхъ извлеченій,
которыя дѣлаются въ Св. Исторіи, въ катихизисахъ и нравст-
венныхъ богословіяхъ. Чтобы пріобрѣсти обстоятельное и живое
свѣдѣніе Библіи, надобно соединить оба сіи способы знанія Библіи,
т. е. 1) надобно читать чистое слово Божіе, какъ оно написано въ
книгахъ Ветхаго и Новаго Завѣта и 2) надобно пользоваться тѣми
систематическими извлеченіями, которыя составлены людьми
знающими Библію".
Первая книга, которая подается начинающему учиться
грамотѣ, говоритъ Павскій, должна быть Библія. Для сего соста-
влены таблицы, содержащія выбранныя мѣста изъ В. и Н. За-
вѣта. Не можетъ быть, чтобы отъ сего чтенія слова Божія не
зародилась въ сердцахъ дѣтей искра, которая впослѣдствіи даетъ
свѣтъ и теплоту. Таковое чтеніе относится къ ученикамъ, кото-
рые находятся въ первомъ предварительномъ классѣ. Имъ же
велѣть выучивать по одному изреченію въ день, напримѣръ,
Богъ есть свѣтъ, Богъ есть любовь и пр.
Во второмъ предварительномъ классѣ изученіе этихъ изре-
ченій продолжается и, кромѣ того, изучается 10 заповѣдей и
молитва Господня.
Есть еще способъ знакомить учениковъ съ Библіею тотъ,
чтобы законоучитель, въ часы законоученія требовалъ отъ уче-
никовъ отчета, какой Апостолъ и какое Евангеліе читаны были
въ воскресенье и праздникъ". Съ сими познаніями Библіи уче-
никъ поступаетъ въ гимназію. Въ низшемъ гимназическомъ классѣ
или въ первыхъ 4-хъ законоучитель читаетъ воспитанникамъ
чтенія изъ книгъ Ветхаго и Новаго Завѣта, изданныя для на-
родныхъ училищъ въ книжкѣ. Хотя въ сей книжкѣ содержится
тоже самое, что на таблицахъ, читанныхъ въ предварительныхъ
классахъ, но и здѣсь чтеніе того-же не будетъ излишнимъ,
потому, что здѣсь законоучитель долженъ дѣлать поясненія, а
тамъ чтеніе производилось только для того, чтобы ученикъ
учился читать. Итакъ чтеніе книжки производитъ законоучитель
въ продолженіи 1-го сего года, и гдѣ надобно объясняетъ, не

73

вдаваясь впрочемъ въ тонкости герменевтическія и изысканіе
разнообразныхъ смысловъ тамъ, гдѣ смыслъ рѣчи изъясняется
самъ собою изъ связи рѣчи.
Изъ читанныхъ мѣстъ заставляетъ нѣкоторые выучить наи-
зусть, такъ, напримѣръ, нагорную проповѣдь Іисусову и притчи
Іисуса.
Во 2-й годъ гимназическаго ученія законоучитель прочи-
тываетъ псалтырь и велитъ выучить наизусть нѣсколько псал-
мовъ, выражающихъ благочестивыя чувства псалмопѣвца, напри-
мѣръ, Пс. I, VIII, X, XVIII, XXII, XXVI и пр. Къ сему же году
относится чтеніе Притчей и Премудрости Іисуса сына Сирахова,
чтеніе св. исторіи, изданной для народныхъ училищъ и изъяс-
неніе обрядовъ.
Въ 3-й годъ Евангеліе отъ Матвея съ изъясненіемъ, дается
понятіе о книгахъ Ветхаго Завѣта вообще, проходится Катехи-
зисъ и начинается исторія церкви (преимущественно первыя
вѣка).
Въ 4-й годъ изъясняется посланіе къ Римлянамъ, дается
понятіе о книгахъ Новаго Завѣта вообще, излагается христіан-
ское нравоученіе и оканчивается исторія церкви *).
Программа эта была значительно обширнѣе предыдущихъ,
вносила въ преподаваніе Закона Божія опредѣленность, ставила
учащихся въ непосредственное отношеніе съ первоисточникомъ
откровенія, но въ ней не хватало очень важнаго, т. е. Исторіи
*) Ар. М. H. Пр. д. N° 28702, к. 612. Въ этомъ дѣлѣ между прочимъ
находится слѣдующая аттестація проф. Павскаго и его плана со стороны
Митрополита Серафима въ отвѣтъ на запросъ Рунича: „Довольно зная, что
священникъ Павскій, при весьма честномъ поведеніи духовному сану ему
соотвѣтственномъ, имѣетъ основательное въ законѣ Божіемъ и догматахъ
Православныя вѣры нашея знаніе, пастырское даю ему благословеніе, препо-
давать по представленному имъ плану Богословское во ввѣренномъ Вашему
Превосходительству СПБургскомъ университетѣ ученіе".
Митрополитъ Серафимъ 2-го октября 1821 г. Изъ письма Рунича самому
Г. П. Павскому отъ 6-го ноября 1823 г. (находящагося въ томъ-же дѣлѣ)
видно, что Р. просилъ Павскаго „о составленіи конспекта преподаванія 3. Б
во всѣхъ учебныхъ заведеніяхъ СПБ. Округа, смотря по цѣли и назначенію
каждаго изъ оныхъ*4.—„Изъ представленнаго Вами, пишетъ онъ, въ свое время
конспекта, составленнаго нынѣ по руководству Вашему, расписаніе препода-
ванія 3. Б. для гимназій на 6-лѣтнее, а для Благороднаго Университетскаго
пансіона и здѣшняго училища на 8-лѣтнее время курса оныхъ, кои съ бу-
дущаго 1824 года должны быть повсемѣстно приняты къ руководству".
Университетскій курсъ представлялъ изъ себя, вѣроятно, распростра-
ненный гимназическій, почему одобреніе Митрополита должно быть, распро-
странено и на гимназическіе планы.

74

церкви Русской. Программа эта существовала недолго, въ слѣ-
дующемъ же 1825 году Магницкій представилъ во „Временный
Комитетъ составленія проекта общаго Устава для среднихъ учеб-
ныхъ заведеній" свою записку, въ которой указывалъ на про-
тестанскій духъ законоученія въ Петербургскомъ округѣ. Резуль-
татомъ этого доноса въ 1832 году и явился новый планъ пре-
подаванія закона Божія, составленный протоіер. Кочетовымъ и
утвержденный Митрополитомъ Серафимомъ, *) который и замѣнилъ
собой планъ Павскаго.
Изъ послѣдующихъ измѣненій въ планахъ гимназій, харак-
терныхъ для настроенія учебнаго Начальства, надо отмѣтить еще
исключеніе естественнаго права изъ числа предметовъ, препо-
даваемыхъ въ С.-Петербургской гимназіи, потому что естествен-
ное право, какъ говорилось въ докладѣ Рунича, преподавалось
проф. Плисовымъ на тѣхъ-же началахъ и умозрѣніяхъ противо-
рѣчащихъ истинамъ христіанства, на коей всѣ безъ изъятія
теоріи сей науки основаны и, потому, что, по мнѣнію Главнаго
Правленія, и всякій другой преподаватель естественнаго права
будетъ оное изъяснять столько же превратно и ложно, пока не
будетъ издано отъ правительства особаго руководства **).
Эта охрана и защита христіанскихъ истинъ и образованіе
въ духѣ благочестія проводилась настолько старательно, что
даже сдѣлано было распоряженіе по всѣмъ училищамъ, чтобы
при раздачѣ книгъ отличившимся ученіемъ и поведеніемъ, вы-
давать большею частью книги Св* Писанія или, по крайней мѣрѣ,
духовнаго содержанія ***).
Даже прописи подверглись передѣлкѣ въ отношеніи какъ
почерка, такъ и помѣщенныхъ въ нихъ примѣровъ. Для новаго
изданія прописей извлечены статьи изъ книги подраженія Хри-
сту и чтенія четырехъ Евангелистовъ; статей же нравственно-
философскихъ „комитетъ не принялъ, желая и въ прописяхъ
ознакомить учащихся съ единою на потребу истинною нравст-
венностію христіанскою" ****), Вообще извѣстная инструкція Маг-
ницкаго ректору Казанскаго университета находила свои отзвуки
и въ гимназіяхъ.
Все это проявленіе новыхъ, по сравненію съ первой поло-
*) Арх. M. H. Просвѣщ. д. № 28702, к. 612!
**) Арх. M. Н. Пр. д. № 12831, к. 255, 1822 г. 18-го февр.
***) Сборн. распоряж. т. 1.
****) Сухомлиновъ. Матеріалы ч. 2 стр. 40 и Арх. M. Н. Пр. № 36882
к. 466 жури. У. К.1820, 272 об.

75

виной царствованія Александра 1-го, настроеній, получившихъ
свое гармоническое развитіе уже въ царствованіе Николая 1-го.
Новой подробностью является болѣе замѣтное положеніе
Закона Божія, которое онъ мало-по-малу занимаетъ въ учебной
системѣ, равно какъ и всѣ распоряженія Министерства о рели-
гіозномъ воспитаніи. Жаль только, что все это окрашивалось
часто министромъ-мистикомъ (А. Н. Голицынъ) въ нездоровый
цвѣтъ и преломляясь въ такихъ исполнителяхъ, какъ Магницкій
и Руничъ отливалось въ формы, сильно отдававшія лицемѣ-
ріемъ и ханжествомъ. *)
ГЛАВА VI.
Изъ прежнихъ идей, т. е. первой половины царствованія,
сохранилась и даже получила дальнѣйшее болѣе яркое выра-
женіе идея государственнаго обученія.
Еще въ 1811 году было обращено особенное вниманіе на
частное обученіе. 25-го мая этого года А. К. Разумовскій въ
своемъ докладѣ писалъ: «Въ отечествѣ нашемъ далеко простерло
корни свои воспитаніе, иноземцами сообщаемое. Дворянство, под-
пора государства, возрастаетъ нерѣдко подъ надзоромъ людей,
одною собственною корыстію занятыхъ, презирающихъ все не
иностранное, не имѣющихъ ни честныхъ правилъ нравственно-
сти, ни познаній. Слѣдуя дворянству, и другія состоянія гото-
вятъ медленную пагубу обществу воспитаніемъ дѣтей своихъ въ
рукахъ иностранцевъ. Всѣ почти пансіоны Имперіи содержатся
иностранцами, которые весьма рѣдко бываютъ съ качествами для
*) Иллюстраціей къ этому можетъ служить слѣдующій отрывокъ изъ
отчета: „въ продолженіи сего акад. года, гимназія, оживляемая животворнымъ
духомъ благодати Божіей, осѣняемая щедротами помаз-ка Его, якоже Израиль
во дни Соломона, мирно и единообразно шествовала частію предположеннымъ
ею самою, а болѣе указуемымъ ей любителями истинныя мудрости, Его Сія-
тельствомъ г. Министромъ духовн. Дѣлъ Нар. Пр. и Его Превосходитель-
ствомъ г. Попечит. Казанскаго уч. округа, путемъ къ образов, ввѣренныхъ
ей дѣтей не по стихіямъ міра сего, но въ страхѣ Божіи, да изъ млада свящ.
писан, умѣютъ могущее ихъ умудрити, въ спасеніи, вѣрѣ, яже о Христѣ, и
да питаемы словесы вѣры и доброму ученью, совершеніи будутъ Божіи
человѣцы, на всякое благое дѣло уготовани—словомъ, употребляемы всѣ уси-
лія воспитать ихъ истинными христіанами, а слѣд. послушными чадами ро-
дителей, полезными членами общества вѣрноподдан. Государю, усердными
сынами отечества и во всякомъ дѣлѣ блазѣ плодоносящими и возрастающими
въ разумѣ Божіи". (Владимиромъ Ист. Зап. о Каз. гимн. ч. 2 ст. 99).

76

сего потребными. Не зная нашего языка и гнушаясь онымъ, не
имѣя привязанности къ странѣ, для нихъ чуждой, они юнымъ
россіянамъ внушаютъ презрѣніе къ языку нашему и охлаждаютъ
сердца ихъ ко всему домашнему, и въ нѣдрахь Россіи изъ рос-
сіянина образуютъ иностранца. Сего не довольно: и для препо-
даванія наукъ они избираютъ иностранцевъ же, что усугубляетъ
вредъ, воспитаніемъ ихъ разливаемый и скорыми шагами при-
ближаетъ къ истребленію духа народнаго. Воспитанники ихъ и
мыслятъ и говорятъ по иноземному; между тѣмъ не могутъ нѣ-
сколько словъ сказать на языкѣ отечественномъ.
Къ прекращенію сего съ Высочайшаго утвержденія, были
предприняты слѣдующія мѣры: во І-хъ въ дозволеніи на откры-
тіе новаго пансіона основываться не только на степени учености
содержателя, но еще болѣе на удостовѣреніи о доброй его нрав-
ственности.
2) Въ числѣ познаній содержителей пансіона не упускать
изъ виду знанія русскаго языка.
3) За правило поставить, чтобы во всѣхъ пансіонахъ науки
преподаваемы были на русскомъ языкѣ и поэтому,
4) вновь принимать въ пансіоны учителей для наукъ не-
иначе, какъ подъ условіемъ преподаванія на русскомъ языкѣ.
Наконецъ, въ 5, съ 1 мая 1811 г., каждый содержатель част-
наго пансіона обязывается вносить въ Министерство Просвѣщенія
ежегодно по 5% съ платы, получаемой на содержаніе пансіо-
неровъ. *)
Послѣдняя мѣра продержалась, впрочемъ, всего нѣсколько
лѣтъ. Рескриптомъ на имя А. Н. Голицына отъ 5-го декабря
1816 года 5°/о-ный сборъ былъ отмѣненъ, ибо оказалось, что со-
держатели пансіоновъ обращаютъ сей налогъ на родителей. Всѣ
прочія правила были оставлены въ силѣ. **)
Въ 1812 году ограниченія коснулись и домашнихъ иностран-
ныхъ учителей. 19 января было утверждено Государемъ мнѣніе
Министра о необходимости требовать отъ домашнихъ учителей
письменныхъ свидѣтельствъ отъ Россійскихъ Училищныхъ На-
чальствъ объ ихъ способностяхъ и знаніяхъ.
Поводомъ къ узаконенію экзаменовъ для домашнихъ учи-
телей послужило представленіе Харьковскаго университета, что
во многихъ домахъ проживаютъ иностранцы, которые, по боль-
шей части, не бывъ нигдѣ испытаны въ знаніяхъ своихъ и, не
*) Арх. M. Н. Пр. д. .№-39118 к. 1024, тоже Сборн. постановл. т. 1-й 217.
**) Сборн. пост. т. 1-й 329.

77

имѣя никакого узаконеннаго свидѣтельства о способностяхъ сво-
ихъ, берутъ на себя воспитаніе дѣтей, ни мало не заботясь о
томъ, могутъ ли надлежащимъ образомъ удовлетворить прини-
маемой на себя обязанности или нѣтъ. Побуждаемы же будучи
однимъ корыстолюбіемъ, нерѣдко выдаютъ себя знающими такіе
предметы, о которыхъ едва ли имѣютъ какое понятіе *).
Выходя, такимъ образомъ, изъ указаній опыта и побужденій
педагогическихъ, эта мѣра вмѣстѣ съ тѣмъ весьма способство-
вала и упроченію школъ государственныхъ, сильно уменьшая
конкуренцію домашняго обученія сокращеніемъ количества пра-
воспособныхъ учителей.
Чѣмъ ближе къ концу царствованія Александра I, тѣмъ
надзоръ за частными пансіонами становился строже. Проникну-
тое охранительными тенденціями Правительство еще ближе стало
присматриваться къ внутренней жизни пансіоновъ.
Въ докладѣ, представленномъ 11 марта 1817 года по приказу
управляющаго Министерствомъ, сказано: «Нерѣдко частныя лица
издаютъ по разнымъ предметамъ учебныя книги, кои будучи
употребляемы въ частныхъ домахъ и нѣкоторыхъ заведеніяхъ,
неисправностью и погрѣшностями, въ нихъ заключающимися,
вводятъ учащихся въ заблужденіе, оставляющее въ юныхъ умахъ
вредное и, впослѣдствіи почти никакими наставленіями неизгла-
димое, впечатлѣніе.
По симъ уваженіямъ не будетъ ли признано за полезное,
для прекращенія изданія неисправныхъ учебныхъ книгъ, поста-
вить въ обязанность издателямъ оныхъ, чтобы каждый изъ нихъ
предварительно представилъ издаваемую книгу на усмотрѣніе
Главнаго Правленія училищъ, или по силѣ пар. 2 устава о цен-
зурѣ возложить строжайшее наблюденіе за исправностію таковыхъ
книгъ на цензурные Комитеты».
Правленіе признало означенную мысль полезною и предло-
жило выдѣлить изъ себя особый Комитетъ **).
Отъ 1823 г. сохранилось дѣло и. д. С.-Попечителя Рунича
объ изъятіи изъ употребленія въ частныхъ пансіонахъ слѣдую-
щихъ учебниковъ: д
1) Handbuch den Angemeinen ^eschichte von I. C. Ph. Willigerod.
2) Достопамятныя происшествія во всемірной исторіи Бре-
дова и
3) О должностяхъ человѣка и гражданина на нѣмецкомъ
*) Сборн. Пост. т. 1-й 2507.
**) Арх. M. H. Пр. д. №—39210! к. 1039.

78

языкѣ, и при этомъ было поставлено въ обязанность содержате-
лямъ пансіоновъ не вводить у себя ни учебныхъ, ни для чтенія
книгъ, безъ особаго дозволенія высшаго начальства.*)
Если такимъ образомъ идея государственнаго обученія
продолжала крѣпнуть и развиваться потому, что охранительныя
тенденціи реакціи дѣлали ее еще болѣе необходимой, то совсѣмъ
въ другомъ положеніи оказалась мысль устава 1804 года о без-
условности средняго обученія.
Правительство, такъ ясно выразившее эту мысль сначала,
мало по малу начинаетъ ее потомъ ограничивать. Выпустивъ,
какъ мы это выше отмѣтили, въ 1813 году разъясненіе относи-
тельно пріема въ гимназіи дѣтей несвободныхъ состояній, въ
1816 году оно лишило евреевъ права на полученіе университет-
скихъ степеней по части Юриспруденціи **), а въ 1817 году дало
видныя преимущества воспитанникамъ Московскаго благород-
наго пансіона, надѣляя ихъ чинами отъ 14 до 10 класса сразу
по окончаніи и правомъ . на высшіе чины безъ дальнѣйшихъ,
опредѣленныхъ для гражданскихъ чиновниковъ испытаній ***).
Правительство двигалось къ этому однимъ только моти-
вомъ, что въ указанномъ пансіонѣ учатся одни дворяне. Въ
докладѣ Московскаго Попечителя ****), возбудившаго вопросъ
объ этихъ преимуществахъ, мы не могли замѣтить никакого
другого повода или основанія. Всѣ другіе мотивы, напримѣръ,
что благородный пансіонъ одно изъ полезнѣйшихъ отечествен-
ныхъ заведеній, что онъ пріобрѣлъ общую довѣренность и ува-
женіе соотечественниковъ (т. е. дворянъ же), что онъ ежегодно
приготовляетъ много людей для гражданской и военной службы,
или подразумѣваютъ все тотъ же первый мотивъ, или звучатъ,
какъ общія мѣста, приложимыя одинаково удобно ко многимъ
учебнымъ заведеніямъ.
Отказываясь отъ одной изъ своихъ свѣтлыхъ идей о внѣ-
*) Недостатки первой изъ этихъ книгъ были опредѣлены Руничемъ
слѣдующимъ образомъ: Свѣтская исторія отдѣлена отъ Библейской и пред-
ставляетъ происшествіе не въ связи съ первою. Авторъ, не отвергая прямо
пятокнижія и Божественности Св. Писанія, говоритъ о Іудейскомъ народѣ,
его вождяхъ и происшествіяхъ въ политическомъ только отношеніи, и чрезъ
то отнимаетъ и у исторіи еврейскаго народа, и у писателей книгъ священ-
ныхъ, достоинство книгъ Боговдохновенныхъ>. Арх. М. H. Пр. д. №—20375.
кн. 302.
**) Сборн. постановл. т; 1-й 309.
***) Соотвѣтственныя права даны были и для поступленія въ военную
службу.
****) Арх. М. H. Пр. д. № 39211, к. 1039.

79

сословности образованія, Правительство двадцатыхъ годовъ до-
вольно охотно и все чаще становится на общую точку зрѣнія
дворянъ. Актъ 1817 года, надѣлившій незаслуженными преиму-
ществами Московскій благородный пансіонъ и тѣмъ одобрившій
стремленіе дворянъ имѣть свою обособленную отъ другихъ со-
словій дворянскую среднюю школу, далеко не единственный.
Открытіе благородныхъ пансіоновъ и въ это время начи-
наетъ уже одобряться и во всякомъ случаѣ не встрѣчаетъ ни-
какихъ препятствій или затрудненій, а всякій благородный пан-
сіонъ, открываемый наряду съ существующей уже гимназіей, и
являлся какъ разъ выраженіемъ желанія дворянства имѣть свою
школу. Въ положеніи Пензенскаго дворянскаго пансіона (1822 г.)
такъ прямо, напримѣръ, и сказано, что цѣль сего заведенія
а) доставленіе новаго способа Пензенскому дворянству для при-
личнаго званію сему воспитанія и б) приготовленіе онаго къ
продолженію наукъ въ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ и ко
вступленію въ службу государственную (пар. 2), т. е. какъ разъ
цѣль гимназій, но только гимназій для однихъ дворянъ (пар. 6) *).
Если къ этому прибавить еще указаніе на новыя нотки,
прозвучавшія по Министерству Просвѣщенія въ 1820 г., то фи-
зіономія школьнаго законодательства во вторую половину цар-
ствованія Александра будетъ полной. Разумѣемъ вышедшій въ
этомъ году уставъ Дерптскаго университета.
Въ этомъ уставѣ сословныя тенденціи, проявлявшіяся ра-
нѣе только въ опредѣленныхъ отдѣльныхъ случаяхъ, какъ бы
въ видѣ исключенія, положены уже прямо на основу. Второй
общій параграфъ устава безъ всякихъ прикрытіи заявляетъ, что
„кругъ дѣйствія и цѣль училищъ всякаго рода сами собою
опредѣляются различными классами, на которое человѣческое
общество раздѣляется. Классы сіи, въ отношеніи къ публичному
чтенію, могутъ быть слѣдующіе: первый тотъ, принадлежащіе
къ коему снискиваютъ себѣ ежедневное пропитаніе тяжелою тѣ-
лесною работою; второй тотъ, состоящіе въ которомъ назначаются
къ ремесламъ или промышленности; третій классъ тотъ, кото-
раго члены посвящаютъ себя наукамъ, для службы государ-
ственной или общественной".
Соотвѣтственно съ сословностью гимназій и цѣлью ихъ,
наряду съ приготовленіемъ къ университету ставится не общее
образованіе, а приготовленіе служилаго сословія (пар. 7).
Изъ другихъ особенностей Устава нужно отмѣтить видное
*) Положеніе для Пензенскаго благ, пансіона. Москва 1822 г.

80

мѣсто, отведенное воспитательному воздѣйствію религіи (пар. 8)
и разрѣшеніе употреблять тѣлесныя наказанія (пар. 65) *).
Заканчивая обзоръ законодательства Александра 1-го по
учебнымъ дѣламъ приходится констатировать, что принципамъ,
возвѣщеннымъ въ началѣ царствованія, не суждено было удер-
жать позиціи. Вторая половина этого періода представляетъ изъ
себя сплошной рядъ отступленій отъ принциповъ первой, выз-
ванныхъ обстоятельствами, сознаніемъ ихъ ошибочности или, что
всего чаще, измѣнившимся настроеніемъ самого правительства.
Такимъ образомъ стройная система 1804 года была нарушена
разными, часто совершенно не гармонировавшими съ ней, по-
правками и заплатами, но нарушена не настолько, чтобы совсѣмъ
вытравить ея духъ. Въ результатѣ явилась путаница, неясность,
устранить которую могла только новая коренная учебная ре-
форма.
Относительно положенія Закона Божія въ системѣ гимна-
зическихъ предметовъ приходится отмѣтить, что оставленный
сначала за бортомъ этотъ предметъ къ концу царствованія прин-
ципіально занимаетъ болѣе или менѣе твердую позицію и во-
обще религіозный факторъ въ дѣлѣ воспитанія начинаетъ приз-
наваться далеко не маловажнымъ и даже болѣе надежнымъ,
чѣмъ начала философскія.
Это со стороны принципіальной, а на практикѣ положен-
Закона Божія было совершенно не упорядочено и всецѣло за-
висѣло отъ личности законоучителя. Положеніе послѣдняго очень
затруднялось отсутствіемъ хорошихъ учебниковъ и тѣмъ обстоя-
тельствомъ, что законоучительство по сравненію съ приходомъ
все таки было для него занятіемъ только побочнымъ.
Сознаніемъ необходимости коренной школьной реформы и
начинается новый періодъ, открываемый сначала Шишковымъ,
а потомъ Николаемъ І-мъ съ типичнымъ представителемъ его
министромъ Уваровымъ.
Однако, прежде чѣмъ приступить къ исторіи второго пе-
ріода, мы для полноты картины позволимъ себѣ сдѣлать въ слѣ-
дующихъ главахъ меленькій очеркъ исторіи гимназій за первый
періодъ, такъ сказать, со стороны матеріальной.
*) Сборн. постан. т. 1-й 482.

81

ГЛАВА VII.
Съ этой стороны положеніе гимназій одинаково во все время
царствованія Александра 1-го, такъ какъ, какъ въ началѣ царство-
ванія, такъ и въ его концѣ гимназіи испытывали недостатокъ
въ содержаніи, недостатокъ въ порядочныхъ помѣщеніяхъ, недо-
статокъ въ учителяхъ и недостатокъ въ учебникахъ.
Съ жалобой на недостаточность содержанія гимназій, т. е.
собственно на несвоевременность поступленіи назначенной, на то
суммы, мы встрѣчаемся еще въ 1804 г. при самимъ рожденіи
гимназій. Тогда этотъ вопросъ былъ урегулированъ, т. е., чрезъ
принятіе Государственнымъ Казначействомъ обязательства выда-
вать всю положенную по штатамъ сумму, гимназіи получили
по крайней мѣрѣ увѣренность въ своемъ существованіи.
Насколько это существованіе было завидно можно судить
по тому, что уже въ 1805 году появилась необходимость для
Петербурга расходовать на содержаніе гимназій, кромѣ отпус-
каемой изъ Казначейства суммы, и пособіе, получаемое изъ
Приказа; всего этого еле хватало на поддержаніе необходимаго;
отъ какихъ-бы то ни было улучшеній, упоминавшихся въ 1804 г.,
пришлось отказаться.
Въ 1810 году такая необходимость явилась для Москвы, *)
а въ 1817 г. Главное Правленіе Училищъ не только принуждена
было обратить вниманіе на стѣсненное положеніе учителей, но
и принять предложеніе Уварова о платѣ за ученье въ учебныхъ
заведеніяхъ Петербурга (приходское 5 руб., уѣздное 10 и гимна-
зія 15 руб.)**)
Въ 1819 г. вынуждены были признать эту мѣру пріемлемой
Харьковскій, Казанскій (кромѣ сибирскихъ гимназій) округи и
Московскій для города Москвы, ***) хотя рискованность этой
мѣры въ періодъ, когда населеніе еще только привлекалось къ
правительственнымъ школамъ, очевидна.
Когда комитетъ устройства учебныхъ заведеній въ 1826 г.
вздумалъ позондировать почву по этому вопросу у попечителей,
то HHK'jp изъ нихъ не нашелъ возможнымъ увеличить плату; а
двое находили обременительной и существующую. Казанскій
(Фуксъ), наприм., писалъ: „по наблюденію моему за этимъ пред-
метомъ съ 1820 г. нахожу, что многихъ родителей плата за
*) Сборн. постан. (докл. Министра) т. 1-й 200
**) 14 іюня 1817 г. Высочайше утверждено.
***) Арх. М-ва H. Ир. д. № 39090 к. 1019.

82

ученіе отвращаетъ отъ училищъ, и безъ того неохотно отдаю-
щихъ дѣтей въ училища, и что сами учителя, имѣя отъ казны
содержаніе и важныя права и преимущества, несутъ нарѣка-
нія, получая съ учениковъ плату, мало доставляющую имъ вы-
годъ." *)
Жалобы на неудовлетворительность помѣщеній также встрѣ-
чаются на протяженіи почти всего періода, такъ наприм., еще и
въ 1819 году для Харьковскаго Попечителя явилась надобность
въ спеціальномъ донесеніи по данному поводу, гдѣ онъ заяв-
ляетъ, что „недостатокъ пристойныхъ строеній**) есть
главная;причина, препятствующая распространенію училищъ и
надлежащему ихъ устройству". ***)
Особенно интересна съ этой стороны исторія Новгородской
гимназіи: здѣсь гимназія помѣщалась положительно въ разва-
линѣ около цѣлыхъ 20 лѣтъ. Съ 1808 г., т. е. съ года открытія
и до 1828 дѣлались ежегодныя донесенія о ветхости и негодно-
сти гимназическаго зданія. ****) Такъ, наприм., въ 1814 г. директоръ
писалъ; „Въ домѣ и 4-хъ деревянныхъ флигеляхъ, занимаемыхъ
гимназіею, уѣзднымъ и приходскимъ учил ищемъ и учителями,
по чрезвычайной худобѣ печей, какъ въ прошломъ
году, такъ и въ теченіи зимы, неоднокр а т но загоралось,
таковая отъ огня опасность и вредъ неминуема..
Всѣ заборы, ворота и крыльцо отъ гнилости обрубовъ осѣли и
отъ трубъ отдѣлились, иныя покривились, что, сверхъ безобразія,
грозитъ совершеннымъ паденіемъ. Отъ гнилости о кон-
ныхъ рамъ и худобы дверей въ холодное время
нѣтъ никакой возможности преподавать ученія, а
въ квартирахъ жить учителямъ" *****).
Въ 1815 г. домъ былъ поправленъ, но въ 1818-мъ нижній
этажъ былъ испорченъ наводненіемъ, въ верхнемъ отъ ветхости
крыши даже открылась течь. Послѣ этого Новгородская гим-
назія, находясь въ такомъ безвыходномъ положеніи цѣлыхъ 10
лѣтъ все еще помѣщалась въ старой развалинѣ ******).
Конечно, исторія Новгородской гимназіи нѣсколько исклю-
чительная, но въ меньшей мѣрѣ это было со многими. Мини-
*) Арх. М. H. Пр. Д. № 28739, к. 613.
**) Курсивъ нашъ.
***) Арх. М-ва H. II. д. М 12. 416 к. 253.
****) Въ 1811 г. самъ Уваровъ (тогда попечитель СПБ. Округа нашелъ
помѣщеніе совершенно неудобнымъ).
*****) Отто, стр. 58.
******) Отто. Исторія Новгород, дирекціи СПБ. 1865, стр. 60.

83

стерство Просвѣщенія не располагало большими суммами
дворянство плохо шло на помощь, а большинство гимназиче-
скихъ зданіи переходили къ гимназіямъ отъ бывшихъ главныхъ
училищъ, и потому были и малы и ветхи. Такъ наприм., деревянный
домъ Новгородъ-Сѣверской гимназіи, съ преобразованіемъ помѣ-
щавшагося въ немъ училища въ гимназію и съ увеличеніемъ
послѣ сего числа учениковъ, былъ такъ малъ, что за неимѣніемъ
мѣста для скамеекъ въ иныхъ классахъ ученики на урокахъ
стояли. *).
Нужда въ учителяхъ была еще болѣе острая. При открытіи
гимназій пришлось, какъ мы уже упоминали объ этомъ, взять
ихъ изъ духовныхъ семинарій, кромѣ того приходилось опре-
дѣлять мало-мальски подходящихъ иностранцевъ. **).
Возобновленная 30 мая 1803 г. въ С.-Петербургѣ Учитель-
ская гимназія, преобразованная въ слѣдующемъ году (16 апрѣля)
въ Педагогическій институтъ ***), несмотря на все свое значеніе,
нужды въ учителяхъ не устранила.
Въ 1811 году учителя Латинскаго языка были уравнены
со старшими учителями, потому что ихъ найти трудно ****), а въ
1817 г. дозволено учителямъ преподавать учебные предметы въ
разныхъ классахъ и мѣстахъ *****), все мѣры—обнаруживающія
нужду въ учителяхъ. Изъ дѣла Министерства Народнаго Про-
свѣщенія объ учителяхъ гимназій, за все время съ 1803 г. по
1817 годъ видно, что учителями были семинаристы, воспитан-
ники Главныхъ Народныхъ Училищъ, Кіевской Духовной Ака-
деміи, С.-Петербургской Учительской гимназіи, потомъ Главнаго
Педагогическаго Института, люди выдержавшіе испытаніе въ
этомъ институтѣ и всякіе чиновники. Вообще, какъ видите,
наборъ довольно случайный ******).
Что касается учебниковъ, то чтобы разобраться въ этомъ
вопросѣ, необходимо сдѣлать нѣсколько предварительныхъ замѣ-
чаній. Дѣло въ томъ, что и при существованіи Комиссіи народ-
ныхъ училищъ и Министерства Народнаго Просвѣщенія, заго-
товленіе и продажа учебниковъ были монополіей Министерства.
Конечно, въ то время, когда у насъ книжная торговля не
*) Ив. Панаженко. Истор. Записка о Новгород.-Сѣв. гимназіи. Кіевъ
89 г. стр. 47.
**) Арх. М-ва Нар. Пр. д. № 39.045 к. 1009.
***) Сборн. постан. т. 1-й 44.
****) Сборн. постановлен, т. 1-й 227.
*****) Сборн. постановлен, т. 1-й 337
***) Арх.М. Н. Пр. д. № 39.048 к. 1009.

84

имѣла надлежащаго развитія и когда нельзя было ожидать, что-
бы частная предпріимчивость могла доставить учебнымъ заве-
деніямъ хорошія руководства по доступнымъ цѣнамъ—эта моно-
полія была полезна, но и Министерству не сразу удалось урегу-
лировать эту статью.
По визитаторскому донесенію отъ 1810 года видно, что
наприм., въ Новгородской гимназіи не было слѣдующихъ клас-
сическихъ *) книгъ: алгебры, геометріи, тригонометріи, логики,
всеобщей грамматики, психологіи, риторики, миѳологіи, древней
россійской географіи и исторіи для гимназій, древней географіи,
полнаго курса естественной исторіи и коммерціи. **)
Починъ въ дѣлѣ обезпеченія гимназій необходимыми учеб-
никами принадлежитъ дѣятелю Екатерининскаго царствованія Ян-
ковичу-де-Миріево. 28-марта 1803 г. онъ предложилъ Главному Пра-
вленію училищъ списокъ нѣкоторыхъ изъ новѣйшихъ класси-
ческихъ книгъ, изданныхъ для изученія латинскаго языка и
затѣмъ посовѣтовалъ „препоручить гг. попечителямъ универ-
ситетскихъ округовъ, отобрать отъ подвѣдомственныхъ имъ уни-
верситетовъ мнѣніе ихъ о своемъ спискѣ и не извѣстны ли имъ
другія такого рода лучшія и классическія сочиненія для гим-
назій, чтобы по полученіи отъ нихъ извѣстія можно было въ
такомъ важномъ предметѣ тѣмъ основательнѣе и надежнѣе при-
ступить къ переводу и изданію оныхъ".
Предложеніе Янковича было принято и 3-октября того-же
1803 года другими членами Главнаго Правленія, тоже дѣя-
телями Екатерининской эпохи—Ст. Румовскимъ, Н. Озерецков-
скимъ и Н. Фусомъ былъ представленъ обстоятельный докладъ
со спискомъ годныхъ къ употребленію учебниковъ.
Въ своемъ докладѣ они предварительно замѣчаютъ, что въ
избраніи учебниковъ, не теряя изъ виду пользы и качества ихъ,
они обращаютъ вниманіе особливо на готовыя, а когда въ издан-
ныхъ на Россійскомъ языкѣ книгахъ, соотвѣтствующихъ намѣ-
ренію Главнаго Правленія, не находилось, въ такомъ случаѣ
они предлагали сочинить новыя, или на иностранныхъ языкахъ
сочиненныя перевесть на языкъ россійскій. ***)
*) т. е. классныхъ.
**) Арх. M. Н. Ир. д. №—39, 32 8 к. 1050. Тоже у Отто. Исторія Новгород-
ской дирекціи училищъ до 1828 г. 1865 г, стр. 15.
***) Для гимназіи по ихъ мнѣнію нашлись слѣдующіе готовые уже учебники:
Для изящныхъ наукъ:
Риторика Рижскаго.
Риторика Ломоносова.

85

Докладъ этотъ былъ Главнымъ Правленіемъ принятъ и
одобренъ, почему и были посланы копіи съ него всѣмъ гг. Попе-
Руководство къ ораторіи Россійской изд. Москва 1781 г.
Слова похвальныя Петру В. и Елизаветѣ Петровнѣ.
Лонгина о высокомъ слогѣ (переведена съ греческаго г Мартыновымъ).
Для латинскаго языка:
Шеллера грамматика латинская, для употребленія юношества съ пріобщеніемъ
христоматіи для нижнихъ классовъ (переведена и издана въ Москвѣ 1782 г.)
Для французскаго языка:
Граматика Соца, (Москва 1790 г.) или грамматика Вальи или Мейдин-
гера. Ежели которая изъ сихъ двухъ новѣйшихъ предпочтена будетъ, то
оную надлежитъ перевесть и издать.
Для нѣмецкаго языка:
Грамматика Аделюнга-перевесть и напечатать: между тѣмъ употреблять
грамматику Гельтергофа. Изд. Москва 1798.
Словари:
Для латинскаго языка—Целлярій латинскій съ переводомъ русскимъ и
нѣмецкимъ для употребленія учащихся изданъ при Академіи Наукъ.
Для французскаго—Целлярій французскій съ реестромъ словъ россій-
скихъ. Москва 1782 г.
Для нѣмецкаго-новый лексиконъ на нѣмецкомъ, французскомъ, латин-
скомъ и итальянскомъ языкѣ. Москва 1789 г.
Для логики и другихъ частей философіи:
Логика Баумейстерова, переведена и напечатана въ Москвѣ.
Для математики:
Кестнера часть I и II, переведена и издана Комиссіей.
Для всеобщей исторіи и географіи:
Всеобщее землеописаніе и пространное Россійскаго Государства. Все-
мирная исторія, изданная комиссіей.
Для естественной исторіи:
По сіе время на россійскомъ языкѣ не издана книга для основательнаго
преподованія въ гимназіи естественной исторіи. Блюменбаха для гимназій
обширна.
Ежели соблагоразсуждено будетъ сочинять, то предлагаемъ слѣдовать
Фусу—, чтобы каждое царство составляло книжку, въ которой первая часть
содержала бы описаніе предметомъ систематическимъ порядкомъ, а вторая
описаніе къ какому они въ ремеслахъ и художествахъ служатъ употребленію
а доколѣ не будетъ сочинена, можно употреблять начертаніе естественной'
исторіи, изданной для народныхъ училищъ.
Для политической экономіи и коммерціи надлежитъ
сочинить книгу, пользуясь изданными на россійскомъ языкѣ слѣдующими
книгами:
Начертаніе полной купеческой системы и торговой науки, сочиненное
Людовиціемъ. Москва 1789 г»
Словарь коммерческій въ 6 частяхъ. Москва 1787 г. Большинство этихъ
книгъ обязано своимъ существованіемъ, конечно, трудамъ комиссіи, въ
распоряженіи которой уже въ 1802 г. было 36 названій, изданныхъ учебниковъ
и учебныхъ пособій.
(Выс. докладъ комиссіи и №—126. Арх. М. H. Пр.).

86

чителямъ для свѣдѣнія, *) такимъ образомъ въ спискѣ Румов-
скаго, Озерецковскаго и Фуса мы встрѣчаемся съ первымъ, при-
нятымъ Министерствомъ комплектомъ учебниковъ для нашихъ
гимназій.
Въ послѣдующее время этотъ списокъ постепенно пополнялся
и нѣкоторыя его части замѣнялись новыми, болѣе совершенными.
Такъ въ 1807 г. предложилъ свои услуги по составленію учебной
книги для изученія философскихъ наукъ профессоръ полити-
ческой экономіи въ Харьковскомъ университетъ Людовикъ
Генрихъ Якобъ.
Курсъ философскихъ наукъ Якобъ предполагалъ раздѣлить
на 4-части такъ, чтобы первая содержала въ себѣ логику и все-
общую грамматику, эстетику и риторику, а четвертая естественное
и народное право съ политической экономіей. Кромѣ того, онъ
считалъ полезнымъ сочинить для каждой науки: 1) сокращенное
начертаніе для руководства ученикамъ, 2) пространное руковод-
ство, въ которомъ учителямъ давалось бы наставленіе, какимъ
образомъ они должны изъяснять сокращенное начертаніе и снаб-
дить себя всѣми пособіями нужными для полнаго изученія пре-
подаваемыхъ наукъ.
Главное Правленіе одобрило этотъ планъ (27 февраля 1808 г.)
и къ 1814 г. всѣ эти книги были написаны и по одобреніи ихъ
просматривавшими, по порученію Правленія, Фусомъ и Озерец-
ковскимъ, пріобрѣтены Главнымъ Правленіемъ, переведены на
русскій языкъ и напечатаны. Надъ переводомъ особенно потру-
дился профессоръ Бутырскій.
14 февраля 1814 года Министръ Народнаго Просвѣщенія
Гр. Разумовскій сдѣлалъ уже распоряженіе, чтобы всѣ учителя
соотвѣтствующихъ учебныхъ предметовъ въ гимназіяхъ руковод-
ствовались сочиненіями Якоба **).
Въ 1808 году Главнымъ Правленіемъ пріобрѣтены въ соб-
ственность сочиненія Адьюнкта академіи Н. Г. Германа:
1) Краткое руководство ко всеобщей теоріи статистики;
2) Всеобщая теорія статистики ***);
въ 1813 году курсъ математики Фуса, введенный въ гим-
назіи безъ права отступать отъ него ****); въ 1814 г. переводъ
сочиненій Эшенбурга, руководство къ классической литературѣ*
сдѣланный проф. Педаг. Института Плисовымъ и сочиненіе проф-
*) Арх. М. H. Пр. д. №—39. 039 к. 1008.
**) Арх. М. Н. Пр. д. № 39144 кн. 1036,
***) Арх. М. Н. Пр- д. № 39143 кн. 1036.
***) Соборн. пост. т. I.

87

Неймана: изслѣдованіе правилъ политической экономіи по системѣ
Адама Смита, *) и, наконецъ, въ 1821 году заготовлены были
по Высочайшему повелѣнію „Историческія чтенія изъ книгъ
Ветхаго Завѣта" Филаретомъ Московскимъ и чтенія изъ Еван-
гелистовъ и Дѣяній Апостольскихъ. **)
Въ 1822—23 году, т. е. въ концѣ перваго періода кромѣ
того, употреблялись въ гимназіяхъ:
Катехизисъ для обученія юношества православному закону
христіанскому (Составл. Г. Платономъ).
Исторія церкви. Изд. для духовныхъ училищъ.
Славянская грамматика, изд. Комиссіи дух. училищъ.
Риторика Греча.
Математика (алгебра, геометрія и плоская тригонометрія) по
руководству Беллавеня. Изд. Кундерева и Кушакевича.
Всеобщее землеописаніе проф. Зябловскаго. СПБ. 1821 г.
Всеобщая исторія Кандакова СПБ. 1822 г.
Географія д. Анвиля.
Исторія государства Россійскаго Карамзина.
Руководство по минералогіи Севергина.
Общая физика Двигубскаго.
Греческая грамматика Бутмана.
Греческая христоматія Якобсона.
„Учебная книга для начинающихъ учиться латинскому
языку", Изд. Главн. Правд. Учил. СПБ. 1817.
Латинская грамматика пер. В. Лебедева СПБ. 1825 г.
Новая практическая грамматика нѣмецкаго языка Шумахе-
ра СПБ. 1821 г. и, наконецъ, изданія нѣкоторыхъ гре-
ческихъ и латинскихъ писателей, и хрестоматіи по
новымъ языкамъ для переводовъ, ***)
Вотъ и все книжное богатство нашихъ гимназій.
Впрочемъ при маломъ количествѣ хорошихъ учителей въ
гимназіяхъ и русскихъ профессоровъ, стоящихъ на высотѣ науч-
ныхъ требованій въ Университетахъ, при полномъ отсутствіи
какой бы то ни было конкуренціи, ему и трудно было быть осо-
бенно обширнымъ и разнообразнымъ.
*) Арх. М. Н. Up. д. № 39143 к. 1036.
**) Арх. М-ва Н. Ир. д. N 12768 к. 255.
***) И. Аничковъ. Историческая записка 50 лѣтія 3-ей СПБ. гимназіи
СПБ. 1873 г. стр. 35-39 см. Шмидъ 195 и дальше.

88

ГЛАВА — VIII.
Насколько успѣшно развивались наши гимназіи при выше-
указанной смѣнѣ направленій въ школьномъ законодательствѣ
и при перечисленныхъ недостаткахъ въ оборудованіе всего лучше
покажутъ таблицы открытыхъ гимназій, число учащихся въ нихъ
и тѣ, немногочисленные правда, отзывы визитаторовъ и попе-
чителей, которые можно было найти въ печати и архивахъ.
Каково было число гимназій и учащихся въ началѣ царст-
вованія, точнѣе въ 1808 году, мы видѣли выше, а насколько оно
увеличилось въ срединѣ и концѣ разсматриваемаго періода,
можно судить вотъ по нижеслѣдующимъ даннымъ:
Губерн.
1819
1823
гор.
гимн. учащ.
гимн. учащ.
Въ С.-Петербургкомъ *) округѣ
5
5
699
5
421
„ Московскомъ **) „
10
10
590
10
736
„ Казанскомъ ***) „
11
10
920
12
1056
. Харьковскомъ ****) „
13
9
439
10
631
Всего *****) . . .
39
34
2648
37
2844
Изъ этой таблицы видно, что къ 23-году уже почти во всѣхъ
губернскихъ городахъ были гимназіи.
Сравнивая данныя 1809 года съ 1819 приходится констати-
ровать увеличеніе количества гимназій на 8 (Архангельская
Олонецкая, Воронежская, Новгородъ-Сѣверская (09), Вятская, Сим-
бирская, Тобольская и Херсонская) и количество учащихся на
1115. Изъ послѣдней цифры часть падаетъ на вновь открытыя
семь гимназій ******), такъ что число учащихся въ прежнихъ 26
гимназіяхъ возросло за 10-лѣтъ на 898 человѣкъ, т. е. больше,
чѣмъ на 50%. Къ 1823 г. число гимназій увеличилось еще на 3
(Саратовская, Войска Черноморскаго и Таврическая), а число
на 196.
Въ концѣ періода среднимъ числомъ учащихся въ гимна-
зіяхъ Харьковскаго округа было 88, Петербургскаго—84,1, Мос-
*) Арх. М. H. Ир. д. № -39328 к. 1050
**) Арх. М. H. Пр. д. 39395 к. 1080.
***) Арх. М. Н. Пр. д. №-39295 к. 1046.
*•**) Арх. М. H. Пр. д. №-39326 к. 1073.
**•**) Въ Виленскомъ округѣ въ 1824 г. по Шмиду было: 5 гимназій
съ 2075 учащимися, слѣдовательно по сравненію съ 1809 г. число гимназій на
одну уменьшилось, а учащихся увеличилось на 770 чел. (Шмидъ стр. 216).
******) Семь потому, что свѣдѣній о числѣ учащихся въ Новгородъ-
Сѣверской гимназіи не было доставлено.

89

ковскаго—73,6 и Казанскаго—63,1. Исключивъ университетскіе го-
рода, для Харьковскаго округа 73, 5, Московскаго 63,1, для Ка-
занскаго 43,4 и для С.-Петербургскаго 30,2. *)
Изъ кого состоялъ главный контингентъ учащихся ска-
зать трудно—полныхъ данныхъ для отвѣта на этотъ вопросъ нѣтъ'
можно только рѣшительно отвѣтить, что онъ былъ разнороденъ,
и съ весьма большой вѣроятностію прибавить, что большая часть
его падала на низшіе классы.
До какого критическаго положенія доходили нѣкоторыя гим-
назіи показываетъ примѣръ Новгородской, гдѣ въ іюнѣ 1816 г.
было только 6 учениковъ. **)
Такъ, по крайней мѣрѣ, было по донесеніямъ попечителей
Харьковскаго и Московскаго округовъ отъ 1818—19-годовъ. До-
несенія Потоцкаго касаются только Полтавской гимназіи, которая
наполнялась тогда, большею частію, воспитанниками существую-
щаго въ Полтавѣ дома воспитанія бѣдныхъ и Таврической,
гдѣ учились только дѣти городскихъ обывателей ***), а донесе-
нія кн. А. Оболенскаго касаются всего Московскаго округа.
Тоже подтверждаютъ и статистическія таблицы Отто. Изъ
нихъ видно, что въ Новгородской гимназіи въ 1811 г. было 2-е
дворянъ, въ 1822—2-же и въ 1823 и 24 только 1 ****)•
Высказываясь по поводу запроса Министерства противъ вве-
денія платы за ученье въ гимназіяхъ своего округа,—кромѣ г-
Москвы, А. Оболенскій говоритъ, что мало еще охотниковъ учить-
ся въ публичныхъ учебныхъ заведеніяхъ по губернскимъ горо-
дамъ, да и тѣ, которые въ нихъ обучаются, большею частью
дѣти бѣдныхъ родителей; достаточные-же люди ищутъ всегда,
чтобы дѣти ихъ учились особо, не потому, чтобы ученіе въ учи-
лищахъ шло неуспѣшно, а по особымъ предразсудкамъ, которые
истреблены быть могутъ однимъ только временемъ *****).
Свидѣтельство Оболенскаго показываетъ, что для искорененія
дворянскихъ предразсудковъ оказалась даже недостаточно и указа
Сперанскаго; повинуясь необходимости учиться, они привели
*) Разумѣется Виленскій округъ превосходилъ ихъ всѣхъ. Тамъ сред-
няя цифра простиралась до 415.
**) Отто, стр. 19.
***) Арх. М. H. Ир. д. №-12278 к. 252.
****) Отто стр. 19.
*****) Арх. М. H. Пр. д. №—39090. к. 1019.

90

Правительство къ тому, что сами гимназіи стали дворянскими.
Но это опредѣлилось въ слѣдующемъ періодѣ. *)
Что касается состоянія учебной части, то на ней, конечно,
отражались всѣ невыгоды всякаго перваго періода: не привыкли
къ порядку родители и дѣти, не были достаточно выдержаны и до-
вольно случайные по подбору учителя.
Первые годы послѣ открытія гимназій ученики поступали
въ нихъ въ разное время, при томъ ни къ чему не будучи при-
готовлены, такъ что, напримѣръ, Попечителю Казанскаго округа
пришлось сдѣлать особое предписаніе, чтобы ученики были
впредь принимаемы въ гимназію только два раза въ году. **)
Будучи большею частію дѣтьми низшихъ классовъ, гимна-
зисты очень часто выходили изъ гимназій, не дождавшись окон-
чанія курса, такъ что иногда во всей гимназіи кончалъ 1 ***)
или 2 ****).
Подобное положеніе дѣлъ не могло не безпокоить прави-
тельство, потому что и другія сословія не обнаруживали боль-
шого спроса на гимназіи. Одесская коммерческая гимназія, учреж-
денная по указу въ 1804 году, наприм. до 1812 года на дѣлѣ
не была открыта.
Въ 1812 году по этому поводу посланъ былъ въ Одессу
особый визитаторъ проф. Дегуровъ.
„Прибывъ въ Одессу, пишетъ онъ, я спрашивалъ у дирек-
тора Института г. Миггута о причинахъ неуспѣха учрежденія
гимназіи въ Одессѣ, и съ немалымъ удивленіемъ узналъ, что
главною тому причиною есть недостатокъ учени-
ковъ. Одесса находится далеко отъ осѣдлаго дворянства и по-
мѣщиковъ, и тѣ охотнѣе посылали дѣтей своихъ въ Екатерино-
славъ, чѣмъ въ Одессу. Здѣшніе же купцы и мѣщане доволь-
ствуются обученіемъ дѣтей въ уѣздн. училищѣ, да и то старшій
классъ посѣщается лишь дѣтьми военныхъ офицеровъ во время
пребыванія ихъ въ Одессѣ. Посѣтивъ г. Военнаго Губернатора
(Дюка-де-Ришелье) я получилъ отъ него точно такія же объяс-
ненія и устно и на письмѣ."
*) Тоже говорятъ я указанія М. И. Сухомлинова, извлеченныя имъ
относительно этого же времени изъ архива Казанскаго округа.
Сухомлиновъ. Матеріалы ч. 1, стр. 119—121 (Дѣло Архива Казан. Окру-
га 1819 г. №—226, 1875 г. №—30, 1815 г. №—1 особой описи).
**) Арх. М. H. Пр. д. №—39287 к. 10456-Октября 1804 г.
***) Во Владимирской гимназіи въ 18*3 г. изъ 48 чел.
•***) Въ Тверской въ 1823 г. изъ 33-хъ всѣхъ; въ томъ же году въ
Московской кончили съ отличіемъ только 8 изъ 168 Арх. М-ва Н. Пр. д.
№—39395 к. 1080.

91

Но главнѣйшее препятствіе къ открытію коммерч. гимназіи
Дегуровъ нашедъ въ отвращеніи самого герцога къ публичному
преподаванію въ училищахъ, какъ противному, по его мнѣнію,
сохраненію нравственности учениковъ и онъ готовъ былъ скорѣе
уничтожитъ свой любимый институтъ, нежели сдѣлать заведеніе
открытымъ.
Дегуровъ предложилъ оставить пока институтъ въ этомъ
видѣ, а открытіе гимназіи отложить.
Открылась она только въ 1814 году.
Тогда-же преобразованъ и институтъ съ сохраненіемъ пан-
сіона, оставленнаго доступнымъ только для дѣтей высшаго зва-
нія. *)
Жалобы на такой преждевременный выходъ встрѣчаются на
протяженіи всего періода и только въ отчетѣ директора Смолен-
ской гимназіи въ 1821-году указывается, какъ на особую досто-
примѣчательность, что учащіеся рѣже противъ прежняго стали
выбывать изъ училищъ, не окончивъ своего ученія. **)
Кантонисты, которыми пробовали наполнять гимназіи, ***)
тоже были учениками ненадежными, потому что плохо снабжа-
лись отъ своего начальства учебными пособіями. „Учителя",
пишетъ добросовѣстный изслѣдователь Новгородской дирекціи,
«постоянно жаловались, что у кантонистовъ нѣтъ ни перьевъ,
ни бумаги, ни чернилъ, ни книгъ". ****)
Часто встрѣчались также пропуски уроковъ и опаздыванія
на нихъ, въ 1810 г. и даже въ 1819-мъ; это для Новгородской
гимназіи отмѣчается, какъ главное зло, препятствующее успѣху
ученія *****).
Послѣдняго недостатка были не чужды и учителя.
Училищный Совѣтъ при Харьковскомъ университетъ, про-
сматривая въ 1812 году вѣдомости о пропущенныхъ учителями
урокахъ, принужденъ былъ сдѣлать строгое предписаніе, чтобы
директоры удостовѣрялись не на однихъ только учительскихъ
словахъ о болѣзняхъ ихъ, но въ самое то время, когда какой
*) Южн. Сборн. 1859 г. №—4 стр. 193—4. А. Скальковскій, Матеріалы для
исторіи образованія въ Одессѣ.
**) Арх. М. Н. Ир. Д; М- 20689 к. 472.
***) Въ 1820 г. съ Высоч. соизволенія было сдѣлано распоряженіе о
допущеніи по 12—кантонистовъ въ гимназію для занятія ими впослѣдствіи
учительскихъ должностей. Отто, стр. 55.
****) Отто, стр. 55.
*****) Арх. М. H. Пр. Д. № 39328, к. 1050, Отто. Исторія Новгор. дирек-
ціи стр. 45.

92

учитель отзывается больнымъ, лично свидѣтельствовали, и если
болѣзнь признана ими притворною или сомнительною, то въ
то-же время, пригласивъ медицинскаго чиновника и освидѣтель-
ствовавъ болѣзнь, доносили Комитету *).
Много вредило учебному дѣлу и отсутствіе упорядочен-
ныхъ и однообразныхь расписаній, на это какъ на причину без-
порядковъ, есть указаніе, относящееся даже къ такому позднему
году, какъ 1819 г.
Въ Новгородской гимназіи, наприм., обучали гимназистовъ
философіи, но не учили русскому языку. «Только въ концѣ
1825 года училищный комитетъ Московскаго университета, вслѣд-
ствіе рапорта директора, дозволилъ объяснять въ гимназіи рос-
сійскую грамматику» ***).
Профессоръ Успенскій въ отчетѣ о ревизіи Кіевской гим-
назіи въ этомъ году писалъ:
«Безпорядки по учебной части происходятъ отъ непорядоч-
наго назначенія часовъ; и хотя предписано расписаніе учебныхъ
курсовъ представлять на утвержденіе въ университетъ, но сего
донынѣ не исполнялось и учителя по своимъ прихотямъ распо-
лагали учебными часами; ученіе языковъ продолжается, напри-
мѣръ, только до 3-го класса, а въ 4-мъ оные уже не препода-
ются, чрезъ что забывается и то, что прежде выучено. Учителя,
обезпечившись тѣмъ, что на исполненіе должностей ихъ никто
не обращаетъ бдительнаго вниманія, приняли мѣста въ другомъ
вѣдомствѣ, къ совершенному урону гимназическаго ученія.
Ученики, видя небреженіе учителей, иные очень рѣдко посѣ-
щаютъ классы, другіе приходятъ въ нихъ съ табакомъ и труб-
ками, пли съ свайками и другими къ забавѣ служащими вещами
и ими вмѣсто ученья занимаются ***).
Преподаваніе въ общемъ велось въ духѣ схоластическомъ:
вся работа сваливалась на память учениковъ. Работа преподава-
теля сводилась только къ задаванію и спрашиванію. Въ помощь
преподавателямъ назначались изъ лучшихъ учениковъ аудиторы,
которые должны были прослушивать слабѣйшихъ ****). При гос-
подствѣ чисто механической учебы они, конечно, могли легко
замѣнить учителей. Отзывы ревизоровъ, что «ученики довольно
') Арх. M. H. Пр. д. Ко 39362, к. 1072.
**) Отто, стр. 30.
***) Арх. М. H. Пр. д. № 12877 к. 253.
****) и. Панажеенко. Истор. записка о Новг. Сѣв. гимназіи страница 20.

93

изрядно выучиваютъ напамять свои уроки, но большею частію
не понимаютъ выученнаго» *) встрѣчаются сплошь и рядомъ
Во многихъ гимназіяхъ особенно плохо обстояло дѣло съ
учителями новыхъ языковъ: плохо зная русскій языкъ, они къ
тому ate часто обладали лишь очень сомнительнымъ правомъ
на преподаваніе и потому естественно не могли сообщить уче-
никамъ многаго. Вотъ наприм., какъ проходилъ эти предметы
учитель Бартелеми въ Новгородской гимназіи въ 1823 году по
его собственнымъ записямъ въ вѣдомости.
«За августъ и сентябрь 1823 года во II классѣ учили про-
изношеніи всѣхъ буквъ. Въ 3-емъ учились словъ наизусть и
правильной произношеніи фр. буква до литера Е. Складывались
и учились разговоръ наизусть. Въ 1824 г. въ III классѣ зани-
мались чтеніемъ и раздробленіемъ (вѣроятно разборомъ). Въ
октябрѣ изъ нѣмецкой яз. переводили съ нѣмецкомъ на русскій
языкъ. Въ III классѣ ничего не переводили и въ классъ не
ходилъ **).
Вообще мысль, что учителя были таковы, что ихъ совсѣмъ
нельзя было оставить безъ бдительнаго надзора, встрѣчается
почти во всѣхъ визитаторскихъ и попечительскихъ отчетахъ.
Слабое состояніе гимназіи чаще всего объясняется слабостью
надзора или характера директора, что и понятно, при часто слу-
чайномъ составѣ учительскихъ корпорацій.
Въ довершеніе всего вакансіи по нѣкоторымъ предметамъ
не замѣщались иногда цѣлыми годами, какъ это бывало сплошь
и рядомъ въ Новгородской гимназіи ***).
Даже для замѣщенія самой директорской должности, па-
дѣленной тогда широкими правами, не всегда находили подхо-
дящихъ людей.
Такъ въ 1809 году директоромъ Новгородской гимназіи
былъ человѣкъ, у котораго не было ни одной книги ****). Что-же
говорить послѣ этого объ учителяхъ?
Не удивительно, что при такомъ составѣ педагогическаго
персонала параграфъ устава 1804 относительно педагогическихъ
совѣтованій оставался мертвой буквой. Въ Новгородъ-Сѣверской
гимназіи нѣтъ, наприм., никакихъ слѣдовъ этихъ совѣтованій
до 1839 года. Училищемъ управлялъ «единолично директоръ,
*) Отчетъ визитатора Макшеева, Сибирской г. отъ 1820 г. Арх. М. H.
Пр. д. № 5008, к. 148.
**) Отто стр. 31.
***) Отто стр. 36.
****) Отто стр. 16.

94

всѣ свои распоряженія онъ сообщалъ подчиненнымъ посредст-
вомъ оффиціальныхъ бумагъ, называвшихся «наказами» *)•
Сдѣлать это было тѣмъ легче, что уставъ ограничивался только
общимъ указаніемъ и не давалъ никакого опредѣленнаго плана.
Каковы были методы преподаванія и способы воспитатель-
наго воздѣйствія, т. е. вообще насколько большинство или мно-
гіе учителя не доросли до просвѣщеннаго и гуманнаго устава
1804 года, мы можемъ судить по произведеннымъ уже выше
циркулярамъ о способахъ преподаванія и о тѣлесныхъ наказа-
ніяхъ; объ учителяхъ вообще приходится сказать, что они сыны
своего времени, т. е. далеко не блестящи.
Но все это-бы еще ничего, если бы въ самомъ уставѣ не
заключались почти непреодолимыя трудности.—вслѣдствіе отмѣ-
ченныхъ уже выше его недостатковъ—энциклопедичности и много-
предметности.
Трудности эти сохранились даже и послѣ стремившейся
упростить составъ учебныхъ предметовъ реформы 1811—19 года.
Вотъ наприм., какой разнообразный курсъ приходилось прохо-
дить въ 1822 году ученику I класса Новгородской гимназіи: по
математикѣ (учебникъ алгебры Руса) опредѣленія и предвари-
тельныя понятія, четыре дѣйствія надъ простыми и сложными
числами, раціональными и радикальными, алгебраическія дроби,
непрерывныя строки или дѣленіе въ безконечность. По словес-
ности (грамматика, изданная академіею): этимологія и синтак-
сисъ съ примѣчаніями относительно всеобщихъ основаній языка;
грамматическій разборъ предложеній и составленіе оныхъ изъ
словъ, данныхъ въ начальной формѣ. По философіи (сочиненія
Шнеля и Лодія); введеніе въ логику; о понятіяхъ и знакахъ
мысли. По исторіи (руководство Кайданова): исторія азіатскихъ
народовъ до временъ Кира. Но географіи (учебникъ Арсентьева):
математическая географія; введеніе во всеобщую политическую
географію и общій обзоръ Европы (въ вѣдомости помѣщена ого-
ворка, что географія пройдена по старому политическому раз-
дѣленію, хотя и существуетъ новое, «поэлику пи изъ Департа-
мента Народнаго Просвѣщенія, ни изъ главнаго Правленія учи-
лищъ не прислана географія, сочиненная по нынѣшнему поли-
тическому раздѣленію»). По латинскому языку : чтеніе и письмо-,
объ измѣняемыхъ частяхъ рѣчи. По нѣмецкому: о произведеніи
*) Ив. Панаженко. Истор. записка о Новгород.-Сѣверской гимназіи
.Кіевъ 1899 г. стр. 12.

95

словъ; чтеніе и письмо *). Согласитесь, что у бѣднаго 10—11 лѣт-
няго мальчика должна голова отъ всего этого пойти кругомъ.
Такое же обиліе и разнообразіе предметовъ было и въ слѣ-
дующихъ классахъ, да еще возрастала ихъ трудность.
О трудности нужно вообще сказать, что усвоеніе гимнази-
ческаго курса было не легко. При массѣ предметовъ они есте-
ственно должны были сжиматься такъ, что отъ многихъ остава-
лась почти одна только сухая терминологія. Особенно тяжелы
были для учащихся философскіе предметы.
Въ I классѣ Новгородской гимназіи, въ которомъ находи-'
лись по большей части 10 лѣтніе мальчики, ученики проходили
о силлогизмахъ, упражнялись въ составленіи ихъ; 12 лѣтніе
мальчики учили о хріяхъ вообще, и о хріи порядочной, сочи-
няли періоды на россійскомъ и латинскомъ языкахъ; учили пра-
вила поэзіи касательно механическаго состава стиховъ и сочи-
няли стихи по симъ правиламъ **).
Трудность прохожденія гимназическаго курса увеличива-
лась еще тѣмъ обстоятельствомъ, что въ гимназіи часто посту-
пали ученики мало подготовленные. Вотъ напримѣръ, что пи-
шетъ объ уѣздныхъ училищахъ визитаторъ Курской гимназіи
въ 1812 году: «Грамматики Россійской ни въ одномъ изъ нихъ
порядочно не оканчиваютъ, латинскій почти не начинаютъ, а
потому ученики изъ сихъ училищъ поступаютъ въ гимназію
безъ всякихъ по сей части свѣдѣній. Благодаря чему учителя
гимназіи вмѣсто того, чтобы предметы сіи продолжать, принуж-
дены бываютъ проходить съ ними самыя первыя начала языка ***).
Кромѣ же всего этого успѣху дѣла много мѣшали частныя
смѣны учителей, дороговизна ****) и рѣдкость учебниковъ и по-
собій. Жалобы на недостатокъ учебниковъ встрѣчается, наприм.,
даже въ такое позднее время, какъ 1822 годъ. ****•)
Недостатокъ учебниковъ и былъ главнымъ виновникомъ свое-
образнаго зла старой школы, такъ называемой «диктуры», съ ко-
торымъ приходилось долго бороться Министерскимъ ревизорамъ.
Указаніе на этотъ способъ преподаванія встрѣчается, наприм., въ
*) Отто. Новг. Дирекц. стр. 48.
**) Отто. Новгор. Дирекц. «тр. 30.
**•) Арх. М. H. Пр. д. 39—362.
*•**) Наприм. франц. грамматика Соколовскаго употреблявшаяся какъ ру-
ководство въ 1808 г. стоила 2 р. 90 к. ас. Исторія Шрека болѣе 3 р., географ-
атласъ на простой бумагъ изъ 32 картъ 36 руб., большой глобусъ 250 руб.
малый 60 р. Панаженко Истор. записка стр. 23.
*****) Въ Новгород. Сѣверск. гимназіи стр. 44.

96

отчетѣ визитатора Розанова объ Астраханской гимназіи въ 1821 г.
Розановъ отмѣчаетъ, что уроки диктуются по математикѣ, вслѣд-
ствіе недостатка учебныхъ книгъ, по риторикѣ и по зоологіи.
Про учителя зоологіи между прочимъ замечается, что онъ, по-
славъ книжку въ классъ, остается дома. *)
Недостатокъ въ учебныхъ пособіяхъ бывалъ иногда на-
столько значителенъ, что нѣкоторые предметы изъ гимназиче-
скаго курса совсѣмъ оставлялись, такъ напр., въ Симбирской
гимназіи не преподавалась физика «по совершенному недостатку
физическихъ орудій» даже въ 1820 году. **)
Каковъ былъ надзоръ за поведеніемъ учениковъ въ этомъ
періодѣ сказать трудно. Какихъ-нибудь общихъ вездѣ дѣйство-
вавшихъ правилъ не было. Въ большинствѣ случаевъ онъ за-
висѣлъ отъ директора и педагогическаго состава. Министерство
давало только тонъ «употреблять болѣе снисхожденія, чѣмъ же-
стокости, дабы не отвратить учениковъ отъ гимназіи».
Интересна въ этомъ отношеніи градація наказаній, предло-
женная къ руководству Харьковскимъ университетомъ, — вотъ
она: 1) выговоръ учителя, 2) стояніе у порога, 3) лишеніе мѣста
въ порядкѣ старшинства по успѣхамъ, 4) выговоръ директора,
5) сидѣніе на задней скамейкѣ до выслуги, 6) Извѣщеніе роди-
телей о неисправности ученика, 7) вторичное извѣщеніе, 8) Огла-
шеніе имени дурного ученика по всѣмъ классамъ, 9) переводъ
ученика въ низшій классъ, 10) Извѣщеніе родителей объ исклю-
ченіи, въ случаѣ неисправленія, 11) исключеніе. За выдаю-
щіеся проступки примѣнять иногда отдачу въ военную службу. ***)
Къ участію въ надзорѣ директорами приглашались учителя
и, какъ наприм., это было въ Новгородской гимназіи, «старшіе»
изъ учениковъ. ****)
Бывали случаи однако, когда Министерство было недовольно
самими надзирателями.
„Изъ доходящихъ ко мнѣ свѣдѣній, къ крайнему прискорбію,
усматриваю я, писалъ въ 1814 году гр. А. Разумовскій Попечи-
телю Петербургскаго округа, что учители, которые должны слу-
жить для учащихся примѣромъ въ поведеніи, не рѣдко обра-
і:) Арх. M. H. Пр. д. № 5221, к. 149.
**) Арх. М. H. Пр. д. № 5008 к. 148.
***) Панаженко стр. 20.
****) Наприм. учен. Казан, гимназіи Сокольской въ 1811 г. Арх. М. Н. Пр.
4, 138 к. 138.
***) Отто, стр. 46.

97

щаются въ пьянствѣ такъ, что дѣлаются неспособными къ от-
правленію должности".
Встрѣчаются неблагопріятные отзывы визитаторовъ и объ
ученикахъ гимназіи.
Нравственное образованіе учениковъ Пензенской гимназіи,
писалъ наприм. визитаторъ Макшеевъ въ 1820 г., въ крайнемъ
упущеній. Въ самый день пріѣзда, онъ, обходя классы, увидѣлъ
на черной доскѣ написанныя срамныя слова, что и далъ замѣ-
тить бывшему въ то время въ классѣ учителю. *).
Къ концу періода состояніе гимназій, конечно, относительно
улучшилось. Жизнь, такъ сказать, вошла въ норму и многіе
дефекты въ родѣ недостатковъ учебниковъ, тѣсноты и неисправ-
ности помѣщеній, неисправнаго посѣщенія классовъ и пр., исчезли.
Внимательный къ своимъ обязанностямъ гр. С. Потоцкій отмѣчаетъ,
напримѣръ, въ своемъ отчетѣ за 1823 г. значительное улучшеніе
состоянія учебныхъ заведеній Харьковскаго округа. **).
Къ 1821 году относятся также наприм., хорошіе отзывы
визитатора Словцова о Сибирскихъ гимназіяхъ ***).
Но основные недостатки гимназій, покоящіяся въ самомъ
уставѣ, не могли быть отстранены ни усиліями отдѣльныхъ лицъ
въ родѣ Потоцкаго, ни мелкими предписаніями, въ родѣ цирку-
ляра о способахъ преподаванія. Они.требовали коренной реформы.
Какихъ результатовъ достигли усилившіяся за послѣдніе
годы даннаго періода (особенно за 1819 г.) распоряженія о по-
становке Закона Божія,—сказать трудно. Во всякомъ случаѣ при-
ходится отказаться отъ попытки нарисовать полную картину пре-
подаванія и учесть всю степень его нравственнаго вліянія на
учащихся.
Наши центральные и даже мѣстные архивы и вообще то не-
богатые бытовымъ матеріаломъ, еще того меньше сохранили свѣ-
дѣній о фактическомъ положеніи Закона Божія.
Воспоминанія о гимназіяхъ тоже какъ то обходятъ этотъ
предметъ, такъ что волей неволей приходится довольствоваться
двумя-тремя документами, которые проливаютъ хотя нѣкоторый
свѣтъ на данный вопросъ.
*) Арх. М. H. Пр. д. № 5008, к. 148.
**) Арх. M. H. Пр. д. № 20395 к. 302.
***) Арх.-М: Н. Пр. д. № 5191 к. 149. По свидетельству Магницкаго изъ гим-
назіи Казанск. округа самой благоустроенной во всѣхъ отношеніяхъ была
Казанская. Большинство учителей были университетскіе профессора (Лоба-
невскій и др.) Арх. М. H. Пр. д. № 15042 к. 391.

98

Въ началѣ періода,—по уставу 1804 г., Закона Божія соб-
ственно въ гимназіяхъ не было. Гимназисты должны были вы-
ходить въ жизнь со свѣдѣніями, сообщенными имъ въ Уѣздныхъ
училищахъ при „7" годовыхъ урокахъ. Каковы были эти свѣ-
дѣнія понятно само собой. „Ученики, поступающіе въ гимназію*
писали директоры Пензенской и Нижегородской гимназіи въ
1812 году, хотя и получаютъ въ уѣздныхъ училищахъ начальныя
познанія христіанскаго закона, но или не будучи утверждены въ
правилахъ онаго надлежащимъ образомъ, или по малолѣтству,
забываютъ оныя, пробывъ въ гимназіи два или три года. *)
Если вспомнить, что въ «книгѣ о должностяхъ» рилигіозный
элементъ занималъ собственно служебное положеніе, какъ мы
объ этомъ въ своемъ мѣстѣ говорили, то будетъ ясно, что Законъ
Божій можетъ оставаться въ средней школѣ въ такомъ положеніи,
въ какое ставилъ его уставъ 1804 года, только до тѣхъ поръ,
пока держится взглядъ на религіозный элементъ, какъ на что то
лишнее въ образованіи, когда совсѣмъ не учитываютъ всей его
необходимо-образовательной силы, считая его въ глубинѣ души
подъ вліяніемъ господствовавшаго тогда раціонализма какимъ-то
пережиткомъ.
Мы видѣли, какъ рухнулъ этотъ взглядъ и у Правительства
и у общества подъ вліяніемъ событій 1812 года и, съ этого года
начинаются распоряженія все усиливавшія и усилившія рели-
гіозный элементъ въ гимназіяхъ, закончившіяся распоряженіемъ
1819 года сначала о чтеніи Св. писанія (7 февр.), а потомъ и
о введеніи преподаванія Закона Божія независимо отъ чтенія Св.
писанія (13 августа). Изъ отвѣтовъ Попечителей на это распоря-
женіе обрисовываются слегка практическія мѣры, принимаемыя
для упроченія даннаго предмета на мѣстахъ. Вотъ эти отвѣты:
Попечитель Спб. учебн. округа пишетъ, что о приведеніи въ
исполненіе означеннаго предписанія предложено имъ директорамъ
училищъ. Какія же мѣры, по мѣстнымъ соображеніямъ, приняты
ими будутъ, о томъ онъ не приминетъ донести въ свое время.
Попечитель Харьковскаго округа увѣдомляетъ, что онъ
предложилъ о томъ тамошнему Университету, причемъ присово-
купляетъ, что чтеніе свящ. писанія вообще введено въ употреб-
леніе во всемъ ввѣренномъ ему округѣ и индѣ болѣе, индѣ
менѣе оное исполняется. Съ сего же времени чтеніе Новаго За-
вѣта проходимо будетъ классическимъ образомъ.
*) Сборн. распор, т. I. ст. 79.

99

Попечитель Дерптскаго Учебнаго Округа доносилъ, что по
новому плану училищъ, каковой въ непродолжительномъ времени
представитъ онъ, ученіе, во всѣхъ гимназіяхъ и другихъ учи-
лищахъ Дерптскаго округа предполагается начинать молитвою и
чтеніемъ одной главы изъ св. писанія. Между тѣмъ предложено
отъ него училищной комиссіи сего округа нынѣ же ввести
чтеніе Новаго Завѣта, распорядившись такимъ образомъ, чтобы
ученики утромъ собирались для сего въ классы каждый день за
полчаса до начала обыкновенныхъ уроковъ. Попечитель Москов-
скаго Округа сдѣлалъ предписаніе, чтобы во всѣхъ помянутыхъ
училищахъ предъ начатіемъ ученья прочитываемо было по одной
главѣ изъ Новаго Завѣта, однимъ изъ старшихъ учениковъ въ
присутствіи учителя. Притомъ директорамъ подтверждено, чтобы
сіе выполнялось въ назначенное время съ приличнымъ благо-
говѣніемъ и учители приходили въ классы за полчаса до начатія
ученья, и чтобы, по примѣру Московской гимназіи, учителями
Закона Божія, по воскреснымъ и праздничнымъ днямъ, предъ
литургіею, читаемо было изъясненіе св. Евангелія, изданное для
народныхъ училищъ, и того-же дня Апостолъ съ надлежащимъ
толкованіемъ, По уменьшеніи же многочисленныхъ предметовъ,
преподаваемыхъ въ училищахъ, если Главное Правленіе Училищъ
найдетъ то за полезное, можно будетъ назначить особенное время
(раза два или четыре въ недѣлю) для чтенія Новаго Завѣта.
Совѣтъ Казанскаго университета предложилъ во всѣхъ учебныхъ
заведеніяхъ каждый воскресный день читать Новый Завѣтъ два
часа до обѣдни одному для сего избранному учителю, а передъ
чтеніемъ Нов. Зав. прочитывать толкованіе воскреснаго Евангелія,
изъ котораго выучивать ученикамъ до десяти стиховъ. *)
Конечно, отъ всего этого еще очень далеко до разработан-
ной и продуманной программы Закона Божія, которая бы зна-
комила съ системой Христіанскаго ученія, но все же совершенно
ясно, что за религіознымъ элементомъ признается важное зна-
ченіе, что произнесено уже рѣшеніе использовать этотъ матеріалъ,
рѣшено дать гимназическому образованію религіозную окраску.
Собственно на принципіальное упроченіе этого взгляда и
ушелъ весь этотъ періодъ.
Вполнѣ естественно, что когда рѣшаются принципіальные
вопросы, нѣтъ времени для разработки мелкихъ практическихъ
методовъ и пріемовъ, хотя-бы они были и очень важны для ихъ
*) Выписка изъ журн. Гл. Правл. Учил. 24 апр. 1819 г. Сборн. распоряж.
т. 1-й, 170.

100

осуществленія. Такъ было "и съ Закономъ Божіимъ въ гимназіяхъ:
принципіально побѣда осталась за нимъ, но опредѣленіе путей,
которыми она должна была реализироваться, оставалось послѣ-
дующему времени.
Кромѣ мѣръ указанныхъ въ донесеніяхъ попечителей рели-
гіозная настроенность упрочивалась въ нѣкоторыхъ гимназіяхъ
мѣрами, : обязанными личной иниціативѣ и предпріимчивости
мѣстныхъ начальствъ. Такъ наприм., въ 1821 году были открыты
сотоварищества мѣстныхъ отдѣловъ Библейскаго Общества при
Симбирской *) и Пермской гимназіяхъ, **) въ Пензенской учреж-
дены христіанскія бесѣды. Предметами чтенія ихъ назначались
разсужденія о важнѣйшихъ истинахъ религіи, жизни Св. мужей,
слова знаменитыхъ проповѣдниковъ, псалмы и переложенія ихъ
въ стихи новѣйшими писателями, разборъ нѣкоторыхъ пѣсно-
пѣній и проч. •**)
Долго ли существовали эти бесѣды, какихъ онѣ достигли
результатовъ не извѣстно. Отъ 24 мая того-же года, сохранилось
правда донесеніе Магницкаго, что ученики Пензенской гимназіи,
не зная чѣмъ лучшимъ почтить память Воскресенія нашего
Искупителя, угощали на другой день Пасхи обѣденнымъ столомъ
человѣкъ до 35 нищихъ и увѣчныхъ въ одной изъ классныхъ
залъ, давъ каждому изъ нихъ братское цѣлованіе и семи при-
служивали имъ во время обѣда. ****)
Донесеніе любопытное, но къ сожалѣнію у насъ нѣтъ ни-
какихъ свѣдѣній, насколько все это дѣлалось учениками добро-
вольно и въ самомъ ли дѣлѣ у нихъ создалось соотвѣтствующее
указанному поступку настроеніе. Во всякомъ случаѣ лицо доклад-
чика возбуждаетъ сомнѣнія, укрѣпляемыя еще и тѣмъ, что изъ
сопоставленія донесенія Магницкаго съ вышеприведеннымъ от-
зывомъ визитатора Макшеева открывается, что нравственное раз-
витіе учениковъ Пензенской гимназіи за одинъ годъ сдѣлала
поразительно огромный скачекъ.
*) Арх. М. Н. Пр. д. № 5226 к. 149.
**) Арх. М. H. Ир. д. Ѣ 5298 к. 150.
***) Арх. М. H. Пр. д. № 5317, к. 150.
****) Арх. М. H. Пр. д. № 5249, уничтожено въ 1816 г.. но краткое содер-
жаніе его записано въ описи.

101

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
ЦАРСТВОВАНІЕ НИКОЛАЯ I.
ГЛАВА I.
Твердое намѣреніе произвести коренную реформу школьнаго
образованія обнаруживаетъ слѣдующій за А. Н. Голицынымъ
Министръ А. С.-Шишковъ.
Будучи назначенъ (15 мая 1824 г.) безъ своего вѣдома.
„стоя, какъ онъ самъ высказался Государю, одной ногой въ гро-
бу и чувствуя себя неспособнымъ нести возложенное на него
бремя", *) семи десяти лѣтній Шишковъ взялся, однако, не медля
за учебную реформу.
Православный старовѣръ и націоналистъ патріотъ стараго за-
кала, онъ не могъ раздѣлять либеральныхъ начинаній прошлаго
устава, равно какъ не могъ сочувствовать и своему предшест-
веннику кн. А. Н. Голицыну.
Свое отношеніе къ предшественнику Шишковъ выразилъ
въ первое же свое представленіе Государю 25 мая 1824 года.
Въ бумагѣ, поданной имъ Императору Александру Павловичу,
между прочимъ говорилось: „Нравственный развратъ, подъ на-
званіемъ духа времени, долго росъ и усиливался. Юноши, во-
спитанные въ немъ, возмужали, и весьма многіе больше или
меньше впали въ сіе заблужденіе, подкрѣпляемое неопытностью
и самолюбіемъ. Сіе ослѣпленіе подъ самыми священнѣйшими
именами благочестія и человѣколюбія умѣло вползать въ невинныя
сердца и заражать ихъ ядомъ своимъ. Министерство Просвѣщенія,
не знаю, по какимъ причинамъ^но явно и очевидно, попускало
долгое время расти этому злу, и, мало сказать, попускало, на
оказывало тому всякое покровительство и одобреніе *).
Высказываясь такъ открыто противъ кн. А. Н. Голицына-
Шишковъ съ первыхъ же шаговъ выступилъ ярымъ противни-
*) Воспом. Панаева. Вѣстн. Евр. 1867 г. IV, 92.
**) Записки адм. А. С. Шишкова стр. 2.

102

комъ Библейскихъ Обществъ. „Если все это будетъ продолжаться
попрежнему, писалъ онъ о томъ 12 сент. 1824 г. гр. Аракчееву,
то я Министромъ Просвѣщенія быть не гожусь" *) Въ перево-
дахъ Св. Писанія „на простое нарѣчіе" онъ видѣлъ средство
придуманное Библейскимъ Обществомъ къ поколебанію вѣры",
источникъ всякихъ соблазновъ и расколовъ **) и потому не
только былъ противъ ихъ распространенія, но и самый „краткій
катихизисъ" Филарета, одобренный Синодомъ, призналъ под-
лежащимъ изъятію изъ употребленія за то только, что тамъ нѣ-
которыя тексты и молитвы были приведены на русскомъ языкѣ ***).
Выступая такъ рѣзко противъ кн. Голицына, Шишковъ не
щадилъ и другихъ болѣе раннихъ своихъ предшественниковъ.
Въ предложеніи Главному Правленію училищъ онъ говоритъ:
„Вступивъ въ управленіе Министерствомъ Народнаго Просвѣ-
щенія. усмотрѣлъ я изъ хода дѣлъ, что Министерство сіе отъ
самаго начала своего не имѣло постояннаго плана, которымъ
бы всегда руководствуясь, могло оно въ продолженіи времени
всѣ части онаго привесть въ желаемое устройство.
Съ распространеніемъ училищъ не приготовлены были
учебныя книги для единообразнаго преподаванія наукъ. Учителя
въ общемъ наставленіи юношей слѣдовали каждый своему про-
изволу и понятіямъ. Отселѣ одна и та же наука преподавалась
разнообразно, иногда съ недостаткомъ, иногда съ примѣшаніемъ
многихъ излишествъ и часто съ упущеніемъ изъ виду главнѣй-
шихъ въ просвѣщеніи основаній чисто христіанской вѣры и
и доброй нравственности. Неопредѣленность въ правилахъ
народнаго [воспитанія должна была произвесть разстройство
управленія по частнымъ и различнымъ мнѣніямъ. Еще въ
1815 году имѣлъ я честь представить Государственному Совѣту
мое мнѣніе о цензурѣ, въ которомъ изложилъ выписки изъ
книгъ, изданныхъ Министерствомъ Народнаго Просвѣщенія для
университетовъ, гимназій и училищъ. Изъ сихъ выписокъ
явствовало, какими странностями и невразумительностями, вмѣ-
сто простыхъ и ясныхъ началъ, наполнены были сіи книги
удобныя скорѣе затмить умъ и развратить сердце ученика, ско-
рѣе возбудить въ немъ огонь страстей и самолюбія, нежели про-
свѣтить нужными познаніями. Министерство не обратило тогда
своего на то вниманія и оставило прежній образъ ученія. Послѣ
*) Записи Шишкова стр. 23.
**) Тамъ же стр. 65.
***) Тамъ-же стр. 49 -50.

103

того появились еще худшія сочиненія и переводы, также и про-
извольныя, вѣрѣ нашей и монархическому управленію против-
ныя, преподаванія правилъ по рукописнымъ тетрадямъ, за ко-
торыя правительство, открывая иногда оныя, предавало настав-
никовъ суду. Многіе въ разныхъ училищахъ возникавшіе отъ
сего безпорядки и продерзости, строгостію и наказаніемъ обуз
данные, показывали отъ сихъ худыхъ началъ таковые же и
плоды. Пріемля все сіе въ разсужденіе, почитаю я необходимо
нужнымъ принять надлежащія мѣры: первое, къ приведенію въ
извѣстность всѣхъ дѣйствій и распоряженій по части народ-
наго воспитанія, до нынѣ производимыхъ, и второе, извлечь изъ
того постоянныя правила, какія изъ худыхъ или ненужныхъ на-
ставленій, вкравшихся въ преподаваніе наукъ, оставить, иско-
ренить и обратить къ началамъ, основаннымъ на чистотѣ вѣры,
на вѣрности и долгѣ Государю и Отечеству, на спокойствіи
пользѣ и пріятности общежитія".
Вслѣдствіе сего былъ образованъ изъ членовъ Правленія
Муравьева-Апостола, Магницкаго и Казадаева особый Комитетъ
для составленія подробнаго обозрѣнія нынѣшняго управленія
всѣхъ учебныхъ заведеній Министерства Народнаго Просвѣщенія.
Въ обязанность его входило представить обо всемъ этомъ Глав-
ному Правленію подробный отчетъ и составить на основаніи полу-
ченныхъ свѣдѣній проектъ общаго устава для университетовъ
и училищъ. Ему же предоставлены были на разсмотрѣніе, вы-
боръ и способы изданія учебныхъ книгъ.
Другіе три члена Правленія: г.-маіора Карбоньеръ, капитанъ
1-го ранга Рикордъ и капитанъ лейтенантъ кн. Шахматовъ со-
ставили второй Комитетъ «для устройства осмотра училищъ»,
т. е. для составленія инструкціи визитаторамъ. *).
Основныя начала новаго плана народнаго образованія были
опредѣлены Шишковымъ слѣдующимъ образомъ:
1) «Воспитаніе народное по всей Имперіи нашей, несмотря
на разность вѣръ, ниже языковъ, должно быть русское.
2) Греко-католикъ, римско-католикъ и лютеранинъ должны
быть воспитаны, первый въ твердомъ и незыблемомъ православіи,
*) Труды второго Комитета по составленію инструкціи были представ-
лены Министру 19 іюня 1825 г.; но по общему мнѣнію Гл. Правленія (10 но-
ября 1826 г.), проектъ ихъ не получилъ дальнѣйшаго движенія (Арх. Мини-
стерства Народнаго Просвѣщенія д. № 13120. к. 257/ Не исполнилъ своей
задачи и первый Комитетъ и замѣненъ былъ 1866 году Комитетомъ устрой-
ства учебныхъ заведеній. Архивъ Министерства Народнаго Просвѣщенія
д. № 28702; к. 612.

104

а второй и третій во всей точности положительнаго исповѣданія
своей вѣры.
3) Все иновѣрное россійское юношество должно учиться
нашему языку и знать его. Оно должно преимущественно изу-
чать нашу исторію и законы.]
-4) Всѣ науки должны быть очищены отъ всякихъ не при-
надлежащихъ къ нимъ вредныхъ умствованіи.
5) Излишнее множество и великое разнообразіе учебныхъ
предметовъ должно быть благоразумно ограничено и сосредоточено,
во первыхъ, въ тѣхъ познаніяхъ кои самымъ учрежденіемъ
разныхъ учебныхъ а веденіи поставлены, и во вторыхъ сообразно
съ званіями, къ которымъ учащіеся предназначаются.
6) Языкъ славянскій, т. е. высокій и классическій, рос-
сійская словесность повсемѣстно должны быть вводимы и обо-
дряемы.
7) Языкъ греческій долженъ вездѣ, кромѣ училищъ ино-
вѣрныхъ, имѣть преимущество предъ латинскимъ.
8) Не должно терять изъ вида особенно того, что одно
обученіе не есть воспитаніе и даже вредно безъ воздѣланія
нравственности, которой христіанину внѣ церкви, нигдѣ найти
не можно; что Государь и польза Отечества требуютъ отъ вос-
питанія юношества вѣрныхъ сыновъ церкви и вѣрныхъ поддан-
ныхъ, людей преданныхъ Богу и Царю, и что въ семъ только
смыслѣ человѣкъ просвѣщенный долженъ быть почтенъ благо-
воспитаннымъ» *).
Еще опредѣленнѣе эти принципы заявлены Шишковымъ въ
его рѣчн 11-го сентября 1824 года въ Главномъ Правленіи. Выс-
казавъ сожалѣніе, что болѣзнь и старость мѣшаютъ ему дѣй-
ствовать съ тою подвижностью и быстротою, съ какой онъ бы
желалъ, Министръ сказалъ: «науки не составятъ безъ вѣры и
безъ нравственности благоденствія народнаго. Онѣ сколько полезны
въ благонравномъ человѣкѣ, столько же вредны въ злонравномъ.
Сверхъ того науки полезны только тогда, когда, какъ соль, упо-
требляются и преподаются въ мѣру, смотря по состоянію людей
и по надобности, какую всякое званіе въ нихъ имѣетъ. Излише-
ство ихъ, равно какъ и недостатокъ, противны истинному про-
свѣщенію. Обучать грамотѣ весь народъ или несо-
размѣрное числу онаго количество людей, при-
несло бы болѣе вреда, нежели пользы. Наставлять
земледѣльческаго сына въ риторикѣ было бы пріуготовлять его
*) Сборн. распор, т. 1-й и Арх. М. Ы. Пр. д. № 13120, к. 257.

105

быть худымъ и безполезнымъ, или еще вреднымъ гражданиномъ.
Но правила и наставленія въ христіанскихъ добродѣтеляхъ. въ
доброй нравственности нужны всякому *).
Принципиальная противоположность взглядовъ новаго Ми-
нистерства съ дѣйствовавшимъ уставомъ настолько очевидна изъ
приведенныхъ рѣчей, что врядъ ли къ нимъ нуженъ какой либо
комментарій.
Заявивъ такъ открыто и рѣшительно о своихъ взглядахъ,—
А. С. Шишковъ не замедлилъ приступить и къ практическому
ихъ осуществленію. Въ первый же годъ, воспользовавшись без-
порядками, случившимися въ Виленскомъ университетѣ, какъ
поводомъ, онъ съ Высочайшаго утвержденія приказалъ:;
По учебной части: а) право естественное и науки
политическія исключить изъ числа предметовъ, преподаваемыхъ
въ гимназіяхъ, а вмѣсто того умножить число уроковъ для
преподаванія языковъ латинскаго, греческаго и россійскаго; **)
б) число уроковъ, назначенныхъ для преподаванія риторики и
поэзіи, уменьшить; в) выборъ для задаванія ученикамъ предме-
товъ или темъ для сочиненій не предоставлять выбору учителей,
но назначать ихъ самому Университетскому Правленію.
По части надзора вмѣсто двухъ педелей въ гимназіи были
положены четыре и приказано списки учащихся въ гимназіяхъ
и университетскихъ отсылать въ городскую полицію. ***)
Въ Бѣлорусскихъ училищахъ найденъ былъ духъ полонизма
и потому въ Комитетѣ Министровъ 18 октября приняты были,
между прочимъ, слѣдующія мѣры, предложенныя генералъ-гу-
бернаторомъ Хованскимъ: Бѣлорусскія гимназіи выдѣлены изъ
Виленскаго округа съ тѣмъ, чтобы подчинить Московскому или
Петербургскому университету.
Введено преподаваніе всѣхъ предметовъ на русск. яз. Какъ
непремѣнное условіе для поступленія на гражданскую службу,
*) Арх. М. Н. Пр. д. № 19690, к. 291. Прекраснымъ "показателемъ на-
строенія Шишкова служатъ также его записки опубликованныя въ 18?8 г.
О. Бодянскимъ.
**) Къ 1827 г. опять было повторено распоряженіе Министра объ уси-
леніи преподаванія Россійскаго языка и объ изученіи славянскаго. Сборн.
распор, т. I. 279.
Усиленныя занятія по русскому языку должны были выразиться
между прочимъ въ составленіи сочиненій. Для той цѣли Харьковскій коми-
тетъ разослалъ наприм., по всѣмъ гимназіямъ 100 темъ. Темы эти можно
найти въ Историч. запискѣ о Новгор. Сѣверск. гимназіи. Ив. Панаженко
Кіевъ 1889 г. стр. 51.
***) Сборн. постановленій т. I. 599.

106

кромѣ свидѣтельства объ окончаніи гимназіи, стало требоваться
еще свидѣтельство о хорошихъ успѣхахъ въ русск. словесности.
Учителями и особенно директорами гимназій—съ этого времени
стали назначаться только коренные русскіе *). Однимъ словомъ,
идея обрусѣнія на окраинахъ была поставлена на первое мѣсто
и сдѣлана цѣлью обученія.
«Система философскихъ наукъ, имѣющая руководствомъ
мерцающій свѣтильникъ естественнаго разума и оттого всегда
ненадежная и шаткая, какъ сказано во всеподаннѣйшей до-
кладной запискѣ Шишкова **) и стала .разсматриваться нынѣ
при свѣтѣ откровенія».
Но зато «книга о должностяхъ», забракованная, бывало,
Архіепископомъ (впослѣдствіи митрополитомъ) Филаретомъ, по
этимъ же мотивамъ, была энергично взята Министромъ подъ
свою защиту ***).
Творенія же преосвященнаго Филарета подверглись гоненію.
Объявивъ походъ Библейскому обществу съ его переводами,
адмиралъ Шишковъ не могъ быть доволенъ и катехизисомъ
преосв. Филарета, гдѣ тексты приводились на русскомъ языкѣ:
2 Ноября 1824 г. онъ написалъ Аракчееву, «что въ кати-
хизисѣ молитвы Господни: Отче нашъ и Вѣрую въ еди-
наго Бога, а также десять заповѣдей переложены на
простонародное русское нарѣчіе и тѣмъ унижена святость
церковнаго языка» ****), 21 ноября Высочайшимъ указомъ катихи-
зисы Филарета временно перестали печататься и разсылаться. Даже
болѣе, старые катихизисы были изъяты изъ употребленія и замѣ-
нялись, какъ полагаетъ прот. Дм. Соколовъ, Платоновскими, потому
что въ 1825 г. было сдѣлано новое изданіе послѣднихъ ****•).
11 декабря того же года дано было предписаніе позаботиться о
единствѣ учебниковъ и комитетомъ Магницкаго и Казадаева
(К. устройства учебн. заведеній) одобрены для Закона Божія:
„Историческія чтенія изъ книгъ В. Завѣта» на славянскомъ
языкѣ, «Краткая свящ. Исторія" (изд. 1784 г.), „Изъясненія вос-
*) Сборы, постановл. т. I, 601.
**) О главнѣйшихъ распоряженіяхъ M. Н. Ир. съ іюня 1824 по Янв.
18-26 г. Арх. М. Н. Hp. д. № 127. 280. к. 10.
***) Въ запискѣ. поданой Государю въ началѣ 1825 г. Записки адм.
А. С Шишкова стр. 80—82.
****) Записки Сушкова 102 стр.
*****) Дм. Соколовъ Собр. Пед. Стат. СПБ. 1900 стр. 257.

107

кресныхъ и праздничныхъ Евангеліи" и „Извлеченіе изъ Цер-
ковной Исторіи", изданное комиссіей духовныхъ училищъ *).
Однако несмотря на эти важныя, имѣющія принципіальный
характеръ распоряженія и нововведенія, несмотря на подготовля-
вшуюся учебную реформу на новыхъ началахъ, Шишковъ не
былъ удовлетворенъ, **) потому, что и дѣятели прошлаго Мини-
стерства продолжали награждаться и самому ему не удалось
склонить Александра I на прямое и формальное отреченіе, отъ
прошлыхъ началъ Министерства Народнаго Просвѣщенія, хотя
онъ и представлялъ нѣсколько разъ проэкты Высочайшихъ
указовъ съ такимъ содержаніемъ ***).
ГЛАВА II.
Но вотъ 20 ноября 1825 г. Александра не стало, и его мѣсто
занялъ монархъ съ Шишковымъ во многомъ, если не во всемъ,
единомышленный.
Воцареніе Николая I не внесло чего-нибудь существенно
новаго по сравненію съ послѣдними годами царствованія Алек-
сандра, оно явилось логическимъ ихъ продолженіемъ. Все
отличіе его заключалось въ томъ, что у новаго Императора не
было въ прошломъ либеральныхъ реформаторскихъ попытокъ и
грандіозныхъ преобразовательныхъ плановъ, охранительная по-
литика послѣднихъ дней Александра исчерпывала все его
міровоззрѣніе и потому характеръ новаго царствованія былъ
опредѣленнымъ, договореннымъ и элементарнымъ.
Родившись за нѣсколько мѣсяцевъ до смерти бабушки,
Николай Павловичъ получилъ Павловское воспитаніе, готовился
только къ военной карьерѣ и потому вступилъ на престолъ, по
замѣчанію В. 0. Ключевскаго, съ очень скромнымъ запасомъ
политическихъ идей. „Александръ, говоритъ Ключевскій, смотрѣлъ
на Россію сверху со своей философской, политической высоты,
а, какъ мы знаемъ, на извѣстной высотѣ очертанія или непра-
вильности жизни исчезаютъ; Николай имѣлъ возможность смот-
рѣть на существующее снизу, оттуда, откуда смотрятъ на сложный;
механизмъ рабочіе, не руководствуясь идеями, не строя плановъ
*) Прот. Дм. Соколовъ СП. Ст. стр. 258.
**) См. записки адмирала А. С. Шишкова стр. 95 и 107.
***) Текстъ такого указа наприм. въ запискахъ А. Шишкова стр. 13 и
дальше.

108

Николай поставилъ себѣ задачей ничего не перемѣнять, не
вводить ничего новаго въ основаніяхъ, а только поддерживать
существующій порядокъ, восполнять пробѣлы, чинить обнаружи-
вшіяся ветхости помощью практическаго законодательства и все
это дѣлать безъ всякаго участія общества, даже съ подавленіемъ
общественной самодѣятельности, одними правительственными
средствами; но онъ не снялъ съ очереди тѣхъ жгучихъ вопро-
совъ, которые поставлены были въ прежнее царствованіе и,
кажется, понималъ ихъ жгучесть еще, сильнѣе, чѣмъ его пред-
шественникъ" *).
Провалъ реформаторские попытокъ Александра показалъ,
что самыя лучшія начинанія не могутъ устоять, разъ цѣлая
половина населенія Имперіи зависитъ не отъ закона, а отъ про-
извола владѣльца; разъ частныя гражданскія отношенія не
согласованы съ основаніями новыхъ государственныхъ учрежденій.
Императоръ Николай и захотѣлъ устроить частныя общественныя
отношенія, чтобы на нихъ можно было потомъ выстроить новый
государственный порядокъ, но путемъ чисто бюрократическимъ,
путемъ необычайнаго усложненія чиновничьяго механизма и
героической попытки остановить многомилліонную Имперію
въ ея прежнихъ историческихъ рамкахъ и безъ всякаго дви-
женія впередъ.
Встрѣтившись при самомъ вступленіи на престолъ съ по-
явленіемъ новой свободной мысли и, опредѣливъ ее, какъ „заразу
извнѣ къ намъ занесенную", **) новое Правительство тѣмъ самымъ
должно было придти къ мысли о необходимости преобразованія
школьнаго дѣла на началахъ народности.
Заявивши же о событіи 14 декабря, что „не просвѣщенію,
но праздности ума, болѣе вредной, нежели праздность тѣлесныхъ
силъ, недостатку твердыхъ познаній должны приписать сіе
своевольство мыслей, сію пагубную роскошь полупознаній, сей
порывъ въ мечтательныя крайности, коихъ начало есть порча
нравовъ, а конецъ-погибель", ***) т. е. открыто объяснивши 14 де-
кабря послѣдствіемъ ложнаго направленія учебной системы,
Правительство естественно должно было приступить къ та-
кому ея преобразованію, чтобы она оказалась политически бла-
гонадежной.
*) Ключевскій, лекціи.
**) Слова Манифеста 19 декабря 1825 г.
***) Манифестъ 13 іюля 1826 г. Также объяснялъ это и Шишковъ въ
своихъ запискахъ стр. III.

109

Оно дѣйствительно и приступило къ ней въ самомъ же
началѣ царствованія, образовавши Высочайшимъ рескриптомъ
14 мая 1826 г. Комитетъ устройства учебныхъ заведеній вмѣсто
безплоднаго Шишковскаго, который подъ вліяніемъ Магниц-
каго свелся къ простой критикѣ и ревизіи С.-Петербургскаго
округа*).
Въ новый комитетъ вошли предсѣдатель Министръ Народ-
наго Просвѣщенія Шишковъ, генералъ-лейтенантъ графъ Ливенъ,
т. с. Уваровъ, генералъ-лейтенантъ графъ Сиверсъ, д. с. с.
Шторхъ, и. д. Харьковскаго попечителя Петровскій, полковникъ
Перовскій и графъ Строгановъ.
Комитетъ этотъ долженъ былъ согласно рескрипту: «сличить
всѣ уставы учебныхъ заведеній Имперіи, начиная съ приходскихъ
до самыхъ университетовъ; — разсмотрѣть и сличить курсы ученій,
въ нихъ преподаваемые, приведя для сего предварительно на
видъ, по какимъ книгамъ или сочиненіямъ оные преподаются;
за симъ уравнять совершенно по всѣмъ мѣстамъ Имперіи всѣ
уставы оныхъ заведеній, сообразуясь со степенями ихъ возвы-
шеній, допустивъ должныя измѣненія для округовъ Дерптскаго
и Виленскаго, опредѣливъ подробно на будущее время всѣ
курсы ученій, означивъ и сочиненія, по коимъ оные должны
впредь быть преподаваемы; выбрать изъ существующихъ учеб-
никовъ лучшіе и поручить академикамъ и профессорамъ написать
новые вмѣсто недостаточныхъ, „дабы уже, за совершеніемъ сего,
воспретить всякія произвольныя преподаванія ученій, по про-
извольнымъ книгамъ и тетрадямъ».
Руководящими началами для комитета, кромѣ указанныхъ
задачъ, ясно формулированныхъ въ разсматриваемомъ рескриптѣ,
служили: общее указаніе его на то, что въ учебныхъ заведеніяхъ
не существуетъ „должнаго и необходимаго единообразія, на
коемъ должно быть основано, какъ воспитаніе, такъ и ученіе“,
осужденіе въ манифестѣ 13 іюля 1826 года многопредметности
прежняго устава, какъ „пагубной роскоши полупознаній, призывъ
дворянства, какъ особой „ограды престола и чести народной“ къ
содѣйствію и на этомъ поприщѣ (тамъ-же) и, наконецъ, спе-
ціальный рескриптъ данный на имя А. С. Шишкова 19 августа
1827 года.
Въ послѣднемъ Николай Павловичъ послѣ общаго поже-
ланія, чтобы правила народнаго воспитанія вполнѣ соотвѣтство-
вали истиннымъ потребностямъ и положенію государства заявилъ,
*) Арх. М-ва Нар. Просв. д. № 13. 120 к. 257.

110

что для сего необходимо, чтобы повсюду предметы
ученья и самые способы преподаванія были по
возможности соображаемы съ будущимъ вѣро-
ятнымъ предназначеніемъ обучающихся, чтобъ
каждый вмѣстѣ со здравыми для всѣхъ общими понятіями о
вѣрѣ, законахъ и нравственности, пріобрѣталъ познанія, наибо-
лѣе для него нужныя, могущія служить къ улучшенію его уча-
сти, и не бывъ ниже своего состоянія, также не стремился чрезъ
мѣру возвыситься надъ тѣмъ въ коемъ по обыкновенному тече-
нію, ему суждено остаться"...
До свѣдѣнія моего дошло, говоритъ онъ, между прочимъ,
что часто крѣпостные люди, изъ дворовыхъ и поселянъ, обу-
чаются въ гимназіяхъ и другихъ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ.
Отъ сего происходитъ вредъ двоякій: съ одной стороны, сіи мо-
лодые люди, получивъ первоначальное воспитаніе у помѣщиковъ,
или родителей нерадивыхъ, по большей части входятъ въ учи-
лища уже съ дурными навыками и заражаютъ ими товарищей
своихъ въ классахъ, и чрезъ то препятствуютъ попечительнымъ
отцамъ семействъ отдавать своихъ дѣтей въ сіи заведенія; съ
другой стороны отличнѣйшіе изъ нихъ по прилежности и успѣ-
хамъ пріучаются къ роду жизни, къ образу мысли и понятіямъ,
не соотвѣтствующимъ ихъ состоянію. Неизбѣжныя тягости она-
го для нихъ становятся несносны и оттого они нерѣдко въ уны-
ніи предаются пагубнымъ мечтаніямъ или низкимъ страстямъ44.
Дабы предупредить такія послѣдствія, по крайней мѣрѣ, въ
будущемъ, Николай 1-й нашелъ необходимымъ приказать, чтобы
въ университеты, гимназіи и другія равныя имъ по предметамъ
преподаванія заведенія, принимали только людей свободныхъ
состояній.
Оставляя въ сторонѣ, какъ выясненное раньше и безспор-
но справедливое указаніе его на многопредметность и энцикло-
педичность устава и, останавливаясь на принципіальныхъ ука-
заніяхъ новаго Императора, нельзя не видѣть, какая бездна его
отдѣляетъ отъ духа перваго устава и его авторовъ.
Общее образованіе, воспитаніе „человѣка", согласно этимъ
указаніямъ, не можетъ служить цѣлью стремленій комитета, оно
должно быть замѣнено соображеніями—профессіонально сослов-
ными. Для новаго царя въ его царствѣ были только люди опре-
дѣленныхъ положеній и состояній, сообразно которымъ и должно
даваться имъ обученіе. Не стремленіе видѣть образованныхъ лю-
дей на всѣхъ ступеняхъ общественнаго положенія своей Импе-
ріи руководитъ Николаемъ I въ его учебной реформѣ,а стрем-

111

леніе дать каждому сословію соотвѣтствующее
міровоззрѣніе, обезпечитъ — ему опредѣленный
тѣсный — кругъ понятій.
Въ этомъ отношеніи онъ сошелся со своимъ Министромъ,
который говорилъ, что „противно истинному просвѣщенію обу-
чать грамотѣ весь народъ, или несоразмѣрное числу онаго ко-
личество людей".
Всякому безпристрастному взору, мы думаемъ, ясно, что за
вышеприведенными фразами не могло скрываться искреннее
стремленіе къ просвѣщенію, къ образованію въ его чистомъ
видѣ. Просвѣщеніе, школа сдѣланы были средствомъ для укрѣп-
ленія извѣстнаго политическаго status quo; всѣ заявленія Николаев-
скаго правительства о значеніи народнаго образованія, поэтому
и должны быть оцѣниваемы непремѣнно съ этой оговоркой.
Во всемъ рескриптѣ отъ 19-го августа вѣрна только одна
мысль, что дѣйствительно невыносимо положеніе крѣпостного
раба, всецѣло зависящаго отъ каприза своего барина-самодура,
если у него проснулось и развилось человѣческое самосознаніе.
Эта мысль тѣмъ болѣе характерна, что Императоръ Николай,
высказавъ ее въ третій годъ по воцареніи, во все свое мно-
голѣтнее царствованіе не рѣшился освободить своихъ рабовъ,
а старался оптомъ, чтобы у нихъ какъ нибудь это самосознаніе
не проснулось, т. е. опять укрѣплялъ прежнее рабское status quo.
Съ такими руководящими указаніями комитетъ устройства
учебныхъ заведеній приступилъ къ работѣ.
На первомъ засѣданіи 2-го іюня Шишковымъ были приз-
наны слѣдующія главныя, по его мнѣнію, причины упадка учеб-
ныхъ заведеній и въ частности гимназій: I, недостатки сущест-
вующихъ уставовъ, въ которыхъ упущена основная цѣль народ-
наго просвѣщенія „преобразованіе, приспособленное къ потреб-
ностямъ разныхъ состояній", 2, ограниченность суммъ на содер-
жаніе педагогическаго персонала, 3, недостатокъ общаго и част-
наго надзора за учебными заведеніями, 4, слишкомъ долгій
срокъ ученія въ гимназіяхъ и низшихъ училищахъ, 5, частные
пансіоны и издавна распространившійся у насъ обычай поручать
домашнее воспитаніе иностранцамъ... (Частное и домашнее во-
спитаніе, по его мнѣнію, должно быть только терпимо, но одно
только народное, общественное заслуживаетъ одобренія прави-
тельства).
Для доставленія дворянамъ удобства въ воспитаніи ихъ
дѣтей Шишковъ и предлагалъ учредить при гимназіяхъ пан-
сіоны.

112

Указанія Шишкова не встрѣтили возраженій со стороны
членовъ комитета и послужили исходной точкой для ихъ работы
по составленію проекта. Работы эти шли довольно долго, пока,
наконецъ, проектъ устава низшихъ и среднихъ учебныхъ заве-
деній, разсматриваемый сначала всѣмъ комитетомъ, потомъ осо-
бой комиссіей *) и, наконецъ, опять комитетомъ не былъ пред-
ставленъ 8 февраля 1828 г. на предварительное благоусмотрѣніе
Государя.
Въ своемъ докладѣ Шишковъ указалъ, что комитетъ ста-
рался постановить общія, относящіяся ко всѣмъ учебнымъ заве-
деніямъ правила, предполагая сдѣлать изъ него изъятія, гдѣ это
потребуется мѣстными условіями (напримѣръ, въ Дерптскомъ,
Виленскомъ округахъ и пр.), что штаты увеличены комитетомъ
противъ прежняго въ губерніяхъ въ два съ половиной и въ
столицахъ въ три раза, что составило 1780 тысячъ рублей, но
что по предложенію комитета преобразованіе гимназій по новому
уставу и штатамъ будетъ произведено не вдругъ, а постепенно,
начиная съ университетскихъ городовъ, благодаря чему, I) устроен-
ный на новыхъ основаніяхъ училища послужатъ примѣромъ
прочимъ, 2) не потребуется вдругъ весьма значительнаго умно-
женія суммъ на содержаніе учебныхъ заведеній къ обремене-
нію Государственнаго Казначейства и 3) откроется возможность
поощрять отличныхъ директоровъ и учителей переводомъ въ
преобразованный учебныя заведенія.
Государь, просмотрѣвъ проектъ, приказалъ: „разсмотрѣть
безъ очереди въ Государственномъ Совѣтѣ" **).
Разсмотрѣнный 24-го февраля въ департаментъ Законовъ и
10-го марта въ общемъ собраніи Государственнаго Совѣта проектъ
устава найденъ былъ обѣщающимъ несомнѣнную пользу и былъ
утвержденъ. Разногласія вызвалъ только вопросъ о составѣ
Совѣта гимназій. По проекту онъ состоялъ изъ лицъ, служа-
щихъ по ученой части и почетнаго попечителя изъ дворянъ.
Но Государственный Совѣтъ полагалъ, что при такомъ составѣ
онъ не можетъ вызвать желаемаго довѣрія и потому предлагалъ
ввести въ него гражданскаго губернатора, губернскаго предво-
дителя, почетнаго попечителя училищъ, директора гимназіи и
всѣхъ учащихъ. Совѣтъ въ такомъ составѣ долженъ былъ
споспѣшествовать благосостоянію и благоустройству училищъ,
*) Крузенштернъ Шторхъ, и гр. Строгановъ.
**) Архивъ Государствен. Совѣта, Докладъ М-ра H. Пр. А. С. Шишкова
за № 282 отъ 22 февраля 1828 г.

113

наблюдать за исполненіемъ устава и инструкцій, а равно и за
прилежнымъ отправленіемъ всѣхъ обязанностей учителями.
Учебная часть была оставлена внѣ сферы вліянія этого совѣта,
т. е. въ рукахъ одного директора и учителей.
Князь Ливенъ остался по данному вопросу при отдѣльномъ
мнѣніи, находя достаточнымъ, какъ введенный уже въ уставѣ
надзоръ за училищами, такъ и вліяніе дворянства чрезъ почет-
наго попечителя.
Другія поправки Государственнаго Совѣта касались мело-
чей въ родѣ тѣхъ, чтобы въ уѣздныя училища, кромѣ людей
среднихъ сословій, принимали дѣтей дворянъ, которыя по бѣд-
ности не имѣютъ другого способа обученія, чтобы молитву въ
пансіонѣ читалъ не надзиратель, какъ было въ проектѣ, а одинъ
изъ учениковъ и т. п.
Всѣ эти замѣчанія были Высочайше утверждены 5 апрѣля,
кромѣ предположеній о гимназическихъ совѣтахъ, въ чемъ
Государь согласился съ кн. Ливеномъ *).
Исправленный на основаніи вышеуказанныхъ замѣчаній
проектъ устава и штатовъ былъ вторично представленъ въ Го-
сударственный Совѣтъ 31 іюня 1828 года уже смѣнившимъ
Шишкова новымъ министромъ кн. Ливеномъ. Въ докладѣ Ливена
по сравненію съ Шишковскимъ является новымъ: 1, положитель-
ное заявленіе вмѣсто прежняго предположительнаго, что въ
стремленіи къ единообразію устройства учебныхъ заведеній коми-
тетъ находитъ возможнымъ сдѣлать исключеніе только для Кав-
каза, гдѣ будетъ введенъ татарскій или армянскій языкъ и для
сибирскихъ гимназій, которыя будутъ подчинены въ цѣляхъ
удобства надзора мѣстнымъ гражданскимъ губернаторамъ и въ
нихъ будетъ преподаваться Россійское Правовѣдѣніе и татарскій
языкъ по усмотрѣнію мѣстныхъ начальствъ, вмѣсто одного изъ
новыхъ; 2, предположеніе въ виду важности Закона Божія уве-
личить вознагражденіе **) законоучителямъ до 500 рублей въ
годъ вмѣсто 'прежнихъ 200—250 руб.; 3, выдавать учителямъ
третное и 4, уничтожить преимущества Кіевской гимназіи, С.-Пе-
тербугскаго высшаго училища, выпускающихъ съ чиномъ
14 класса и благородныхъ пансіоновъ при Московскомъ и Пе-
тербургскомъ университетахъ, выпускающихъ даже съ чиномъ
10 класса.
*) Архивъ Государ. Совѣта. Дѣло по проекту устава учебн. заведеній,
подвѣдомственныхъ университетамъ. Докладъ кн. Ливена № 1039.
**) 200 въ губ. 2 разряда; 250-1 разряда; 240—въ Москвѣ и 300 въ
Петербургъ.

114

„Сіи хранилища и разсадники поверхностныхъ знаній, писалъ
Ливенъ, по истинѣ, могутъ названы быть отводами, отвлекаю-
щими юношество отъ университетовъ, между тѣмъ, какъ только
въ сихъ послѣднихъ собраны и совокуплены всѣ способы къ
пріобрѣтенію знаній основательныхъ въ наукахъ, во всей ихъ
обширности. Комитетъ, чувствуя въ полной мѣрѣ Высочайше
возложенную на него обязанность дать училищному устройству
твердое и вѣрное направленіе для успѣшнѣйшаго хода сей части,
не могъ пройти молчаніемъ столь существеннаго недостатка".
Преобразованіе привиллегированныхъ заведеній комитетъ пред-
лагалъ производить, не задѣвая воспитанниковъ уже поступив-
шихъ *).
Исправленный проектъ съ докладомъ Ливена былъ разсмот-
рѣнъ въ Государственномъ Совѣтѣ на засѣданіяхъ 7 и 26 ноября.
Возраженія касались увеличенія числа гимназій и увеличенія
жалованья учителямъ.
Князь Ливенъ счелъ нужнымъ разобрать ихъ въ письмѣ
Государю, посланномъ 5 декабря, гдѣ онъ особенно возставалъ
противъ послѣдняго возраженія.
Черезъ три дня послѣ этого письма Государь утвердилъ
новый уставъ.
Выпущенный въ этотъ день указъ Сенату свидѣтельствуетъ,
что все сдѣлано согласно предположеніямъ министерства, т. е.:
1, преобразованіе гимназій будетъ совершаться постепенно;
2, сверхъ существующихъ гимназій учреждаются еще новыя
(одна въ Петербургѣ, **) двѣ въ Москвѣ, одна въ Казани, въ
Сибирскихъ губерніяхъ по одной), 3, присвоенныя воспитанни-
камъ С.-Петербургскаго высшаго училища и Кіевской гимназіи
преимущества уничтожаются; 4, увеличивается число казенныхъ
воспитанниковъ и при гимназіяхъ учреждаются пансіоны, глав-
ная цѣль которыхъ удобство дворянъ и чиновниковъ; 5, возвы-
шаются оклады жалованья и пенсіоны и т. п. Отмѣтивъ эту
солидарность Николая 1-го съ его министромъ, перейдемъ
теперь къ анализу устава гимназій 8 декабря 1828 г. въ его
цѣломъ, и при анализѣ, какъ мѣрку, поставимъ вполнѣ естест-
венный въ данномъ случаѣ вопросъ, что же новаго въ принци-
піальномъ и педагогическомъ отношеніи даетъ онъ по сравненію
съ прошлымъ?
*) Арх. Гос. Сов в га. дѣло по проекту Устава Учебн. заведеній, под-
вѣдомственныхъ университетамъ. Докладъ Ливена № 1039.
**) Такъ, чтобы съ преобразованіемъ Высшаго училища въ гимназію
состояло здѣсь всѣхъ три.

115

Подходя къ новому уставу съ этой мѣркой, мы прежде
всего встрѣчаемъ сословность и профессіональную цѣль гимназій
въ общемъ смыслѣ. Общая цѣль университетовъ заключается въ
томъ, чтобы при нравственномъ образованіи доставлять юношеству
средства къ пріобрѣтенію нужнѣйшихъ по состоянію каж-
даго познаній (читаемъ мы въ первомъ же параграфѣ).
Соотвѣтственно съ этимъ и цѣлью гимназій, на ряду съ
приготовленіемъ къ университету, поставлено не вообще „пріоб-
рѣтеніе свѣдѣній, необходимыхъ для благовоспитаннаго чело-
вѣка", какъ это стояло въ уставѣ 1804 года, а приличное
по званію учащихся воспитаніе (пар. 134), т. е. приличное
воспитаніе для дѣтей дворянъ (пар. 137).
Если въ сепаративных1!» актахъ по образованію во второй
половинѣ прошлаго царствованія сословность и встрѣчается, то,
какъ .общее правило, какъ видная черта устава, она во всякомъ
случаѣ новость.
Насколько опредѣленно ставился въ Комитетѣ устройства
учебныхъ заведеній вопросъ о сословности, можетъ показать
слѣдующій отрывокъ изъ одной произнесенной тамъ рѣчи: „Дѣти,
принадлежащія разнымъ сословіямъ, не могутъ быть воспиты-
ваемы вмѣстѣ. Въ разсужденіи нравственныхъ свойствъ, смѣсь
сія не можетъ быть допущена. Что касается до познаній, то и
тутъ различія необходимы. Воспитаніе человѣка не оканчивается
въ учебныхъ заведеніяхъ—государственныя установленія довер-
шаютъ начатое образованіе. „Вообще въ комитетѣ высказыва-
лись о сословности очень ярко, и, если въ уставѣ гимназія
осталась все таки только преимущественно дворянской, а не
исключительно, такъ это въ значительной степени потому, что
двѣ пятыхъ тогдашнихъ учениковъ гимназій были не дворяне.
Доставленная по иниціативѣ гр. Сиверса таблица о сословности
учащихся содержала слѣдующія свѣдѣнія:
Округи.

116

На 3608 дворянъ падаетъ 2925 прочихъ сословій, если же
исключить отсюда Виленскій и Дерптскій округъ, то взаимоот-
ношеніе цифръ будетъ такое 24 89 человѣкъ дворянъ и 2054 дру-
гихъ сословій.
Просматривая уставъ дальше, мы встрѣчаемъ еще слѣдую-
щія измѣненія:
1/ гимназія получила 7-классный составъ съ 7-ми лѣтнимъ
курсомъ (пар. 143). Благодаря чему увеличилось число учебнаго
времени однимъ годомъ, и курсъ ученія, раздѣленный прежде
между уѣзднымъ училищемъ и гимназіею. теперь заключался
въ одной гимназіи.
2) Учебный курсъ, несмотря на увеличеніе учебнаго вре-
мени, былъ упрощенъ и сокращенъ, а именно: исключены есте-
ственныя науки, кромѣ физики, и всѣ части прикладной мате-
матики, а чистая математика ограничена курсомъ до коническихъ
сѣченій включительно; зато усилены языки латинскій, нѣмец-
кій, введеніемъ преподаванія ихъ съ 1 класса, положено изу-
чать греческій языкъ въ гимназіяхъ, состоящихъ при универ-
ситетахъ (парагр. 144 и 145) и занялъ болѣе видное мѣсто За-
конъ Божій. Комитетъ въ этомъ отношеніи, будучи наученъ
прошлымъ опытомъ, вообще стоялъ на очень вѣрной почвѣ.
Вотъ что, наприм., говорилъ на третьемъ засѣданіи гр. Сиверсъ:
„Должно имѣть цѣлью болѣе основательное, нежели обширное
образованіе, т! е. чтобъ ученики были обучаемы не многому и
потому самому поверхностно, но, чтобы они то, чему обучались,
знали подробно и ясно; должно стараться, чтобы ученики въ
училищахъ научались не только тому, что имъ вообще для бу-
дущаго ихъ назначенія знать нужно, но вмѣстѣ съ тѣмъ пріоб-
рѣтали и способность, охоту и терпѣніе къ большему еще распро-
страненію своихъ познаній впослѣдствіи, и наконецъ, чтобы
учениковъ въ училищахъ пріучать къ точности, основатель-
ности и постоянству и удерживать отъ склонностей сему про-
тивоположныхъ".
На этотъ же принципъ обратилъ вниманіе и Шторхъ въ
5-мъ засѣданіи.
Въ результатѣ указанныхъ сокращеній учебный планъ гим-
назій по уставу 1828 года вылился въ слѣдующую форму:

117

Учебные предметы.
Гимназіи съ греческимъ
языкомъ.
Изъ таблицы видно, что всѣ гимназіи въ первыхъ трехъ
классахъ были одинаковы, а съ 4-го различались въ зависимости
отъ того, есть въ гимназіи греческій языкъ или его нѣтъ. Уро
ки полагались полуторачасовые.
Наибольшее число часовъ падало на латинскій - 39 (26 уро
ковъ) и на русскій съ математикой по 34 1/2 (23 урока), которые
и составляли по новому уставу ядро гимназическаго курса.
Къ учебному плану, принятому уставомъ, Комитетъ пришелъ
не сразу, ему предшествовалъ длинный рядъ преній, показывающій,
что и тогда существовали-приверженцы и противники класси
цинизма.
Сначала, послѣ долгихъ споровъ, въ одиннадцатомъ засѣ
даніи было принято нижеслѣдуюзее распредѣленіе предметовъ
Законъ Божій 18 часовъ, россійская грамматика съ логикой
и риторичкой - 26 часовъ, латинскій языкъ 47 часовъ, греческій
27 часовъ, нѣмецкій 37 часовъ, французскій 12 часовъ, матема
тика 39 часовъ, географія 10 часовъ, исторія 14 часовъ, естест
венный науки 14 часовъ и черченіе съ рисованіемъ 8 часовъ.
Классическіе языки, занимающіе 74 часа, т.е. больше трети
всего учебнаго времени, вполнѣ доминируютъ въ этомъ распре
дѣленіи, такъ что позиція здѣсь вполнѣ осталась за классиками

118

И принципъ, провозглашенный умѣреннымъ приверженцемъ
классицизма *) графомъ Сиверсомъ на одномъ изъ первыхъ за-
сѣданій, что „древніе языки и математика должны составлять
главнѣйшую и существенную часть учебнаго курса гимназій:
первые, какъ надежнѣйшее основаніе учености и какъ лучшій
способъ къ возвышенію и укрѣпленію душевныхъ силъ юношей;
послѣдняя, какъ служащая въ особенности къ изощренію ясности
въ мысляхъ и къ образованію принципіальности и силы размы-
шленія"—могъ считаться вполнѣ осуществленными
Но Николай 1-й, который, кромѣ собственнаго нерасположе-
нія къ греческому языку, могъ еще находиться въ это время
подъ вліяніемъ записки А. С. Пушкина, противъ плана 11-го
засѣданія написалъ: „Я считаю, что греческій языкъ есть ро-
скошь, когда французскій родъ необходимости, а потому на это
согласиться не могу, а требую подробнаго изложенія причинъ".
Комитетъ хотя и всталъ мужественно въ защиту своего
мнѣнія, но замѣчаніе это послужило поворотитъ пунктомъ.
Комиссія, составленная для новаго просмотра проекта (изъ
Крузенштерна, Шторха и Строганова) пришла къ выводу, что
необходимо раздѣлить двѣ вѣтви познаній историко-филологи-
ческую и математическую, какъ одна другой совершенно чуждыя.
Полагая, что въ низшихъ классахъ необходимо пройти об-
щіе предметы, „которые нужны для образованности каждаго",
комиссія предположила начать раздѣленіе съ IV класса. Посвя-
тившій себя филологической части могъ по ея плану проходить
въ меньшей дозѣ математику и изучать только одинъ новый
языкъ; кто-же избиралъ математику, тотъ освобождался отъ гре-
ческаго языка, изучая, однако, латинскій и оба новые. Для по-
ступающихъ на словесный, юридическій и медицинскій факуль-
теты, по мнѣнію трехъ, греческій языкъ былъ обязателенъ. Этому
мнѣнію, высказанному еще раньше кн. Ливеномъ, и суждено
было удержаться во всѣхъ слѣдующихъ мытарствахъ и войти
съ нѣкоторыми поправками въ уставъ.
Комитетъ потомъ только старался содѣйствовать всячески
изученію греческаго языка и предлагалъ, напримѣръ, кончив-
шимъ гимназію и изучившимъ греческій языкъ давать при по-
ступленіи на службу прямо чинъ XIV класса, что было прове-
дено въ уставѣ (пар. 235). Интересно, что даже самъ Уваровъ
*) Говоримъ—умѣреннымъ потому, что планъ, представленный крайними
приверженцами классицизма, профессорами спеціалистамъ и отвергнутый Ко-
митетомъ заключалъ въ себѣ 70 часовъ на латинскій языкъ и 50 на греческій

119

высказался противъ введенія греческаго языка во всѣхъ гимна-
зіяхъ по недостатку хорошихъ учителей.
Анализируя уставъ дальше, мы встрѣчаемъ введенную въ
интересахъ дворянства важную новость-устройство при гимна-
зіяхъ пансіоновъ (V глава). Возникнувъ на широкихъ основа-
ніяхъ и давая дѣтямъ лучшій надзоръ, одни должны были слу-
жить сближенію гимназій съ образованной частью нашего об-
щества, для чего главнымъ образомъ и была учреждена долж-
ность почетнаго попечителя гимназіи. А. С. Пушкинъ въ своей
запискѣ о народномъ воспитаніи такъ опредѣлялъ цѣль пан-
сіоновъ: „должно увлечь все юношество въ общественныя
заведенія, подчиненныя надзору Правительства; должно его тамъ
удержать, дать ему время перекипѣть, обогатиться познаніями,
созрѣть въ тишинѣ училищъ". *)
Послѣдующее время показало цѣлесообразность этой мѣры,
въ томъ, по крайней мѣрѣ, отношеніи, что къ концу и даже сре-
динъ Николаевскаго царствованія недостатка въ дворянскихъ
дѣтяхъ въ гимназіяхъ, дѣйствительно, не было.
Очень важнымъ дѣломъ устава 28-года, о которомъ не мо-
жетъ быть двухъ мнѣній, было улучшеніе матеріальнаго обезпе-
ченія служащихъ при гимназіяхъ. Сравнительно со штатами
1804 года, увеличеніе сдѣлано здѣсь въ два съ половиною раза,
такъ что, напримѣръ, въ губерніяхъ 1-го разряда директору
вмѣсто 1000 р. ассигнаціями назначено 2500 р., учителямъ наукъ
вмѣсто 750 р. асе—1875 р. и т. д. въ тѣхъ же размѣрахъ.
Что касается учителей, то число ихъ увеличилось,—вмѣсто
прежнихъ 8-ми стало 10, кромѣ законоучителя (пар. 146/ Раздѣ-
леніе на старшихъ и младшихъ осталось (пар. 148).
Съ цѣлью возбужденія въ учителяхъ педагогическихъ ин-
тересовъ имъ дана была возможность воспитательнаго воздѣй-
ствія на гимназію путемъ правильной организаціи педагогичес-
кихъ совѣтовъ. Будучи совершенно неясными въ своихъ очер-
таніяхъ по уставу 1804 года, педагогическіе совѣты получили
*) Взявшись за составленіе записки по волѣ Николая Павловича (пе-
реданной ему чрезъ Бенкендорфа отъ 30 сент. 1826 г.) Пушкинъ, несмотря
па видимое стараніе быть благонамѣреннымъ, не удовлетворилъ Императора,
послѣдній испестрилъ всю записку вопросами. А. Б. написалъ нашему поэту:
принятое вами правило, будто бы просвѣщеніе и геній служатъ исключи-
тельно основаніемъ совершенству, есть правило опасное для общаго спокой-
ствія... Нравственность, прилежное служеніе и усердіе предпочесть должно*
Записку съ помѣтками Государя можно найти въ сочиненіяхъ Сухомлинова
[Статьи т. II).

120

теперь опредѣленный кругъ дѣйствій, а именно имъ предостав-
лены всѣ соображенія по учебной части не только гимназій, но
и всѣхъ училищъ губерніи; усовершенствованіе способовъ пре-
подаванія; оцѣнка мѣръ, направленныхъ къ нравственному
улучшенію воспитанниковъ; опредѣленіе наградъ и строжайшихъ
степеней наказанія, переводъ учащихся въ высшіе классы,
исключеніе учениковъ изъ гимназій и, наконецъ, всѣ постанов-
ленія о порядкѣ внутренняго управленія и расходѣ суммъ въ
гимназіи и гимназическомъ пансіонѣ (параграфы 194, 205, 207
210—216).
Наставленія учителямъ относительно преподаванія и обра-
щенія съ учениками въ новомъ уставѣ вполнѣ сходны съ преж-
нимъ, съ той только разницей, что теперь былъ предоставленъ
меньшій просторъ ихъ произволу, такъ какъ учебные предметы
были распредѣлены по особой таблицѣ вездѣ однообразно (пар.
153). Комитетъ хотѣлъ было ежегодный испытанія поставить въ
конецъ года, предъ каникулами (XX зас.), но вмѣшательство
Императора Николая 1-го (XXVI зас.) рѣшило дѣло въ пользу
осени (пар. 254) *).
Въ перечнѣ наказаній для учащихся допущены для трехъ
младшихъ классовъ розги (пар. 205), Министерство ввело эту
мѣру не только потому, что убѣдилось опытомъ, что никакія
строгія предписанія не могли вытравить изъ школы тѣлесныхъ
наказаній, но и потому, что сама по себѣ она представлялась
желательной и полезной, что заявлено Шишковымъ на 2 засѣ-
даніи и одобрено Комитетомъ.
Управленіе гимназіями осталось прежнее, ту-же роль, что
и въ прежнемъ уставѣ играли университеты, директоръ гимна-
зіи также былъ директоромъ губернскихъ училищъ. Только обя-
занности директора были болѣе точно регламентированы и въ
помощь ему по управленію гимназіей и завѣдыванію пансіономъ
дано было новое служебное лицо-инспекторъ. Параграфы устава,
относящіеся къ правамъ и обязанностямъ (пар. 195, 202) послѣд-
няго, могутъ быть сведены къ одному положенію, что инспек-
торъ-помощникъ директора во всемъ, что относится къ гимназіи.
Что касается почетныхъ попечителей, то главная ихъ обя-
занность состояла въ изысканіи средствъ для открытія пансіоновъ
при гимназіяхъ и надзоръ надъ ними (пар. 225), хотя, конечно,
*) Въ 1829 г. проф. Моск. Ун. Давыдовъ, назначенный визитаторомъ
Орловской и Воронежской дирекцій, такъ формулировалъ цѣль этой мѣры:
„дабы дѣти не праздно проводили время отдохновенія, а непрестанно при-
готовлялись бы къ испытанію." Ар. М. H. Пр. д. Hi 20670. к. 306.

121

при учрежденіи этой должности была мысль о привлеченіи вни-
манія дворянства къ гимназіямъ (пар. 220) и объ усиленіи надъ
ними надзора вообще (пар. 222).
Если ко всему вышеизложенному прибавить, что идея го-
сударственнаго обученія въ отношеніи къ частнымъ заведеніямъ
проявляется въ новомъ уставѣ такъ же ярко, какъ и во вторую
половину Александровскаго времени, то типичныя особенности
гимназическаго устава 1828 года будутъ исчерпаны.
Ставя частныя заведенія подъ ближайшій надзоръ губерн-
скихъ директоровъ (пар. 312) и допуская ихъ существованіе
только «для содѣйствія видамъ правительства» (пар. 307), Ми-
нистерство Просвѣщенія могло руководиться въ данномъ случаѣ
не только охранительной тенденціей, наличность которой мы не
оспариваетъ, но и уровнемъ заведеній частныхъ.
Подтвержденіемъ послѣдней мысли можетъ служить, на-
примѣръ, вырвавшаяся у Пушкина фраза: «нечего колебаться во
что бы то ни стало подавить воспитаніе частное» *).
Заканчивая изложеніе новаго гимназическаго устава, нельзя
не отмѣтить, что въ концѣ концовъ онъ оказался гораздо лучше,
чѣмъ можно было ожидать по первымъ принципіальнымъ ука-
заніямъ со стороны Шишкова и Императора Николая.
Не говоря о громадномъ сравнительно съ прошлымъ мате-
ріальномъ улучшеніи, объ упорядоченіи и сокращеніи учебнаго
курса и другихъ продиктованныхъ прошлымъ улучшеніяхъ, ко-
митету удалось даже до нѣкоторой степени парализовать рѣзко
выраженную вначалѣ идею сословности.
Лучшій надзоръ за учащимися, связанный съ открытіемъ
пансіоновъ, и являющееся результатомъ пансіоновъ же выдѣле-
ніе дѣтей дворянъ, какъ идущее навстрѣчу могущественному,
многочисленному и нуждающемуся въ образованіи классу, исто-
рически были тоже плюсомъ.
Принимая все это во вниманіе, въ заключеніе нужно ска-
зать, что гимназическій уставъ 1828 года самъ по себѣ, несмотря
да свою ярко сословную окраску, создавалъ гимназіямъ сравни-
тельно съ прошлымъ значительно лучшую обстановку для даль-
нѣйшаго процвѣтанія и развитія.
Нужно даже съ несомнѣнностью допустить, что у прави-
тельства въ это время было сильное желаніе дать своимъ сво-
боднымъ подданнымъ образованіе, но только непремѣнно каждому
сословію въ особой мѣрѣ и дозѣ.
*) Его записка XIX вѣкъ 1872 г. стр. 209- 215.

122

Искренность желанія замѣтили даже современники и у од-
ного изъ нихъ, человѣка просвѣщеннаго, прошлое котораго, ка-
жется, рѣшительно не располагало бы его къ легковѣрію и без-
почвенному идеализму, вырвалось даже очень лестное для но-
ваго устава заявленіе. Вотъ оно: «меня поразилъ духъ сего устава.
Намѣреніе разлить просвѣщеніе въ низшихъ классахъ столь
рѣшительно и выражено въ столь сильныхъ мѣрахъ, что, даже
кажется, преступлены границы благоразумной постепенности» *).
Будущее покажетъ, какъ онъ ошибался и даже разочаро-
вался самъ потомъ, но объ этомъ въ слѣдующихъ главахъ.
ГЛАВА III.
Преобразованіе гимназій согласно новому уставу (8 декабря
18,28 г.) совершалось, какъ было на это указано въ указѣ Се-
нату, постепенно.
Непосредственно за уставомъ (въ тотъ-же день) согласно
предположеніямъ комитета, былъ изданъ только указъ объ урав-
неніи съ прочими гимназій: Казанской, Свободно-Украинской,
С.-Петербургской, и Кіевской, Таганрогской-коммерческой и Хер-
сонской **).
Да въ 18£9 году преобразовано въ гимназію Тифлиское бла-
городное училище, ***) и въ 1830-мъ благородные пансіоны при
С.-Петербургскомъ и Московскомъ университетахъ ****).
Общее же преобразованіе началось только съ 1833 г., когда
комитетомъ устройства учебныхъ* заведеній были приняты и
одобрены составленные профессорами и директорами Петербург-
скихъ гимназій учебные планы, и продолжалось нѣсколько лѣтъ,
по крайней мѣрѣ, въ Казанскомъ, напримѣръ, округѣ новый
уставъ вводился въ 1834 году, а въ Кавказскихъ губерніяхъ
только въ 1835-мъ *****).
Подробное распредѣленіе предметовъ по классамъ было сдѣ-
лано комитетомъ на основаніи соображеній, представленныхъ
*) Никитенко. Дневникъ 1828 г. стр. 222.
**) Указъ Министру Н. Ир. 8 декабря 28 г.
***) Указъ Сенату 5 августа 28 г.
****) Указъ Сенату 29 марта 30 г.
*****) Тоже было и въ Кіевскомъ окр. Черниговская »гимназія преобразо-
валась, наприм., въ 1833 г., Кіевская въ 1834 г. Арх. М. Н. Пр. д. № 49671 к.
1568 д. № 52. 599 к. 1890.

123

университетами и попечителями въ отвѣтъ на запросъ министра,
и въ своемъ окончательномъ видѣ было слѣдующимъ:
I. Законъ Божій;
I. Священная исторія Ветхаго Завѣта.
П. Священная исторія Новаго Завѣта.
Ш. Первая половина Катехизиса.
IV. Окончаніе его.
V. Исторія Церкви.
VL Изъяснительное чтеніе Свящ. Писанія.
YII. Изложеніе Христіанскихъ Обязанностей *).
II. Россійская словесность.
I. Начальныя основанія этимологіи, съ изустнымъ и пись-
меннымъ упражненіемъ въ склоненіяхъ и спряженіяхъ.
II. Полное объясненіе этимологіи. Упражненія въ разборѣ
грамматическомъ.
Ш. Объясненіе правилъ правописанія, упражненія въ пра-
вописаніи и разборѣ грамматическомъ. Предложеніе и періодъ
IV. Синтаксисъ и стопосложеніе. Выучиваніе легкихъ сти-
хотвореній, правописаніе и объясненіе періодовъ. Практическія
упражненія въ слогѣ. Славянская грамматика.
V. Начало логики и риторики, упражненія въ логическомъ
и риторическомъ разборѣ періодовъ и краткихъ сочиненій. Пе-
реводы съ иностранныхъ языковъ на россійскій. Упражненія
въ славянской христоматіи.
VI. Окончаніе логики, риторики. Извлеченіе изъ лучшихъ
писателей; упражненія въ переводахъ и легкихъ сочиненіяхъ.
VII. Піитика съ краткимъ разборомъ образцовъ. Краткая
исторія Россійской словесности.
3. Математика:
а) для тѣхъ, кто не учится греческому языку:
I
II
Ариѳметика.
*) Толчкомъ къ составленію новаго плана Закона Божія послужилъ
докладъ М. Л. Магницкаго отъ 12 февраля 1825 г. во „временномъ комитетѣ
составленія проекта общаго устава для среднихъ учебныхъ заведеній**, до-
кладъ, въ которомъ указывалось на протестантскій характеръ Закона Божія,
преподававшагося въ С.-Петербургѣ по планамъ профессора Павскаго. Но-
вое распредѣленіе одобрено Митрополитомъ Серафимомъ и составленно дрот.
Кочетовымъ. Арх. М-ва Н. Пр. д. №—28702 к. 612.

124

III. Первыя начала алгебры, включая и уравненія 2 степени
IV. Окончаніе алгебры. Первыя начала геометріи (лонги-
метрія.
V. Окончаніе геометріи (планиметрія и стереометрія),
VI. Начальныя понятія о начертательной геометріи. Прямо-
линейная тригонометрія. Первая часть приложенія алгебры къ
геометріи и вторая часть, содержащая въ себѣ коническія сѣ-
ченія. Повтореніе курса.
б) для обучающихся греческому языку.
I }
} Ариѳметика.
III Тоже, что и выше.
IV J
V J геометрія.
VI J
II р и м ѣ ч а н і е. Время назначенное таблицей въ VII классѣ
для черченія и рисованія полагается употребить на повтореніе
геометріи.
4. Греческій языкъ:
IV. Существенныя части грамматики по руководству Бут-
мана, переведенному Поповымъ. Чтеніе 1-й части христоматіи
Якобса. Существенныя части синтаксиса.
V. Подробнѣйшее повтореніе 2-й части грамматики. Практи-
ческія упражненія по руководству къ переводамъ на греческій
языкъ, переведенному Соколовымъ. Легкія поэтическія статьи,
съ изъясненіемъ правилъ просодіи, метрики и стихотворнаго
языка.
VI. Подробное повтореніе синтаксиса. Продолженіе чтенія
прозаическихъ и поэтическихъ отрывковъ. Письменные переводы
на греческій языкъ изъ сочиненій Роста и другія практическія
упражненія. Чтеніе 6 книгъ Одиссеи.
VII. Продолженіе чтенія христоматіи и поэтическій языкъ
прелагается въ греческую прозу. Письменные переводы на рос-
сійскій и латинскій языки; изъясненіе на латинскомъ языкѣ;
выучиваніе избранныхъ мѣстъ и декламація.
5. Латинскій.
I) Чтеніе, письмо, существенныя формы грамматики языка
по Котанскому. Легкія статьи изъ хрестоматіи, при грамматикѣ
Котанскаго.

125

II) Синтаксисъ по Котанскому. Чтеніе хрестоматіи.
III) Дополнительное повтореніе грамматики, съ примѣрами и
упражненіями. Чтеніе прозаической хрестоматіи, пространнѣе
Котанскаго, или же Gelectae profanis scriptoribus historiae. Переводъ
одного изъ слѣдующихъ авторовъ: Abrelius Victor, Eutropius или
Cornelius Nepos. Переводы съ русскаго на латинскій по руковод-
ству Бѣлюстина.
IV) Продолженіе чтенія прозы. Хрестоматія Виллироде. С. Ne-
pos или Iulius Cesar. Поэтическая хрестоматія или Phaedrus съ
краткимъ изложеніемъ главныхъ правилъ просодіи и метрики
вообще. Переводы по Бѣлюстину.
V) Чтеніе Sallustrius Virgilii Aenis.
VI) Чтеніе Livius, Virgilii Aenis съ затверживаніемъ наизусть
лучшихъ мѣстъ. Такъ называемые Specimen ex temporaneum. Прак-
тическія упражненія.
VII) Чтеніе Ciceronis orationes gelectae, оды Горація съ изъясне-
ніемъ лирическаго языка и метрическихъ законовъ; заучиваніе
и декламація лучшихъ одъ и письменный переводъ оныхъ.
Практическія занятія и почаще specimina extemporanea *).
6. Французскій.
IV) Чтеніе и переводы легкихъ предложеній, съ замѣчаніемъ
производства словъ отъ латинскаго корня: способъ выраженія
русскихъ падежей на французскомъ языкѣ; спряженія.
V) Переводы съ французскаго на русскій, анализъ, письмо
по диктовкѣ.
VI) Переводы съ русскаго языка на французскій, при изуче-
ніи синтаксиса; изученіе наизусть стиховъ.
VII) Сочиненія на французскомъ языкѣ, изученіе наизусть
лучшихъ отрывковъ.
Примѣчаніе. Во всѣхъ 4-хъ классахъ учитель объяс-
няется по-французски, пріучая, по возможности, къ тому и уче-
никовъ.
7. Нѣмецкій языкъ.
I) Послѣ необходимыхъ уроковъ въ чтеніи, изустныя упраж-
ненія во время преподаванія, при этомъ рекомендуется пользо-
ваться помощію картинъ.
*) Для греческаго и латинскаго языка къ этому общему присоединено
было еще подробное распредѣленіе составленное проф. Грефе. Сборникъ рас-
поряж. т. 2-й 413.

126

И) Ученики 2-го класса, кромѣ того, будутъ писать въ па.
мяти уроки, выученные во время преподаванія; учитель исправ-
ляя написанное, сообщитъ имъ главныя правила правопи-
санія.
Ш) Этимологія съ изустнымъ и письменнымъ упражненіемъ
въ склоненіяхъ и спряженіяхъ, съ употребленіемъ книги: Lesetl-
bungen aus den Buchern der Heiligen Schift des alten und neuen Testa-
mentes. S.-Petersburg. 1626.
Примѣчаніе. Съ самаго начала преподаваніе идетъ на
нѣмецкомъ языкѣ.
IV) Полное объясненіе этимологіи. Упражненіе въ разборѣ
грамматическомъ и правописаніи, а также въ переводахъ изъ
книгъ.
V) Синтаксисъ, сочиненіе переводовъ, упражненія въ перево-
дахъ на нѣмецкій языкъ и въ переложеніи стиховъ въ прозу;
выучиваніе наизусть стихотвореній.
VI) Чтеніе лучшихъ писателей въ стихахъ и прозѣ съ раз-
боромъ оныхъ: упражненіе въ сочиненіяхъ; выучиваніе наизусть
образцовыхъ стихотвореній.
VII) Продолженіе разбора образцовыхъ писателей, сочиненія
на нѣмецкомъ языкѣ, краткая исторія нѣмецкой литературы.
8. Географія.
I) Физическое обозрѣніе глобуса.
II) Обозрѣніе всѣхъ частей свѣта.
III) Подробное описаніе государствъ.
IV) Россійская географія.
V) Математическая географія, предшествуемая космо-
графіею.
Ѵі) Статистика всеобщая и россійская.
9. Исторія.
III) Обозрѣніе всеобщей исторіи.
IV) Древняя исторія.
V) Средняя.
VI) Новая.
VII) Россійская. Примѣчаніе. Древняя географія преподается
въ соединеніи съ исторіею; не опустительно показываются также
на картѣ мѣста въ средней, новой и русской исторіи.

127

10. Физика.
VI) Общая.
VII) Частная.
11. Чистописаніе.
*> ]
II)
По прописямъ съ соблюденіемъ постепенности.
III)
12. Черченіе и рисованіе.
I, II, III и IV. Черченіе съ гравированныхъ или литогра-
фированныхъ фигуръ и тѣлъ въ геометрическомъ видѣ.]
V, VI и VII. Первыя начала орнаментовъ. Рисованіе частей
тѣла и полной фигуры человѣка съ оригиналовъ. Сверхъ того
надлежитъ дать учащимся основательное понятіе о вкусѣ и красотѣ
формъ вообще, и въ особенности о фигурѣ человѣка, научить
черченію архитектурныхъ орденовъ и главныхъ пропорціи дру-
гихъ архитектурныхъ частей, показать начала въ перспективѣ
линейной, по крайней мѣрѣ, практически; и наконецъ, доставить
ученикамъ возможность срисовывать съ гипсовыхъ отливковъ
главныя части человѣческаго тѣла, и, судя по успѣхамъ, спо-
собствовать рисованію съ натуры человѣка, ландшафтовъ, живо-
писныхъ фигуръ и пр., если можно и красками *).
Изложенная здѣсь программа является первой общей для
всѣхъ гимназій Имперіи..
Изъ приведенныхъ программъ видно, что исторія отечествен-
ной литературы вовсе не входила въ учебный курсъ, что все-
общая исторія преподавалась отдѣльно отъ русской, изученіе
которой отнесено къ 6 классу. Что занятія географіей ограничи-
ваемыя первыми тремя классами, были крайне стѣснены и не
могли приносить полезныхъ* результатовъ; что изученіе грече-
скаго языка, какъ обязательное, оставалось почти безполезнымъ,
а съ другой стороны въ курсѣ математики старшихъ классовъ,
особенно 7-го введены нѣкоторыя подробности и включено въ
программу преподаваніе статистики **).
Въ распредѣленія по классамъ предметовъ, входящихъ въ
составъ Закона Божія, встрѣчаемъ видное нововведеніе — Св.
Исторія поставлена раньше катехизиса.
*) Арх. M. H. Пр. д. № 28776, к. 613. Это распредѣленіе можно найти
напримѣръ, въ 50-тіи СПБ. 1-ой гимназіи. Д. H. Соловьева. СПБ. 1880 г.
стр. 117-132.
**) Кургановъ и Круглый. Истор. Записка 75-тіе СПВ. 2-й гимназіи ч. 2
1894 г.: стр. 27.

128

Представляя изъ себя матеріалъ конкретный и болѣе до-
ступный дѣтскому возрасту сравнительно съ катехизисомъ, Свящ.
Исторія въ первыхъ классахъ была гораздо болѣе умѣстной, не
говоря уже о томъ, что предварительное изученіе ея облегчало
и изученіе самого катихизиса, хотя, конечно, было бы еще педа-
гогичнѣе поставить катихизисъ еще дальше, т. е. послѣ церков-
ной исторіи. Сдѣлать это было тѣмъ легче, что съ начатками
христіанскаго ученія многіе изъ дѣтей знакомились раньше.
Въ чемъ состояло изъяснительное чтеніе Св. писанія сказать
трудно, вѣроятно, знакомились со Св. Писаніемъ по извлеченіямъ,
сдѣланнымъ Митрополитомъ Филаретомъ. Интересно, что эта
часть курса на практикѣ иногда опускалась. Въ 3-й С.-Петер-
бургской гимназіи, наприм., въ 5 классѣ проходилась „библей-
ская исторія", т. е. изложеніе происшествій, содержащихся въ
книгахъ Св. Писанія ветхаго и новаго завѣта (донесеніе законо-
учителя О. Луховскаго за 1839 г.), а въ 6 классѣ распро-
страненіе христіанства при Апостолахъ и послѣ нихъ; содѣйствіе
къ распространенію п чистотѣ христіанства православными ца-
рями, церковными соборами, ревностью святителей, подвигами
мучениковъ и исповѣдниковъ *).
Исторія церкви русской оставалась для учащихся совсѣмъ
неизвѣстной.
Во всякомъ случаѣ эта программа вносила общее едино-
образіе въ послѣдовательное изученіе курсовъ и значительно
облегчаетъ надзоръ за преподаваніемъ, тѣмъ больше, что она
опредѣляла и учебники, по которымъ должно было идти ученіе.
Учебники, которыми разрѣшалось пользоваться въ гимна-
зіяхъ, вообще были строго опредѣлены. Спеціально образованный
для разсмотрѣнія учебныхъ пособій Комитетъ, состоявшій сна-
чала подъ предсѣдательствомъ Шторха, потомъ Перовскаго и
Балугьянскаго, съ 1832—1837 гг. просмотрѣлъ до 1960 печатныхъ
и рукописныхъ сочиненій и переводовъ и, изъ ихъ числа имъ
самимъ или подъ его руководствомъ было составлено 39 учеб-
никовъ **), продажа и изданіе учебныхъ руководствъ въ царство-
ваніе Николая I, какъ и въ прошлый періодъ, были монополіей
Министерства.
*) Аничковъ А. Историч. записка 50-тія 3-й СПБ. гимназіи. СПБ. 1873 г
стр. 105.
**) Списокъ употреблявшихся тогда учебниковъ можно найти, напр., въ
75-тіи 2-й СПБ. гимназіи. СПБ. 1880 г. стр. 63, равно какъ въ историч. запискѣ
Д. Н. Соловьева „50-лѣтіе СПБ. 1-й гимназіи" СПБ. 1880 г. стр. 173—175.

129

Наиболѣе сильное вліяніе на преподаваніе по самому ха-
рактеру матеріала и по своему высокому авторитету имѣли учеб-
ники Закона Божія и особенно катихизисъ. На нихъ мы поэтому
и остановимся. Интересна самая исторія возникновенія нѣкото-
рыхъ учебниковъ.
Выше намъ приходилось уже отмѣчать, что адм. А. С. Шиш-
ковъ былъ недоволенъ катихизисами Филарета. Вслѣдствіе этихъ
его заявленій по предложенію Об.-прокурора Св. Синода Кн. Ме-
щерскаго, Св. Синодъ весной 1826 г. поручилъ митрополиту
Филарету пересмотрѣть ранѣе составленный имъ пространный
катихизисъ и сокращенный и составить—изъ нихъ двѣ книги:
одну подъ названіемъ учебной книги для преподаванія Закона
Божія во всѣхъ свѣтскихъ учебныхъ заведеніяхъ и въ особен-
ности въ военныхъ училищахъ, а другую подъ собственнымъ
именемъ катихизиса для низшихъ воинскихъ чиновъ съ присо-
вокупленіемъ къ той и другой книгѣ по одной главѣ постано-
вленій, относящихся до воспитанниковъ военныхъ училищъ и
военныхъ чиновъ.
18-го ноября 1827 г. митрополитъ Филаретъ доложилъ, что
онъ исполнилъ синодальное порученіе: 1) тексты написалъ на
славянскомъ языкѣ. 2) Привелъ нѣкоторыя объясненія и допол-
ненія („въ качествѣ новой предосторожности"), а также добавилъ
нѣкоторые новые тексты. 3) Составилъ прибавленіе о воинскомъ
званіи. 4) Краткій катихизисъ дополнилъ Св. Исторіей.
Къ своему докладу митроп. Филаретъ присоединилъ еще
замѣчаніе, что «Свящ. Исторія и краткій катихизисъ предназна-
чены для учениковъ низшаго возраста, а престранный катихи-
зисъ для учениковъ средняго и старшаго.
Послѣ разсмотрѣнія Св. Синодомъ (16 ноября 1827 г.) и
предварительнаго одобренія Государемъ, катихизисъ приказано
было напечатать «для всеобщаго преподаванія и ученія».
Къ январю 1828 г. оба катихизиса были напечатаны и еще
разъ представлены Императору, который выразилъ благодарность
митр. Филарету *).
Въ 1836 г. катихизисъ этотъ подвергся однако еще новой—
третьей переработкѣ. Об. Прокуроръ Св. Синода Гр. Протасовъ
просилъ митрополита Филарета сдѣлать еще другія дополненія,
а именно, чтобы въ катихизисъ было внесено ученіе о предопре-
дѣленіи и о церковныхъ заповѣдяхъ. Митрополитъ Филаретъ въ
*) Свящ. H. Р. Антоновъ. Послѣдній моментъ реформы преподаванія
Закона Божія въ русской средней общеобразовательной школѣ. Спб. 1906 г.
стр. 79-80.

130

отвѣтъ на это объяснилъ, что ученіе о предопредѣленіи соста-
вляетъ предметъ богословскій, а церковныя заповѣди, какъ человѣ-
ческія, излишни и некстати при заповѣдяхъ Божіихъ. Но Гр. Про-
тасовъ настаивалъ и, кромѣ того, убѣждалъ исключить изъ
катихизиса главу о Богопочитаніи естественномъ. Мнѣніе графа
одержало верхъ. И на этотъ разъ прежній катихизисъ въ редакціи
1828 г. «энергически» былъ отобранъ изъ всѣхъ учебныхъ заве-
деній. Послѣ этихъ редакцій ему былъ приданъ настоящій видъ
съ славянской отвлеченной рѣчью *).
Уже эта краткая исторія происхожденія катихизиса и всѣхъ
его измѣненій, въ основѣ коихъ лежала общецерковная цѣль и
совсѣмъ забывалась оцѣнка его съ точки зрѣнія педагогической
состоятельности, носитъ въ себѣ несомнѣнные задатки чисто
педагогическихъ его недостатковъ.
Самый тщательный разборъ и оцѣнку катихизиса митропо-
лита Филарета съ точки зрѣнія его педагогической состоятель-
ности мы находимъ у свящ. Н. Р. Антонова.
Онъ ставитъ въ вину катихизису: 1) трудность и нецѣле-
сообразную въ педагогическомъ отношеніи сжатость изложенія
1-й части, падающей на болѣе раннюю ступень развитія; 2) обще-
извѣстность, примитивность понятій 2-й и 3-й и недостатокъ
матеріала для самодѣятельности учащихся, порождающей скуку
и апатію, на позднѣйшей ступени; 3) оторванность катихизиса
отъ библейско-исторической почвы **), 4) трудность текстовъ,
проистекающая во-первыхъ, отъ ихъ «неразъясненности», или
собственно отъ отсутствія ярко выраженнаго въ учебникѣ «ре-
зюме» ихъ, во-вторыхъ, отъ встрѣчающагося отсутствія прямого
соотвѣтствія между основною мыслью текстовъ и сущностью во-
проса ***); 5) неразъясненность многихъ богословскихъ терминовъ
*) Свящ. H. Р. Антоновъ, также стр. 80—81.
**) Благодаря тому, что 1) при перечнѣ св. книгъ отсутствуетъ хотя-бы
краткое изложеніе содержанія ихъ; 2) при изложеніи различныхъ догматовъ
и нравствен. отдѣловъ катихизиса отсутствуютъ предварительныя ссылки на
ученіе объ этихъ пунктахъ Іисуса Христа, Апостоловъ и главнѣйшихъ пред-
ставителей Св. Преданія; 3) замѣчается разрывъ большинства текстовъ съ
контекстомъ рѣчи, и, наконецъ отсутствуютъ историческія разъясненія при
формуровкѣ тѣхъ или иныхъ догматическихъ положеній. Антоновъ, стр. 56-57
***) Что происходитъ главнымъ образомъ благодаря той-же „неразъяс-
ненности** текстовъ. Въ книжкѣ о. Антонова много примѣровъ несоотвѣтствія,
вотъ наприм., въ 157 вопросѣ идетъ рѣчь о грѣхѣ первыхъ людей, а изъ
текста получается впечатлѣніе, что вопросъ идетъ о грѣхѣ „позднѣйшихъ"
людей; въ вопросѣ 244 идетъ рѣчь о написаніи св. книгъ, а въ текстѣ о
«глаголаніи> („глаголаніе" не будетъ —„написали") и т. п.

131

(наприм. въ 29 воп. «откровеніе, пророчество, преобразованіе»,
въ 121 — «предвѣдѣніе» въ отличіе отъ «предопредѣленія», въ
282—„Правила Св. Апостоловъ и церковные уставы и пр,) и
6) устарѣлость и несовершенство грамматическаго построенія рѣчи,
также мѣшающія успѣшному усвоенію курса, особенно, въ связи
со славянскими текстами *).
Заканчивая свой разборъ катихизиса Филарета, священникъ
Антоновъ говоритъ: «Если подсчитать число вопросо-отвѣтовъ,
въ которыхъ замѣчаются педагогическіе недостатки катихизиса,
то оказывается, что число этихъ вопросо-отвѣтовъ составляетъ
большой процентъ (изъ 530 вопросовъ—244, т. е. бол. 42°/о).
Такимъ образомъ законоучителю приходится предварительно рас-
чистить путь, устранить неожиданныя препятствія, прежде чѣмъ
направить мысль и чувства учащихся къ уразумѣнію православно-
христіанской вѣры и нравственности. Сколько пропадаетъ не-
производительно времени и энергіи и учительской и ученической,
и какъ все это понижаетъ интересъ къ наукѣ **).
Трудность катихизиса и недоступность нѣкоторыхъ мѣстъ
его для дѣтей констатируетъ и авторъ многихъ учебниковъ по
Закону Божію Дм. Соколовъ, приписывая это въ значительной
мѣрѣ тому, что онъ былъ передѣланъ въ направленіи полеми-
ческомъ ***).
Впрочемъ, мысль о важныхъ педагогическихъ недостаткахъ
и трудности катихизиса, несмотря на всѣ его научно-богослов-
скія достоинства, едва-ли нуждается въ доказательствахъ. Не
говоря уже о всѣхъ вдумчивыхъ законоучителяхъ, на этомъ схо-
дятся и такіе педагоги какъ Стоюнинъ ****) и Н. И. Ильмин-
скій *•***), возмущаясь, какъ и другіе критики, схоластической
дробностью въ изложеніи учебнаго матеріала.
Таковъ былъ учебникъ, который легъ въ основу новаго
распредѣленія Закона Божія.
Не нужно забывать, что недостатки его стали ясны теперь,
но ничего подобнаго не было тогда, когда онъ вводился въ школы.
Появившись, по Высочайшему повелѣнію, одобренный и издан-
ный Св. Синодомъ, принадлежащій перу человѣка, авторитетъ
*) Свящ. H. Р. Антоновъ. Послѣдній моментъ реформы преподаванія
Закона Божія. Глава У-я.
**) Тамъ-же стр. 65.
***) 260.
****) Педагог, сочин, Спб. 1892 г. стр. 399-400.
*****) Въ письмѣ къ К. П. Побѣдоносцеву. Прав. Собесѣдникъ. 1896 г.
февраль.

132

котораго въ духовныхъ сферахъ и теперь считается неприкосно-
веннымъ,—Катихизисъ Филарета въ глазахъ любого законоучи-
теля былъ такимъ совершенствомъ, что въ немъ нельзя было и
двухъ словъ переставить.
Этотъ высокій авторитетъ создавалъ самую благопріятную
почву для развитія механической учебы, особенно, если принять
во вниманіе вопросо-отвѣтную форму катихизиса, тоже очень
этому благопріятствующую. И дѣйствительно, механизмъ въ изу-
ченіи катихизиса пустилъ глубокіе корни, захвативъ и другія
части Закона Божія. Въ 1851 году по поводу посѣщенія Импе-
раторомъ Николаемъ I СПБургской 3-й гимназіи было объявлено
черезъ Министра Высочайшее повелѣніе, „чтобы въ классахъ
Закона Божія на вопросы законоучителей, не по догматической,
а по исторической части законоученія, ученики отвѣчали пре-
имущественно собственными словами, а не тѣми, которыя вытвер-
жены ими наизусть изъ книги, потому что только такимъ обра-
зомъ и можно убѣдиться, что они вполнѣ понимаютъ пройден-
ные предметы» *).
Распоряженіе это очень любопытно съ той стороны, что от-
носительно сознательнаго усвоенія катихизиса даже и желанія
не высказывается,—за механичностью въ этой области признаны
всѣ права гражданства.
Остальные учебники up Закону Божію такой роли и такого
значенія, какъ катихизисъ Филарета, уже не имѣли.
Вотъ они—„Чтеніе изъ Ветхаго Завѣта", изд. Деп. Нар. Пр.,
«Чтеніе изъ 4-хъ Евангелистовъ" изд. Д—та Н. Пр., „Свящ.
Исторія Ветхаго и Новаго Завѣта" изд. Плюшаромъ (1839 г.),
Начертаніе христіанскихъ обязанностей, прот. Кочетова и въ
нѣкоторыхъ гимназіяхъ—Церк. Исторія Арх. Иннокентія **).
Несмотря на то, что изданіемъ и поставкой учебниковъ
завѣдывало само Министерство, гимназіи далеко не всегда были
обставлены какъ слѣдуетъ съ этой стороны. Книги все же надо
было покупать, а многимъ бѣднымъ воспитанникамъ изъ разно-
чинцевъ это было не подъ силу. Такъ наприм., въ обзорѣ учеб-
ныхъ заведеній Кіевскаго округа, относящемся къ 1840 г., мы
встрѣчаемся съ замѣчаніемъ ревизора, что многіе ученики по
бѣдности не имѣютъ необходимыхъ учебныхъ пособій ***). Впро-
чемъ врядъ-ли тутъ не лежитъ доля вины и на самомъ мини-
*) Аничковъ. Историч. записка стр. 105.
**) Д. Соловьевъ. Истор. Записка о 1-й Спб. гимназіи стр. 173 сравн.
Аничковъ. Истор. записка о 3-й Спб. гимназіи стр. 105.
***) Арх. М. Н. Пр. д. № 72394, к. 2702.

133

стерствѣ. Во всякомъ случаѣ замѣчанія ревизоровъ, что учащіеся
«и не могутъ пріобрѣтать книгъ по недостатку способовъ *)»,
или, что статистика проходится слабо по недостатку хорошаго
руководства **) бросаютъ на него и на спеціальный комитетъ
извѣстную тѣнь.
Комитетъ еще хотѣлъ издать новое руководство для учи-
телей въ педагогическомъ смыслѣ, которое бы замѣнило старое,
изданное при Екатеринѣ II, но послѣ многихъ разногласій и не-
удачныхъ попытокъ рѣшено было въ 183^ году, разослать по
гимназіямъ „Руководство къ дидактикѣ или наукѣ преподава-
нія" Ободовскаго. Руководство это вышло въ свѣтъ въ 1835 году,
было составлено по книгѣ извѣстнаго педагога Нимейера и ра-
зослано комитетомъ, впредь до появленія другого совершеннѣй-
шаго въ семъ родѣ сочиненія" ***).!
Отклоненія отъ вышеприведеннаго распредѣленія учебнаго
матеріала были немногочисленный незначительны,—были только
допущены мѣстные языки (1835 г.) на Кавказѣ ****) и въ гимна-
зіяхъ Казанскаго округа *****), да англійскій языкъ въ гимназіи
Архангельской.
Вообще единообразіе, о необходимости котораго было за-
явлено Николаемъ І-мъ при вступленіи на престолъ, пока под-
держивалось.
Въ разсматриваемый нами періодъ смѣнились три Министра
{А. С. Шишковъ, кн. К. Ливенъ и С. С. Уваровъ), но духъ Ми-
нистерства, несмотря на это, все время былъ одинъ — Нико-
лаевскій.
Если онъ подъ вліяніемъ столкновенія со множествомъ лицъ
(въ Комитетѣ и Государственномъ Совѣтѣ), между которыми
было еще много просвѣщенныхъ дѣятелей прошлаго царствова-
нія и профессоровъ, значительно смягчился въ уставѣ, то здѣсь,
гдѣ все зависѣло отъ Министровъ-Николаевскихъ ставленниковъ,
онъ проявился во всей своей силѣ.
Во главѣ періода стоитъ извѣстная уже намъ фигура А.
*) Обзоръ Черниговской гимн, въ 1840 г. Арх. М. Н. Пр. д. № 72394.
к. 2702.
**) Докладъ о ревизіи Житомірской гимн, въ 18 U г. Арх. М. H. Пр.
д. № 91082, к. 3123.
***) Шмидъ стр. 289 и Рождественскій стр. 202—203.
****) Грузинскій, Армянскій и Татарскій. Полож. о Закав. училищахъ
Сборн. постан. т. 2-й 399.
*****) Арабскій, Персидскій, Турецко-Татарскій и монгольскій, Рапор.
Минист. 1835 г. 5 іюня Спб. Пост. т. 2-й 407.

134

С. Шишкова, но онъ оставилъ Министерство, не успѣвъ даже
провести до конца проектъ устава гимназій законодательныхъ
путемъ. За нимъ слѣдовали 5 лѣтъ кн. Ливена и многолѣтнее
царствованіе Уварова (1833—50 г.).
На Уварова падаетъ большая часть лѣтъ, да и самъ онъ
наиболѣе типиченъ для даннаго періода. Хорошо образованный,
крѣпкій умомъ и твердый характеромъ, онъ много лѣтъ умѣлъ
поддерживать свое вліяніе въ сферахъ и направлять учебное
дѣло согласно своимъ взглядамъ.
Взгляды Уварова совершенно опредѣленны, о нихъ, равно
какъ и о цѣляхъ своей министерской дѣятельности, онъ заяв-
лялъ совершенно открыто и много разъ.
Вотъ, наприм., какъ онъ опредѣлялъ главную, по его мнѣнію
задачу дѣятельности Министерства Просвѣщенія въ своемъ
отчетѣ за десятилѣтіе (1833—43 г.). Надо было «преобразовать
и согласить между собою всѣ дотолѣ учрежденный учебныя за-
веденія и привести ихъ, такъ сказать, къ одному началу, по-
ставляя это въ образованіи учебной системы, которая съ одной
стороны возрастала бы изъ самыхъ основаній нашего быта, а съ
другой шла бы рядомъ съ современнымъ неизбѣжнымъ разви-
тіемъ наукъ и просвѣщенія въ Европѣ, вмѣстѣ съ этимъ распо-
ложить всѣ части публичнаго воспитанія такъ, чтобы оно прив-
лекало къ себѣ не только юношество средняго сословія въ Го-
сударствѣ, но и юношество высшаго, образованіе коего соверша-
лось до тѣхъ поръ наудачу, посредствомъ иностранныхъ воспи-
тателей и въ тѣсномъ кругу домашнихъ предразсудковъ *).
Взглядъ С. С Уварова на классицизмъ, какъ на самый пре-
восходный и дѣйствительный способъ умственнаго развитія,
безспорно признаваемый таковымъ и Европой, извѣстенъ намъ
изъ прошлой его дѣятельности по Министерству въ роли С,-Пе-
тербургскаго Попечителя.
Что онъ разумѣетъ подъ «самыми основаніями нашего быта»
было опредѣленно заявлено имъ вскорѣ же по вступленіи въ
министры. Въ циркулярномъ предложеніи къ одному изъ попе-
чителей онъ писалъ «Общая наша обязанность состоитъ въ томъ
чтобы народное образованіе, согласно Высочайшимъ намѣреніямъ
Августѣйшаго Монарха **), совершалось въ соединенномъ духѣ
православія, самодержавія и народности ***).
*) Десятилѣтіе М. H. Ир. (1833-43).
**) Эти же начала были представлены Императору во всеподданнѣйшей
запискѣ и имъ одобрены.
***) Сборн. расп. (33) т. 2-й 423.

135

Что разумѣлъ Уваровъ подъ особымъ „расположеніемъ пуб-
личнаго воспитанія" тоже будетъ совершенно ясно, если сопо-
ставить вышеприведенную выдержку изъ „Десятилѣтія" съ за-
явленіемъ его еще въ 1832 г. въ отчетѣ о ревизіи Московскаго
университета и гимназіи. Тамъ же онъ писалъ, что рѣзкая
граница, отдѣляющая въ гражданскомъ быту сословія между
собою, требуетъ, чтобы и воспитаніе по сему мѣрилу распредѣ-
лено было *).
Сопоставляя же все сказанное вмѣстѣ, не трудно вывести,
что тѣ цѣли, къ которымъ стремился Уваровъ въ своей дѣятель-
ности по Министерству, были сословное разграниче-
ніе образованія, насажденіе классицизма и
охранительныя начала.
Конечно, по сравненію съ прежнимъ царствованіемъ, гораздо
больше вниманія удѣляется теперь и Закону Божію, но это дѣ-
лается какъ-то по пути и между прочимъ.
Такъ какъ специфически Уваровская цѣль—только насажде-
ніе классицизма, а къ двумъ остальнымъ одинаково стремились
и предшествующіе министры, то мы и позволимъ себѣ дать
здѣсь обзоръ мѣропріятій Министерства съ точки зрѣнія выше-
приведенныхъ началъ, за время правленія всѣхъ трехъ мини-
стровъ вмѣстѣ.
ГЛАВА IV.
Сословная дифференціація, указанія на которую мы наблю-
дали у Шишкова и Императора Николая, практическимъ же
проводникомъ которой является Уваровъ, достигалась двоякимъ
путемъ—отрицательнымъ, т. е. чрезъ всякія ограниченія и за-
прещенія, и положительнымъ.
Послѣдній путь былъ сложнѣе перваго и достигался двумя
средствами. Первое состояло въ простомъ созданіи спеціально
дворянскихъ заведеній, въ доставленіи имъ (дворянамъ) особыхъ
удобствъ, такъ сказать, видъ взятокъ. Въ основѣ же втораго
лежало болѣе глубокое и очень характерное для Николаевской
эпохи стремленіе создать такую школьную сѣть, отдѣльныя части
которой соотвѣтствовали бы всѣмъ имѣющимся въ государствѣ
сословіямъ. По отношенію къ гимназіямъ этотъ мотивъ можетъ
быть формулированъ, какъ желаніе путемъ созданія школъ*
*) Сборн. Пост. т. 2-й 209.

136

дающихъ непосредственно нужныя для производительнаго класса
свѣдѣнія, отвлечь дѣтей этого класса отъ гимназій и универси-
тетовъ и, тѣмъ удержать ихъ въ прежнемъ состояніи.
Исторія мѣропріятій перваго вида очень не сложна. Еще
въ 1826 г. Комитетомъ устройства учебныхъ заведеній было рѣ-
шено: учредить при гимназіяхъ пансіоны для дѣтей дворянъ и
чиновниковъ съ тѣмъ, чтобы пансіонеры только жили тамъ, но
чтобы слушали лекціи въ гимназіи. Эго постановленіе Комитета
было одобрено Государемъ *) и, какъ мы видѣли, вошло въ
уставъ гимназій 1828 года.
Согласно уставу и разъясненію кн. Ливена отъ 1831 года
въ эти пансіоны при гимназіяхъ могутъ быть принимаемы одни
дѣти дворянъ и чиновниковъ, да еще купцовъ 1-й гильдіи **).
Однако, разсматриваемый нами пунктъ устава очень недолго
дѣйствовалъ во всей своей широтѣ, уже въ 1832 г. мы встрѣ-
чаемся съ его нарушеніемъ, главнымъ виновникомъ чего ока-
зался Товарищъ Министра С. С. Уваровъ.
Встрѣтившись во время своей ревизіи Московскихъ училищъ
(по должности Товарища Министра) съ желаніемъ тамошнихъ
дворянъ имѣть для обученія своихъ дѣтей особое заведеніе на
манеръ прежняго благороднаго пансіона, „цѣль коего была бы
нѣкоторымъ образомъ приспособлена къ будущему назначенію
ихъ въ службѣ". Уваровъ всталъ на сторону дворянъ и согла-
сился о нихъ ходатайствовать.
Въ своемъ всеподданѣйшемъ отчетѣ онъ, излагая просьбу
московскихъ дворянъ, со своей стороны заявляетъ, что рѣзкая
граница, отдѣляющая въ гражданскомъ быту сословія между
собою, требуетъ, чтобы и воспитаніе по сему мѣрилу распредѣ-
лено было; требуетъ воспитанія спеціальнаго, безъ коего нельзя
никогда будетъ дать право гражданства нашимъ учебнымъ за-
веденіямъ. И, принимая все это во вниманіе, полагаетъ обно-
вить съ нѣкоторыми оттѣнками благородный пансіонъ и превра-
тить первую гимназію въ спеціально-дворянское заведеніе.
На докладѣ Николай 1-й написалъ: „не вижу никакого сему
препятствія, сверхъ того, можно было бы приготовить проектъ
лицея въ Москвѣ на подобіе и по уставу Царскосельскаго и
представить мнѣ" ***), и, такимъ образомъ, появилась, вопреки
уставу, первая исключительно дворянская гимназія.
*) Сборн. пост. 2-й т. 26.
**) Сборн. распор, т. 2-й 403.
***) Сборн. Пост. т. 2-й 209.

137

Получивъ Высочайшее одобреніе и сдѣлавшись министромъ,
С. С. Уваровъ въ слѣдующемъ же году далъ вышеуказанной
единичной мѣрѣ самое широкое примѣненіе. По мысли его, из-
ложенной въ циркулярѣ 16 мая—1833 года, рядомъ съ гимна-
зіями 28 года должны стать спеціально дворянскія сословныя
школы—благородные пансіоны или дворянскіе институты. «Цѣлью
циркуляра отнюдь не было учрежденіе благородныхъ пансіоновъ,
какъ отдѣльныхъ и окончательныхъ мѣстъ для воспитанія, чтобы
возвращаясь къ прежнему безпорядку, питомцы оныхъ, получая
за поверхностное, энциклопедичное образованіе, значительные
чины, выходили оттолѣ прямо въ гражданскую службу, минуя
университеты». Однимъ словомъ это—не прежніе университет-
скіе пансіоны, это только «пріуготовительныя училища къ слу-
шаніи) лекцій въ университетахъ».
Приглашая учебныя начальства и дворянство содѣйство-
вать распространенію благородныхъ пансіоновъ, министръ ука-
зываетъ: 1) что въ нихъ долженъ быть курсъ ученія гимнази-
ческій, что при введеніи его допускаются «только тѣ измѣненія,
которыя, по примѣру предварительнаго образованія Московскаго
дворянскаго института, имѣютъ цѣлію или сокращеніе времени,
или распространеніе нѣкоторыхъ учебныхъ предметовъ, ближе
принадлежащихъ къ образованію высшаго сословія»; и 2) что
преимущества гимназій по уставу 28 года совершенно достаточны
и для дворянскихъ пансіоновъ *), т. е. наряду съ существую-
щими уже общими гимназіями министръ основывалъ совер-
шенно такія же, но только исключительно дворянскія гимназіи—
пансіоны.
Уваровъ не даромъ высказывалъ въ своемъ циркулярѣ на-
дежду заслужить со временемъ признательность своего сословія:
его реформа пришлась по вкусу ушедшимъ въ свои сословные
предразсудки дворянамъ и число пансіоновъ стало быстро воз-
растать.
Къ концу 40 годовъ было открыто 47 благородныхъ пансіо-
новъ, а общая сумма пожертвованій дворянства на нихъ къ
1843 г. превышала 13 милліоновъ рублей **). Но большинство
благородныхъ пансіоновъ оставалось только воспитательными
заведеніями, дополнявшими курсъ гимназій спеціально-шляхет-
скими предметами въ родѣ фехтованіи, музыки и танцевъ.
*) Сборн. распор. 430.
;*) Рождественскій стр. 280. Особенно быстро шло открытіе пансіоновъ
въ 30 годы; во второй же половинѣ 40 годовъ рвеніе дворянства быстро
ослабѣваетъ.

138

Правомъ выдѣляться въ самостоятельныя среднія учебныя
заведенія, какое давалъ циркуляръ 33 года, дворянство въ об-
щемъ пользовалось мало. Такихъ пансіоновъ—гимназій, извѣст-
ныхъ подъ именемъ „дворянскихъ институтовъ\ было очень
ограниченное количество. Несмотря на то, что по положенію
Комитета Министровъ, утвержденному Государемъ 20 декабря
1837 г., въ такихъ заведеніяхъ курсъ гимназическаго ученія
безъ всякаго ущерба для правъ сокращался на годъ *), дворян-
скіе институты были въ Москвѣ, въ Петербургѣ **), въ Вильнѣ ***),
Нижнемъ, Пензѣ и Тифлисѣ ****).
По крайней мѣрѣ, мы ихъ больше не встрѣчали и ужъ во
всякомъ случаѣ надежда, проглядывающая въ циркулярѣ Уварова,
что институтовъ будетъ такъ много, что гимназіи съ уѣздными
училищами останутся въ пользу прочихъ классовъ **•**), эта на-
дежда почти совершенно не оправдалась.
Потерпѣвъ нѣкоторую неудачу въ созданіи отдѣльныхъ
дворянскихъ гимназій, но не отказываясь отъ проведенія въ
жизнь принципа сословнаго обученія, Министерство Народнаго
Просвѣщенія естественно должно было перейти къ средству
второго рода и къ ограниченіямъ, въ результатъ которыхъ сами
общія гимназіи должны были стать дворянскими.
Если циркуляръ 1833 г. былъ личной попыткой Уварова,
исходившей отъ его иниціативы, то два другія средства были
типичны, не только для трехъ Министровъ, съ которыми мы
имѣемъ дѣло въ данной главѣ, но и вообще для всего царство-
ванія Николая 1-го. То и другое средство проявлялось, конечно,
одновременно, но для ясности мы будемъ говорить о нихъ раз-
дѣльно и сначала о томъ, какъ Правительство старалось отвле-
кать дѣтей производительнаго класса отъ гимназій путемъ со-
зданія для нихъ спеціальныхъ школъ и курсовъ, т. е. сначала
о средствахъ положительныхъ, которыя тоже могутъ быть на-
званы взяткой, но только не дворянамъ, а среднему сословію.
Стремясь къ сословному разграниченію школъ и стараясь,
какъ мы выше говорили, обезпечитъ каждому классу опредѣ-
ленный, подходящій для него кругъ понятій, Николаевское Пра-
*) Сборн. пост. т. 2-й 595.
**) Объ нихъ уже упоминалось.
***) Сборн. пост. т. 2-й 650.
****) Рождественскій стр. 281.
*****) въ циркулярѣ сказано: «Если дѣти дворянъ преимущественно бу-
дутъ поступать въ оные, то гимназіи съ уѣздными училищами останутся въ
пользу прочихъ классовъ".

139

вительство не могло смотрѣть равнодушно на то, что въ Алек-
сандровскихъ гимназіяхъ получали общее образованіе люди
всѣхъ сословій и профессіи, кромѣ только духовенства, имѣв-
шаго свою школу. Поэтому нисколько не удивительно, что уже
въ 1827 г. военные корпуса были совершенно отдѣлены отъ гим-
назій *), въ 1828 г. изъяты изъ нихъ кантонисты **), въ 1830 г.
при Астраханской гимназіи учрежденъ пансіонъ для дѣтей
штабъ—и оберъ офицеровъ казачьяго войска ***) и затѣмъ.
образованъ даже особый пансіонъ для дѣтей канцелярскихъ
служителей въ Петербургѣ ****) и отдѣльныя училища для обра-
зованія евреевъ и т. д. *****).
Еще серьезнѣе опыты образованія особыхъ реальныхъ кур-
совъ для отвлеченія отъ гимназій горожанъ, ремесленниковъ и
мелкихъ купцовъ. Въ основѣ ихъ лежало, конечно, и естествен-
ное стремленіе къ распространенію техническаго образованія,
искреннимъ представителемъ чего былъ, напримѣръ, гр. Кан-
кринъ, но со стороны Министерства Просвѣщенія важное значе-
ніе сословныхъ соображеній несомнѣнно.
Первое постановленіе о реальныхъ классахъ относится къ
1836 году, когда было разрѣшено: «при гимназіяхъ и уѣздныхъ
училищахъ тѣхъ городовъ, гдѣ нѣтъ университетовъ и мѣстныя
обстоятельства востребуютъ, учредить отдѣленія реальныхъ учи-
лищъ, приспособленныхъ къ главной надобности того мѣста
съ направленіемъ ихъ къ мануфактурной промышленности или
торговлѣ ***?***)».
Наиболѣе яркое практическое его осуществленіе относится
къ 1839 г., когда при 3-й Московской гимназіи на ряду съ клас-
сическимъ курсомъ открыты были и курсы реальные, прямая
цѣль которыхъ, какъ говорилось въ Указѣ Сенату, была «доста-
вить производительному классу новыя средства къ пріобрѣтенію
техническихъ познаній *******).
Указанная цѣль достигалась тѣмъ, что однообразная въ
своихъ первыхъ трехъ классахъ гимназія раздѣлялась съ четвер-
таго — на классическое и реальное отдѣленія. Въ классическомъ
*) Сборн. пост. т. 2-й.
**) Сборн. пост. т. 2-й.
***) Ibid. 125.
****) Въ 1831 г. Сборн. пост. т. 2-й 184.
*****) Сборн. пост. т. 2-й 278. 13 ноября 1844 года.
******) Сборн. пост. т. 2-й. 488.
*******) Въ эти же годы введены были, начиная съ Ш-го класса реальныя
классы въ С.-Петербургской Ларинской гимназіи.

140

доминировалъ все усиливающейся латинскій языкъ, а въ реаль-
номъ подлежали изученію: естественная исторія, химія, техноло-
гія, товаровѣдѣніе, бухгалтерія и счетоводство, коммерческое
законовѣдѣніе и механика *).
Московскій попечитель гр. Строгановъ, представляя до-
кладъ объ открытіи 3 й гимназіи, въ такомъ видѣ, пишетъ, что
раньше онъ полагалъ открыть въ Москвѣ отдѣльное реальное
училище въ видѣ опыта.
„Особое назначеніе реальнаго училища было то, чтобы до-
ставить молодымъ людямъ торговаго сословія нужныя познанія
въ наукахъ, прямо относящихся къ мануфактурной и торговой
промышленности. При этой односторонней цѣли сего училища
надлежало бы, вовсе устранить отъ обученія въ немъ дѣтей
дворянъ и чиновниковъ, и, слѣдовательно, учрежденіе его ни-
сколько не послужило бы къ распространенію способовъ класси-
ческаго образованія, стремленіе къ которому развивается въ
высшемъ сословіи до такой степени, что для удовлетворенія оно-
му число гимназій, въ Москвѣ существующихъ оказывается
слишкомъ недостаточнымъ. Съ другой стороны среднее сословіе
только что начинаетъ чувствовать потребность частнаго торгово-
промышленнаго образованія и, слѣдовательно, открытіе въ на-
стоящее время реальнаго училища для одного средняго сосло-
вія могло бы не соотвѣтствовать своему назначенію и не испол-
нило бы ожиданія Правительства, ни по числу учащихся, ни по
успѣшности своего развитія". Такъ вотъ, принимая все это во
вниманіе, говоритъ Строгановъ, онъ и пришелъ къ мысли уст-
роить 3-ю гимназію съ двумя отдѣленіями, чтобы объединить
обѣ цѣли, т. е., дать заведеніе торговому сословію и новое клас-
сическое дворянамъ **).
Интересный, со стороны происхожденія идеи соединенныхъ
въ 1842 г. курсовъ (классическаго и реальнаго) въ одномъ за-
веденіи, докладъ Строганова еще болѣе интересенъ со стороны
его ярко сословной окраски. ***)
*) Предметы общіе для того и другого курса: свящ. исторія и катихи-
зисъ, россійск. граммат., логика и россійская словесн. (для классическаго въ
больш. объемѣ), исторія всеобщ, и россійская тоже, математика и физика,
географія со статистикой, нѣмецк. и франц. яз., чистописаніе, черченіе н ри-
сованіе (усилено въ реальномъ) и пѣніс. Сборн. Пост. т. 2-й 686.
**) Арх. M. Н. Пр. д. №—61559. к. 2089.
***) Въ своей докладной запискѣ въ Гос. Совѣтъ Уваровъ прямо заявилъ,
что положеніе о техническихъ курсахъ о 3-й Московской гимназіи и о реаль-
ныхъ классахъ „клонилось къ тому, чтобы удержать низшія сословія Госу-

141

По образцу 3-й гимназіи въ томъ же году были открыты
въ видѣ опыта реальные классы при гимназіяхъ въ Тулѣ, Кур-
скѣ, Вильнѣ и при уѣздныхъ училищахъ въ Ригѣ и Керчи. *)
Заслуживаетъ вниманія, что реальный курсъ имѣлъ характеръ
не образовательный, а чисто техническій, какъ это видно, напри-
мѣръ, было изъ программы 3-й Московской гимназіи. Общее
образованіе для низшихъ классовъ считалось Николаевскимъ
Правительствомъ вреднымъ. Впрочемъ, съ этимъ мы еще встрѣ-
тимся дальше.
Положительныя средства, которыми Министерство даннаго
періода, старалось придти къ сословной дифференціаціи школъ
и, въ частности, къ дворянской окраскѣ гимназій мы исчерпали,
но для полноты картины необходимо тоже сдѣлать и со сред-
ствами, которыя мы опредѣлили, какъ отрицательныя.
Усиленіе этихъ послѣднихъ начинается съ 1837 г. Къ это-
му времени могло уже выясниться для Уварова, что его цир-
куляръ 33 года не сможетъ обратить благородные пансіоны въ
ихъ массѣ изъ дворянскихъ общежитіи въ дворянскія учи-
лища и потому усилившееся въ это время желаніе придать
дворянскую окраску всѣмъ вообще гимназіямъ вполнѣ естест-
венно. Тѣмъ болѣе, что рѣчами Шишкова и рескриптомъ 27 года
почва къ этому была настолько подготовлена, что уже въ 1831
году Казанскій попечитель, несмотря на прямой утвердитель-
ный отвѣтъ, нашелъ нужнымъ запросить министра о пріемѣ въ
гимназіи казенныхъ крестьянъ, уволенныхъ отъ общества, **)
слѣдовательно, подчиненные уже въ то время усвоили мысль,
что, хотя по уставу 28 года, гимназіии всесословны, но на дѣлѣ,
по волѣ верховной власти, имъ таковыми быть не надлежитъ.
Впрочемъ и въ это время само Министерство дѣлало иногда
распоряженія, утверждавшія ихъ въ этой мысли, такъ наприм.,
въ 1834 г. было Высочайше воспрещено обучать дѣтей солдатъ
въ уѣздныхъ и приходскихъ училищахъ, а Министерствомъ
разъяснено, что это повелѣніе не распространяется на дѣтей
солдатъ дворянъ ***).
Если настроеніе Императора Николая и его министровъ въ
вопросѣ о сословности гимназій высказывалось и отражалось
дарства въ соразмѣрности съ гражданскимъ ихъ бытомъ въ отношеніи къ
образованію ихъ дѣтей, и побудить ихъ ограничиться уѣздными училищами
н обученіемъ въ этихъ заведеніяхъ доставляемым^4 Сбор. пост. т. 2-й 476.
*) Сборн. пост. т. 2-й 687.
**) Сборн. распор, т. 2-й 420.
***) Арх. М. H. Пр. д. .V—52705, к. 1891.

142

на ихъ составѣ и раньше, то въ 1837 году оно проявляется въ
законодательствѣ. Въ этомъ году по Высочайшему повелѣнію
былъ образованъ Комитетъ для пересмотра существующихъ по-
становленій о пріемѣ въ учебныя заведенія людей несвободныхъ
состояній. Въ пего вошли М. М. Сперанскій, Гр. Бенкендорфъ,
министры Народнаго Просвѣщенія и Внутреннихъ Дѣлъ и, въ
результатѣ работъ этого Комитета явился интересный рескриптъ
на имя Уварова. Этимъ рескриптомъ „въ прегражденіе вредныхъ
послѣдствій", происходящихъ отъ того, что содержатели частныхъ
заведеній съ общими предметами средней школы, принимая ту-
да людей низшихъ сословій, вводятъ противорѣчіе „въ граж-
данскомъ положеніи лица съ умственнымъ его образованіемъ",
поручается особенному и самому строгому наблюденію Министра:
1) Чтобы условія перехода изъ училищъ низшихъ въ сред-
нія, а изъ сихъ въ высшія, вездѣ и для всѣхъ состояній съ
точностью были исполняемы. *)
2) Чтобы лица крѣпостного состоянія тогда только были
допускаемы въ училища среднія и высшія, когда по волѣ ихъ
помѣщиковъ они получатъ увольненіе отъ сего состоянія.
3) Чтобы всѣ частные пансіоны, относительно круга ихъ
наукъ, раздѣлены были на степени, сообразно общему училищъ
устройству, и чтобы въ тѣ изъ нихъ, коихъ кругъ ученія соот-
вѣтствуетъ гимназіямъ, ни подъ какимъ видомъ не были допу-
скаемы лица крѣпостного состоянія.
4) Чтобы въ училищахъ, такъ называемыхъ реальныхъ; гдѣ
допускаются лица всѣх^ состояній, кругъ наукъ словесныхъ
(т. е. общеобразовательных^ былъ приведенъ въ мѣру училищъ
приходскихъ и уѣздныхъ съ исключеніемъ всего, что принад-
лежитъ къ кругу училищъ высшихъ и среднихъ и не относится
прямо и непосредственно къ наукамъ техническимъ.
5) Чтобы и въ тѣхъ училищахъ, кои нынѣ существуютъ
или впредь заведены будутъ помѣщиками, для обученія крѣ-
постныхъ изъ людей въ собственныхъ ихъ селеніяхъ, сохраняемы
были тѣ-же самые предѣлы, какіе вообще поставлены для учи-
лищъ низшихъ".
Свои мотивы къ указаннымъ мѣропріятіямъ Комитетъ фор-
мулировалъ слѣдующимъ образомъ: „Крѣпостные люди, хотя по
рекрутству и подушной подати принадлежатъ къ состоянію
*) Для мѣщанъ и крестьянъ свободнаго состоянія сверхъ успѣховъ
требуется увольненіе ихъ отъ рекрутской и другихъ обязанностей тѣхъ об-
ществъ, къ коимъ они принадлежатъ.

143

сельскихъ обывателей, но они составляютъ въ немъ особое со-
словіе, отдѣляющееся отъ прочихъ тѣмъ, что люди сіи не имѣютъ
свободы переходить изъ своего сословія въ другое, развѣ будутъ
отпущены на волю. Сія неподвижность ихъ состоянія должна
была по необходимости ограничить и степень ихъ образованія.
Какая можетъ быть цѣль расширить кругъ ихъ познаній, когда
кругъ ихъ дѣйствія опредѣленъ неподвижными границами крѣ-
постного состоянія. Необходимымъ и весьма естественнымъ по-
слѣдствіемъ сего противорѣчія между умственнымъ образованіемъ
и личнымъ положеніемъ должно быть въ однихъ глубокое чув-
ство огорченія, въ другихъ отчаянная предпріимчивость разор-
вать узы ихъ тяготящія". *)
Для сознавшаго такъ ясно, какъ здѣсь, Правительства, что
естественное развитіе ума крѣпостного крестьянина неминуемо
ведетъ къ протесту противъ узъ рабства, прямымъ выводомъ
должно было бы быть разбитіе этихъ узъ. Но Николаевское
Правительство, отказавшись отъ всякихъ реформъ и перестроекъ,
изъ боязни поколебать самодержавіе, встало на другой путь и,
вставши, естественно, должно было перенести ограниченія съ
крѣпостныхъ крестьянъ и на другія сословія. Такъ дѣйстви-
тельно и было.
Въ 1840 году Уваровъ послѣ посѣщенія своего универси-
тета Св. Владиміра обратился къ попечителямъ съ циркуляромъ,
въ которомъ, между прочимъ было заявлено что „при пріемѣ
студентовъ, необходимо нужно обращать нѣкоторое вниманіе,
какъ на происхожденіе молодыхъ людей, посвящающихъ себя
высшимъ ученымъ занятіямъ, такъ и на открывающуюся предъ
ними будущность. При возрастающемъ повсюду стремленіи къ
образованію наступило время пещись о томъ, чтобы чрезмѣр-
нымъ этимъ стремленіемъ къ высшимъ предметамъ ученья не
поколебать нѣкоторымъ образомъ порядокъ гражданскихъ со-
словій" **).
Въ 1845 году ограниченія съ университетовъ были пере-
несены и на гимназіи, только они здѣсь выразились иначе въ
формѣ возвышенія платы за ученіе. Увеличеніе платы, по за-
явленію самого Министра было предпринято, „не столько для
усиленія экономическихъ суммъ учебныхъ заведеній, сколько
для удержанія стремленія юношества къ образованію въ предѣ-
*) Протоколъ засѣданія 30 апрѣля 1837 г. Въ бумагахъ Сперанскаго
№-1, Арх. М. H. Пр.
**) Сборн. распор, т. 2-й 434.

144

лахъ нѣкоторой соразмѣрности съ гражданскимъ бытомъ разно-
родныхъ сословій". Предположенія Министерства не только бы-
ли утверждены Государемъ (11 іюня 1845 года), но и собствен-
норучно имъ увеличены и только опасенія Уварова, что значи-
тельное увеличеніе платы за ученіе можетъ затруднить Мини-
стерству способы удержать за публичнымъ воспитаніемъ въ его
заведеніяхъ перевѣсъ надъ воспитаніемъ домашнимъ и част-
нымъ, заставили Императора Николая согласиться съ предпо-
ложеніями Министерства, но и то только натри года. Въ 1818 г.
плата за ученье, дѣйствительно, была опять увеличена, хотя
все таки въ меньшей мѣрѣ, чѣмъ первоначально предполагалъ
Государь. *)
Дѣло о платѣ съ учащихся послужило поводомъ и къ дру-
гимъ ограниченіямъ. 9 іюня 1845 года на докладной запискѣ
Министра по данному вопросу Николай 1-й написалъ: «Сообра-
зить нѣтъ ли способовъ затруднить доступъ въ гимназіи для
разночинцевъ». Результатомъ соображенія явилось въ томъ-же
году Высочайше утвержденное запрещеніе—принимать въ гим-
назіи безъ увольнительныхъ свидѣтельствъ дѣтей купцовъ и
мѣщанъ **). Благодаря этой мѣрѣ, говорилъ Уваровъ въ своей
запискѣ, «гимназіи сдѣлаются преимущественно мѣстомъ воспи-
танія для дѣтей дворянъ и чиновниковъ; среднее же сословіе
обратится въ уѣздныя училища» ***).
Насколько сильно было желаніе Николая, чтобы гимназіи
были дворянскими и насколько бдительно онъ слѣдилъ за этимъ,
можно судить по слѣдующимъ двумъ фактамъ. Посѣтивъ въ
1827 г. Псковскую гимназію Государь остался доволенъ поряд-
ками и учебной частью, но не нашелъ тамъ учащихся дворянъ
и потому приказалъ закрыть ее впредь до особыхъ распоряже-
ній ****), а въ 1843 году, найдя составъ 1-й С.-Петербургской
гимназіи слишкомъ демократичнымъ, сказалъ директору: «у васъ
все хорошо по наружности, но что за (лица) у вашихъ воспи-
*) Арх. M. H. Пр. д. № 124249 к. №—2044. Въ 1845 г; въ столицахъ вве-
дена плата по 20 р., Кіевской—17, Одесской и Таганрогской—7 руб., и во
всѣхъ прочихъ по 5 р. сер. въ годъ. Въ 1848 г. была увеличена плата въ
Одессѣ до 15, въ Таганрогъ до 10 руб., и введена вновь въ Сибири по б руб.
**) Исключеніе только для Сибири, гдѣ остался прежній порядокъ Сборн.
распор, т. 2 (45 г.) 755.
***) Сборн. пост. т. 2 305.
****) Сборн. пост. т. 2, 52 и Арх. Псков. Г-и д. № 377 и 379. Открылась она
только послѣ того, какъ въ 1834 г. Псковское Дворянство ходатайствовало
объ этомъ и постановило вносить на благородн. пансіонъ при гимназіи по
17400 руб. ежегодно. Арх. Пек. г. № 454.

145

танниковъ. Первая гимназія должна быть первая по всему: у
нихъ нѣтъ той живости, этой полноты, этого благородства, ка-
кими наприм., отличаются воспитанники 4-й гимназіи" *), 4-я была
очевидно, по преимуществу, дворянская.
Можно легко себѣ представить, какое впечатлѣніе произво-
дили эти выходки на директоровъ училищъ и какъ усиливали
ихъ рвеніе.
До какого курьеза доходило стремленіе выдѣлять дворянъ
изъ другихъ сословій, можетъ показать Высочайше утвержден-
ная 6 сентября 1826 г. форма для гимназистовъ. Для разночин-
ныхъ пансіонеровъ полагался: «сюртукъ синій однобортный съ
бѣлыми мѣдными пуговицами, воротникъ малиновый съ погон-
чиками на плечахъ, панталоны синіе поверхъ сапогъ, фуражка
синяя солдатская съ малиновымъ новымъ околышемъ», а для
благородныхъ пансіонеровъ мундиръ по образцу университета,
съ бѣлыми пуговицами, съ одною серебряною галунною петли-
цею на воротникѣ, безъ шпаги и трехъугольная шляпа» **). Когда
не удавался чисто дворянскій составъ гимназіи, то хотѣли хотя
бы по виду выдѣлить дворянъ изъ смердовъ. Сословной спеси
и чванству не задумываясь приносились педагогическія сообра-
женія, подсказывавшія явное неудобство и вредъ выдѣленія по
происхожденію однихъ предъ другими, ихъ же товарищами.
ГЛАВА V.
Измѣненія въ учебныхъ планахъ гимназій въ первые двад-
цать лѣтъ, послѣ 1828 года, или, собственно, до 1849 г. были
очень незначительны. Расположенное къ классическому образо-
ванію Министерство считало введенный уставомъ 28 года въ
гимназіи классицизмъ достаточнымъ и потому старалось только
вводить греческій языкъ въ какъ можно большее число гимна-
зій. Старанія Министерства въ этомъ отношеніи, увѣнчались на-
столько значительнымъ успѣхомъ, что къ 49 году латинскій
языкъ преподавался во всѣхъ гимназіяхъ съ 1-го класса, а гре-
ческій, хотя и въ видѣ предмета необязательнаго, въ большей
части гимназій: въ 40 изъ 70.
Дальнѣйшія измѣненія учебнаго курса гимназій 28 года
въ первыя 15 лѣтъ заключались въ исключеніи изъ него: въ
*) Никитенко 446—7.
**) Арх. М. H. Пр. Канц. Минист. д. 127370 к. 15.

146

1844 г. статистики, въ 1846—начертательной и аналитической гео-
метріи *) и въ 1847 г. логики, т. е. въ маленькомъ сокраще-
ніи предметовъ общеобразовательныхъ.
Какъ мотивъ къ исключенію изъ программы гимназій ло-
гики было доложено, что «доселѣ избраніе руководства по этой
наукѣ представляло неустранимый затрудненія, ибо всѣ суще-
ствующія сочиненія мало приспособлены къ понятіямъ юноше-
ства, обучающагося въ гимназіяхъ. Оттого преподаваніе логики
почти не приноситъ пользы и только оставляетъ въ памяти уче-
никовъ отвлеченныя, непонятныя положенія, которыя либо за-
бываются ими, либо служатъ поводомъ къ превратнымъ примѣ-
неніямъ». Исключить ее изъ курса гимназій, по мнѣнію Уварова,
тѣмъ болѣе удобно, что она читается въ университетѣ слушате-
лямъ, болѣе подготовленнымъ и по образованію и по возрасту» **).
Въ такомъ видѣ, т. е. только съ указанными маленькими
отклоненіями въ своихъ учебныхъ планахъ отъ устава, гимназіи
просуществовали почти до самаго конца сороковыхъ годовъ,
если не считать нѣкоторыхъ мѣстныхъ отступленій (восточные
языки въ казанскомъ округѣ, маленькое измѣненіе распредѣле-
ніе учебныхъ часовъ въ Харьковскомъ округѣ и т. п.).
Не имѣя возможности разсматривать всѣ эти мѣстным откло-
ненія, мы отмѣтимъ изъ нихъ только одну мѣру—введеніе зако-
новѣдѣнія, потому что ей было суждено въ ближайшемъ же бу-
дущемъ стать мѣрой общей.
Впервые оно введено въ 1837 году въ гимназіяхъ Сибир-
скихъ и въ слѣдующемъ году но желанію дворянства въ пан-
сіонѣ Псковской гимназіи. Примѣръ Псковскихъ дворянъ вы-
звалъ рядъ подражаній, и законовѣдѣніе явилось въ пансіонахъ
Новгородскомъ, Пензенскомъ, Нижегородскомъ и въ гимназіяхъ
Кишиневской, Оренбургской и Уфимской, вездѣ въ видѣ допол-
нительнаго предмета. Какъ цѣль новаго предмета, вездѣ указы-
валось ознакомленіе съ отечественнымъ законодательствомъ тѣхъ
изъ учениковъ, которые по окончаніи гимназіи поступятъ прямо
на службу ***).
*) Сборн. распор, т. 2-й 754.
**) Сборн. пост. т. 2 385. Съ 1847 г. чтеніе логики было введено въ СПБург-
скомъ университетѣ, а въ гимназіяхъ введены практическія упражненія въ
отечественномъ языкѣ (Вороновъ II, 139). Въ Московскомъ округѣ логика
уничтожена, какъ самостоятельный предметъ, но учителю словесности пору-
чено при прохожденіи риторики знакомить учениковъ и съ необходимыми
элементами логики (Шмидъ 351).
***) Шмидъ стр. 366.

147

Въ 1846 г. Минскій губернаторъ, считая знаніе русскаго
законодательства полезнымъ въ своемъ краѣ и въ политическомъ
отношеніи, предложилъ ввести преподаваніе его въ Бѣлорус-
скомъ учебномъ округѣ. Отвѣтомъ на это предложеніе послу-
жило учрежденіе классовъ законовѣдѣнія въ слѣдующемъ же
году при гимназіяхъ въ Вильнѣ, Минскѣ, Смоленскѣ, Воронежѣ
и Симбирскѣ въ томъ объемѣ, какъ оно преподается въ Псковѣ
и Новгородѣ *).
Изъ комбинаціи городовъ видно, что мѣра эта получила
значеніе опыта для всей Россіи. Для поступающихъ въ универ-
ситетъ изученіе законовѣдѣнія было не обязательно **).
Программа практическаго законовѣдѣнія была слѣдующей:
1 кл.—Общее понятіе и раздѣленіе законовѣдѣнія. II кл.—Исто-
рія русскаго законодательства. III кл.—Основные законы. IV кл.—
Учрежденія (т. е. вѣдомства и правительственныя мѣста). V кл. —
Законы о состояніяхъ. VI кл.—Гражданскіе законы. VII классъ—
уголовные законы ***).
Какъ пособіе къ изученію законовѣдѣнія въ 1848 году было
допущено руководство къ россійскимъ законамъ Рождественскаго,
составленное послѣднимъ для слушателей университета ****).
Этотъ опытъ съ законовѣдѣніемъ какъ разъ совпалъ съ
озлобленными нападками, которымъ стали подвергаться въ За-
падной Европѣ гимназіи и особенно германскія. Революціонное
движеніе 48 года всколыхнуло Европу и отразилось во взгля-
дахъ на школьное образованіе. „Съ одной стороны, по словамъ
Шмида, на изученіе классической древности хотѣли смотрѣть,
какъ на дѣло реакціонное; съ другой считали его несогласнымъ
съ принципомъ народности" *****).
„Мнѣнія такого рода встрѣтили отголосокъ и у насъ. Со-
ставилось убѣжденіе, что занятія древними классиками отвле-
каютъ молодежь отъ настоящаго пониманія народности, что, если
молодые люди не уважаютъ законовъ, такъ это происходитъ отъ
незнакомства съ ними. Болѣе чѣмъ когда-либо стали утверждать,
что знаніе дѣйствующихъ законоположеній крайне необходимо
для тѣхъ, которые изъ гимназій поступаютъ прямо въ граждан-
скую службу ******).
*) Арх. М-ва H. Ир. д. № 94369 к. 1251 и Сборн. распор, т. 2-й 843.
**) Сборн. распоряж. т. 2-й 859.
***) Арх. М. Н. Ир. д. № 9364 к. 1315.
****) Сборн. распор, т. 2-й 882.
*****) Исторія средн. учебн. заведеній, стр. 367.
******) Тамъ 363

148

Классическому образованію стали приписывать способность
создавать „обманы воображенія", отрезвить отъ которыхъ могло
только реальное образованіе. Эту мысль ясно выразилъ въ 1847 г.
кіевскій генералъ-губернаторъ Бибиковъ въ запискѣ „объ измѣ-
неніи учебнаго направленія": „было бы полезно образованію мо-
лодыхъ людей въ учебныхъ заведеніяхъ дать направленіе болѣе
матеріальное, которое, занимая умъ ихъ знаніями положитель-
ными, не давало бы времени воображенію отвлекать ихъ отъ
полезныхъ занятій. Для сего нужны только нѣкоторыя пре-
образованія въ курсахъ гимназій и училищъ. Дѣятельность
матеріальная уничтожила бы обманы воображенія, и успѣхи на
этомъ поприщѣ увлекли бы всѣхъ и каждаго" *).
Нѣтъ ничего удивительнаго, что при такой перемѣнѣ на
строенія высшихъ сферъ, предложеніе петербургскаго попечи-
теля Мусина-Пушкина о бифуркаціи, начиная съ IV класса, т. е.
о раздѣленіи гимназій на латинское и юридическое отдѣленія,
было одобрено, какъ въ комитетѣ, состоявшемъ изъ директоровъ
столичныхъ гимназій, такъ и въ Государственномъ Совѣтѣ.
21 марта 1849 года новое измѣненіе въ распредѣленіи учебныхъ
предметовъ гимназіи было утверждено Государемъ и стало обя-
зательнымъ для всѣхъ гимназій,.
Уваровъ не только выразилъ свое согласіе на такую ре-
форму, но и весьма способствовалъ ея проведенію. Такой
образъ дѣйствій съ его стороны объясняется тѣмъ, что онъ
смотрѣлъ на это измѣненіе учебнаго строя гимназій, какъ
на дальнѣйшее гармоническое развитіе началъ устава 28 года.
Въ своемъ представленіи въ Государственный Совѣтъ Ми-
нистръ Просвѣщенія указывалъ на необходимость „согласно съ
современными потребностями, раздѣлить еще рѣшительнѣе двоя-
кое предназначеніе гимназій и съ большею опредѣленностію пе-
рейти отъ общаго образованія къ спеціальному".
Назначеніе устава 28 года, имѣвшаго, несмотря на двѣ цѣли,
одинъ курсъ, заключавшееся въ „ознакомленіи съ правильнымъ
классическимъ образованіемъ преимущественно сословія дво-
рянъ"—теперь, по мнѣнію Уварова, было достигнуто. „Убѣжденіе
въ пользѣ и важности классическаго ученія утвердилось". Ко-
личество частныхъ пансіоновъ уменьшилось, гимназическіе
пансіоны почти всегда полны, половина учащихся въ универ-
ситетахъ принадлежатъ къ дворянскому сословію. Теперь на-
стала пора въ большей степени приспособить учебный курсъ
*) Рождественскій, стр. 277—277.

149

гимназій ко второй ихъ цѣли-—къ практическому вступленію въ
жизнь. „Для того въ этихъ среднихъ учебныхъ заведеніяхъ
необходимо сдѣлать различіе между готовящимися въ универ-
ситеты и тѣми, которые пожелаютъ изъ гимназіи перейти прямо
на службу. Одни, для высшаго образованія, имѣютъ надобность
въ основательномъ знаніи древнихъ языковъ, и исторіи; другимъ
нужны болѣе подробныя свѣдѣнія въ математикѣ для военной
или БЪ русскомъ законовѣдѣніи для гражданской службы".
Какъ естественнаго послѣдствія этого Уваровъ ждалъ умень-
шенія чрезмѣрнаго числа учащихся въ разныхъ классахъ, улуч-
шенія успѣховъ въ старшихъ классахъ, гдѣ явилась теперь воз-
можность выбора и качественнаго улучшенія состава универси-
тетовъ, куда будутъ поступать только хорошо подготовленные
въ греческомъ языкѣ.
„Разграничивая точнѣе и рѣшительнѣе предметы гимнази-
ческаго ученія, писалъ онъ въ своей запискѣ, полезно при этомъ
оградить гимназіи отъ умножающагося прилива, какъ въ эти
среднія, такъ и высшія учебныя заведенія, молодыхъ людей
рожденныхъ въ низшихъ слояхъ общества, для которыхъ выс-
шее образованіе безполезно. Во вновь предполагаемомъ узако-
неній полезно положительнѣе выразить, что гимназіи должны
быть доступны —изъ сословій, коихъ дѣти не имѣютъ права посту-
пать въ государственную службу (Св. Зак. т. III), сверхъ дѣтей
почетныхъ гражданъ, только дѣтямъ купцовъ 2—3 гильдіи и мѣ-
щанъ, но не иначе, какъ послѣ увольненія ихъ отъ обществъ"*).
Предпославши эти объясненія, Министръ предложилъ измѣ-
нить параграфъ 134 устава слѣдующимъ образомъ: желающіе
продолжать ученіе въ университетахъ, обязаны пріобрѣсти въ
гимназіяхъ основательное знаніе латинскаго языка, къ какому
бы факультету не приготовлялись, а для перваго отдѣленія фи-
лософскаго факультета, сверхъ латинскаго, должно основательно
обучиться и греческому языку. Воспитанники же, намѣреваю-
щіеся вступить прямо въ военную или гражданскую службу,
вмѣсто древнихъ языковъ занимаются: желающіе опредѣлиться
въ службу военную—математикою, а въ службу гражданскую —
русскимъ законовѣдѣніемъ, преподаваніе коего будетъ по мѣрѣ
возможности вводимо во всѣ гимназіи.
Соотвѣтственно съ этимъ курсъ гимназическаго ученія,
вмѣщаясь согласно уставу въ 7 классахъ, дѣлится на общее
(первоначальное) и спеціальное обученіе.
*) Представл. въ Государственный Совѣтъ. Сборн. пост., т. 2-й 476.

150

Спеціальное обученіе начинается съ 4 кл. Тамъ, т. е., въ
старшихъ классахъ, кромѣ общаго курса, состоящаго изъ Закона
Божія, физики и математической географіи, исторіи всеобщей и
русской, нѣмецкаго, французскаго, русскаго и славянскаго язы-
ковъ и математики, вводятся еще особые предметы, а именно,
для воспитанниковъ, намѣревающихся выйти изъ гимназіи на
службу, назначаются! а) по русскому языку—сверхъ общаго
курса два особенные урока въ 4—классѣ для занятій практи-
ческихъ: б) по математикѣ, сверхъ общаго курса, также два
особенные урока въ 4—классѣ для ариѳметическихъ задачъ въ
примѣненіи къ практикѣ и в) преподаваніе законовѣдѣнія
съ 5 класса, въ которомъ воспитанники достаточно уже развиты
для слушанія съ пользою уроковъ этого предмета. Программа
законовѣдѣнія будетъ доставлена отъ Министерства.
Для воспитанниковъ же, приготовляющихся въ универси-
теты, назначаются латинскій и греческій языки, оба съ 4 класса,
послѣдній для тѣхъ, кои намѣрены избрать въ университетѣ
первое отдѣленіе философскаго факультета.
Такимъ образомъ учебный планъ гимназій принялъ слѣ-
дующій видъ:
съ I — III — классъ,
(для всѣхъ гимназій).
I.
И.
III,
о
о
2
Русскій и славянскій языки . . .
4
4
4
4
4
4
Географія
3
3
5
Нѣмецкій языкъ
3
3
3
Французскій языкъ
3
3
3
4
4
2
Черченіе и рисованіе
1
1
1
24
24
24
Съ IV класса бифуркація, при чемъ распредѣленіе общихъ
уроковъ было слѣдующее:
IV
V
VI
VI
Законъ Божій
2
1
1
1
Русскій и славянскій языки
3
3
3
3
Математика
3
3
3
3
Физика и математич. географія . . .

2
2
2
Исторія всеобщая и русская
4
і)
3
3

151

IV
V VI
VII
Нѣмецкій языкъ
3
3 3
3
Французскій языкъ , .
3
3 3
3
Черченіе и рисованіе
(для желающихъ).
1
Кромѣ того, въ этихъ классахъ прибавлялись: а) для гото-
вящихся въ университетъ:
IV
V
VI
VII
Латинскій языкъ
4
1
4
4
Греческій языкъ
(для желающихъ).
о
2
2
2
б) для готовившихся на службу:
+ 2



+ 2



Русское законовѣдѣніе
4
4
4
Уроки полагались по 1А/4,такъ что число недѣльныхъ уро-
ковъ въ первыхъ трехъ классахъ равнялось, наприм., не 24, а
30 часамъ.
Окончившимъ гимназію и оказавшимъ отличныя познанія
въ русскомъ законовѣдѣніи, если они по происхожденію своему
имѣютъ право на вступленіе въ государственную службу, измѣ-
ненный уставъ давалъ чинъ 14 класса. Воспитанники же изъ
дѣтей личныхъ почетныхъ гражданъ, купцовъ и мѣщанъ, удо-
стоенные награды золотою и серебряною медалью, получаютъ
лично званіе „почетнаго гражданина" *).
Объемъ преподаванія законовѣдѣнія, опредѣленный пла-
номъ профессора К. А. Неволина, въ общемъ соотвѣтствовалъ
принятому въ 1848 году для нѣкоторыхъ гимназій и потому мы
здѣсь его не повторяемъ.
Но, чтобы показать какой тамъ былъ матеріалъ и каково
могло быть его развивающее значеніе, мы приведемъ одинъ
отдѣлъ программы, касающійся законовъ о состояніяніяхъ, курсъ
коихъ приходился на одну треть учебнаго года V класса и ко-
торый считался сравнительно не труднымъ. Введеніе обнимало:
I) различіе правъ состоянія, установляемыхъ закономъ по раз-
личію населенія государства. II) Время, съ котораго эти права
въ отношеніи къ пользованію принимаютъ для каждаго лица
*) Измѣненіе въ уставѣ. Сборн. пост. Т. 2-й 476.

152

полную силу. Ш) Сообщеніе правъ состоянія. IV) Пріостановленіе
означенныхъ правъ въ ихъ дѣйствіи. V) Лишеніе ихъ. VI) Воз-
становленіе правъ состоянія. VII) Акты состояній: 1) Общее для
всѣхъ состояній, а именно метрическія книги, 2) особенныя для
городскихъ и сельскихъ обывателей ревизскія сказки, производ-
ство ревизіи. Затѣмъ слѣдуютъ раздѣлы: I) (0 дворянствѣ)
свойство и разные роды дворянскаго состоянія, пріобрѣтеніе
и сообщеніе дворянства; права и преимущества дворянскаго
состоянія въ составѣ дворянскаго общества; права и преимуще-
ства дворянскаго состоянія, въ особенности каждому лицу при-
надлежащія, потеря и возстановленіе правъ дворянскаго состоя-
нія; акты состоянія дворянскаго. II) О духовенствѣ. Глава 1.
Духовенство православное (о разныхъ родахъ духовенства пра-
вославнаго; о духовенствѣ монашествующемъ; вступленіе въ мо-
нашествующее духовенство и оставленіе онаго; права и обязан-
ности духовенства монашествующаго; о православномъ бѣломъ
духовенствѣ; вступленіе въ бѣлое духовенство, сообщеніе правъ
сего состоянія и оставленіе онаго, права и обязанности бѣлаго
духовенства по его состоянію; о сословіяхъ православнаго духо-
венства, права монастырей и архіерейскихъ домовъ; права церк-
вей). Глава II) Духовенство иностранныхъ исповѣданій. Глава Ш.
Объ актахъ состоянія духовнаго. Ш) О городскихъ обывателяхъ
Гл. I. О городскихъ обывателяхъ вообще (о разныхъ родахъ со-
стоянія городскихъ обывателей; о вступленіи въ состояніе город-
скихъ обывателей и сообщеніи онаго о правахъ городского
состоянія въ составѣ городскихъ обществъ; о правахъ городского
состоянія, въ особенности каждому лицу принадлежащихъ; о
переходѣ изъ городскаго состоянія и прекращеніи правъ онаго).
Гл. П. О разныхъ родахъ городскихъ обывателей (въ частности
о почетныхъ гражданахъ: пріобрѣтеніе почетнаго гражданства,
права и преимущества и прекращеніе правъ почетнаго граждан-
ства. О купцахъ: раздѣленіе купцовъ на гильдіи, вступленіе въ
гильдіи, перечисленіе изъ оныхъ; права купцовъ каждой гильдіи.
О цеховыхъ: раздѣленіе цеховъ, вступленіе въ цехъ и выходъ
изъ него; права цеховыхъ. О мѣщанахъ или посадскихъ). Гл. III.
Объ актахъ состоянія городскихъ обывателей. IV) О сельскихъ
обывателяхъ. Гл. I. О разныхъ родахъ сельскихъ обывателей.
Гл. II. О свободныхъ сельскихъ обывателяхъ вообще. Гл. Ш. О
нѣкоторыхъ разрядахъ свободныхъ сельскихъ обывателей въ осо-
бенности. Гл. I. О людяхъ крѣпостного состоянія. V) О состояніи
инородцевъ. Гл. I. О различныхъ разрядахъ инородцевъ вообще.
Гл. П. О евреяхъ въ особенности. VI) О состояніи инородцевъ.

153

VII) 0 повинностяхъ и сборахъ, которымъ подлежатъ лица по
своему состоянію. Гл. I. О повинностяхъ. Отд. I. О рекрутской по-
винности. Отд. II. О земельныхъ повинностяхъ. Гл. И. О пода-
тяхъ подушной и оброчной. Гл. Ш. О пошлинахъ за право тор-
говли *).
«Трудно разрѣшить загадку, справедливо замѣчаетъ Шмидъ,
какъ юридическія отдѣленія гимназій могли справляться съ та-
кимъ громаднымъ матеріаломъ **), но еще труднѣе допустить,
чтобы онъ имѣлъ какое нибудь развивающее значеніе. Представ-
ляя изъ себя сухое изложеніе дѣйствующаго законодательства
при своемъ массивномъ объемѣ, новый учебный предметъ гим-
назій могъ требовать только усиленной зубрежки и излишне обре-
менять память учащихся.
Введеніе законовѣдѣнія въ гимназіи явилось отвѣтомъ
практическимъ требованіямъ; многое тутъ объясняется вліяніемъ
министерства Юстиціи и увлеченіемъ сословными цѣлями со сто-
роны самого Уварова.
Но какъ могъ послѣдній, будучи авторомъ классицизма въ
Россіи и исправнымъ его насадителемъ, согласиться на такое
сокращеніе классицизма (20 часовъ вмѣсто 39 по латинскому и
10 необязательныхъ вмѣсто 30 по греческому языку) понять трудно.
Можетъ быть, что побывши Министромъ 16 лѣтъ въ царствова-
ніе Николая 1-го, Уваровъ настолько заразился настроеніемъ
царствованія, что и самъ поставилъ сословно-политическія цѣли
выше и прежде просвѣтительныхъ. Погнавшись же за этимъ
зайцемъ, онъ естественно упустилъ другого, т. е. преувеличилъ
укрѣпленіе классицизма въ Россіи и, совершенно не усчитавъ
всегдашняго отрицательнаго отношенія русскаго общества къ
классицизму, позволилъ себѣ допустить по отношенію къ нему
возможность выбора и этимъ въ значительной степени зачерк-
нулъ прошлую работу почти всей своей жизни. А можетъ быть
и то, что чувствуя ослабленіе своего вліянія, онъ этой уступкой
спасалъ ускользающій портфель.
Тѣми же практическими побужденіями вызвано было учреж-
деніе ветеринарнаго класса***) при всѣхъ сибирскихъ гимназіяхъ
*) Этотъ подробный отрывокъ изъ прогр. проф. Неволина взятъ нами
у Шмида стр. 372, 373.
**) Тамъ-же.
***) 1829 г,—30 г. Сборн. Постан. 2-й т. 108 и Арх. М. H. Ир. д. № 13366;
к. 470.

154

и реальнаго класса [при Архангельской *). О реальныхъ клас-
сахъ подробнѣе было уже сказано въ главѣ о сословномъ раз-
граниченія учебныхъ заведеній.
Для того, чтобы представленіе объ главнѣйшихъ измѣненіяхъ
и распоряженіяхъ по учебной части въ разсматриваемое время
было полнымъ, необходимо еще упомянуть о мѣропріятіяхъ ка-
сающихся преподаванія Закона Божія. Нужно замѣтить, что въ
данное время на этотъ предметъ было обращено особенное вни-
маніе.
Во избѣжаніе неожиданныхъ перерывовъ въ преподаваніи
Министръ Народнаго Просвѣщенія просилъ въ 1838 г. Св. Си-
нодъ сдѣлать предписаніе, чтобы законоучителя гимназій не
увольнялись отъ должностей безъ сношенія съ училищнымъ
начальствомъ. Въ томъ же году обильными пропусками уроковъ
со стороны законоучителей, Министерство вынуждено было пре-
дложить, чтобы въ законоучителя избирались лица, менѣе за-
нятыя епархіальными дѣлами.
Въ 1841 г. было предложено мѣстнымъ училищнымъ на-
чальствамъ каждое полугодіе представлять архіереямъ вѣдомости
о пропущенныхъ законоучителями урокахъ и на испытанія въ
Законѣ Божіемъ каждый разъ приглашать почетное духовен-
ство **).
Въ 1841 г. было Высочайше повелѣно: «для надлежащаго
единства въ направленіи преподаванія Закона Божія въ учеб-
ныхъ и воспитательныхъ заведеніяхъ обѣихъ столицъ и окрест-
ностяхъ оныхъ, поручить митрополитамъ С.-Петербургскому и
Московскому избрать къ наблюденію за симъ предметомъ въ
каждой изъ столицъ надежнаго и опытнаго духовнаго сановника,
которому и подчинить въ семъ отношеніи всѣхъ законоучителей
помянутыхъ заведеній». Первыми наблюдателями были въ С.-Пе-
тербургѣ епископъ Афанасій (ректоръ академіи), а въ Москвѣ—
Іосифъ епископъ Дмитровскій. Помощникъ С.-Петербургскаго на-
блюдателя профессоръ прот. Рачковскій долженъ былъ ежемѣ-
сячно осматривать учебныя заведенія столицы и доносить объ
успѣхахъ законоучителей попечителю ***).
Въ 1810 г. главные наблюдатели за преподаваніемъ Закона
Божія появились въ Кіевѣ, Харьковѣ и Казани ****). Но это уже
*) въ 1841 г. Сборн. пост. Т. 2-й 2-е отд. 102.
**) Сборн. Пост. т. 2-й 111.
***) Арх. М. Н. Пр. д. № 122174 к. 3585 и Сборн. пост. Т. 2. 246.
****) Сборн. распор, т. 2-й 23.

155

при Ширинскомъ, о немъ мы будемъ говорить впослѣдствіи, а те-
перь коснемся кратко еще распоряженій по части воспитанія и
обученія за разсматриваемое время.
Всѣ они сводятся къ насажденію твердой дисциплины, уси-
ленію надзора и регламентаціи. Такъ въ 1837 г. по иниціативѣ
Кіевскаго попечителя Ф. Брадке были введены Министерствомъ
правила для испытанія въ уѣздныхъ училищахъ и гимназіяхъ
въ видѣ опыта на 4 года. Этими правилами вводилась пятибаль-
ная система, на первый разъ даны были подробныя предписанія
какъ производить оцѣнку *).
Послѣ заявленія (въ 1841 г.) попечителей, что никакихъ
важныхъ неудобствъ при проведеніи указанной мѣры не встрѣ-
тилось, правила эти въ 1842 г. снова были подтверждены еще на
четыре года и, наконецъ, въ 1846 г. утверждены окончательно **).
Относительно преподаванія Министерство даннаго періода
все время заботилось, чтобы преподаваніе шло по единооб-
разнымъ, указаннымъ отъ Министерства книгамъ. Еще въ
1826 году, наприм., сдѣлано было Высочайшее повелѣніе о со-
ставленіи учебной книги по Закону Божію, а въ 1835 г. рѣши-
тельно заявлено, чтобы по всѣмъ вообще предметамъ употребля-
лись только одобренныя Министерствомъ книги ***).
Нѣсколько особнякомъ отъ всѣхъ этихъ мѣръ стоятъ рас-
поряженія о такъ называемыхъ читальныхъ или литературныхъ
бесѣдахъ. возникновеніе ихъ (сначала въ Казанскомъ, а затѣмъ
въ С.-Петербургскомъ округѣ) связано съ именемъ попечителя
гр. М. Мусина-Пушкина.
По изданнымъ въ 1844 г. въ Казанскомъ округѣ и повто-
реннымъ въ слѣдующемъ году въ Петербургскомъ особымъ пра-
виламъ о литературныхъ бесѣдахъ видно, что цѣлью ихъ было
усиленіе успѣховъ въ Русской словесности и возбужденіе по
сему предмету соревнованія между учениками (§ 1). Ближайшее
участіе въ этихъ бесѣдахъ должны были принимать ученики
VI и VII классовъ гимназій подъ непосредственнымъ руковод-
ствомъ старшаго учителя Русской словесности, въ присутствіи
директора, инспектора, учителя Русской грамматики и препода-
вателей прочихъ предметовъ, приглашенныхъ директоромъ
(§§—2—3). Въ каждую бесѣду прочитывалось одно или два со-
чиненія, смотря по объему (§—3). По прочтеніи сочиненія, прочіе
*) Арх. М. H. Пр. д. № 49553 к. 1549.
**) Арх. М. H. Пр. д. № 75 942 к. 457.
***) Сборн. распор, т. 2-й, 59.

156

ученики обязаны были дѣлать свои замѣчанія о достоинствѣ
его и недостаткахъ (§—4). Замѣчанія эти должы были касаться:
1) избранія самой темы и точки зрѣнія, съ которой молодой
авторъ смотрѣлъ на нее; 2) расположенія входящихъ въ нее ста-
тей, вѣрности и полноты сообщаемыхъ свѣдѣній и 3) выраженія,
т.-е. исполненія условій въ отношеніи языка и слога (§—5). Доклад-
чикъ имѣлъ право и даже прямо былъ обязанъ защищаться, а
по окончаніи взаимнаго обмѣна мыслей между учениками, учи-
тель словесности долженъ былъ сдѣлать нужныя дополненія и
сдѣлать общую оцѣнку сочиненія во всѣхъ отношеніяхъ (§—7).
Такія бесѣды должны были происходить два раза въ мѣсяцъ и
по истеченіи каждаго мѣсяца работы учениковъ должны были
представляться попечителю округа (§—1 и 10). Въ концѣ учеб-
наго года эти работы возвращались попечителемъ при особомъ
циркулярѣ. Сочиненія, заслужившія одобреніе въ нѣкоторыхъ
гимназіяхъ вносились въ особый для этой цѣли заведенный
альбомъ, который и хранился въ библіотекѣ гимназіи *).
Въ вопросахъ воспитанія все сводилось къ надзору и дис-
циплинѣ.
Вслѣдъ за общимъ предписаніемъ строго слѣдить за ре-
лигіозно-нравственнымъ развитіемъ воспитанниковъ, были учре-
ждены должности надзирателей за приходящими учениками и
комнатныхъ надзирателей въ пансіонахъ. Самъ уставъ разрѣ-
шалъ уже примѣнять тѣлесное наказаніе въ младшихъ классахъ,
но это оказалось недостаточнымъ, и Кіевскій попечитель просилъ
въ 1838 году ввести ихъ для воспитанниковъ старшихъ, на что
Уваровъ и согласился, но только въ случаяхъ крайней необхо-
димости и не иначе, какъ съ согласія родителей **).
Изъ другихъ предписаній Уварова отмѣтимъ еще одно мел-
кое. Разумѣемъ циркулярное предложеніе «о наблюденіи за свое-
временною стрижкою волосъ студентовъ и учениковъ», очень
ужъ оно типично для Николаевскаго времени и интересно по
происхожденію. Дѣло было такъ. Въ 1837 году военный министръ
Гр. Чернышевъ отдалъ приказъ, въ которомъ говорилось, что
Государь замѣтилъ, что нѣкоторые изъ п. военно-служащихъ
*) Такъ было. напр. въ С.-Петербургской 5-й гимназіи. Ивановъ 50—лѣтіе
5-й гимназіи, стр. 51.
Списокъ лучшихъ работъ за 1845—6 гг. можно найти въ историч. за-
пискѣ 50-лѣтіе 1-й СПБ. гимназіи сост. Соловьевымъ, стр. 186.
**) Сборн. распор, т. 2-й 240 и Арх. M. H. Пр. Д. №—66, 850, к. 2547.

157

дозволяютъ себѣ имѣть на головѣ весьма длинные волосы, іг
причесывать ихъ или даже завивать, подражая всѣмъ прихотямъ
новыхъ странныхъ обычаевъ, не рѣдко изъ-за границы къ намъ
достигающихъ», нашелъ это неприличнымъ и приказалъ, чтобы
всѣ военные стриглись гладко и единообразно *).
Благопріятели Уварова сообщили ему объ этомъ указѣ и
немедленно появилось соотвѣтствующее предписаніе по учебному
вѣдомству**). И, если вспомнить, чѣмъ для Николая 1-го была
дисциплина, то усердіе Уварова намъ не покажется особенно
большимъ. Вотъ, напримѣръ, какіе случаи тогда были возможны.
«Сегодня, пишетъ Никитенко, Николай Павловичъ посѣтилъ нашу
І-ю гимназію и выразилъ неудовольствіе. Вотъ причины. Дѣти
учились. Онъ вошелъ въ классъ 5, гдѣ преподавалъ исторію
учитель Турчаниновъ. Во время урока одинъ изъ воспитанни-
ковъ, впрочемъ лучшій по поведенію и по успѣхамъ, со внима-
ніемъ слушалъ учителя, но только облокотись. Въ этомъ уви-
дѣли нарушеніе дисциплины... Повелѣно попечителю отставить
отъ должности учителя Турчанинова» ***).
ГЛАВА VI.
Третьей цѣлію всѣхъ 3-хъ Министровъ Николаева царство-
ванія, какъ мы выше отмѣтили, было укрѣпленіе направленія
преподаванія и воспитанія въ духѣ охранительныхъ началъ.
Цѣль эта достигалась прежде всего новой организаціей
управленія. Еще въ 1826 г. было произведено новое распредѣ-
леніе губерній по округамъ въ цѣляхъ удобства надзора ****); въ
1831 г. въ этихъ же цѣляхъ былъ выдѣленъ особый Бѣлорусскій
округъ *****) и Сибирскія гимназіи подчинены гражданскимъ гу-
бернаторамъ ******), а въ слѣдующемъ году (изъ губерній Кіевской»
Черниговской, Волынской и Подольской) образованъ еще новый
округъ Кіевскій и *******), наконецъ, въ 1835 г. былъ измѣненъ
самый принципъ управленія.
*) Приказъ военн. минист. 1837 г. 15 ноября № 115.
**) Арх. М. H. Пр. д. № 58008 к. 1996.
***) Дневникъ 1833 г. стр. 312.
****) Сборн. пост. т. 2-й 25.
*****) Губерніи: Витебская, Могилевская и Минская, учебныя заведенія.
Одессы и Бессарабіи.
******) Сборн. пост. т. 2-й 151.
*******) Сборн. пост. т. 2-й 212.

158

Коллегіальное начало управленія, сохранявшееся какимъ-то
чудомъ съ 1804 г., теперь было окончательно уничтожено. Всѣ
Функціи университета отошли къ попечителю, который и явился
теперь единоличнымъ начальникомъ учебныхъ заведеній округа.
Какъ на главный мотивъ къ этому измѣненію было указано, что
профессора, исключительно посвящающіе себя наукамъ, не
имѣютъ ни времени, ни надлежащихъ способностей къ практи-
ческому управленію и успѣшному обозрѣнію училищъ *).
Конечно, попечители оказались гораздо болѣе вѣрными
проводниками правительственныхъ взглядовъ, нежели универ-
ситеты. Это и было нужно правительству.
Вслѣдъ за возвышеніемъ попечителей (съ 1837 г.) повышена
была однимъ классомъ и должность директоровъ (изъ VII въ VI).
Параллельно съ новой организаціей управленія идутъ общія
мѣры по упорядоченію надзора и рекомендуются частыя ре-
визіи.
Въ предложеніи управляющаго министерствомъ къ попечи-
телямъ отъ 27 мая 1833 г. рекомендуется обращать особенное
вниманіе при обозрѣніи учебныхъ округовъ на слѣдующее:
1) по части нравственной: на нравственное направленіе
преподаваніи, наблюдая строго, чтобы на урокахъ профессоровъ и
учителей не укрывалось ничего, колеблющаго или ослабляющаго
ученіе православной вѣры; чтобы учащіеся посѣщали въ празд-
ничные дни храмъ Божій;
2) Чтобы между лицами, при надлежащими каждому учеб-
ному заведенію, принадлежащемъ повиновеніи начальству, вод-
ворялись миръ и согласіе.
3) наблюдать, чтобы въ поведеніи и поступкахъ началь-
ствующихъ лицъ и преподавателей въ учебныхъ заведеніяхъ не
было чего нибудь соблазнительнаго; чтобы между ними не были
терпимы какія-либо безпорядки, лишающіе ихъ уваженія мѣст-
ныхъ начальствъ и довѣренности родителей.
4) Чтобы наблюдались всѣ нужныя мѣры осторожности къ
предохраненію воспитанниковъ отъ пороковъ, дурныхъ связей,
неприличнаго обращенія и знакомства, чтобы въ книгохранили-
щахъ, назначенныхъ для употребленія учениковъ не было книгъ
противныхъ вѣрѣ, правительству и нравственности, и чтобы по-
добныя сочиненія отнюдь не обращались въ рукахъ ихъ.
2) По части учебной рекомендовалось осо-
бому вниманію ревизоровъ:
*) Сборн. пост, т. 2-й 411.

159

1) устройство учебнаго порядка, расположеніе, постепен-
ность и полнота учебныхъ предметовъ, способность учителей,
распредѣленіе преподаваніи, способовъ ученія и направленія,
которое даютъ разнымъ наукамъ;
2) Наблюденіе, обучается ли юношество съ надлежащимъ
тщаніемъ россійскому языку и отечественной словесности. Вну-
шается ли ему при всякомъ удобномъ случаѣ преданность къ
престолу и повиновеніе къ властямъ, укрѣпляется ли въ серд-
цахъ питомцевъ любовь къ родинѣ и ко всему отечественному.
3) въ достаточномъ ли количествѣ при учебныхъ заведе-
ніяхъ учебныя пособія*).
Инструкція, какъ видите, обладаетъ достаточной полнотой
ничто, даже частная жизнь учителя, не должна проходить мимо
взора ревизора, но въ 1848 г., когда началось извѣстное дви-
женіе у нашихъ западныхъ сосѣдей и она оказалась недоста-
точной, было издано новое, секретное тогда, руководство попе-
чителямъ, гдѣ политическій моментъ выдвигался на первый
планъ. Вотъ оно —
„Новѣйшія событія на западѣ Европы ознаменовались воз-
станіемъ противъ законныхъ властей и посягательствомъ на го-
сударственный порядокъ. Мятежъ, вспыхнувшій во Франціи,
поспѣшно отозвался въ Германіи, угрожая гибельнымъ своимъ
вліяніемъ всякому благоустроенному гражданскому обществу.
Чтобы пагубныя мудрованія преступныхъ нововводителей
не могли проникнуть въ многочисленныя учебныя заведенія
наши, считаю священною обязанностью обратить вниманіе:
1) на духъ преподаванія вообще въ училищахъ и въ осо-
бенности въ университетахъ.
2) на поведеніе и образъ мыслей студентовъ университета
и воспитанниковъ гимназій.
3) на благонадежность начальниковъ, наставниковъ и во-
спитателей, употребленныхъ къ образованію юношества и
4) на частныя учебныя заведенія и пансіоны, особенно на
содержимые иностранцами.
Конечно, надежнѣйшее средство сохранить юношество отъ
заразы вольнодумства есть: во 1) отчетливое преподаваніе Закона
Божія, съ ближайшимъ указаніемъ на прямыя обязанности вѣр-
ноподданныхъ; во 2) въ недопущеніи, при преподаваніи прочихъ
учебныхъ предметовъ ничего такого, чтобы могло въ незрѣломъ
еще умѣ юношей поколебать вѣру или уменьшить убѣжденіе въ
*) Сборн. распор, т. 2-й 433.

160

необходимости и пользѣ основныхъ учрежденій нашего прави-
тельства, и въ 3) въ бдительномъ и строгомъ наблюденіи за
нравственностью учащихся.
Чтобы достигнуть вполнѣ «этой всегда важной, но по насто-
ящимъ обстоятельствамъ еще важнѣйшей цѣли, необходимо
Вашему Превосходительству и подчиненнымъ вамъ начальствамъ
учебныхъ заведеній, усугубить за ними надзоръ и не упускать
изъ виду ни одного обстоятельства, которое могло благопріят-
ствовать къ сохраненію между учащимися добраго духа, покорно-
сти властямъ и преданности Правительству» *).
Со времени изданія этого циркуляра стали поступать къ
Министру особыя донесенія попечителей «о духѣ и направленіи
преподаванія». Трудно сказать долго ли это продолжалось, во
всякомъ случаѣ во время Министерства Шихматова, мы встрѣ-
чаемся съ особыми всеподданнѣйшими докладами на основаніи
этихъ донесеній **).
Ревизіи, конечно, примѣнялись часто и всячески поощря-
лись: „начальникъ никогда безъ пользы не посѣщаетъ подчи-
неннаго" писалъ самъ Николай 1-й на одномъ изъ докладовъ
Уварова въ 1834 г. ***).
Причемъ мѣстнымъ ревизорамъ не очень довѣряли, предпо-
читая, особенно въ важныхъ случаяхъ, ревизію изъ Петербурга.
Когда, напримѣръ, въ 1848 г., докладывая Императору о мѣрахъ.
какія приняты по дѣлу о ранѣ, нанесенной ученикомъ Неми-
ровской гимназіи директору, Уваровъ сообщилъ, что имъ по
совѣту съ Бибиковымъ посланъ для ревизіи инспекторъ Кіев-
скихъ училищъ Могилянскій, то Николай 1-й написалъ «вѣрнѣе
послать отсюда» ****).
Вызывала одобреніе и цѣнилась только твердая власть.
Устраняя, наприм., отъ должности С.-Петербургскаго попечителя
кн, Гр. Волконскаго, Государь написалъ: «въ С.-Петербургскій
округъ избрать другого попечителя, извѣстнаго твердостью ха-
рактера *****).
Но и надзоръ попечителей съ твердымъ характеромъ ка-
зался въ то время недостаточнымъ.
Гр. Бибиковъ возбудилъ черезъ шефа жандармовъ въ 1838 г.
ходатайство, чтобы кіевскій учебный округъ присылалъ къ нему
*) Арх. М. H. Пр. д. № 98-004 к. 3315 и сборн. расп. д. 2—865.
**) Напр. за 1851—52 гг. въ Арх. М. H. Пр.
***) Арх. М. H. Пр. д. № 130355 к. 158.
****) Арх. М. H. Пр. д. № 94349 к. 1250.
*****) въ 1845 г. Арх. М. H. Пр. бумаги Уварова № 28.

161

подвѣдомственныхъ сему округу лицъ для нужныхъ объясненій.
А Николай 1-й приказалъ, чтобы Кіевскій, равно какъ и другіе
учебные округи, «когда принадлежащіе къ онымъ лица, будутъ
соприкосновенны дѣламъ, которыя по существу своему и по
общему порядку входятъ въ кругъ власти главныхъ мѣстныхъ
начальствъ, оказывали имъ всякое содѣйствіе и донося о по-
добныхъ случаяхъ своему непосредственному начальству, не
останавливались между тѣмъ въ исполненіи по полицейской
части мѣръ, которыя главными [мѣстными начальствами приз-
наны будутъ нужными для успѣшнаго хода дѣлъ и для дости-
женія желанной цѣли», *) т. е. не только исполнилъ желаніе
Бибикова, но и сдѣлалъ это общей мѣрой въ государствѣ.
Слѣдствіемъ такого Высочайшаго повелѣнія явились случаи
трогательнаго единенія гимназическихъ начальствъ и полиціи
въ родѣ того, наприм., что Чигиринскій земскій исправникъ и
старшій учитель 2-й Кіевской гимназіи Березницкій совмѣстно
производятъ внезапный обыскъ ученической квартиры Попеля
въ м. Златополѣ **).
Какъ понималъ Бибиковъ свои обязанности, т. е. насколько
онъ ихъ расширилъ, можно видѣть изъ того, наприм., что за
1839 г., онъ запрашивалъ Уварова о его намѣреніяхъ по преоб-
разованію Кіевскаго университета ***), а въ 1848 г. представилъ
записку о реформѣ гимназій.
Въ это время, впрочемъ, Д. Г. Бибикову были уже предо-
ставлены права попечителя ****),
Цѣлью этой странной, на нашъ взглядъ, мѣры, было из-
вѣстное направленіе воспитанія юношества того края и водво-
ренія въ училище, вообще, и особенно въ университетѣ Св. Вла-
диміра, того нравственнаго духа покорности и повиновенія,
который долженъ служить основою нашего отечественнаго во-
спитанія.
Такъ говорилось въ указѣ, такъ понималъ цѣль своихъ
*) Сообщ. Ст. С. Мордвинова Арх. М. H. Пр. д. № 66882, к. 2547 и бум-
Уварова № 19 тамъ же.
**) 26 августа 1839 г. М. H. Пр. д. № 71084 к. 2680. Обыскъ примѣнялся
и при попечительскихъ ревизіяхъ учебныхъ заведеній. Такъ наприм., въ
своемъ донесеніи объ осмотрѣ университета св. Владиміра въ 1838 г. кіевскій
попечитель Ф. Брадке писалъ, что „при самомъ подробномъ пересмотрѣ всѣхъ
книгъ, бумагъ и другихъ вещей у нѣкоторыхъ студентовъ, ничего противнаго
правиламъ не найдено. Арх. М. H. Пр. д. № 67013 к. 2548.
***) Тамъ-же.
•***) Выс. Указъ 18_ноября 1848 г.

162

полномочій Бибиковъ и потому въ своемъ отчетѣ за 1849 г.
между прочимъ писалъ, что согласно указаніямъ Его Вели-
чества:
Всякое нарушеніе порядка и неисполненіе введенныхъ пра-
вилъ и распоряженій разсматривается имъ, какъ выраженіе
непокорности и наказывается удаленіемъ изъ заведеній.
Дабы удаляемые на семъ основаніи изъ училищъ и вообще
замѣченные въ чемъ либо предосудительномъ не могли скры-
вать своихъ поступковъ, посредствомъ перехода въ другія заве-
денія, воспрещено принимать въ оныя безъ разрѣшенія Главнаго
начальника округа.
Вообще, терпимость, снисходительность и всякія полумѣры,
никогда не приносящія пользы даже тѣмъ, къ кому онѣ отно-
сятся, но всегда вредныя для заведеній, исключены изъ системы
управленія учебныхъ округовъ.
Учителя—тамошніе уроженцы переводятся на другія мѣста,
а на ихъ мѣста назначаются непремѣнно русскіе *).
Когда еще въ 1839 году было доложено Николаю І-му сов-
мѣстное рѣшеніе Уварова и Бибикова дѣлать это постепенно,
то онъ написалъ: «исполнить нынѣ-же, переведя тамошнихъ уро-
женцевъ въ другія мѣста, а на ихъ мѣста перемѣняя русскихъ» **)#
Данное упоминаніе Бибикова касается, слѣдовательно, фак-
товъ уже болѣе или менѣе случайныхъ, остатковъ такихъ учи-
телей.
Насколько сильно разгорались аппетиты жандармеріи по
отношенію къ учебнымъ заведеніямъ въ это темное время, можно
видѣть изъ того, что г.-маіоръ Фалькенбергъ въ 1842 г. просилъ
у гр. Беккендорфа разрѣшенія офицерамъ корпуса жандармовъ
посѣщать во всякое время учебныя заведенія въ губерніяхъ,
составляющихъ его кругъ ***). Уваровъ не безъ труда отклонилъ
эту просьбу, находя, что эта мѣра нарушитъ порядокъ упра-
вленія, и что она не нужна, поскольку сибирскія губерніи нахо-
дятся въ вѣдѣніи губернаторовъ ****). Беккендорфъ-же, очевидно,
ничего страннаго въ просьбѣ своего подчиненнаго не видѣлъ и
*) Арх. M. H. Пр. д. № 99860 к. 3349.
**) Въ слѣдующемъ 1843 г. Казанскій попечитель Гр. Мусинъ-Пушкинъ
протестовалъ и противъ этой зависимости отъ губернаторовъ, предполагая
подчинить сибирскія гимназіи особому помощнику попечителя. Но ходатай-
ство его было отклонено. Арх. М. Н. Пр. д. № 88575 к. 3089.
***) Въ томъ же дѣлѣ.
****) Фалькенбергъ былъ въ Сибири,

163

направилъ дѣло изъ III "отдѣленія въ Министерство Просвѣ-
щенія *).
Да ничего страннаго по тому времени въ сущности тутъ и
не было.
Полиція согласно Высочайшему повелѣнію 1838 г. и такъ
могла очень хорошо, какъ наблюдать за учебными заведеніями,
такъ и вліять на ходъ нѣкоторыхъ ихъ дѣлъ.
Уже на основѣ этого Высочайшаго повелѣнія создавались
такія, наприм., положенія, что Министръ Нар. Просвѣщ., прежде
чѣмъ успѣвалъ заготовить докладную записку, получалъ сооб-
щеніе о состоявшемся уже относительно этого дѣла повелѣніи
Императора по непосредственному донесенію генералъ-губерна-
тора. Такъ, наприм., въ 1848 г. по частному дѣлу объ ученикѣ
Немировской гимназіи Вольскомъ. Уваровъ только еще полу-
чилъ о немъ добавочныя донесенія чрезъ Министра Внутрен-
нихъ Дѣлъ, а статсъ-секретарь Танѣевъ уже сообщилъ ему о
приказѣ Николая 1-го: «означеннаго Вольскаго высѣчь розгами
передъ всѣми учениками и отдать въ барабанщики въ Оренбург-
скій округъ» **).
Дѣло это о проступкѣ сравнительно мелкомъ ***), но поло-
женію Министра Народн. Просвѣщенія въ немъ не изъ важныхъ.
Характернѣе для роли III отдѣленія въ Николаевское время
и принципіальнѣе для министерства Нар. Просвѣщенія дѣло объ
учителѣ Пермской гимназіи Козловскомъ, относящееся къ
1831 году.
Оно началось съ того, что получивъ частнымъ образомъ
свѣдѣніе о томъ, что учитель Козловскій находится въ тѣсныхъ
связяхъ съ сосланными въ Пермь поляками, Беккендорфъ пред-
писалъ Пермскому Губернатору сдѣлать Козловскому строгій
выговоръ и запросилъ: «не полагаетъ ли губернаторъ нужнымъ
удалить его изъ Пермской губерніи».
Изъ Перми получился на это отвѣтъ, что и по мнѣнію
губернатора, не излишне было бы Козловскаго перевесть изъ
Пермской губерніи въ другую, ибо онъ дѣйствительно имѣетъ
знакомство съ сосланными въ Пермь поляками и что сія мѣра
послужила бы примѣромъ для другихъ».
Беккендорфъ доложилъ тогда объ этомъ дѣлѣ Государю и
*) Арх. M. H. Пр. Д. № 130410 к. 143.
**) Арх. М. Н. Пр. д. № 94349, к. 1250.
***) Вольскій нанесъ перочиннымъ ножемъ рану директору. Послѣдующая
ревизія выяснила, что это не болѣе какъ частный поступокъ дурного ученика.

164

получилъ приказаніе спросить мнѣніе Министерства Народнаго
просвѣщенія/
Кн. Ливенъ въ отвѣтъ на вопросъ прямо отъ имени Госу-
даря, пошелъ еще дальше губернатора и шефа жандармовъ.
«Оставаясь въ званіи учителя, писалъ онъ, Козловскій можетъ
имѣть весьма вредное вліяніе на юношество не только въ Перми,
но и возлѣ. Посему я осмѣливаюсь всеподданнѣйше испраши-
вать Вашего, В. И. В. повелѣнія: Козловскаго опредѣлить въ
другую изъ отдаленныхъ отъ Польши губерній въ гражданскую
службу съ утвержденіемъ надъ нимъ строгаго надзора, какъ со
стороны начальства, къ которому онъ будетъ опредѣленъ, такъ
и со стороны полиціи».
Императору Николаю Павловичу, конечно, ничего не стоило
исполнить эту просьбу и онъ дѣйствительно написалъ: „отпра-
вить въ Якутскъ на службу*.
Еще болѣе интересно, что когда все это дошло въ видѣ
предписанія директору Пермской гимназіи, то послѣдній сооб-
щилъ Казанскому попечителю гр. Мусину-Пушкину, что предо-
судительныя связи Козловскаго и сдѣланный послѣднему стро-
гій выговоръ отъ губернатора ему директору были не извѣстны
до полученія окончательнаго рѣшенія, ибо по сему предмету
губернаторъ имѣлъ секретное предписаніе.
Когда же раздосадованный Мусинъ-Пушкинъ, сообщая объ
этомъ своему Министру, писалъ: „долгомъ считаю представить на
Ваше, М. Г., благоусмотрѣніе, что по мнѣнію моему и всѣхъ
подобныхъ случаяхъ, къ которымъ могутъ быть прикосновенны
какія-либо чиновники по Казанскому учебному округу, гг. гра-
жданскимъ губернаторамъ прилично было бы извѣщать меня,
которому все подвѣдомственныхъ лицъ относящееся должно,
кажется, быть извѣстнымъ",—то кн. Ливенъ отвѣчалъ, что „тре-
бовать сего отъ гг. губернаторовъ нельзя, потому что полиція
имѣетъ свой, особенный кругъ дѣйствія, въ который другія на-
чальства не могутъ вмѣшиваться* *).
Едва ли можетъ быть еще болѣе яркое доказательство
страшной приниженности и даже угодливости министерства
просвѣщенія предъ административной властью.
Всѣ эти строгости и усиленіе полицейскаго надзора за уча-
щими и учащимися рекомендовалось дѣлать „безъ огласки, такъ
сказать, невидимо для тѣхъ, на коихъ оно обращаетсяа, какъ
*) Арх. М. H. Пр. д. № 41998, к. 1175.

165

сказано было бы въ секретномъ отношеніи Уварова къ Биби-
кову—уже попечителю *). |
На ряду съ собственно полицейскимъ шло, конечно, и уси-
леніе надзора внутренняго, школьнаго. Такъ въ 1848 году Би-
биковъ, замѣтивъ при посѣщеніи пансіона 1-й Кіевской гимназіи
нѣкоторыя упущенія, предложилъ директору ввести ночныхъ
надзирателей **).
Трудно сказать, во что отливались на практикѣ эти ши-
рокія полномочія полиціи; безъ сомнѣнія, положеніе учебныхъ
заведеній, особенно при усердіи тогдашней полиціи, далеко не
было завиднымъ. До насъ сохранился краснорѣчивый доносъ
попечителя Бѣлорусскаго округа Грубера, въ которомъ послѣд-
ній писалъ Уварову, что вмѣшательство полиціи только вызы-
ваетъ недоумѣнія и возбуждаетъ населеніе, раздувая происше-
ствія ничтожныя ***).
Еще болѣе ярко проявлялись политическіе и всякіе чуждые
образовательномъ цѣлямъ мотивы въ учебныхъ заведеніяхъ на
окраинахъ. Для полноты картины мы позволимъ себѣ сдѣлать
здѣсь общій ихъ очеркъ.
Принципіальная подкладка всѣхъ мѣръ по учебной части
въ Западномъ краѣ можетъ быть понята изъ одного доклада
Уварова Николаю І-му въ 1833 г. Въ этомъ докладѣ онъ писалъ
„Дѣйствія Министерства Народнаго Просвѣщенія съ 33 года
имѣли цѣлію—во 1-хъ возстановить въ тѣхъ губерніяхъ (отъ
Польши возвращенныхъ) общественныя заведенія для образо-
ванія юношества въ надлежащей связи и постепенности.
Во 2-хъ, признавая, что преимущественно направленіемъ
умственнаго образованія будущихъ поколѣній можетъ быть приб-
лижено желаемое моральное и политическое сліяніе тѣхъ губер-
ній въ общій составъ государства, слѣдовало возстановить и
образовать сіи училища въ духѣ русскомъ, хотя большею частію
подъ наружностью прежнихъ наименованій".
•„Совершенно согласно съ моими намѣреніями, написалъ
Государь на докладѣ; строго держаться сего плана, ни въ чемъ
не послабляя и отнюдь не удаляясь ****) и съ тѣхъ поръ рецептъ
*) 1848 г. Арх. М. H. Пр. Д. № 94216 к. 1248.
**) Тоже дѣло.
***) Арх. М. H. Пр. д. № 92216 к. 1248.
****) Арх. М. H. Up. д. № 130359 к. 158.

166

Уварова сталъ непрерывно дѣйствовать на окраинахъ во все
время царствованія Николая. Впрочемъ и предшествующія мѣ-
ропріятія относительно западныхъ училищъ совершались въ
томъ же духѣ, Уваровъ только ихъ ясно формулировалъ.
Вотъ, для ясности, важнѣйшія распоряженія Министерства,
которыми достигалось обрусѣніе Западнаго края (цѣль, такъ
ясно формулированная Уваровымъ, для тамошнихъ учебныхъ
заведеній и ихъ начальствъ).
Совершенно справедливо считаясь съ духовными учили-
щами при римско-католическихъ монастыряхъ, какъ со своими
противниками въ дѣлѣ обрусѣнія, Императоръ Николай еще въ
1831 г. сдѣлалъ распоряженіе о постепенномъ ихъ уничтоженіи
въ Западномъ краѣ и о преподаваніи на русскомъ языкѣ всѣхъ
предметовъ въ долженствующихъ замѣнить оныя свѣтскихъ учи-
лищахъ*).
Въ этомъ же году состоялось секретное Высочайшее пред-
писаніе о мѣрахъ къ уменьшенію и къ постепенному уничто-
женію преподаванія польскаго языка въ Бѣлоруссіи; кн. Ливенъ,
стараясь объ исполненіи этого предписанія, наполнялъ тамошнія
училища русскими учителями и вводилъ преподаваніе всѣхъ
предметовъ на русскомъ языкѣ **).
Въ 1839 году дѣло о содержателѣ общей ученической квар-
тиры Попелѣ, преподававшемъ своимъ ученикамъ польскую
исторію, послужило поводомъ къ ограничительнымъ правиламъ
содержателей квартиръ.
Сообщая Уварову о томъ, что постановленіе военнаго суда ***)
,отдать его, Попеля въ солдаты въ отдѣльный Кавказскій кор-
пусъ, впредь до отличной выслуги" утверждено Государемъ,
г.-ад. Бибиковъ писалъ: „по моему заключенію, одно только со-
вершенное устраненіе отъ всякаго сообщенія учениковъ съ пре-
подавателями Польскаго происхожденія, какъ въ видѣ учителей,
надзирателей и репетиторовъ при казенныхъ заведеніяхъ, такъ
и въ видѣ домашнихъ учителей,— можетъ поставить училища
въ то направленіе, къ которому стремятся всѣ усилія Вашего
Высокопревосходительства, и въ которыхъ заключается спокой-
ствіе и счастіе цѣлаго края".
Уваровъ почти всегда поддерживавшій начинанія Бибикова,
поручилъ помощнику попечителя Кіевскаго округа Карлгофу
*) Арх. М. Н. Пр. Д. № 130335. Сборн. пост. т. 2-й 160.
**) Сообщеніе его Танѣеву. Арх. М. H. Пр. д. № 130335 к. 157.
***) Попель былъ судимъ военнымъ судомъ по Высоч. повелѣнію

167

представить, исходя изъ соображеній Бибикова проектъ правилъ
о квартиродержателяхъ.
Карлгофъ почему то съ такимъ проектомъ замедлилъ. Между
тѣмъ 23 апрѣля 1840 г. послѣдовало Высочайшее повелѣніе ста-
раться вездѣ, гдѣ при училищахъ въ Кіевской, Волынской и
Подольской губерніяхъ окажется удобность нанимать общія квар-
тиры для учащихся, по соглашенію съ родителями въ общей
платѣ за дѣтей ихъ (родъ пансіоновъ) на такихъ квартирахъ
помѣщась учениковъ, подъ присмотромъ надзирате-
лей изъ русскихъ, которымъ опредѣлять приличное жало-
ванье.
Представленныя кн. Давыдовымъ *) на этомъ основаніи
правила объ общихъ ученическихъ кварталахъ 6 сентября 1840 г.
были введены въ видѣ опыта на 3 года**).
Русскіе учителя, замѣнившіе въ учебныхъ заведенія поля-
ковъ, казались однако Николаевскому Правительству все еще
недостаточнымъ ручательствомъ въ благонадежности.
Гр. Протасовъ, въ своемъ ревизорскомъ отчетѣ о Кіевскомъ
и Бѣлорусскомъ округѣ, исходя изъ представленія объ исторіи,
какъ предметѣ близкомъ ко всѣмъ политическимъ вопросамъ
сего края, рекомендовалъ на ряду съ природно-русскими учите-
лями — составить еще «особую исторію Россійскую съ простран-
нымъ дополненіемъ исторіи Литвы и Волыни, въ которой бы
показывалось ясно, что край сей составлялъ въ древности ко-
ренную часть Россіи, и высказывались въ подробности всѣ
вражды и несогласія столь долго отдѣлявшія Литву отъ Польши».
Было это исполнено тогда или нѣтъ, не извѣстно, но Импе-
раторъ Николай во всякомъ случаѣ приказалъ: «имѣть въ виду
при будущихъ усовершенствованіяхъ» ***).
^Даже славянскій языкъ о томъ выдвигался съ политиче-
ской цѣлью: «изученіе этого языка, доказывающее единство
происхожденія Россіянъ и Поляковъ, я, писалъ ревизоръ, при-
знаю сообразнымъ съ постояннымъ направленіемъ воспитанія»*** )
И кромѣ всего этого, за исполненіемъ всѣхъ указанныхъ
мѣръ существовалъ еще надзоръ жандармеріи.
Отъ 1843 г. сохранилось интересное въ этомъ отношеніи
секретное донесеніе шт.-офицера корпуса жандармовъ, находя-
*) Попеч. Кіевскаго Округа.
**) Арх. M. H. Пр. д. № 71084. к. 2680.
***) Арх. M. H. Ир. д. .V 52636 к. 1891.
*•**) Въ 1848 г. Арх. Мин. Нар. Проев, д. № 72394 к. 2702.

168

щагося въ Волынской губ., подполковника Гринфельда графу
Буксгевдену *) о публичномъ испытаніи учениковъ Житомир-
ской гимназіи. Тутъ онъ пишетъ о своемъ впечатлѣніи отъ
экзаменовъ, отмѣчаетъ нѣсколько лучшіе успѣхи въ русскомъ
языкѣ сравнительно съ прошлымъ**) и обращаетъ вниманіе на
уменьшеніе учащихся.
Буксгевденъ въ свою очередь сообщилъ объ этомъ гр. Бек-
кендорфу ***). Это, какъ видите, уже въ собственномъ смыслѣ
Министерство Народн. Просвѣщенія подъ надзоромъ.
Трудно сказать, какіе результаты достигались всѣми этими
насильственными мѣрами. Попечитель Кіевскаго округа Давы-
довъ на основаніи ревизіи гимназій округа, произведенной про-
фессоромъ Федотовымъ,адъюнктомъ Домбровскимъ него помощи.
Карлгофомъ, писалъ министру, что «въ старшихъ классахъ вос-
питанники настроены враждебно ко всему русскому, что должно
приписать вліянію семьи и окружающихъ» ****).
Исчезло ли это враждебное настроеніе послѣ мѣръ Биби-
кова,—документально намъ неизвѣстно. Вѣрнѣе что нѣтъ.
Параллельно съ этими мѣрами въ Польско-Литовскомъ краѣ
и раньше того вводился русскій языкъ въ Дерптскомъ округѣ. Одно
изъ распоряженій въ этомъ родѣ относится еще къ 1826 г. *****);
съ 1834 года лицамъ, окончившимъ гимназіи Дерптскаго уни-
верситета и оказавшимъ совершенное знаніе языка, сталъ даваться
при вступленіи на гражданскую службу чинъ ;14 класса ****•*).
Отмѣчая наличность идеи обрусѣнія въ Остъ-Зейскомъ краѣ,
нужно, однако, замѣтить, что она проводилась здѣсь несравненно
сдержаннѣе, чѣмъ въ губерніяхъ Литовскихъ и Польскихъ. Въ
то время, какъ тамъ за чтеніе Мицкевича или какого другого
польскаго писателя немедленно увольняли ученика изъ гимна-
зіи *******), здѣсь нѣмецкая литература изучалась вполнѣ свободно.
Оберегая такъ казенныя заведенія отъ всякаго свободного
дуновенія со стороны, ограждая ихъ, такъ сказать, тройной стѣ-
*) Начальн. IV окр. корпуса жандармовъ.
**) Откуда можно заключить, что такія донесенія и наблюденія были и
раньше.
***) Арх. М. H. Up. Д. № 88359 K. 3087.
****) Арх. М* H. пр. № 72394 к. 2702.
*****) Сборн. распор, т. 2-й 270.
******) Сборн. пост. 1. 2-Й 296.
*******) £ъ 1339 г два ученика Житомирской гимназіи были уволены за чте-
ніе драм, сочин. подъ заглавіемъ: Wowstancy w 833 voku uzez Wvicha и уче-
никъ Слуцкаго училища за стих. Мицкевича. Арх. M.H. Пр. д. № 130379 к. 159.

169

ной, задаваясь цѣлію дать соотвѣтствующее міровоззрѣніе каж-
дому классу, Правительство Николая 1-го тѣмъ самымъ не могло
оставить безъ усиленнаго надзора заведенія частныя и, даже
больше, не могло быть къ нимъ благожелательнымъ.
И дѣйствительно, воспользовавшись неблагопріятными слу-
хами въ 1827 году Министерство произвело тщательную ревизію
частныхъ пансіоновъ. Донесенія ревизоровъ показали, что многіе
иностранцы содержали пансіоны безъ дозволенія, что весьма
многіе обучали, не имѣя нужнаго свидѣтельства, что въ пансі-
онахъ этихъ русская исторія и русскій языкъ были большей
частію въ великомъ небреженіи *).
Вызвавъ рядъ спеціально направленныхъ противъ этихъ
золъ мѣръ, главная изъ которыхъ была распоряженіе о препо-
даваніи всѣхъ наукъ на русскомъ языкѣ, ревизія эта послужила,
такъ сказать, только началомъ всякаго рода распоряженій и уза-
коненій, направленныхъ къ стѣсненію частнаго обученія.
Въ развитіи этихъ стѣснительныхъ мѣръ, имѣлъ конечно,
значеніе дѣйствительно не высокій уровень частныхъ пансіоновъ,
вызвавшій къ себѣ такое осужденіе тогдашнихъ лучшихъ людей,
что въ этомъ вопросѣ оказались единомышленными А. С. Шиш-
ковъ и А. С. Пушкинъ, но несомнѣнно и то, видную роль играло
тутъ и недовѣріе къ ихъ политической благонадежности.
Считая частные пансіоны только едва терпимымъ зломъ,
которое мѣшало осуществленію идеи государственнаго обученія,
Министерство Просвѣщенія связывало ихъ все туже и туже. Въ
1831 году кн. Ливенъ сдѣлалъ, наприм., распоряженіе по С.-Пе-
тербургскому округу, чтобы ни одинъ пансіонъ не былъ откры-
ваемъ безъ согласія Министра **), а въ 1835 году Уваровъ ра-
спространилъ эту мѣру на всю Россію, да еще прибавилъ, что
съ разрѣшенія Министра открытіе частныхъ заведеній можетъ
состояться только въ крайнемъ случаѣ ***).
Въ 1834 году было положено штрафовать учителей, которые
будутъ преподать безъ установленныхъ свидѣтельствъ, и содер-
жателей пансіоновъ, гдѣ такіе учителя окажутся ****).
Положеніе о частныхъ учебныхъ заведеніяхъ, изданное
12 января 1835 года, требовало отъ учредителей пансіоновъ не
только установленныхъ свидѣтельствъ объ ихъ образованіи и са-
*) Арх. М. Н. Пр. д. № 39, 328.
**) Сборникъ распор, т. 2-й 383.
***) Сборн. постан. т. 2-й 58.
****) Сборн. постан. т. 2-й 349.

170

мыхъ подробныхъ предположеній о типѣ заведенія и преподаваніи,
но и удостовѣренія въ ихъ добромъ поведеніи (пар. 2) и рус-
скаго подданства (пар. 3) *).
Въ 1842 году было приказано строжайше наблюдать за
исполненіемъ всѣхъ этихъ правилъ, нарушителей ихъ за первый
штрафовать, а за второй отправлять установленнымъ порядкомъ
за границу **). Въ 1846 году, кромѣ прежняго требованія вся-
кихъ удостовѣреній отъ лицъ, открывающихъ пансіоны, прика-
зано также требовать удостовѣренія и въ способностяхъ къ со-
держанію учебныхъ заведеній ***).
Усложнивши такимъ образомъ условія открытія частныхъ
учебныхъ заведеній съ цѣлію препятствовать ихъ открытію,
Министерство старалось сколько могло стѣснить и домашнихъ
учителей. Въ 1834 году спеціальнымъ Высочайшимъ указомъ
Сенату было строго воспрещено „принимать въ домы дворянъ,
чиновниковъ и купцовъ иностранцевъ обоего пола, неполучив-
шихъ аттестатовъ отъ русскихъ университетовъ на учительскія,
наставническія и гувернерскія званія и не имѣющихъ требу-
емыхъ указомъ 12-го іюня 1831 года свидѣтельствъ о нравствен-
номъ поведеніи" ****). А въ 1848 году въ исполненіи воли Госу-
даря и изъ опасенія, что учителя иностранцы могутъ внести въ
Россію нежелательный и опасный духъ, былъ на время совсѣмъ
прекращенъ доступъ въ Россію иностранцевъ, желающихъ по-
святить себя воспитанію юношества. Гувернеровъ-иностранцевъ,
по мысли Николая, должны были замѣнить воспитанники глав-
наго педагочискаго института •****).
Не сочувствуя и препятствуя частному обученію въ Россіи,
Правительство тѣмъ болѣе не могло смотрѣть равнодушно на
обученіе за границей. Еще въ 1831 году былъ изданъ указъ
Сенату по этому поводу въ которомъ Николай Павловичъ при-
казалъ слѣдующее: 1) Россійское юношество отъ 10 до 18 лѣтъ
должно быть воспитываемо предпочтительно въ отечественныхъ
заведеніяхъ, или, хотя въ домахъ своихъ подъ надзоромъ роди-
телей и опекуновъ, но всегда въ Россіи. 2) Изъятія изъ сего
правила могутъ быть дѣлаемы единственно по какимъ либо
важнымъ причинамъ и никогда иначе, какъ съ нашего разрѣ-
*) Сборн. распор, т. 2-й,
**) Сборн. постан. т. 2-й 140.
***) Сборн. распор, т. 2-t 761.
*•**) Сборн. пост. т. 2-й, 310.
**•**) Сборн. пост. т. 2-й, 428.

171

шенія. 3) Юноши моложе 18-ти лѣтъ не могутъ быть отправ-
ляемы въ чужіе края для усовершенствованія въ наукахъ *).
Стѣсняя, такимъ образомъ, всякое воспитаніе и среднее
образованіе, кромѣ правительственнаго, Министерство избавляло
свои гимназіи отъ конкуренціи и, волей неволей, заставляло
помѣщагь въ нихъ своихъ дѣтей всякаго, кому было нужно
среднее или высшее образованіе.
ГЛАВА VII.
Послѣдніе 5 лѣтъ царствованія Николая 1-го прошли при
Министрахъ Ширинскомъ-Шихматовѣ (1850—1853) и Норовѣ (съ
7 апр. 53 г.). Не подготовленный къ этому трудному посту Ши-
ринскій и безхарактерный Норовъ не могли внести что либо
новое въ учебный міръ и тѣмъ болѣе противостоять Императору
Николаю. Тонъ всему еще болѣе, чѣмъ прежде, давалъ самъ
Государь. И въ эти послѣднія пять лѣтъ въ учебномъ мірѣ не
только сохранились начала, проводившіяся Уваровымъ, но въ
нѣкоторыхъ своихъ частяхъ даже получили дальнѣйшее раз-
витіе.
Принявъ особенно близко къ сердцу, въ силу своей рели-
гіозности, слова Государя, что «Религія должна служить един-
ственною твердою основой всякаго полезнаго ученія», кн. Ши-
ринскій-Шахматовъ обратилъ особенное вниманіе на преподаваніе
Закона Божія въ гимназіяхъ.
Испросивъ Высочайшее согласіе, онъ въ первый же годъ
своего управленія Министерствомъ побудилъ Св. Синодъ сдѣ-
лать распоряженіе епархіальнымъ преосвященнымъ, чтобы по-
слѣдніе приняли за правило: во 1-хъ, избираемыхъ къ должно-
стямъ законоучителей въ учебныя заведенія, отъ университета
до приходскаго училища, строжайше испытывать, имѣютъ ли
они всѣ потребныя къ преподаванію Закона Божія познанія,
твердо ли убѣждены въ святости своего призванія и способны
ли съ теплотою вѣры и любви вселять въ умы учащихся свя-
щенные истины христіанства и посѣвать въ сердца ихъ сѣмена
добродѣтели; во 2-хъ, удостовѣряться въ ихъ образѣ жизни и
нравственности, которыя должны быть вполнѣ назидательны**).
Для большаго единообразія попечителемъ Петербургскаго
*) Сборн. пост. т. 2-й, 156.
**) Арх. М. H. Пр. д. № 122174; к. 3585.

172

округа было разослано новое распредѣленіе преподаванія Закона
Божія въ гимназіяхъ, составленное помощникомъ наблюдателя
профессоромъ протоіереемъ Раиковскимъ.
Распредѣленіе Райковскаго было слѣдующимъ:
I—классъ: Повтореніе и объясненіе необходимыхъ молитвъ—
2. Повтореніе начатковъ христіанскаго ученія, т. е. краткой Св.
Исторіи и краткаго катехизиса.—3. Изученіе священной исторіи
Ветхаго Завѣта по книгѣ «Чтеніе изъ книгъ Вѣтхаго Завѣта»
съ дополненіемъ недостающихъ важнѣйшихъ свѣдѣній».
Й. Священная исторія Новаго Завѣта по книгѣ: «Чтеніе
изъ четырехъ евангелистовъ и Дѣяній Апостольскихъ».
III. Пространный катехизисъ до 8 члена включительно.
IV. 1. Окончаніе первой части пространнаго катехизиса и
изученіе второй.
2. Краткое ученіе о богослуженіи вообще и о божественной
литургіи въ особенности.
V. 1. 3-я часть катехизиса.—2. Краткое ученіе о богослу-
женіи вседневномъ, праздничномъ и великопостномъ.
VI. Исторія церкви вселенской и отечественой.
VII. Повтореніе всего курса *).
Будучи одобренъ Синодомъ этотъ планъ Райковскаго въ
1851 году по распоряженію Министра былъ принятъ во всѣхъ
гимназіяхъ **).
По сравненію съ планомъ Митрополита Серафима и про-
тоіерея Кочетова, онъ отличается тѣмъ, что вводитъ въ гимназію
ученіе о богослуженіи и предъявляетъ нѣкоторое требованіе къ
поступающимъ въ гимназію (молитвы и начатки христіанскаго
ученія).
Катехизисъ распредѣленъ на 3 класса (III, IV и V), введена
исторія церкви отечественной, въ VII классѣ вмѣсто ученія объ
обязанностяхъ христіанина назначено просто повтореніе всего
курса съ обращеніемъ особеннаго вниманія на катехизисъ.
Включеніе въ курсъ церковной исторіи объясненія молитвъ
и объясненія Богослуженія было несомнѣнно восполненіемъ дѣй-
ствительно важныхъ пробѣловъ и значительнымъ улучшеніемъ
программы Закона Божія. Но при всемъ томъ программа 1851 г.
допустила нѣсколько педагогическихъ погрѣшностей: первое—она
предписала требовать отъ поступающаго въ гимназію знанія
молитвъ, ничего не сказавъ о пониманіи ихъ; второе—при изло-
*) Арх. M. H. Пр. Д. № 122174 к. 3585.
**) Ж. М. Пр; 1851 г., ноябрь.

173

женіи ученія о богослуженіи она не предписывала изученія и
объясненія церковныхъ требъ, при которыхъ христіанамъ при-
ходится оченъ часто присутствовать, а между тѣмъ приказывала
знакомить съ уставными особенностями Богослуженія празднич-
наго и великопостнаго; третье—она исключала изъ курса вполнѣ
жизненный предметъ „о христіанскихъ обязанностяхъ". Такимъ
образомъ, нравственный элементъ, изгнанный сначала изъ курса
Закона Божія замѣною Св. Исторіи „Чтеніями" и изъятіемъ
книги „О должностяхъ человѣка и гражданина", снова введен-
ный курсъ учебниками Кочетова и Бажанова, теперь опять под-
вергся остракизму, и ученики остались при заучиваніи однихъ
грѣховъ.
Существеннымъ недостаткомъ новой программы было также
неравномѣрное распредѣленіе предметовъ Закона Божія по
классамъ *).
Несмотря на значительныя дополненія центръ тяжести курса
Закона Божія остался прежній. Катихизисъ не только сохранилъ
свое прежнее центральное положеніе въ срединѣ курса, но зна-
ченіе его усилилось—имъ же сталъ курсъ и заканчиваться.
Совершенно не знакомясь непосредственно съ живымъ
источникомъ нашего вѣроученія, гимназисты довольно значи-
тельную часть курса должны были заниматься ^томительнымъ
догматизированіемъ (часть 1-я классъ III, IV, ч. У и VII).
Это было тѣмъ опаснѣе, что никакихъ методическихъ улуч-
шеній программа 1851 года не ввела; указывая довольно сложный
матеріалъ, она не требовала непремѣнной между ними связи и
потому ученики по свидѣтельству одного законоучителя **) „от-
дѣлавшись отъ Ветхо-Завѣтной исторіи принимались за Ново-
Завѣтную и потомъ, забывъ ту и другую, заучивали катихизисъ
съ величайшимъ трудомъ и не подозрѣвая даже, что въ Кате-
хизисѣ содержится многое, съ чѣмъ они уже знакомы изъ свя-
щенной исторіи".
При сравненіи новаго распредѣленія матеріала, входящаго
въ область Закона Божія, нельзя не видѣть, что самой сущест-
венной особенностью его было сокращеніе до минимума нрав-
ственнаго элемента и усиленіе на счетъ послѣдняго элемента
церковно-богослужебнаго. Измѣненіе это стояло въ прямой и не-
посредственной связи съ борьбой Министерства съ библейскимъ
обществомъ и лютеранствомъ. Направленіе преподаванія Закона
*) Дм. Соколовъ, стр. 269.
**) Шмидтъ, стр. 386.

174

Божія стало въ значительной степени догматико-полеми-
ческимъ *).
Монополія Министерства на учебники оставалась и потому
оживленіе и въ области Закона Божія произошло послѣ ея па-
денія, но это относится уже къ слѣдующему Министерству.
Тогда встрѣчается и нѣкоторое недовольство сухимъ догматико-
(церковно) богослужебнымъ тономъ программы со стороны наи-
болѣе чуткихъ законоучителей.
Заботясь о процвѣтаніи Закона Божія и религіозномъ на-
правленіи всего образованія, Ширинскій не сумѣлъ соблюсти
мѣры и сталъ поручать преподаваніе логики и психологіи въ
университетахъ профессорамъ богословія, преподаваніе же про-
чихъ частей философіи «при современномъ предосудительномъ
развитіи этой науки германскими учеными» признано было сов-
сѣмъ безполезнымъ **). Такимъ образомъ Николаевское царство-
ваніе, подавляя всячески просвѣщеніе и, путемъ разныхъ мѣро-
пріятій по учебному вѣдомству, достигая чего угодно, только
не просвѣщенія, пришло въ концѣ концовъ къ своему Магниц-
кому.
Наиболѣе крупнымъ мѣропріятіемъ, касавшимся всего строя
гимназій, во время управленія Ширинскаго было образованіе
(въ 1850 т.) и дѣятельность особаго „комитета для разсмотрѣнія
постановленій и учрежденій по Министерству Народн. Просвѣ-
щенія" и новые учебные планы 1852 года
Указанный комитетъ состоялъ изъ предсѣдателя статсъ-
секретаря графа Д. М. Блудова и Членовъ: Н. Н. Анненкова
графа Н. А. Протасова, Я. И Ростовцева и бар. Корфа; кромѣ
того, въ совѣщаніяхъ его принималъ постоянное участіе Министръ
Просвѣщенія кн. П. А. Ширинскій-Шихматовъ. Несмотря на свои
только десять засѣданій на протяженіи 1850—52 годовъ, коми-
тетъ этотъ по своимъ работамъ представляетъ большой интересъ,
т. к. въ немъ производился какъ бы генеральный смотръ всѣмъ
распоряженіямъ Министерства но учебному дѣлу за проходящее
царствованіе, какъ-бы переоцѣнка его ценностей.
Порядокъ работъ Комитета опредѣлился вопросами, намѣ-
ченными въ запискѣ предсѣдателя, одобренной Государемъ.
Мы будемъ здѣсь излагать только постановленія по воп-
росамъ, имѣющимъ какое-либо отношеніе къ гимназіямъ и слѣ-
довательно, начнемъ со второго вопроса, который былъ форму-
*) Дм. Соколовъ, стр. 259.
**) Дм. Соколовъ стр. 270.

175

лированъ: „допускать ли крестьянъ лишь въ приходскій учили-
ща, и низшія реальныя заведенія, или дозволить имъ доступъ
и въ училища уѣздныя и въ какихъ именно случаяхъ."
Такая узкая постановка сословнаго вопроса, прежде обща-
го рѣшенія, объясняется тѣмъ, что онъ былъ выдвинуть съ одной
стороны предложеніемъ Министра Народнаго Просвѣщенія о
дозволеніи кончившимъ гимназическій курсъ воспитанникамъ
изъ свободныхъ податныхъ состояній и не удостоенныхъ званія
личнаго почетнаго гражданства, вносить за увольненіе, отъ ре-
крутской повинности при наступленіи очереди сто пятьдесятъ
рублей въ казну и особымъ мнѣніемъ Министра Государствен-
ныхъ Имуществъ графа Киселева съ другой. Во второмъ мнѣніи
выражено, между прочимъ слѣдующее.
„Распространеніе между мѣщанами и крестьянами гимна-
зическаго образованія, rto крайней мѣрѣ, въ сельскомъ состоя-
ніи безполезно. Здѣсь нужно общее религіозное образованіе и
приготовленіе нѣкотораго числа молодыхъ людей спеціальными
свѣдѣніями по части сельскаго хозяйства, что и достигается по-
средствомъ приходскихъ училищъ и особенныхъ спеціальныхъ".
Комитетъ нашелъ эти разсужденія графа Киселева вполнѣ
основательными и справедливыми, а даровать воспитанникамъ
гимназій изъ свободныхъ податныхъ состояній право откупаться
отъ рекрутскихъ повинностей—невозможнымъ.
Одобривъ такимъ образомъ въ этомъ частномъ вопросѣ всю
прошлую Николаевскую политику, Комитетъ подошелъ къ во-
просамъ болѣе общимъ: а) надлежитъ-ли допускать людей всѣхъ
свободныхъ состояній, безъ всякаго на семъ основаніи различія,
во всѣ учебныя и самыя* высшія заведенія? и в) полезно-ли при-
влекать къ участію въ публичномъ образованіи дарованіемъ ка-
кихъ либо болѣе или менѣе значительныхъ по службѣ пре-
имуществъ оканчивающимъ курсъ въ среднихъ и высшихъ
учебныхъ заведеніяхъ?
Совмѣстно разрѣшая два эти вопроса Комитетъ при отвѣтѣ
на первый изъ нихъ пришелъ къ рѣшенію нѣсколько неожидан-
ному, особенно послѣ своей санкціи Киселевскаго предложенія.
А именно: „внимательное разсмотрѣніе всѣхъ постановле-
ній, изданныхъ Петромъ І-мъ, Екатериной ІІ-й, Александромъ І-мъ
и Николаемъ І-мъ, и обстоятельствъ современнаго состоянія
Россіи, читаемъ въ журналахъ засѣданія по этому поводу, при-
вело Комитетъ къ убѣждѣнію, что отступленія отъ главныхъ
началъ существующихъ о семъ узаконеній, т. е. ограниченія въ
пріемѣ молодыхъ людей въ учебныя заведенія по "одному про-

176

похожденію было бы неудобно, а въ нѣкоторыхъ случаяхъ и
вредно" (ж. II, л. 5-й).
Какъ будто бы только что вставшіе на сторону чисто со-
словнаго предложенія графа Киселева члены Комитета теперь
отъ проведенія сословнаго разграниченія въ школьную сѣть
отказываются. Но это только такъ кажется, они пока говорятъ
только о неудобствѣ слишкомъ откровеннаго заявленія объ
этомъ, а каковы ихъ истинныя намѣренія—покажетъ отвѣтъ на
второй вопросъ.
Относительно же второго вопроса, всѣ члены Комитета,
кромѣ Ширинскаго-Шихматова, при оставленіи въ полной силѣ
права,.дарованнаго лицамъ всѣхъ свободныхъ состояній, всту-
пать во всѣ учебныя заведенія Министерство Просвѣщенія,
нашли полезнымъ постановить слѣдующія общія правила: 1)
Чтобы аттестаты объ окончаніи курса въ университетахъ и дру-
гихъ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ не давали права на вступ-
леніе въ гражданскую службу тѣмъ, кои на основаніи дѣйству-
ющихъ постановленій не имѣютъ сего права по своему происхо-
жденію, съ изъятіемъ только въ пользу достигшихъ высшей
академической степени доктора". 2) „Чтобы окончившимъ курсъ
въ означенныхъ заведеніяхъ было, какъ доселѣ, безъ различія
по происхожденію предоставлено право вступать въ нѣкоторые
особенные роды службы—педагогическую, медицинскую фарма-
цевтическую и ветеринарную, горную, лѣсную, межевую и во-
обще въ такія, въ которыхъ необходимы свѣдѣнія техническія,
причисляя сюда и мѣста, гдѣ нужно знаніе восточныхъ язы-
ковъ; но дабы вступленіе въ сіи роды службы не обратилось въ
средство перехода въ общую гражданскую ^службу слѣдуетъ
опредѣлить срокъ, въ теченіе котораго такой переходъ былъ бы
воспрещенъ, по крайней мѣрѣ, десять лѣтъ. 3) „Чтобы лица
свободныхъ податныхъ состояній принимались въ высшія и
среднія учебныя заведенія безъ увольненія ихъ отъ своихъ
обществъ, и испрашивали себѣ увольненіе только по окончаніи
курса, если пожелаютъ вступить въ службу педагогическую, ме-
дицинскую и другую спеціальную".
Оставивъ, такимъ образомъ, формальное право на среднее и
высшее образованіе за низшими сословіями, комитетъ сдѣлалъ
все, что бы это право обезцѣнить на практикѣ. Къ этой цѣли стре-
милось положеніе первое, дѣлавшее изъ университетскаго атте-
стата простое свидѣтельство о слушаніи лекцій и лишавшее его
обладателя—разночинца правъ на государственную службу, что

177

ори тогдашнемъ крѣпостнически-бюрократическомъ строѣ было
несравненно болѣе значительнымъ лишеніемъ, чѣмъ теперь.
. Сознавая же, что „противорѣчіе въ гражданскомъ положеніи
лица съ умственнымъ его образованіемъ" *) можетъ быть вредно
для сословнаго государства, т. к. представляетъ изъ себя удобную
почву для развитія „безпокойнаго" человѣка, комитетъ въ каче-
ствѣ выхода для образованныхъ недворянъ, предложилъ рядъ
должностей, которыя или по своей трудности, или по предраз-
судкамъ обѣгались дворянами. Десятилѣтній срокъ до возмож-
ности перехода на гражданскую службу служилъ достаточнымъ
ручательствомъ того, что немногіе изъ простецовъ попадутъ къ
кормилу государственнаго правленія и конкуренціи дворянамъ
не составятъ.
Самымъ цѣннымъ для низшихъ свободныхъ состояній могъ
бы быть третій пунктъ комитета, но Николай 1-й съ нимъ не
согласился, и лица податныхъ состояній должны были по преж-
нему представлять увольнительныя свидетельства до поступленія
въ гимназію.
При уничтоженіи же третьяго положенія практически лица
податного сословія не только не получали никакой выгоды **),
но постановленіе о десяти годахъ только еще болѣе затруд-
нило для нихъ поступленіе на гражданскую службу.
Остальные пункты (5—8) имѣли цѣлью то, чтобы право на
дальнѣйшее производство въ чины давали не столько атте-
статы учебныхъ заведеній, сколько способности, труды и за-
слуги, обнаруженный на службѣ. Съ этимъ мнѣніемъ не согла-
сился только одинъ Министръ Народнаго Просвѣщенія, полагая,
что надлежитъ оставить всѣ прежнія преимущества, окончив-
шихъ высшія учебныя заведенія при ихъ вступленіи на службу.
Стремясь къ уничтоженію служебныхъ преимуществъ свя-
занныхъ съ университетскимъ аттестатомъ, большинство коми-
тета надѣялось, что съ отмѣною ихъ въ учебныя заведенія бу-
дутъ поступать одни истинно желающіе пріобрѣсти познанія,
благодаря чему и сами аттестаты будутъ болѣе вѣрнымъ ру-
чательствомъ въ познаніяхъ ***).
Государь 8 марта 1851 года согласился съ большинствомъ
и приказалъ, чтобы сдѣланы были сообразный съ сими прави-
*) Высочайшій рескриптъ 9 мая 1831 года.
**) Спеціальныя и реальныя были доступны для нихъ и раньше.
***) Это первый случай, когда было заявлено о неудобствѣ протекціонной
системы, введенной Сперанскимъ въ 1809 г.; онъ свидѣтельствуетъ о томъ
что потребность въ образованіи уже укоренилась въ обществѣ.

178

лами измѣненія въ постановленіяхъ и въ преимуществахъ, предо-
ставленныхъ выпускаемымъ изъ учебныхъ заведеній, но къ этому
еще прибавилъ, чтобы число своекоштныхъ студентовъ въ каж-
домъ университетѣ было ограничено тремя стами, безъ включе-
нія, однако же, въ сіе число принадлежащихъ къ факультету ме-
дицинскому, т. е. опять краснорѣчиво показалъ, что хоть поста-
новленія комитета и говорили объ истинныхъ познаніяхъ, но
что на самомъ то дѣлѣ они (эти познанія) Правительству нужны
въ очень ограниченной дозѣ.
Относительно сословности учебныхъ заведеній, вообще и
гимназій въ частности, былъ поставленъ еще одинъ вопросъ о
томъ, „можно ли и полезно ли раздѣлять училища по состояніямъ,
или устроить ихъ такимъ образомъ, чтобы въ одномъ отдѣленіи
помѣщались дѣти низшаго состоянія, а въ другомъ дѣти высшаго".
Поводомъ къ этому вопросу послужили записки генералъ-
адъют. Шипова и Костромскаго губернатора Каменскаго, счи-
тавшихъ такое раздѣленіе важнымъ и желательнымъ. Комитетъ,
однако, единогласно призналъ, что нѣтъ необходимости, да
едвали есть и возможность, раздѣлить учебныя заведенія по
состояніямъ, тѣмъ болѣе, что высшіе классы сами заботятся о
выдѣленіи своихъ дѣтей, отдавая въ дворянскіе институты, въ
пансіоны при гимназіяхъ, т. е. опять не рѣшился поставить дѣло
съ такой циничной откровенностью, какъ это дѣлали Шиповъ
и Каменскій—хотя, конечно, ясно, что приблизительное распредѣ-
леніе учащихся соотвѣтственно сословіямъ все время составляло
завѣтныя мечты Николаевскаго Правительства.
Этими постановленіями общаго характера и исчерпывается
все сказанное комитетомъ относительно гимназій, но къ протоко-
ламъ комитета приложена еще записка предсѣдателя Блудова
о желательныхъ измѣненіяхъ въ учебныхъ заведеніяхъ Мини-
стерства.
Записка эта при принципіальномъ разногласіи ея автора
съ приверженцами классицизма въ образованіи представляетъ,
на нашъ взглядъ, большой интересъ.
„Настоящее устройство гимназій, по мнѣнію Блудова, не
соотвѣтствуетъ потребностямъ нашего гражданскаго общества,
несогласно и съ первоначальною мыслью устава 28 года. Въ
гимназіяхъ можетъ и должно быть обученіе не только пригото-
вительное для поступленія въ университетъ, но, по крайней
мѣрѣ, до нѣкоторой степени и полное, т. е. достаточное для
избранія рода жизни. Для этого надобно, чтобы онѣ не имѣли,
какъ донынѣ, направленія исключительно классическаго. Хотя

179

въ составъ нашего образованія также входятъ познанія класси-
ческія, но ихъ потребность для насъ (не такъ, какъ на Западѣ),
кажется, второстепенная. Наше гимназическое воспитаніе должно
быть болѣе общее и болѣе практическое".
„Для достиженія сей цѣли нужно было бы прибавить къ
числу наукъ въ гимназіяхъ общее преподаваніе химіи теорети-
ческой, механики и естественной исторіи, особенно же минера-
логіи и ботаники. Кромѣ пользы отъ примѣненій сихъ знаній
главнѣйшее ихъ достоинство есть то, что онѣ даютъ уму напра-
вленіе практическое, пріучаютъ къ наблюдательности и проти-
водѣйствуютъ наклонности къ пустымъ теоріямъ и мечтамъ.
Введеніемъ сихъ наукъ въ курсъ гимназическаго ученія будетъ
избѣгнута надобность учреждать особыя гимназіи реальныя".
„Чтобы гимназіи наши достигали своей цѣли, надобно оста-
вить низшіе классы ихъ общими для всѣхъ обучающихся, а
высшіе раздѣлить на двѣ разныя отрасли такъ, чтобы въ одной
преподаваніе имѣло преимущественно направленіе чисто ученое
и приготовляло молодыхъ людей къ поступленію въ универси-
теты, по факультетамъ; филологическому, юридическому и т. п. *),
а чтобы въ другой молодые люди наиболѣе обучались тѣмъ
наукамъ, которыя всего болѣе полезны, даже частію необходимы,
въ занятіяхъ практическихъ, по торговлѣ, хозяйству, промышлен-
ности всякаго рода и къ вступленію въ высшія спеціальныя
учебныя заведенія, или факультеты физико-математическіе'1.
„Въ сихъ спеціальныхъ курсахъ нѣкоторые предметы бу-
дутъ общими для учениковъ обоихъ отраслей и курсовъ, другіе
будутъ изучаться только спеціальными группами".
Высказавъ такимъ образомъ свой взглядъ на организацію
гимназій, Блудовъ рекомендуетъ устраивать при нихъ еще до-
полнительные классы наукъ коммерческихъ, общей технологіи,
практической механики, бухгалтеріи, товаровѣдѣнія и законовъ
коммерческихъ. Этотъ дополнительный курсъ, согласно его за-
пискѣ, могъ бы составить седьмой классъ въ гимназіяхъ.
Наряду съ этимъ гимназическимъ курсомъ, гдѣ только воз-
можно, онъ находитъ необходимымъ учреждать высшіе земле-
дѣльческіе, технологическіе и т. и. институты, замѣчая, что
„гимназическіе курсы несмотря на практическое направленіе,
которое мы желаемъ дать онымъ, всегда останутся только тео-
ретическими".
*) Здѣсь сохранится латинскій языкъ и даже греческій для поступаю-
щихъ на филологическій.

180

Обращая вниманіе на послѣднее заявленіе Блудова и со-
поставляя его съ началомъ записки, особенно съ составомъ
предметовъ, который онъ указываетъ для второго отдѣленія
гимназій, мы видимъ въ немъ человѣка, для котораго на ряду
съ классическимъ, существуетъ другой, равноцѣнный первому,
путь средняго образованія, который обычно принято называть
реальнымъ.
Трудно сказать, какое вліяніе имѣло это выраженіе давно
присущаго обществу взгляда, первое въ оффиціальныхъ актахъ
со стороны оффиціальнаго лица, на проведеніе его въ жизнь, но
во всякомъ случаѣ сходство Блудовскаго проекта со схемой
гимназической реформы 1864 года здѣсь на лицо. Возможно, ко-
нечно, нѣкоторое косвенное вліяніе этой записки и на Николая
I-го, предложившаго изгнаніе греческаго языка.
Въ другихъ частяхъ своей записки Блудовъ касается пре-
подаванія юридическихъ наукъ гимназіи (реформа 49 года),
предлагая ограничить его предѣлами дѣйствительной въ томъ
надобности, т. е. дать только самое общее понятіе о сводѣ зако-
новъ и его продолженіи. Подробное же изученіе законовѣдѣнія,
по его мнѣнію, несообразно съ возрастомъ учащихся и можетъ
быть иногда даже вредно.
Экзамены для поступленія въ университеты онъ, въ цѣ-
ляхъ удобства учащихся, предлагаетъ замѣнить выпускными при
гимназіяхъ.
Осуществить свои взгляды считаетъ возможнымъ только по-
степенно, а пока рекомендуетъ принять самыя рѣшительныя
мѣры для приготовленія хорошихъ учителей, особенно по нау-
камъ точнымъ*).
Пока шла эта интересная для историка нашего средняго
образованія, но все же больше теоретическая работа комитета,
Николаемъ I-мъ совершенно по случайному поводу было поло-
жено начало новому практическому измѣненію въ учебныхъ
планахъ гимназій. Утверждая смѣту на 1852 годъ, представлен-
ную Товарищемъ Министра А. С. Норовымъ, Государь запросилъ
его чрезъ Статсъ-секр. Танѣева, что: „не полагаетъ ли онъ такъ
же, какъ Его Величество, что преподаваніе греческаго языка во
всѣхъ гимназіяхъ совершенно лишне. Его же Императорское Ве-
личество соизволилъ находить достаточнымъ оставить препода-
ваніе сего языка только въ нѣкоторыхъ гимназіяхъ, наприм.,
въ Нѣжинѣ, Таганрогѣ, въ проч. же отмѣнить и за симъ исклю-
*) Арх. Мин. Нар. Пр. д. № 124248 а, к. 2044.

181

чить изъ смѣты жалованье учителямъ греческаго языка въ упразд-
ненныхъ мѣстахъ".
Можетъ быть, на Николая Павловича произвела впечатлѣ-
ніе записка Бибикова, вторично предложившаго въ отчетѣ за
1850 годъ положить въ основу обученія реальный курсъ, воз-
можно, что до него дошла и записка Блудова, но возможно
также, что замѣчаніе это было самостоятельнымъ выраженіемъ
его личныхъ взглядовъ, т. к. нерасположеніе Николая I-го къ
греческому языку заявлялось имъ раньше. Какъ бы то ни было,
но дѣло было начато.
А. С. Норовъ въ отвѣтъ на Высочайшій запросъ сообщилъ,
что такъ какъ преподаваніе греческаго языка не составляетъ
общей потребности воспитанія, то и онъ считаетъ возможнымъ,
въ видахъ сокращенія расходовъ, отстранить преподаваніе сего
предмета еще въ нѣкоторыхъ гимназіяхъ; со всѣмъ тѣмъ онъ
считаетъ необходимымъ сохранить это преподаваніе не только въ
Нѣжинской и Таганрогской гимназіяхъ, но и въ обѣихъ столи-
цахъ и въ другихъ университетскихъ городахъ и вообще, гдѣ
окажется въ немъ потребность.
„Такъ называемое классическое воспитаніе, для котораго
усвоены языки греческій и латинскій, я считаю, писалъ Норовъ,
весьма важнымъ, по той причинѣ, что они пріучаетъ съ самыхъ
малыхъ лѣтъ къ занятіямъ глубокомысленнымъ и чрезъ чтеніе
великихъ древнихъ писателей направляетъ умы юношей къ вы-
сокому и изящному; а вмѣстѣ съ тѣмъ съ образовавшимся въ
нихъ вкусомъ и стремленіемъ къ наукѣ, отвлекаетъ отъ сует-
наго чтенія безполезныхъ и вредныхъ книгъ. Иллюстрировавъ
дальше благотворное вліяніе классицизма на разныхъ государ-
ствахъ Европы, Товарищъ Министра заключилъ, что „при теплой
вѣрѣ Россіянъ, охраняемыхъ благочестивымъ скипетромъ Ва-
шего Императорскаго Величества, классическое воспитаніе при-
носитъ и принесетъ, такъ я смѣю думать, хорошіе плоды" *).
Государь, просмотрѣвъ записку Норова, оставилъ рѣшеніе этого
дѣла до возвращенія Министра кн. Шихматова.
Министръ, возвратившись, представилъ докладъ, въ кото-
ромъ заявилъ, что и по его мнѣнію, какъ онъ удостовѣрился
изъ обозрѣнія, преподаваніе греческаго языка излишне, что гре-
ческій языкъ преподается только въ 45 гимназіяхъ изъ 74 всѣхъ,
состоящихъ въ Имперій, и что онъ предполагалъ бы оставить
преподаваніе греческаго языка: а) въ городахъ, гдѣ находятся
*) 6 октября 1851 г.

182

университеты, съ назначеніемъ по одной гимназіи въ каждомъ
для приготовленія молодыхъ людей къ поступленію въ универ-
ситеты по историко-филологическому факультету, въ который
никто не принимается безъ знанія греческаго языка *).
б) Въ одной изъ Одесскихъ, Таганрогской, Нѣжинской и
Кишиневской—по значительности тамъ греческаго населенія и
в) въ главныхъ городахъ Остзейскихъ губерній: въ Ригѣ, Ревелѣ
и Митавѣ по уваженію къ особому устройству гимназій Дерптскаго
учебнаго округа, имѣющихъ преимущественною цѣлію филоло-
гическое приготовленіе молодыхъ людей къ высшему образова-
нію, по каковой причинѣ эти заведенія оставлены на прежнемъ
основаніи и въ 1849 г., когда введено было преподаваніе зако-
новѣдѣнія во всѣ прочія гимназіи".
Въ остальныхъ 31 гимназіи Министръ находилъ полезнымъ
и необходимымъ замѣнить греческій языкъ введеніемъ въ гимна-
зическій курсъ наукъ естественныхъ. „По мнѣнію моему, писалъ
онъ, съ допущеніемъ этой мѣры не только довершилась бы
полнота образованія учениковъ, намѣревающихся прямо изъ
гимназіи поступить въ гражданскую службу, но и ощутительно
облегчалось бы подробное и основательное изученіе естествен-
ныхъ наукъ для студентовъ физико-математическаго и меди-
цинскаго факультетовъ, о чемъ неоднократно и убѣдительно
просили меня профессора естественныхъ наукъ".
2 октября 1851 года записка князя Шихматова была пред-
ставлена Государю и была утверждена **).
Оставалось только приспособить это новое измѣненіе въ
программахъ гимназій къ прежнему распредѣленію уроковъ,
чтобы новая реформа гимназій осуществлялась на дѣлѣ.
Разработка этого практическаго примѣненія была поручена
Петербургскому попечителю гр. Мусину-Пушкину. 15 декабря
1851 года послѣдній представилъ уже проектъ новаго распре-
дѣленія и три таблицы росписанія классовъ. Проектъ Мусина-
Пушкина 10 апрѣля 1852 г. былъ утвержденъ Министромъ и
сталъ обязательнымъ для всѣхъ гимназій ***).
14 мая новое распредѣленіе было уже разослано по гимна-
зіямъ ****). На основаніи его гимназіи были раздѣлены въ учеб-
номъ отношеніи на три типа: въ первомъ были естественная
*) Т. е. въ гимназіяхъ: С.-Петербургской 3-ей, одной въ Москвѣ, Дерптъ,
Кіевѣ, Харьковѣ и Казани.
**) Арх. М. H. Пр. д. № 114709, к. 3459, и сборн. пост. т. 2, 625.
***) Арх. М. H. Пр. д. № 114709, к. 3459.
****) Сборн. распор, т. 2-й, 101.

183

исторія и законовѣдѣніе, во второмъ—одно законовѣдѣніе и въ
третьемъ — латинскій языкъ въ большомъ объемѣ и языкъ гре-
ческій.
Въ гимназіяхъ 1-го типа, т, е. съ естественной исторіей и
законовѣдѣніемъ, распредѣленіе предметовъ, было таково:
Классы
общіе.
Спеціальные для гото-
вящихся:
Число
уроковъ.
на службу. въ университ.
УЧЕБНЫЕ ПРЕДМЕТЫ
I
II
III
IV
V
VI
VII
IV
V
VI
VII
Общіе:
2
2
2
2
1
1
2*
2
1
1
2*
12*


12
2. Русскій языкъ
4
4
4
5
3
3
3
3
3
3
3
24
2

26
2
2
2
2
2

2
2
2

1
11


11


2
2*
2*
4*
3*
2*
2*
3*
13


13
4
4
4
5
3
3
3
з
3
3
3
24
2

26
6. Физика и физич. гео-
графія
2
о
2
_
2
2
.
6
6
7. Естествен. исторія. . .
2
2
2
2
1
1
1
2
1
1
1
11

11
8. Нѣмецкій языкъ . .' .
3
3
3
3
3
3
2*
3
3
3
2*
20*
-

20
9. Французскій языкъ . .
3
3
3
3
3
3
3
3
3
3
3
21

21
10. Чистописаніе
3
3
1
1
1
Ію
1
1
11
11. Черченіе и рисованіе.
1
1
1
для желаю-
щихъ
для желаю-
щихъ
Г
дл
Ж(
Я
)Л.
Спеціальные:
Русское законовѣдѣніе. .




4
4
4




12

12
-
4
4
4
4


16
16
Итого . . .
24
24
24
24
24
24
24
24
24
24
24
152
18
16
184
Съ рисованіемъ по 25
+1
Изъ разсмотрѣнія этой таблицы видно, что отдѣленіе съ
законовѣдѣніемъ осталось безъ всякой перемѣны, сравнительно
съ планами 49 года, а въ классическомъ отдѣленіи не стало
только греческаго языка для желающихъ.
Остальныя измѣненія исчерпываются тѣмъ, что въ новомъ
распредѣленіи отнятъ одинъ урокъ нѣмецкаго языка, исторія же
стала преподаваться съ 3-го, а не съ 4 класса и на преподаваніе
Закона Божія съ прежнимъ же матеріаломъ прибавленъ одинъ

184

урокъ. Всѣ эти мелкія отличія отъ 49 года отмѣчены въ таблицѣ
звѣздочкой.
Что касается второго типа, т. е. съ однимъ законовѣдѣніемъ,
то приводить таблицу распредѣленія ихъ предметовъ нѣтъ ни-
какой надобности, такъ какъ все ихъ отличіе отъ гимназій
49 года и исчерпывается выше отмѣченными мелкими отступле-
ніями.
Физіономія классическихъ гимназій была слѣдующая:
УЧЕБНЫЕ ПРЕДМЕТЫ.
I
II
III
IV
V
VI
VII
Число уроковъ.
І-III
IV-VII
Всего.
2
2
2
2
1
1
1
6
5
11
2. Русскій языкъ
4
4
4
3
3
3
3
12
12
24
3
2
2

1

1
7
2
9 j
4. Географія государства
Россійскаго. ......
1
....
_
1
1
5. Всеобщая исторія ....


2
2
2
2
1
2
7
9
6. Русская исторія ....
-




1
2

3
3
7. Математика
3
3
3
3
2
2
2
9
9
18
8. Физика и физическая гео-
графія
_
_
2
2
2
6
6
9. Нѣмецкій языкъ ....
3
3
2
2
2
2
2
8
8
16
10. Французскій языкъ . . .
3
3
2
2
2
2
2
8
8
16
11. Чистописаніе
4
2
2
]
8

8
12. Черченіе и рисованіе . .
2
2
2
для желающихъ
6
1
6
13. Латинскій языкъ ....

3
3
4
4
4
4
6
16
22
14. Греческій языкъ ....



5
5
5
4
-
19
19
Итого. .
24
24
24
24
24
24
24
72
96
168
Уроки попрежнему были по 1 1/4 часа.
По сравненію съ 49 годомъ здѣсь 7 1/2 лишнихъ часовъ для
латинскаго языка и цѣлыхъ 133/4 часа для греческаго, такъ что
въ сущности даже эта реформа 52 года явилась менѣе гибель-
ной для классицизма, чѣмъ допущенная съ согласія Уварова
въ 49 году. Теперь классицизмъ, хотя въ 10 гимназіяхъ, но
все же получилъ довольно солидное мѣсто, а по планамъ
49 года онъ при своей трудности былъ заранѣе осужденъ на
безплодность.

185

Одновременно съ циркуляромъ о новомъ распредѣленіи пред-
метовъ было разослано „наставленіе преподавателямъ русскаго
языка и словесности въ гимназіяхъ С.-Петербургскаго округа",
составленное профессоромъ СПБ. университета Измаиломъ Ива-
новичемъ Срезневскимъ, предварительно посѣщавшимъ, по по-
рученію попечителя Мусина-Пушкина, уроки русскаго языка и
словесности въ С.-Петербургкихъ гимназіяхъ и присутствовав-
шаго на экзаменахъ. Это наставленіе состоитъ изъ трехъ главъ;
изъ нихъ первая относится къ языку, вторая къ словесности, а
послѣдняя заключаетъ въ себѣ несколько общихъ примѣчаній.
Каждаго воспитанника должно пріучить выражаться по русски
не только безъ ошибокъ, но до нѣкоторой степени съ изяще-
ствомъ" (§—1). При вступительномъ экзаменѣ ученикъ долженъ
говорить, читать по русски хорошо и правильно, порядочно
писать, т. е. получить не менѣе 3-хъ балловъ; при экзаменѣ пере-
водномъ, для перехода въ слѣдующій классъ ученикъ долженъ
въ познаніи теоретическомъ получить не менѣе 3-хъ балловъ,
а за практическія упражненія не менѣе 4-хъ; при выпускномъ
экзаменѣ, для полученія полнаго аттестата, ученикъ долженъ по-
лучить и въ знаніяхъ теоретическихъ, и за упражненія прак-
тическія не менѣе 4-хъ (пар. 29). Учителя исторіи и иностран-
ныхъ языковъ раздѣляютъ труды учителей русскаго языка и сло-
весности. Ученики каждаго изъ четырехъ высшихъ классовъ
обязаны подать по одной переводной статьѣ въ годъ каждому
изъ учителей языковъ, а учители обязаны, прочитавши ихъ,
объяснить ученикамъ ихъ ошибки въ отношеніи къ вѣрности
перевода. Каждый ученикъ 7-го класса обязанъ подать учителю
исторіи одно сочиненіе историческое или же, вмѣсто сочиненія,
лекцію, составленную со словъ учителя, со всевозможнымъ тща-
ніемъ. Цѣнность этихъ упражненій должна быть принимаема въ
разсчетъ при опредѣленіи балловъ ученику (§—30). По време-
намъ ученики должны писать сочиненія на заданныя темы въ
самомъ классѣ. Это слѣдуетъ дѣлать по крайней мѣрѣ въ двухъ
старшихъ классахъ (§—31). Особенно рекомендуетъ наставленіе
практическія упражненія. Вмѣстѣ съ тѣмъ оно совѣтуетъ не
держаться рабски руководства. По грамматическому разбору учи-
тель приготовляетъ учениковъ исподоволь, передавая имъ необ-
ходимыя для того правила, одни за другими, въ живой бесѣдѣ
съ ними, безъ помощи учебника (§—4). Начала русской грам-
матики, къ которой учитель приступаетъ въ 3-мъ классѣ, из-
лагаются со всей возможною краткостью, безъ обремененія уче-
никовъ подробностями, тягостными для ихъ возраста. Слѣдуетъ

186

добиваться того, чтобы каждое грамматическое правило ученикъ
могъ выразить своими словами и на каждое изъ нихъ могъ пред-
ставить свои собственные примѣры (§—5). Въ четвертомъ классѣ
начинается изученіе старославянскаго церковнаго языка. Изуче-
ніе словесности должно быть теоретическое, историче-
ское и практическое (§—14). Изученіе теоріи словесности
должно привести къ тому, что бы ученикъ, вышедшій изъ гим-
назіи, зналъ и понималъ всѣ тѣ правила словесности, которыя
необходимы для образованнаго человѣка, и былъ бы пригото-
вленъ пользоваться ими въ случаѣ надобности (§—15).
Здѣсь, какъ и при изученіи грамматики, не слѣдуетъ обре-
менять учениковъ подробностями, имѣя въ виду, вмѣстѣ съ обра-
зованіемъ ума и вкуса, преимущественно то, что можетъ быть
примѣнено въ современномъ образованномъ обществѣ и въ со-
временной литературѣ (§—17). Для этого довольно, въ продол-
женіи двухъ лѣтъ, по одному уроку въ недѣлю. Не столько
нужна подробность, сколько основательность знанія... (§ — 18).
Для ознакомленія съ писателями образцовыми, отечественными
и иностранными, назначается еженедѣльно по одному уроку въ
5-мъ и 6-мъ классахъ (§—21). Особенное значеніе имѣлъ на
практикѣ § 32 Наставленія, а потому и приводимъ его въ
полномъ видѣ. „Для поощренія учениковъ къ успѣхамъ въ сло-
весности—говоритъ онъ—и пріохочиванія ихъ къ чтенію, должно
завести читательныя бесѣды, подъ надзоромъ инспектора
или учителей, по распоряженію директоровъ. На этихъ бесѣ-
дахъ должны быть читаемы, по назначенію учителей словесности
русской и съ одобреніемъ директора, статьи историческія, путе-
шествія и т. п., но отнюдь не журнальныя повѣсти и романы.
Объ этихъ бесѣдахъ и о лицахъ, участвующихъ въ нихъ, ди-
ректоръ! доносятъ Попечителямъ округа два раза въ годъ, въ
концѣ академическаго и гражданскаго годовъ".
Мы можемъ представить себѣ довольно полную картину
этихъ бесѣдъ. Въ классѣ присутствуетъ начальство гимназіи
и, кромѣ преподавателя русскаго языка, преподаватели исторіи,
географіи и другихъ предметовъ. Ученикъ, которому заранѣе
указанъ для прочтенія отрывокъ изъ того или другого писателя,
выходитъ на каѳедру и прежде всего, передаетъ изустно тѣ
свѣдѣнія о назначенномъ ему писателѣ, которыя онъ собралъ
для сегодняшняго дня; потомъ онъ передъ всѣми присутствую-
щими читаетъ избранный отрывокъ громко, внятно, съ выраже-
ніемъ. Онъ приготовился къ этому неоднократнымъ домашнимъ
чтеніемъ. Во время его маленькаго разсказа и чтенія, все тихо въ

187

классѣ, его не перебиваютъ. По окончаніи чтенія, ученикъ
объясняетъ прочитанное и выслушиваетъ замѣчанія учителя.—
Такъ происходили постоянныя читательныя бесѣды. Но
кромѣ постоянныхъ, были еще случайныя. Эти бесѣды обыкно-
венно происходили въ то время, когда какойлибо преподаватель
не являлся на урокъ. Онѣ происходили подъ руководствомъ
инспектора, который и выбиралъ учениковъ и назначалъ имъ
статьи для чтенія. Вообще отрывки, читаемые на этихъ бесѣдахъ,
бывали разнообразнаго содержанія: литературные, историческіе,
этнографическіе и т. п.
. Происходившее на этихъ бесѣдахъ, согласно съ дополненіемъ
къ §-32, записывалось въ особую книгу. Страница ея раздѣля-
лась на шесть продольныхъ графъ. Надъ каждой графой былъ
поставленъ вопросъ, на который въ графѣ писался соотвѣт-
ствующій отвѣтъ, а именно: 1) Время, когда были читаемы бесѣды;
2) Какія именно постоянныя или случайныя и въ какомъ
классѣ. 3) Кто былъ распорядителемъ бесѣды и кто присутство-
валъ. 4) Что было читано. 5) Кто читалъ. 6) Съ какимъ успѣ-
хомъ.
Копіи съ подобныхъ записныхъ книгъ препровождались
къ Попечителю округа, который затѣмъ разсылалъ особые цир-
куляры „о читальныхъ бесѣдахъ" со своими замѣчаніями.
Одно время существовали въ нѣкоторыхъ гимназіяхъ
С.-Петербурга даже особыя читательныя бесѣды по Закону
Божію. По порученію г. Попечителя округа, профессоръ о. Рай-
ковскій составилъ особыя указанія для этихъ чтеній. Они на-
значились въ продолженіи всего года по разу въ мѣсяцъ, въ
великомъ посту каждую недѣлю, а на 3-ей недѣлѣ поста всѣ
уроки Закона Божія во всѣхъ классахъ замѣнялись читатель-
ными бесѣдами. Вотъ какъ объясняетъ о. Райковскій цѣль чтеній':
„Читательная бесѣда существенно состоитъ въ разностороннемъ
уясненіи, утвержденіи и узрѣленіи познаній во всѣхъ тѣхъ
предметахъ, которые по Закону Божію преподаются воспитанни-
камъ гимназій и руководитъ ихъ къ истинному образованію,
правовѣрію и благочестію — какъ залогамъ вѣрнаго счастія во
времени и полнаго блаженства въ вѣчности".
Читательныя бесѣды опредѣлялись въ каждомъ классѣ
объемомъ того, что въ немъ проходилось. Въ низшихъ классахъ
онѣ брались изъ руководствъ по священной исторіи, изъ „Путе-
шествія по Святой землѣ", А. С. Норова и проч. Въ III классѣ
читались посланія Вселенскихъ Патріарховъ. Въ IV классѣ
„Бесѣды о седми таинствахъ" Епископа Евсевія, его же изъясненіе

188

молитвы Господней, изъясненіе литургіи — Дмитревскаго, Гуми-
левскаго, Богданова и друг. Въ V классѣ тѣ же книги и „Бесѣды
на Св. Четыредесятницу", арх. Иннокентія. Въ VI—„Начертаніе
церковной исторіи" Иннокентія, „Исторія Россійской церкви",
арх. Макарія и „Описаніе Духовнаго чина", митрополита Евгенія.
„Въ VII — тѣ же книги, какъ и въ предыдущихъ классахъ,
смотря по тому, что повторялось. Наконецъ, въ этомъ послѣд-
немъ классѣ читались и духовные журналы! „Христіанское Чтеніе"
„Творенія Св. Отцовъ" и „Воскресное Чтеніе". Чтеніе произво-
дилось лучшими воспитанниками по указанію законоучителя и
требовалось, чтобы назначенный для чтенія ученикъ „пріобрѣлъ
ранѣе (при посредствѣ законоучителя) точныя и отчетливыя
понятія, какъ о писателѣ статьи, такъ и о главномъ ея содер-
жаніи, о логическомъ расположеніи мыслей, о мѣстахъ особен-
ной важности и о всѣхъ выраженіяхъ. По прочтеніи статьи, онъ
обязанъ былъ объяснить прочитанное, указать на главную мысль
произведенія и проч.". (Такія чтенія, къ сожалѣнію, продолжа-
лись недолго. Они отмѣнены но неизвѣстнымъ причинамъ въ
1856 г. *) Были ли въ другихъ гимназіяхъ такія бесѣды — не
извѣстно.
і Наставленіе преподаванія русскаго языка принципіально
интересно тѣмъ, что въ немъ особенно сильно выдвигается (вто-
рая) цѣль гимназій, какъ заведеній самостоятельныхъ — приго-
товленіе къ жизни.
„Гимназія, какъ среднее учебное заведеніе, говоритъ цир-
куляръ, не только приготовляетъ нѣкоторыхъ изъ своихъ пи-
томцевъ къ изученію высшихъ наукъ въ университетъ, но мно-
гимъ изъ нихъ даетъ и окончательное образованіе, должен-
ствующее служить всему, что необходимо образованному юношѣ
д'ля служенія Государю и Отечеству и для нуждъ частной
жизни".
Выдѣленіе этой цѣли гимназій на первый планъ для пра-
вительства, старающагося всячески ограничивать число лицъ,
кончающихъ университетъ, конечно, является вполнѣ послѣдо-
вательнымъ.
Интересно, что въ упомянутомъ постановленіи рекомендуется
изучать „Исторію отечественной литературы, какъ часть исторіи
отечественной образованности, умѣя цѣнить благодѣянія Прави-
тельства, постоянно старающагося утвердить эту образованность
*) И. Аничковъ. Истор. записка 50-лѣтія 3-ей СПБ. гимназіи. СПБ. 1873,
стр. 107—108.

189

на началахъ христіанской нравственности и своебытной народ-
ности" *).
Таковы были два наиболѣе крупныхъ явленія въ учебномъ
мірѣ за послѣдніе 5 лѣтъ Николаевскаго царствованія. Что же
касается общаго направленія учебной политики, то оно остава-
лось прежнимъ во всѣхъ своихъ пунктахъ, развѣ только, что
становилось иногда интенсивнѣе. Постараемся дать здѣсь крат-
кій его очеркъ.
Указаніе цѣли и способовъ преподаванія, что мы видѣли
въ наставленіи учителямъ русскаго языка, не единственное.
Въ томъ же самомъ году была сдѣлана соотвѣтствующая вы-
лазка въ область русской исторіи. Относительно состоятельности
Несторовой хронологіи возникли въ наукѣ разногласія, кн. Ши-
ринскій нашелъ необходимымъ вмѣшательство въ пользу преп.
Нестора и вошелъ по этому поводу съ докладомъ къ Государю.
„Того-же мнѣнія и я, ибо старъ, чтобы вѣрить другому" **), напи-
салъ Николай I и этимъ вмѣшательствомъ ученый споръ, по край-
ней мѣрѣ, въ стѣнахъ нашей средней школы, былъ рѣшенъ.
И въ это время такъ же, какъ и раньше, разныя практиче-
скія надобности служили поводомъ къ усложненію курса отдѣль-
ныхъ гимназій. Такъ, наприм., въ 1850 году при Виленской
и Минской гимназіяхъ были открыты землемѣрные классы по
поводу спеціальной надобности, открывшейся въ Министерствѣ
Внутреннихъ Дѣлъ ***), а при Новочеркасской введены восточные
языки „для образованія военныхъ переводчиковъ въ отдѣльный
Кавказскій корпусъ"****). Севастопольская кампанія родила нужду
<въ офицерахъ и вотъ съ 1859 г., по приказу Государя, въ выс-
шихъ классахъ всѣхъ гимназій начинаютъ преподавать: строевой
•уставъ пѣхотной.службы, ротнаго и батальоннаго ученія, не да-
лѣе, чѣмъ такимъ образомъ, чтобы гимназисты могли быть офи-
церами, практически подготовленными и уже знакомыми съ тео-
ріею строевого устава *****).
На ряду съ этимъ внѣшняя военная выправка всѣхъ во-
обще учащихся въ гимназіяхъ получила еще большее значе-
ніе; положимъ, князь Ширинскій-Шихматовъ въ угоду Импера-
тору и прежде всегда обращалъ на нее вниманіе.
Возвратившись послѣ осмотра гимназій въ 1850 г., онъ не
*) Сборн. распор, т. 2-й 102.
* **) Сборн. постан. т. 2-й 653.
***) Сборникъ пост. т. 2-й 559. ****) Сборн. пост. т. 2-й 564. *****) Сборн.
пост. т. 2-й 764.

190

нашелъ, напримѣръ, ничего болѣе важнаго и обратился къ по-
печителямъ со слѣдующимъ циркуляромъ:
„Я не могъ не замѣтить, что не вездѣ обращается равное
вниманіе на наружную выправку учащихся въ гимназіяхъ и пан-
сіонахъ, на ихъ осанку, приличіе въ движеніяхъ и, нако-
нецъ, на порядокъ встрѣчи и привѣтствія начальственныхъ
лицъ, посѣщающихъ классы или комнаты воспитанниковъ.
Такъ какъ этотъ недостатокъ можно отклонить ознакомивъ уча-
щихся въ пріемами фронтовой военной службы, то имѣя въ
виду, что въ нѣкоторыхъ изъ означенныхъ заведеній употре-
блены уже съ пользою для выправки молодыхъ людей нанятые
для того отставные унтеръ-офицеры, я прошу сдѣлать распоря-
женіе въ употребленіи того-же средства въ отношеніи и къ вос-
питанникамъ ввѣреннаго вамъ округа".
Министръ Народнаго Просвѣщенія князь Ширинскій-Ших-
матовъ *).
Циркуляръ этотъ невольно заставляетъ вспомнить Ники-
тенко, говорившаго въ своемъ дневникѣ, что „быть солдатомъ
а не человѣкомъ — вотъ наше единственное назначеніе".
При этой внѣшней выправкѣ старались ввести такой же
порядокъ и такъ же упростить и умственный міръ учащихся.
При монополіи Министерства на учебники, когда, кажется, не-
прикосновенность ихъ и такъ уже была обезпечена, въ 1850 году
нашли нужнымъ, кромѣ общей цензуры, подвергать учебники
еще „особенному, самому внимательному и строгому разсмотрѣ-
нію", для чего и образовался особый Комитетъ **).
Всѣ прежнія ограниченія и въ центрѣ Россіи, и на окраи-
нахъ не только продолжали дѣйствовать, но къ нимъ прибав-
лялись еще и новыя. Въ 1850 году сдѣлано было распоряженіе,
чтобы не принимали въ Главный Педагогическій Институтъ
уроженцевъ западныхъ губерній, кромѣ исповѣдающихъ право-
славную вѣру, т. е. уже сравнительно обрусѣвшихъ ***), въ 52 году
опять повторено распоряженіе о повышенной въ 1848 г. платѣ
за ученіе ****).
Въ 1853 г. князь Ширинскій-Шихматовъ умеръ, съ 7 апрѣля
Министромъ сталъ А. С. Норовъ, но обстоятельства были таковы,
что и всякій Министръ едва ли бы что сдѣлалъ съ властнымъ
*) Арх. М. H. Пр. д. № 100956 к. 3363.
**) Сборн. пост. т. 2-й 533. Въ 1852 и 54 г.г. существованіе его все еще
продолжалось. Тамъ же 651, 637.
***) Сборн. расп. т. 2-й, 35.
****) Сборн. пост. т. 2-й, 105.

191

Императоромъ, который за все брался,- а тѣмъ болѣе слабохарактер-
ный и добрый Норовъ.
Единственнымъ измѣненіемъ, какое принесло его назначеніе,
было усиленіе пріутихшей передъ этимъ дѣятельности Главнаго
Правленія училищъ *).
Вообще при все усиливавшемся вліяніи и вмѣшательствѣ пяти
отдѣленій Собственной Е. И. В. канцеляріи,—положеніе Министра
Народнаго Просвѣщенія, если бы онъ захотѣлъ преслѣдовать
дѣйствительно просвѣтительныя, а не стороннія политическія
цѣли, было бы очень труднымъ **).
„Ни одинъ человѣкъ, глубоко и основательно мыслящій,
не согласится теперь принять на себя званіе Министра Народнаго
Просвѣщенія, писалъ въ 58 г. одинъ современникъ. Для этого
надо имѣть колоссальную силу, какой у насъ никто не имѣетъ" ***).
И это правда, а вмѣстѣ и суровый приговоръ.всей анти-
образовательной политикѣ Министерства за время царствованія
Николая 1-го.
ГЛАВА VIII.
Представивъ очеркъ Николаевскаго царствованія со сто-
роны школьнаго законодательства, прямо или косвенно вліяв-
шаго на судьбу нашихъ гимназій, для полноты картины необхо-
димо еще показать, какъ подъ вліяніемъ вышеуказанныхъ не-
благопріятныхъ условій эти самыя гимназіи развивались, на-
сколько увеличилось ихъ число, каково было количество уча-
щихся, каковы успѣхи и проч. Данныя для всего этого, хотя и
немногочисленныя, намъ удалось раздобыть и мы позволимъ
себѣ ими здѣсь подѣлиться, предполагая, что на фонѣ преды-
дущаго очерка и немногочисленныхъ данныхъ будетъ достаточно.
Первыя данныя, которыми мы располагаемъ, относятся къ
1834—5 г. Они наиболѣе подробны и касаются всѣхъ округовъ.
О количествѣ гимназій въ это время и учащихся въ нихъ ска-
жетъ слѣдующая за симъ таблица:
*) Сборн. ноет. т. 2-й, 732.
**) Интересно, что запросы ІІІ-отдѣленія Министру H. Пр. дѣлались
иногда въ самой общей формѣ и, очевидно, безъ всякихъ серьезныхъ пово-
довъ. Такъ, напр., Гр. А. Долгорукій, секретно сообщая, что „до свѣдѣнія
Государя Императора дошло, что многіе учителя учебныхъ заведеній въ Ка-
зани ведутъ себя несоотвѣтственно своему званію", просилъ у Норова подроб-
ныхъ по сему предмету свѣдѣній и однако совсѣмъ прекратилъ дѣло, когда
А. С. попросилъ болѣе опредѣленныхъ обвиненій.
Арх. M. H. Пр. д. № 125002, к. 3642.
***) Никитенко 553.

192

Въ дворян, инст. включены всѣ пансіоны съ самостоятельнымъ уче-
ніемъ—Уваровскіе дворянскіе школы,—а подъ благор. пансіонами — пансіоны
общежитія. Таблица составлена на основаніи офиц.. изданія 1838 г. „Таблицы
учебныхъ заведеній всѣхъ вѣдомствъ".
Сравнивая полученныя здѣсь цифры хотя бы съ таблицей
1823 года, приведенной нами въ первой части, приходится кон-
статировать увеличеніе числа гимназій въ 1V2 раза и числа
учащихся почти въ 3.
Постепенно возрастаніе числа гимназій показываетъ также
и отчетъ Уварова за первое дѣсятилѣтіе (съ 33—43 г.) своего-
Министерства. Вотъ его данныя:
Въ 1832 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 годахъ было
64 65 65 68 69 70 72 74 75 76 76 гимназій.
Чтобы впечатлѣніе отъ этой маленькой таблички было вѣр-
нымъ, надо принять еще во вниманіе, что на ряду съ откры-
тіемъ новыхъ гимназій происходило открытіе параллельныхъ
классовъ, т. е. увеличеніе числа учащихся въ старыхъ гим-
назіяхъ. Въ 1836 г., напримѣръ, было открыто въ разныхъ гим-
назіяхъ до двадцати трехъ параллельныхъ отдѣленій *), въ
1837 четырнадцать **) и въ 1846 двѣнадцать ***).
, *) Сборн. пост. т. 2 464. 467. 493. 494. 497. 504. 521.
**) Сборн. пост. т. 2-й 566. 572. 585. 590.
***) Сборн.. пост. т. 2 ч. 2-я. 335. 339. 341. 343.

193

О томъ же возрастаніи числа учащихся говоритъ и раз-
рѣшеніе, данное Педаг. совѣтамъ, увольнять за дурное поведе-
ніе, относящееся къ 1838 году. Желающихъ учиться въ казен-
ныхъ гимназіяхъ было такъ много, что явилась даже возмож-
ность выбора.
Болѣе планомѣрныя цифровыя свѣдѣнія не только о коли-
чествѣ учащихся, но и о количествѣ кончающихъ, мы можемъ
представить только о Петербургскомъ округѣ, заимствовавъ ихъ
въ готовомъ видѣ у Воронова и, насколько возможно, провѣривъ
и подправивъ.
Вотъ, наприм., таблица, показывающая состояніе этого
округа въ 1829 и 1853 годахъ, т. е. въ началѣ и концѣ второго
періода исторіи гимназій.
Количество учащихся, какъ видите, почти учетверилось. Ко-
нечно, чтобы не преувеличивать успѣха, надо помнить, что въ
53 году гимназіи были семиклассный, тогда какъ въ 29 году
еще дѣйствовалъ Уставъ 1804 года.
То же выгодное впечатлѣніе получается и отъ таблицы (со-
ставленной Вороновымъ) окончившихъ курсъ гимназій въ этотъ
періодъ. Но его таблицѣ число окончившихъ курсъ въ 10 гим-
назіяхъ С-Петербургскаго ***) округа было слѣдующее:
*) цифры о Витебской и Могилевской гимназіяхъ.
**) 1829 годъ взяты въ Арх. M. Н. Пр. д. № 39328, к. 1050.
***) Беремъ 10 гимназій, п. ч. онѣ находятся въ коренныхъ предѣлахъ
округа, тогда какъ причисленіе остальныхъ 3-хъ гимназій къ Петербург-
скому округу было совершенно случайно и временно.

194

Въ 1828 г. 9, въ 1837 г. 23, 1846 г. 100,
„ 1829 г. 29, „ 1838 г. 48, 1847 г. 111,
„ 1830 г. 28, „ 1839 г. 45, 1848 г. 116,
„ 1831 г. 26, „ 1840 г. 59, 1849 г. 101,
„ 1832 г. 18, „ 1841 г. 70, 1850 г. 96,
„ 1833 г. 28, „ 1842 г. 66, 1851 г. 120 и
„ 1834 г. 20, „ 1843 г. 90, 1852 г. 144.
„ 1835 г. 16, „ 1844 г. 76,
„ 1836 г. 31, „ 1845 г. 82,
Здѣсь, какъ совершенно резонно замѣчаетъ Вороновъ, всего
важнѣе результаты первыхъ четырехъ лѣтъ, когда гимназіи
существовали еще на основаніи прежняго устава, и послѣднихъ
10 лѣтъ, когда гимназіи, преобразованный уже во новому уставу,
. развились до полнаго числа классовъ" *).
Не менѣе любопытна его таблица и о числѣ продолжав-
шихъ свое образованіе въ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ изъ
числа кончившихъ въ 10-ти гимназіяхъ Петербургскаго округа.
Вотъ она:
1829 30 31 32 33 34 35 І>3 37 38 39 40 41 42
10 8 6 7 8 13 9 12 10 20 22 15 30 29
1843 44 45 46 47 48 49 50 51 52 годахъ.
36 37 44 59 62 74 43 36 74 72 человѣкъ.
Сравнивая эту вторую таблицу съ первой, не трудно за-
мѣтить, что за всѣ первые 16 лѣтъ (съ 1829—44) высшее образо-
ваніе получаетъ весьма незначительное число окончившихъ
гимназію; изъ всѣхъ этихъ выпусковъ только два (1834 и 1835 гг.)
даютъ высшей школѣ болѣе 50°/о своего состава, остальные
только половину, или меньше (7 разъ), или меньше трети (4)
или, наконецъ, даже меньше четверти (2 раза).
Только съ 1845 года въ четырехъ выпускахъ подрядъ число
стремящихся къ высшему образованію начинаетъ постепенно
увеличиваться до 55%, 59%, 61% и даже 63 1/2%; выпускъ
49 года даетъ, правда, только 42%, а 50-й даже 38°/о, но въ
1851 году дѣло опять поднимается до 61%. 1853 г., правда, опять
показываетъ только 50%, но это пониженіе мы ставимъ въ пря-
мую зависимость отъ воли Николая I, выраженной 8 марта
51 года.
Считая, слѣдовательно, положеніе дѣла относительно выс-
шаго образованія окончившихъ гимназію съ 1845 года благо-
пріятнымъ и сопоставляя это съ постояннымъ возрастаніемъ
числа учащихся въ самыхъ гимназіяхъ, мы приходимъ къ вы-
*) Вороновъ. Истор.-статистическое обозрѣніе учебныхъ заведеній СПБ.
округа съ 1829—53 гг. СПБ. 54 г., стр. 119—120.

195

воду, что, несмотря на многія неблагопріятныя для образованія
обстоятельства, и въ Николаевское время наши гимназіи сдѣ-
лали весьма замѣтные и значительные успѣхи.
Можетъ быть, конечно, что они оказались бы прямымъ мину-
сомъ, если бы ихъ взять вмѣстѣ съ успѣхами, получаемыми
въ Государствѣ, гдѣ образованіе не тормозится политическими
цѣлями, но мы возможности такого сравненія не имѣемъ и
отмѣчаемъ только то, что говорятъ цифры даннаго времени и
ему предшествующаго.
Что касается причинъ несомнѣнно крупнаго возрастанія
школьной сѣти, то первая, полагаемъ, лежитъ въ потребности
образованія, неуклонно болѣе и болѣе сознаваемой, несмотря ни
на какія сдержки сверху, а вторая въ приспособленности гим-
назій 28 года къ дворянскому классу, который по своему иму-
щественному и соціальному положенію естественно является са-
мымъ главнымъ поставщикомъ гимназій.
Крупную роль въ дѣлѣ привлеченія дворянства къ гим-
назіямъ, какъ выше уже было показано, сыграли благородные
пансіоны. Число ихъ возрастало еще болѣе быстро, чѣмъ гим-
назій, особенно въ началѣ средины періода. Вотъ, напримѣръ,
показатель этого за первое десятилѣтіе Министерства Уварова:
Въ 1832 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 годахъ
было—6 12 21 25 28 31 36 42 43 45 64 благородныхъ пансіоновъ.
Съ конца 40-выхъ годовъ ревность дворянства къ учре-
жденіи) пансіоновъ ослабѣваетъ: съ 1849 по 1863 открыто всего
4 новыхъ пансіона *). Причиной этого явленія было, вѣроятно,
отсутствіе острой нужды, такъ какъ и открытые раньше во
многихъ губерніяхъ пансіоны могли свободно обслуживать по-
требности дворянства, а съ другой стороны, для просвѣщен-
ной части дворянства, могли открыться и недостатки закры-
тыхъ заведеній. Во всякомъ случаѣ еще въ 53 году число пан-
сіонеровъ было слишкомъ достаточно; въ С.-Петербургскомъ
округѣ, напримѣръ, изъ 2831 учащихся жило въ пансіонахъ и
общихъ ученическихъ квартирахъ —1099, что можетъ быть
выражено отношеніемъ—1: 2,5.
Что скрывалось за этими цифрами, каково было положеніе
учащихъ и учащихся на практикѣ, каковы ихъ взаимоотношенія
и вообще каковъ ихъ бытъ — отвѣтить на все это подробно и
тѣмъ болѣе дать полную бытовую картину всего этого вообще
*) Рождественскій, стр. 282.

196

трудно, а на основаніи однихъ оффиціальныхъ данныхъ и прямо
невозможно.
Всѣхъ щедрѣй на донесенія и отчеты Уваровъ, но и онъ отмѣ-
чаетъ только успѣхи въ развитіи гимназій съ явно видной
цѣлью то вообще закрѣпить свой строй и уставъ, то частнѣе
расположить Государя въ пользу классицизма или пансіоновъ *).
Но если по разнымъ школьнымъ актамъ и вообще по мате-
ріаламъ центральныхъ архивовъ нельзя воскресить бытовой
прошлый обликъ нашей гимназіи, то тамъ все-же достаточно
матеріала для того, чтобы видѣть, что всѣ вышеизложенныя
намѣренія и распоряженія Правительства осуществлялись на
практикѣ.
Обрусѣніе на окраинахъ вызывало, напримѣръ, сокращеніе
каникулъ (1835 г.), закрытыя учебныя заведенія, а за неимѣніемъ
ихъ общія квартиры и пансіоны съ русскими надзирателями
(1840 г.); съ точки зрѣнія пригодности для обрусѣнія выбира-
лись директора, и это было центръ вниманія ревизоровъ **).
Преподаваніе за это доброе время велось большей частью
схоластически, по учебнику, часто безъ самыхъ необходимыхъ
наглядныхъ пособій. Географія иногда проходилась безъ картъ ***)
и физикѣ, вѣроятно, случалось бывать безъ приборовъ. Отража-
лось на преподаваніи и отсутствіе по многимъ предметамъ
мало-мальски удовлетворительныхъ учебниковъ, такъ напримѣръ,
по свидѣтельству гр. Мусина-Пушкина за неимѣніемъ особыхъ
краткихъ руководствъ для преподаванія въ 5-мъ классѣ гимназій
исторіи церкви новозавѣтной, а въ 6 изъяснительнаго чтенія
изъ Ветх, завѣта законоучители во время уроковъ по необходи-
мости употребляли на диктованіе значительную часть времени,
которую съ гораздо большею пользою можно бы употребить на
объясненія. Причиною сему то, что руководства—сочиненія пре-
освящ. Филарета и Иннокентія, при всемъ ихъ достоинствѣ, слиш-
комъ обширны" ****). Въ подобномъ положеніи бывали, конечно, и
другіе предметы.
Министръ Госуд. Имуществъ, случайно посѣтившій въ 1838 г.
Пензенскую гимназію, замѣтилъ, напр., въ учителяхъ ощутитель-
ный недостатокъ методы и вялость преподаванія, при которыхъ
*) Десятилѣтіе, сборн. пост. т. 2-й 209. 582 и пр.
**) Ревизія Протасова Арх. М. H. Пр Бумаги Уварова JSS 13 сборн. пост,
т. 2.-28 (40).
***) См. отчетъ проф. Попова о ревизіи Пермской г. въ 1851 г. Арх. M. H.
Пр. д. № 107109, к. 1014.
****) Въ 1842 г. Арх. M. H. Пр. д. № 801, 27, к. 1056.

197

ученики, безъ всякаго оживленія вниманія ихъ, принуждены
рабски слѣдовать за уроками, выучивая пройденные ими пред-
меты наизусть къ существенному вреду основательности и отчет-
ливости образованія. *).
Отчего и получалось такое явленіе на экзаменахъ, что „от-
вѣты учениковъ на вопросы, изъ книги предложенные, хороши,
но какъ скоро потребуется отъ нихъ объясненія, то примѣтенъ
недостатокъ основательности познаній" **).
Отсутствіе сознательности въ усвоеніи преподавае-
маго матеріала, отмѣчаемое въ только что приведенной вы-
держкѣ о ревизіи Пермской гимназіи, никоимъ образомъ не мо-
жетъ быть истолковано какъ исключеніе, (гораздо больше дан-
ныхъ за то, что это совершенно обычное дѣло). Въ подтвержде-
ніе этого послушаемъ попечителя Казанскаго округа гр. Мусина-
Пушкина, который въ 1840 г. въ отчетѣ о преподаваніи Закона
Божія въ Нижегородскомъ уѣздномъ училищѣ между прочимъ
писалъ: „успѣхи учениковъ отличны и представляютъ первый
встрѣчаемый мною по округу примѣръ возможности
довести учениковъ до того, что они отвѣчаютъ на вопросы сво-
ими словами, понимая и объясняя все совершенно удовлетвори-
тельно для ихъ возраста. Законоучитель священникъ Сахаровъ
заслуживаетъ особаго вниманія за то" ***).
Учебные планы 1852 г. не принесли съ собой никакого
измѣненія или улучшенія методовъ преподаванія. В. К. Ша-
бліовскій въ своихъ воспоминаніяхъ о Каменецъ-Подольской
гимназіи за эти годы говоритъ, что и его преподаватели доволь-
ствовались механическимъ усвоеніемъ учениками главнѣйшихъ
положеній изучаемыхъ предметовъ и не простирали своихъ
требованій дальше предѣловъ довольно тощихъ учебниковъ" ****).
Это дѣлало гимназическое ученіе „своего рода легкимъ пре-
провожденіемъ времени" *****), но зато не могло быть у уча-
щихся и никакого интереса къ проходимому матеріалу, такъ
какъ „весь этотъ матеріалъ по некоторымъ предметамъ сво-
дился къ простой номенклатурѣ" ******).
Что же касается такихъ предметовъ, какъ напр. Исторія
русской литературы, гдѣ бы, казалось, ученики должны заинте-
ресоваться самымъ матеріаломъ, даже помимо преподавателя,—
*) Арх. M. H. Пр. д. № 61365 к. 2082.
**) Отчетъ о Пермской гимназіи 1842 г. Арх. M. H. Пр. д.<№ 80163 к. 1057.
***) Арх. M. Н. Пр. д. № 68629, к. 2586.
****) Школьныя воспоминанія о К-П-ой гимн. 1906 г., стр. 33.
*****) ******) Шабліовскій, стр. 31.

198

то тутъ мѣшала этому общая всѣмъ періодамъ гимназіи осо-
бенность программъ этого предмета, по которой почти все время
должно было уходить на изученіе письменности древней и пи-
сателей ложно-классиковъ.—Наприм., „хотя въ 30-хъ годахъ имя
Пушкина и его сочиненія пріобрѣли уже громкую извѣстность,
хотя по его милости нѣсколько лѣтъ уже какъ произошелъ въ
литературныхъ понятіяхъ рѣшительный переворотъ; тѣмъ не
менѣе преподаватели словесности оставались вѣрными преж-
нимъ писателямъ и устарѣвшей теоріи *). Преподаватели, ко-
торые бы вели дѣло живо и увлекательно, дополняя сухіе учеб-
ники интересными подробностями **), встрѣчались и за это время,
хотя можетъ быть даже немного чаще къ концу разсматриваемаго
періода ***), но все же въ общемъ то очень рѣдко. Во всякомъ
случаѣ и печатныя, и архивныя указанія на нихъ далеко не
многочисленны.
Даже въ концѣ періода попадались гимназіи, гдѣ педаго-
гическій составъ имѣлъ характеръ космополитической смѣси.
А. Овсянниковъ, поступившій въ первую Казанскую гимназію въ
1854 году, пишетъ наприм., что „между преподавателями у.
нихъ были: персы, итальянцы, поляки, нѣмцы изъ Курляндіи,
французы, швейцарцы, датчане и татары. Большинство учителей
были крайне грубы, прямо вызывали учениковъ на дерзости" ****).
Безъ сомнѣнія тутъ имѣло значеніе то обстоятельство, что
по своему матеріальному состоянію и по правовому положенію
должность учителя представляла очень мало привлекательнаго.
При тогдашнемъ общемъ стремленіи къ дентрализаціи директоръ,
представлялъ изъ себя дѣйствительное начальство, съ которымъ
очень серьезно приходилось считаться учителю. Кто же изъ
способныхъ молодыхъ людей, окончившихъ университетъ, былъ
согласенъ безъ крайней необходимости идти въ учителя гим-
назіи, когда тамъ даже лучшій директоръ, хотя и за поступокъ
дѣйствительно предосудительный, позволялъ себѣ говорить учи-
телю при ученикахъ; „Ти... ти... дуракъ*****). Что же могло быть
*) Кургановичъ и Круглый. Ист. зап. 75-лѣтія СПБ. 2-й г. ч. 2-я. СПБ.
1894 г.
**) Напр. Ф. А. Александровъ въ Новг. г. въ 50-хъ год. Восп. Е. Г.
Новг. губ. Вѣд. 1895 г. №№ 49—70.
***) Съ формальной стороны педагогическій персоналъ во многихъ гимн,
сталъ къ этому времени сильнѣе прежняго. Все же людей съ университетскимъ
образов, въ г. стало значительно больше. (Напр. въ Нов. Сѣв. Ист. зап. стр. 99.
****) Воспом. стараго педагога. Русск. старина 1899 г. Май.
*****) Е. Г. Воспом., о Нов. гимназіи въ 50 годахъ. Новг. губ. вѣд.
1895 г. № 48.

199

въ гимназіяхъ, гдѣ директорская должность, какъ это было на-
прим. въ Каменецъ-Подольской, обращалась въ провинціальную
синекуру, которая жаловалась обыкновенно заслуженнымъ чи-
новникамъ, ссылаемымъ на покой доживать свой вѣкъ въ про-
винціи на почетномъ мѣстѣ начальника учебнаго заведенія *).
Если вспомнить упоминавшуюся уже матеріальную необез-
печенность учителей, то послѣ этого не должно быть удивитель-
нымъ, что молодыя силы въ школу не шли, а которыя попа-
дали, такъ при первой возможности и уходили. Такъ, напр., въ
первое пятилѣтіе со времени введенія въ Новгородъ-Сѣверскую
гимназію устава 1828 года, въ ней перемѣнилось 12 преподава-
телей **), а въ Новгородской гимназіи въ теченіе 50-хъ годовъ
составъ учителей, по свидѣтельству современника, постоянно
мѣнялся***).
На дѣйствительной службѣ въ гимназіяхъ и оставался,
слѣдовательно, такой составъ учителей, „какой имъ Богъ да-
валъ". Курьезы, какіе выходили съ преподавателями-иностран-
цами, всѣмъ достаточно извѣстны ****), и потому я позволяю себѣ
о нихъ умолчать, а замѣчу только, что и хорошіе педагоги
этого времени часто страдали общимъ зломъ той эпохи—излиш-
нимъ формализмомъ ****•).
Къ этому періоду относится и упроченіе опредѣленной пяти-
бальной системы для оцѣнки ученическихъ познаній ******).
Впервые правила о системѣ балловъ были введены въ
своемъ округѣ Ф. Брадке, по которымъ по каждому предмету и
для каждаго класса была своя наивысшая отмѣтка, или „полное
число балловъ". Такъ, наприм., наивысшей отмѣткой по Закону
Божію для первыхъ четырехъ классовъ было 7, для трехъ осталь-
ныхъ 4, по русскому языку для первыхъ трехъ—10, для трехъ
слѣдующихъ 9, а для VII—7 *******). До балловой системы въ вѣдо-
мостяхъ, которыя представлялись Попечителямъ, ученики дѣли-
лись на очень разнообразныя группы, для каждой гимназіи со
своими подраздѣленіями, наприм.: отличныхъ, хорошихъ, сред-
ственныхъ, не худыхъ, слабыхъ, лѣнивыхъ, слабыхъ и худыхъ,
*) Шабліовскій Воспом. стр. .8.
**) И. Панаженко. Ист. записка, стр. 87.
***) Воспом. Е. Г. Нов. Губ. Вѣд. 1895 г.
****) Наприм. тѣ-же воспоминанія.
*****) Наприм. Ф. И. Эрдманъ. Новг. Губ. Вѣд. 1895 г. № 48.
******) Расп. Мин. 1837 г.
*******) и. Панаженко. Ист. записка о Нов-Сѣв. гимн. стр. 76.

200

дурныхъ и т. д. *) Въ Псковской гимназіи встрѣчалась на-
прим. оцѣнка успѣховъ: „рѣдкихъ понятій, остеръ, очень или
весьма понятенъ, отчасти понимаетъ, хорошъ, средственъ, тупо-
ватъ, тупъ, ни раза" и поведенія: „рѣзвъ, тихъ, шалунъ, смиренъ,
благонравенъ, своенравенъ, худъ, добропорядоченъ и пр. „Инте-
ресно, что у каждаго учителя была своя терминологія **).
Какова-же была нравственная атмосфера, въ которой нахо-
дилось гимназическое юношество и каково было воспитательное
воздѣйствіе на него часто болѣе чѣмъ сомнительнаго педагоги-
ческаго персонала?
Оговариваясь опять, что и тутъ могли быть исключенія, какъ
встрѣчалось въ видѣ исключенія хорошее преподаваніе, мы
постараемся набросать и съ этой стороны обычную картинку
гимназической жизни, по тѣмъ немногимъ даннымъ, которыя до
насъ сохранились.
Формализмъ эпохи сказывался и тутъ, и, можетъ быть, еще
болѣе сильно, чѣмъ въ области преподаванія. На первомъ мѣстѣ
стояло внѣшнее воздѣйствіе, внѣшній солдатскій порядокъ, без-
прекословное подчиненіе: спокойствіе ставилось цѣлью и, если
оно было, учебное начальство большаго не хотѣло. Не удиви-
тельно поэтому, что въ отчетахъ ревизоровъ и попечителей всегда
указывалось на строгость или слабость надзора. Докладывалось
министру, напримѣръ, о такой сравнительно мелочи, какъ замѣ-
ченная у нѣкоторыхъ воспитанниковъ небрежность въ одеждѣ ***).
Нарушеніе дисциплины въ чемъ бы то ни было, считалось вели-
чайшимъ зломъ, даже отъ учителей требовалась такая субор-
динація, что, напримѣръ, учителю Уфимской гимназіи Боба-
новскому въ 1830 году поставлено было въ вину, что онъ
позволилъ себѣ безъ спроса у директора подарить ученику
при публичномъ испытаній свою книгу. Сообщеніе объ этомъ
включено въ донесеніе Министру о безпорядкахъ въ Уфимской
гимназіи ****).
Еще менѣе церемонились съ учениками, на всякое наруше-
ніе дисциплины отвѣчая розгами, въ случаяхъ же важныхъ не
останавливаясь даже и передъ сдачей въ солдаты.
Ближайшимъ надзоромъ за гимназистами, кромѣ директора
и инспектора, завѣдывали еще особые надзиратели, называвшіеся
*) Наприм. Арх. M. H. Пр. д. № 44203, к. 1282: д. Я° 15706, к. 398,
д. № 15266. 393.
**) Арх. Псков, гимн. д. № 109.
***) Отчетъ Моск. Попеч. 1827 г. Арх. М. H. Пр. д. № 20596, к. 305.
****) Арх. М. H. Пр. д. № 134, 25 к. 471.

201

въ нѣкоторыхъ гимназіяхъ педелями. Ихъ обыкновенно бывало
два—три на гимназію. „На эту должность принимались лица
разнаго званія и чина, безъ должнаго разбора и, къ сожалѣнію,
безъ всякой педагогической подготовки къ трудному дѣлу воспи-
танія, не говоря уже о полномъ незнакомствѣ надзирателей съ
запросами дѣтской души и вообще со всѣмъ душевнымъ скла-
домъ дѣтей. Не удивительно поэтому, что воспитательные пріемы
ихъ не отличались ни разнообразіемъ, ни цѣлесообразностью,
были шаблонны и крайне односторонни и выражались преимуще-
ственно въ воспрещеніи проявленій дѣтской рѣзвости и самой
безобидной шалости и въ постоянныхъ угрозахъ наказаніемъ
за непослушаніе, за шумъ дѣтскихъ игръ, за громкіе раз-
говоры и вообще за сколько-нибудь рѣзкое проявленіе жизне-
радостности *).
Все вышесказанное часто буквально можно было отнести и
къ главнымъ руководителямъ воспитательнаго дѣла—къ директо-
рамъ и инспекторамъ.
Въ числѣ школьныхъ наказаній розга была царицей, какъ
и въ тогдашней бурсѣ. Ея употребленіе было освящено обычаемъ,
представляя самое простое разрѣшеніе вопроса, и педагоги, не
примѣнявшіе этого воспитательного средства, безъ сомнѣнія,
были страшной рѣдкостью. Обычно же оно находило себѣ мѣсто
во всякой гимназіи и только сильно разнообразилось въ дозахъ.
Наиболѣе гуманные педагоги (конечно, очень рѣдкіе въ то
время) какъ наприм., Новгородскій директоръ Эрдманъ, ограни-
чивались 5 или 10 слабыми ударами, да и то въ рѣдкихъ слу-
чаяхъ, а большинство, какъ наприм. его же ближайшій помощникъ
инспекторъ А-въ, сѣкли вволю, не стѣсняясь числомъ ударовъ,
„вваливали" по 100 и 200 розогъ **),
Одни наказывали спокойно, планомѣрно въ опредѣленные
часы по субботамъ ***), очевидно, разсчитывая не столько на при-
чиненіе физической боли, сколько на возбужденіе въ наказывае-
мыхъ стыда и спасительнаго, какъ думали тогда, страха буду-
щихъ болѣе тяжкихъ наказаній въ случаѣ неисправленія ****),
другіе же пороли съ увлеченіемъ, вкладывая сюда душу и
обнаруживая горячность истаго палача по призванію.
*) Шавліовскій. Школьн. воспом. о Кам. Под. 1906 г. стр. 25.
**) Е. Г. Воспом. Нов. Губ. Вѣд. 1895 г. № 48.
***) Наприм., въ 1-й Казанской гимназіи Воспом. А. Овсянникова Русск.
Стар. 1899.
****) Дир. Траутфеттеръ въ Кам. Под. гимназіи, Школьное воспоминаніе,
стр. 10.

202

В. К. Шавліовскій въ своихъ школьныхъ воспоминаніяхъ
о Кам. Под. гимназіи выводитъ, наприм. одного такого любителя
порки, который для удовлетворенія своей страсти къ розоч-
ному спорту, „буквально не покладая рукъ, охотился на учени-
ческій шалости и проказы, ловя въ изобиліи зазѣвавшихся и
неосторожныхъ шалуновъ, для угощенія ихъ березового кашею".
Малѣйшее движеніе, замѣченное инспекторомъ въ стеклянныя
оконца классныхъ дверей, немедленно же и наказывалось роз-
гами, любитель порки не острочивалъ своего удовольствія даже
до конца урока*).
Главная тяжесть розочнаго террора падала на младшіе
классы, но бывали случаи, когда подвергались этому унизитель-
ному наказанію почти взрослые люди. Тотъ-же г. Шавліовскій
разсказываетъ объ омерзительномъ случаѣ, когда при всей
гимназіи въ актовомъ залѣ былъ наказанъ 18-лѣтній воспитан-
никъ С.**).
Въ случаѣ, когда инспекція не могла открыть виновниковъ
въ какой-нибудь крупной шалости, и классъ упорно отказы-
вался ихъ назвать, поркѣ подвергался каждый десятый уче-
никъ***).
Какъ далеко могло заходить увлеченіе тогдашнихъ вос-
питателей, можетъ показать прошеніе одной матери строго нака-
заннаго розгами мальчика, поданное въ 1830 году гр. Мусину-
Пушкину. Вотъ оно: „Мой сынъ 11-лѣтъ Ив. Мартылевъ, при-
нятый въ І-классъ Оренбургской гимназіи въ Уфѣ, за то, что
онъ повторилъ просьбу о продажѣ необходимой ему учебной
книги, подвергся къ комнатѣ старшаго учителя Пономарева
жестокому розгами наказанію чрезъ сторожей и съ роздыхомъ
послѣднихъ въ двѣ перемѣны, а когда мой сынъ наказаніемъ
былъ измученъ до безпамятства и въ жару, тогда П. поилъ его
насильно холодной водой. Отъ причинъ же той и другой онъ,
къ прискорбію моему, едва дошелъ до дому и сдѣлался послѣ
нѣсколькихъ обмороковъ одержимъ горячкою" ****).
Есть указанія на случаи и съ болѣе печальнымъ исхо-
домъ, наприм., Головинъ, ученикъ I класса Шадринскаго уѣзд-
наго училища, Пермской губ. во 2 часу утра 10 февраля былъ
жестоко наказанъ розгами, а въ 10 часовъ 11 февраля померъ *****).
Трудно указать какія-либо точныя границы, которыя бы
показывали въ какой мѣрѣ и какъ часто примѣнялось сѣченіе.
*) Тамъ же стр. 18. **) Стр. 21. ***) Стр. 21. •***) Арх. Мин. Н. Пр.
д. Н 28890 к. .407. *****) Арх: М. Н. Пр. д. № 15505 к. 396.

203

Это пытался по своему округу сдѣлать Н. И. Пироговъ, къ чему
мы обратимся еще впослѣдствіи, а пока мы ограничимся замѣ-
чаніемъ современника, описываемаго школьнаго режима, что
„какъ ни велико число „сѣкуцій" по опубликованнымъ распо-
ряженіямъ Н. И. Пирогова' статистическимъ даннымъ, но я ду-
маю, что число это далеко ниже дѣйствительности, потому что
значительное число случаевъ наказанія розгами оставалось не
зарегистрованнымъ, тѣмъ болѣе что сколько-нибудь правильное
и точное веденіе подобной печальной статистики для такого,
наприм. любителя экзекуціи какъ тотъ инспекторъ, о которомъ
выше говорилось, едва ли было возможно при слишкомъ частомъ
произвольномъ и безтолковомъ примѣненіи имъ этого наказа-
нія" *). Любители же розочнаго спорта встрѣчались, конечно,
не въ одной Кам.-Подольской гимназіи.
На ряду съ розгами въ младшихъ классахъ нѣкоторыхъ
гимназій довольно часто практиковалось еще другое наказаніе
того-же рода и порядка — битье ученика по ладони деревянного
линейкою, или такъ называемымъ „квадратомъ", то-есть четы-
рехъ-гранной линейкой. Технически оно называлось „дать
лапу" **).
Одновременно съ этими главными и типичными для Ни-
колаевскаго времени наказаніями практиковались и всѣ теперь
•примѣняющіяся: заключеніе въ карцеръ, выговоры, замѣчанія и
проч.; они обычны и развѣ что отличались отъ нашего времени
своей дозой. Интереснѣе разныя формальныя мѣры, примѣняв-
шіяся нѣкоторыми попечителями для выдѣленія прилежныхъ и
наиболѣе способныхъ учениковъ.
Попечитель Давыдовъ для этой цѣли завелъ, напримѣръ,
въ каждомъ классѣ особаго цвѣта скамейки: одну для „отлич-
ныхъ", а другую для „прилежнѣйшихъ". Въ разрядъ отличныхъ
должны были включаться тѣ изъ учениковъ, кои въ теченіе мѣ-
сяца не подвергались даже маловажному взысканію и которые
по всѣмъ предметамъ имѣли отъ 4 до 5 балловъ, а въ мѣсяч-
ныхъ вѣдомостяхъ не менѣе 4-хъ. Прилежнѣйшими считались
тѣ, которые по каждому предмету имѣли отъ З1^—4, а въ мѣ-
сячныхъ не менѣе Зх/2. „Отличнѣйшіе и прилежнѣйшіе" пользо-
вались нѣкоторыми преимуществами: они имѣли особыя мѣста
въ классѣ, въ церкви, за столомъ; имена сохранившихъ за со-
бою эти названія въ теченіе цѣлаго года печатались для всеоб-
*) Шавліовскій, стр. 23.
**) Шавліовскій. Школьн. воспом., стр. 25 Е. Г. Восп. Нов. Губ. Вѣд.
1895 и 48.

204

щаго свѣдѣнія въ губернскихъ вѣдомостяхъ и сообщались попе-
чителю, который со своей стороны дѣлалъ распоряженія объ
изъявленіи такимъ ученикамъ благодарности; „отличнѣйшимъ",
кромѣ того, дозволялось носить на мундирѣ золотыя нашивки *).
Въ 1-й Казанской вмѣсто скамеекъ разнаго цвѣта въ каж-
домъ классѣ были двѣ доски, на одну изъ которыхъ записы-
вались фамиліи благонравныхъ и отличнѣйшихъ, а на другую лѣ-
нивыхъ и нерадивыхъ **).
Все, какъ видите, мѣры чисто внѣшняго характера.
Такого чисто внѣшняго порядка добивались и въ существо-
вавшихъ при гимназіяхъ благородныхъ пансіонахъ, очень мало
заботясь о воспитаніи пансіонеровъ въ собственномъ смыслѣ. По-
рядокъ дня располагался въ зависимости отъ расписанія гимна-
зическихъ уроковъ, большая часть дня и занималась уроками,
вечеръ шелъ на приготовленіе къ нимъ, а въ часы между обѣ-
домъ и вечерними занятіями ученики были предоставлены са-
мимъ себѣ (обыкновенно съ 3 до 5-ти)***).
Приготовленіе уроковъ и игры, и даже сонъ, должны были
проходить подъ непосредственнымъ наблюденіемъ особыхъ гувер-
неровъ или надзирателей ****).
Къ сожалѣнію гувернеры эти очень рѣдко удовлетворяли
своему отвѣтственному положенію. Сплошь и рядомъ это были
военные въ отставкѣ *****) или иностранцы, къ своему дѣлу очень*
мало подготовленные. Даже въ Петербургѣ и то воспитатели за-
ставляли желать очень много лучшаго. Вотъ что, напр., пишетъ
одинъ изъ воспитанниковъ этого времени въ своихъ воспомина-
ніяхъ: „во 2-й С.-Петербургской гимназіи въ большинствѣ слу-
чаевъ, а въ первое время даже исключительно, это были ино-
странцы, преимущественно нѣмцы, которыхъ нужда заставила
принять воспитательскую должность за неимѣніемъ лучшаго. За
небольшимъ исключеніемъ, это были люди съ невысокимъ обра-
зовательномъ цензомъ и еще менѣе того благовоспитанные.
Этимъ объясняется то горькое чувство, которое скрывается почти
во всѣхъ воспоминаніяхъ бывшихъ воспитанниковъ пансіона
объ этихъ нѣмцахъ-гувернерахъ ******).
*) Панаженко, И. Истор. зап. Нов. Сѣв. г., стр. 95—96.
**) А. Овсянниковъ. Русск. Стар. 1899 г. Май.
***) Напр. Нов. пансіонъ. Новг. Губ. Вѣд. 1895 г.
****) Наприм. въ пане. СПБ. 2-й г.
*****) Наприм. во 2-й Кіевск. Арх. M. Н. Пр. д. № 70976, к. 269*.
******) Родіоновъ, Кургановичъ и Круглый. Истор. зап. 75-лѣтія СПБ. 2-й
гимн. ч. 2 СПБ., стр. 127.

205

„Воспоминая ихъ, я до сихъ поръ, пишетъ другой вос-
питанникъ 30—40 годовъ, краснѣю за нихъ, такъ какъ это были
скорѣе полицейскіе агенты, чѣмъ воспитатели. Директоръ По-
стельсъ никогда не удостоивалъ ихъ даже пожатія руки *).
Какой же авторитетъ, спрашивается, они могли имѣть послѣ
этого въ глазахъ учащихся?
Такимъ приблизительно оставался этотъ важный въ педа-
гогическомъ дѣлѣ персоналъ и до конца описываемаго періода.
Вотъ, наприм., еще выдержка изъ воспоминаній воспитан-
ника, относящаяся все къ той же столичной гимназіи ко времени
1844-51 годъ.
„Воспитателями нашими были гувернеры, не кончившіе
нигдѣ курса, ничему, повидимому, неучившіеся и ничего не-
знавшіе. Въ разговоры они съ нами не вступали, держа насъ
въ страхѣ и въ отдаленіи отъ себя, хотя это не мѣшало нѣко-
торымъ изъ нихъ знать подробно, что нами говорилось между
собою. Гувернеры, при невѣжествѣ своемъ обращавшіе внима-
ніе только на внѣшность и умѣвшіе подслушивать нашъ разго-
воръ, не умѣли читать въ душѣ людей зарождающіеся пороки
и признавали образцовыми по нравственности только тѣхъ
мальчиковъ, которые больше молчали, больше сидѣли и какъ бы
укрывались отъ свѣта...
. Мы росли на попеченіи самой судьбы, а отъ воспитателей
своихъ выучивались только формальнымъ отношеніямъ ко всему
окружающему, такъ какъ тѣ далѣе внѣшности не шли, да и
идти не могли" **).
Хорошимъ директорамъ, если гдѣ они встрѣчались, трудно
было преобороть эту вредную и инертную массу и все ихъ
доброе вліяніе было не больше, какъ личное воздѣйствіе, пре-
кращающееся съ ихъ отставкой или переводомъ.
Пансіоны были исключительно дворянскіе, въ началѣ цар-
ствованія Николая 1-го пользовались большимъ сочувствіемъ
дворянства, а слѣдовательно и его матеріальной поддержкой,
поэтому есть основанія предполагать, что содержаніе и столъ
гимназистовъ были удовлетворительны. Указаній на какія-либо
спеціальныя заботы о физическомъ развитіи пансіонеровъ мы однако
не находимъ, кромѣ развѣ того, что игры, затѣваемыя пансіоне-
рами, поддерживались и поощрялись начальствами гимназій ***).
*) Стр. 127. **) Пятид. 2-й СПБ. гимн. Воспом. Вып. втор. 1844—51 г.
СПБ. 1881 г., стр. 13—17. ***) Особенно военныя Е. Г. Восп. о Нов. г. Нов. губ.
вѣд. 1895.

206

Тѣмъ же дворянскимъ составомъ пансіоновъ объясняется и
то, что въ нихъ всегда обращалось очень большое вниманіе на
то, чтобы воспитанники умѣли ловко и прилично держать себя
въ обществѣ, танцовать, дѣлать поклоны при входѣ въ гости-
ную и пр.; равно какъ всегда охотно разрѣшались балы и до-
машніе спектакли *).
Говоря о благородныхъ пансіонахъ Николаевскаго времени
нельзя умолчать объ общихъ ученическихъ квартирахъ. Это тѣ-
же пансіоны, но только съ меньшимъ количествомъ учащихся и
содержимые частными людьми. Отвѣтственнымъ лицомъ за такую
общую квартиру являлся ея содержатель, а роль гувернеровъ
или репетиторовъ иногда исполняли старшіе ученики **). Къ
сожалѣнію, содержатели пансіоновъ очень часто были люди со-
всѣмъ къ тому неподходящіе.
Донося о результатахъ ревизіи Кіевскаго округа Попечит.
Давыдовъ въ 1840 г., наприм., писалъ: „въ большинствѣ слу-
чаевъ это денежная спекуляція для частныхъ лицъ, почему и
большинство ихъ было изъ бѣдныхъ малообразованныхъ людей
изъ низшихъ классовъ общества" ***). Чтобы отвлечь (воспитан-
никовъ) отъ нихъ было разрѣшено директорамъ и учителямъ
содержать такія квартиры, но ихъ оказалось недостаточно и
пришлось довольствоваться только свидѣтельствами властей о
благонадежности квартиросодержателей. Да и кромѣ того „со-
держаніе у учителей имѣло опять другой недостатокъ—пристрастіе
въ оцѣнкѣ отвѣтовъ и предпочтеніе своихъ пансіонеровъ дру-
гимъ" ****).
Многія квартиры, по свидѣтельству ревизоровъ, были тѣсны,
неопрятны, съ недостаткомъ необходимой мебели и въ плохомъ
сосѣдствѣ, наприм., въ Ровно 3 квартиры помѣщались съ шин-
ками въ однихъ домахъ. Нѣкоторыя же находятся очень далеко
отъ гимназіи, чѣмъ затруднялся надзоръ за ними со стороны
начальства гимназій ***•*). Впрочемъ иногда само гимназическое
начальство такъ мало заботилось объ этомъ, что даже не имѣло
списка квартиръ, занимаемыхъ учениками ******).
Интересно, что помѣщающіеся на общихъ квартирахъ раз-
дѣлялись иногда на два отдѣленія, такъ наприм. въ Жито-
*) Наприм., въ Новгор. г.
**) Наприм., въ Новг. Сѣвер. г-зіи Истор. записка, стр. 99.
***) Арх. М. Н. П. д. № 72394, к. 2702.
*•**) Арх. M. Н. П. тоже дѣло ср. съ Восп. Овсянникова.
*****) тоже дѣло.
******) Арх. М. Н. Пр. д. Н 72394, к. 2702. Черниговская губ.

207

мірской г. въ 1844 году было одно съ платой 65 руб. сер., а
другое—140 руб. сер. въ годъ *).
Многія гимназіи къ концу царствованія имѣли уже почтен-
ный возрастъ и потому вполнѣ естественно, что со стороны
учебниковъ и • учебныхъ пособій онѣ были оборудованы лучше,
чѣмъ въ царствованіе Александра I. Для наполненія библіотекъ
полезными книгами Университетъ Св. Владиміра, наприм., еще
въ 1836 г. разослалъ для руководства директорамъ списки не-
обходимыхъ для гимназій сочиненій **). На ряду съ фундамен-
тальными библіотеками начинаютъ кой-гдѣ появляться и учени-
ческія ***).
Несмотря однако на это несомнѣнное улучшеніе по срав-
ненію съ прошлымъ, въ оборудованіи гимназій часто встрѣча-
лись еще и существенные недочеты.
Въ ревизорскихъ отчетахъ по Кіевскому округу въ 1840 году
отмѣчается, наприм., бѣдность и недостаточность приборовъ въ
физическихъ кабинетахъ Ровенской, Подольской и Волынской
гимназій ****). Подобныя явленія, конечно, встрѣчались и по дру-
гимъ округамъ.
Никакого предѣльнаго возраста для поступленія въ гим-
назію указано не было и потому въ 40 и даже въ 50 годахъ
въ младшихъ классахъ на ряду съ малышами встрѣчались юноши-
усачи, даже старше 20 лѣтъ *****).
Въ 40 годахъ во многихъ гимназіяхъ ученики принимались
въ концѣ первой и даже во 2-й половинѣ года. „Поступившіе
въ заведенія ученики, писалъ ревизоръ того времени, испыты-
ваются не по предписанному порядку, но нѣкоторыми только
учителями и даже иногда одними начальниками заведеній, ко-
торые по произволу своему и назначаютъ ихъ въ классы" ******).
Какъ пережитокъ стараго времени встрѣчается еще вы-
ходъ изъ гимназіи до окончанія для ускоренія карьеры, чаще
всего для поступленія въ разныя военныя и вообще привил-
легированныя заведенія. Изъ 1-й СПБ. гимназіи съ этою цѣлію
*) Арх. M. H. Пр. № 91082, к. 3123.
**) Арх. М. H. П. д. № 72394, к. 2702.
***) Наприм., въ 1841 г., въ Нов. Сѣв. г. Истор. записка, стр. 98.
****) Арх. M. H. Пр. д. № 72394 к. 2702. Сами фунд. библіотеки, будучи
значительными по числу томовъ, до 3840 въ Воронежской и до 4560 въ Пен-
зенской въ 1838 г., часто состояли изъ несовременныхъ, случайныхъ по под-
бору и ветхихъ книгъ. Арх. M. Н. Пр. д. № 61380, к. 2082.
*****) ApXt од H. Пр. д. № 72394, к. 2702 и Шабліовскій: Школьн. воспо-
мин., стр. 2.
******) Арх. М. H. Пр. д. № 72394.

208

вышло въ 1834 г. 39 воспитанниковъ, въ 1835—59, въ 1836—31.
По этой причинѣ въ названные годы даже не могло состояться
выпуска въ 1-й гимназіи *). Характерно, что она была исключи-
тельно дворянская по составу.
Встрѣчались первое время недоразумѣнія и съ параллель-
ными классами. Первое время въ нихъ помѣщались только
плохіе ученики, что подавало родителямъ поводъ жаловаться
на помѣщеніе туда ихъ дѣтей **).
Послѣ этого приказано было распредѣлять равномѣрно.
Жалобы на ветхость и неудобство гимназическихъ помѣщеній
стали встрѣчаться рѣже. Изъ гимназій Кіевскаго округа въ
1840 г., плохимъ помѣщеніе найдено только въ одной Немиров-
ской, но зато въ Ровно и Житомірѣ зданія признаны роскош-
ными ***).
Проведеніе сословнаго начала въ гимназіи, можно сказать,
удалось; въ этомъ убѣждаетъ насъ, какъ множество дворян-
скихъ пансіоновъ, такъ и преимущественно дворянскій составъ
учащихся въ гимназіяхъ.
Насколько дворянскій составъ учащихся преобладалъ надъ
всѣми другими сословіями показываетъ слѣдующая таблица съ
распредѣленіемъ по сословіямъ:
Въ 1833-39 гг.
Въ 1843—51 гг.
Въ 1853—58 гг.
При всей приблизительности среднихъ цифръ они доста-
точно краснорѣчивы. Тоже говорятъ и цифры относительно
Петербургскаго округа, приведенныя Вороновымъ.
*) Д. Н. Соловьевъ. Истор. записки, стр. 148 а 152.
**) Арх. М. Н. Пр. д. №72394, к. 2702.
***) Арх. M. Н. Пр. д. № 72394 к. 2702.
****) Матеріалы для истор. и статистики нашихъ гимназій, стр. 66—67.
Изъ журн. M. Н. Пр. 1864 г.

209

Изъ нихъ видно, что въ 1853 г., въ Петербургскомъ
округѣ изъ 2831 учащихся въ гимназіяхъ было 2265 человѣкъ
дворянъ, *) т. е. 80°/о.
Нѣкоторыя отдѣльныя гимназіи другихъ округовъ иногда
даже побивали рекордъ и Петербургскому округу, такъ, наприм.,
по отчету д. с. с. Карлгофа въ 1838 г., въ Воронежской гим-
назіи изъ 193 учениковъ было дворянъ и оберъ-офицерскихъ
дѣтей 185 человѣкъ и только 4 купца и 4 разночинца **).
. . "Много было сдѣлано и для того, чтобы были школы, соот-
вѣтствующія каждому сословію и состоянію, гдѣ каждый нашелъ
бы опредѣленный ему кругъ понятій.
. Кромѣ уѣздныхъ училищъ, предназначенныхъ для мѣщанъ
и. мелкихъ купцовъ, кромѣ приходскихъ училищъ для крестьянъ
и духовенства, у котораго еще раньше были свои школы, въ
Николаевское царствованіе появились школы у каждаго вѣдом-
ства, Военное имѣло кадетскіе корпуса, юнкерскія и другія
училища, спеціально для образованія офицеровъ и, кромѣ того,
много школъ для кантонистовъ (послѣднихъ въ одномъ Петер-
бургѣ было 25).
У Морского Министерства были свои кадетскіе корпуса и
свои школы кантонистовъ. Министерство Внутреннихъ Дѣлъ
помимо спеціальныхъ медицинскихъ училищъ имѣло еще учи-
лища для дѣтей канцелярскихъ служителей (въ 1834 г. уже 34) и
даже особыя отдѣленія при гимназіяхъ для приготовленія писцовъ.
Вѣдомство Двора устраивало сельскія уѣздныя училища,
•вѣдомство горныхъ инженеровъ — заводскія школы ***) и т. п.
Однимъ словомъ, чуть не каждая ступень общественнаго по-
ложенія располагала своей школой.
Конечно, при такомъ увлеченіи сословностью пришлось за-
быть возглашенное въ началѣ царствованія единообразіе, какъ
и многое другое.
Даже по сравненію съ прошлымъ царствованіемъ, когда
только что устраивались гимназіи, этотъ періодъ слишкомъ бѣ-
денъ предписаніями и мѣрами чисто педагогическими, равно
какъ мало объ этомъ говорятъ и отчеты послѣ ревизіи.
Все вниманіе сосредоточивалось на томъ, чтобы создать
„удобныхъ" и неопасныхъ для существующаго строя подданныхъ.
Однако, несмотря на массу затраченной съ этой цѣлью энергіи,
•жизнь оказалась сильнѣе всѣхъ предписаній.
*) Вороновъ, Истор. обозрѣніе СПБ. округа 1829 г., 53 г., стр. 285.
**) Арх. М. H. Пр. д. JSg 61380, к. 2082,
***) Таблицы учебн. заведеній 1838 г.

210

Учебная политика Николая 1-го оказалась ошибкой. „Вос-
ставая цѣлыхъ 29 лѣтъ противъ мысли, онъ не погасилъ ёя,.
а сдѣлалъ оппозиціонной"*). При первомъ же лучѣ свѣта, освѣ-
тившемъ немного Русь въ слѣдующее царствованіе, для всѣхъ,
даже и для Правительства, стала ясной невозможность преж-
ней учебной системы вообще и гимназій въ частности и начата
была новая ихъ реформа.
Примѣчаніе: Для приготовленія учителей гимназій
въ этотъ, какъ и въ прошлый, періодъ служилъ главный
Педагогическій Институтъ. Въ 1850 году, кромѣ того,
была открыта особая кафедра педагогіи при С.-Петербург-
скомъ, Московскомъ, Св. Владиміра и Харьковскомъ уни-
верситетахъ **).
Позиція Закона Божія въ данномъ періодѣ окончательно
укрѣпилась. Съ самаго начала періода и до конца онъ счи-
тается необходимымъ элементомъ гимназическаго ученія. Борьба
Шишковскаго министерства съ Библейскимъ обществомъ сооб-
щила ему нѣсколько полемическій характеръ. Эта же борьба
приводила къ все большему и большему сокращенію въ немъ
нравственнаго элемента и къ замѣнѣ его ученіемъ о Богослу-
женіи, такъ что въ концѣ концовъ преподаваніе Закона Божія
получило направленіе церковно -догматическое.
Планы Кочетова и Райковскаго, будучи въ сущности пер-
выми подробными распредѣленіями учебнаго матеріала по клас-
самъ, естественно, страдали многими методическими недостат-
ками, хотя, какъ отмѣчалось выше, были несомнѣннымъ движе-
ніемъ впередъ.
Заслуживаетъ отмѣтки распоряженіе, чтобы и въ преподава-
ніи другихъ предметовъ не было ничего колеблющаго ученіе
Православной вѣры, и заботы о болѣе строгомъ выборѣ законо-
учителей. Къ сожалѣнію, первая мѣра носила случайный харак-
теръ, продиктованный охранительными соображеніями и что еще
хуже, преломлялась въ такихъ распоряженіяхъ, какъ упоминавшееся
Ширинскаго-Шихматова о темахъ по русскому языку. Вопроса
же о томъ, что нѣтъ ли противорѣчія и двойственности между
самыми образовательными элементами — христіанскимъ съ одной
стороны и классическимъ съ другой—ни у кого и не возникало.
Это, впрочемъ, относится не къ одному этому періоду, и къ
этому вопросу мы еще вернемся.
*) Никитенко, т. II, 137.
**) Сборн. пост., т. 2-й, 568.

211

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.
ЦАРСТВОВАНІЕ АЛЕКСАНДРА II.
(Первая половина).
Вступленіе.
Послѣ смерти Николая 1-го, съ воцареніемъ Александра II
(19 февраля 1855 г.), сразу же стало дышать свободнѣе. Новое
царствованіе принесло давно небывалую у насъ свободу мнѣній,
повѣяло свѣжимъ духомъ, наступило общее оживленіе.
Несчастная Севастопольская кампанія показала всѣмъ ясно
несостоятельность сословно-рабскаго строя; необходимость корен-
ныхъ реформъ сознавалась всѣми. Уязвленное самолюбіе искало
причинъ позора и безъ труда въ числѣ ихъ находило отсутствіе
образованія. На ряду съ общимъ оживленіемъ наступило и не-
бывалое еще педагогическое.
Въ 9-й книжкѣ „Морского Сборника" за 1856 годъ по-
явились „Вопросы жизни,''7 отрывокъ изъ забытыхъ бумагъ, вы-
веденный въ свѣтъ неоффиціальными статьями Морского Сбор-
ника о воспитаніи" проф. Н. И. Пирогова. Въ противоположность
царившей въ Николаевское время мелкой сословно-профессіо-
нальной цѣли образованія Н. И. выдвинулъ вѣчную цѣль вся-
каго обученія — образованіе человѣка. Главная мысль статьи
талантливо выражена Н. И. Пироговымъ въ эпиграфѣ: „Къ чему
вы готовите вашего сына?—кто-то спросилъ меня". Быть чело-
вѣкомъ, отвѣчалъ я. „Развѣ вы не знаете, сказалъ спросившій,—
что людей собственно нѣтъ на свѣтѣ; это одно отвлеченіе, вовсе
ненужное для нашего общества. Намъ необходимы негоціанты,
механики, моряки, врачи, юристы, а не люди". „Правда это или
или нѣтъ?" Отвѣтомъ на этотъ вопросъ и служатъ „Вопросы
жизни".
Необходимость общечеловѣческаго воспитанія для всякаго
показана была такъ. ярко, вопросъ былъ выдвинутъ настолько

212

талантливо и рѣзко, что „Вопросы жизни" сдѣлались настоя-
щимъ событіемъ, ихъ основная мысль была подхвачена всѣми
и стала лозунгомъ предстоящей школьной реформы, а самъ авторъ
получилъ возможность осуществлять свои мысли на дѣлѣ.
Съ легкой руки Н. И. началось оживленное обсужденіе въ
прессѣ и другихъ педагогическихъ вопросовъ. Ему же удалось,
напримѣръ, поставить вопросъ о классическомъ и реальномъ
образованіи, которому такъ и несуждено было окончиться чуть
не до нашихъ дней. Самъ Пироговъ сталъ на сторону класси-
цизма, связывая съ нимъ гуманитарное образованіе вообще, и
нашелъ себѣ въ лицѣ властителя думъ тогдашняго учащагося
юношества Т. Н. Грановскаго блестящаго союзника, а въ лицѣ
К. Д. Ушинскаго талантливаго противника и поборника реаль-
наго образованія.
Оживленіе педагогическихъ интересовъ въ прессѣ и обще-
ствѣ захватило собой Министерство Народнаго Просвѣщенія и
отразилось тамъ, какъ въ приготовленіяхъ къ школьной ре-
формѣ, такъ и непосредственно въ жизни учебныхъ заведеній.
Въ основу реформы и отдѣльныхъ распоряженій легла та
же, охватившая все реакція противъ Николаевской политики и
та же гуманитарная цѣль—образованіе человѣка.
Въ отношеніи къ гимназіямъ дѣятельность Министерства
проявлялась, какъ стремленіе къ пересозданію устава на новыхъ
чисто педагогическихъ началахъ и, какъ желаніе, не дожидаясь
новаго устава, осуществлять эти начала при всякомъ отдѣль-
номъ удобномъ случаѣ. По этой двойной дѣятельности Мини-
стерства очень удобно и раздѣлить очеркъ гимназій данной
эпохи.
ГЛАВА I.
Первый камень въ дѣлѣ новой гимназической реформы былъ
положенъ Главнымъ Правленіемъ училищъ, или собственно воз-
становленнымъ при немъ въ 1856 году Ученымъ Комитетомъ *).
Государь настолько интересовался дѣломъ народнаго образованія,
что указомъ Сенату отъ 5 мая 1856 г. приказалъ, чтобы всѣ
журналы Главнаго Правленія представлялись ему въ подлинникѣ.
*) Обычный составъ У/ К. согласно указу Государя былъ значительно
усиленъ; въ него вошли начальн. гл. штаба по воен. учебн. заведеніямъ
Ростовцевъ, ст. с. Корфъ, г.-ад. Игнатьевъ, т. с. с. Титовъ, Сербиновичъ, ректоръ
СПБ. Универс. Плетневъ, рект. СПБ. Д. А. еп. Макарій, д. с. с. Демидовъ и
Пестельсъ (отч. М. H. Пр. за 1856 г.).

213

На Ученый Комитетъ возложено было, прежде всего, соби-
раніе матеріаловъ, а затѣмъ и составленіе проектовъ новыхъ
уставовъ низшихъ и среднихъ учебныхъ заведеній. Въ число
матеріаловъ вошли прежде всего работы извѣстнаго уже намъ
Блудовскаго Комитета (1850 г.).
Къ вопросу о гимназіяхъ Ученый Комитетъ подошелъ
только на засѣданіяхъ 17, 24 мая 1857 г., но значительно раньше
этого 5 марта 1856 г. Министромъ Просвѣщенія А. С. Норо-
вимъ было испрошено предварительное Высочайшее согласіе на
главныя мысли, которыя, по мнѣнію Министерства, должны были
лечь въ основу гимназической реформы.
Цѣлью работъ Министерства Норовъ считаетъ „приведеніе
на будущее время въ ясность основныхъ началъ и окончатель-
ное устройство цѣлой системы нашего народнаго образованія",
что, конечно, послѣ Николаевскихъ надстроекъ было далеко не
лишне.
Частнѣе докладъ Норова замѣчаетъ, 1) что, считая кореннымъ
основаніемъ всего воспитанія и образованія отечественнаго свя-
тыя истины нашей божественной православной вѣры, Министер-
ство не могло довольствоваться развитіемъ въ учебныхъ заведе-
ніяхъ одной догматической стороны законоученія и постоянно за-
ботилось, чтобы сама метода преподаванія Закона Божія приняла
свойство нравственно-назидательнаго, одушевляющаго ученія.
Главнымъ средствомъ для достиженія этого Министерство счи-
таетъ заботливый и тщательный выборъ законоучителей, о чемъ
и намѣрено войти въ сношеніе съ Митрополитомъ.
Изгнавъ въ полемическомъ пылу съ библейскимъ обще-
ствомъ моральный элементъ изъ программы Закона Божія, Ми-
нистерство, какъ только этотъ пылъ прошелъ, сразу же почув-
ствовало, что преподаваніе Закона Божія приняло слишкомъ
схоластически-разсудочный видъ, и потому скоро же стало, какъ
видите, заботиться о его смягченіи и оживленіи.
2) Обративъ вниманіе на то, что измѣненіями въ учебныхъ
планахъ гимназій 49-51 года гармонія въ системѣ гимназическаго
ученія нарушилась и оно утратило свой опредѣленный правиль-
ный характеръ, Норовъ заявлялъ, что онъ считаетъ усиленный
перевѣсъ реальныхъ началъ въ воспитаніи вредною крайностью
и думаетъ, что въ видахъ умственнаго развитія и нравственно-
эстетическихъ требованій, преподаванію классическихъ языковъ
надобно возвратить значительную часть ихъ прежней силы, ра-
зумѣется, не исключая изъ круга обученія въ среднихъ учеб-
ныхъ заведеніяхъ и наукъ реальныхъ, сколько это нужно для

214

жизни, и не присваивая учащимся помянутыхъ языковъ преж-
нихъ преимуществъ,
3) Реальное образованіе, котораго только важнѣйшія общія
истины могутъ быть доступны гимназіямъ и отъ которыхъ госу-
дарство ожидаетъ полезныхъ производителей во всѣхъ отрасляхъ
промышленной дѣятельности, должно быть предметомъ особыхъ
учрежденій.
Й, наконецъ, въ 4) осуждаетъ Николаевскую школьную сѣть
разъединенныхъ учебныхъ заведеній, подчиненныхъ всѣмъ вѣ-
домствамъ, какъ не согласную съ истинными началами государ-
ственной пользы, и настаиваетъ на необходимости сосредоточенія
всѣхъ общеобразовательныхъ учебныхъ заведеній въ Министер-
ствѣ Просвѣщенія.
Общей образовательной школой должна стать гимназія, ко-
торая и замѣнитъ собой всѣ, прямо вредныя по Норову, учебныя
заведенія, гдѣ подъ одной крышей соединяется общее образо-
ваніе со спеціальнымъ.
Первые три пункта Государемъ были утверждены, а по по-
слѣднему были запрошены болѣе подробныя соображенія *).
Присматриваясь къ запискѣ А. С. Норова, не трудно ви-
дѣть, что вся она—отступленіе отъ Николаевской политики, и
даже больше, прямая противъ ея—реакція.
Предваренный этими Высочайшими указаніями, Учебный
Комитетъ приступилъ, какъ мы выше сказали, 17—24 мая 1857 г.,
къ опредѣленію цѣли и назначенія общеобразовательныхъ учеб-
ныхъ заведеній.
Имѣя въ виду двоякую цѣль гимназій и признавая важ-
нымъ образовательнымъ средствомъ какъ изученіе греческаго и
латинскаго языковъ, такъ и реальное обученіе (физико-матема-
тическія науки) съ основательнымъ изученіемъ отечественнаго
языка, Комитетъ остановился на слѣдующемъ планѣ:
Устроить гимназіи 3-хъ родовъ:
1) гимназіи филологическія, какія существовали у насъ до
52 года, прибавивъ къ учебнымъ предметамъ естественную исто-
рію и исключивъ изъ настоящаго курса законовѣдѣніе.
2) реальныя, въ которыхъ главныя науки физико-математическія
съ указаніемъ приложеній оныхъ къ промышленной дѣятельности**)
*) Сборн. пост., т. 3-й, 44.
**) Видное мѣсто, отведенное гимназіямъ реальнымъ, объясняется отчасти
симпатіями самого Александра ІІ-го, написавшаго на отчетѣ за 57 г. противъ
тирады Министра о преимуществахъ классическаго образованія передъ реаль-
нымъ—„Не раздѣляю сего убѣжденія".

215

3) гимназіи смѣшанныя, въ которыхъ 4 или 5 младшихъ
классовъ будутъ общіе, а старшіе будутъ раздѣлены на 2 разряда:
филологическое и физико-математическое.
Курсъ ученія увеличивается однимъ годомъ.
На этой основѣ къ февралю 1860 г. появился проектъ.
Объяснительная записка такъ указываетъ его характерныя особен-
ности по сравненію съ прошлымъ.
1, „Цѣль гимназіи, какъ средняго учебнаго заведенія,
состоитъ въ томъ, чтобы дать учащимся полное общее образова-
ніе, потребное для разумной человѣческой жизни, а не въ томъ,
чтобы снабдить ихъ свѣдѣніями, потребными для успѣшной
дѣятельности въ извѣстномъ званіи. Задача гимназіи развить до
возможнаго по возрасту совершенства всѣ способности учащихся
и сообщить имъ тѣ познанія, безъ которыхъ разумная человѣ-
ческая жизнь невозможна. Гимназія ни мало не заботится о томъ,
чтобы изъ ея учениковъ вышли искусные чиновники, офицеры,
технологи, вся цѣль ея состоитъ въ томъ, чтобы молодые люди,
окончившіе полный курсъ гимназическаго ученія, были развиты
умственно, и въ то же время обогащены такими познаніями, безъ
которыхъ разумный человѣкъ не можетъ обойтись. Посему,
разсуждая о составѣ учебнаго курса гимназій, У. Комитетъ,
отложивъ въ сторону всѣ утилитарный соображенія, принялъ за
основаніе слѣдующія положенія: 1) въ составъ гимназическаго
курса должны входитъ только тѣ учебные предметы, познаніе
.которыхъ существенно необходимо для общечеловѣческаго образо-
ванія; но 2) и изъ сихъ предметовъ наибольшій объемъ и важнѣйшее
значеніе въ курсѣ гимназіи должны имѣть тѣ, которые по своему
содержанію и способу изложенія наиболѣе способствуютъ умствен-
ному и нравственному образованію юношества".
Посему курсъ гимназіи, по мнѣнію У. К., долженъ заключать
въ себѣ слѣдующіе предметы: Законъ Божій, языкознаніе, исто-
рію, математику, естествознаніе и географію.
„Отечественный языкъ и его словесность, языки образован-
нѣйшихъ народовъ древняго и современнаго міра и математика
суть учебные предметы, занятія которыми, по мнѣнію Ученаго
Комитета, могутъ наиболѣе способствовать всестороннему развитію
юношества. На изученіе остальныхъ опредѣлено времени столько,
сколько необходимо для основательнаго ознакомленія съ каждымъ
изъ нихъ".
Лишній 8-й годъ ученія прибавленъ для большей основатель-
ности.
Съ тою же цѣлью Комитетомъ предположено разбить ученіе

216

въ гимназіи въ послѣдніе три года на два особыя отдѣленія—
филологическое и естественно-математическое, съ тѣмъ, однако
же, чтобы образованіе, получаемое въ каждомъ отдѣленіи, сохра-
няло характеръ общаго гимназическаго образованія и не дѣла-
лось спеціально факультетскимъ ученіемъ.
Къ принятію подобной мѣры Ученый Комитетъ пришелъ,
сознавая весь вредъ отягощенія учащихся множествомъ учебныхъ
предметовъ, которое можетъ вести за собой только бѣглое
поверхностное усвоеніе и исключаетъ собой всякую самодеятель-
ность со стороны учащихся и малѣйшее углубленіе въ предметы
занятій. Новое распредѣленіе и стремится 1) избавиться отъ
этого зла, раздѣливши въ послѣдніе годы и безъ того несложный
гимназическій курсъ и 2) дать возможность гимназистамъ старшихъ
классовъ посвящать свое время и силы уже согласно ихъ склон-
ностямъ.
Изъ другихъ нововведеній нужно отмѣтить: а) привлеченіе
къ преподаванію директора и къ обсужденію и рѣшенію вопро-
совъ воспитанія и обученія въ Педагогическомъ Совѣтѣ всѣхъ
служащихъ по учебной и воспитательной части;
б) Увеличеніе вознагражденія наставниковъ гимназіи и рас-
предѣленіе его не по старшинству предметовъ, а по количеству
уроковъ;
в) провозглашеніе принципа внѣсословности гимназіи, т. е.
уничтоженія всякихъ ограниченій для поступленія въ нее въ
зависимости отъ званія, вѣроисповѣданія и народности и, на-
конецъ,
г) устройство кромѣ 8 классныхъ гимназій по требованію
мѣстныхъ условій гимназій 5-ти классныхъ.
Интересна цѣль этой послѣдней мѣры. „Исходя изъ того
начала, что чѣмъ больше и дольше остаются дѣти въ семействѣ,
подъ вліяніемъ семейныхъ началъ, тѣмъ больше добрыхъ по-
слѣдствій вытекаетъ и для нихъ, и для родителей, Ученый Ко-
митетъ, читаемъ въ объяснительной запискѣ, составляя проектъ
Устава гимназій, старался устроить жизнь учащихся такимъ
образомъ, чтобъ они сколь возможно менѣе были поставляемы
въ необходимость выходить изъ семейнаго круга". Благодаря же
устройству 5-классныхъ гимназій не только въ губернскихъ, но
и въ уѣздныхъ городахъ, мальчики до 15 лѣтъ и даже до 16
лѣтъ будутъ оставаться неразлучно со своими семействами.
Соотвѣтственно съ этимъ устанавливается иной взглядъ и на
пансіоны. Если они и не воспрещаются, то комплектъ каждаго
пансіона ограничивается 80. И взамѣнъ того рекомендуется со-

217

держаніе небольшихъ частныхъ квартиръ подъ постояннымъ
конечно, надзоромъ гимназическаго начальства *).
Соображенія эти, при всей своей правотѣ и естественности,
проводятся въ жизнь Министерствомъ Просвѣщенія лишь впер-
вые. Уставъ 1804 г. говорилъ, правда, что родители, отдавая
своихъ дѣтей въ школу, не думаютъ отказаться отъ своихъ на
нихъ правъ, но это было указаніе, имѣвшее чисто теоретическое
значеніе, ни въ чемъ не проявившееся въ жизни. Что же касается
Николаевскаго времени, то тогда думали какъ разъ наоборотъ.
Проектъ устава гимназій въ своемъ вышеприведенномъ видѣ
17 марта 1860 года былъ разосланъ всѣмъ педагогическимъ со-
вѣтамъ, чтобы послѣдніе представили свои соображенія, и напе-
чатанъ въ журналѣ Министерства и С.-Петербургскихъ и Москов-
скихъ Вѣдомостяхъ. При чемъ Министръ (Е. П. Ковалевскій) пи-
салъ въ руководство попечителямъ, что „разборъ проекта дол-
женъ происходить совершенно свободно, безъ всякаго стѣсненія
съ чьей бы то ни было стороны и касаться не однѣхъ только
частностей, но и цѣлой системы народнаго образованія, изложен-
ной въ проектѣ" **).
Въ 1861 г. былъ сдѣланъ сводъ поступившихъ печатныхъ
рецензій на уставъ и появился въ журналѣ М. Нар. Пр.: ***)
„Мнѣнія, высказанныя въ пользу древнихъ языковъ, требовали
установить преподаваніе этихъ языковъ такъ, чтобы ознакомить
учениковъ съ внутреннею семейною и гражданскою жизнью гре-
ковъ и римлянъ, съ ихъ нравами и обычаями, съ содержаніемъ
образцовыхъ произведеній ихъ литературы. Только этимъ пу-
темъ можно перемѣнить мнѣніе общества въ пользу означенныхъ
предметовъ" ****). Большинство же общества было настроено
противъ классицизма. „Дайте намъ что-нибудь прочесть изъ
жизни Греціи и Рима въ удобочитаемомъ переводѣ, или въ
дѣльной ученой статьѣ, мы прочтемъ съ удовольствіемъ, писалъ
одинъ отецъ семейства, а учиться для этого древнимъ языкамъ,
извините, у насъ нѣтъ времени. Что касается нашихъ дѣтей, то
научите немножко правильнѣе писать по русски да немножко
понимать по французски и по нѣмецки; латынь же служитъ
только къ тому, что они, по крайней мѣрѣ, два раза въ недѣлю
остаются безъ обѣда, а это очень вредитъ ихъ здоровью. Если же
хотите поболѣе развить ихъ, то познакомьте ихъ съ тѣми зна-
*) Арх. M. H. Пр. д. № 124248-а;. к. 2044.
**) Арх. М. H. Пр. д. № 124248-в; к. 2044.
***) СІХ. I, 149-189, 244-310 (1866).
****) Шмидтъ, стр. 454.

218

ніями, которыхъ наиболѣе требуетъ современная жизнь и наука:
мы не хотимъ видѣть ихъ ни греками, ни римлянами, а образо-
ванными европейцами и русскими, мы не думаемъ дѣлать изъ
нихъ какихъ-нибудь ремесленниковъ, но и не желаемъ, чтобъ
они уже съ дѣтства приготовлялись быть спеціальными учеными
и притомъ по наукѣ, которая ни намъ, ни имъ не по сердцу *).
По всѣмъ этимъ оффиціальнымъ и частнымъ отзывамъ
проектъ Ковалевскаго былъ переработанъ и въ 1862 году, уже
при А. В. Головнинѣ, появился съ именемъ „Проекта устава
общеобразовательныхъ учебныхъ заведеній".
Новый проектъ сохранилъ, какъ основную мысль 1-го, такъ
и главныя средства, которыми располагалъ послѣдній, это видно
изъ первой же страницы новой объяснительной записки.
„Главная задача настоящаго проекта устава, читаемъ мы
тамъ, состоитъ въ томъ, чтобы поставить существенною цѣлью
нашихъ низшихъ и среднихъ училищъ воспитаніе чело-
вѣка, то-есть такое всестороннее и равномѣрное развитіе въ
обучающемся юношествѣ всѣхъ умственныхъ, нравственныхъ и
физическихъ силъ, при которомъ только возможны разумныя, со-
гласно съ человѣческимъ достоинствомъ воззрѣнія на жизнь и
вытекающее изъ него умѣнье пользоваться жизнью.
Для достиженія такой высокой цѣли необходимо:
1) дать низшимъ и среднимъ учебнымъ заведеніямъ харак-
теръ общеобразовательный;
2) сосредоточить всѣ общеобразовательный учебныя заве-
денія въ одномъ вѣдомствѣ Министерства Народнаго Просвѣ-
щенія;
3) обратить особенное вниманіе на приготовленіе способ-
ныхъ воспитателей и учителей, съ предоставленіемъ имъ правъ
соразмѣрныхъ съ важностью ихъ обязанностей;
4) доставить каждому учебному заведенію возможность само-
дѣятельнаго совершенствованія въ учебномъ и воспитательномъ
отношеніи;
5) облегчить способы къ распространенію образованія (сня-
тіе ограниченій съ частныхъ учебныхъ заведеній) **).
Главныя измѣненія, касающіяся гимназій по сравненію съ
проектомъ съ 1860 года выразились въ усиленіи значенія ихъ
педагогическихъ совѣтовъ, въ раздѣленіи гимназій на два рода:
филологическія и реальныя и, наконецъ, въ раздѣленіи обще-
*) Ж. M. Н. Пр. CXI. I, 114.
**) Объяснит, зап. къ проекту „замѣчанія на проектъ устава общеобра-
зовательныхъ учебныхъ заведеній", ч. 1, стр. 95.

219

образовательныхъ учебныхъ заведеній на три разряда: народ-
ныя училища, прогимназіи и гимназіи.
Среднее образованіе обнимаетъ два послѣднія училища, о
нихъ только, поэтому, мы и будемъ говорить. Прогимназіи
должны замѣнить собой подлежащія уничтоженію уѣздныя учи-
лища; онѣ вполнѣ соотвѣтствуютъ низшимъ четыремъ клас-
самъ гимназическаго курса и будутъ служить приготовитель-
нымъ заведеніемъ къ гимназіямъ, которыя зато по проекту устава
ограничены только 4-мя (старшими) классами *).
По своему курсу прогимназіи и гимназіи опредѣлены слѣ-
дующими таблицами:
а) прогимназія:
1) Законъ Божій
7 часовыхъ уроковъ въ недѣлю
2) Русскій языкъ
18
п » »
3) Исторія
7
» И >5
4) Естествовѣдѣніе съ геогра-
фіей
14
» » »
5) Математика
17
» W »
6) Нѣмецкій языкъ
14
» п я
7) Французскій языкъ
14
» » )?
8) Чистописаніе, черченіе и
рисованіе
13
WWW
б) филологическая гимназія:
1) Законъ Божій
6 часовыхъ уроковъ въ недѣлю.
2) Русская словесность ....
13
91 99 П
3) Латинскій языкъ
24
99 99 99
4) Греческій языкъ
22
99 99 99
5) Исторія
12
19 99 »
6) Математика съ физикой и
матем. и физич. географіей.
12
11 91 99
7) Нѣмецкій языкъ
12
99 11 И
8) Французскій языкъ
8
91 19 99
*) Прогимназіи, представляя вторую степень въ системѣ общеобразова-
тельныхъ учебныхъ заведеній, доставляютъ учащимся въ нихъ болѣе полное
и многостороннее, сравнительно съ народными училищами, умственное и
нравственное образованіе и вмѣстѣ съ тѣмъ служатъ переходными заведеніями
для желающихъ завершить курсъ общаго образованія въ гимназіяхъ (пар. 114);
сотвѣтственно съ этимъ Гимназіи составляютъ третью и послѣ днюю сте-
пень учебныхъ заведеній, имѣющихъ цѣлью общее образованіе, равномѣрно
и всесторонне развивающее нравственныя и умственныя силы юношества, и
вмѣстѣ съ тѣмъ служатъ приготовительными заведеніями для молодыхъ людей,
стремящихся къ высшему, болѣе спеціальному образованію въ университе-
тахъ и другихъ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ" (пар. 174) (Проектъ Устава).

220

в) реальная гимназія:
1) Законъ Божій
6 часовыхъ уроковъ въ недѣлю.
2) Русская словесность ....
1** » п » »
3) Исторія
12 „ „ „ „
4) Естествовѣдѣніе съ физи-
кой и матем. и физической
географіей
19 ° п п п »
5) Математика
16 »» » П Y)
6) Латинскій языкъ
18 »» »» W
7) Нѣмецкій языкъ
12 „ » » »
8) Французскій языкъ
11 » » »
Примѣчаніе: Рисованіе для желающихъ, гимнастика
и пѣніе для всѣхъ—въ той и другой гимназіи внѣ клас-
снаго времени.
Отсутствіе всякихъ сословныхъ ограниченій изъ проекта
1860 года перешло и сюда (пар. 160); отношеніе къ пансіонамъ
осталось прежнее, только цыфру 80 замѣнило общее заявленіе,
что слишкомъ многолюдные пансіоны, по трудности поддержи-
вать въ нихъ воспитаніе на разумныхъ началахъ, не допуска-
ются" (пар. 270).
Тѣлесныя наказанія изгоняются изъ всѣхъ учебныхъ заве-
деній Министерства (пар. 38).
Права Педагогическихъ Совѣтовъ расширяются настолько,
что имъ предоставляется, какъ распредѣленіе предметовъ по клас-
самъ, такъ и составленіе программъ,—уставъ указываетъ только
предметы преподаванія и его границы.
Въ такомъ своемъ видѣ проектъ этотъ по приказу новаго
Министра, желавшаго вести реформу при самой широкой глас-
ности, опять былъ обнародованъ и разосланъ по Педагогиче-
скимъ Совѣтамъ для обсужденія, и въ переводахъ сообщенъ нѣко-
торымъ ученымъ и педагогамъ Германіи, Франціи и Англіи.
Кромѣ того, члены Главнаго Правленія Штейманъ и Ви-
деманъ были командированы за-границу для возможно полнаго
ознакомленія съ заграничными реальными училищами *).
Результатомъ этого новаго опроса явилось 365 отзывовъ о
проектѣ (110 отъ университетовъ и Педагогическихъ Совѣтовъ и
225 отъ частныхъ лицъ). Всѣ они были напечатаны въ 6 то-
махъ, а затѣмъ составленъ и напечатанъ систематическій сводъ
этихъ отзывовъ. Изъ за границы получено 42 отзыва, выпущен-
ныхъ отдѣльнымъ томомъ.
*) Сборн. распор., т. 2-й, 495.

221

Центромъ разногласій, какъ и слѣдовало ожидать, сдѣлался
вопросъ—какимъ должно быть образованіе, классическимъ или
реальнымъ. Всѣхъ лицъ и мѣстъ, сдѣлавшихъ свои замѣчанія
по поводу классическаго или реальнаго образованія, можно счи-
тать до 120. Изъ нихъ за исключительно классическій типъ
гимназій стоятъ очень немногіе (собственно одинъ. только Со-
вѣтъ Московскаго университета, профессора Львовъ и Невзоровъ,
директоръ Динабургской гимназіи), и за уничтоженіе класси-
цизма, т. е. за исключительное господство реальнаго образова-
нія, немного больше (г.г. Гейслеръ, Малиновскій, Ржондковскій,
Булюбашъ, Пахманъ, Каченовскій); большинство же, допуская
совмѣстное существованіе обоихъ типовъ, высказывается только
за усиленіе котораго-нибудь изъ нихъ на счетъ другого. И тутъ
классицизмъ встрѣчаетъ меньше защитниковъ, чѣмъ реализмъ,
особенно, греческій языкъ.
Защитники классицизма приводятъ слѣдующіе доводы:
„естественныя науки еще не доступны въ гимназіи, а по-
тому и не принесутъ пользы, такъ же, какъ и законовѣдѣніе".
Все ученіе нужно основать на древнихъ языкахъ, матема-
тикѣ и другихъ предметахъ общаго курса *); этому учитъ при-
мѣръ Германіи **), опытъ вѣковъ и примѣръ запада вообще ***);
знаніе греческаго языка необходимо по нашимъ вѣковымъ отно-
шеніямъ къ Византіи ****), отъ изученія древнихъ языковъ зави-
ситъ всестороннее развитіе всѣхъ духовныхъ способностей
учащихся. Чрезъ этимологію и синтаксисъ этихъ языковъ уча-
щійся упражняется въ послѣдовательномъ мышленіи,
чрезъ знакомство съ греческими и римскими образцами разви-
ваетъ свой эстетическій вкусъ и находитъ весьма много поучи-
тельнаго и назидательнаго для своей нравственности *****); „грече-
скимъ языкомъ начинается всемірно-историческая нить обще-
человѣческаго образованія вообще; прослѣдить самому эту нить
и сохранить ее невредимо для человѣчества есть одна изъ суще-
ственныхъ обязанностей истино-ученаго: ибо съ разрывомъ этой
нити, онъ самъ потерпитъ кораблекрушеніе въ безбрежномъ
океанѣ науки, а человѣчество погрузится въ то варварство, изъ
котораго оно вышло по возстановленіи наукъ на западѣ, вслѣд-
*) Замѣч. на проектъ устава общеобраз. учеб. заведеній, СПБ. 1862 г.,
т. 3-й, 240 пр. Львовъ.
**) т. 3-й, 217. Москов. Университ. и др., напр. Глѣбовъ, т. 3, 406.
***) г. Глобенко, т. VI, стр. 185.
****) г. Глѣбовъ, т. 3-й, 408.
*****) Лыткинъ, т. V, 473 — 4 стр.

222

ствіе именно изученія классическихъ языковъ Рима и преимуще-
ственно Греціи *).
Еще важнѣе то, что древняя цивилизація, съ духомъ кото-
рой учащійся знакомится чрезъ изученіе древнихъ языковъ, какъ
живое начало общечеловѣческаго развитія, продолжаетъ свое
существованіе и развитіе въ жизни каждаго народа, не чуждаго
успѣхамъ образованія **), и мы, русскіе, можемъ указать на
живыя доказательства вліянія классическаго образованія на нѣ-
которыя славныя имена въ исторіи нашего просвѣщенія, именно:
Ломоносова, гр. Сперанскаго и Надежд ина. Независимо отъ ихъ
природныхъ дарованій, тотъ ясный умъ, та необыкновенная
энергія мысли, та поразительная стройность въ развитіи ея
всюду, какого бы предмета и вопроса она ни касалась, всѣ эти
драгоцѣнныя качества развитаго ума, воспитанной воли, какъ
рѣдкія въ современномъ намъ поколѣніи и такъ мало имъ цѣ-
нимыя, безъ сомнѣнія, имѣли свою основу въ той классической
наукѣ, хотя и старой, черезъ которую прошли они въ своемъ
школьномъ образованіи" ***). Остальные варіируютъ эти же доводы.
Противники же классицизма говорятъ: образовательная
сила древнихъ языковъ преувеличина пристрастіемъ, понятнымъ
на западѣ, но неумѣстнымъ у насъ русскихъ, которые, какъ
недавно выступившій на историческую сцену народъ, не свя-
заны никакими историческими преданіями и узами ни съ Ри-
момъ, ни съ классическою Греціей, и можемъ не ходить такъ да-
леко искать своего образованія. „Мы можемъ почерпнуть его въ
современныхъ источникахъ и отъ этого не останемся въ накладѣ,
ибо будемъ черпать изъ самыхъ богатыхъ и неистощимыхъ источ-
никовъ, въ коихъ слились струи древняго и новаго міра.
Западъ связанъ чувствомъ исторической признательности
съ классическими народами, какъ своими учителями, данными
ему исторіею; но намъ исторія указала и указываетъ на иныхъ
учителей, и учителей болѣе знающихъ, а потому и обѣщающихъ
научить насъ большему. Новые языки, какъ языки, окажутъ не
менѣе образовательное вліяніе, чѣмъ древніе, на мышленье и
другія способности нашего воспитывающагося юношества, если
поручено будетъ преподаваніе ихъ въ нашихъ заведеніяхъ людямъ,
соединяющимъ съ университетскимъ ученымъ образованіемъ пе-
дагогическое. Раціональная метода обученія имъ отыщетъ богатый
матеріалъ для формальнаго развитія мышленья, для умственной
*) П. Р., т. 5, стр.579.
**) г. Глобенко, т. 6, стр. 184—5.
***) Глѣбовъ, т. 3, 408.

223

гимнастики учащихся, какъ въ лексическомъ содержаніи этихъ
языковъ, такъ и въ этимологическихъ и синтаксическихъ ихъ
особенностяхъ, коихъ у нихъ не мало. Уступая въ богатствѣ и разви-
тости формъ классическимъ языкамъ, они зато безконечно пре-
восходятъ ихъ глубиною и разнообразіемъ своего внутренняго
содержанія, ибо въ нихъ выражено все обиліе понятій и идей,
выработанныхъ вѣковыми усиліями христіанскихъ народовъ, всѣ
великіе результаты изученія міра нравственнаго и физическаго.
А потому, хотя бѣдные формами, но богатые внутреннимъ содер-
жаніемъ, они едва ли не плодотворнѣе подѣйствуютъ на духъ
изучающаго, чѣмъ Латинскій и Греческій языки, лишь бы изу-
ченіе ихъ было построено на педагогическихъ основаніяхъ. Что
же касается до вліянія, какое могутъ имѣть эти языки, какъ
средства къ знакомству съ написанной на нихъ литературою, то
едва ли тутъ есть мѣсто серьезному сомнѣнію. Вѣрить въ прево-
сходство античной литературы передъ новѣйшею можетъ только
одностороняя спеціальность, всегда склонная смотрѣть въ уве-
личительное стекло на любимые предметы своего изученія. Неужели
серьезно можно думать, что великія поэтическія произведенія
новыхъ временъ, особенно ближайшей къ нимъ эпохи, уступаютъ
Римскимъ и Греческимъ въ широтѣ концепціи, въ глубинѣ ду-
ховнаго анализа, въ творческихъ размахахъ поэтическаго духа
и даже въ художественной красотѣ изображенія, если только
не смотрѣть на нее сквозь очки классической теоріи. Такъ думать
значило бы отрицать неотрицаемое—прогрессъ человѣческаго духа.
Неужели Шиллеръ, Гёте, Шекспиръ, Бичеръ-Стоу, Диккенсъ,
Маколей, Гумбольтъ и вся эта безконечная фаланга писателей
и мыслителей, составляющая гордость нашего и предшествую-
щихъ вѣковъ и раздвинувшая предѣлы умственнаго міра далѣе
Геркулесовыхъ столповъ, могутъ меньшему научить наше юноше-
ство и подѣйствовать на духъ его менѣе воспитательно, менѣе
возбудительно, развить въ немъ эстетическій вкусъ менѣе рѣ-
шительно, чѣмъ Гомеръ, Софоклъ, Ливій, Виргилій и проч. Никто
не станетъ оспаривать, что . красота классическаго творчества
проще, нагляднѣе, пластичнѣе, живѣе отмѣчена какою-то юно-
шескою свѣжестью и проникнута веселымъ, еще не отуманеннымъ
горькими опытами жизни, міросозерцаніемъ. Но, къ несча-
стій), всѣ эти черты античнаго генія остаются нѣмыми и непо-
нятными духу учащагося въ гимназіи по той простой причинѣ,
что выражены мертвымъ языкомъ, который не легко усваивается.
Силы учащихся истощаются прежде, чѣмъ ему удается проник-
нуть чрезъ трудно-одолимую форму до внутренняго содержанія.

224

Въ былое время, когда классическое языко-ученіе господствовало
въ нашихъ гимназіяхъ, развѣ учащіеся доходили до пониманія
художественной красоты читаемыхъ ими произведеній древности?
Успѣхи ихъ не поднимались до такой высоты; все дѣло огра-
ничивалось мучительною борьбою съ неподатливою формою и
отрывочными, вялыми, сонливыми переводами кое-чего. Внутрен-
няя же красота, художественное изящество античной литературы
оставались для нихъ тайной, существованія которой они даже
не подозрѣвали и которая открывалась изумленному ихъ чувству
уже на университетскихъ скамьяхъ, да и то не всегда.
Продолжительный опытъ не долженъ ли насъ убѣдить, что
классическая основа не годится для русскаго воспитанія. При-
чины этого неуспѣха нельзя находить только въ несовершенствѣ
преподавательныхъ методовъ: онѣ коренятся глубже, можетъ быть,
въ характерѣ нашего народа, который не любитъ ходить далеко,
ради одной ученой систематичности за тѣмъ, что можно взять
поближе. Большинство учащихся всегда обнаруживало явное
отвращеніе къ.занятіямъ древними языками, смотрѣло на нихъ,
какъ на муку, которую суждено имъ вытерпѣть безъ вины, и счи-
тало время, на нихъ употребленное, безплодно потеряннымъ...
Неужели же мы снова примемся за Сизифовъ трудъ... къ чему
идти противъ теченія русской жизни, которая такъ явно обозна-
чается. Къ чему насиловать русскую жизнь, выкраивать ее на
нѣмецкій ладъ"? *)
Водовозовъ находитъ, что незачѣмъ даже и указывать осо-
бенно на превосходство новой литературы передъ древнею: „самую
древнюю литературу воспитаннику гимназіи легче и удобнѣе
узнать чрезъ чтеніе переводовъ, чѣмъ длиннымъ и труднымъ
путемъ классическаго образованія, для котораго въ такомъ случаѣ
нужно бы пожертвовать всѣми другими предметами" **).
Гейслеръ (директоръ Новгородъ-Сѣверской г.) — думаетъ,
что въ Англіи и въ Германіи училища, основанныя на клас-
сическихъ языкахъ, развиваютъ не всесторонне и равномѣрно,
а даютъ одностороннее спеціальное направленіе ***).
Г. Ржондковскій замѣчаетъ, что „въ исторіи наукъ нельзя
не замѣтить постепеннаго ихъ преобладанія. Въ средніе вѣка
ученый былъ непремѣнно богословъ. По мѣрѣ того, какъ стали
искать жизни и истины въ классической древности, въ основу
науки положили классическую филологію. До конца XVIII-го
*) Малиновскій, Замѣч., т. II, стр. 188—191.
**) Своды замѣчаній на проектъ устава Общ. уч. зав. СПБ. 1863 г., стр. 49.
***) Замѣчанія, т. III, 193 стр. и слѣд.

225

вѣка не былъ мыслимъ ученый безъ Латинскаго и Греческаго
языковъ. Но могущественный пріобрѣтенія математики въ XVII
и XVIII вѣкахъ заставили ее поставить на ряду съ фило-
логіей). Поэтому „древніе языки и математика" сдѣлались
девизомъ педагоговъ того времени. Въ нашъ вѣкъ естествен-
ныя науки, по точности метода, по блестящимъ результатамъ,
по многочисленнымъ приложеніямъ стали такъ высоко, что за-
тмили собою преобладающій знанія. — 0 классической филологіи
говорится уже весьма двусмысленно даже ея приверженцами; она
видитъ передъ собою перспективу сдѣлаться маленькимъ провин-
ціальнымъ городомъ изъ столицы науки. Сравнительная филологія
грозитъ ее проглотить въ весьма непродолжительномъ времени"*).
Въ заключеніе онъ думаетъ, что пришла пора снять съ гимназій
педагогическіе девизы средневѣковой схоластики: классиче-
ская древность и математика, а взамѣнъ ихъ поставить
девизомъ гимназій: природа и человѣкъ **).
По Булюбашу — „каждый языкъ образованныхъ народовъ,
имѣющій грамматику—есть логика нравственнаго міра, а потому
такъ же хорошо содѣйствуетъ умственному развитію, какъ и латынь,
но имѣетъ то преимущество предъ латынью, что онъ живой, а слѣ-
довательно даетъ и матеріалъ" ***).
Другіе указываютъ на трудность и даже невозможность до-
стигнуть у насъ какого-либо результата отъ изученія древнихъ
языковъ ****) и на то, что та польза, которая достигается на западѣ
латинскимъ языкомъ, у насъ можетъ быть достигнута церковно-
славянскимъ *****).
Иные, осуждая неестественный характеръ вообще нашего
космополитизма, требуютъ науки, имѣющей близкое отношеніе
къ нашей народности и жизни и, наконецъ, многіе мотивируютъ
необходимость предпочтенія реальнаго типа практическими по-
требностями жизни ******). Педагогическій Совѣтъ Архангельской
гимназіи, по поводу введенія законовѣдѣнія замѣчаетъ: „каковы
бы ни были усилія освободить гимназію отъ такъ называемаго
реальнаго направленія полезныхъ знаній, но все таки ихъ огромная
доля останется въ общеобразовательномъ курсѣ, да ихъ устранить
*) Замѣчанія т. Ill, 151 стр. Пахманъ проф. т. V, стр. 230.
**) Тамъ же стр. 155.
***) Замѣчанія т. III, стр. 167.
****) Годзяцкій т. V, стр. 43.
*****) Пед. Сов. Томской гимн. т. IV, 520. Копосовъ т. Ill, 444 и др.
******) Лаппа-минскій предводитель т. II, 459, Виноградовъ директ. III, 296—7,
Чайковскій стрш. учитель т. III, 540 и др,

226

ника къ невозможно; добиваться этого было бы въ высшей степени
нелѣпо и несовременно, было бы чистой утопіей педагогическаго
кружка, вопреки всѣмъ требованіямъ современности и общества" *).
Таковы въ общемъ принципіальные взгляды на положеніе
классицизма и реализма въ средней школѣ **). Изъ нихъ уже
ясно, что рѣшеніе этого вопроса проектомъ не могло вызвать
одинаковаго къ себѣ отношенія.
Приверженцы классицизма были недовольны реальными
гимназіями и классическими, потому что онѣ отводили мало мѣста
древнимъ языкамъ, защитникамъ реализма, наоборотъ, мѣсто,
отведенное классицизму, казалось слишкомъ большимъ.
Противъ раздѣленія гимназій на филологическія и реальныя
возставало еще много голосовъ потому, что оно создавало
практическія неудобства,—въ большинствѣ городовъ Россіи могло
быть всего по одной гимназіи, и мальчику не представлялось выбора
по собственнымъ его наклонностямъ и потому еще, что раздѣ-
леніе по проекту не было проведено строго. Въ реальныхъ
гимназіяхъ оставалось слишкомъ много филологіи, а въ филоло-
гическихъ слишкомъ много реализма. Н. И. Пироговъ по этому
поводу задаетъ, наприм., вопросъ, можно ли въ 4 года изучить
классическій языкъ настолько, чтобы читать свободно прозаическія
сочиненія древнихъ классиковъ, а съ приготовленіемъ—поэти-
ческія, какъ предполагаетъ проектъ и, во вторыхъ, необходимо
ли для университета знаніе латинскаго языка? Если необходимо,
то филологическое направленіе должно преобладать. Если
нѣтъ, то пусть вступаютъ въ университетъ изъ обѣихъ гимназій,
и нѣтъ надобности въ поверхностномъ изученіи латинскаго языка
въ реальныхъ гимназіяхъ. Гимназія даетъ только общее образо-
ваніе, а его слѣдуетъ впослѣдствіи закончить, будетъ ли это въ
ученой карьерѣ или на практическомъ поприщѣ ***).
Противъ раздѣленія высказались еще 14 педагогическихъ
совѣтовъ и 7 отдѣльныхъ лицъ.
„Изъ всѣхъ этихъ мнѣній слѣдуетъ то, что если избѣгать
односторонняго развитія при первомъ образованіи, то не должно
раздѣлять гимназій на филологическія и реальныя; тѣмъ болѣе
этого не слѣдуетъ дѣлать, что по сіе время еще не устроены заве-
денія, которыя имѣли бы цѣлью преимуществено практическую
*) Т. IV, стр. 178.
**) Подроби, см. „сводъ мнѣній о классическомъ и реальномъ образованіи",
сдѣланный по порученію Гл. Пр. Уч. В. Водовозовымъ. Своды замѣчаній на
проект. ПБГ. 1863 стр. 23—64.
***) Замѣчанія т. I, стр. 9—11 и дальше.

227

дѣятельность. Въ случаѣ же, если Правительство считаетъ
необходимымъ развить реальное направленіе, то оно не должно
смѣшивать реальныя училища съ гимназіями: тогда надобно
•внести ужъ въ реальныя училища чисто реальные предметы
и не обременять ихъ классическими языками и тому подобными
предметами" *).
Возвышающійся надъ этимъ вопросъ относительно формаль-
ности и матеріальности при воспитаніи, рѣшаемый объяснительной
запиской въ томъ смыслѣ, что при воспитаніи надобно въ особен-
ности имѣть въ виду только формальную цѣль, матеріальная же
цѣль достигается при исполненіи первой, тоже встрѣтилъ возра-
женія, хотя и не многочисленныя.
Всѣ они принадлежатъ защитникамъ реальнаго образованія
и указываютъ на то, что „гимназіи должны имѣть цѣлью не только
формальное образованіе, т. е. развитіе способностей дитяти, но и
сообщеніе ему знаній, необходимыхъ каждому образованному
человѣку. Вслѣдствіе этого нужно исключить изъ гимназическаго
курса тѣ предметы, которые имѣютъ только гимнастику ума, а
не законъ матеріала, и непригодны къ жизни, напримѣръ,
древніе языки" **). Мы не думаемъ уменьшать важности раціональ-
ныхъ методовъ ученія, но нельзя имъ приписывать ту обра-
зовательную силу, которую имѣетъ одна наука... Въ методѣ нѣтъ
идеальнаго содержанія, которое одно образуетъ человѣка ***).
„Чтобы ученики не были складочными матеріалами, нужно
уничтожить систему обученія по заказу и для экзаменовъ и
разъ навсегда принять систему образованія для образованія. Но
чтобы развить эту систему, необходимо поставить на первомъ
планѣ знаніе, потому что въ немъ только заключается образова-
тельная сила, которая развиваетъ сознаніе необходимости обра-
зованія и безкорыстную любовь къ нему. Предпочтеніе, оказы-
ваемое формальной сторонѣ образованія передъ матеріальной), есть
едва-ли не самый главный недостатокъ, едва-ли не самая слабая
сторона проекта устава училища" ****).
„Какъ бы раціональна и хороша ни была форма преподаванія,
говоритъ Малиновскій, она еще не приведетъ къ цѣли. Форма
способна дать форму, создать формальнаго человѣка съ развитою
силою мысли, чувства и, можетъ быть, воли, но безъ опредѣлен-
наго направленія развитыхъ въ немъ душевныхъ силъ. Такой
*) Сводъ замѣчаній Ор. Шарбе стр. 7.
**) Булюбашъ т. III, стр. 167.
***) Туловъ, т. Ill, стр. 179 и 180.
****) Совѣтъ 1-ой Кіевской г. т. I, стр. 73.

228

человѣкъ есть только канва безъ узора, общій очеркъ безъ тѣней
и красокъ. Въ немъ есть гибкость, подвижность душевныхъ силъ,
навыкъ къ самодѣятельности. Но этого еще мало. Формальное
развитіе отвлеченно, пусто, безсодержательно... Содержаніе на-
шему духу дается тѣми предметами, изученіемъ коихъ болѣе
всего занимается онъ; направленіе нашей дѣятельности услов-
ливается тѣми идеями жизни, кои выносимъ мы изъ нашего
школьнаго воспитанія... Даже при соблюденіи всѣхъ требованій
формальнаго обученія, не все равно, чему насъ учатъ въ дѣтствѣ,
если не идетъ рѣчь о приготовленіи логическаго человѣка, но
гражданина, будущаго дѣятеля своей страны. Тутъ важенъ столько
же стиль, въ коемъ возводится зданіе нашего духа, сколько и
матеріалъ, употребляемый при постройкѣ" *).
Мнѣнія о составѣ гимназическаго курса, несмотря на едино-
гласное признаніе, что гимназіи должны имѣть общеобразователь-
ный характеръ, не могли быть, конечно, однообразны. Они въ
значительной степени опредѣлялись вышеприведенными взгля-
дами на классицизмъ и реализмъ, т. е., наклонялись въ пользу
того или другого.
Были и мнѣнія, согласныя въ общемъ съ проектомъ, огра-
ничивающіяся незначительными поправками,—но были и такія,
которыя предлагали значительно иной курсъ. (Уч. Ржондковскій,
Совѣтъ Харьковскаго Университета).
Впрочемъ вопросъ о направленіи и составѣ курса общеобра-
зовательныхъ заведеній заслуживаетъ полнаго вниманія, и мы
позволимъ себѣ остановиться на немъ нѣсколько подробнѣе.
Всѣ замѣчанія по этому поводу выражаются въ слѣдующихъ
четырехъ мнѣніяхъ:
1) Гимназія по предметамъ курса должна быть
единая. Мнѣніе это основывается на слѣдующихъ доводахъ:
Въ самомъ названіи гимназій реальными есть противорѣчіе
существу дѣла, потому что усиленный курсъ математики и
естествовѣдѣнія, не сообщая реальныхъ, т. е., непосредственно
прикладныхъ знаній и, служа собственно приготовленіемъ для
слушанія университетскаго курса математическихъ наукъ, пред-
ставляется излишнимъ и для учащихся обременительнымъ **).
Раздѣленіе гимназій не удовлетворяетъ ни филологическому,
ни реальному направленію,***) оно неудобно потому, что въ
*) Малиновскій, т. II, стр. 184 и 5.
**) Совѣтъ Лицея кн. Безбородко, т. I, стр. 35.
***) Пед. Сов. Псков, г., т. IV, стр. 324, п. с. Тамбовск. у. 135, Орлов-
ской у. 119.

229

гимназію поступаютъ дѣти съ различными способностями, и съ
филологическими и съ математическими, такъ что результатомъ
раздѣленія будетъ насиліе надъ ихъ противоположными природ-
ными способностями, тогда какъ гимназія должна не насиловать,
а способствовать развитію природныхъ способностей *); потому
что на 13—14 году ученикъ не можетъ навѣрное знать свое
будущее призваніе и, наконецъ, оно лишне, потому что у насъ
никто не чувствуетъ большой потребности въ спеціальныхъ
филологахъ **).
Раздѣленіе гимназій не сообразно съ тѣми гуманными нача-
лами, которыя проведены во всемъ проектѣ, и которыя рѣши-
тельно исключаютъ спеціальность изъ общеобразовательныхъ
заведеній. Если наши училища должны воспитать человѣка, если
несостоятельность ихъ при настоящемъ устройствѣ объясняется
ничѣмъ инымъ, какъ тѣмъ, что онѣ приняли характеръ учебныхъ
заведеній, преслѣдующихъ спеціальныя цѣли, и сдѣлаться преиму-
щественно приготовительными заведеніями для лицъ, поступа-
ющихъ на службу, то раздѣленіе гимназій, по проекту, на фило-
логическія и реальныя можетъ только содѣйствовать этимъ по-
слѣднимъ цѣлямъ, хотя и облеченнымъ въ другія формы ***).
Г. Меплинскій по этому поводу замѣчаетъ, что въ проектѣ
все направлено къ тому, чтобы разрушить на дѣлѣ то, что такъ
здраво и неопровержимо въ теоріи, чтобы положить непреодоли-
мыя препоны къ достиженію цѣли, предположенной самимъ
проектомъ, и одобренной всѣми здравомыслящими педагогами ****).
Оно не соотвѣтствуетъ цѣли общаго образованія, которое
одною своею стороною опирается на начала, общія всему человѣ-
честву, а въ другой, практической своей части, должно возникать
изъ особенныхъ условій того общества, для котораго предназ-
начается *****). Если филологическое образованіе должно быть
признано истиннымъ средствомъ для раціональнаго развитія
(и оно считается такимъ во всѣхъ прочихъ странахъ Европы),
то нѣтъ причины уничтожать его и у насъ ******).
2) Курсъ гимназіи долженъ быть общій, но
старшіе классы подраздѣляются на факультеты.
*) Ржондковскій, т. Ill, стр. 150, 151, тоже Виноградовъ, т. Ill, стр.
308—9.
**) Здановичъ, т. II, стр. 25.
***) Пед. Сов. Кишиневской г., т. II. 593, тоже п. с. 1-й Харьковской, т.
V, стр. 6 и др.
*•**) Т. III, стр. 125.
*****) Дьяконовъ, т. II, стр. 624.
******) Бякстеръ, т. III, стр. 66.

230

Это дастъ возможность выбора въ каждомъ городѣ и не будетъ
обременительно для министерства *).
3. Гимназія должна имѣть только реальное на-
правленіе. Основанія общія, принципіальныя, приведенныя уже
выше. Кромѣ нихъ можно еще упомянуть, что „гимназически
общій курсъ долженъ состоять изъ такихъ предметовъ и при
томъ въ такомъ объемѣ, чтобы они были доступны и необходимы
для каждаго воспитанника независимо отъ его способностей" **)
и, что, такъ какъ отличіе курса мужскихъ учебныхъ заведеній
отъ женскихъ составляютъ латинскій и греческій языки, то изъ*
этого слѣдуетъ, что они уже по проекту устава не необходимы
для обще-человѣческаго образованія ***).
4. Гимназіи должны быть раздѣлены на клас-
сическія и реальныя.
Всѣ разногласія сводятся здѣсь или къ разной пропорціи
дѣленія, или къ заявленію, что раздѣленіе должно быть проведено
гораздо болѣе строго, чѣмъ въ проектѣ.
„Если сосчитать теперь мнѣнія, поданныя за общій курсъ гим-
назій, за факультетскія гимназіи, за реальную гимназію, за раздѣле-
ніе на филологическія и реальныя, то увидимъ, что высказались
въ пользу общаго курса гимназій 17 пед. сов. и 36 педагоговъ, въ
пользу факультет, гимназій 7 пед. сов. и 3 педагога, въ пользу
одного реальнаго курса 5 пед. сов. и 5 педагоговъ, въ пользу
филол. и реальныхъ гимназій 9 пед. сов. и 8 педагоговъ ****).
Высказываясь за общій курсъ, многіе педагоги вводили въ
него предметы, проектомъ устава не положенные. Сюда относятся
а) заявленія группы лицъ о необходимости изученія въ гимназіи-
нѣкоторыхъ философскихъ наукъ (психологію и логику ***»*)f
логику и философскую пропедевтику ******) и б) наукъ полити-
ческихъ (законовѣдѣніе—*******) обществовѣдѣніе и обществен-
ную экономію, ********) политическую экономію *********) и др.
*) Пед. Сов. Каменецъ-Подольской, т. III, 50, Ларинской, IV, 49, Новогруд-
ской, II, 288, Псковской, IV, 324—5 и др. гимназій. Виноградовъ, III, 309 и др.
**) Ржондковскій т. Ill, стр. 155.
***) Копосовъ т. III, 444; Пед. Сов. Пензенск. гимн. т. VI, стр. III.
****) А. Власовъ. О направленіи курса общ. уч. завед. Своды замѣчаній,
СПБ. 1863, стр. 88.
(*****) Арх Іосифъ т. ц 242 и II, 436, Здановичъ т. II, 26, Дьяконовъ, II, 629,
С. Тамбовской V, 137; антроп. Пахм. V, 231.
******) Глѣбовъ т. VI, стр. 386.
*******) Воронинъ т. IV, 259, Парамоновъ, Суринъ, Поимскій,т.VI, стр. 114,178,235.
********) Сов. харьк. унив. т. у, стр. 226—7.
*********) Здановичъ т. II, стр. 27.

231

' „Если обратимся къ мнѣніямъ, въ которыхъ выражено желаніе,
чтобы курсъ гимназіи былъ общій, то найдемъ, что изъ 17 Педа-
гогическихъ Совѣтовъ 8—въ пользу гуманнаго образованія, и
изъ 36 личныхъ мнѣній 23 за гуманизмъ" *).
Отдѣленіе прогимназій, или собственно раздѣленіе прежнихъ
гимназій на два заведенія, также встрѣчено было разно: одни
рѣзко осуждали его, полагая, что отдѣльно взятыя и гимназіи и
прогимназіи не могутъ давать раціональнаго, основательнаго и
твердаго образованія, несмотря на свою продолжительность **), дру-
гіе же одобряли, принимая въ соображеніе разности возраста уча-
щихся, методовъ воспитанія и обученія, обстановку быта мало-
лѣтнихъ и возрастныхъ и большею частью не совсѣмъ благо-
пріятное вліяніе старшихъ на духъ и развитіе младшихъ ***).
Нѣкоторые указывали, кромѣ того, что для изученія греческаго
и латинскаго языка 4-хъ лѣтъ совершенно не достаточно ****),
что, разъ по параграфамъ—114 и 174 прогимназіи и гимназія
составляютъ одно неразрывное цѣлое, то странно, отчего латин-
скій языкъ исключенъ изъ курса прогимназіи *****), или почему не
открыты прогимназіи двухъ родовъ, ******).
Что касается другихъ отдѣльныхъ частей проекта, то мы
отмѣтимъ еще замѣчанія о Педагогическомъ Совѣтѣ, о должно-
стныхъ лицахъ и пансіонахъ, какъ наиболѣе важнѣйшія.
Изъ 117 замѣчаній, обсуждавшихъ организацію Педагогиче-
скихъ Совѣтовъ, за ограниченіе круга ихъ дѣятельности и противъ
проекта только 17,20—согласны съ основными положеніями проекта,
а всѣ остальныя 78, т. е., громадное большинство, заявляютъ
потребность еще большаго расширенія ихъ правъ *******) Интересно,
что изъ проекта 17 только два мнѣнія принадлежатъ учите-
лямъ, а всѣ остальныя лицамъ, занимающимъ административныя
должности.
Лица, не довольныя проектомъ, указываютъ прежде всего
на его неясность и неопредѣленность.
„Проектъ написанъ такъ, говоритъ Туловъ, инспекторъ казен-
ныхъ училищъ Кіевскаго округа, что въ немъ все дается и
*) Сводъ Власова. Свод, замѣч. стр. 97—8.
**) Наприм., Сов. Динаб. г. т. IV, стр. 231, Авиловъ т. 111,361.
***) Сов. унив. Св. Владим., т. III, 496, с. Каз. У нив. т. VI, стр. 3.
****) Пед. Сов. Ковен. г. П,'56—7 стр.
*****) Пед. Сов. Вилен. двор. инст. II, стр. 2—3.
******) Изложено по сводкамъ Р. Шарбе-относительно раздѣленія гимн, на
филолог, и реальн А. Власова—о направленіи курса общеобразованыхъ учебн.
заведеній и С. Барановскаго о прогимн.—Св. замѣч. Гаевскій т. I, 248.
*******) О педагог, сов. Б. Ненсберга. Свод, замѣч. СПВ. 1863 г. стр. 230.

232

не дается; и отнимается и не отнимается; и разрѣшается и не
разрѣшается. Чья возьметъ" *).
Въ пожеланій опредѣленности сходятся всѣ (изъ видныхъ
административныхъ лицъ еще Н. И. Пироговъ). Педагогическій
совѣтъ Немировской гимназіи совершенно резонно, напримѣръ,
замѣчаетъ, что уставъ долженъ имѣть въ виду не хорошихъ
только людей. „Надобно организовать управленіе гимназіею такъ,
чтобы и самый дурной человѣкъ, сдѣлавшись директоромъ, могъ
сдѣлать наименѣе зла. А это возможно только тогда, когда власть
директорская будетъ введена въ должныя границы, когда у дирек-
тора отняты будутъ средства имѣть произвольное вліяніе на
судьбу учителей, словомъ, когда права директора и учителей бу-
дутъ такъ пропорціональны съ тяжестью возложенныхъ на нихъ
обязанностей, что ни та, ни другая сторона не будетъ имѣть
повода къ зависти, а слѣдовательно и къ антагонизму. „Конкретно
это было-бы тогда, если-бъ проектъ сдѣлалъ директора только
первымъ членомъ Педагогическаго Совѣта **). Вообще учителя
и Педагогическіе Совѣты, испытавъ на себѣ всю прелесть пре-
обладанія административнаго начала, стараются теперь его воз-
можно болѣе обезвредить и ограничить.
По ихъ мнѣнію, во всецѣлое распоряженіе Совѣта должна
отойти отъ директора вся учебно-воспитательная часть, который
явится только его исполнителемъ ***). Педагогическіе Совѣты такъ
или иначе должны участвовать при назначеніи начальниковъ
въ учебныя заведенія ****), Участіе это можетъ выразиться или
въ непосредственномъ выборѣ Педагогическими Совѣтами дирек-
торовъ и инспекторовъ, или въ выборѣ ихъ кандидатовъ.
Отъ примѣненія выборнаго начала ожидалось много добра.
Оно дастъ, писалъ Совѣтъ 2-й Кіевской гимназіи, а) желанную
самостоятельность заведенію; б) возвысить учителей въ собствен-
ныхъ глазахъ: с) будетъ благотворно дѣйствовать на ихъ сорев-
нованіе, пробудивъ надежду, что ихъ труды и способности могутъ
быть оцѣнены товарищами, а это спасетъ многихъ отъ прежде-
временнаго опошленія; д) выборъ сохранитъ въ заведеніи спаси-
тельное преданіе добрыхъ педагогическихъ пріемовъ и е) устранитъ
во многихъ случаяхъ столкновенія между начальникомъ и под-
чиненными, происходящія часто отъ простого недоразумѣнія. На-
*) Замѣч. т. Ill, 187.
**) Замѣч. т. Ill, стр. 520. сравн. съ 518 и 19.
***) Напр. Андріашевъ т. I, стр. 75.
****) Совѣты Казанск. унив. т. VI, 3. Св. Влад. т. III, 493, 13 сов. гимн, и 6
отд. лицъ см. своды замѣч. стр. 138—153.

233

конецъ, въ такомъ только случаѣ начальникъ заведенія будетъ
дѣйствительно' посредникомъ между училищемъ и высшею вла-
стью .*).
Большинство находитъ также, что и избраніе учителей дол-
жно быть предоставлено Педагогическимъ Совѣтамъ, а не на-
чальникамъ заведеній (10 гимназій, Харьковскій университетъ, и
4 отдѣльныхъ лица, между которыми и Н. И. Пироговъ) **).
Послѣдній замѣчаетъ, что право избранія учителей тѣмъ
болѣе могло бы быть дано Совѣту, что проектъ даетъ ему еще
больше право избранія въ званіе заслуженныхъ учителей и въ
члены губернскаго училищнаго совѣта ***).
Условіемъ поступленія на преподавательскую службу боль-
шинствомъ ставится университетское образованіе для учителей
и академическое для законоучителей. Общее желаніе, чтобы и
преподавателями въ прогимназіяхъ не были лица, неокончившія
курса въ университетахъ ****).
Условіемъ занятія административной должности, кромѣ выс-
шаго образованія, ставится еще извѣстный срокъ службы 5—10
лѣтъ *****).
Учрежденіе Попечительныхъ Совѣтовъ большинствомъ при-
знается . дѣломъ полезнымъ. Основаніемъ для этого служатъ 1)
невозможность со стороны правительства заводить училища
вездѣ, гдѣ они нужны, 2) всѣми сознанная неудовлетворитель-
ность института почетныхъ попечителей и 3) необходимость и
своевременность—призвать общество къ участію въ дѣлѣ обра-
зованія въ видахъ наибольшей пользы, какъ для учебныхъ заве-
деній, такъ и для мѣстныхъ обществъ ******).
Идея Губернскаго Училищнаго Совѣта возбудила и мало
интереса (60 лицъ, подавшихъ объ этомъ свое мнѣніе) и очень
сдержанное къ себѣ отношеніе (изъ 60—16 прямо противъ). Нѣ-
которые увидѣли въ этомъ учрежденіи только умноженіе пере-
*) Замѣчанія т. I, стр. 131.
**) Сводъ Б. Ненсберга. Своды замѣч, стр. 183.
***) Замѣч. т. I, стр. 14—15.
****) Наприм. Под. Сов. Нѣжинской г. т. Ill, 97. Моск. унив. т. III, 214 и мн.
др. подр. см. Сводъ В. Ведрова. Своды замѣчаній, стр. 231—289.
*****) Наприм. Педаг. Совѣтъ Московск. 3-й г. т. III, 395, Екат. г. т. II, 546-7.
г. Токарскій т. III, стр, 550 и др. см. о должн. лицахъ. Сводъ В. Ведрова. Св.
зам. 231—89 стр.
******) о Попечительн. Совѣтѣ, Сводъ М. Цвѣткова, стр. 289 особенно инте-
ресно мнѣніе Андріашева, который высказался почти за полную передачу
дѣла образованія мѣстнымъ обществамъ при пособіи только Министерства,
т. I, стр. 77—81.

234

писки, да излишній контроль за учителями, противорѣчащій
тѣмъ правамъ, какія даны Педагогическому Совѣту *). Зато
учительскіе съѣзды громаднымъ большинствомъ признаются же-
лательными и полезными, какъ для чисто педагогическихъ цѣ-
лей и учебнаго дѣла, такъ и для учителей въ смыслѣ поддер-
жанія ихъ духа и энергіи **).
Вопросъ о пансіонахъ разсматривается въ 69 замѣчаніяхъ
болѣе или менѣе подробно и, кромѣ того, въ 20 встрѣчаются
отрывочныя замѣчанія на отдѣльныя статьи, относящіяся къ
къ этому предмету.
„Всѣ, сколько-нибудь выразившіе сочувствіе къ вопросу,
единогласно дѣлаютъ проекту слѣдующіе упреки:
1) Проектъ, самъ признавая въ объяснительной запискѣ
пансіоны учрежденіями положительно вредными, въ то же время
упрочиваетъ ихъ существованіе, не вводя даже никакихъ суще-
ственныхъ измѣненій въ ихъ устройствѣ, которыя бы въ буду-
щемъ дѣйствительно обѣщали освобожденіе пансіоновъ отъ не-
достатковъ, возбуждающихъ общественное мнѣніе противъ за-
крытыхъ заведеній: имъ не устраняется даже совмѣстное нахо-
жденіе воспитанниковъ старшаго и младшаго возраста, почему
весь вредъ вліянія первыхъ на послѣднихъ оставляется по
прежнему. Все усовершенствованіе пансіоновъ по проекту огра-
ничивается мѣрами противъ излишняго въ нихъ многолюдства
и улучшеніемъ положенія воспитателей; но такъ какъ мало-
численные пансіоны—безъ крайней высокой платы за содержаніе
въ нихъ—не окупятся, а большіе оклады сами не создадутъ
воспитателей, то и эти улучшенія только ріа desideria.
2) Оправдывая удержаніе въ новомъ уставѣ пансіоновъ
цѣлью облегчить родителей, неимѣющихъ средствъ и способовъ
воспитывать дѣтей дома, проектъ такъ увеличиваетъ расходы
пансіона, что для покрытіи ихъ требовалось бы за содержаніе
пансіонеровъ назначить плату рѣшительно недоступную для не-
богатыхъ родителей.
3) Проектъ создаетъ новую должность—оторваннаго отъ
гимназіи инспектора пансіона и ставитъ это лицо въ странное и
неопредѣленное положеніе, какъ къ директору, такъ и къ пан-
сіону; а съ гимназіею до такой степени разобщаетъ его, что инспек-
торъ пансіона, наблюдающій за успѣхами воспитанниковъ, буду-
*) Пед. Сов. Пензенской г. т. VI, стр. 96 и др.
•*) О губ. учил. Совѣтѣ. Св. В. Водовозова. Св. замѣч. СПБ. 1863 г.
стр. 324.

235

щій директоръ гимназіи, не только не включенъ въ число
членовъ Педагогическаго Совѣта, но даже не приглашается въ
него, какъ воспитатель.
4) Для приходящихъ учениковъ форменную одежду счи-
таетъ неумѣстною, для воспитанниковъ же пансіона назначаетъ
весьма вычурную, и такимъ различіемъ учениковъ въ одеждѣ
даетъ поводъ къ разъединенію между ними, въ то же самое
время, когда, повидимому,—хочетъ ихъ сблизить, уничтоживъ
вліяніе происхожденія при пріемѣ въ гимназію и самый пан-
сіонъ.
Послѣ этихъ общихъ и основательныхъ упрековъ по про-
екту, при разрѣшеніи основного вопроса—быть или не бытъ
пансіонамъ, — заявленные голоса раздѣляются на двѣ сто-
роны: одни—пансіоны при гимназіяхъ и прогимназіяхъ рѣши-
тельно отвергаютъ, предлагая безотлагательно упразднить ихъ и
замѣнить поощренія ми учителей къ устройству мелкихъ ча-
стныхъ пансіоновъ для учащихся въ гимназіяхъ и прогимназіяхъ;
другіе же, не отрицая существующихъ въ закрытыхъ заведеніяхъ
недостатковъ, признаютъ однако болѣе полезнымъ не уничто-
жать пансіоны, а позаботиться о возможно-лучшемъ ихъ устрой-
ствѣ. Большая часть раздѣляющихъ это послѣднее мнѣніе вы-
ражаютъ вмѣстѣ съ тѣмъ желаніе, чтобы пансіоны были при
однѣхъ прогимназіяхъ" *).
Главные доводы противниковъ пансіоновъ заключаются въ
слѣдующемъ:
„1) Какъ бы ни были хорошо устроены пансіоны, какъ бы
ни были хорошо приготовлены воспитатели этихъ пансіоновъ,
всегда пансіонное воспитаніе будетъ стоять ниже разумнаго
домашняго.
2) Несмотря на предоставленіе Педагогическимъ Совѣтамъ
права опредѣлять общее число для каждаго пансіона, большіе
комплекты казеннокоштныхъ воспитанниковъ все таки сдѣлаютъ
эти пансіоны слишкомъ многолюдными.
3) Неконтролируемые обществомъ казенные пансіоны ведутъ
ко многимъ злоупотребленіямъ.
4) Въ нихъ гнѣздятся всевозможные пороки между воспи-
танниками *•*).
*) О пансіонахъ при гимназіяхъ и прогимназіяхъ. А. Латышева. Своды
замѣчаній, стр. 371—372.
**) Особенно яркую картину этого даетъ учитель H. Сѣверской гимназіи
Булюбашъ. „Я могу увѣрить, говоритъ онъ, что воспитанія въ пансіонахъ и
общихъ квартирахъ нѣтъ никакого. Двумъ надзирателямъ нѣтъ никакой воз-

236

5) Препятствуютъ развитію характера и воли въ пансіоне-
рахъ.
6) Отношенія пансіонеровъ къ остальнымъ ученикамъ не
нормальны.
7) Служатъ однимъ изъ главныхъ препятствій къ сближенію
школы съ жизнью.
8) По выраженію Пирогова „усыпляютъ нерадѣніе и безза-
ботность родителей". „Немногіе изъ родителей, говоритъ онъ, отда-
вая своихъ дѣтей въ пансіоны при гимназіяхъ, думаютъ объ ихъ
настоящемъ воспитаніи; большая часть хочетъ только пріютить
дѣтей или сбыть ихъ съ рукъ, слагая съ себя отвѣтственность
предъ судомъ собственной совѣсти и Министерство, учреждая
закрытыя заведенія при учебныхъ учрежденіяхъ даетъ только по-
водъ родителямъ сложить съ себя эту прямую и натуральную
отвѣтственность" *).
9) Мѣшая развитію частныхъ воспитательныхъ заведеній, въ
которыхъ нуждается общество, казенные пансіоны сами не мо-
гутъ пріютить всѣхъ желающихъ поступить въ нихъ.
10) Лежатъ тяжелымъ бременемъ на членахъ Педагогиче-
скаго совѣта и т. п."
По всѣмъ этимъ мотивамъ противники пансіоновъ вмѣсто
нихъ предлагаютъ выдавать степендіи бѣднымъ и содѣйствовать
развитію системы содержанія пансіонеровъ учителями.
Защитники пансіоновъ съ своей стороны указывали, что
въ пансіонахъ—то среднія учебныя заведенія и должны глав-
нымъ образомъ проявить свою воспитательную силу; что есть
много родителей, которые поставлены въ дѣйствительную необ-
ходимость помѣщать дѣтей въ пансіонъ; что существованіе та-
можности усмотрѣть за 30 или 100 пансіонерами. Всѣ мерзости, которыя про-
исходятъ въ закрытыхъ общественныхъ заведеніяхъ, я описалъ уже въ статьѣ
помѣщенной мною въ „Педагогическомъ Вѣстникѣ, за Мартъ 1861 г. Во всѣхъ
подобныхъ заведеніяхъ большій преслѣдуетъ меньшаго, драки происходятъ
страшныя,- и не только между отдѣльными учениками, но и между цѣлыми
классами; пьянство развито между учениками высшихъ классовъ; картежная
игра распространена между учениками всѣхъ классовъ. Онанизмъ встрѣчается
между малолѣтними, мужеложство между большими и малыми: послѣднее бы-
ваетъ чаще всего насильное. Занятій и успѣховъ нельзя ожидать отъ дѣтей
помѣщенныхъ въ закрытыя общественныя заведенія, странно даже предпола-
гать, чтобы кто нибудь могъ заниматься въ то время, когда вокругъ него,
если не громкій разговоръ, то повсемѣстный топотъ или гулъ отъ зубренія
уроковъ. Пьянство, воровство, развратъ, драки порицаются въ обществѣ, а въ
закрытыхъ заведеніяхъ напротивъ (т. Ill, стр. 169—170).
*) Замѣчанія т. I, стр. 15.

237

ковой потребности не могутъ игнорировать законодатели, что
плата, получаемая съ пансіонеровъ, не такъ значительна, чтобы
привлечь многихъ частныхъ людей на это дѣло; что хозяева
частныхъ квартиръ часто не только неспособны къ нравствен-
ному надзору, но напротивъ, они-то именно и представляютъ
для дѣтей школу деморализаціи; что, наконецъ, обвиненія на
пансіоны большею частію голословны и, что внѣ пансіона моло-
дые люди еще чаще гибнутъ физически и нравственно.
Доказывая необходимость пансіоновъ, защитники ихъ пред-
лагаютъ какъ мѣры къ усовершенствованію ихъ: ограниченіе
комплекта пансіонеровъ такимъ числомъ, при которомъ возмо-
женъ настоящій надзоръ, отдѣленіе взрослыхъ воспитанниковъ,
отъ малолѣтнихъ, привлеченіе улучшеніемъ правъ и окладовъ
въ воспитатели достойныхъ людей и улучшеніе помѣщеній съ
точки зрѣнія педагогики и гигіены *).
Если ко всему этому еще прибавить единодушное заявленіе
всей учащей Россіи о необходимости улучшенія матеріальнаго
содержанія учителей и воспитателей, о невозможности, при ны-
нѣшней матеріальной обстановкѣ, вполнѣ предаться дѣлу воспи-
танія и образованія **), то всѣ главныя замѣчанія и пожеланія
русскихъ педагоговъ, Педагогическихъ совѣтовъ и вообще инте-
ресовавшихся исходомъ гимназической реформы будутъ исчер-
паны, по крайней мѣрѣ, въ степени, возможной при извѣстныхъ
рамкахъ нашей работы.
Изъ 43 мнѣній, присланныхъ изъ-за границы, такъ или
иначе касаются гимназій 30, причемъ многіе изъ нихъ, оправды-
ваясь незнаніемъ Россіи и русскихъ, ограничиваются лишь са-
мыми общими замѣчаніями.
Если не считать многочисленныхъ похвалъ „духу истинной
гуманности", проникающей проектъ, и заявленій объ общемъ
удовлетворительномъ впечатлѣніи отъ него, то центромъ, при-
влекшимъ вниманіе иностранныхъ педагоговъ, нужно признать
вопросъ о характерѣ общаго образованія.
Большинство высказывается за то, чтобы средняя школа
была классической и, если признаетъ полезными реальныя учи-
лища, то рекомендуетъ совершенно-самостоятельное ихъ устрой-
ство, утверждая все же, что основаніемъ высшаго образованія
*) 0 пансіонахъ при гимн, и прог. Сводъ А. Латышева. Своды зам.
стр. 371—450.
**) Въ 6-ти томахъ замѣчаній до 200 мѣстъ, относящихся къ вопросу
о гимн, штатахъ. О штатахъ гимназій и прогимназій. Сводъ В. Григорьева.
Своды замѣчаній, стр. 717.

238

должны быть классическія учебныя заведенія. „Великіе образо-
ванные народы средней и западной Европы, говоритъ, напри-
мѣръ, профессоръ Рудольфъ-фонъ-Раумеръ, основываютъ свое
научное образованіе на знаніи латинскаго и греческаго языковъ;
разумѣется и для Россіи очень важно не расходиться съ осталь-
ною Европою въ такомъ серьезномъ дѣлѣ" *). Этотъ мотивъ по-
вторяется и многими другими.
Наиболѣе подробное освѣщеніе вопроса представилъ ди-
ректоръ Плауенскихъ гимназій и реальнаго училища, докторъ
Дитчъ,—на немъ мы болѣе подробно и остановимся. „Добросо-
вѣстное испытаніе и изслѣдованіе, говоритъ онъ, привели меня
къ непоколебимому убѣжденію, что реальныя гимназіи не мо-
гутъ ни приготовлять собственно къ занятію на-
уками, ни полагать основаніе общему умственному
образованію такъ, какъ филологическія (или,
вѣрнѣе, гуманистическія) гимназіи.
„Я могу утверждать по чистой совѣсти, что воспитанники
нашихъ реальныхъ училищъ, соотвѣтствующихъ, кажется, вполнѣ
предполагаемымъ въ Россіи реальнымъ гимназіямъ, если и ока-
зали во всѣхъ предметахъ желанные успѣхи, то все же по спо-
собности къ занятію науками и по общему образованію, никакъ
не стоятъ выше нашихъ гимназистовъ, которымъ остается пройти
двухъ или трехлѣтній курсъ. Понятіе объ общемъ образованіи,
конечно, трудно опредѣлить словами. Отъ опредѣленія его—
„гармоническое развитіе всѣхъ душевныхъ и умственныхъ силъ,"
отказались теперь, понявъ, что оно представляетъ недостижи-
мый идеалъ, стремленіе къ достиженію котораго вредно индиви-
дуальному развитію характера, и что положительное стремленіе
къ опредѣленному призванію одно возможно и полезно. Что
условія общаго образованія суть пріобрѣтеніе извѣстнаго объема
знаній, необходимыхъ для жизни, и исключеніе всякой односто-
ронности, въ этомъ всѣ убѣдились точно такъ же, какъ и въ
томъ, что общее образованіе существенно состоитъ, какъ въ спо-
собности углубляться въ содержаніе всякой мысли, создавать
свои собственныя и давать имъ ясно выраженіе, такъ и въ иде-
альномъ порывѣ души къ познанію вездѣ высшаго и самаго
глубокаго, который, не исключая и не стѣсняя практическаго
стремленія, не даетъ, однакожъ, человѣку погружаться въ мате-
ріализмъ, и научаетъ его соединить живое и обдуманное оду-
*) Замѣч. иностран. педагоговъ на проекты уставовъ СПБ. 1863 г. стр. 5.

239

шевленіе къ священнымъ и высшимъ интересамъ человѣчества
съ яснымъ пониманіемъ духа времени.
Къ своему заявленію, что ученики реальнаго училища сто-
ятъ ниже учениковъ гимназій, Дитчъ даетъ нѣкоторыя объ-
ясненія.
Реальное образованіе, говоритъ онъ, то, которое преимуще-
ственно основано на математикѣ и естественныхъ наукахъ. Мате-
матика, по справедливости, считается однимъ изъ лучшихъ
средствъ для образованія логическаго мышленія. Никто, однако,
не будетъ оспаривать, что она развиваетъ одну только сторону
мышленія—разумъ, способный къ отвлеченьямъ; что она упо-
требляетъ только простѣйшія логическія категоріи, формы и за-
коны; что она не отрѣшается отъ созерцанія пространства и
числа; что она, по этому самому, хотя строго подчиняетъ себѣ
умъ, но не учитъ его свободному движенію; что всякое матема-
тическое представленіе сухо, положительно и движется въ про-
стыхъ выраженіяхъ, не затрогивая сердца и чувствъ. Съ чисто
математической головой и чисто математическимъ взглядомъ
человѣкъ останется еще очень сухъ.
Болѣе могучее стремленіе къ идеалу заключается въ есте-
ственныхъ наукахъ. Онѣ изощряютъ чувства и наблюдательность
въ отыскиваніи подобій и различій, научаютъ дѣлать заключе-
нія отъ видѣннаго и осмотрѣннаго къ скрытому и невидимому,
отъ разнообразныхъ отдѣльныхъ случаевъ къ всеобъемлещему
закону, и, конечно, не преподавать ихъ въ среднихъ учебныхъ
заведеніяхъ невозможно, и человѣкъ, не имѣющій никакихъ
свѣдѣній по этой части, не можетъ считаться дѣйствительно
образованнымъ.
Но, какъ бы ни было хорошо преподаваніе, предъ глазами
юношества останется одна объективная, матеріальная природа.
Жизнь духа, постепенное развитіе человѣка останутся со-
вершенно нераскрытыми.
Напротивъ, что изученіе древнихъ языковъ есть самое
удобное средство ввести въ жизнь и существо духа и пробу-
дить и развить собственное сознаніе о немъ, такъ несомнѣнно
доказано издавна наукою, что распространяться объ этомъ было
бы нескромно. Точно также безуспѣшность всѣхъ попытокъ до-
казала педагогическую истину, что образовательная для ума сто-
рона изученія языка гораздо болѣе при изученіи чужого, чѣмъ
при изученіи родного языка, составляющаго для всякаго без-
сознательно умственную собственность, обсуждать которую именно
поэтому столь же трудно, какъ и неестественно и даже вредно

240

для развитія характера. Если при этомъ само собой понятно,
что изучаемый, какъ учебное средство, языкъ долженъ быть
обработанъ, долженъ быть созданіемъ и выраженіемъ высокаго
народнаго ума, то также легко понять, что чѣмъ онъ болѣе от-
личается отъ родного языка, тѣмъ яснѣе сознаются особенности
сего послѣдняго при сравненіи ихъ.
Именно потому, что древніе языки ограничены средствами,
выработаны только двумя народами, далеко удалены отъ разви-
тія новѣйшаго, заставляютъ, посредствомъ слова, доработываться
до понятія, посредствомъ формы рѣчи—до мысли; а потому, ве-
личайшіе мыслители всѣхъ временъ, какъ напримѣръ, наши фи-
лософы Шеллингъ и Гегель, признавали, что нѣтъ учебнаго
предмета (не исключая и математики), такъ строго изощряющаго
умъ. И въ томъ самомъ, что древніе языки—мертвые, они имѣютъ
еще преимущество предъ новѣйшими для формальнаго обра-
зованія ума. Они влились въ опредѣленныя границы, между
тѣмъ какъ новые подвергаются еще живому развитію.
Къ этимъ внутреннимъ основаніямъ прибавимъ опытъ, до-
казывающій, что тѣ юноши, которые изучили только новѣйшіе
языки, даже въ умѣньи владѣть роднымъ языкомъ, далеко усту-
паютъ тѣмъ, которые основательно изучили древніе.
Мы должны здѣсь обратить еще вниманіе на два правила,
въ справедливости которыхъ убѣдится легко всякій, одаренный
наблюдательностью и обладающій достаточными историческими
свѣдѣніями. Одно изъ нихъ то, что каждый человѣкъ, въ своемъ
развитіи, долженъ пройти путь, пройденный всѣмъ человѣче-
ствомъ (разсматриваемомъ, какъ вообще цѣлое), т. е., усвоить
себѣ всѣ важные общіе результаты, до которыхъ доходило чело-
вѣческое мышленье, и на которыхъ, какъ на основныхъ стол-
бахъ, зиждется человѣческое образованіе. Другое правило, что
нѣтъ никакой новѣйшей культуры, которая не коренилась бы въ
древней, или которая не приняла бы началъ, подготовленныхъ
и выработанныхъ древней.
Новѣйшее образованіе многостороннѣе, пространнѣе и глубже
древняго; но никто не осмѣлится утверждать, чтобы слѣдовало
сразу посвятить юношество во всю глубину и высоту человѣче-
скаго развитія, не проведя его сперва по простѣйшимъ кругамъ
и ступенямъ".
„ Что изъ однихъ переводовъ можно познакомиться съ древ-
ними литературами и избѣжать, такимъ образомъ, медленнаго
изученія древнихъ языковъ — возразитъ лишь тотъ, кому неиз-
вѣстно, что обнять духъ сполна можно лишь въ той формѣ, въ

241

которой онъ самъ появился,—кому неизвѣстно, что именно духъ
древняго міра должно искать въ совершенной гармоніи между
формой и содержаніемъ, какою облекся онъ въ своихъ созда-
ніяхъ" *).
Такихъ принципіальныхъ разсужденій о классицизмѣ и
реализмѣ въ образованіи въ замѣчаніяхъ у другихъ иностран-
цевъ мало, а такихъ подробныхъ и обстоятельныхъ и совсѣмъ
нѣтъ. Большинство изъ нихъ оцѣниваетъ проектъ, стоя на чисто
практической почвѣ и, здѣсь прежде всего, указываетъ на слиш-
комъ малое время, отведенное древнимъ языкамъ въ гимназиче-
скомъ курсѣ.
Извѣстный уже намъ Дитчъ утверждаетъ, напримѣръ, что
при всей способности русскихъ къ скорому изученію языковъ,
въ 4 года рѣшительно нельзя достигнуть не только результатовъ,
предполагаемыхъ проектомъ устава, но даже гораздо скромнѣй-
шихъ **).
Шмиду это постановленіе представляется совершенно непо-
нятнымъ . ***), а Розенкранцъ считаетъ всю обстановку филологи-
ческой части въ проектѣ плачевной ****). Что касается латинскаго
языка, то многіе иностранные педагоги, особенно нѣмцы, скорѣе
согласны на его исключеніе изъ предметовъ гимназическаго курса,
чѣмъ на сохраненіе въ такомъ видѣ, какой отводитъ ему проектъ.
Мой педагогическій символъ вѣры, говоритъ Редерлейнъ,
на этотъ счетъ гласитъ такъ: если изученіе древнихъ класси-
ковъ не составляетъ сущности гимназическаго преподаванія, то
и нельзя ждать отъ этого изученія желаемыхъ плодовъ, и успѣхъ
не окупитъ ни употребленнаго времени, ни труда. Разумъ и
опытъ показываютъ, что общее образованіе можетъ быть дано й
доступно и безъ классическаго изученія; но если хотятъ его до-
стигнуть этимъ путемъ, то не слѣдуетъ жалѣть ни времени, ни
труда, и должно, въ этомъ случаѣ, это изученіе принять за
главное, хотя-бы оно стояло далеко отъ практической жизни, и
всѣ прочія отрасли знанія: религія, исторія, математика, новѣй-
шіе языки, естествознаніе, хотя они въ практикѣ гораздо необхо-
димѣе, все таки должны быть разсматриваемы, какъ второстепен-
ные предметы преподаванія. Изученіе латинскаго языка, если
имъ занимаются не строго и прерываютъ изученіе на половинѣ
пути,—истинное зло и напрасная мука и не приноситъ впослѣд-
*) Дитчъ. Замѣч. иностр. пед., стр. 247—254.
**) Тамъ же стр., 263.
***) Шмидъ. Тамъ же стр., 59.
•***) Голленбергъ. Тамъ же стр. 297.

242

ствіи никакихъ плодовъ; если же латинскій языкъ преподается
съ терпѣніемъ, искусствомъ и истиннымъ участіемъ, то это изу-
ченіе дѣлается прочнымъ основаніемъ образованія *).
Выходомъ, который «рекомендуютъ иностранные друзья клас-
сицизма, является введеніе латинскаго языка во всѣ прогим-
назіи, или же открытіе особыхъ прогимназій филологическихъ **).
Присматриваясь къ мнѣнію иностранныхъ педагоговъ въ
вопросѣ о характерѣ средняго образованія, не трудно увидѣть,
что большинство изъ нихъ стоитъ на сторонѣ классическаго,
особенно, если имѣется въ виду заведеніе приготовительное къ
университету.
На реальное образованіе большинство смотритъ, какъ на
спеціальное, и требуетъ всецѣлаго отдѣленія его отъ общаго ***),
почему и латинскій языкъ въ реальныхъ гимназіяхъ съ ихъ
точки зрѣнія представляется совершенно лишнимъ ****), раздѣ-
леніе же общеобразовательной средней школы на два типа
представляется нѣкоторымъ изъ нихъ непонятнымъ и стран-
нымъ *****).
Изъ другихъ частей проекта нѣкоторые педагоги запада
осуждаютъ отдѣленіе гимназій отъ прогимназій и ******) особенно
отдѣленіе прогимназій отъ гимназій классическихъ *******).
Къ пансіонамъ отношеніе тоже, что и у русскихъ: одни
признаютъ ихъ вредными, другіе указываютъ на ихъ полезность.
Есть мнѣнія, благосклонныя къ маленькимъ пансіонамъ и во-
оружающаяся противъ пансіоновъ многолюдныхъ ********).
Изъ защитниковъ пансіоновъ интересно мнѣніе Дитча. Онъ
защищаетъ пансіоны, именно, какъ пансіоны безъ невозможной
въ большинствѣ случаевъ иллюзіи семейной обстановки.
„Въ мужской натурѣ, говоритъ онъ, есть та черта, что съ
наступленіемъ учебнаго* времени мальчикъ смотритъ вонъ изъ
семьи, и требуетъ для себя нѣкоторой самостоятельности. Выходъ
изъ правильной замкнутости семейной жизни, которой онъ хотя
подчиняется, но въ которой онъ чувствуетъ только привычку,
дѣлается необходимостью. Воспитателю предстоитъ тогда великая
и трудная задача — подчинить молодого человѣка закону и по-
*) Редерлейнъ. Замѣчанія иностранныхъ педаг., стр. 378 и 381.
**) Стасъ, Кеферштейнъ. Л. Шмиттъ. Тамъ же, стр., 191, 333, 393 и др.
***) Шмидъ. Тамъ же, напр., 54 стр.
****) Розенкранцъ и Кеферштейнъ. Тамъ же, наприм., стр. 339 и 304.
*****) Тамъ же, стр. 337.
******) Шмидъ и Берри. Тамъ же, 54 и 69 стр.
*******) Тамъ же, стр. 192 Стасъ.
********) Берри. Тамъ же, наприм., стр. 65.

243

рядку, въ которомъ онъ, огражденный отъ разврата, могъ бы
дѣйствовать съ нѣкоторой самостоятельностью, и даже указать
на развитіе его нравственныхъ силъ. Если чужая семья хочетъ
это исполнить, то въ ней не могутъ смотрѣть на воспитанника,
какъ на собственнаго ребенка, но какъ на связаннаго съ нею
только въ извѣстномъ отношеніи; другими словами, она будетъ
для него пансіономъ. Изъ этого слѣдуетъ, что въ каждомъ мѣстѣ,
гдѣ есть учебныя заведенія, тамъ должны быть и пансіоны" *).
„Закрытое учебное заведеніе, говоритъ Дитчъ, не можетъ замѣ-
нить семью; поэтому въ его внутреннемъ устройствѣ и не слѣ-
дуетъ сообразоваться съ этой цѣлью". По его мнѣнію, въ основу
пансіона должно быть положено устройство въ нѣкоторомъ смыслѣ
автономной общины, въ которой бы, кромѣ законовъ, необходи-
мость которыхъ была бы всѣмъ понятна, давались еще посте-
пенно расширяющія свободу права. Много надежды въ этомъ
отношеніи онъ возлагаетъ на корпоративное чувство дѣтей, про-
явленіе котораго онъ цѣнитъ даже въ случаяхъ, когда учащіеся
лучше рѣшаются всѣ сообща перенести наказаніе, чѣмъ указать
виновнаго **). Кромѣ того или иного пр